Разговор с пожизненно осужденными: «Они все цепляются за жизнь». Ева Меркачева — о разговорах с пожизненно осужденными

Содержание

«Они все цепляются за жизнь». Ева Меркачева — о разговорах с пожизненно осужденными

  • Амалия Затари
  • Би-би-си

Автор фото, Eva Merkacheva/MK

Подпись к фото,

Ева Меркачева в колонии «Белый лебедь»

В издательстве «Альпина Паблишер» выходит книга «Град обреченных» правозащитницы и журналистки Евы Меркачевой о российских колониях для пожизненно осужденных и людях, отбывающих в них наказание.

В книгу вошли интервью Меркачевой с десятками заключенных, совершившими громкие преступления. Среди тех, с кем она говорила, — битцевский маньяк Александр Пичушкин, бесланский террорист Нурпаша Кулаев, Вова Беспредел из банды Цапков, бывший сенатор Игорь Изместьев, людоед Александр Бычков и другие.

Русская служба Би-би-си поговорила с Меркачевой о том, зачем публиковать интервью с людьми, совершавшими чудовищные преступления, о быте российских колоний для пожизненно осужденных, о справедливости приговоров и о том, как сами заключенные относятся к мораторию на смертную казнь.

Би-би-си: В книгу вошли ваши интервью с десятками пожизненно заключенных — вы говорили с серийными убийцами, сексуальными маньяками, террористами, киллерами, неонацистами. Почему вам было важно дать им слово и что вы хотели от них услышать?

Ева Меркачева: Мне было важно понять причины того, почему они стали теми монстрами, которые совершили те страшные преступления, которые им вменяют. Мне также важно было узнать, вдруг кто-то из них на самом деле невиновен и пострадал из-за ошибки следствия, суда, а может по чьему-то злому умыслу.

Мне было важно вообще понять истоки зла — если мы говорим все-таки про виновных. Почему они пошли на эти страшные преступления? Когда это началось? В каком возрасте? Как их воспитывали? Были ли у них родители, была ли первая любовь? Были ли они жертвами домашнего насилия или жертвами педофилов — считается, что многие серийные убийцы в детстве переживали подобное.

Мне было важно проследить их путь и понять, почему случилось то, что случилось.

Автор фото, Eva Merkacheva/MK

Подпись к фото,

Когда открывается дверь в камеру, заключенные обязаны повернуться к ней спиной

Би-би-си: Как вы выбирали, у кого взять интервью?

Е.М.: Я выбирала в первую очередь по значимости и резонансности преступления. Потому что наибольшая часть людей, которые находятся в колониях для пожизненно осужденных, совершили бытовые преступления — двойные и тройные убийства, — и получили за это пожизненный срок.

А мне были важны как раз террористы, киллеры, неонацисты, все те, кого вы перечисляли. Потому что их преступления, во-первых, были громкими и обсуждались многими, а во-вторых, эти люди внушали очень многим панический страх.

Людям важно знать, откуда вообще взялись эти персонажи, и понимать, как сложилась их судьба, где они сейчас. Для чего? Для того, чтобы чувствовать себя в безопасности.

Поэтому я давала слово таким людям, чтобы, с одной стороны, показать, что они находятся далеко от нас — прежде чем дать им слово, я обязательно описывала, что из себя представляет тюрьма, где они находятся.

Ведь тюрьмы для пожизненно осужденных — с максимально жестким режимом. И так еще разбросаны, что большинство находится в тех местах, откуда в принципе невозможно сбежать даже теоретически. Например, «Полярная сова», которая, по сути, находится в вечной мерзлоте, и если оттуда сбежать, то человек просто не добежит, он не выживет в тех условиях. Или колония «Вологодский пятак» — она находится на острове [Огненном], там со всех сторон вода.

С другой стороны, мне было важно показать, что общество гуманно к ним, потому что не убивает их, потому что смертная казнь запрещена. Не мы их породили, с одной стороны, с другой стороны, они все-таки были среди нас, в нашем обществе, и мы их упустили в какой-то момент, когда не обратили внимания на то, что они стали превращаться в монстров.

Би-би-си: С кем разговаривать было сложнее всего?

Е.М.: Сложнее всего, конечно, было разговаривать с людьми, которые психически нездоровы. Такие там есть.

Вообще, я убедилась, что 90% маньяков и педофилов действительно неадекватны. Их хоть и признали вменяемыми, но тем не менее у них есть психические отклонения.

В книге я привожу пример маньяка-педофила [Игоря] Иртышова, который страшные преступления совершал. Но когда я его увидела, он был просто похож скорее на овоща, писал письма Деду Морозу, меня называл «тетенькой». Все это было действительно очень странно.

Автор фото, Eva Merkacheva/MK

Подпись к фото,

Педофила Игоря Иртышова признали виновным в восьми изнасилованиях детей и умышленном убийстве. Его задержали в 1994 году, когда ему было 23 года. Сейчас ему 49, более 25 лет он находится в тюрьме. Справа его письмо Деду Морозу

Би-би-си: Какие эмоции у вас вызывали эти люди и разговоры с ними?

Е.М.: Разные эмоции вызывали. Были те, с кем было интересно пообщаться. Вот прям интересно, потому что они не казались маньяками сами по себе, и было интересно понять, что у них в голове. Были те, чья виновность, на мой взгляд, вызывает сомнения. Были те, кто, на мой взгляд, точно мог бы получить не пожизненный срок, а гораздо менее суровые наказания.

Киллеры — с ними всегда было интересно говорить. Просто даже было интересно понять, как они отключали чувства и эмоции, и почему убийства для них превратились в профессию. В книге у меня есть интервью с киллером, который очень интересно рассказывал про бандитские 90-е, про то, как он все воспринимал (Меркачева говорит о киллере ореховской ОПГ Олеге Михайлове — Би-би-си). Это интервью потом в газете прочитала одна женщина, бывший следователь, влюбилась в него, и они поженились.

Би-би-си: Были ли те, кто отказался разговаривать?

Е.М.: Да, были, и таких было достаточно много. Например, мне запомнился Илья Горячев. Я приехала в поселок Харп, в колонию «Полярная сова», и он там был. Он вежливо сказал, что не будет со мной разговаривать, а потом прислал письмо. В этом письме он извинился, сказал, что не мог со мной говорить, но причину не объяснял. А потом он прислал мне книгу. В колонии он написал и издал книгу, я ее прочитала. Она такая фантастическая, достаточно тяжелая. Мне кажется, он путем этой фантасмагории пытался передать это свое тяжелое состояние.

Были еще люди, которые отказались. Например, какие-то известные члены ОПГ, банд 90-х. Со мной очень многие из них говорили, а многие отказались. Не знаю, почему. Может, они не отказывались, просто мне так сказали сотрудники [колонии].

Би-би-си: Вы, например, говорили с маньяком[Александром] Пичушкиным, и он вам сказал, что если бы вышел на свободу, то обязательно бы кого-нибудь убил и изнасиловал. Зачем, по-вашему мнению, брать интервью у таких людей? Какая в этом общественная значимость?

Е.М.: Что касается Пичушкина, мне важно было понять, что общество не ошиблось, дав ему пожизненный срок, что он действительно больной человек. И ошибка правоохранителей была в том, что они позволили ему убить такое количество людей. Его можно было поймать гораздо раньше. И я хотела, чтобы он как раз это и сказал.

Автор фото, Eva Merkacheva/MK

Подпись к фото,

«Нет раскаяния, говорю же вам. Если бы меня сейчас выпустили, первым делом я убил бы пару человек, чтобы стресс снять, изнасиловал бы женщину, выпил водки. А дальше — как карта ляжет», — заявил Меркачевой битцевский маньяк Пичушкин, на счету которого 49 доказанных убийств

И он говорит в интервью, что уже сам думал, когда же его поймают. Эта его история, то, что он рассказывает, оценивает работу правоохранителей.

С другой стороны, я показала, что несмотря на то, что он такой персонаж, и что его невозможно исправить, мы не убиваем его. В этом и есть гуманизм. Зло нельзя остановить злом, я хотела это показать.

Би-би-си: Вы побывали во всех семи колониях для пожизненно осужденных и пишете в книге, что они все очень разные. Чем они отличаются друг от друга? Действительно ли в каких-то сидеть проще, чем в других, а в каких-то тяжелее?

Е.М.: Не могу сказать, что легче сидеть, но, например, в «Вологодском пятаке» на острове Огненном — там атмосфера другая. Эта колония располагается в месте, где раньше был монастырь. И там очень многие помещения — монастырские. По сути, многие камеры — это бывшие кельи.

Мы когда там ходили, там велись ремонтные работы, и во время них обнаружились фрески с иконами. Там есть могилы, где монахи похоронены. Мне кажется, это как-то сказывается на атмосфере. Один из осужденных мне рассказывал, что во время утренней проверки, когда они выстраиваются и на них падает свет, ему кажется, что они монахи на послушании, и так раскаиваются.

Би-би-си: Почему «Черный дельфин» считается самой страшной колонией, а «Снежинка» — самой гуманной?

Е.М.: В «Черном дельфине» сейчас более-менее, а в прошлые годы там был самый жесткий режим, и когда уже никого из заключенных [в других колониях] не водили ласточкой, там продолжали это делать. Были даже периоды, когда там заключенным на головы надевали специальные мешки, чтобы они ничего не видели в процессе [перемещений по колонии]. Там был жесткий-жесткий режим.

Автор фото, Eva Merkacheva/MK

Подпись к фото,

«Снежинка» — самая новая колония для пожизненно осужденных и, как считается, самая комфортная

Я всегда определяю, из каких колоний идет больше всего жалоб в наши суды и ЕСПЧ. Из «Черного дельфина» нет ни одной жалобы практически, потому что там ни одна жалоба никуда не уйдет.

А вот из «Снежинки» жалуются. И жалуются на такие еще вещи: кому-то света недостаточно, что камера не на солнечной стороне, кому-то кажется, что слишком стучат поезда, которые там вдали проходят. И это как раз показывает уровень их проблем. И можно сделать вывод, что у них условия более-менее нормальные.

Би-би-си: От чего зависит, в какую колонию попадет осужденный? В каких случаях его могут перевести в другую колонию?

Е. М.: До сих пор, честно говоря, не пойму. По идее, даже пожизненно осужденных должны отправлять ближе к тому региону, где они родились, где у них родственники. Многие [на невыполнение этого] жалуются. Но изначально непонятно, как их распределяют. Может, действительно, тех, кому хотели сделать самый жесткий режим, отправляли в «Черный дельфин», а тех, у кого преступления менее тяжкие, отправляли в «Снежинку» или «Вологодский пятак».

Я, кстати, ни в «Снежинке», ни в «Вологодском пятаке» не нашла самых-самых страшных маньяков. Вот самые-самые страшные, педофилы, были в «Черном дельфине» и «Полярной сове».

Би-би-си: В «Снежинке» содержится много заключенных, которые раньше отбывали наказание в ныне закрытом «Черном беркуте». Вы там были? Почему эту колонию закрыли?

Е.М.: Колонию «Черный беркут» закрыли как непригодную. О ней рассказывают, что там был ужас. Хотя сама колония располагалась в красивом месте, в лесу, но внутри был ужас. У них даже не было туалетов, просто отхожее место было в камере. Не было воды и много чего. То есть вообще условий практически никаких.

Би-би-си: В главе про «русского Брейвика» Дмитрия Виноградова вы сравниваете условия, в которых он сидит, с условиями, в которых сидит настоящий Брейвик. Вспоминаете, что Андерс Брейвик жаловался, что ему в камеру приносят остывший кофе, на старую модель телевизора. На что обычно жалуются пожизненно осужденные в российских тюрьмах?

Автор фото, Eva Merkacheva/MK

Подпись к фото,

Дмитрий Виноградов 7 ноября 2012 года застрелил шестерых своих коллег в центральном московском офисе аптечной сети «Ригла», где проработал юристом четыре года. Сейчас 37-летний Виноградов сидит в «Белом лебеде», в камере читает Стивена Хокинга, у него два соседа. «Мне больше всего не хватает одиночества», — признался он Меркачевой

Е.М.: По поводу Виноградова. Дмитрий Виноградов очень просил, чтобы его посадили одного. Ему очень тяжело приходится с соседями. Потому что кто-то телевизор громко слушает, кто-то громко смеется. Он хотел тишины, чтобы в тишине читать. Я думаю, что ему можно было бы пойти навстречу.

Би-би-си: Многие ваши собеседники, особенно те, кто сидит еще с 1990-х, говорят, что в последнее время условия в тюрьмах стали сильно лучше, чем раньше. Что именно улучшилось?

Е.М.: Да, они говорят, что тюрьмы стали гораздо лучше. Взять хотя бы чисто бытовые вопросы. Раньше во многих тюрьмах для пожизненно осужденных не было не то что горячей, даже холодной воды. Туалетов не было. Много всего такого, что сейчас кажется дикостью. Однако они жили в той реальности.

Сейчас у них и камеры отремонтированы, и медицина есть. Стоматологический кабинет есть в каждой колонии, где я была. Что касается бытовых условий, стало гораздо лучше.

Автор фото, Eva Merkacheva/MK

Подпись к фото,

Стоматологический кабинет в колонии «Вологодский пятак»

Би-би-си: Как я понимаю, фундаментальное изменение условий содержания пожизненно осужденных произошло в 2016 году, когда Конституционный суд разрешил им длительные свидания в первые 10 лет заключения. На отсутствие длительных свиданий вам жаловался, например, майор Евсюков. Сейчас это решение КС выполняется на практике?

Е.М.: Решение Конституционного суда исполняется. И на самом деле добилась его жена одного из заключенных, Николы Королева, который взорвал Черкизовский рынок. У них была проблема с [зачатием ребенка], они даже хотели ЭКО сделать. Они все верующие, длительные свидания не разрешены, она его ждет, и непонятно, сколько еще ждать. А время идет, гормональный фон меняется. Они просили ЭКО, но им отказали. В общем, они добивались. И добились. Молодцы.

Би-би-си: Как заключенным подбирают сокамерников?

Е.М.: С учетом психологического портрета. По идее это делает воспитатель и психолог. Но на практике это бывает сложно. Например, с тем же Пичушкиным никто не хотел сидеть.

Би-би-си: А тот же Виноградов вам наоборот жаловался, что хочет сидеть в одиночестве. От чего зависит, в одиночной камере человек будет сидеть или с кем-то? И прислушиваются ли тюремщики к желанию заключенных в этом вопросе?

Е. М.: В одиночные камеры не сажают тех, кто якобы склонен к суициду. По кому видно, что он может впасть в тяжелую депрессию. Чтобы он не покончил с собой. Но вообще на одиночном содержании там [в колониях для пожизненно осужденных] очень мало кого было. Все равно их в основном сажают по двое или по трое.

Би-би-си: Правда ли, что с педофилами и насильниками в одной камере сидеть никто не хочет? Какое вообще к ним отношение в зонах для пожизненно осужденных?

Е.М.: С педофилами и насильниками никто не хочет сидеть, это действительно так и есть. Но в колониях для пожизненно осужденных на это никто не обращает внимания. Поэтому практически каждый там посидел с педофилом и насильником. И чтобы по этому поводу не страдать, там есть такая система, что они не спрашивают у сокамерника, за что он сидит.

Было интересно наблюдать. Я, например, в одной колонии разговаривала с заключенным. Спрашиваю его: а кто ваш сокамерник, за что он сидит? А он мне отвечает: «Я сижу с ним пять лет, и я не знаю, за что он сидит, и не хочу знать». Почему, спрашиваю. Он говорит: «Ну а вдруг он педофил? А мне сидеть с ним, может, еще 15 лет. Я не хочу знать. Мы поэтому про преступления друг с другом не разговариваем».

Автор фото, Eva Merkacheva/MK

Подпись к фото,

Ева Меркачева в «Снежинке»

Би-би-си: С большинством заключенных вы говорили в кабинете психолога. Какую функцию выполняет психолог в колониях для ПЖ и как он работает с заключенными?

Е.М.: Психологи должны их периодически опрашивать, проводить тесты. Психолог по-разному работает в каждой колонии. В некоторых мне прямо очень понравилось, как они работали.

В одной колонии, я уже не вспомню в какой, была женщина, которая периодически просила заключенных рисовать. И потом мы с ней разглядывали эти рисунки маньяков, серийных убийц. И действительно по рисунку можно было прям все понять. Такие удивительные работы.

Би-би-си: Вы пытались пообщаться с бывшим российским боксером Паатой Гвасалией, который в тюрьме сошел с ума. Правда, что с пожизненно осужденными часто такое происходит? Почему?

Е.М.: Часто. Да, осужденные к пожизненному сроку часто сходят с ума. Во-первых, многие из них уже были психически нездоровы. И условия [в тюрьмах] только усугубили это. А некоторые сходили с ума от мысли, что никогда не выйдут на свободу. Эта мысль видимо съедала их, пока они совсем не сошли с ума.

Би-би-си: Очень многие ваши собеседники говорили, что ждут, когда пройдет 25 лет срока, чтобы подать на УДО. Хотя на практике в России еще никто из пожизненно осужденных по УДО не выходил. Почему они думают, что смогут освободиться?

Е.М.: Мне кажется, потому что людям свойственно жить надеждой. Если этой надежды нет, то там невозможно выжить.

Поэтому они сначала ждут, что через десять лет будет послабление режима — будет больше посылок, больше денег можно будет тратить. Потом они ждут, что пройдет 25 лет и будет УДО.

Они все время чего-то ждут. И если нет этой надежды, то там просто невозможно. Невозможно с ощущением того, что это пожизненный срок, что выхода оттуда нет. Это нереально, мне кажется человеческая психика бы такого не выдержала.

Би-би-си: Мы на самом деле очень мало знаем о колониях для пожизненно лишенных свободы. Насколько вообще это закрытые учреждения с точки зрения проверки соблюдения прав заключенных там? Как часто там бывают правозащитники?

Е.М.: Да, мы действительно очень мало знаем об этих колониях. Они закрытые. Хотя члены ОНК тех регионов, где эти колонии находятся, имеют право их проверять. Но, во-первых, не везде наверно есть члены ОНК.

В том же Харпе никто не помнит, чтобы там были правозащитники. «Черный дельфин» посещают чаще, там были члены Совета по правам человека (СПЧ) при президенте несколько раз, был даже председатель СПЧ. Но «Черный дельфин» расположен ближе.

Автор фото, Eva Merkacheva/MK

Подпись к фото,

«Черный дельфин» — единственная колония в России, в которой полностью запрещено курить

На остров Огненный редко ездят. Редко ездят в «Снежинку» в Хабаровском крае, потому что она, во-первых, недавно открылась, а во-вторых, это очень далеко. Из-за того, что все эти колонии находятся в отдалении, их не так часто посещают правозащитники. Но адвокаты ездят относительно часто.

Би-би-си: Как показали последние опросы, многие россияне поддерживают возвращение смертной казни. Вы общались в том числе с теми, кто был приговорен к расстрелу, но кому после моратория заменили это наказание на пожизненное лишение свободы. Как они относятся к тому, что их оставили в живых? Есть ли те, кто предпочел бы смертную казнь пожизненному наказанию?

Е.М.: Там были такие персонажи, которые говорили: «Лучше бы расстреляли». Но их было немного. И мне даже казалось, что они отвечали наигранно. В реально все они цепляются за жизнь и все очень рады, что у них есть возможность жить. Поэтому для них для всех это шанс остаться в живых. Какими бы они ни были, они все очень цепляются за жизнь.

Би-би-си: Вы разговаривали в том числе с сотрудниками колоний. Как они сами относятся к заключенным и как отзываются о них? Я слышала, что именно среди тюремщиков много тех, кто поддерживает отмену моратория.

Е.М.: Разные сотрудники к разным осужденным относятся по-разному. Например, есть маньяки — от них сотрудники стараются держаться подальше, в разговоры не вступают.

Есть такие осужденные, которых сотрудникам откровенно жалко. И они тогда могут с ними немного общаться, чисто по-человечески. И это заметно.

Например, я видела парня, художника, я пишу о нем в книге. Он раскаялся, пишет картины и иконы. И у него даже режим более ослабленный, потому что его выводят в мастерскую.

И с ним нормально общаются. С ним общались начальник колонии, его заместитель. И так спокойно, как если бы они общались со своим соседом или с кем-то из знакомых. Не было такого, чтобы они на него прикрикивали, слишком грубо или строго общались. Нет, они общались совершенно спокойно.

Би-би-си: Вы про Илью Тихомирова, который взорвал Черкизовский рынок?

Е.М.: Да, про него, и еще там один художник есть. Да и вообще к тем, кто работает, они относятся как-то по-нормальному. Не сказать, что уважают, но как-то более-менее. А с теми, кто не хочет работать, кто ничем не занимается, с ними они построже. Но это мне так показалось.

Автор фото, Eva Merkacheva/MK

Подпись к фото,

Илья Тихомиров и еще трое членов неонацистской организации «Спас» (в том числе организатор взрыва неонацист Никола Королев) получили пожизненные сроки за теракт на Черкизовском рынке в Москве в 2006 году, в результате которого погибли 14 человек и более 60 получили ранения. В тюрьме Тихомиров увлекся иконописью

Би-би-си: Вам один из тюремщиков как раз жаловался, что заключенные, которые сами не работают, пишут письма в церковь, и церковь им переводит деньги, иногда даже круглые суммы. Можете про это рассказать? Зачем церковь переводит деньги убийцам?

Е.М.: Я кстати считаю, что церковь должна помогать. Я писала историю про одного человека, и когда поехала в колонии [где он сидит], ко мне обратилась прихожанка одной из церквей и рассказала его историю.

И тогда я узнала, что в некоторых церквях существует такая практика — они переписываются с колониями для пожизненно осужденных. Делают это в большей степени не священники, а именно прихожане. И для них это такое служение.

[Осужденные] иногда просят их что-то им прислать, еду, например. Но чаще они просят просто пообщаться, чтобы с ними поговорили.

Для многих [прихожан] проще просто прислать деньги и не заморачиваться. Для них это как камень с души, что они как-то помогли этим людям. Я думаю, не столь большие деньги они теряют, когда переводят для пожизненно осужденных. Мне кажется, это хороший акт милосердия.

Би-би-си: Многие ваши собеседники говорили, что не согласны со своим наказанием, что им приписывают то, чего они не совершали. Вы почувствовали, что кто-то из тех, с кем вы говорили, искренне раскаивается в том, что сделал?

Е.М.: Были люди, которые искренне раскаивались, прям это было видно. Но чаще всего они говорили, что они не заслуживают такого срока. Здесь речь особенно о бандитах, которые считают, что раньше все было бандитское — одна банда убивала другую, и это был способ выживания. Поэтому пожизненный срок — по их мнению, это излишне, и они с ним не согласны.

Или за бытовые преступления. Например, один парень рассказывал, что защищал девушку и убил троих взрослых мужчин. Он раскаивается, но считает, что защищал честь девушки, и в тот момент это был единственный возможный путь спасти ее и спасти себя. Такие люди раскаиваются, но не считают свой приговор нормальным.

Есть те, кто говорит, что им приписали то, за что их осудили. И есть основания им доверять. А есть те, кто наоборот. Почитайте в книге про человека, у которого вместо пальцев обрубки (Меркачева говорит о серийном убийце Сергее Мартынове — Би-би-си). Он рассказывает, что пишет признания в других преступлениях, которые совершал. Но по этим преступлениям уже осуждены другие люди, и никто [из следователей] не хочет снова этим заниматься.

Би-би-си: Какие выводы вы можете сделать по итогам всех интервью?

Е.М.: Ну во-первых, если мы берем маньяков, то 90% из них — это действительно психически нездоровые люди. С ними тяжело, с ними мучаются сотрудники колоний, с ними мучаются сокамерники. Они со временем деградируют. И для них наверно нужны какие-то отдельные тюрьмы. Нужно признавать, что хоть они и были вменяемые [на момент совершения преступлений], но у них есть психическое отклонение и они будут обузой для своих соседей по камере и для сотрудников.

Вообще я поняла, что совершать тяжкие и жестокие преступления будучи в здравом уме невозможно. И у всех этих людей действительно есть серьезные отклонения.

Во-вторых, я поняла, что смертная казнь ни в коем случае не должна быть возвращена. Потому что есть и судебные ошибки, и многие преступления люди совершают просто потому, что такие случились обстоятельства. Их очень очень жалко, но вот таковы обстоятельства. И жалко их жертв, потому что они уже не могут за себя постоять.

Автор фото, Eva Merkacheva/MK

Подпись к фото,

Тела умерших заключенных «Полярной совы» редко забирают родственники. Поэтому на погосте в поселке Харп, где находится колония, для них отвели отдельный участок. Деревянные гробы и кресты для умерших делают другие заключенные

Я видела одного предпринимателя, который получил пожизненное за то, что убил одного человека. К нему в квартиру ломились полицейские, хотели взять человека, который пришел к нему в гости. А он не понимал, что это за люди, думал, что это бандиты. Он выстрелил в дверь, и убил полицейского. И ему за это сразу дали пожизненное. Хотя он объяснял, что стрелял из своего дома, что его дом, как он думал, пытались ограбить. Мне кажется, в его случае могли сделать снисхождение и дать пусть максимальный срок, но не пожизненный (Меркачева говорит про бизнесмена Халила Сарыева, который получил пожизненное наказание за то, что в апреле 2014 года застрелил полицейского у себя в квартире — Би-би-си).

И, конечно, важный вывод я сделала, что люди хотят жить. Чего бы они не совершали, правы они или не правы, они все цепляются за жизнь. И жизнь — это главная ценность. Не мы им ее давали, и мы не можем ее отнимать. Поскольку мы современное общество, мы должны проявлять милосердие не должны заставлять людей жить в таких условиях, которые были бы страшнее казни. Поэтому мы должны относиться к ним гуманно. Изолировать подальше, но быть гуманными.

