Ст 35 ск рф п 3: СК РФ Статья 35. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов

Содержание

СК РФ Статья 35. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов

КонсультантПлюс: примечание.

О применении ст. 35 к имуществу, нажитому до 01.03.1996, см. ст. 169 настоящего Кодекса.

Перспективы и риски арбитражных споров и споров в суде общей юрисдикции. Ситуации, связанные со ст. 35 СК РФ

Арбитражные споры:

Третье лицо хочет признать недействительным договор купли-продажи (дарения) доли (акций)

Третье лицо оспаривает выход участника из общества

Споры в суде общей юрисдикции:

Третье лицо хочет признать договор займа недействительным, т.к. он заключен без согласия одного из супругов

Третье лицо хочет признать договор ипотеки недействительным

 

1. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

2. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

3. Для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

(в ред. Федерального закона от 29.12.2015 N 391-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Открыть полный текст документа

Пресненский межрайонный прокурор разъясняет особенности раздела совместно нажитого имущества супругами при расторжении брака

Совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона (ст. 34 Семейного кодекса РФ и ст. 256 Гражданского Кодекса РФ).

Согласно п. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие).

Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода (п. 3 ст. 34 СК РФ).

Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов в общем случае предполагается, что он действует с согласия другого супруга (п. п. 1, 2 ст. 35 СК РФ; п. 1 ст. 253 ГК РФ).

Согласно п.16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» в случае когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Вместе с тем имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью (п. 1 ст. 36 СК РФ).

Имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были сделаны вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и др.).

Старший помощник прокурора И.Ю. Яновская

2. Согласия

Физические и юридические лица свободны в установлении гражданско-правовых отношений, изменении и прекращении своих прав и обязанностей. Однако в определенных случаях законом установлены ограничения, направленные на защиту прав и законных интересов участников гражданско-правового оборота, которые могут быть ущемлены действиями других участников.

Поэтому в ряде случаев закон обязывает одно лицо письменно выразить волю в утвердительной форме на совершение другим лицом определенного действия, т.е. совершить согласие.

Основными случаями, в которых возникает необходимость в получении согласия, являются выезд ребенка за границу и совершение сделки одним из супругов.

Согласие на выезд ребенка за границу

Такое согласие оформляется в соответствии с требованиями, установленными Федеральным законом от 15.08.1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

В соответствии со ст. 20 указанного Федерального закона в случае, если несовершеннолетний гражданин Российской Федерации выезжает за ее пределы без сопровождения родителей, усыновителей, опекунов или попечителей, он должен иметь при себе, кроме паспорта, согласие названных лиц на его выезд с указанием срока выезда и государства, которое он намерен посетить. Согласие на выезд ребенка за пределы Российской Федерации совершается 

в письменной форме и удостоверяется нотариусом.  В согласии необходимо указать полные данные ребенка, название государства, в которое выезжает несовершеннолетний гражданин, даты выезда и возвращения, срок пребывания в иностранном государстве, в некоторых случаях — данные сопровождающего лица. Согласие совершается в присутствии законного представителя ребенка при предъявлении законным представителем действующего паспорта.

Нотариально удостоверенное согласие на выезд предъявляется на границе органам пограничного контроля вместе с другими необходимыми документами. При отсутствии нотариального согласия на выезд ребенок без сопровождения не сможет пересечь границу Российской Федерации.

Если несовершеннолетний гражданин выезжает из страны в сопровождении одного из родителей (усыновителей, опекунов или попечителей), согласия на выезд от второго родителя не требуется.

Согласие супруга на совершение сделки

Необходимость получения согласия супруга на совершение сделки возникает из закрепленного Семейным кодексом Российской Федерации (далее — СК РФ) законного режима имущества супругов. Законный режим представляет собой режим совместной собственности супругов, который действует, если брачным договором не установлено иное (п. 1 ст. 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее — ГК РФ; ст. 39 СК РФ).

Согласно ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Владеть, использовать и распоряжаться совместным имуществом супруги могут только по обоюдному согласию. Презюмируется, что при совершении любой сделки один из супругов действует с согласия другого.