Мыслить как преступник – Асоціація УМДПЛ

В местах лишения свободы есть только две категории людей. Одни из них после напряженного трудового дня уходят домой. Для других тюрьма — и есть дом.

Накануне премьеры документального фильма «ПЖ» корреспондент Real Stories Production расспросил психолога Киевского следственного изолятора Вячеслава Галкина, какие вопросы задают осужденные на пожизненное заключение преступники и насколько сложно установить с ними контакт.

 – Какие эмоции начинает испытывать осужденный на пожизненное заключение, когда за ним первый раз закрывается дверь камеры?

– Приговор «пожизненное заключение» — всегда неожиданность. Каждый из тех, кто совершает преступление, думает, что «уж он-то никогда не попадется». И тем более не верит, что его могут осудить так строго.

 – Как можно помочь пожизненно осужденным адаптироваться к новой жизни?

– На первых порах у человека наступает ступор. Особенно, если он содержался в следственном изоляторе до окончательного решения суда. В таком случае осужденный никак не может осознать происходящее, поверить в такой вердикт. Как ни странно, очень во многом помогают сокамерники. Через некоторое время «новый» заключенный начинает общаться с сотоварищами по квадратным метрам. Как правило, это помогает. Они объясняют, что это не конец. Что еще есть возможность подать апелляцию и попытаться отменить приговор или заменить его на менее строгий.

 – Какие вопросы чаще всего задают пожизненно заключенные на приеме? Особенно те, кто впервые общается с психологом.

– Все люди разные, поэтому какой-то общей формулы нет. Иногда человек изначально склонен пойти на контакт, интересуется чем-то простым для начала разговора, например, «как там погода?» или «что изменилось в мире?». Конечно же, чаще всего их интересуют какие-то нюансы и изменения законодательства, в особенности  криминального кодекса.

 – Вы обсуждаете с заключенными жизнь, которую они вели до этого?

– Иногда пожизненно заключенные рассказывают о своей семье или некоторых сожалениях, но в основном они стараются избегать таких тем. Это их личный мир, их внутреннее состояние и углубиться туда — значит наступать на больную мозоль. А делать это нежелательно. Каждый реагирует по-своему на сложные обстоятельства. Одни закрываются и стремятся свести на нет контакты с внешним миром, но большинство искренне рады контактам с родными. Но для всех — это очень личная тема.

 – Известно, что среди сотрудников пенитенциарных заведений существует негласное правило не читать фабулу приговоров, но,

все же, не всегда у них получается сдержаться. В силу профессиональной деятельности вы должны знать больше других.  Влияют ли на вас подробности преступления, которое совершил стоящий перед вами заключенный или вы можете полностью дистанцироваться от этого?

– Следует относиться к заключенному прежде всего как к личности и судить о нём не по приговору, а по текущим поступкам. Если делать выводы, основываясь только на том, что написано в уголовном деле — ты будешь относиться предвзято. Невозможно понять мотивы заключенного, если не знать его подноготную. В каком обществе он воспитывался, какие события привели его к преступлению… Специфика моей работы — не впадать в крайности. А это значит, что я не имею право ни осуждать, ни оправдывать, ни судить осужденного.

 – И все равно, бывали ли лично у вас случаи, когда «сердце дрогнуло»? Из-за несправедливости приговора или, наоборот, ужаса преступления?

– Все зависит от того, о каких именно людях идет речь. Есть те, кто совершил ошибку в юном возрасте или по глупости. На самом деле — чаще всего это просто роковое стечение обстоятельств. Когда одно относительно небольшое преступление тянет за собой более крупное. Например, бОльшая часть осужденных за убийство не собирались его совершать — это произошло во время кражи или драки.  Но есть и те, кто полностью отдавал себе отчет в  своих действиях и наслаждались происходящем. И если первой категории людей еще можно сопереживать, то вторым, конечно, сложно посочувствовать.

Материал подготовила

Мария Меркурьева

 

В материале использованы кадры из документального фильма ПЖ.

Премьера документального фильма «ПЖ» состоится в кинотеатре Жовтень (Киев, ул. Константиновская, 26) 11 апреля в 19:00. Вход свободный.

Трейлер фильма можно посмотреть здесь:

http://realstoriesproduction.com/2018/03/23/pzh-ofitsijnyj-trejler/

 

УИК РФ Статья 92. Телефонные разговоры осужденных к лишению свободы 

1. Осужденным к лишению свободы предоставляется право на телефонные разговоры. При отсутствии технических возможностей администрацией исправительного учреждения количество телефонных разговоров может быть ограничено до шести в год. Продолжительность каждого разговора не должна превышать 15 минут. Телефонные разговоры оплачиваются осужденными за счет собственных средств или за счет средств их родственников или иных лиц. Порядок организации телефонных разговоров определяется федеральным органом исполнительной власти, в ведении которого находится исправительное учреждение.(часть первая в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. По прибытии в исправительное учреждение, а также при наличии исключительных личных обстоятельств администрация исправительного учреждения предоставляет осужденному возможность телефонного разговора по его просьбе.

(часть вторая в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Осужденным, находящимся в строгих условиях отбывания наказания, а также отбывающим меру взыскания в штрафных изоляторах, дисциплинарных изоляторах, помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа и одиночных камерах, телефонный разговор может быть разрешен лишь при исключительных личных обстоятельствах.

4. Телефонные разговоры между осужденными, содержащимися в исправительных учреждениях, запрещаются. В исключительных случаях с разрешения начальника исправительного учреждения осужденному может быть разрешен телефонный разговор с родственником, отбывающим лишение свободы.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. Телефонные разговоры осужденных могут контролироваться персоналом исправительных учреждений.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Открыть полный текст документа

Следствие и суд: Силовые структуры: Lenta.

ru

В конце прошлого года в России вновь заговорили о возвращении смертной казни. Поводом послужила трагедия в Саратове, где ранее судимый местный житель убил девятилетнюю девочку и едва не стал жертвой самосуда. Согласно опросам, возвращение исключительной меры наказания поддерживают от 49 до 52 процентов россиян, и с каждым годом это количество понемногу растет. «Лента.ру» побывала в двух российских колониях, где сегодня содержатся приговоренные к смерти, которым казнь заменили на пожизненные сроки, и выяснила, что думают о возвращении высшей меры сами зэки и их надзиратели.

Видео: Игорь Надеждин, Мария Фролова, Валерия Мосиенко, Яна Черняк

В 1999 году президент Ельцин разом помиловал всех, кому был вынесен приговор «смертная казнь». Текст президентского указа от 3 июня 1999 года №698 очень простой, если не сказать — примитивный. Вначале — фабула: «Руководствуясь принципами гуманности, постановляю помиловать…» И далее номера, ФИО приговоренных с годами рождения, даты и места вынесения приговоров — и главное, слова:

«Заменить смертную казнь пожизненным лишением свободы».

Сам указ никогда не публиковался — он имеет гриф «для служебного пользования». По некоторым данным, им были помилованы 703 человека — все, кто в тот момент в России были приговорены к исключительной мере наказания — расстрелу. Всего же в период с 1993 по 1999 годы, как сообщили «Ленте.ру» в Администрации президента России, главой государства были помилованы 1 153 человека, осужденных к смертной казни: 837 из них расстрел заменили на пожизненное лишение свободы, 268 — 25 годами, а 48 — 15 годами колонии особого режима.

Как это ни странно, но несколько десятков из помилованных обращались в суд с требованием признать Указ незаконным (многие — неоднократно). Одни мотивировали это тем, что пожизненное лишение свободы — куда как более суровое наказание, чем расстрел. Другие — тем, что не обращались с прошением о помиловании, и тем самым Указ — грубо нарушает их гражданские права (действительно, по закону помиловать можно только того, кто обратился с соответствующим ходатайством и при этом полностью признал свою вину).

Ни одно из ходатайств так и не было удовлетворено. Суды в своих решениях указывают, что Президент России в силу закона имеет право самостоятельно принимать решение о смягчении наказания, а замена смертной казни на лишение свободы — безусловно, акт гуманный. К тому же нельзя не принимать во внимание тот факт, что 16 апреля 1997 года Российская Федерация подписала Протокол №6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни в мирное время (хотя он так и не был ратифицирован).

А международные договоренности (по действующей и тогда, и сегодня Конституции) превалируют над государственными законами. К тому же есть несколько постановлений и пленума Верховного Суда, и Конституционного суда, которые определяют, что право на жизнь — неотчуждаемое, и сама по себе смертная казнь противоречит этому праву.

Однако в российском законодательстве термин «Смертная казнь» до сих пор присутствует. В УК РФ есть отдельная статья под номером 59, которая так и называется, а в уголовно-исполнительном кодексе существует целый раздел VII «Исполнение наказания в виде смертной казни», который состоит всего из одной главы №23 с таким же названием. И, честно говоря, они никуда не денутся — даже в мировой практике речь идет об отмене смертной казни исключительно в мирное время: любое государство считает, что во время войны расстрелы должны оставаться.

Сегодня смертная казнь применяется в 71 государстве, чаще всего — в Китае, Иране и Саудовской Аравии. Правда, по мнению многих юристов, ее эффективность вызывает большие сомнения: число преступлений в этих странах не снижается.

В УК РФ смертная казнь как наказание применяется в пяти статьях. Это часть 2 статьи 105 («Убийство при отягчающих обстоятельствах»), статья 277 («Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля»), статья 295 («Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование»), статья 317 («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа») и статья 357 («Геноцид») УК РФ.

Такие приговоры могут быть вынесены исключительно на основании вердикта присяжных заседателей — и никак иначе.

По состоянию на 20 марта 2020 года, в России отбывают пожизненное лишение свободы 1993 человека, в том числе — осужденные к смертной казни и позже помилованные. По закону, они имеют право впервые подать ходатайство об условно-досрочном освобождении через 25 лет — и сейчас таких уже почти 300.

Но до сих пор ни один суд не удовлетворил их ходатайства. Вообще за всю историю современной России только пять человек, которым суд первой инстанции мерой наказания определил смертную казнь, вышли на свободу: в апелляции или кассации смертную казнь им заменяли на длительный, но не пожизненный срок.

1. Смертная казнь как исключительная мера наказания может быть установлена только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь.
2. Смертная казнь не назначается женщинам, а также лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста.
2.1. Смертная казнь не назначается лицу, выданному Российской Федерации иностранным государством для уголовного преследования в соответствии с международным договором Российской Федерации или на основе принципа взаимности, если в соответствии с законодательством иностранного государства, выдавшего лицо, смертная казнь за совершенное этим лицом преступление не предусмотрена или неприменение смертной казни является условием выдачи, либо смертная казнь не может быть ему назначена по иным основаниям.
3. Смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет.

Очень важный факт: из этих пятерых по меньшей мере один уже после освобождения вновь совершил тяжкое преступление и в настоящее время находится под судом. Это Геннадий Тебеньков, осужденный в 1993 году к смертной казни за побег из колонии и убийство случайной женщины.

В апреле 1993 года его помиловал президент: расстрел заменили 25 годами лишения свободы. В 2016 году Тебеньков освободился условно-досрочно, не досидев один год, один месяц и 19 дней. Выйдя на свободу, он три года жил законопослушно — но 4 августа 2019 года встретил на улице семилетнюю девочку, надругался над ней и сейчас вновь находится на скамье подсудимых.

В России функционирует восемь колоний для приговоренных к пожизненному лишению свободы, где содержатся и приговоренные к исключительной мере наказания — смертной казни. Две из них находятся в Мордовии: это специальный участок в исправительной колонии №1 (ИК-1, «Единичка») в поселке Сосновка и ИК №6 в поселке Торбеево («Торбеевский централ»). В первой содержится 165 заключенных, жертвами которых стали 603 человека. Во второй — 134 осужденных, на счету которых 658 убийств.

Осужденные содержатся в камерах в основном по двое, причем напарников подбирают психологи — с тем, чтобы не было конфликтов. Все без исключения приговоренные после осуждения обращаются к вере, и читают в основном религиозную и юридическую литературу. Почти все — трудоустроены, работают на швейном производстве.

Но если зэки в других колониях, даже строгого режима, ходят в цеха, то для пожизненников оборудованы специальные «трудовые» камеры в тех же корпусах. И получается, что весь срок они видят только несколько лиц: соседа по нарам, конвойных, некоторых сотрудников ИК (медиков, психологов), а также членов общественных наблюдательных комиссий (ОНК) и ученых-психологов, приезжающих к ним для интервью.

Режим дня — практически идеальный: подъем в шесть утра, туалет, зарядка, рабочий день с перерывом на обед, потом — свободное время, в том числе прогулка в специальном уличном боксе, с четырех сторон закрытом глухими стенами, откуда можно видеть только небо — крыши нет.

Зэки проходят регулярные медицинские осмотры. Их питание, кстати, разработано лучшими диетологами страны и тщательно выверено — а за соблюдением норм следят десятки контролирующих. В результате физически все осужденные развиты отлично и все до одного выглядят гораздо моложе своих лет.

Отношение к ним — строго формальное: обращение по имени-отчеству и на «Вы», скрупулезное соблюдение любых прав, предоставление бумаги для жалоб и писем по первому требованию. Правда, 24 часа в сутки они находятся под наблюдением видеокамер.

Сотрудники к каждому осужденному относятся не как к преступнику, а как к человеку. Здесь стоит такая психологическая преграда: сотрудник просто обязан выполнять свои обязанности, свои функции по безопасности в первую очередь себя. И нет возможности отвлекаться на отношение к осужденному.

Сергей Симаков

Полковник внутренней службы, начальник ИК-6 («Торбеевский централ»)

Вопреки распространенному мнению, в позе «ласточки» пожизненно заключенных уже давно не водят: правозащитники сочли, что это унижает достоинство приговоренных, и теперь все осужденные к пожизненному лишению свободы ходят «как все». Единственное внешнее отличие от других осужденных — круг на груди с буквами «ПЗ». Больше ничего.

Но это — внешне.

От многих осужденных отказались семьи, жены подали на развод еще до приговора. С кем-то перестали общаться вообще все родственники. Люди испытывают огромный дефицит общения — хорошо, если есть с кем переписываться, а так можно говорить только с сотрудниками, психологами и соседями по камере, с которыми они сидят годами.

Татьяна Алякшина

Начальник психологической службы УФСИН России по Республике Мордовия

По словам психологов, религиозность пожизненно осужденных в основном показная. Как объясняет подполковник Алякшина, лишь процентов десять из всех зэков искренне обратились к вере. Остальные хоть и трактуют библию, коран или тору часами и могут наизусть цитировать тома священных писаний, но все это — показное. В осужденных живет надежда, и они понимают, что только хорошие характеристики дают шанс.

Поэтому и говорят о религии — надеясь заставить поверить в это сотрудников ФСИН, которые будут подписывать им характеристики для суда по УДО. И, кроме того, многие вступают в переписку со священниками — ведь остальные от них отвернулись.

Начальник ИК-6 Сергей Симаков отмечает, что многие осужденные заявляют о своем желании уйти в монастырь в случае освобождения — но это, скорее, самоуспокоение. Люди по 25-30 лет провели в строго ограниченных условиях колонии, они абсолютно не знают, как поменялся мир, и многие даже не представляют всей глубины изменений.

В камерах для пожизненно осужденных есть радиоприемники — и они слушают радио, особенно музыку и новости. У некоторых даже есть телевизоры, которые можно смотреть в свободное время. Любой имеет право (и многие этим правом пользуются) выписывать газеты и журналы.

Конечно, иногда между соседями возникают конфликты — в основном из-за несовпадений взглядов на события, происходящие в стране. Заключенные в курсе всех последних новостей. Иногда ссорятся на бытовой почве или из-за посылок — когда одному что-то прислали, а другому нет, и он не хочет делиться. Но серьезных конфликтов нет — в первую очередь потому, что осужденные сами понимают: в условиях конфликта жить невозможно. А потому сдерживают себя.

Татьяна Алякшина

Начальник психологической службы УФСИН России по Республике Мордовия

По словам Алякшиной, среди приговоренных к исключительной мере наказания, психически сохранны максимум 10-15 процентов. Причина понятна — эти люди годами ждали, когда их расстреляют, а затем смирялись с бессрочностью своего наказания. За это время у каждого произошли глобальные внутренние изменения: поначалу почти все «пожизненники» вели себя агрессивно по отношению к другим, у многих отмечали суицидальные наклонности, но через два-три года большинство смирились и успокоились.

Некоторые со временем скатились в органику — стали жить только инстинктами, физиологическими потребностями. Для того чтобы сохранить психику в пожизненном заключении, надо быть сильной личностью с хорошей наследственностью. А это —редкость: многие выросли в неблагополучных семьях, подвергались насилию, или насилие происходило на их глазах. Кое-кто даже появился на свет в местах лишения свободы.

Пожизненно осужденные имеют право просить об условно-досрочном освобождении (УДО) по истечении 25 лет отбытия наказания. В мордовских колониях есть люди, находящиеся там дольше — 26, 28, 30 лет. На сегодняшний день суд не выпустил на свободу никого. Отвечая на вопрос, можно ли освобождать пожизненно заключенных, начальство колоний и психологи приходят к практически единогласному ответу.

Теоретически, заключенные имеют право на пересмотр приговора и выход на свободу. Но я считаю, что адаптироваться на воле смогут лишь единицы из-за высокого риска рецидива. И только в том случае, если у осужденного не потеряны социально полезные связи, жилье, родственники, которые помогут освоиться в современном мире.

Татьяна Алякшина

Начальник психологической службы УФСИН России по Республике Мордовия

Начальник ИК-6, полковник внутренней службы Сергей Симаков считает, что отсидевшие четверть века заключенные не смогут адаптироваться на свободе — там им придется зарабатывать себе на жизнь, а многие до суда занимались исключительно преступной деятельностью. «Они [осужденные] не знают другой жизни, кроме той, какой она была до колонии, а здесь привыкли жить на всем готовом, когда им приносят завтрак, обед и ужин по расписанию», — объясняет Симаков.

Только небольшой процент заключенных искренне раскаивается в содеянном — такие даже благодарят сотрудников правоохранительных органов за то, что те остановили их от дальнейших преступлений и вовремя изолировали от общества. Но сотрудники колоний привыкли относиться к таким словам с недоверием: у зэков высокая лживость — как способ приспособиться к обстоятельствам. И высокая скрытая агрессивность, незаметная обычным людям.

Очень велика вероятность, что каждый из тех, кто сидит на пожизненном сроке, выйдя на свободу, рано или поздно совершит преступление вновь. Многие зэки сами говорят, что единожды убивший переступает какой-то внутренний барьер — и больше никогда не остановится. Для таких людей повторное убийство — уже что-то привычное. А за решеткой их сдерживают лишь обстоятельства — и отсутствие алкоголя.

У каждого из пожизненно осужденных очень высокая лживость, которая в местах лишения свободы просто подавлена. Ими самими подавлена — вы ее не увидите. Лживость — лучший способ приспособиться к условиям. И у каждого осужденного запрятана внутри высочайшая агрессивность.

Татьяна Алякшина

Начальник психологической службы УФСИН России по Республике Мордовия

По мнению психолога, на воле, когда ограничений не будет, большинство осужденных, если не все, вновь пойдут на рецидив. Адаптироваться смогут те, кого действительно ждут на воле. Таких, к сожалению, единицы.

Корреспонденты «Ленты.ру» встретились и поговорили с четырьмя приговоренными к смертной казни, которым расстрел был заменен на пожизненное лишение свободы. Каждый из них провел за решеткой 27 лет и более. Каждый день они думали о своих преступлениях и о своем наказании. Всем осужденным, среди прочего, был задан один и тот же вопрос: «Вы можете вновь совершить убийство?»

Борис Голубев, 1966 года рождения. Неоднократно судимый. Будучи под следствием за кражу и находясь в СИЗО в Москве, узнал от подельника о его родственниках, имеющих крупную сумму денег. Выйдя на свободу, приехал к ним якобы с приветом от своего друга — и зверски убил обоих. В колонии для пожизненно осужденных увлекся баптизмом и считает себя адептом этой религии.

«Я считаю: таких, как мы, нельзя выпускать на свободу. У каждого здесь нарушена психика — поверьте, это страшно. Да и на воле мы жили в другие времена — прошло более четверти века. Мы не поймем, что происходит в современном мире, мы ему не нужны. Мы не сможем адаптироваться.

Искупил ли я свою вину — не мне решать. Это невозможно искупить. Говорить, что ты лишил людей жизни и уже искупил эту свою вину — лицемерие! Без наказания не бывает прощения.

Я причинил людям много горя — причем тем, кто честно зарабатывал. Только здесь остановился. Живу под видеонаблюдением, меня каждый день контролируют, не дают совершить ошибок. Надо только смириться и принять, что это навсегда — другого уже не будет. Я понимаю, что здесь умру. Но не хочу умереть скотиной, не хочу опуститься даже здесь, перед соседом, сотрудниками колонии. Я хочу до последнего остаться человеком.

Мы все грешники, но я здесь сижу, а кто-то на свободе, тоже грешник. Надо смириться и принять, другого не будет. Я смирился со всем, смирился уже в 1999 году со всем этим. Потому что я ничего изменить не смогу. Я всем благодарен — я молюсь и за осужденных, и за администрацию. Потому что на моем пути здесь, в колонии, встречается много хороших людей».

Александр Зубарев, 1953 года рождения. Приговорен к расстрелу за убийство двух человек и серию тяжких преступлений против личности. Первый раз был осужден в 1976 году — в 22 года.

«Кто говорит «Лучше бы меня расстреляли» — не верьте: любой человек будет цепляться за жизнь до последнего. У меня есть своя точка зрения на отмену смертной казни. Я сижу уже 27 лет и вижу все — как было и как сейчас. Сегодня каждый гражданин может смело заявить: я живу в стране, которая не убивает людей. Даже каких-нибудь конченых маньяков и негодяев.

Мы не убьем таких людей — мы их посадим в тюрьму на всю жизнь, обеспечим работой, дадим еду и создадим нормальные условия. Каждый, с кем я сижу, каждый может совершить новое преступление — я это вижу. А вот я не смогу. Я под Богом хожу. Нет, никогда в жизни больше даже не украду — Бог сразу по ушам даст».

Александр Сидей, 1967 года рождения. Осужден за убийство двух человек с особой жестокостью. Родился в УССР, подал прошение об отбытии дальнейшего наказания на Украине — и надеется, что там его быстро отпустят.

«Можно ли нас отпускать? Сложный вопрос, конечно. Каждый здесь однажды переступил черту, подняв руку на человека. И нельзя сказать наверняка, что кто-то изменился: был случай, когда человек освободился, увидел, что к его девушке пристают другие парни, убил одного и снова сел. Он вроде зарекался, что больше не убьет, но все равно совершил преступление.

Мы как наркоманы. Каждый, кто зашел за грань и нарушил внутренний баланс, с этого момента будет всю жизнь находиться в борьбе с самими собой, будет настороже. Мы уже вкусили запретный плод — и должны контролировать себя, чтобы не совершить подобного, до самой смерти, пока не перейдем ту речку».

Владимир Цыб, 1969 года рождения. Осужден за убийство восьми человек. Несколько преступлений совершил на территории Украины — и сейчас пишет ходатайства о дальнейшем отбытии наказания именно в этой стране. Причем не скрывает, что надеется на быстрое освобождение, если его этапируют из России.

В разговоре с «Лентой.ру» Цыб много раз повторил, что на его совести — восемь жизней. Но следователь, расследовавший его деятельность, говорит, что жертв на совести Владимира куда как больше, причем он признавался по меньшей мере еще в одном убийстве. Однако на суде от этих показаний отказался, и в приговор доказанными включили только восемь убийств. Именно эту цифру осужденный теперь повторяет, как мантру.

«Каждый человек в детстве злой — но у каждого есть какой-то барьер, и, не дай Бог, этот барьер переступить. Есть такая афганская поговорка: у нас в сердце две собаки. Одна белая — добрая, другая — черная, злая. Какую мы кормим, та и берет верх.

У меня этот барьер существует: сейчас я ни при каких условиях не поднял бы на другого человека руку. Лучше пусть меня убьют — но на человека я руку не подниму. А из алкоголя я бы не стал пить даже пиво, потому что алкоголь все барьеры снимает.

В пожизненном заключении страдает, по сути, плоть. Человека лишили алкоголя, свободы, общения с женщинами. Если он в себе разберется, то поймет, что свободным духом можно и здесь быть, за решеткой. А надежда живет всегда. Я вот знаю, что самым первым в рай разбойник раскаявшийся вошел.

Может ли отсидевший большой срок адаптироваться в жизни? Зависит от человека и его цели. Думаю, адаптироваться можно — было бы желание и твердая воля. А если меня выпустят, я в монастырь пойду».

Все пожизненно осужденные и работающие с ними сотрудники ФСИН сходятся в одном: смертная казнь — не выход. Ведь совершая преступление, мало кто думает об ответственности, о том, по какой статье на него заведут дело и какой приговор может вынести суд. Поэтому само по себе наличие смертной казни едва ли может повлиять на уровень преступности.

Когда человек совершает преступление, тем более в алкогольном опьянении — он в этот момент не думает о смертной казни. Она не пугает. А человек, может быть, в этот момент думает о наживе. Думает: «не попадусь».

Владимир Цыб

Отбывающий пожизненный срок

Но высшая мера — это всегда палка о двух концах. Для одних это излишняя жестокость, для других — справедливое наказание. И все по-своему правы. Те, кому довелось получше узнать приговоренных к пожизненным срокам, считают, что смерть для них — слишком мягкое наказание.

«Лента.ру» выражает благодарность за помощь в подготовке материала пресс-службе УФСИН по Республике Мордовия и лично полковнику внутренней службы Айе-Марине Ханиевой.

Как живут пожизненно осужденные в «Черном дельфине» Оренбургской области — Новости Оренбуржья — Уфа

Сотрудники УФСИН ежедневно работают с обвиняемыми и осужденными. По словам инспекторов, труд не из легких, ведь среди преступников есть и особо опасные. Так, Юрий Козлов работает в «Черном дельфине» в зоне особого режима.

 

Юрий Козлов, начальник центра, курирующего производственную деятельность ИК№6: «Я работаю в системе с 2007 года, уже 12 лет. Можно проявить мягкость в отношении к осужденным, что не позволит нормально вести службу, потому что и осужденные есть  разные»

 

Официальное название “Черного Дельфина” — исправительная колония №6. Ее история начинается с 18 века. Сейчас в тюрьме содержатся 608 осужденных к ПЛС. ПЛС-ники — так коротко называют сотрудники учреждения тех, кто пробудет в тюрьме до конца своих дней. Здесь насильники, убийцы, маньяки получают шанс на образование и трудоустройство.

 

 

Юрий Козлов, начальник центра, курирующего производственную деятельность ИК№6: «Осужденные ПЛС обучаются на производстве, также им доводятся лекции, есть преподаватели, которые приезжают, читают лекции, устраивают экзамены. После чего им выдается удостоверение, что они прошли профессиональную подготовку»

 

Знания, которые получают осужденные, могут применяться на практике только в тюрьме, на ежедневных работах. Отбывающие наказание самостоятельно обеспечивают себя всем необходимым, включая питание. Деньги остаются даже на сладости, которые можно купить в местном магазине. Предметы форменной одежды осужденные производят сами. Фуражки, кожаные берцы, кители, которые потом поступают сотрудникам УФСИН в разные города России. 

 

 

Валерий Янц, отбывает наказание в Исправительной колонии № 6: «Утром встаем в шесть часов, поправка, зарядка, завтрак и выходим на работу. Каждый выполняет свою конкретную операцию. Я, например, выполняю проточку рукавов, сборку манжетов»

 

Из своего пожизненного срока Валерий Янц находится в «Черном дельфине» 11 лет. Осужден за убийство троих человек. Однако уверяет, что наказание вынесено слишком жестокое. Жестоким заточение в этой колонии считают и другие осужденные. Просят инспекторов отпустить их домой в шутку, ведь знают, что теперь их дом здесь, в четырех стенах и с решетками на окнах. Приговоренным к пожизненному полагается и отдых. В час дня из камер выводят на прогулку, которая так же ограничивается стенами. Осужденным разрешается ходить, бегать по квадратному периметру и сидеть. Вот только сидеть мало кто хочет, ведь после прогулки снова в камеру. Такой распорядок касается всех осужденных, особенно тех, кто не занят работами.

 

 

Данил Кандыба, заместитель начальника по кадрово-воспитательной работе, подполковник внутренней службы: «Порядка 80 процентов осужденных трудоустроены. Есть люди, которые не трудоустроены, но они либо достигли пенсионного возраста, либо инвалиды»

 

Как признается осужденный Валерий Янц, был бы рад видеть семью, на свободе остались ребенок, жена и мать, но из Калининграда им добираться тяжело. Да и сам он надеется на УДО, впрочем, как и многие здесь. Напомним, право подать прошение о досрочном освобождении наступает после 25 лет пребывания под заключением. Сотрудники тюрьмы говорят, что большинство осужденных не понимают, за что их посадили, ведь убивали под алкогольным опьянением. Теперь здесь все они не только не пьют, но и не курят.

«По Москве разгуливает убийца-расчленитель, выпущенный по УДО». Что не так с новостями о беспрецедентном освобождении пожизненно осужденного

7 февраля «Московский комсомолец» написал об освободившемся из колонии для осужденных на пожизненный срок Анваре Масалимове. В статье под заголовком «Смертник среди нас: по Москве разгуливает убийца-расчленитель, выпущенный по УДО» говорилось, что из колонии «Полярная Сова» в Ямало-Ненецком округе впервые в истории выпустили приговоренного к расстрелу.

Как писал МК, Масалимов в 1991 году убил знакомого, у которого жил и с которым часто выпивал, а после этого расчленил труп, пытаясь скрыть следы убийства. За это преступление он и получил пожизненный срок.

«Он вообще единственный из пожизненников, кто получил билет на волю, — подчеркивал «Московский комсомолец» и настаивал: осужденный вышел именно по УДО. — В Федеральной службе исполнения наказаний считают, что формально это не условно-досрочное освобождение, а результат переквалификации приговора (хотя в некоторых документах суда указано именно УДО)».

Не по УДО

На следующий же день после публикации МК официальные разъяснения выпустили ФСИН и Вологодский областной суд, президиум которого выносил решение об освобождении заключенного.

Из комментариев следовало, что в 1992 году Масалимов (пресс-служба ФСИН называла его «осужденный М.») был признан виновным в убийстве с отягчающими обстоятельствами (пункт «и» части 2 статьи 102 УК РСФСР) — до этого он уже отсидел за убийство, и рецидив утяжелял обвинение. Мужчину приговорили к расстрелу, но в 1998 году смертную казнь ему заменили на пожизненное лишение свободы в связи с указом президента Бориса Ельцина о помиловании.

В мае 1996 года президент Борис Ельцин подписал указ «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы», в котором рекомендовал парламенту принять поправки в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исправительный кодексы и сократить список преступлений, за которые может быть назначена смертная казнь.

Через год Россия подписала протокол № 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, который запрещает смертную казнь. При этом Россия — единственная из членов Советы Европы — не ратифицировала этот протокол. Однако, согласно Венской конвенции о праве международных договоров, уже само подписание договора предполагает обязательность его исполнения для государства.

В 1999 году Конституционный суд вынес постановление, которое запретило применение исключительной меры наказания, пока не будет введен в действие федеральный закон, «реально обеспечивающий на всей территории» России каждому обвиняемому в преступлении, за которое может быть назначена смертная казнь, рассмотрение его дела «в любой из возможных форм организации судопроизводства», в том числе — в суде присяжных.

1 января 2010 году суд присяжных был введен во всех регионах — последним российским из них стала Чечня. В том же году Конституционный суд вынес новое постановление по вопросу о возвращении смертной казни, отметив, что в стране «происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни». Позже КС выносил и другие постановления, подтверждавшие мораторий на смертную казнь. В то же время в российском УК сохраняется статья 59 — «Смертная казнь».

Часть срока Масалимов отбыл в Вологодской области в колонии №5 на острове Огненный, где содержатся осужденные на пожизненное лишение свободы. Оттуда он несколько раз отправлял «в суды различной инстанции» кассационные жалобы, в которых просил о смягчении приговора.

В 2003 году пункт «н» части 2 статьи 105 УК (неоднократное или повторное убийство) утратил силу. Теперь наказание за преступление Масалимова не предполагало пожизненного лишения свободы.

Только в 2008 году Белозерский районный суд Вологодской области изменил приговор Масалимову. Поскольку, согласно статье 9 УК (действие уголовного закона во времени), наказание за преступление определяется уголовным законом, действовавшим на момент его совершения, то кассационная инстанция руководствовалась УК РСФСР и в итоге переквалифицировала обвинение на более легкую статью 103 УК РСФСР (убийство без отягчающих обстоятельств). При этом суд не стал смягчать назначенное ему наказание. «Белозерский районный суд не мог вмешаться в решение президента и изменить его», — объяснила «Медиазоне» пресс-секретарь суда Лариса Новолодская. Через четыре года Масалимова перевели в ИК-18 («Полярная сова») в Ямало-Ненецкий автономный округ.

Теперь заключенный стал оспаривать указ президента Ельцина № 1289, которым он был помилован. Осужденный отмечал, что статья 102 УК РСФСР не предполагала такого наказания, как пожизненное лишение свободы, и президент, подписывая указ о замене смертной казни пожизненным сроком, вышел за рамки своих полномочий. Масалимов также подчеркивал, что из-за президентского указа ему не стали смягчать наказание, как это происходит при приведении приговора в соответствие с изменившейся законодательной нормой — статья 103 УК РСФСР, на которую переквалифицировали обвинение осужденному, предусматривала всего до 10 лет колонии.

Лишь летом 2016 года Масалимов добился пересмотра своего дела в президиуме Вологодского областного суда. «Изменилась судебная практика, потому что были обращения в Конституционный суд других осужденных, которые ставили вопросы как раз того, что им назначено наказание указом президента. Было несколько таких решений. И Конституционный суд тогда пояснил, что, когда речь идет о том, что законодательство изменяется таким образом, что улучшает положение осужденного, оно имеет обратную силу, поэтому можно рассмотреть и вопрос изменения наказания», — говорит представитель суда Новолодская.

В итоге 14 июня 2016 года на основании статьи 10 УК — она разрешает смягчить наказание, если вновь принятый закон мягче нормы, действовавшей на момент вынесения приговора — президиум облсуда вынес решение об освобождении Масалимова, удовлетворив его кассационную жалобу на приговор. Через неделю в ИК-18 пришло постановление, и в тот же день Масалимова освободили.

«Данный факт освобождения осужденного не относится к условно-досрочному освобождению», — подчеркивают в Вологодском областном суде.

Не первый

Даже если предположить, что «МК» в своей заметке имел в виду не УДО, а освобождение пожизненно осужденного из колонии после пересмотра дела — то и тогда случай Масалимова будет не первым и единственным, а как минимум вторым.

В 1998 году документалист Александр Гутман снял 45-минутный фильм «Три дня и больше никогда» о свидании осужденного на пожизненный срок Александра Бирюкова с матерью. Бирюков был приговорен к смертной казни за убийство армейского командира; расстрел ему — так же, как и Масалимову — заменили пожизненным сроком. На момент съемок фильма он провел в заключении уже несколько лет. В 1999 году после выхода картины дело Бирюкова было пересмотрено Верховным судом, и наказание ему смягчили до 15 лет колонии.

Часть срока Бирюков отбывал в той же вологодской колонии на острове Огненный. После освобождения, в 2009 году, МК посвятил статью и ему; «только один-единственный приговоренный к пожизненному сроку был помилован и вышел на свободу», — утверждал автор материала.

В то же время эксперт Института прав человека Лев Левинсон в разговоре с «Медиазоной» вспомнил, что в конце 1990-х — начале 2000-х осужденные на пожизненный срок не раз добивались пересмотра приговора и смягчения наказания.

Никакой компенсации

В своей статье журналист МК приводит слова священнослужителя, который утверждает, что после освобождения Масалимов появлялся в московском храме святителя Дмитрия Ростовского и говорил, что хочет найти адвокатов и добиваться от государства компенсации за то, что «пересидел» — вместо десяти лет, которые предполагает новая статья, провел в заключении около 25 лет. На сайте московских судов информации о каких-либо исках от Масалимова к государству нет. На сайте Верховного суда Татарстана — Масалимов родом из Казани — таких данных обнаружить тоже не удалось.

Как уточнила пресс-секретарь Вологодского облсуда, из решения президиума суда не следует, что Масалимов может претендовать на какую-либо компенсацию: он освобожден по нереабилитирующим основаниям.

Адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Дмитрий Динзе в разговоре с «Медиазоной» объясняет: в случае Масалимова речь идет о смягчении наказания вследствие изменений в законодательстве, а не судебной ошибки. Поэтому перспективы иска о компенсации Динзе считает «нулевыми».

До смерти в колонии

Согласно статье 79 УК, просить об УДО приговоренные к пожизненному сроку могут спустя 25 лет заключения; о случаях, когда подобное обращение в суд увенчалось бы успехом, ничего не известно. В комментарии Вологодского областного суда по ситуации с Масалимовым отдельно уточняется, что с 2013 года из колонии для пожизненно осужденных на острове Огненный поступило 36 ходатайств об УДО. Ни одно из них не было удовлетворено.

В 2016 году об УДО просил 70-летний на тот момент бывший милиционер Петр Стаховцев, получивший пожизненный срок по делу о бандитизме и убийстве. Суд отклонил его ходатайство, сославшись на единственное взыскание, наложенное на заключенного администрацией мордовской ИК-1 — страдающий недержанием мочи и находившийся на постельном режиме Стаховцев дошел до туалета, не одевшись по форме. Повторно просить об УДО экс-милиционер сможет только через три года после первого ходатайства; он провел в заключении более 28 лет.

В ноябре 2016-го трое пожизненно осужденных — Геннадий Иляхин, Владимир Корниенко и Олег Филатов, приговоренные к смертной казни в 1991-1993 годах, а затем получившие в качестве замены наказания пожизненное — обжаловали в Конституционном суде фактическую невозможность условно-досрочного освобождения. Все они по истечении 25 лет срока просили об УДО, но получили отказ; заключенные обжаловали норму, установленную статьей 175 УИК — осужденные к пожизненному лишению свободы могут ходатайствовать о досрочном освобождении только раз в три года. Конституционный суд не стал рассматривать их жалобу.

По данным ФСИН на 15 января 2018 года, всего в шести исправительных колониях для «пожизненников» содержатся 2 014 человек. К моменту публикации ведомство не ответило на запрос «Медиазоны» о количестве осужденных, которые провели в заключении более 25 лет, и случаях освобождения пожизненно осужденных при обстоятельствах, подобных тем, что привели к пересмотру дела Масалимова.

«Чистый популизм за этим стоит, — объясняет Лев Левинсон сложившееся в России отношение к пожизненно осужденным. Эксперт полагает, что власть опасается показаться мягкой и слабой, уронив тем самым свой авторитет в глазах общества. — И, как они считают, это будет сдерживающим фактором для профилактики преступлений. Но это только в голове чиновничьей могут такие мысли быть».

Убить убийцу. Правозащитница Ева Меркачева — о смертной казни и судьбах пожизненно осужденных

«Сохраняя жизнь даже самым страшным преступникам, мы сами становимся ближе к Божьим заповедям», — считает правозащитница Ева Меркачёва. Она побывала в каждой из семи колоний для пожизненно осужденных в России, где поговорила с заключенными — серийными убийцами, террористами, киллерами. И написала об этом книгу «Град обреченных».

«Пыточные условия недопустимы, это та же высшая мера наказания»

Страшные события в Казани, где жертвами «школьного стрелка» стали более 40 человек, причем 9 из них погибли, в очередной раз оживили обсуждение вопроса о смертной казни, не применяемой в нашей стране с 1996 года. Все без исключения авторитетные службы мониторинга общественного мнения — и ВЦИОМ, и «Левада-центр» (признан иностранным агентом. — Примеч. ред.), и ФОМ — фиксируют в последние годы некоторый (3–5%) рост сторонников возврата к применению «высшей меры наказания» (или «социальной защиты», как выражались в раннесоветские времена). Всего эту идею поддерживает около половины российского населения, а с формулировкой «допустима в виде исключения за особо тяжкие преступления» склонны согласиться уже более 75%. Последовательных противников у этой меры совсем не так много…

Выход в свет книги правозащитницы, члена Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Евы Меркачёвой, побывавшей в качестве журналиста во всех семи колониях, где содержатся заключенные, отбывающие пожизненное лишение свободы, в любом случае не остался бы незамеченным. Личные впечатления члена Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) по защите прав человека в местах принудительного содержания, эксперта по колониям и следственным изоляторам, об этих мрачных местах и о десятках маньяков, наемных убийц, «бытовых» убийц, садистов и насильников особенно ценны тем, что как правозащитница Ева Меркачёва прекрасно знает предмет, а как журналистка — отлично умеет его описывать.

Немногие из тех, кто о ней пишет, избегают выражения «хрупкая женщина». На самом же деле автор «Града обреченных» — очень сильный человек. 

По доброй воле постоянно ходить в тюрьму — нужна немалая сила.

По доброй воле общаться с людьми, большинству из которых трудно симпатизировать — нужна немалая сила. И говорить то, что общество не очень хочет слышать — тоже требует незаурядного присутствия духа.

— Скажите, пожалуйста, зачем вы написали эту книгу?

— У меня было несколько целей, которые я преследовала, даже когда еще не написала книгу, когда я проект себе только придумала, проект объездить все тюрьмы для пожизненного лишения свободы (а их в России семь) и рассказать о том, что там происходит, людям.

— Это был журналистский или правозащитный проект?

— Это был изначально, мне казалось, правозащитный проект, хотя когда я посещала колонии, я была там как журналист, соответственно не могла, например, принимать жалобы. 

Но он родился именно как правозащитный, потому что тогда очень активно стали обсуждать, что нужно вводить смертную казнь. Мне в то время было понятно, что ее не вернут (в годы СССР она часто применялась, причем даже за экономические преступления, а не только за убийства), поскольку президент против (и за это ему большое спасибо!). Но большинство населения — порядка 70% — ратует за ее возвращение. 

И они говорили про то, что если не смертная казнь, то тогда хотя бы нужно сократить расходы на их <заключенных — А.К.> существование. Почему, дескать, это мы — государство, общество — должны нести те самые расходы, которые ничем не окупаются? И речь шла о том, чтобы, например, перестать лечить осужденных к пожизненному сроку, кормить их по минимуму и так далее. Это все у меня как у правозащитника вызвало большой шок. 

Конечно, никакой речи о гуманности тут бы не шло. Я прекрасно понимала, что такими способами мы не сэкономим больших бюджетных денег, и точно эти деньги — те самые, которые пойдут потом во вред обществу. Задача наша святая — дать возможность людям жить; любым людям — и тем, которые совершили ошибку, пусть самую страшную, или тем, кто намеренно творили злодеяния. 

Вообще, убивая себе подобных, мы не становимся людьми как таковыми, мы опускаемся на уровень животных. Бог дал жизнь, это самое ценное, самый великий дар, он нам не принадлежит, и мы не можем никого казнить. А если мы сокращаем расходы на содержание пожизненно осужденных, то это — та же самая казнь. Если мы начинаем создавать условия пыточные для людей, и они умирают не в результате того, что их расстреляли, а в результате того, что они находились в антисанитарных условиях, голодали, — это та же самая казнь, одно и то же. Есть разные виды смертной казни, и я считаю, что плохие условия содержания таких людей — это просто другой вид «высшей меры наказания». 

Я хотела показать, что, сохраняя жизнь даже самым страшным преступникам, мы сами становимся ближе к Божьим заповедям.

Мы взращиваем в человеке человека. Мы делаем общество и государство цивилизованнее. 

Был еще второй, наверное, личный аспект. Как любая женщина, я боюсь маньяков, всегда их боялась. Посмотрела огромное количество фильмов про них, и мне всегда было непонятно, как такое может получиться: скажем, человек был твоим соседом по лестничной клетке и в это же время резал людей. И мне хотелось понять природу их преступлений, что произошло с этими людьми, что сделало их монстрами. Может, это был внутренний протест; может быть, они тяжело больны… Мне хотелось знать, что их толкнуло на преступление, какая сила. Когда ты знаешь, понимаешь, ты перестаешь бояться. А это важно, потому что когда ты боишься чего-то, ты не свободен. 

И, наверное, третье: мне хотелось, чтобы люди перестали бояться этих тюрем. Вообще страх смерти стоит на первом месте у человека, а на втором месте — страх оказаться за решеткой. Но вот здесь самое страшное — как раз оказался в колонии для пожизненно осужденных; потому что ты вроде как прижизненно жизни фактически лишен (простите за тавтологию). Это какой-то двойной страх.

И в то же время в книге я показала — эти маньяки далеко от нас, они там, откуда не сбежать, и нам не о чем волноваться. 

«Больших чудес, чем в этих колониях, я не встречала нигде»

— Какое у вас создалось ощущение: в принципе, любой человек может оказаться в колонии для осужденных пожизненно?

— Абсолютно любой.

— Вам встречались люди, которых туда привела не злая воля, а крайне несчастливое стечение обстоятельств?

— Сколько угодно. Например, есть там московский предприниматель, история преступления которого такова: к нему приехал друг, находившийся в розыске (он об этом знал или не знал — уже неважно). Друга пришли задерживать люди, одетые в штатское, и друг якобы подал дело так, что это какие-то бандиты. У этого предпринимателя было в квартире охотничье ружье, и когда те стали ломать двери, он просто выстрелил в дверь и убил одним этим выстрелом полицейского. Ему дали пожизненный срок: никто не стал разбираться, что это была его квартира, что эти люди были в штатском… Убил полицейского — за это самое строгое на сегодняшний день в России наказание. Сказать, что он умышленно это сделал, я не могу. Сказать, что не осталось надежд на его исправление — тоже не могу, потому что это действительно какое-то жуткое стечение обстоятельств. 

Свидетельство пожизненно заключенного: «Я безмерно благодарен Творцу за Его милость ко мне»

Были истории, когда люди совершали преступления, за которые получили пожизненный срок, в состоянии жуткого алкогольного опьянения и ничего не помнили. Одна из них, которая меня потрясла, это когда житель Чукотки напился и ночью спалил свою ярангу. Сгорели жена, дети, теща и его мать. Он отрицает, что он это сделал, он считает, что он, наоборот, спасал их… Наверное, его психика для того, чтобы дать ему возможность существовать дальше, подсказала ему такой вариант. 

Есть люди, которые, по их версии, совершили двойное убийство потому, что защищались, и если бы потерпевшие на них не напали, они бы его не совершили. Как было на самом деле — сказать сложно. 

Есть парень, который убил четверых мужчин. Он шел со своей девушкой, и они, по его словам, пытались ее изнасиловать, а у него был при себе нож — ну да, этот человек тоже вырос «на улице» — и он всех этих четверых зарезал. И сразу за такое количество убитых получил пожизненный срок, при том, что девушка на суде давала показания, что он ее защищал, но, видимо, посчитали, что это не было самообороной. Я его спросила, что бы он стал делать, повторись такая ситуация, он сказал: «Я бы, наверное, так же поступил». Конечно, мы не знаем всех обстоятельств этого дела, но если он говорит, что, окажись он опять в той же ситуации с теми же людьми, снова их убил бы, — это означает, что он считает — у него не было выбора. 

В книге я, например, описываю Тихомирова, который сделал бомбу, и она взорвалась в Москве. Он понимал, что его знакомые — националисты, но сам он туда ходил спортом заниматься; он художник, щуплый, ну и хотел выглядеть мужественнее. А у них там была секция, где они учили друг друга рукопашному бою, другим приемам и в том числе работе с взрывчаткой. Он, ни о чем не думая, сделал бомбу, она взорвалась, более десятка погибших. И для него это была страшная трагедия, он жить не хотел. Его спасла вера. К нему ходили священники, отговаривали от самоубийства, все окружающие пытались найти какие-то механизмы его возвращения к жизни, потому что он ушел в какое-то совсем пограничное состояние…

Повторюсь, он был художником; и вот ему все стали говорить: «Рисуй!» и он через какое-то время смог взять в руки кисти и краски и начать рисовать. И вот он в колонии для пожизненно осужденных сейчас пишет иконы по благословению митрополита. Он рассказал, как ему дали это благословение, как он стал писать лики святых, как они к нему «являлись». Это все вообще стало возможным благодаря тому пути очищения, который он прошел, пути осознания и принятия себя, поиска хоть чего-то, что давало бы радость ему самому и окружающим. Когда такие люди что-то подобное находят, случаются чудеса. 

Больших чудес, чем в колонии для пожизненно заключенных, я не встречала нигде. 

Есть еще одна история, которая меня просто потрясла. Ее рассказал киллер Михайлов. Мы с ним разговаривали, он мне каялся и говорил, как пришел к Богу. Было понятно, что это тоже не напускная штука. Он убивал. Это было в 90-е, он убивал за деньги, работал штатным киллером в банде. А когда стали задерживать членов ОПГ, сам осознал, что наделал, и решил сдаться. Он тогда пришел и поговорил — это были предварительные переговоры — со следователями прокуратуры, и они пообещали, что если он явится с повинной и все расскажет, то не получит пожизненный срок. Он рассказал в том числе и о тех убийствах, о которых они не знали. А в итоге ему дали пожизненный срок.

Михайлов, как я говорила, надеялся на конкретный срок, пусть и большой, хотел очиститься и начать жизнь заново, даже уже придумывал, как именно будет жить. Он чувствовал себя обманутым, напрочь не принимал ситуацию, ел себя поедом, а потом к нему через веру пришло это понимание, что он тогда хотел слишком легко отделаться, получить себе душевное спокойствие. Он понял, что это было испытание именно от Бога. И он это принял и стал с радостью работать, молиться, стал много читать. Он мне говорил: «Я себе задавал вопрос, что бы я хотел. Я хотел любви». Мне потом сотрудники, начальник колонии говорили, что он один из немногих, кто действительно пришел к вере. 

Я написала статью, ее прочитала женщина, бывший следователь, она написала ему письмо, и они поженились. Вот это назвать иначе, чем чудом, невозможно, и я благодарна Богу за то, что чудо это произошло в том числе через меня.

«Сегодня мы разрешим смертную казнь, а завтра — убьем кого-то еще»

— Вы пишете в книге, что все-таки для большинства осужденных обращение к религии — это возможность что-то получить, выпросить, что они тратят много времени, рассылая в разные приходы и организации письма с просьбами о том, о сем… 

— Так и есть на самом деле. Мы должны понимать, что жизнь их весьма скучна, однообразна и печальна. Они ищут какие-то способы, чтобы себя развлечь чем-то; ну плюс очень многих бросают близкие. Ни посылок, ни передач, ни денег на лицевой счет; то есть у них, кроме этой «пайки», которую дают по закону, нет ничего. А кто будет помогать, кто готов? Они пишут бывшим друзьям, те не откликаются, идут годы, многие же сидят по 20, по 30 лет… 

Ева Меркачева

А храмы всегда откликаются, в некоторых есть даже такая практика: батюшка просит прихожан, чтобы они переписывались, раздает им адреса, такое своеобразное послушание. И многие переписываются и поддерживают их духовно, ну а заключенные часто просят прислать им что-нибудь, какие-нибудь небольшие деньги, чтобы они могли в тюремном ларьке что-то купить. 