Вместе с тем в силу п. 3 ст. 35 СК РФ в ряде случаев для заключения сделки одном из супругов ему требуется получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. К сделкам, требующим обязательного нотариально удостоверенного согласия второго супруга, закон относит:

— сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации;

— сделки, для которых законом установлена обязательная нотариальная форма;

— сделки, подлежащие обязательной государственной регистрации;

Если какая-либо из перечисленных сделок была совершена без нотариального согласия супруга, она может быть признана судом недействительной. Супруг, чье нотариально заверенное согласие на совершение сделки получено не было, вправе направить иск в суд в течение одного года со дня, когда он узнал или должен был узнать о заключении данной сделки.

документ, предоставляющий лицу право на совершение определенного действия лицом, чье согласие требуется для совершения той или иной сделки в соответствии с законом. К числу нотариально удостоверенных согласий относятся: согласие супруга на совершение сделки (как для приобретения, так и для отчуждения имущества), согласие на отказ от приватизации, согласие на выезд за границу несовершеннолетнего ребенка, согласие собственников (нанимателей) жилья на временную регистрацию.лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет.

Некоторые аспекты толкования и применения ст. ст. 35, 39, 45 СК РФ в судебной практике (Добровинский А.А.)

Развитие рыночной экономики в современной России обусловило серьезные изменения, затронувшие все сферы жизни общества. Это, в свою очередь, вызвало принципиальные изменения практически во всех отраслях права.

Законодательного регулирования потребовали отношения, которые ранее не являлись предметом пристального внимания законодателя. Не явилось исключением и семейное право.
Указанные изменения права носят объективный характер, отражая, как это и должно быть, изменения в жизни общества, в том числе широкое проникновение товарно-денежных отношений в те сферы, в которых они ранее не играли столь важной роли <1>.
———————————
<1> Нечаева А.М. Семейное право: курс лекций. М., 2001. С. 122 — 123.

Действующий Семейный кодекс содержит гл. 7 — 9, посвященные регулированию имущественных отношений в семье, в том числе ответственности супругов по обязательствам, и содержит нормы, в том числе ранее не знакомые праву СССР <2>.
———————————
<2> Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 03.08.2018) // СЗ РФ. 1996. N 1.

Так, например, регулированию законного режима имущества супругов и договорного режима имущества супругов в нем посвящены специальные главы.
Примером экономических изменений в повседневной жизни общества, влияющих, помимо прочего, и на имущественное состояние семей, может служить развитие института кредитования в современной России, в том числе института кредитования граждан.
Если в СССР так называемые «потребительские» кредиты все же не составляли серьезной части бюджета обычной семьи, то в настоящее время кредитные правоотношения как вид правоотношений, порождающих имущественные обязательства, являются повседневной частью быта многих семей <3>.
———————————
<3> Эзрох Ю.С. Потребительское кредитование в России и СССР // Деньги и кредит. 2013. N 12. С. 60 — 65.

Семейный кодекс регулирует вопросы, связанные как с имущественными обязательствами семьи в целом, так и с индивидуальными обязательствами одного из супругов, четко разделяя эти два понятия.
Пункт 3 ст. 39 СК РФ содержит следующую норму: «Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям».
Таким образом, законом установлено общее правило, в соответствии с которым при разделе общего имущества, подлежат учету и разделу также общие долги супругов.
С нашей точки зрения, включив понятие долга в статью, регулирующую раздел общего имущества, законодатель косвенно отнес общие долги супругов к общему имуществу супругов, предоставив тем самым дополнительные аргументы в давнем теоретическом споре сторонникам включения долгов супругов в их общее имущество <4>.
———————————
<4> Тархов В.А. Имущественные отношения супругов. Саратов, 1969. С. 55; Антокольская М.В. Семейное право. М.: Юрист, 2002. С. 180 — 181; Рясенцев В.А. Советское семейное право. М., 1982. С. 94; Ершова Н.М. Имущественные правоотношения в семье. М., 1979. С. 63; Канаков Л.А. Общая совместная собственность супругов // Нотариус. 2008. N 1. С. 37 — 38; Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 128.