Самая непростая работа — это переписка, разговоры по душам.

— Может статься, что кто-то из ваших знакомых, услышав краткий рассказ об этой книге, скажет: «Ой, ну про эти ужасы я читать не буду!» Что бы вы сказали — почему ее стоит прочитать?

— Ее стоит прочитать для того, чтобы еще больше поверить в Бога, чтобы понять, что пути Его неисповедимы; они и вправду неисповедимы. Чтобы понять, что в любой ситуации, в которой ты сейчас оказываешься и которая тебе кажется ужасной, — она на самом деле не самое ужасное из того, что могло бы быть; и что люди даже там могут довериться Творцу и понять… Мы слишком много думаем о материальном и невнимательны к близким, невнимательны к себе, невнимательны к тому, что вокруг нас.

Был такой маньяк Бычков, людоед, он пытался внимание привлечь к себе. Никто не обращал на него внимания, он никому не был интересен — ни родным, ни соседям, ни однокурсникам… И вот он рассказывает: «Я иду, весь в крови, в руке нож, и никто не обращает внимания, никому не интересно, пришел, водки выпил, спать лег…» А если бы кто-то на том еще этапе, когда он первое убийство совершил, хотя бы спросил «Что с тобой?», может быть, следующих бы и не было. А так он не останавливался и каждый раз придумывал что-то более жуткое… Это вот как раз про то, чтобы мы по-другому относились к жизни, берегли себя. 

— Как вы думаете — то, о чем мы в самом начале говорили, что значительная часть нашего населения желает, чтобы либо смертную казнь восстановили, либо перестали их лечить, кормить, — люди, прочитав вашу книгу, скорее ожесточатся еще больше или скорее задумаются, начнут сомневаться?

— Надеюсь, усомнятся, я на это рассчитывала. Я просто показала, кто эти люди, и получается, что часть из них заслуживает прощения или, по крайней мере, шанса на то, чтобы осознать содеянное.

Часть из них настолько невменяемы, что казнить их — это как убивать того, кто уже убит.

Это проявление нашего акта жестокости, который останется с нами. Это месть, которую мы сами себе не простим. Месть не делает человека сильнее и свободнее. Напротив. Они невменяемые, они больные; это проверка нас, если мы все равно хотим с ними поквитаться — это как раз про то, что мы сами далеко от Бога отходим. 

Если мы говорим, что можно убить кого-то, это про то, что сегодня мы так говорим, а завтра разрешим убить кого-то и не совершавшего страшного преступления, завтра можно оправдать что-то подобное. Мы либо каждый день идем к Богу, поднимаясь шаг за шагом, постигая Его великие замыслы, либо начинаем идти вниз.

— Вспоминался Раскольников?

— Да, я разговаривала с психологами, которые там работают, и спрашивала, что толкало их подопечных на подобные преступления. Они говорили, что это гордыня, преступники не справились со своей гордыней. 

— Вы очень опытный правозащитник, вы видели на своем веку множество всяких режимных учреждений, как бы вы оценили условия, в которых содержатся эти люди?

— Каждая колония отличается от другой настолько, что вы как будто попадаете в разные государства и там действуют разные законы. Это все потому, что все зависит от того, как исторически эта колония появилась, откуда. 

«В колонии — чистые простыни, нормальная еда, но это преддверие ада». Священник Александр Березов

В Вологодской области она в бывшем монастыре <Кирилло-Новозерском на озере Новом вблизи города Белозерска — А.К.>, и я бы там их и оставила, потому что там какая-то благодать есть, да и разрухи там нет. А были колонии, которые закрыли, например, «Черный беркут» закрыли, открыли «Снежинку» в Хабаровском крае. В «Черном беркуте» все настолько плохо было, что вместо туалета в камере — дырка в полу. В некоторых колониях не было горячей воды на тот момент, когда я там была, сейчас ее вроде бы провели. 

Из лучших по содержанию, конечно, «Снежинка», которая построена в Хабаровском крае, мне показалось, что там вообще все очень гуманно. А, например, в «Полярной сове» — там все, в принципе, отремонтировано, все хорошо, но там само по себе все очень жестко, там край вечной мерзлоты, минус 70 и так далее. Тут много факторов: климат, размер окна; для заключенных важно все, абсолютно все… 

Фото: из личного архива Евы Меркачевой

Натюрморт: растущее использование жизни в Америке и длительные приговоры

Число людей, отбывающих пожизненное заключение в тюрьмах США, находится на рекордно высоком уровне. Около 162 000 человек отбывают пожизненное заключение — каждый девятый заключенный. Еще 44 311 человек отбывают наказание в виде «виртуальной жизни» сроком от 50 лет и более. С учетом этой категории пожизненного заключения общее количество людей, отбывающих пожизненное или виртуальное пожизненное заключение, в 2016 году достигло 206 268 человек. Это составляет 13 человек.9 процентов заключенных, или каждый седьмой человек, находящийся за решеткой. Сочетание факторов привело к широкому применению пожизненного заключения в Соединенных Штатах, что резко контрастирует с практикой в ​​других странах.

Содержание:

  1. Введение
  2. Обзор
  3. Жизнь в цифрах
  4. Преступление по обвинению
  5. Пол
  6. Раса и этническая принадлежность
  7. Статус несовершеннолетнего
  8. Обсуждение
  9. Рекомендации по реформе
  10. Заключение
  11. Приложения

Введение

Каждый штат и федеральное правительство разрешают тюремное заключение на такой срок, что предполагается смерть в тюрьме.В этом отчете представлен всесторонний профиль тех, кто живет в этой глубинной части системы правосудия. Наш анализ предоставляет текущие данные о людях, отбывающих пожизненный срок с условно-досрочным освобождением (LWP) и пожизненно без права на условно-досрочное освобождение (LWOP), а также о категории длительно заключенных, количественная оценка которой ранее не проводилась: отбывающих «виртуальное» или де-факто пожизненное заключение. Несмотря на то, что виртуальные пожизненные заключения могут выходить за рамки типичной продолжительности жизни, поскольку приговоры юридически не считаются пожизненными сроками, традиционный подсчет пожизненно приговоренных заключенных исключает их до сих пор.

Ключевые выводы
  • По состоянию на 2016 год пожизненное заключение отбывали 161957 человек, или каждый девятый заключенный.
  • Еще 44 311 человек отбывают «виртуальное пожизненное заключение», в результате чего общее количество приговоренных к пожизненному и виртуальному пожизненному заключению составляет 206 268 человек — или один из каждых семи заключенных.
  • Количество людей, отбывающих пожизненное заключение, с 1984 года увеличилось более чем в четыре раза. Увеличение численности LWOP намного опередило изменения в популяции LWP.
  • 44 311 человек отбывают наказание в виде лишения свободы сроком от 50 лет и более. В Индиане, Луизиане и Монтане более 11 процентов заключенных фактически отбывают пожизненное заключение.
  • Около половины (48,3%) лиц, приговоренных к пожизненному или виртуальному пожизненному заключению, являются афроамериканцами, что составляет в целом каждого пятого чернокожего заключенного.
  • Около 12 000 человек были приговорены к пожизненному или виртуальному наказанию за преступления, совершенные в подростковом возрасте; из них более 2300 были приговорены к пожизненному заключению без права досрочного освобождения.
  • Более 17 000 человек, приговоренных к лишению свободы или фактически пожизненному заключению, были осуждены за ненасильственные преступления.
  • Соединенные Штаты заключают людей в тюрьмы на всю жизнь из расчета 50 на 100 000, что примерно соответствует общему количеству заключенных в скандинавских странах Дании, Финляндии и Швеции.

I. Обзор

В последние годы на уровне штатов и на федеральном уровне прозвучали призывы к реформе системы уголовного правосудия, и во многих юрисдикциях были приняты изменения в политике.Численность заключенных в целом прекратила рост, а в некоторых штатах документально зафиксировано ее существенное сокращение. В период с 2010 по 2015 год в 31 штате количество заключенных сократилось, а в пяти штатах сокращение составило более 15 процентов. Нью-Джерси стал лидером страны, где с 1999 года количество заключенных сократилось на 35 процентов. Руководствуясь переполненными тюрьмами и ограниченным бюджетом, политики в отдельных штатах пересматривают ценность суровых мер уголовного правосудия в отношении мелких правонарушений, особенно преступлений, связанных с наркотиками. и принятие закона о сокращении срока тюремного заключения.Реформы очевидны и на другом конце спектра наказаний, поскольку смертная казнь становится все более неблагоприятной из-за ее непомерной стоимости и возможности неправомерного осуждения.

В большинстве основных дискуссий по вопросам уголовного правосудия отсутствует вопрос о пересмотре длительных сроков тюремного заключения. Оценка целесообразности пожизненного тюремного заключения обычно либо не включается в обсуждение политики, либо намеренно исключается из реформ. Примером может служить закон штата Оклахома, внесенный в январе 2017 года, который призван облегчить переполненность тюрем за счет более гибкого освобождения престарелых.«Закон об условно-досрочном освобождении престарелых заключенных» наделяет комиссию по условно-досрочному освобождению полномочиями по условно-досрочному освобождению заключенного, которому исполнилось не менее 50 лет и который отсидел не менее 10 лет в тюрьме или одну треть своего тюремного срока (в зависимости от того, что короче ). Заключенные, отвечающие установленным критериям, могут попросить предстать перед комиссией по условно-досрочному освобождению «по следующей доступной записи». Однако, поскольку закон исключает 22 отдельных преступления, в том числе убийство, поджог, кражу со взломом первой степени, ограбление при отягчающих обстоятельствах и любое преступление, которое приведет к регистрации сексуального преступника после освобождения, люди, отбывающие пожизненный срок, не будут подпадать под эту категорию.Фактически, анализ данных Управления исправительных учреждений Оклахомы о количестве людей, которые могли бы иметь право, показывает, что только четверть заключенных старше 50 лет может получить право на условно-досрочное освобождение в соответствии с предложенным законом.

Законопроекты

, которые направлены на сокращение численности заключенных, но исключают целые категории преступлений, демонстрируют напряженность, с которой сталкиваются политики, ответственные за решение проблемы переполненности тюрем при том, что они кажутся «жесткими в отношении преступности», и увеличением расходов на исправительные работы.Нетрудно заключить в тюрьму людей, давно утративших склонность — или даже физические способности — к совершению преступлений; напротив, это неэффективное использование ресурсов, которые можно было бы направить на профилактику. Более того, реформы, исключающие лиц, осужденных за насильственные преступления, не окажут достаточного воздействия на массовое содержание под стражей, поскольку более половины лиц, содержащихся в государственных тюрьмах, были осуждены за такие преступления.

Тюремное заключение для тех, кто совершает серьезные преступления, может служить защите общества, а также применять соответствующий уровень наказания за преступление.Действительно, обеспокоенность общественности серьезными преступлениями и поддержанием общественной безопасности являются одними из движущих сил поддержки длительных тюремных заключений. Тем не менее, польза от высокого уровня лишения свободы для общественной безопасности уменьшается. Важной причиной этого является то, что желание участвовать в преступной деятельности, в том числе насильственной преступности, сильно коррелирует с возрастом, и к сорока годам даже те, кого называют наиболее хроническими «профессиональными преступниками», значительно ослабевают. Пожизненное тюремное заключение с ограниченными или отсутствующими шансами на пересмотр служит только карательным целям и часто контрпродуктивно с точки зрения борьбы с преступностью.

II. Жизнь в цифрах

В целом, 206 268 человек отбывают пожизненное или виртуальное пожизненное заключение, и четверть из них никогда не получит возможности условно-досрочного освобождения. Если посмотреть на все штаты и федеральную систему вместе взятые, каждый седьмой заключенный отбывает пожизненное или фактически пожизненное заключение.

В восьми штатах доля заключенных, отбывающих один из этих приговоров, составляет как минимум один из пяти.

Таблица 1. Государства с самым высоким уровнем жизни и виртуальной жизни заключенных среди государственных заключенных
Государство Количество заключенных пожизненно и виртуально пожизненно Количество приговоров к пожизненному и виртуальному пожизненному заключению (% от числа заключенных)
Луизиана 11 238 1 в 3 (30.8%)
Юта 2 004 1 из 3 (31,3%)
Калифорния 40 691 1 из 3 (31,3%)
Алабама 6,104 1 из 4 (24,4%)
Массачусетс 2 038 1 из 4 (23,2%)
Невада 3 237 1 из 4 (23,7%)
Мэриленд 4 158 1 из 5 (19.3%)
Нью-Йорк 9 889 1 из 5 (18,9%)

По состоянию на 2016 год численность заключенных, приговоренных к пожизненному заключению, была почти в пять раз больше, чем в 1984 году, что является самым ранним доступным рекордом пожизненного заключения в стране. На протяжении большей части времени, пока росли пожизненные сроки, количество заключенных также увеличивалось, хотя в целом более медленными темпами. В 2010 году численность заключенных начала сокращаться впервые за четыре десятилетия и сократилась на 4 человека.8 процентов к 2015 году.

Рисунок 1. Рост приговоров к пожизненному заключению, 1984-2016 гг.

Преступность также находится на историческом минимуме. С момента своего пика в 1991 году количество насильственных преступлений неуклонно снижалось, в настоящее время они составляют примерно половину от их уровня в 1991 году. Уровень убийств, достигший пика в 1993 году, также составляет примерно половину от его уровня в 1993 году: 4,9 убийства на 100 000 жителей, зарегистрированных в 2015. В период с 2014 по 2015 год количество насильственных преступлений увеличилось на два процента, что заставило некоторых политиков предсказать следующую серьезную волну преступности.Однако еще слишком рано говорить о том, ожидается ли на горизонте более серьезный рост преступности.

Несмотря на исторический минимум преступности и сокращение числа заключенных, число людей, отбывающих пожизненное заключение, в частности пожизненное без возможности условно-досрочного освобождения, продолжает расти.

В технической категории пожизненного заключения есть две классификации: пожизненное заключение с возможностью условно-досрочного освобождения (LWP) и жизнь без возможности условно-досрочного освобождения (LWOP). Для приговоров LWP первая возможность условно-досрочного освобождения обычно возникает после 25 или более лет лишения свободы, а для приговоров LWOP нет никаких шансов на условно-досрочное освобождение.Виртуальные пожизненные приговоры, более подробно объясненные ниже, не позволяют условно-досрочное освобождение до тех пор, пока человек не отсидит в тюрьме до 50 лет или дольше.

Рисунок 2. Сравнение количества тяжких преступлений и приговоров к пожизненному заключению, 1984-2016 гг.
Рисунок 3. Сравнение количества убийств и приговоров к пожизненному заключению, 1984-2016 гг.
Примечание. Синие столбцы на рисунках 2 и 3 отражают годы, в которые общенациональные данные были получены от отделов исправительных учреждений; полосатые столбцы представляют собой среднегодовой прогноз роста между этими годами.Данные об уровне насильственных преступлений были получены из серии отчетов о единых преступлениях Федерального бюро расследований.
Жизнь с условно-досрочным освобождением

Почти все штаты разрешают или предписывают использование жизни с условно-досрочным освобождением. В этих случаях правительство сохраняет за собой право держать человека в тюрьме до конца его или ее жизни, но есть вероятность освобождения через определенное количество лет. В 2016 году на эти приговоры приходилось 108 667 заключенных. Некоторые штаты сообщают о непропорционально большой доле заключенных, отбывающих бессрочное пожизненное заключение, самые высокие из которых — в Юте, Калифорнии, Нью-Йорке, Неваде и Алабаме.В Юте, например, более 30 процентов заключенных штата отбывают наказание в виде LWP.

Жизнь без условно-досрочного освобождения

Приговоры к пожизненному освобождению без права досрочного освобождения исключают возможность освобождения из тюрьмы, за исключением редких случаев помилования или смягчения наказания со стороны исполнительной власти. По состоянию на 2016 год 53 290 человек отбывают наказание в виде LWOP, что составляет одного на каждые 28 заключенных в целом. Как и предложения LWP, приговоры LWOP непропорционально применялись в нескольких штатах: вместе взятых, Флорида (16.7%), Пенсильвания (10,1%), Калифорния (9,6%), Луизиана (9,1%) и федеральная система (7,2%) составляют чуть более половины (52,7%) от общей численности населения LWOP в стране. В Делавэре, Луизиане, Массачусетсе и Пенсильвании более 10 процентов заключенных штата отбывают пожизненное заключение без возможности условно-досрочного освобождения.

Виртуальная жизнь

Как отмечалось ранее, в этом отчете представлена ​​первая в истории перепись фактического или фактического пожизненного заключения, третьей категории пожизненного заключения, которая относится к сроку лишения свободы, на который человек вряд ли сможет выжить, если будет проведен в полном объеме.Хотя это и не рассматривается в рамках технического определения пожизненного заключения, есть веские причины для включения заключенных, отбывающих виртуальный пожизненный срок, в подсчет этого отчета. На сегодняшний день суды неохотно рассматривают чрезвычайно длительные сроки заключения как эквивалент пожизненного заключения. Истец по делу 2010 года, рассмотренному в 10-м окружном апелляционном суде, утверждал, что приговор к 750 годам был эквивалентен пожизненному заключению без права досрочного освобождения, что не разрешалось законом за совершенное им преступление.Апелляционный суд отклонил иск, отметив, что, хотя LWOP не был разрешен, тот, который был функционально таким же, был допустимым и в данном случае разумным.

Долгосрочное тюремное заключение, которое не определяется законом как пожизненное заключение, должно вызывать озабоченность у политиков, адвокатов, судов и тюремной администрации, все из которых заинтересованы в знании истинной распространенности длительного лишения свободы и связанных с этим последствий. Установление порогового значения количества лет, которое определяет виртуальный пожизненный приговор, является сложной задачей, поскольку его выживаемость является фактором как количества лет, к которым приговорены, так и возраста человека на момент вынесения приговора.Учитывая, что средний возраст поступления в тюрьму для лиц, осужденных за серьезные преступления, составляет от 30 до 30 лет, мы устанавливаем, что максимальное наказание в виде не менее 50 лет до условно-досрочного освобождения эквивалентно пожизненному заключению. Всего по таким приговорам отбывают 44 311 человек.

штатов с особенно большими слоями населения, отбывающими виртуальный пожизненный срок, — это Аляска, Индиана, Луизиана, Монтана и Нью-Мексико, где колеблется от 8,5 до 17,4 процента заключенных штата.Среди этих штатов особо примечательны Аляска, Индиана и Монтана из-за непропорционально большого количества виртуальных пожизненных приговоров по сравнению с приговорами LWP и LWOP. Во многих дискуссиях об использовании пожизненного заключения по всей стране Аляска особо упоминается, потому что это единственный штат в США, который законодательно не разрешает пожизненное заключение. Однако каждый 12 заключенный на Аляске был приговорен к 50 годам и более, что составляет 8,5% от общего числа заключенных в штате.Точно так же в Индиане к пожизненному заключению приговаривают относительно небольшое количество людей, что составляет менее одного процента всех заключенных. В то же время в штате насчитывается 3 537 заключенных, отбывающих виртуальную жизнь, что составляет 13,5 процента от общей численности заключенных штата. В Монтане также содержится относительно небольшое количество заключенных за LWP или LWOP, но почти в четыре раза больше заключенных отбывают де-факто пожизненное заключение.

Таблица 2. Итоговые данные по штатам: жизнь с условно-досрочным освобождением, жизнь без условно-досрочного освобождения и приговоры к виртуальному пожизненному заключению, 2016 г.
Государство Жизнь с условно-досрочным освобождением LWOP Виртуальная жизнь Всего Количество заключенных Процент заключенных
Алабама 3 895 1,559 650 6,104 25 037 24.4%
Аляска 400 400 4 701 8,5%
Аризона 1,181 504 624 2 309 42 685 5,4%
Арканзас 778 637 1 006 2,421 17 262 14,0%
Калифорния 34 607 5 090 994 40 691 129 805 31.3%
Колорадо 2,131 667 785 3,583 20 246 17,7%
Коннектикут 55 73 612 740 15831 4,7%
Делавэр 128 435 228 791 3 942 20,1%
Флорида 4 086 8 919 1,161 14 166 99 938 14.2%
Грузия 7 533 1,243 601 9 377 53 169 17,6%
Гавайи 294 55 11 360 3 769 9,6%
Айдахо 504 126 19 649 7 353 8,8%
Иллинойс 5 1 609 3 478 5 092 46 240 11.0%
Индиана 107 123 3,537 3 767 26 759 14,1%
Айова 43 670 456 1,169 8,310 14,1%
Канзас 1,188 28 161 1 377 9 712 14,2%
Кентукки 804 111 594 1 509 22 425 6.7%
Луизиана 20 4 875 6 343 11 238 36 463 30,8%
Мэн 64 72 136 2,243 6,1%
Мэриленд 2 803 338 1 017 4 158 21 442 19,4%
Массачусетс 959 1 018 61 2 038 8 795 23.2%
Мичиган 1,317 3 804 590 5 711 42 406 13,5%
Миннесота 461 130 6 597 10,105 5,9%
Миссисипи 595 1,470 348 2,413 18 751 12,9%
Миссури 1,767 1,144 525 3 436 32,399 10.6%
Монтана 30 47 293 370 2,548 14,5%
Небраска 96 265 408 769 5,364 14,3%
Невада 2,329 569 339 3 237 13,662 23,7%
Нью-Гэмпшир 157 83 26 266 2 867 9.3%
Нью-Джерси 1 127 77 876 2 080 20,135 10,3%
Нью-Мексико 442 1 608 1,051 7 194 14,6%
Нью-Йорк 9 260 275 354 9 889 52 344 18,9%
Северная Каролина 1,858 1,387 887 4,132 36 677 11.3%
Северная Дакота 40 30 10 80 1,795 4,5%
Огайо 5,955 560 170 6 685 50 443 13,3%
Оклахома 2 021 887 682 3 590 28 946 12,4%
Орегон 434 118 185 737 14 601 5.0%
Пенсильвания 44 5 398 2,358 7 800 49 914 15,6%
Род-Айленд 216 31 27 274 2,667 10,3%
Южная Каролина 1 094 1,117 329 2 540 21 597 11,8%
Южная Дакота 174 197 371 3 505 10.6%
Теннесси 1 910 336 1,317 3,563 20,115 17,7%
Техас 8,320 798 8 637 17,755 148 521 12,0%
Юта 1 940 64 2 004 6,405 31,3%
Вермонт 107 14 121 1 508 8.0%
Вирджиния 1,239 1,338 2 577 38 701 6,7%
Вашингтон 2 052 622 279 2 953 17 211 17,2%
Западная Вирджиния 362 286 100 748 7 019 10,7%
Висконсин 970 225 218 1,413 22 557 6.3%
Вайоминг 154 35 122 311 2,440 12,7%
Федеральный 1,249 3 861 1,610 6,720 191 476 3,5%
Всего 108,667 53290 44 311 206 268 1 480 000 13,9%
Рисунок 4.Доля приговоренных к пожизненному заключению в процентах от всех заключенных, 2016 г.

III. Уголовное преступление

Для каждой группы заключенных, приговоренных к пожизненному заключению, штаты предоставили данные об осуждении за преступление, расе, этнической принадлежности, поле и статусе несовершеннолетнего / взрослого на момент совершения преступления. В следующих разделах представлены результаты по каждой из трех категорий заключенных, приговоренных к пожизненному заключению.

Тридцать восемь процентов людей, отбывающих пожизненное или виртуальное пожизненное заключение, были осуждены за убийство первой степени и еще 20 человек.5 процентов были осуждены за убийство второй, третьей или иного рода. Примерно одна треть людей, отбывающих пожизненное или виртуальное пожизненное заключение, были осуждены за другие насильственные преступления, включая изнасилование, сексуальное насилие, грабеж, нападение при отягчающих обстоятельствах или похищение. Каждый 12-й или 17 120 заключенных, отбывающих пожизненный или виртуальный срок, был осужден за ненасильственное преступление. Некоторые юрисдикции выделяются тем, что особенно большие слои населения отбывают пожизненное заключение за ненасильственные преступления.В Неваде и Делавэре почти треть (32,8% и 31,9% соответственно) были осуждены за ненасильственное преступление. В Оклахоме каждый шестой человек, отбывающий пожизненный или фактический пожизненный срок, был осужден за ненасильственное преступление; в Алабаме — каждый седьмой, а в Нью-Йорке — каждый девятый.

Таблица 3. Убежденность в отношении заключенных, приговоренных к ЗОБ, ЗВП и виртуальному пожизненному заключению, 2016 г.
Правонарушение LWOP LWP Виртуальный LWOP, LWP и виртуальная жизнь процентов
Убийство первой степени 60.3 33,7 24,4 77,568 38,3
Убийство второй степени 9,7 19,5 11,6 30 945 15,3
Убийство — прочее 5,8 4,9 5,3 10,550 5,2
Сексуальное преступление 7,2 18,6 23,9 34 450 17,0
Asslt, грабеж, похищение при отягчающих обстоятельствах 10.5 16,2 20,1 31 658 15,6
Правонарушение, связанное с наркотиками 4,6 1,4 3,5 5 308 2,6
Объект 0,7 2,8 3,0 4 732 2,3
Другое 0,9 2,8 8,2 7 080 3,5
Всего 100.0 100,0 100,0 202 291 100,0
Признание виновным в отношении 3 977 пожизненно или фактически пожизненно осужденных не предусмотрено.