Значительный практический интерес представляют нормы ст. 45 СК РФ. Для целей настоящего исследования имеют значение следующие ее положения:
«1. По обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания.
2. Взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи. При недостаточности этого имущества супруги несут по указанным обязательствам солидарную ответственность имуществом каждого из них».
Следовательно, законодатель четко подразделяет три вида обязательств.
Первый вид — обязательство одного из супругов, по которому он несет ответственность своим собственным имуществом, а при его недостаточности также отвечает своей долей в общем имуществе супругов, выдела которой вправе требовать кредитор.
Второй вид обязательств — общие обязательства супругов, по которым они, соответственно, отвечают общим имуществом.
Третий вид — обязательства одного из супругов, по которым взыскание может быть обращено на общее имущество супругов, если судом будет установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи.
Тем самым на первый взгляд законодатель исчерпывающе урегулировал рассматриваемое правоотношение.
При этом следует иметь в виду, что в правоприменительной практике нормы п. 3 ст. 39 СК РФ и п. п. 1 и 2 ст. 45 СК РФ вполне, с нашей точки зрения, правомерно связываются между собой, так как, объединенные единой логикой регулирования одного и того же правоотношения, они, безусловно, дополняют друг друга <5>.
———————————
<5> Определение Верховного Суда РФ от 15.11.2016 N 18-КГ16-134 // СПС «Гарант».

Можно, конечно, обратить внимание, что формально нормы указанных статей СК РФ предназначены для регулирования различных правовых ситуаций. Пункт 3 ст. 39 СК РФ устанавливает порядок распределения общих долгов супругов при разделе имущества, а пункт 2 ст. 45 СК РФ определяет порядок взыскания общих долгов. В то же время обе нормы направлены на регулирование (пусть и в рамках различных правовых механизмов, в которых задействованы различные субъекты), по сути, одного и того же правоотношения — отношений, складывающихся в процессе правового регулирования долгов супругов.
Таким образом, с моей точки зрения, Верховный Суд вполне правомерно применил аналогию закона, связав указанные нормы в единую правовую конструкцию. Правомерность этой позиции подтверждает и Конституционный Суд РФ. При изучении жалобы гражданки Лебедевой им было установлено, что подобное толкование нормы ст. 45 СК РФ ничьих прав не нарушает <6>.
———————————
<6> Определение Конституционного Суда РФ от 17.01.2013 N 4-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лебедевой Елены Александровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 34, пунктом 3 статьи 39 и пунктом 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс».

Правовая доктрина в основном единообразно оценивает и дает толкование указанных норм <7>.
———————————
<7> Ерохина Е.В., Найденова И.А. Семейное право. Оренбург: ОГУ, 2014. С. 106 — 109.

Вопросам имущественных обязательств супругов посвящена обширная судебная практика, включая определения и обзор судебной практики Верховного Суда РФ.
Таким образом, на первый взгляд с толкованием и применением рассматриваемых норм права не возникает особых вопросов ни в правовой теории, ни в судебной практике.
В то же время то обстоятельство, что Верховный Суд вынужден регулярно возвращаться к анализу и оценке применения норм права, регулирующих имущественные обязательства супругов, с нашей точки зрения, свидетельствует о том, что в данной области существуют серьезные проблемы.
Они не очевидны и лежат в плоскости не столько самих норм указанных статей СК РФ, а, видимо, связаны с их пониманием в комплексе со смежными составами семейного права и прежде всего нормами, регулирующими заключение супругами сделок с общим имуществом (ст. 35 СК РФ).
Целесообразность рассмотрения их в комплексе подтверждается и Верховным Судом РФ, который в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ N 1 от 13 апреля 2016 г. проводит сравнительный анализ применения обоих упомянутых правовых составов, разъясняя нижестоящим судам разницу в подходах к оценке этих, в общем-то, весьма сходных правоотношений <8>.
———————————
<8> Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации от 13. 04.2016 N 1 (2016) // СПС «Гарант».

Анализу этих различных подходов законодателя и судов к разрешению аналогичных по своей сути и по своему значению для участников имущественных споров в семейном праве и посвящено настоящее исследование. В нем мы сознательно не касаемся анализа общих обязательств супругов, относящихся к внедоговорным обязательствам, например обязательств, возникающих из совместного причинения вреда. Все же подавляющая масса обязательств супругов, общих и индивидуальных, возникает в процессе нормального гражданского оборота.
Судебная практика по применению п. 3 ст. 39 СК РФ определяет основные критерии, по которым обязательства могут быть признаны обязывающими обоих супругов, логически связывая их, как было уже отмечено, с нормами ст. 45 СК РФ: «…в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.
Исходя из положений приведенных выше правовых норм для распределения долга в соответствии с пунктом 3 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации обязательство должно являться общим, то есть возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи… Юридически значимым обстоятельством по данному делу являлось выяснение вопроса о том, были ли потрачены денежные средства, полученные супругом по кредитным договорам, на нужды семьи…» <9>.
———————————
<9> Определение Верховного Суда РФ от 15.11.2016 N 18-КГ16-134 // СПС «Гарант».

Таким образом, Верховный Суд РФ не только определяет юридически значимые обстоятельства для признания долга общим, но и подчеркивает, что бремя доказывания в рассматриваемых спорах распределяется сторонами по общему принципу, предусмотренному ст. 56 ГПК РФ. То есть каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается.
В данном и последующих рассматриваемых случаях обязанность доказывания того обстоятельства, что возникновение долга произошло по инициативе обоих супругов в интересах семьи и все полученное было использовано на нужды семьи, возложена на лицо, ссылающееся на общность долга. Последнее является вполне стабильной позицией Верховного Суда РФ по названной категории дел.
Проанализируем содержание и практику применения п. п. 1 и 2 ст. 45 СК РФ.
Пункт 1 названной статьи корреспондирует с общей нормой ст. 24 ГК РФ, то есть гражданин отвечает по собственным обязательствам всем своим имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание. Следовательно, супруг, выступая в гражданском обороте в собственных интересах, а не в интересах семьи, лично отвечает по своим обязательствам. Это правило полностью соответствует доктрине, признающей, что супруги в браке имеют и личные интересы, отличные от интересов семьи <10>.
———————————
<10> Ильина О. Ю. Проблемы интереса в семейном праве РФ. М.: Городец, 2007. 192 с.

Например, супруг взял кредит с целью поиграть в казино. Разумеется, обязательство по его возврату не может быть признано обязательством семьи в целом. Вполне логично, что закон требует в этой ситуации удовлетворения претензий кредитора за счет в первую очередь личного имущества должника. И лишь при недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника из общего имущества для обращения на нее взыскания.
В любом случае на практике это означает фактический раздел общего имущества супругов в порядке, предусмотренном ст. ст. 38, 39 СК РФ.
По общим обязательствам супругов, то есть обязательствам, принятым совместно в интересах семьи, супруги отвечают совместно. При этом на основании п. 2 ст. 45 СК РФ взыскание обращается в первую очередь на общее имущество супругов. При недостаточности указанного имущества супруги несут солидарную ответственность имуществом каждого из них.
Аналогичный порядок взыскания установлен законом и для исполнения обязательств одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи. Такое же толкование рассматриваемой нормы содержит и правовая доктрина <11>. Достаточно типичным для Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ является следующая правовая позиция, изложенная в определении по одному из рассматриваемых дел с исковым требованием кредитора о взыскании долга солидарно с обоих супругов:
«Согласно пункту 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи…
Пунктом 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.
Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств с третьими лицами, действующее законодательство не содержит. ..
Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга» <12>.
———————————
<11> Ерохина Е.В., Найденова И.А. Указ. соч. С. 108.
<12> Определение Верховного Суда РФ от 03.03.2015 N 5-КГ14-162 // СПС «Гарант».

Аналогично Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ при рассмотрении другого дела прямо указывает: «…в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга» <13>.
———————————
<13> Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2017 N 18-КГ16-196 // СПС «Гарант».