Осуждение за убийство второй степени может быть следствием разной степени причастности к преступлению. Статут Пенсильвании, например, гласит: «Уголовное убийство представляет собой убийство второй степени, когда оно совершается, когда обвиняемый был задействован в качестве основного лица или соучастника в совершении уголовного преступления.«Признание виновным в убийстве, кроме убийства первой степени, может иметь место, если человек присутствовал во время уголовного преступления, которое привело к смерти, но играло вспомогательную роль. Сценарий, в котором два человека совершают ограбление аптеки, но один выступает в качестве водителя, скрывающегося от дома, даже если он никогда не входит в магазин, может привести к осуждению за совершение тяжкого преступления, если во время ограбления кто-то будет убит. Эти дела, которые по-разному называются уголовным убийством, законом сторон или совместным предприятием, обычно предусматривают одинаковые наказания для всех, кто участвовал в преступлении, которое приводит к убийству, даже если фактическое убийство совершил только один человек в группе.Доктрины тяжких убийств, которые рассматривают непреднамеренные убийства во время определенных тяжких преступлений как идентичные преднамеренным убийствам, существуют почти во всех юрисдикциях. В некоторых штатах и ​​в этих случаях может потребоваться смертная казнь.

В Пенсильвании 23 процента населения LWOP были осуждены за убийство второй степени. До своего освобождения в результате смягчения наказания в 2016 году Турмонд Берри был одним из этих заключенных. В возрасте 29 лет Берри участвовал в ограблении, в котором его сообщник убил прохожего.Поскольку статут штата требует пожизненного без права досрочного освобождения для осуждения за убийство первой и второй степени, Берри, впервые совершивший преступление, был приговорен к LWOP. Дело Берри привлекло внимание группы студентов-юристов, которые работали над его освобождением. Их защита привела к смягчению его приговора губернатором Томом Вольфом в 2016 году. Берри было 68 лет, когда он был освобожден, и провел в тюрьме почти 40 лет.

Рис. 5. Убежденное преступление среди федеральных заключенных, отбывающих наказание в виде LWP, LWOP и виртуального пожизненного заключения, 2016 г.
Преступление среди приговоренных к пожизненному заключению федерального подчинения

Состав преступлений, караемых пожизненным заключением в федеральной пенитенциарной системе, сильно отличается от состава на уровне штатов.В отличие от тенденций тюремного заключения в штатах, где 15,7% заключенных были осуждены за преступления, связанные с наркотиками, половина (49,5%) федеральных заключенных были осуждены за преступления, связанные с наркотиками. Более двух третей федеральных заключенных, отбывающих пожизненное или виртуальное пожизненное заключение, были осуждены за ненасильственные преступления, в том числе 30 процентов за преступления, связанные с наркотиками. Среди тех, кто отбывает наказание за LWOP, почти половина 49,1% были осуждены за преступления, связанные с наркотиками, а 103 отбывают виртуальный срок за преступления, связанные с наркотиками (6.4%). Лица, признанные виновными в преступлениях, связанных с наркотиками, и приговоренные к пожизненному или виртуальному наказанию на уровне штата, составляют лишь два процента от общего числа приговоров.

Вынесение пожизненного заключения за ненасильственные дела, связанные с наркотиками, было частью двухпартийного пакета реформ федерального уголовного правосудия, представленного в 2015 году, и, по мнению многих сторонников реформы, он получил политическую поддержку, необходимую для того, чтобы стать законом. Хотя законопроект в конечном итоге не был принят во время 114-й сессии Конгресса, примечательно, что пересмотр пожизненных приговоров был вообще включен.Отчасти для того, чтобы компенсировать отсутствие прогресса в реформе уголовного правосудия в Конгрессе и признать несоразмерность пожизненного заключения за ненасильственные преступления, связанные с наркотиками, президент Обама смягчил наказание 1715 человек в федеральной пенитенциарной системе, треть из которых отбывала обязательный срок. пожизненное заключение без возможности условно-досрочного освобождения.

Две трети лиц, отбывающих наказание в федеральной тюрьме сроком на 50 и более лет, совершили контрольное правонарушение, которое Бюро тюрем классифицировало как «другое».Дальнейшее обследование этих заключенных показало, что 55 процентов из этой группы были осуждены на основании 18 USC 924 (c), обязательного минимального срока тюремного заключения, связанного с владением оружием. Отнесение этого преступления к категории контролирующих правонарушений означает, что нарушение USC 18 924 (c) было наиболее серьезным правонарушением. Еще 18,5% преступлений, определенных как «прочие», связаны с сексуальной эксплуатацией детей и передачей порнографических изображений детей.

IV. Пол

По всей стране 6781 женщина отбывает пожизненное или виртуальное пожизненное заключение.Эта цифра составляет 3,5 процента от общего числа приговоренных к пожизненному заключению, что составляет половину их доли в общей численности заключенных (7%). Все штаты сообщают, что одна или несколько женщин отбывают пожизненное заключение, но два штата — Калифорния и Техас — составляют значительную долю от общего числа женщин в стране: 19,8 процента пожизненных женщин в стране проживают в Калифорнии, а еще 9,9 процента — в Техасе.

Рене Грин — заключенная в штате Миссури, отбывающая неопределенный срок плюс 30 лет за ограбление 1989 года, когда она задержала двух фармацевтов, находясь в состоянии наркозависимости.Грин пережила трудное детство, отмеченное жестоким обращением и пренебрежением, и в раннем возрасте пристрастилась к наркотикам. После заключения она взяла на себя ответственность за свое преступление, сохранила постоянную работу в тюрьме, наладила дружеские отношения с наставниками и обеспечила жилье в случае освобождения. Однако в настоящее время первое слушание по делу об условно-досрочном освобождении Грина состоится не раньше 2029 года; ей будет 74 года.

Жестокое обращение часто является частью истории женщин, попадающих в тюрьму. Исследование, проведенное U.S. Министерство юстиции сообщило, что от 23 до 37 процентов женщин-заключенных в штате подвергались физическому насилию в возрасте до 18 лет, а каждая четвертая подвергалась сексуальному насилию. Эти цифры значительно выше, чем сообщаемые показатели жестокого обращения со всеми женщинами. Это исследование также показало, что почти половина женщин в государственных тюрьмах подвергались жестокому обращению за какое-то время до их ареста и что жертвами большинства женщин, осужденных за убийство, были их интимные партнеры или члены семьи. Исследования показывают, что истории жестокого обращения особенно характерны для женщин, отбывающих пожизненное заключение, по сравнению с их коллегами-мужчинами.Наша собственная работа в этой области показала, что, хотя почти половина заключенных LWOP, осужденных в детстве, подвергалась физическому насилию (46,9%), а каждый пятый — сексуальному насилию (20,5%), распространенность была намного выше среди девочек, 79,5% и 77,3%. соответственно.

V. Раса и этническая принадлежность

Расовые и этнические различия — постоянная черта тюрем. На уровне штата афроамериканцы содержатся в тюрьмах в пять раз чаще, чем белые, а в некоторых штатах разница достигает 10: 1 или выше.Даже в штатах с самым низким уровнем расового неравенства афроамериканцы содержатся в тюрьмах более чем в два раза чаще, чем белые.

Как и все заключенные в целом, люди, приговоренные к пожизненному и виртуальному пожизненному заключению, непропорционально составляют цветные люди, составляющие две трети (67,5%) этой группы на национальном уровне по состоянию на 2016 год. Почти половина (48,3%) жизни и виртуальной жизни осужденные заключенные — афроамериканцы, а в Алабаме, Джорджии, Иллинойсе, Луизиане, Мэриленде, Миссисипи и Южной Каролине две трети или более составляют афроамериканцы.В целом, 15,7 процента — латиноамериканцы, с наибольшим процентом в Нью-Мексико, Калифорнии, Техасе и Нью-Йорке. В таблице 4 представлен расовый и этнический состав людей, живущих в каждом штате и федеральной системе.

Во многих штатах чрезмерная расовая и этническая представленность наиболее ярко выражена среди людей, отбывающих наказание в виде LWOP, по сравнению с представлением для LWP и виртуальных пожизненных заключений. Афроамериканцы составляют две трети или более населения LWOP в девяти штатах: Алабама (68.8%), Иллинойс (66,9%), Джорджия (75,1%), Луизиана (73,5%), Мэриленд (66%), Мичиган (68,4%), Миссисипи (70,4%), Нью-Джерси (66,2%) и Южная Каролина. (68,5%).

Наконец, цветные составляют 65,6% тех, кто фактически отбывает пожизненное заключение. Афроамериканцы составляют чуть более половины фактически приговоренных к пожизненному заключению (51,9%), а еще 11,7% — латиноамериканцы. Штатами с наибольшей долей фактических пожизненных заключений, отбываемых афроамериканцами, являются Алабама (64%), Иллинойс (68.5%), Мэриленд (78,1%), Миссисипи (75,6%) и Южная Каролина (68,4%).

Таблица 4. Расовый и этнический состав людей, отбывающих пожизненные приговоры, и виртуальные пожизненные приговоры, 2016 г.
Государство Население жизни и виртуальной жизни Percent Черный Процент белого Процент испаноязычных Процент прочее
Алабама 6,104 66,4% 33,3% 0,0% 0.2%
Аляска 400 12,8% 49,5% 2,5% 35,3%
Аризона 2 309 19,4% 43,8% 30,9% 5,8%
Арканзас 2,421 51,5% 40,2% 1,7% 6,6%
Калифорния 40 691 33,3% 20.8% 37,2% 8,6%
Колорадо 3,583 22,1% 47,8% 26,4% 3,7%
Коннектикут 740 53,6% 26,9% 19,3% 0,1%
Делавэр 791 62,5% 34,0% 3,0% 0,5%
Флорида 14 166 53.5% 35,3% 10,7% 0,5%
Грузия 9 377 70,9% 25,5% 3,1% 0,5%
Гавайи 360 5,3% 22,5% 3,9% 68,3%
Айдахо 649 2,6% 76,1% 14,9% 6,3%
Иллинойс 5 092 68.0% 20,3% 11,3% 0,5%
Индиана 3 767 48,6% 47,0% 3,5% 1,0%
Айова 1,169 25,3% 64,3% 7,8% 2,6%
Канзас 1 377 39,8% 47,8% 9,4% 3,1%
Кентукки 1 509 29.2% 67,9% 0,7% 2,2%
Луизиана 11 238 74,1% 25,2% 0,2% 0,5%
Мэн 136 5,9% 86,8% 3,7% 3,7%
Мэриленд 4 158 75,6% 18,8% 2,1% 3,5%
Массачусетс 2 038 32.8% 43,6% 19,5% 4,2%
Мичиган 5 711 65,8% 33,3% 0,0% 1,0%
Миннесота 597 37,2% 48,4% 4,2% 10,2%
Миссисипи 2,413 72,4% 26,8% 0,5% 0,2%
Миссури 3 436 51.2% 46,1% 1,7% 1,0%
Монтана 370 2,4% 81,6% 0,0% 15,9%
Небраска 769 34,5% 48,9% 11,6% 5,1%
Невада 3 237 26,8% 48,0% 19,8% 5,4%
Нью-Гэмпшир 266 4.5% 86,5% 5,6% 3,4%
Нью-Джерси 2 080 62,1% 24,2% 12,8% 0,9%
Нью-Мексико 1,051 10,8% 35,1% 46,8% 7,2%
Нью-Йорк 9 889 55,8% 17,3% 24,7% 2,2%
Северная Каролина 4,132 59.6% 35,1% 2,1% 3,3%
Северная Дакота 80 8,8% 72,5% 5,0% 13,8%
Огайо 6 685 51,7% 44,5% 2,5% 1,3%
Оклахома 3 590 34,0% 51,4% 5,3% 9,3%
Орегон 737 11.0% 75,2% 8,7% 5,2%
Пенсильвания 7 800 62,9% 27,1% 8,9% 1,0%
Род-Айленд 274 33,9% 41,6% 21,5% 2,9%
Южная Каролина 2 540 66,3% 32,4% 0,7% 0,6%
Южная Дакота 371 5.7% 67,7% 3,5% 23,2%
Теннесси 3,563 54,0% 43,8% 1,7% 0,5%
Техас 17,755 40,4% 32,7% 26,1% 0,7%
Юта 2 004 6,6% 63,1% 16,3% 14,0%
Вермонт 121 8.3% 86,8% 3,3% 1,7%
Вирджиния 2 577 62,2% 36,6% 0,7% 0,5%
Вашингтон 2 953 17,2% 69,5% 12,8% 0,5%
Западная Вирджиния 748 14,3% 84,1% 0,5% 1,1%
Висконсин 1,413 46.4% 41,2% 9,6% 2,8%
Вайоминг 311 5,5% 73,3% 12,5% 8,7%
Федеральный 6,720 58,9% 20,6% 16,7% 3,8%
Всего 206 268 48,3% 32,4% 15.7% 3,5%

Несовершеннолетний

несовершеннолетних отбывают пожизненное или де-факто пожизненное заключение во всех штатах, кроме Мэна и Западной Вирджинии. По всей стране 11745 человек отбывают пожизненное или фактически пожизненное заключение за преступления, совершенные до 18 лет, что составляет 5,7 процента от общего числа приговоренных к пожизненному заключению. Каждый 17 приговоренный к пожизненному заключению был несовершеннолетним на момент совершения преступления. В некоторых штатах доля таких людей замечательна: в Висконсине, например, один из каждых девяти (11.1%) отбывающих LWOP, LWP или де-факто пожизненное заключение были моложе 18 лет на момент совершения преступления.

Верховный суд США рассмотрел вопрос о конституционности приговоров к пожизненному тюремному заключению для несовершеннолетних в трех отдельных постановлениях с 2010 года. В 2010 году суд по делу Грэм против Флориды постановил, что приговоры по закону о наказании за убийство несовершеннолетних нарушают восьмой закон. Поправка о жестоком и необычном наказании. По его мнению, судья Энтони Кеннеди написал, что несовершеннолетним должна быть предоставлена ​​«значимая возможность для освобождения на основе продемонстрированной зрелости и реабилитации.”

В 2012 году Суд распространил эту линию мышления в деле Miller v. Alabama на несовершеннолетних, которые были осуждены за убийства и в обязательном порядке приговорены к LWOP из-за требования закона, связанного с преступлением осуждения. По мнению большинства, судья Елена Каган написала, что обязательное пожизненное заключение исключает учет смягчающих возрастных факторов. Так называемые «факторы Миллера » описаны в следующем отрывке из заключения:

Обязательная жизнь без права досрочного освобождения для несовершеннолетнего исключает учет его хронологического возраста и его отличительных черт, в том числе незрелости, порывистости и неспособности оценить риски и последствия.Это мешает принимать во внимание семью и домашнюю среду, которая его окружает — и из которой он обычно не может выбраться — независимо от того, насколько жестокой или дисфункциональной. Он не учитывает обстоятельства преступления, связанного с убийством, включая степень его участия в поведении и то, как на него могло повлиять семейное давление и давление со стороны сверстников. Более того, он игнорирует тот факт, что он мог быть обвинен и осужден за меньшее преступление, если бы не некомпетентность, связанная с молодежью.

Рисунок 6.Штаты с более чем 500 LWP, LWOP и виртуально приговоренными к пожизненному заключению несовершеннолетними, 2016 г.

Миллер получил обратную силу в 2013 году на основании постановления по делу Монтгомери против Луизианы . С тех пор приговоры постепенно переводятся на более мягкие, а некоторые люди вообще освобождаются из тюрьмы.

В Небраске Луиджи Грейер является бенефициаром постановлений Высокого суда. В 15 лет Грейер совершил убийство — результат неудачной попытки выкрасть кошелек — и был приговорен к пожизненному заключению без возможности условно-досрочного освобождения.В 60 лет он отсидел 45 лет в тюрьме, в заключении перенес инсульт и был прикован к инвалидной коляске. В конце концов, ему был вынесен новый приговор после вынесения постановления Миллера , позволившего его освободить в декабре 2015 года.

Калифорния, Флорида, Луизиана, Мичиган и Пенсильвания имеют наибольшее общее количество заключенных JLWOP; вместе эти штаты составляют 73,9 процента населения JLWOP страны.

Девятнадцать штатов и округ Колумбия в настоящее время запрещают приговоры к пожизненному заключению без права досрочного освобождения для несовершеннолетних.В некоторых штатах реформы имели обратную силу, так что заключенные, отбывающие наказание в настоящее время, выиграют. В марте 2017 года Арканзас стал последним штатом, который сделал это, проголосовав за замену обязательной JLWOP возможностью условно-досрочного освобождения, происходящей через 20-30 лет в ответ на решения Миллера и Монтгомери . Эта государственная реформа примечательна тем, что в Арканзасе относительно большое количество лиц, отбывающих наказание в виде несовершеннолетних LWOP, и 8,6 процента всех заключенных LWOP в Арканзасе были несовершеннолетними на момент совершения преступления.Законопроект № 294 Сената был принят с обратной силой, поэтому все 55 человек, отбывающих наказание, имеют право на освобождение.

Несовершеннолетние, отбывающие пожизненное заключение с условно-досрочным освобождением и приговорами к пожизненному заключению

Помимо 2310 человек, в отношении которых недавно были вынесены судебные решения, исправительные департаменты сообщают о дополнительных 7346 приговоренных к условно-досрочному освобождению заключенных, совершивших преступления до 18 лет. Это население составляет 6,8 процента всех приговоров, приговоренных к сокращению пожизненного заключения по стране.Пожизненное заключение на неопределенный срок для несовершеннолетних в основном сконцентрировано в Калифорнии, Техасе, Нью-Йорке и Джорджии. Вместе эти штаты составляют 63 процента от общей численности тех, кто обслуживает LWP за преступления, совершенные в подростковом возрасте. На одну только Калифорнию приходится 37 процентов от общего числа несовершеннолетних, отбывающих пожизненное условно-досрочное освобождение в США, причем это наказание отбывают 2717 человек, осужденных за преступления с юности. В некоторых штатах, например в Нью-Йорке, дети в возрасте 13 лет могут быть приговорены к обязательному пожизненному заключению с условно-досрочным освобождением.

Амелия Берд, которой сейчас 27 лет, отбывает два приговора к пожизненному условно-досрочному освобождению, которые будут отбывать последовательно за убийство второй степени, соучастником которого она была. В 17 лет она призналась своему парню, что подверглась физическому и сексуальному насилию со стороны брата и отца. Однажды ночью, когда она спала, ее парень ворвался в дом и застрелил обоих родителей Птицы, убив ее мать и ранив отца. Берд согласился на просьбу прокуратуры избежать угрозы смертного приговора; Затем она была приговорена к двум последовательным пожизненным заключениям на неопределенный срок.В соответствии с нынешней политикой, она не получит право на условно-досрочное освобождение по крайней мере в возрасте 60 лет. Берд представляет тысячи людей, которые не могут извлечь выгоду из каких-либо недавних постановлений Верховного суда, поскольку они не были приговорены к LWOP.

Помимо 9 656 человек, отбывающих наказание в виде LWP и LWOP за преступления, совершенные в подростковом возрасте, еще 2089 молодых людей были приговорены к лишению свободы сроком на 50 и более лет или к виртуальной жизни. Подобно тенденциям, наблюдаемым среди всего населения, приговоренного к пожизненному заключению, среди молодых людей, приговоренных к пожизненному или виртуальному пожизненному заключению, в основном мужчины (98%), и большинство составляют цветные (80.4%), причем 55,1% — афроамериканцы.

По сравнению с представлением взрослых, отбывающих LWOP, LWP и виртуальную жизнь, мы видим, что цветная молодежь составляет значительно большую долю от общего числа, чем их взрослые коллеги по каждому из трех типов пожизненного заключения. В таблице 5 приводится сравнение по расе и этнической принадлежности между статусом несовершеннолетнего и взрослого для каждой категории пожизненного заключения.

Таблица 5. Сравнение несовершеннолетних и взрослых по расе и этнической принадлежности
Процент Черный Процент цветных
LWP LWOP Виртуальный LWP LWOP Виртуальный
Несовершеннолетний 49.9% 63,4% 64,4% 81,9% 76,8% 79,1%
Взрослый 42,8% 55,2% 51,3% 66,8% 68,4% 65,0%

Каждый 21 фактически приговоренный к пожизненному заключению был осужден за преступление, совершенное в несовершеннолетнем возрасте. Среди штатов с наибольшей концентрацией виртуальных людей, которые на момент совершения преступления были несовершеннолетние, является Вашингтон (9.7%), Луизиана (9,5%), Кентукки (8,8%) и Флорида (8,3%).

В Луизиане 600 молодых людей были приговорены к лишению свободы как минимум на 50 лет. В США почти две трети (64,4%) молодых людей с виртуальным пожизненным заключением — афроамериканцы; в Алабаме все, кроме одного, из 10 несовершеннолетних виртуальных пожизненных — афроамериканцы; в Висконсине 10 из 12 несовершеннолетних, приговоренных к лишению свободы на срок от 50 лет, являются афроамериканцами; а в Южной Каролине 21 из 22 заключенных виртуального пожизненного заключения, которые были несовершеннолетними, являются афроамериканцами.

Техас, в котором относительно мало заключенных JLWOP, тем не менее, в настоящее время содержит 449 заключенных, приговоренных как минимум к 50 годам за преступления, совершенные в молодости. Более четверти техасских заключенных, отбывающих виртуальную жизнь за преступление в подростковом возрасте, были признаны виновными в нападении при отягчающих обстоятельствах в качестве основного преступления. Здесь также приговор непропорционально упал на цветную молодежь, 80 процентов которой составляют афроамериканцы или латиноамериканцы.

Обсуждение

По состоянию на 2016 год более 200000 человек отбывали пожизненное или фактически пожизненное заключение, что составляет 13 человек.9 процентов от общего числа заключенных. Большинство из них — мужчины (96,7%), большинство — цветные (67,6%), и почти все (91,5%) были осуждены за тяжкие преступления.

Некоторые поразительные черты этой группы населения включают более 17 000 человек, осужденных за ненасильственное преступление, 12 000 человек, осужденных как несовершеннолетние, а также чрезмерную представленность афроамериканцев, особенно среди осужденных в подростковом возрасте. Примечательно также, что в последние годы наблюдается расхождение между приговорами к условно-досрочному освобождению и пожизненному освобождению.

Различные тенденции в приговорах к пожизненному заключению

В этом отчете описан состав людей, приговоренных к пожизненному заключению и фактически приговоренных к пожизненному заключению, в американских тюрьмах по состоянию на 2016 год. Полезно сопоставить этот анализ с данными за предыдущие годы, чтобы увидеть, как и где тенденции менялись с течением времени. С 2003 года в рамках проекта «Sentencing Project» четыре раза собирались данные о распространенности пожизненных приговоров. Эти данные были впервые опубликованы в нашем отчете 2004 года «Значение« жизни »: длительные тюремные сроки в контексте».В 2008 году мы снова обратились к властям штатов и федеральному правительству с просьбой предоставить данные о пожизненном заключении и представили результаты в нашем отчете за 2009 год «Выхода нет: расширение использования пожизненных приговоров в Америке». В 2012 году мы расширили наш обзор штатов и федерального правительства, включив в него, наряду со стандартными данными LWP и LWOP за 2012 год, запрос на ежегодные данные переписи заключенных LWP и LWOP, начиная с 1980 года. Эти результаты были опубликованы в нашем отчете за 2013 год. , Жизнь продолжается: исторический рост приговоров к пожизненному заключению в Америке.В этом разделе мы рассматриваем заметные долгосрочные тенденции в использовании пожизненного заключения, выявленные в результате многолетнего обзора.

Долгосрочные тенденции: 2003-2016 гг.

Как отмечается в этом отчете, количество приговоренных к пожизненному заключению в тюрьмах США неуклонно увеличивалось с исходной отметки 127 677 в 2003 году до 161 957 человек в 2016 году. Рост числа LWOP вырос почти в четыре раза быстрее, чем рост числа приговоров к пожизненному заключению на неопределенный срок, что отражает на 17,8% увеличилось количество приговоров к пожизненному освобождению, подлежащих условно-досрочному освобождению, по сравнению с увеличением на 59% LWOP в период с 2003 по 2016 год (Рисунок 7).Хотя темпы роста приговоров к пожизненному заключению несколько замедлились за эти годы, количество людей, отбывающих пожизненное заключение, продолжает расти.

Рисунок 7. Увеличение продолжительности жизни с условно-досрочным освобождением и жизнь без условно-досрочного освобождения, 2003-2016 гг.

Не все штаты в равной степени ответственны за рост, хотя во всех штатах в некоторой степени увеличилось количество приговоренных к пожизненному заключению населения. Если посмотреть на штаты со значительным увеличением количества приговоров к пожизненному заключению, то в период с 2003 по 2016 год Колорадо увеличило количество пожизненных приговоров, подлежащих условно-досрочному освобождению, с 943 до 2131 — рост на 126 процентов.В Вашингтоне количество приговоров к пожизненному условно-досрочному освобождению увеличилось почти в четыре раза с 529 в 2003 году до 2052 в 2016 году. Что касается LWOP, то в Вайоминге количество приговоренных заключенных увеличилось с 4 до 35 за этот период, что на 775 процентов больше. В Огайо количество людей, обслуживающих LWOP, увеличилось со 105 до 560.

Последние тенденции: 2012-2016 гг.

Глядя только на самый последний период роста, мы видим, что в 2016 году по стране почти на 3000 человек больше отбывают пожизненное заключение по сравнению с 2012 годом, что соответствует 2.Общее увеличение на 5 процентов. Тем не менее, это увеличение отражает противоположные тенденции: пожизненное заключение с возможностью условно-досрочного освобождения немного сократилось, а пожизненное заключение без возможности условно-досрочного освобождения увеличилось на 8,6 процента.