Приведенный анализ судебной практики показывает, что высшая судебная инстанция при рассмотрении указанной категории дел стабильно связывает применение нормы п. 3 ст. 39 СК РФ с нормой п. 2 ст. 45 СК РФ, используя обстоятельства, вытекающие из последней, для определения критериев признания долга общим. Кроме того, приведенная судебная практика содержит четкое требование о возложении обязанности по доказыванию на сторону, требующую признать долг общим.
Совершенно иной подход наблюдается в толковании и применении положений ст. 35 СК РФ, регулирующей порядок владения, пользования и распоряжения общим имуществом супругов. На наш взгляд, это в первую очередь обусловлено толкованием и применением п. 2 действующей формулировки указанной нормы, устанавливающей правило, именуемое в доктрине презумпцией согласия супруга на совершение сделки с общим имуществом: «При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки».
Пункт 3 ст. 35 СК РФ устанавливает исключения из общей нормы, закрепленной в п. 2 той же статьи, предусматривая для определенных видов сделок необходимость получения нотариально удостоверенного согласия другого супруга.
Судебная практика Верховного Суда РФ по указанной категории дел достаточно стабильна. Примером типичного правового подхода высшей судебной инстанции к применению норм ст. 35 СК РФ может служить, в частности, следующая правовая конструкция Судебной коллегии по гражданским делам:
«Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов (пункт 1 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации. ..).
При этом следует учитывать, что пунктом 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.
Следовательно, в случае оспаривания действий, совершенных одним из супругов по распоряжению общим имуществом, применительно к положениям пункта 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации бремя доказывания обстоятельств распоряжения имуществом без согласия другого супруга лежит на стороне, оспаривающей сделку» <14>.
———————————
<14> Определение Верховного Суда РФ от 12.07.2016 N 18-КГ16-50 // СПС «Гарант».

Аналогичный подход в применении рассматриваемой нормы права Верховный Суд РФ демонстрирует также в ряде других своих решений. В частности, в следующем решении суд представил свою трактовку соотношения п. п. 2 и 3 ст. 35 СК РФ:
«В соответствии с пунктом 2 статьи 35 Семейного кодекса при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.
Исключение из данного правила содержится в пункте 3 статьи 35 Семейного кодекса, согласно которому необходимость получения нотариально удостоверенного согласия другого супруга требуется для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке.
Таким образом, статья 35 Семейного кодекса направлена на определение правового режима распоряжения общим имуществом супругов и устанавливает в том числе правило, согласно которому для совершения одним из супругов сделки, требующей регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Из указанной нормы следует, что согласие супруга требуется только при совершении другим супругом подлежащей государственной регистрации сделки по распоряжению общим имуществом» <15>.
———————————
<15> Определение Верховного Суда РФ от 24.06.2016 N 304-КГ16-369 // СПС «Гарант».

И если с общим подходом суда, изложенным выше, можно согласиться, то вывод об отсутствии необходимости согласия супруга на совершение сделок, не подлежащих государственной регистрации, по нашему убеждению, противоречит не только общим принципам семейного права, но и норме, содержащейся в п. 1 ст. 35 СК РФ. Данный вывод суда противоречит и правовой доктрине, в которой общепринятым является вывод о том, что «презумпция согласия» является лишь оспоримым предположением <16>. Более того, неоднократно включая вопрос согласия участника совместной собственности в предмет доказывания по конкретным делам, Верховный Суд тем самым подтвердил необходимость существования такого согласия: «Исходя из положений вышеприведенных правовых норм суду при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, следовало установить наличие или отсутствие полномочий у участника совместной собственности на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, которые возникают у этого участника в случае согласия остальных участников совместной собственности на совершение такой сделки. .. Указанные обстоятельства являются юридически значимыми и подлежащими установлению для правильного разрешения дела» <17>.
———————————
<16> Глинка В.И. К вопросу о равных правах супругов на приобретенное в браке имущество // Научный подход к общественному развитию. 2016. С. 14.
<17> Определение Верховного Суда РФ от 28.03.2017 N 46-КГ17-3 // СПС «Гарант».

К сожалению, Верховный Суд в рамках этой же логики неправомерно распространил действие «презумпции согласия» и на оценку правоотношений между самими супругами <18>. Тем самым, с нашей точки зрения, Верховный Суд создает серьезный дисбаланс в защите имущественных прав супругов, отдавая совершенно необоснованное предпочтение правам супруга, совершившего сделку с общим имуществом.
———————————
<18> Определение Верховного Суда РФ от 19.01.2016 N 25-КГ15-14; Определение Верховного Суда РФ от 10.10.2017 N 5-КГ17-118; Определение Верховного Суда РФ от 16. 05.2017 N 4-КГ17-22; Определение Верховного Суда РФ от 16.07.2013 N 5-КГ13-70 // СПС «Гарант».