Четыре штата, показанные ниже, увеличили долю заключенных LWP и LWOP в своем тюремном контингенте на 15 и более процентов.

Таблица 6. Растущее распространение приговоров LWOP в отдельных штатах
Государство Пожизненных людей как% от
заключенных,
2012 г.
Пожизненных людей как% от
заключенных,
2016
Процент
Изменение
Мэриленд 11.5% 14,6% 27,0%
Массачусетс 19,4% 22,5% 16,0%
Миссисипи 9,3% 11,0% 18,3%
Вермонт 5,8% 8,0% 37,9%

Число женщин, живущих быстрее, растет

В целом, данные за 2016 год свидетельствуют о большем количестве женщин, отбывающих пожизненное заключение в тюрьме, чем в 2012 или 2008 годах.В период с 2008 по 2016 год штаты добавили примерно 20 000 пожизненных заключений для мужчин и 1 000 новых пожизненных заключений для женщин, но темпы изменений были более быстрыми для женщин, учитывая их относительно низкую представленность среди лиц, приговоренных к пожизненному заключению. В целом, темпы роста отражают 20-процентное увеличение числа женщин, приговоренных к пожизненному заключению в период с 2008 по 2016 год, по сравнению с ростом на 15 процентов среди мужчин.

Таблица 7. Увеличение числа работающих женщин, 2008-2016 гг.
2008 2012 2016 Изменение в процентах,
2008-2016 гг.
Женщины
Обслуживание LWP
3 361 3 687 3,759 11.8%
Обслуживание мужчин
LWP
96 154 105,201 104 908 9,1%
Женщины
Обслуживание LWOP
1,332 1,656 1872 40,5%
Обслуживание мужчин
LWOP
39 652 47 354 51 418 29,7%
Всего женщин 4 693 5 343 5,631 20.0%
Всего мужчин 135 806 152,555 156 326 15,1%

Разные темпы изменений могут отражать большее количество пожизненных заключений, назначенных женщинам, чем в прошлом, и / или меньшее количество условно-досрочного освобождения, предоставленных женщинам, чем мужчинам, отбывающим пожизненный срок. Если сокращение LWP связано с условно-досрочным освобождением заключенных, приговоренных к пожизненному заключению, представленные здесь данные предполагают, что мужчины могут получать пользу от условно-досрочного освобождения чаще, чем женщины, особенно в период с 2012 по 2016 год; в то время как количество мужчин, отбывающих пожизненное условно-досрочное освобождение, немного уменьшилось, количество женщин, отбывающих условно-досрочное освобождение, продолжало расти.Более быстрые темпы роста среди женщин, отбывающих LWP и LWOP, по сравнению с мужчинами, параллельны структуре тюремного роста в целом. Это верно даже при том, что участие женщин в насильственных преступлениях (за которые отбывают наказание большинство людей, отбывающих пожизненное заключение) существенно не изменилось.

Более пристальный взгляд на расширение LWOP

Логика подсказывает, что тенденции изменения численности заключенных будут отражать тенденции преступности. Колебания насильственных преступлений, особенно убийств, должны привести к аналогичным тенденциям среди заключенных, особенно среди тех, кто отбывает пожизненное заключение.Мы ожидаем увидеть рост убийств и других насильственных преступлений, связанных с увеличением числа людей в тюрьмах. По мере снижения уровня преступности мы ожидаем уменьшения количества людей, содержащихся в тюрьмах, особенно снижения числа госпитализаций без приговоров к условно-досрочному освобождению. В частности, мы ожидаем, что приговоры за LWOP будут увеличиваться только при соответствующем росте тяжких преступлений. Если бы существовала тесная корреляция, беспрецедентный рост приговоров к пожизненному заключению должен соответствовать повышенному уровню тяжких преступлений примерно за тот же период.Тем не менее, это не то, что следует из данных LWOP. Вместо этого, в то время как количество серьезных преступлений, включая убийства, в целом сократилось за последние 25 лет по всей стране, количество приговоренных к пожизненному заключению продолжает расти.

Таблица 8 показывает, что Калифорния, Джорджия, Флорида, Луизиана, Пенсильвания и Вирджиния сообщают о значительном увеличении населения LWOP с 2003 года, несмотря на значительное снижение уровня насильственных преступлений в каждом из этих штатов за этот период.

Таблица 8.Насильственные преступления и модели LWOP в шести штатах
Государство Сокращение числа тяжких преступлений
2003-2015
% рост в
LWOP 2003-2016
Калифорния -26,4 281,6%
Флорида -36,7 99,2%
Грузия -16,6 262,4%
Луизиана -16,5 27.6%
Пенсильвания -20,9 39,7%
Вирджиния -29,1 506,4%

Грузия

Более подробные данные из Грузии показывают несоответствие между приговорами за тяжкие преступления и наказаниями за LWOP. Департамент исправительных учреждений Джорджии, несмотря на активную работу по сокращению числа заключенных посредством реформ уголовного правосудия в масштабе штата, сообщает, что их было больше двух.В 2016 году в 5 раз больше людей, отбывающих наказание в виде LWOP, чем в 2003 году, когда в LWOP отбывали наказание 354 человека. В период с 2003 по 2016 год к населению ежегодно добавлялось в среднем 69 человек, отбывающих наказание за LWOP. В Грузии также наблюдается рост численности неопределенного количества приговоренных к пожизненному заключению, хотя и более медленными темпами. В то же время количество насильственных преступлений в Грузии снизилось на 16,6 процента с 2003 года. В последнее время количество заключенных в государственных тюрьмах также сокращалось: в 2015 году было зарегистрировано на 2985 заключенных меньше, чем в 2010 году.

Диаграмма 8. Уровень насильственных преступлений и население LWOP в Грузии, 2000-2016 гг.

Новые суровые законы о вынесении приговоров помогают объяснить быстрое увеличение количества приговоров за LWOP в Грузии в этот период. В 1992 году в Джорджии был принят закон о обычных правонарушителях, известный как закон о семи смертных грехах, который требовал пожизненного заключения с условно-досрочным освобождением за убийство и требовал минимального 10-летнего лишения свободы за похищение, вооруженное ограбление, изнасилование, содомию при отягчающих обстоятельствах, сексуальное насилие при отягчающих обстоятельствах и ребенка в отягчающих обстоятельствах. приставание. При повторном осуждении за одно из этих преступлений люди должны быть приговорены к пожизненному заключению без возможности условно-досрочного освобождения.В 1996 году государство отменило условно-досрочное освобождение для всех перечисленных выше преступлений, что означает, что все пожизненные приговоры не подлежат условно-досрочному освобождению. Государственная статистика показывает, что 32 процента государственных заключенных были осуждены по закону о семи смертных грехах.

Помимо быстро растущих показателей LWOP, законодательные изменения также привели к увеличению количества заключенных LWP в Грузии. По количеству условно-досрочно освобожденных в штате четвертое место в стране: 7 553 человека отбывают пожизненное заключение на неопределенный срок.Среди заключенных штата 14,2 процента отбывают наказание в виде LWP. Изменения в законодательстве могут объяснить этот рост: в 1995 году штат увеличил вдвое срок до первой возможности условно-досрочного освобождения с семи до 14 лет; в 2006 году этот срок был продлен до 30 лет.

Лица, приговоренные к пожизненному заключению

Продолжающийся рост приговоров к пожизненному заключению по всей стране объясняется множеством факторов, помимо тенденций в области преступности. Одна из движущих сил — страх: отдельные истории вызывают желание безопасности из-за своей жестокости и насилия и слишком часто задают тон для политики и практики преступности.Существует тенденция обобщать исход одного освобожденного заключенного, который совершает насильственное преступление, как показательный для всех заключенных, если им будет предоставлена ​​такая возможность. На самом деле такие трагические последствия редки, и тем более среди людей, отбывающих пожизненное заключение, несмотря на тяжесть их первоначального преступления.

Вторая движущая сила связана с первой и сосредоточена на политических достижениях, достигнутых выборными должностными лицами благодаря тому, что они достаточно жестко борются с преступностью, даже когда криминологи дискредитировали эффективность чрезмерно жесткой политики правосудия.Описывая план Коннектикута по отмене смертной казни в 2012 году, официальные лица заверили общественность, что ее замена приведет к еще более суровому наказанию, чем «просто» LWOP. 11 заключенных, приговоренных к смертной казни, а также все будущие лица, осужденные за убийства, караемые смертной казнью, проведут остаток своей жизни в одиночных камерах. Губернатор Даннел Маллой сказал: «В будущем у нас будет система, которая позволит нам оставлять этих людей на всю жизнь в условиях жизни, которые никто из нас не хотел бы испытывать.

Устойчивая политика и политика периода жесткой преступности

Изменения в законодательстве, внесенные за последние три десятилетия, продлили сроки тюремного заключения, включив в него пожизненное заключение за определенные преступления. Это было достигнуто с помощью законов «жесткой борьбы с преступностью», таких как законы о обычных правонарушителях, законы об установлении истинности приговора, обязательные минимумы и отмена условно-досрочного освобождения.

Заключенные, приговоренные к пожизненному заключению, составляют 22 процента от общего числа заключенных штата Алабама, а доля штата, приговоренная к пожизненному заключению за ненасильственные преступления, является одной из самых высоких в стране; 16 процентов пожизненных были осуждены за ненасильственные преступления.В Алабаме также наблюдались более высокие темпы роста количества приговоров к пожизненному заключению с течением времени, опережающие рост общего числа заключенных. ((Schartmueller, D. (2015). Оселение за решеткой: широкое применение пожизненного заключения в Алабаме. Тюремный журнал 95 (4), 449-471.

Физические лица получают LWOP за преступления, не связанные с убийством, в соответствии с Законом штата о привычных уголовных преступлениях (HFOA), впервые принятым в 1977 году. Закон требует, чтобы лица, осужденные за преступления класса A, получали LWOP, если у них было три предыдущих судимости за уголовные преступления.Хотя цель закона заключалась в том, чтобы требовать более жестких санкций для тех, кто совершает несколько серьезных преступлений, в результате большинство лиц, приговоренных в соответствии с HFOA, совершили менее серьезные, часто ненасильственные преступления, такие как кража со взломом. Чтобы исправить это, в закон были внесены поправки, но они не имеют обратной силы.

Такие лица, как Лидия Дайан Джонс, были арестованы по закону. В 1997 году Джонс переехала из дома в дом своего детства, чтобы заботиться о неизлечимо больном отце.Через четыре месяца она вернулась домой, чтобы забрать вещи, и была арестована. Без ее ведома бывший парень Джонса использовал ее дом, пока она отсутствовала, для хранения и продажи марихуаны. Она была осуждена за хранение марихуаны, но поскольку это было ее четвертое уголовное преступление, она была приговорена к пожизненному заключению без права досрочного освобождения. Ее первые три уголовных преступления произошли в результате единственного инцидента 17 лет назад. В конечном итоге Джонс был реабилитирован на основании демонстрации неадекватной правовой защиты.

Рисунок 9.Тенденции в отношении приговоров к пожизненному заключению и тяжких преступлений в Алабаме

Законы о привычных преступниках также расширили использование LWOP в Массачусетсе. В 2012 году штат пересмотрел свой закон о обычных правонарушителях в соответствии с законопроектом 4286 Палаты представителей, требуя, чтобы лица, осужденные по закону, отбывали максимальный срок без возможности условно-досрочного освобождения после третьего осуждения за тяжкое преступление. До принятия закона LWOP ограничивался осуждением за убийство первой степени; Законодательство расширило до 20 количество преступлений, которые могут повлечь за собой LWOP.

Делавэр пересмотрел свой статут о «трех ударах» в 2016 году, чтобы увеличить количество предыдущих судимостей за определенные правонарушения, необходимые для классификации в качестве обычного правонарушителя, и заменил обязательное пожизненное заключение приговором «до пожизненного». Поскольку закон будет применяться задним числом, некоторые из этих заключенных могут быть повторно приговорены к меньшим срокам. При подписании законопроекта губернатор Делавэра Маркелл отметил, что «тенденция ужесточения обязательных приговоров за растущее число преступлений не сработала.”

Продление времени ожидания перед проверкой условно-досрочного освобождения

Риторика о «суровом наказании» искажает пожизненное заключение как мягкое и способствует распространению идеи о том, что пожизненно заключенные отбывают лишь часть своего первоначального наказания. Одно исследование техасских присяжных, которые участвовали в судебных процессах по делам об убийствах, караемых смертной казнью, показало, что они обычно недооценивали количество лет, которые должны быть отбыты для осуждения за убийство, приговоренного к смертной казни, в отсутствие смертной казни, «при том, что средний присяжный полагает, что человек, приговоренный к пожизненному заключению, будет условно-досрочное освобождение через 15 лет.Фактически, толчок к принятию законов «об истинности приговора» частично проистекает из убежденности в том, что публике лгут в отношении количества времени, проведенного в тюрьме. Согласно законам Техаса на момент исследования, заключенные должны были отбыть минимум 40 лет до рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении.

Анализ роста числа тюрем в США, проведенный Национальным исследовательским советом национальных академий в 2014 г., широко считается наиболее всесторонним исследованием системы вынесения приговоров и лишения свободы в США.Его авторы считают, что увеличение числа госпитализаций в сочетании с удлинением сроков тюремного заключения привело к увеличению численности заключенных; 51 процент роста числа заключенных в период с 1980 по 2010 год можно отнести к более длительным срокам тюремного заключения. Неопределенные пожизненные сроки стали более распространенным сегментом тюремного населения из-за продления первоначального времени ожидания перед появлением перед комиссией по условно-досрочному освобождению и / или увеличения периода ожидания между слушаниями по вопросу о праве на условно-досрочное освобождение. В последние десятилетия в нескольких штатах был увеличен минимальный срок отбывания лет до условно-досрочного освобождения лицам, отбывающим пожизненный срок.Например, в Джорджии первоначальное время ожидания перед пересмотром условно-досрочного освобождения одно время составляло семь лет, но было увеличено до 30 лет для преступлений, совершенных после 1995 года. В Миссури закон 1994 года увеличил первоначальный срок ожидания с 13 до 23 лет. В Миссури заключенные обычно ждали два года после отказа в условно-досрочном освобождении до следующего возможного пересмотра; в 1993 году законодатели изменили этот срок до пяти лет.

В соответствии с Законом штата Теннесси о правде при вынесении приговора 1995 года заключенные, приговоренные к пожизненному заключению, должны отбыть свой полный минимальный 60-летний срок с возможностью начисления приговора, позволяющего предварительное рассмотрение условно-досрочного освобождения через 51 год.Джейкоб Дэвис — один из заключенных, отбывающих пожизненно условно-досрочно в Теннесси. В ярости от зависти выпускник средней школы Дэвис убил нового парня своей бывшей девушки в 1997 году. Хотя его преступление было очень серьезным, у него никогда не было проблем с законом. Он был признан виновным в убийстве первой степени, безрассудном применении смертоносного оружия и ношении оружия на территории школы и приговорен к пожизненному заключению с условно-досрочным освобождением. Его дело в настоящее время находится на апелляции, и его адвокаты утверждают, что приговор к пожизненному условно-досрочному освобождению в Теннесси эквивалентен LWOP из-за его продолжительности и, следовательно, дублирует статут LWOP.Если его приговор не будет изменен, Дэвису исполнится 70 лет, когда он получит право на условно-досрочное освобождение.

Смертная казнь как ориентир для «менее карающих» приговоров

За исключением Аляски приговоры LWOP допустимы во всех 31 штате, где разрешена смертная казнь, а также в 18 штатах, в которых смертная казнь отсутствует. В некоторых штатах — в частности, в Алабаме, Иллинойсе и Луизиане — принятие статута LWOP было напрямую мотивировано постановлением Верховного суда по делу Furman v.Грузия в 1972 году, где смертная казнь временно запрещена по всей стране. Расширенное использование LWOP было приписано Фурману, и, хотя четыре года спустя в деле Gregg v. Georgia была восстановлена ​​смертная казнь, некоторые штаты использовали нестабильность правовых вопросов, чтобы оправдать расширение использования LWOP, например, сделать его обязательным в случаях убийства первой степени и других правонарушений.

Некоторое распространение LWOP без капитала может быть, как это ни парадоксально, связано с продвижением LWOP в кампаниях по отмене смертной казни.Попытки заменить смертные приговоры на приговоры LWOP были успешными отчасти благодаря этой стратегии, хотя большую часть успеха следует отнести на счет кампаний невиновности, демонстрации неэффективности и сложностей с методами исполнения. Смертные приговоры неуклонно сокращаются уже много лет. Хотя некоторые сторонники LWOP утверждают, что он служит эффективной альтернативой смертной казни, причинно-следственная связь между ними не очевидна. С 1992 по 2016 год их было 12.Число приговоренных к смертной казни увеличилось на 7 процентов, в то время как за тот же период численность LWOP увеличилась на 328 процентов. Поскольку по состоянию на 2016 год 53 290 человек обслуживали LWOP, маловероятно, что все или даже большинство из них были бы в камерах смертников, если бы не LWOP в качестве альтернативы. Юристы Джордан Штайкер и Кэрол Штайкер показывают, что «… даже если бы все снижение числа приговоров к смертной казни было (неправдоподобно) приписано LWOP, количество обвиняемых, приговоренных к смертной казни, затронутых введением LWOP, все равно было бы меньше, чем количество некапитальных ответчиков, пострадавших от его широкого распространения. принятие и использование.«Вместо вынесения смертных приговоров более вероятно, что многие из приговоров LWOP в противном случае были бы приговорами, которые включали возможность условно-досрочного освобождения. Широкое использование LWOP как в преступлениях, караемых смертной казнью, так и в преступлениях, не связанных с капиталом, оказало нормализующее влияние на суровые приговоры и оказывает повышательное давление на приговоры по всему спектру.

Аргумент общественной безопасности и отказ от реабилитации

Правления по условно-досрочному освобождению подвергаются целому ряду требований.Заключенные, приговоренные к пожизненному заключению, которые имеют право на условно-досрочное освобождение, сталкиваются с процессом, который часто затрудняется из-за чрезмерного политического влияния, отсутствия строгой профессиональной квалификации и бюрократических препятствий, которые задерживают или лишают их возможности освобождения. Возможно, главное препятствие, с которым должны справиться заключенные, приговоренные к пожизненному заключению, — это тяжесть их первоначального преступления, которое серьезно сказывается на решениях об условно-досрочном освобождении, хотя обычно оно имело место несколько десятилетий назад и принималось во внимание при вынесении приговора.

Некоторые утверждают, что преступления, совершенные лицами, отбывающими пожизненное заключение, настолько серьезны, что реабилитация просто недостижима, или что пожизненное наказание «соответствует преступлению.«Исключение из этого образа мышления недавно появилось в отношении несовершеннолетних, которые считаются поддающимися реабилитации из-за их незрелости в развитии.

Растущая зрелость молодых людей приводит к резкому снижению криминальных тенденций к концу тридцатых годов; и поэтому лишение свободы на срок от 15 до 20 лет, даже за тяжкие преступления, приносит меньшую отдачу для общественной безопасности. Национальный исследовательский совет является последним авторитетным органом, который отметил, что долгосрочные приговоры не имеют никакой цели, кроме как усилить карательную цель исправлений.Частично это объясняется кривой возраст-преступность, которая надежно предсказывает склонность к совершению преступлений в разном возрасте. Это показывает, что количество преступных деяний существенно снижается, начиная с середины 20-х годов, и существенно снижается к концу 30-х годов. Это частично объясняется нейробиологическими данными, которые показывают, что развитие мозга достигает своей окончательной формы в середине 20-летнего возраста. До этого времени точные расчеты риска все еще созревают, а понимание последствий поведения еще не полностью уместно.Исследователи приходят к выводу, что «[a] ge является одним из самых надежных индикаторов преступного поведения». Однако это происходит не из-за необъяснимой связи возраста и преступности, а из-за социальных и психосоциальных изменений, которые происходят одновременно с возрастом. Даже те, кого определяют как «профессиональные преступники», как правило, воздерживаются от преступлений в относительно раннем возрасте.

Рене Лима-Марин — заключенный из Колорадо, отбывающий виртуальную жизнь. Лима-Марин был первоначально приговорен к 98 годам заключения за участие в ограблении видеомагазина в 1998 году.Из-за канцелярской ошибки, допущенной Управлением исправительных учреждений, в котором его приговоры были указаны как параллельные, а не последовательные, он был освобожден за несколько десятилетий до истечения срока его тюремного заключения, отбыв 10 лет тюремного заключения. За годы свободы Лима-Марин женился, имел двоих детей, купил дом и имел постоянную работу. Самое главное, он отсидел пять лет без преступлений условно-досрочно. Но как только в 2014 году была обнаружена ошибка Управления исправительных учреждений, Лима-Марин была возвращена в тюрьму.Канцелярская ошибка позволила развернуться естественному эксперименту и показала, что Лима-Марин изменил свою жизнь и способен быть продуктивным членом общества. После его возвращения в тюрьму в 2014 году Лима-Марин был проинформирован, что дата его условно-досрочного освобождения будет в 2054 году. Ему будет 74 года, а его дети будут приближаться к среднему возрасту. В настоящее время он обжалует свой приговор.

Многие из заключенных, отбывающих пожизненное заключение, демонстрируют значительную личную трансформацию. Персонал тюрьмы часто призывает приговоренных к пожизненному заключению в качестве наставников для вновь прибывших заключенных.Кроме того, многочисленные исследования подтверждают, что распространенность проступков довольно низка по сравнению с заключенными, лишенными пожизненного заключения, в отличие от теории, согласно которой заключенные, приговоренные к пожизненному заключению, более нестабильны, потому что им «нечего терять». Исследования людей, приговоренных к пожизненному заключению, которые вышли из тюрьмы, показали, что среди них очень низкий уровень рецидивизма. В 2012 году апелляционный суд Мэриленда постановил в деле Унгер против штата , что пожизненные приговоры, вынесенные до 1981 года, нарушили надлежащую правовую защиту из-за вводящих в заблуждение инструкций присяжных.В результате было освобождено более 100 пожизненно, и ни один из них не был осужден за новое уголовное преступление по состоянию на 2016 год.

Шестидесятилетняя Альва Польке отбывает виртуальный пожизненный срок в Грузии. Он находится в заключении 18 лет и не имеет дисциплинарных проступков за 14 лет. В настоящее время Польке является наставником для других заключенных и получил несколько сертификатов за достижения в тюрьме, включая завершение курса по возвращению в тюрьму. Он поддерживал тесные связи со своей семьей во время заключения.Полке в настоящее время фактически отбывает пожизненное заключение за хранение с намерением продать кокаин на сумму около 200 долларов. Польке подпадал под действие закона штата о рецидивисте из-за предыдущих судимостей за наркотики и из-за близости сделки к государственному жилью. Срок тюремного заключения Польке с 40 лет был увеличен до 60 лет. Адвокаты Польке отметили, что его приговор превышает максимально допустимое наказание за определенные убийства, преступления на сексуальной почве и другие насильственные преступления.

Рекомендации по реформе

Исключить жизнь без условно-досрочного освобождения и резко сократить другие приговоры к пожизненному заключению

Этот отчет ясно показывает, что пожизненное заключение становится все большей частью заключенных.В 2016 году более 200000 заключенных отбывали ту или иную форму пожизненного заключения, что составляет одного из каждых семи (13,9%) заключенных в целом. Несмотря на проведение необходимых реформ уголовного правосудия на периферии системы, реформы законов и практики, которые увековечивают пожизненное заключение, были редкими, и фокус был слишком узким, чтобы полностью бороться с массовым лишением свободы.

Растущая поддержка лишению свободы и предложения по реформе наказания за мелкие правонарушения часто сочетаются с сохранением суровых наказаний за серьезные и насильственные преступления.Эта стратегия применялась без учета ее воздействия на конкретную проблему, которую пытаются решить политики: раздутое и дорогое количество заключенных, которое намного превосходит количество заключенных в любой другой стране мира. Лица, совершившие насильственные преступления в прошлом — даже в далеком прошлом — не могут быть включены в большинство «всеобъемлющих» обсуждений реформ, направленных на сокращение численности заключенных из-за серьезности их преступлений. Эти подходы к политике могут разочаровать законодателей, ожидающих значительной экономии от реформ.

Стоимость пожизненного заключения высока, в пределах 1 миллиона долларов на одного взрослого заключенного, причем тюремные расходы стремительно растут после достижения среднего возраста. Частичной причиной возможного удвоения расходов по мере старения заключенных является тяжелый урон, который сама тюрьма наносит здоровью человека. Как правило, люди, попадающие в тюрьму, уже имеют более слабое здоровье по сравнению с населением в целом, но суровые тюремные условия в сочетании с неадекватным обращением ухудшают состояние здоровья заключенных и ускоряют процесс старения.Заключенные страдают более высокими показателями как хронических, так и инфекционных заболеваний по сравнению с населением в целом.

В международном масштабе проблемы с правами человека в связи с пожизненным заключением очевидны. Рассмотрим дела Винтер и Другие против Соединенного Королевства , где вынесение трех пожизненных заключений вызвало опасения по поводу этой практики. Дела были рассмотрены на предмет возможных международных нарушений прав человека, и Суд постановил 16 голосами против одного, что пожизненное заключение без возможности пересмотра условий условно-досрочного освобождения действительно является нарушением.В то время в общей сложности 49 человек отбывали пожизненное заключение и получили измененные приговоры. Примечательно, что на момент постановления суда в Соединенных Штатах было в 100 раз больше людей, отбывающих такие наказания.

По состоянию на 2014 год во всем мире около 536 000 человек отбывают пожизненное заключение. Учитывая, что на долю Соединенных Штатов приходится 30 процентов от общего числа заключенных в мире, это означает, что почти каждый третий заключенный, приговоренный к пожизненному заключению в мире, является заключенным США.

Воспользуйтесь моментом постановлений по делам несовершеннолетних

Один из подходов к ограничению пожизненного заключения — адаптировать недавние изменения в политике в отношении несовершеннолетних к взрослым. Грэм против Флориды постановил, что приговоры LWOP были несоразмерными при применении к преступлениям, не связанным с убийством. Если применить это ко всем взрослым, это может повлиять на 12 250 человек, которые в настоящее время обслуживают LWOP, или 23 процента населения LWOP. Миллер против Алабамы постановил, что несовершеннолетние не могут получить LWOP для обвинения в убийстве в штатах, которые применяют приговор в обязательном порядке. Если бы это же решение было применено ко всем заключенным, отбывающим обязательный LWOP за убийство первой степени, 20 342 человека, или 38 процентов населения LWOP, потенциально могли бы получить пересмотр приговора.Это не обязательно приведет к освобождению любого заключенного, но позволит пересмотреть приговор, если применяется задним числом.

Ученые-правоведы, как правило, не оптимистичны в отношении успешного распространения через суды Graham , Miller и Montgomery на взрослых. Напротив, постановления, возможно, еще больше усложнили взрослым возможность продемонстрировать свою готовность к реформе, поскольку они установили верхний возрастной предел на уровне 17 лет. В частности, в заключении Грэма говорилось, что «характер ребенка не так хорошо сформирован, как характер взрослого. ; его черты менее фиксированы, и его действия с меньшей вероятностью будут свидетельством безвозвратной порочности.«Точно так же, как судебная практика в отношении смертной казни ясно говорит о том, что« смерть отличается », Суд ясно дал понять, что в этих случаях второй взгляд заключается в том, что« дети разные ».

Улучшение процесса условно-досрочного освобождения

Ограничения процесса условно-досрочного освобождения для пожизненных лиц были подчеркнуты требованием о «значимой возможности для условно-досрочного освобождения» для несовершеннолетних, приговоренных к пожизненному заключению, в деле Graham v. Florida . Грэм призвал к созданию механизма обзора, который сам по себе проблематичен.В недавнем отчете The Sentencing Project мы задокументировали ряд проблем с условно-досрочным освобождением, в том числе длительное время ожидания, политизацию процесса условно-досрочного освобождения, чрезмерное использование губернаторами решения об условно-досрочном освобождении, отсутствие презумпции освобождения на слушаниях по условно-досрочному освобождению, и ограниченные права и защита заключенных, предстающих перед комиссией по условно-досрочному освобождению.

Серьезность преступления является основным фактором при вынесении первоначального решения о назначении наказания, но многие комиссии по условно-досрочному освобождению, руководствуясь политикой или практикой, берут на себя ответственность включить тяжесть преступления в решение о предоставлении или отказе в условно-досрочном освобождении, практика, которая составляет к пересмотру дела.Большинство систем условно-досрочного освобождения в значительной степени полагаются на преступление в виде обвинительного приговора при рассмотрении решения об условно-досрочном освобождении, что ставит людей, отбывающих неопределенное пожизненное заключение, в явное невыгодное положение из-за тяжести преступления во многих случаях. Исследования показывают, что осужденные за насильственные преступления с меньшей вероятностью будут условно-досрочно освобождены, чем осужденные за другие правонарушения, несмотря на установленный ими риск для общественной безопасности. В исследовании решений об условно-досрочном освобождении в Нью-Джерси авторы обнаружили, что обвинительный приговор является наиболее влиятельным фактором при принятии решений об условно-досрочном освобождении.Этот результат удивителен, учитывая, что в соответствии с Законом Нью-Джерси 1979 года об условно-досрочном освобождении преступление было определено как фактор, который не должен влиять на принятие решения об условно-досрочном освобождении.

Во-вторых, время, отбытое до того, как предстать перед комиссией по условно-досрочному освобождению, играет важную роль в принятии решений, что, как и преступление, связанное с осуждением, непропорционально влияет на лиц, приговоренных к пожизненному заключению. Карательная мера, принятая во многих штатах, заключалась в увеличении первоначального времени ожидания перед условно-досрочным освобождением и времени ожидания между слушаниями по условно-досрочному освобождению.Заключенный, который исторически отсидел 10 лет до своего первого слушания по делу об условно-досрочном освобождении, сегодня может ждать 20 лет.

Два последних недостатка многих систем условно-досрочного освобождения — это отсутствие опыта и дистанция от политического влияния, которое требуется от их членов. Недавний всеобъемлющий обзор систем условно-досрочного освобождения в Соединенных Штатах пришел к выводу, что советы по условно-досрочному освобождению должны быть реконструированы таким образом, чтобы требовать определенного опыта в области уголовного правосудия, ученых степеней и независимости от политического влияния.Разоблачение процесса условно-досрочного освобождения в Нью-Йорке, опубликованное в New York Times, выявило лишь поверхностный анализ файлов заключенных перед слушанием дела об условно-досрочном освобождении и менее 20 минут, потраченных на любое слушание.

Улучшения в структуре и составе процесса могут начать перемещение подходящих к пожизненному заключению заключенных через систему, освобождая тех, кто демонстрирует, что они имеют право на свободу, и сдерживая тех, кому требуется больше времени в тюрьме, прежде чем они будут готовы.

Разрешить корректировки в середине курса

Помилование — один из эффективных способов изменить приговор к тюремному заключению в середине срока.Власть, закрепленная за президентом и губернаторами штатов, помилование обеспечивает метод сдержек и противовесов в других ветвях власти. В случае тюремного заключения исполнительная власть оставляет за собой право исправлять или смягчать последствия чрезмерно сурового закона или судебного решения. За последние полвека его использование стало предметом все более пристального внимания, и в результате губернаторы все более неохотно пользуются этими полномочиями. В деле Graham v. Florida судья Кеннеди признал отсутствие зависимости от помилования, отметив, что оно не является надежным инструментом для смягчения суровости приговора, поскольку используется только в исключительных случаях.

Недавнее использование помилования на федеральном уровне может служить примером помилования на уровне штата, которое значительно сократилось за последние несколько десятилетий. На протяжении большей части ХХ века заключенные, приговоренные к пожизненному заключению в федеральной системе, имели право на условно-досрочное освобождение через 15 лет; в 1976 году это было сокращено до 10 лет. Однако, начиная с 1987 года, условно-досрочное освобождение было отменено, и все предполагаемые пожизненные приговоры не подлежали условно-досрочному освобождению.

Президент Барак Обама предоставил беспрецедентное количество помилований федеральным заключенным, что необычно для любого современного президента или губернатора.К тому времени, когда он покинул свой пост, Обама смягчил 1715 федеральных приговоров, одна треть из которых была пожизненным заключением за ненасильственные преступления. Действия президента Обамы в этом отношении привлекли внимание к системе вынесения приговоров и исправительной системе, которая была неустойчивой и сильно разрослась, не оставив почти никаких средств правовой защиты, кроме такого рода внутренних корректировок.

До того как президент Обама помиловал его в марте 2015 года, Норман Браун уже отбыл 24,5 года пожизненного заключения без возможности условно-досрочного освобождения за ненасильственное преступление, связанное с наркотиками.Судья, вынесший приговор, признал, что приговор Брауна был несоразмерным, но не мог быть изменен из-за обязательных минимумов. Браун подал прошение о помиловании в 2010 году, процесс, который он описывает как «как тонущий человек тянется к паутине», что демонстрирует тщетность его надежд на освобождение. В конце концов он получил помилование и был освобожден с июля 2015 года. Описывая свой опыт жизни в тюрьме, он делает следующее наблюдение: если вы оставите нас в тюрьме … там [на] слишком долго, мы можем проглохнуть.И, как я видел, многие люди остались в тюрьмах … эти драконовские приговоры оставили их там, и они гниют. И в процессе их гниения общество теряет те дары, которые мы должны им дарить ».

Второй метод промежуточной проверки был предложен Американским юридическим институтом (ALI), независимым органом ученых-юристов, который дает рекомендации в отношении типовых уголовных кодексов. Что касается длительных сроков тюремного заключения, включая пожизненное заключение, они предлагают положение «второго взгляда».ALI рекомендует, чтобы «судья или судебная коллегия пересмотрели приговор любому заключенному, отбывшему 15 или более лет в тюрьме, и решить, соответствует ли в нынешних обстоятельствах первоначально вынесенный приговор или другой приговор целям вынесения приговора». Акцент делается на изменившихся обстоятельствах, которые могут означать изменение социальных оценок тяжести преступления, новые технологии оценки риска или лечения или серьезные изменения в личности или их семейных обстоятельствах, жертвах преступлений или сообществе.Идея, лежащая в основе положения второго взгляда, заключается в том, что не только человек может измениться, но и общество может измениться.

Такой механизм помог бы развеять опасения судей, чьи руки связаны обязательными минимальными приговорами. Рассмотрим замечания судьи из Оклахомы Чарльза Чапела в ответ на отклоненную апелляцию на приговор по приговору за наказание в виде LWOP, вынесенный 15-летнему мальчику:

[H] — приговор, по моему мнению, нарушает 8-ю поправку к Конституции США … Ему едва исполнилось 15 лет, когда он совершил преступление; он эмоционально и психологически незрелый; он плохо обучается и функционирует на несколько лет ниже своих сверстников; у него сильная семейная поддержка; у него никогда раньше не было никаких проблем с законом; и доказательства в поддержку его ходатайства [о передаче в суд по делам несовершеннолетних] были подавляющими и по существу не опровергнутыми … Приговор к пожизненному заключению без права досрочного освобождения является просто отвратительным и пародией на правосудие.

Профессор философии Северо-Западного университета Дженнифер Лэки обучает приговоренных к пожизненному заключению в Иллинойсе. За годы преподавания она узнала, что не только заключенные меняются поразительным образом. Жертвы и их семьи могут прийти к выводу, что заключенный достоин прощения и второго шанса. Отношение общества также может измениться, эволюционируя от рьяного подхода «войны с преступностью» к подходу, который включает более широкий взгляд на огромные социальные проблемы, которые часто сопровождают преступные действия.

Заключение

Пожизненное заключение находится на рекордно высоком уровне: 161957 человек отбывают пожизненное заключение с условно-досрочным освобождением или без такового по всей стране. У трети из них никогда не будет возможности условно-досрочного освобождения — срок, который освободил заключенный LWOP Норман Браун метко называет «сверхнаказанием». Если мы включим тех, кто приговорен к пожизненному заключению де-факто на 50 и более лет до условно-досрочного освобождения, то общее число заключенных составит 206 268, или 13,9 процента заключенных. В 2016 году каждый седьмой заключенный отбывал пожизненное или фактически пожизненное заключение.

Растущее число приговоров к пожизненному заключению противоречит попыткам сократить массовое заключение. Массовое использование тюремного заключения стало предметом пристального внимания за последнее десятилетие, поскольку маловероятные союзники объединились, чтобы призвать к реформам как по финансовым, так и по моральным соображениям. Меняющийся климат для реформы уголовного правосудия обнадеживает, поскольку обе партии поддерживают давно рекомендуемые изменения в законах о вынесении приговоров на федеральном уровне и уровне штатов. Защитники должны использовать возможности для дальнейшего изменения направления нашей системы уголовного правосудия, чтобы включить реформу пожизненного заключения, чтобы разрушить уникальную американскую структуру массового заключения.

Ученые предоставляют эмпирические данные, свидетельствующие об уменьшении пользы для общественной безопасности, связанной с тюремным заключением после определенного срока. Некоторые также считают, что чрезмерное и в некоторой степени произвольное использование тюремного заключения ослабляет его общую сдерживающую ценность. В своем выступлении перед членами Американской ассоциации юристов в 2013 году бывший генеральный прокурор Эрик Холдер признал, что «слишком много американцев сидят в тюрьмах слишком долго и без действительно веских причин для правоохранительных органов». Это одни из тех факторов, которые вынесли проблему массовых тюремных заключений в центр дебатов о реформе уголовного правосудия, чего раньше не видели, утверждая, что эта система является одновременно расточительной и несправедливой.Те же проблемы возникают при пожизненном заключении.

Широкое применение приговоров к длительным срокам и пожизненному заключению за преступления, не связанные с убийством, несмотря на утверждения о том, что эти приговоры предназначены для наихудших из худших, вызывает беспокойство; более 17 000 пожизненных лиц были осуждены за ненасильственные преступления, и почти 12 000 человек, отбывающих пожизненное заключение, были несовершеннолетними на момент совершения преступления.

Несоразмерный расовый и этнический состав — еще одна тревожная черта этого населения: каждый пятый черный заключенный отбывает пожизненное заключение.Сохраняющееся расовое неравенство вредно само по себе, но также способствует делегитимации системы в более широком смысле.

Пожизненное заключение — не лучший образ действий для большинства людей по причинам, изложенным выше, и не является ценным результатом для общества. Ученый-правовед Майкл О’Хир напоминает нам, что политика, основанная на страхе и гневе, ошибочна, и что предоставление даже тем, кто совершил серьезные преступления, «… реалистичного пути к« обычной гражданской жизни в свободном обществе »может оказаться столь же полезным. наша выгода, как и их.”

Приложения

A. Методология

Данные в этом отчете поступают непосредственно от государственных и федеральных департаментов исправительных учреждений. В январе 2016 года мы впервые связались с исследовательскими отделами штата и федерального департамента исправительных учреждений с запросом об общем количестве лиц, находящихся в тюрьме, а также тех, кто отбывает пожизненное условно-досрочное освобождение, пожизненное без права досрочного освобождения и приговоры на 50 лет или более до освобождения на самом последнем этапе. Доступная дата. Чаще всего указывалась дата запроса.В каждой из этих трех групп заключенных (LWP, LWOP и виртуальная жизнь) мы также запросили разбивку по расе, этнической принадлежности, полу, статусу несовершеннолетнего и преступлению. Полная копия опроса, полученного юрисдикциями, приведена в Приложении B. До ноября 2016 года были отправлены дополнительные электронные письма и телефонные звонки для напоминаний о нашем запросе или для разъяснения представленных данных. Государствам было предложено рассмотреть свои материалы, представленные за 2012 год, и при необходимости скорректировать свои отчетные данные за этот год.

В большинстве штатов изменения были незначительными, но Иллинойс значительно изменил свое количество LWP с первоначального количества 1141 заключенных LWP до пяти человек, обслуживающих LWP. Объяснение этого пересмотра в 2016 году числа в 2012 году заключается в ошибке в первоначальном подсчете на 2012 год: лица, первоначально указанные как LWP, на самом деле были заключенными с лишенным сроком лишения свободы, которые должны оставаться под надзором исправительных учреждений на всю жизнь, но не иметь «жизнь с условно-досрочным освобождением».

В двух штатах, Калифорнии и Нью-Джерси, перед получением доступа к запрошенным данным мы были обязаны предоставить полные предложения по исследованию, а также направить наш опрос на утверждение независимому институциональному наблюдательному совету.Нас одобрили в обоих случаях. В общей сложности мы получили данные из всех штатов и Федерального бюро тюрем, за исключением штата Вирджиния. Хотя Вирджиния отказалась предоставить данные (как и все предыдущие годы, когда мы подавали запросы на данные, ссылаясь на ее очень широкий закон о свободе информации), мы получили полезные данные от Комиссии штата по уголовным наказаниям. В частности, мы получили данные о новых пожизненных заключениях, добавляемых каждый год в период с 1995 по 2016 год. Данные Комиссии по уголовным наказаниям не включают смертные приговоры, караемые смертной казнью или пожизненным заключением.Чтобы получить максимально точный подсчет, мы также проанализировали данные о пожизненном заключении, предоставленные исследователями из отдела исправительных учреждений Государственной комиссии по реформе условно-досрочного освобождения в 2015 году.

Хотя упоминание виртуальной жизни или фактического пожизненного заключения стало более частой частью научных и политических дискуссий о жизни в тюрьме в целом, срок в годах, который должен составлять виртуальную жизнь, еще не установлен. Ученый Джессика Генри много писала о необходимости включения фактического пожизненного заключения в более широкий разговор о пожизненном заключении в целом.В своих комментариях она отмечает, что трудно установить срок в годах для определения виртуальной жизни, поскольку возраст человека на момент поступления в тюрьму является критическим компонентом расчета. Суды еще более непонятно, где провести черту. Мы выбрали 50 лет в качестве консервативной оценки виртуальной жизни на основании следующего обоснования: в 2013 году ожидаемая продолжительность жизни 39-летнего мужчины (типичный возраст тех, кто попадает в тюрьму) для долгосрочного или пожизненного заключения составляла около 40 лет. дополнительные годы.Это говорит о том, что для того, чтобы пережить длительный срок заключения, человек должен быть освобожден до достижения 79-летнего возраста. Добавьте к этому повышенную вероятность преждевременной смерти тех, кто находится в заключении, и можно увидеть, что минимальный срок заключения на 50 лет или более является эквивалентом к «виртуальной жизни» разумно.

B: геодезический инструмент

Щелкните здесь, чтобы просмотреть инструмент исследования.

Более 200000 человек отбывают пожизненный срок в тюрьмах США. Это последствия.

Более 200000 человек отбывают пожизненное заключение в U.С. тюрьмы сегодня, и большинство из них заперты в государственных исправительных учреждениях. Подавляющее большинство людей — цветные, около 30% — люди в возрасте 55 лет и старше, и все большее число составляют женщины. Недавнее исследование, проведенное The Sentencing Project, исследует причины, лежащие в основе пугающей статистики — и последствия «постоянной зависимости Америки от пожизненного заключения».

The Sentencing Project, исследовательская группа, продвигающая реформу уголовного правосудия, рассмотрела три формы пожизненного заключения, отбываемые людьми в государственных и федеральных тюрьмах по всей стране: пожизненное заключение с условно-досрочным освобождением, пожизненное без права досрочного освобождения и фактическое пожизненное заключение (приговоры по 50 приговоров). лет и более).

Расследования, разоблачающие, влияющие и информирующие. Отправлено по электронной почте прямо вам.

Исследование «Нет конца в поле зрения: Америка постоянно полагается на пожизненное заключение» показывает, что больше людей отбывают пожизненное заключение, чем отбывали какое-либо наказание в 1970 году, до того как в Америке распространились массовые тюремные заключения, когда количество заключенных было меньше 200000 человек. Сегодня количество заключенных составляет 1,4 миллиона человек, из которых 203 865 человек отбывают пожизненное заключение — или каждый седьмой человек, согласно исследованию.

Увеличение количества людей, отбывающих пожизненное заключение, было вызвано изменениями в политике и поправками к закону, которые увеличили сроки наказания и ограничили условно-досрочное освобождение. В исследовании говорится, что хотя законодатели штата и федеральные законодательные органы приняли изменения в ответ на опасения общественности по поводу преступности, эти опасения были вызваны преувеличенным освещением в СМИ, а не частотой насильственных преступлений.

В результате в тюрьмах содержатся тысячи людей старше возраста, в котором они могли бы совершить новое преступление, что, по данным исследования, обходится налогоплательщикам непомерно дорого.

Исследование рекомендовало отменить пожизненное заключение без права досрочного освобождения и ограничить все пожизненные заключения до 20 лет, за исключением тех случаев, когда человек по-прежнему подвергается риску общественной безопасности после отбытия срока. Ограничение вызовет культурный сдвиг от суровых приговоров, поскольку недавний опрос показывает, что большинство американцев думают, что цели системы правосудия должны включать искупление и преобразование людей, которые совершают преступления, а не просто наказание, говорится в исследовании.

Исследование также рекомендует расширять возможности для освобождения, отдавая приоритет пожилым заключенным, приговоренным к пожизненному заключению, с учетом риска Covid-19.В исследовании говорится, что деньги, которые правительства сэкономили бы, сократив количество людей, отбывающих пожизненное заключение, вместо этого можно было бы инвестировать в модели восстановительного правосудия, направленные на поддержку исцеления выживших после преступлений и привлечение к ответственности людей, совершающих преступления, с сочувствием и состраданием.

Ренальдо Хадсон был одним из 167 человек, которым тогдашнее правительство заменило смертные приговоры на пожизненное заключение. Джордж Райан в 2003 году. Как и большинство людей, приговоренных к пожизненному заключению, его преступление было насильственным — убийство 1983 года.Но он использовал свои 37 лет в тюрьме, чтобы улучшить себя, в том числе преодолеть неграмотность и наставлять других заключенных. Когда разразилась пандемия Covid-19, губернатор Дж. Б. Прицкер начал смягчать некоторые приговоры, в том числе приговор Хадсону.

«Мне все еще кажется, что я больше не приговорен к смерти в тюрьме», — сказал Хадсон, ныне директор по образованию в Illinois Prison Project, правозащитной группе в области уголовного правосудия. «Уйти от всего этого давления, всего этого унижения, когда кто-то сказал:« Я думаю, ты заслуживаешь второго шанса в жизни », — это, наверное, самое удивительное, что случилось в моей жизни.”

Вот подробный обзор результатов исследования The Sentencing Project.

Расовое неравенство

Расовые различия в системе уголовного правосудия вездесущи, но еще более выражены среди людей, отбывающих пожизненный срок. В исследовании говорится, что «повышенный уровень тюремного заключения чернокожих и латиноамериканцев регистрируется в течение многих десятилетий, отчасти из-за более высокого уровня участия чернокожих в насильственных преступлениях, но значительно усугубляется чрезмерно жесткой политикой, проводимой в 1980-х и 1990-х годах, включая повышение обязательных минимумов. , законы о трех ударах и отказ от условно-досрочного освобождения.”

Согласно исследованию, более двух третей отбывающих пожизненное заключение — цветные. В национальном масштабе каждый пятый чернокожий мужчина отбывает наказание пожизненно.

Хотя Иллинойс не входит в первую десятку штатов по количеству людей, отбывающих пожизненное заключение, в нем один из самых высоких процентов чернокожих, отбывающих пожизненное заключение, после Мэриленда, Луизианы, Джорджии и Миссисипи. Согласно исследованию, в Иллинойсе около 4300 человек отбывают пожизненное или виртуальное пожизненное заключение, 67% пожизненно — черные, 11% — латиноамериканские и 21% — белые.

«Вы должны вспомнить, как это было реализовано», — сказал Хадсон.

Он обвинил местных прокуроров и политиков в том, что они придерживаются так называемой жесткой политики борьбы с преступностью, проводимой бывшим президентом Ричардом Никсоном в 70-х годах, и закладывают основу для расового неравенства.

«Я ходил по тюрьме, и каждый раз, когда я разговаривал с кем-то, у кого есть жизнь без возможности условно-досрочного освобождения, к сожалению, они выглядели точно так же, как я», — сказал Хадсон.

Стремительный рост числа пожизненных женщин

Большинство пожизненных — мужчины.Но в исследовании отмечается, что количество женщин, отбывающих пожизненное заключение в тюрьмах США, резко увеличилось по сравнению с процентом женщин, приговоренных к тюремному заключению за насильственные преступления. Согласно исследованию, в период с 2008 по 2020 год количество женщин, лишенных свободы за тяжкие преступления, увеличилось на 2%, в то время как количество женщин, отбывающих пожизненное заключение, увеличилось на 20%.

За тот же период число женщин, отбывающих пожизненное заключение без права досрочного освобождения, увеличилось на 43% по сравнению с увеличением на 29% среди мужчин. Согласно исследованию, каждая девятая чернокожая женщина в тюрьме отбывает пожизненный срок.Исследователи опросили женщин, отбывающих пожизненное заключение в Мичигане, и во многих случаях неофициальные данные свидетельствуют о том, что женщины были осуждены за пособничество и подстрекательство к совершению преступления кем-то другим.

Рэйчел Уайт-Домен представляет многих женщин, отбывающих пожизненное заключение, в качестве директора проекта «Женщины и выжившие» в Тюремном проекте штата Иллинойс. Она сказала, что ее клиентам очень часто предъявляют обвинения в убийстве после того, как они действовали в порядке самообороны против обидчика.

«У меня есть клиенты, — сказал Уайт-Домен, — которые отбывают пожизненное заключение из-за того, что в их жизни был жестокий партнер или другой жестокий человек, например, кто-то, кто торговал ими в целях сексуальной эксплуатации и, например, убивал других людей, а мой клиент был вынужден соглашаться с этим.”

Старение заключенных

Политика жесткой борьбы с преступностью привела к старению заключенных в учреждениях, не предназначенных для ухода за ними. В исследовании говорится, что старение в тюрьме тяжелее для людей, потому что в условиях повышенного стресса медицинские условия развиваются быстрее, а стоимость ухода — выше. Исследование показало, что люди в возрасте 55 лет и старше, которые подвержены более высокому риску серьезных осложнений и смерти от Covid-19, составляют 12% населения государственных тюрем, но 30% людей, отбывающих пожизненный срок.Согласно исследованию, в 2020 году 61 417 человек старше 55 лет отбывали пожизненное заключение. Согласно исследованию, тюрьмы несут финансовую ответственность за обеспечение жильем, питанием и медицинским обслуживанием всех этих пожилых заключенных, которые обычно не представляют угрозы для общественной безопасности.

заключенных, приговоренных к пожизненному заключению, пропали без вести в беседах об инклюзии, говорят адвокаты

Дебора Михан, директор Университета штата Мэн в Центре Огасты Рокленд, вспоминает, как наблюдала за «блестящей» выпускницей ее тюремной образовательной программы, присутствовавшей на своей работе.«Все в комнате были в слезах», — сказала она. Он продолжал работать ассистентом преподавателя на курсе колледжа для заключенных по индивидуальному характеру и нравственному развитию в тюрьме.