Выше был приведен краткий анализ толкования и правоприменения норм СК РФ, регулирующих распределение общих долгов между супругами при разделе имущества (ст. 39 СК РФ), порядок обращения взыскания по долгам супругов (ст. 45 СК РФ), а также осуществления сделок с общим имуществом супругов (ст. 35 СК РФ). Он позволяет сделать вывод, что законодатель, а вслед за ним и высшая судебная инстанция применяют два принципиально различных подхода к правоотношениям, регулируемым ст. ст. 39, 45 СК РФ, и правоотношениям, регулируемым ст. 35 СК РФ. Если в первом случае обязанность по доказыванию обстоятельств, имеющих значение для оценки правоотношения, прежде всего совершение указанной сделки в интересах семьи, возложена на супруга, совершавшего сделку, либо иное лицо, требующее признать обязательство общим для семьи, то во втором аналогичная обязанность возложена на супруга, изначально не являвшегося участником сделки. Эту разницу в подходах Верховный Суд РФ, как было показано ранее, неоднократно демонстрировал в своих определениях по конкретным делам.
Более того, общее и носящее, с нашей точки зрения, принципиальный методологический характер разъяснение правовой позиции представлено в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2016). В пункте 5 указанного Обзора, в частности, говорится следующее:
«В соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.
Согласно п. 2 ст. 45 СК РФ взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи.
Таким образом, для возложения на П. солидарной обязанности по возврату заемных средств обязательство должно являться общим, то есть, как следует из п. 2 ст. 45 СК РФ, возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.
Пунктом 2 ст. 35 СК РФ, п. 2 ст. 253 ГК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.
Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств с третьими лицами, действующее законодательство не содержит.
Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершении иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга».
Как можно убедиться, Президиум Верховного Суда уже на уровне обзора судебной практики повторил оценки, которые Верховный Суд стабильно указывает в своих определениях по конкретным делам.
Следует отметить, что эта позиция Верховного Суда формально-юридически полностью соответствует действующему в настоящее время законодательству Российской Федерации. В то же время именно повторяемость и обширность аналогичной судебной практики, требующей регулярного вмешательства Верховного Суда с соответствующими разъяснениями, порождает вывод о том, что нижестоящим судам зачастую сложно воспринять и применить два диаметрально разных подхода при оценке сходных правоотношений.
По нашему мнению, правоотношения по осуществлению сделок с общим имуществом супругов и по сделкам, которые могут привести к возникновению общих долговых обязательств супругов, имеют основные общие черты:
1. Оба вида правоотношений — имущественные правоотношения, регулируемые одновременно нормами семейного и гражданского права.
2. Оба вида правоотношений связаны с общей совместной собственностью супругов, ее формированием и разделом.
3. В обоих видах правоотношений на стадии заключения сделки с третьим лицом, как правило, не участвует один из супругов.
4. В обоих видах правоотношений участвует стороннее по отношению к супругам лицо — покупатель или кредитор, чьи права зависят от юридически значимых действий супругов.
5. В обоих видах правоотношений супруг — участник правоотношения должен, с точки зрения законодателя, действовать в интересах семьи.
6. Оба вида правоотношений регулируют сделки, которые зачастую имеют значительное влияние на формирование и расходование общей собственности супругов и, следовательно, серьезно затрагивают не только непосредственных участников сделки, но и интересы семьи, а в конечном итоге того супруга, который не принимает участия в сделке.
Следовательно, с нашей точки зрения, рассматриваемые правоотношения имеют одну и ту же социально-экономическую и крайне близкую правовую природу.
В то же время, как мы уже неоднократно отмечали, подходы законодателя и судебных инстанций к их регулированию прямо противоположны. Разница, как это подчеркивает Верховный Суд, состоит в том, что норма ст. 35 СК РФ содержит так называемую презумпцию согласия второго супруга на совершение сделок с общим имуществом, а нормы, регулирующие долговые обязательства супругов, аналогичной презумпции не содержат.
Мы считаем, что рассматриваемые правоотношения по социально-экономической и правовой природе максимально тождественны. В этой ситуации представляется логичным, чтобы в рамках кодифицированного законодательного акта, которым является Семейный кодекс РФ, сходные правоотношения регулировались единым способом, в рамках единых логических подходов.
Тем не менее, как это было показано выше, подходы законодателя, а вслед за ним и судей совершенно различны. В российской юридической доктрине стало уже аксиомой утверждение, что введение «презумпции согласия» призвано защитить гражданский оборот и добросовестных приобретателей <19>. Согласимся, что это было целью законодателя. Но такое согласие порождает ряд вопросов.
———————————
<19> Граве К.А. Имущественные отношений супругов. М., 1960. С. 45.

Кредитные отношения, к которым прежде всего относятся нормы п. 3 ст. 39 и ст. 45 СК РФ, в широком понимании термина также относятся к гражданскому обороту <20>. Более того, с каждым годом эта часть гражданского оборота становится все более значимой в повседневной жизни российских семей. Предполагаем, что кредиторы в своей основной массе являются не менее добросовестными участниками сделок, чем покупатели имущества, составляющего совместную собственность супругов. При этом законодатель считает необходимым обеспечить повышенную защиту гражданского оборота и интересов добросовестных приобретателей предметов общей собственности супругов, но отказывает в аналогичной защите гражданского оборота и кредиторов в кредитных правоотношениях.
———————————
<20> Виниченко Ю.В. Понятие «оборот» в частном праве России и Украины // Ученые записки Таврического национального университета имени В.И. Вернадского. Серия: Юридические науки. 2013. Т. 26 (65). N 2-2. С. 90 — 97.

Обратим внимание, что, исключив ряд значимых сделок из сферы действия «презумпции согласия» (п. 3 ст. 35 СК РФ), законодатель отнюдь не парализовал гражданский оборот в указанной сфере, а нашел при всех его издержках более сбалансированный механизм защиты интересов сторон в этих видах сделок.
Давая оценку правовому регулированию долгов супругов, Верховный Суд, как уже было отмечено, напоминает, что «согласно пункту 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создает обязанностей для иных лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц)» <21>.
———————————
<21> Определение Верховного Суда РФ от 15.11.2016 N 18-КГ16-134 // СПС «Гарант».

К сожалению, Верховный Суд зачастую, как было показано выше, отступает от указанного принципа, разрешая споры, связанные с распоряжением общим имуществом супругов.
Возвращаясь к судебной практике, отметим следующее. При одновременном существовании двух описанных подходов к регулированию сходных правоотношений неудивительно, что судьи постоянно совершают ошибки с точки зрения действующего законодательства при распределении обязанностей по доказыванию между сторонами, при определении обстоятельств, существенных для разрешения дела, и решении иных связанных с этим правовых проблем.
Нестабильная судебная практика судов первой и второй инстанции в этой сфере, естественно, порождает неопределенность в правоотношениях. Все это в конечном счете не может не сказываться на стабильности того самого гражданского оборота, который по изначальной идее должна защищать норма о «презумпции согласия» супруга.
Дополнительные проблемы создает то обстоятельство, что, применяя ст. 35 СК РФ, Верховный Суд, с нашей точки зрения, совершенно неправомерно распространил действие «презумпции согласия» на правоотношения между самими супругами <22>. И если ее действие в отношении «супруг-продавец — третье лицо» еще можно объяснить защитой гражданского оборота, интересов добросовестных приобретателей, в конце концов традиционной логикой правового регулирования в рамках п. 2 ст. 253 ГК РФ, то такое распространительное толкование «презумпции согласия» на отношения между супругами, с нашей точки зрения, не имеет серьезных ни социально-экономических, ни правовых оснований.
———————————
<22> Определения Верховного Суда РФ от 19. 01.2016 N 25-КГ15-14, от 10.10.2017 N 5-КГ17-118, от 16.05.2017 N 4-КГ17-22, от 16.07.2013 N 5-КГ13-70.

Последнее, с нашей точки зрения, должно стать предметом самостоятельного углубленного исследования. В рамках настоящей работы лишь отметим, что даже в том виде, в котором она существует на данный момент в законе, не говоря уже о ее расширительном толковании, «презумпция согласия супругов» порождает серьезный дисбаланс в защите интересов супруга, совершившего сделку с общим имуществом, и супруга, в силу указанной сделки ущемленного в своих законных имущественных правах. В рамках регулирования сходных как по социально-экономической, так и по правовой природе отношений закон не может содержать двух диаметрально различных подходов к такому регулированию. Разрешение указанной проблемы, по нашему убеждению, должно быть осуществлено путем дальнейшего совершенствования законодательства о браке и семье.
В частности, первым шагом к этому могло бы послужить изменение формулировки п. 2 ст. 35 СК РФ, которое бы однозначно исключило распространение «презумпции согласия» на правоотношения, возникающие между самими супругами по поводу распоряжения их общей собственностью, что привело бы к автоматическому изменению правил по распределению бремени доказывания в данной категории дел.
Тем самым такое изменение действующего законодательства поставило бы супругов в их правовых спорах между собой в равное положение. Что, с нашей точки зрения, соответствует принципу равенства супругов, закрепленному в семейном праве.

Библиография

1. Антокольская М.В. Семейное право. М.: Юрист, 2002.
2. Глинка В.И. К вопросу о равных правах супругов на приобретенное в браке имущество // Научный подход к общественному развитию. 2016.
3. Граве К.А. Имущественные отношений супругов. М., 1960.
4. Виниченко Ю.В. Понятие «оборот» в частном праве России и Украины // Ученые записки Таврического национального университета имени В.И. Вернадского. Серия: Юридические науки. 2013. Т. 26 (65). N 2-2. С. 90 — 97.
5. Ерохина Е.В., Найденова И.А. Семейное право. Оренбург: ОГУ, 2014.
6. Ершова Н.М. Имущественные правоотношения в семье. М., 1979.
7. Ильина О.Ю. Проблемы интереса в семейном праве РФ. М.: Городец, 2007. 192 с.
8. Канаков Л.А. Общая совместная собственность супругов // Нотариус. 2008. N 1. С. 37 — 38.
9. Нечаева А.М. Семейное право: курс лекций. М., 2001
10. Рясенцев В.А. Советское семейное право. М., 1982.
11. Тархов В.А. Имущественные отношения супругов. Саратов, 1969.
12. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001.
13. Эзрох Ю.С. Потребительское кредитование в России и СССР // Деньги и кредит. 2013. N 12. С. 60 — 65.

Ст 35 семейного кодекса — Юридическая помощь

Комментарий к статье 35 СК РФ

1. В соответствии с законным режимом имущества супругов (ст. 33 СК) они обладают равными правами на это имущество независимо от того, сколько средств было внесено каждым и на чье имя (мужа или жены) оно приобреталось. Отсюда — правило п.1 ст. 35 о том, что супруги владеют, пользуются и распоряжаются общей собственностью по обоюдному согласию.

Нарушение данного правила влечет неблагоприятные последствия для недобросовестного супруга. Так, Пленум ВС РФ указал: если в споре о разделе совместной собственности будет доказано, что один из супругов скрыл общее имущество, или произвел его отчуждение, или израсходовал его вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, суд учитывает это имущество либо его стоимость при разделе (п.16 Постановления N 15). Иными словами, считается, что оно как бы есть в наличии. Далее суд, производя «раздел» этого несуществующего имущества, соответственно уменьшает долю недобросовестного супруга, т.е. увеличивает долю добросовестного.

2. Супруги могут распоряжаться своим имуществом (продавать, сдавать в аренду, внаем, дарить и т.д.) как сообща, так и каждый в отдельности.
Во втором случае какого-либо специального полномочия от другого супруга не требуется — по п. 2 комментируемой статьи его согласие предполагается (презюмируется).

Когда же согласия такого все-таки нет, добросовестный супруг может требовать через суд расторжения сделки, доказав, что вторая ее сторона знала (заведомо должна была знать) об этом. Срок исковой давности для таких требований не установлен.

3. Презумпция по п.3 ст. 35 не касается сделок:
а) с недвижимостью;
б) подлежащих нотариальному удостоверению;
в) требующих государственной регистрации.

Без нотариально удостоверенного согласия другого супруга такие сделки заключать нельзя, а заключенные признаются судом (по требованию этого супруга) недействительными. Причем в данном случае действует исковая давность — год со дня, когда этот супруг узнал (должен был узнать) о совершении данной сделки.

4. Согласно п.6 ст. 169 СК нормы комментируемой статьи распространяются и на имущество, нажитое супругами до введения в действие СК, т.е.

Комментарий к Статье 35 СК РФ

1. Согласно п. 1 ст. 35 СК РФ супруги владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом по обоюдному согласию, что не исключает возможности совершения сделки по распоряжению общим имуществом одним из супругов.

В части первой ГК