Дебора Михан

Он отбывает пожизненное заключение. И «его приговор не изменится», — сказал Михан. Но его окружение «навсегда изменится» из-за него.

Ее ученица — одна из многих. Согласно отчету проекта Sentencing Project за 2018 год, количество приговоренных к пожизненному заключению превышает число заключенных в начале 1970-х годов.Это каждый седьмой заключенный, более 206 000 человек, включая пожизненное заключение без возможности условно-досрочного освобождения, пожизненное заключение с возможностью условно-досрочного освобождения и «виртуальное» пожизненное заключение на срок не менее 50 лет.

И все же это разрастающееся население часто не участвует в разговорах о тюремном образовании — а иногда и не участвует в самих программах — из-за упора на подготовку студентов к освобождению и трудоустройству.

«Вот где находятся все данные», — сказал Михан. «Вот где весь диалог.Мы все вместе, как общество, по-прежнему несем ответственность за заключенных, которых мы посадили за решетку. Итак, как мы можем сделать для них этот опыт, который по-прежнему имеет потенциал и человеческое достоинство? Я знаю, что некоторые могут посчитать это потраченными впустую инвестициями. Я вообще в это не верю ».

По мере того, как колледжи и университеты готовятся к созданию и расширению программ тюремного образования, в ответ на восстановление гранта Пелла для заключенных студентов, она хочет, чтобы пожизненные люди были включены в федеральное финансирование, в отличие от программы «Второй шанс Пелла», пилотная программа которой началась в рамках Президента Барака Обамы, где студенты должны были иметь право на освобождение.

Частично проблема заключается в том, что обсуждения политики тюремного образования также в значительной степени вращаются вокруг рецидивизма, который, согласно отчету Института правосудия Веры за 2016 год, на 48% ниже для людей, участвующих в программах тюремных колледжей. По словам Джессики Дженсен, директора по государственным образовательным инициативам в Институте правосудия Колледжа уголовного правосудия Джона Джея, хотя это важно — и на это легко ссылаться при запросе ресурсов, — но при оценке ценности программы люди, живущие в нем, не учитываются. Возможность.

Джул Холл

Образование «само по себе замечательно», — сказала она. «Почему колледж для заключенных должен быть о рецидиве? Колледж в сообществе не связан с рецидивизмом. Колледж строится не так, так почему у нас должен быть другой стандарт для измерения наших успехов? »

Адвокаты

, такие как Джул Холл, утверждают, что обучение студентов пожизненному заключению приносит пользу не только им, но и всему их тюремному населению, потому что пожизненные люди служат уникальной системой поддержки для других студентов.Холл был приговорен к пожизненному тюремному заключению и отсидел 22 года до условно-досрочного освобождения и освобождения в 2015 году. Сейчас он работает сотрудником программы послесреднего образования в тюрьме в Ascendium Education Group.

В целом, «пожизненные люди — самое влиятельное население в любой тюрьме», — сказал он. «Поскольку они там дольше всех, они знают офицеров. Люди, у которых такие длинные приговоры, на самом деле строят здоровые отношения с сотрудниками исправительных учреждений внутри учреждения, потому что они понимают, что они оба должны быть там и должны работать вместе, чтобы день прошел как можно более гладко.”

Холл окончил Bard Prison Initiative со степенью бакалавра немецких исследований. Он считает, что это мотивирует новичков, когда они видят, что пожизненные люди «глубоко вовлечены» в образование.

«Я знаю, что на меня повлияли люди, которые дольше всех находились в учреждении», — сказал он.

Дженсен также видел, как проявляется эта динамика наставничества. Ее программа ориентирована на соискателей, у которых есть возможность условно-досрочного освобождения в течение следующих пяти лет, хотя у них есть студенты с пожизненным сроком заключения.Она рассказала об одном недавно освобожденном студенте, который был в программе так долго, что у них закончились курсы для него. Он посещал занятия, предлагая отвечать на вопросы и обучать новых сверстников. К тому времени, когда он ушел, он стал выполнять почти роль «администратора».

Такие студенты, как он, «сохраняют культуру с течением времени и историю и могут быть источником поддержки» для своих одноклассников, сказала она.

Она также рассматривает образование как потенциальный «мост» между пожизненными людьми и их сообществами за пределами тюрьмы.Например, в прошлом году заявитель попросил ее распечатать и отправить пять копий его письма о зачислении членам его семьи. Это может быть «доказательством» усилий и роста, когда они хотят укрепить испорченные отношения.

Кроме того, преподаватели находят у студентов, приговоренных к пожизненному заключению, высокую мотивацию к обучению.

«Мы по-прежнему недооцениваем интеллектуальные интересы заключенных и то, чем они хотят заниматься», — сказал Холл. «Мой опыт взаимодействия с людьми, которые знали, что их никогда не выпустят, они понимали, что это обогатит мою жизнь, пока я здесь, я хотел бы привлечь Платона, я хотел бы прочитать Элис Уокер, я хотел бы посещать занятия и иметь это интеллектуальный дискурс с людьми.Потому что это заставляет человека чувствовать себя цельным ».

Доктор Синтия Ванг, доцент кафедры коммуникативных исследований в Калифорнийском государственном университете в Лос-Анджелесе, обнаруживает, что ее студенты, находящиеся в заключении, «очень внимательно», иногда более внимательно, чем она, читают на ее уроках. Она преподает в тюрьме штата Калифорния в Ланкастере.

Для нее образование — это «самореализация», и это верно для всех ее учеников.

Слишком часто люди спрашивают инструкторов в тюрьмах: «А какой смысл, если они собираются провести в тюрьме всю оставшуюся жизнь?» — сказал Ван.«И я говорю, что суть именно в том, что задают этот вопрос. Каждый заслуживает доступа к образованию, и это то, что мы предоставляем ».

С Сарой Вайсман можно связаться по адресу [email protected]

Примечание редактора: Джул Холл работает на Ascendium Education Group, а не на Ascendium Education Solutions, как первоначально говорилось в статье.

После решения Верховного суда бывший несовершеннолетний пожизненно о том, что означал второй шанс: NPR

Верховный суд только что упростил приговор несовершеннолетних к пожизненному заключению без права досрочного освобождения.Ари Шапиро из NPR беседует с Джоном Пейсом, «несовершеннолетним пожизненным», освобожденным благодаря ранее принятому решению.

АРИ ШАПИРО, ВЕДУЩИЙ:

Верховный суд только что облегчил судьям приговор детей к пожизненному заключению без возможности условно-досрочного освобождения. В решении 6-3 судьи отменили предыдущие прецеденты, которые высказывались в пользу большей снисходительности к несовершеннолетним. Сейчас мы поговорим с кем-то, кто имеет в этом непосредственный опыт. Джон Пейс был приговорен к пожизненному заключению без права досрочного освобождения, когда ему было 17 лет.

ДЖОН ПЕЙС: Знаете, у вас действительно не сформировалось ощущение того, кто вы есть. Итак, вы входите в эту среду, пытаясь понять это. Скажу честно, есть некоторый уровень страха.

ШАПИРО: Он признал себя виновным в убийстве в подростковом возрасте, и более 30 лет спустя он был освобожден по решению Верховного суда 2016 года. Было установлено, что такие люди, как он, отбывающие обязательные минимальные сроки наказания без права досрочного освобождения за преступления, совершенные ими в несовершеннолетнем возрасте, имели право требовать своего освобождения.Теперь он помогает другим людям на своем месте вернуться в общество — людям, которые попали в тюрьму несовершеннолетними без какой-либо реальной надежды на выход.

PACE: Многие из нас действительно не знают, что на самом деле означает жизнь, до тех пор, пока годы спустя, вы знаете, признал ли я — и в моем конкретном случае я признал себя виновным по второй степени под предлогом, что выйду из тюрьмы после определенного количества годы. Так что я действительно не знал, что проведу остаток своей жизни в тюрьме. Но я говорю вам, хотя на самом деле многие молодые люди на самом деле не знают об этом, пока вы не отсидите в тюрьме от 10 до 15 лет, а затем вы начинаете осознавать реальность, что это может означать все остальное. из вашей жизни.

Итак, вы знаете — и в моем конкретном случае, вы знаете, потому что я, вы знаете, не верил, что с самого начала я был очень оптимистичен. И, знаете, одно из обстоятельств — я активно брал на себя ответственность за свои действия. Я хотел продемонстрировать, что я больше, чем мой худший момент в моей жизни.

SHAPIRO: Что для вас значит возможность получить второй шанс?

PACE: Что ж, я очень благодарен. И я не знаю, знаете ли вы, что Филадельфия является эпицентром приговора детям к пожизненному заключению без возможности условно-досрочного освобождения.И на самом деле более 300 человек были приговорены к пожизненному заключению без права досрочного освобождения в Филадельфии. Всего было выпущено около 250 экземпляров. И я имею дело со многими из них, и я могу сказать вам, как они благодарны за эту возможность и за то, что они продемонстрировали, что они лучше, чем тот худший момент, который у них был в их жизни.

ШАПИРО: Вам было 17 лет, когда вы совершили преступление, за которое вас осудили. Не могли бы вы рассказать нам немного о том, каким был этот ребенок и чем он отличался от человека, с которым мы сегодня разговариваем?

PACE: Да.Так что в детстве я был тихим человеком. Я был очень тихим. Я был последователем и поэтому легко поверил многим негативным влияниям, существовавшим в сообществе. К сожалению, я оказался вовлеченным в некоторые из этих негативных влияний. И — но это было очень недолго. И так сразу же, однажды — и в моей конкретной ситуации, жертва в моем конкретном случае скончалась не раньше, чем через 10 дней. Изначально мне было предъявлено обвинение в грабеже, хранении орудия преступления и нападении при отягчающих обстоятельствах.И это был самый разрушительный момент в моей жизни — мысль о том, что я виноват в том, что чью-то жизнь отняли.

ШАПИРО: А человек, который вышел из тюрьмы — чем он отличался от человека, который начал отбывать наказание в возрасте 17 лет более 30 лет назад?

PACE: Ну, человек, вышедший из тюрьмы, кардинально отличался от других, потому что, знаете, теперь у меня, я думаю, вы знаете, сформировалось ощущение того, кем я хочу быть, роль, которую я хотел играть в обществе, вы знаете, возможность сыграть роль, вы знаете, в жизни молодых людей, возможность использовать мой опыт, чтобы, надеюсь, позволить им не принимать те же решения, что и я.

ШАПИРО: Есть люди, которые будут утверждать, что некоторые преступления настолько серьезны, что, независимо от возраста преступника, этот человек заслуживает провести свою жизнь в тюрьме, точка. Что бы вы сказали этим людям?

PACE: Что ж, мне жаль, что есть люди, которые придерживаются этой позиции. Но когда я думаю об этом, я пытаюсь показать, что я не тот человек. И поэтому — и люди, с которыми я сталкиваюсь, — в подобных ситуациях, как я, чувствуют то же самое, просто демонстрируя это своими действиями.Пусть это говорит громче слов.

ШАПИРО: Джон Пейс — координатор повторного въезда в проект по вынесению приговоров и возвращению молодежи. Большое тебе спасибо.

PACE: С удовольствием. Спасибо.

(ЗВУК «ИСТОЧНИКА» ТИХО)

Авторские права © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

Расшифровки стенограмм

NPR созданы в срочном порядке компанией Verb8tm, Inc., подрядчик NPR, и произведен с использованием запатентованного процесса транскрипции, разработанного с NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Дания объявит пожизненное заключение вне закона, завязав новые романы | Дания

Заключенным, отбывающим пожизненное заключение в Дании, следует запретить заводить новые романтические отношения после того, как выяснилось, что 17-летний парень влюбился в Питера Мэдсена, убийцу журналиста Кима Уолла, когда тот находился в тюрьме.

В соответствии с законодательством, внесенным правительством под руководством социал-демократов, в течение первых 10 лет их заключения долгосрочные контакты сокамерников по письму, телефону или в Интернете будут ограничены людьми, которых они знали до того, как попали в тюрьму.

«В последние годы мы видели неприятные примеры заключенных, которые совершали гнусные преступления, вступая в контакт с молодыми людьми, чтобы завоевать их сочувствие и внимание», — сказал министр юстиции Ник Хёккеруп. «Очевидно, это нужно прекратить.

Законопроект из шести пунктов, который пользуется поддержкой правоцентристской оппозиции и который должен вступить в силу в январе, также запретит заключенным, отбывающим длительный срок, свободно публиковать сообщения о своих преступлениях в социальных сетях или обсуждать их в подкастах. .

В настоящее время заключенные, отбывающие длительный срок, могут писать, звонить и встречаться с людьми, которых они не знали до заключения, а также делиться подробностями своих правонарушений в Интернете. По словам Хёккерупа, тюрьмы не должны служить «центрами знакомств или медиа-площадками, чтобы хвастаться преступлениями».

Законопроект вызван общественным резонансом по поводу того, как Мэдсен, который убил, а затем расчленил Уолла в 2017 году, когда она ехала брать у него интервью на его самодельной подводной лодке, смог наладить отношения как минимум с двумя женщинами, находясь в тюрьме.

Изобретатель, который был осужден за умышленное убийство, сексуальное насилие при отягчающих обстоятельствах и осквернение трупа, но признался в убийстве Уолла только в телевизионном документальном фильме в прошлом году, встретился и в 2020 году женился на 39-летней Дженни Курпен, русской художнице из Финляндии, после переписки и посещения, которые начались вскоре после того, как он был приговорен в апреле 2018 года.

Мэдсен также имел телефонные и письменные отношения с Каммиллой Курстейн, которая впервые связалась с ним, будучи 17-летней школьницей в 2017 году, а в прошлом году сказала датскому общественному телеканалу DK в эмоциональном интервью, что она «абсолютно влюблена в него. ».

Эксперты по правам человека заявили, что ожидают оспаривания нового закона. Йенс Эло Риттер из Копенгагенского университета заявил газете BT, что на первый взгляд предлагаемый запрет на новые отношения «нарушит право заключенных на частную жизнь», в то время как запрещение публичных заявлений может «вызвать вопросы о цензуре». ».

Уолла, написавшего для Guardian и New York Times, последний раз видели живой на подводной лодке Nautilus 10 августа 2017 года. Ее расчлененный торс был найден плавающим у берегов Копенгагена через 10 дней после того, как она была объявлена ​​пропавшей без вести. . В октябре того же года ее голова, ноги и одежда были обнаружены в мешках в море.

Мадсен, который был спасен незадолго до того, как судно затонуло, первоначально утверждал, что высадил журналиста на суше. Впоследствии он изменил свой рассказ, заявив, что она умерла, когда тяжелая крышка люка случайно упала ей на голову во время их короткого плавания на 17-метровой (56 футов) подводной лодке.

456. В «Что такое жизнь» рассказывается о заключенных, приговоренных к пожизненному заключению

Когда кого-то приговаривают к пожизненному заключению в тюрьме в Пенсильвании, при нынешнем положении дел, шансов снова выйти наружу очень мало.

«Сейчас жизнь означает жизнь в тюрьме», — говорит Джошуа Вон, создатель книги «Что такое жизнь?» подкаст.

«Значит, ты по большей части не выберешься. Один из единственных способов выйти из тюрьмы — это смягчение наказания ».

Джон Феттерман, вице-губернатор Пенсильвании, предпринял серьезные усилия, чтобы возобновить процесс коммутации после 30-летнего периода застоя, говорит Вон, но это все еще маленький шаг: из 5400 человек, отбывающих пожизненный срок в В тюрьме Пенсильвании за последние два года были освобождены около 40-50 человек.

Число людей, приговоренных к пожизненному заключению в штате, резко возросло с 1970-х годов — с 700 до более чем 5000 человек, говорит Вон. «Это столько людей, сколько мы отбывали когда-либо в тюрьме в 60-х и 70-х годах».

Что такое жизнь? Подкаст, «проект страсти» для Вона, включает в себя просьбу некоторых из этих мужчин и женщин ответить на короткий письменный запрос: Что такое жизнь?

«Ни одна из историй не должна отвечать прямо, и большинство из них не включает это непосредственно в свою историю», — говорит он.«Я просто хотел дать им возможность рассказать свою историю. Один джентльмен рассказал о своем опыте в зале суда, когда ему был вынесен приговор. Один мужчина написал открытое письмо своей жене на улице. Один написал о том, на что похож его день. Некоторые люди писали о COVID. Женщина писала стихи о своей жизни, предшествовавшей ее преступлению, приговору и расплате за свои поступки ».

Он отмечает, что, хотя люди, приговоренные к пожизненному заключению, причастны к тяжким преступлениям, не все обвинения в убийстве связаны с одним и тем же инцидентом.

«У нас такое представление о том, что является преступлением, когда кого-то признают виновным в убийстве, но существует широкий спектр того, что произошло», — говорит он. «Некоторые люди, которые совершали ужасные поступки, когда были моложе, напрямую лишили жизни, и это говорит им о том, как они выросли и изменились».

Другие были осуждены за убийство, произошедшее во время ограбления: у кого-то было оружие, произошла драка, кто-то был убит или кто-то умирает от сердечного приступа во время инцидента.«Один мужчина гулял со своими друзьями. Он говорит, что не знал, что они собирались ограбить ресторан. Зашли, друг вытащил пистолет. Он говорит, что выбежал; патрон говорит, что пытался остановить ограбление, но все пятеро были приговорены к пожизненному заключению в соответствии с доктриной тяжкого убийства », — говорит Вон. «Это тот же приговор, это обязательный минимальный приговор».

Каждый выпуск подкаста длится около 15 минут и записывается по тюремным телефонным звонкам. «Одна из вещей, которые мы делаем как общество, — мы берем людей, убираем их и убираем их из поля зрения и из виду.Это один из способов, с помощью которого мы можем делать некоторые из жестоких и очень драконовских поступков, которые мы делаем с людьми. Мы говорим, что ты совершил эту ужасную вещь, ты чудовище. … Это люди. Они способны расти, они способны к искуплению ».

Ведущий It’s All Journalism Майкл О’Коннелл беседует с Джошуа Воном, старшим мультимедийным репортером The Appeal и создателем книги What Is Life? подкаст. Вон описывает подкаст как «страстный проект», в котором представлены разговоры с людьми, приговоренными к пожизненному заключению, которые вряд ли будут освобождены.Послушайте, что такое жизнь? в iTunes, Spotify или GooglePlay.

# 234 — Самостоятельный подход к выскабливанию данных способствует расширению охвата преступности

Женщин, отбывающих пожизненное заключение без права на условно-досрочное освобождение, резко увеличилось за последнее десятилетие, согласно отчету

Это означает, что почти 2000 женщин, отбывающих пожизненное заключение без условно-досрочного освобождения, могут ожидать смерти в тюрьме, согласно отчету, опубликованному в среду. Эти «чрезмерные» наказания противоречат международным стандартам в области прав человека, по мнению группы защиты, и, по мнению группы защиты, цветные женщины подвергаются непропорционально большему воздействию, как и жертвы жестокого обращения.

«Обстоятельства, побуждающие женщин к совершению насильственных преступлений, часто осложняются историей сексуальных и / или физических травм», — пишут авторы отчета. «Женщины, отбывающие пожизненное заключение, сообщают о высоком уровне психических расстройств, опыте физического и сексуального насилия и предыдущих попытках самоубийства».

Хотя все еще больше мужчин отбывают пожизненное заключение в федеральных тюрьмах и тюрьмах штатов за преступления, связанные с применением насилия, проект вынесения приговоров обнаружил, что 4600 женщин отбывают пожизненное условно-досрочное освобождение или «фактически пожизненное заключение» на 50 лет и более. , помимо тех, кто отбывает пожизненное освобождение без права досрочного освобождения.

Политика жесткой борьбы с преступностью в США в последние десятилетия привела к увеличению числа массовых лишений свободы. Согласно отчету, который был подготовлен совместно с Национальным институтом правосудия для чернокожих женщин и Всемирным центром смертной казни Корнельского университета, большинство женщин, отбывающих пожизненное без права досрочного освобождения, были осуждены за убийство первой или второй степени.

Но в связи с поседением тюремных заключенных, защитники стали все чаще призывать к освобождению из сострадания, а также к более щедрой политике помилования и помилования.

В Нью-Йорке в настоящее время женщин больше, чем мужчин в возрасте 55 лет и старше, отбывающих от 10 лет до максимального срока в тюрьме, согласно данным Департамента исправительных учреждений Нью-Йорка, которые были получены CNN через публичные источники. записывает запрос. По состоянию на май в Нью-Йорке насчитывалось около 2250 женщин этой категории, заключенных в тюрьмах, по сравнению с менее чем 2200 мужчинами.

Росс Крамер, директор Инициативы для переживших гендерное насилие в некоммерческом приюте для семей, базирующейся в Нью-Йорке, говорит, что он видел много случаев, когда пережившие гендерное насилие получали «действительно суровые приговоры, неправомерно».

Крамер говорит, что пережившие домашнее насилие, признанные виновными в преступлениях против своих обидчиков или принужденные к преступлению со стороны своих обидчиков, «не являются тем населением, которое нужно удерживать от рецидивов». Это индивидуальные жизненные обстоятельства, которые ставят кого-то в такое положение ».

Монике Шлекович было 20 лет, когда в 1997 году ее приговорили к 50 годам пожизненного заключения за участие в похищении и убийстве человека. Шлекович говорит, что ее тогдашним мужем был оскорбляли и заставляли ее участвовать в насильственном преступлении.

«Я был сломлен и много лет сам наказывал себя из-за того, что произошло», — сказал Шлековичс, которому сейчас 45 лет, CNN. «Обвинение подтвердило, что я заслуживаю наказания».

Шлековичс говорит, что она барахталась в чувстве вины до тех пор, пока у нее не состоялся «ключевой разговор» со старшей сокамерницей, который посоветовал ей найти искупление, двигаясь вперед. Она сказала, что в течение следующих 23 лет в исправительном учреждении Бедфорд-Хиллз в Нью-Йорке она получила степень в области социологии и стала частью женского общества сокамерников, которым также предстоит провести остаток своей жизни за решеткой.

К тому времени, когда Шлекович исчерпала свои апелляции, она говорит, что начала процесс помилования.

«Мой адвокат сказал, что однажды меня послушают», — сказал Шлекович. «Никто не смотрит на преступление как на травмирующее событие, они не смотрят на человека, который был его частью. Процесс помилования касается человека и того, что произошло, а не юридической стороны инцидента. человеческий опыт «.

Бывший губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо помиловал Шлековича в 2019 году.Ее приговор был заменен на отбытие с пятилетним надзором после освобождения.

В последние годы прокуроры и законодатели по всей стране использовали свое усмотрение для решения проблемы массовых лишений свободы, принимая законы и внедряя политику, направленную на предоставление заключенным второго шанса, например, рассмотрение старых дел для определения необходимости смягчения приговоров.

«Есть экспоненциально больше людей, которым вынесены неправомерные приговоры, чем неправомерно осужденных», — говорит Крамер. Законодатели штата

в Нью-Йорке приняли Закон о правосудии в отношении переживших домашнее насилие в 2019 году, позволяющий судьям до вынесения приговора определять, способствовал ли совершение преступления правонарушителем в результате домашнего насилия, а также позволяет пересмотреть приговор определенным осужденным правонарушителям.

«Женщины часто несут ответственность за сравнительно меньшую роль в определенных сценариях насильственных преступлений, например, они являются водителями бегства», — пишут авторы отчета.

«Поскольку их иногда принуждают к участию в таких преступлениях романтические партнеры или мужья, они также часто несоразмерно наказываются, когда законы требуют одинаковых наказаний для всех обвиняемых, независимо от их роли в преступлении».

Эви Литвок, основательница организации «Свидетели массового заключения», которая поддерживает бывших заключенных, говорит, что губернаторы, действующие президенты и тюремные надзиратели должны чаще проявлять помилование, помилование и освобождение из сострадания.

Управление тюрем часто отклоняло заявления в рамках федеральной программы освобождения из сострадания. В соответствии с Законом о первом шаге от 2018 года Конгресс расширил и изменил программу, уменьшив полномочия BOP в отношении того, кого следует рассматривать, и предоставив заключенным право на подачу апелляции.

Но даже с учетом изменений и пандемии коронавируса, только 21% из более чем 12000 заявок был удовлетворен в 2020 году, согласно отчету данных о милосердной публикации Комиссии по вынесению приговоров США, опубликованному в июне.

Проект вынесения приговоров обнаружил, что 27% людей, отбывающих пожизненный срок без права досрочного освобождения в прошлом году, были не моложе 55 лет. Согласно отчету, среди выборки женщин, участвовавших в подсчете, «шокирующие» 44% — это люди не моложе 55 лет.

Самая старая женщина, отбывающая пожизненный срок, — 91-летняя Элис Грин, которая была заключена в тюрьму на 45 лет в Пенсильвании за участие в убийстве 1977 года, как выяснил проект вынесения приговора.

Заключенные штата в 49 штатах и ​​Вашингтоне, округ Колумбия, также имеют возможность получить освобождение из сострадания.Правила различаются, но большинство программ допускают выпуск по состоянию здоровья. И многие штаты не публикуют данные об отказах.

70-летний Литвок говорит, что массовые лишения свободы в США «отражают отсутствие заботы о правах человека и приличиях».

Литвок было 60 лет, когда она была приговорена к двум годам лишения свободы в федеральной тюрьме за уклонение от уплаты налогов и мошенничество с использованием почты. Она отбыла срок в двух отдельных федеральных тюрьмах и провела более месяца в одиночной камере.

«Когда я попал в тюрьму, я не мог носить свой мешок для белья, мне было физически трудно.Мне пришлось заплатить более молодому человеку, чтобы тот сделал это для меня », — сказал Литвок в интервью CNN.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *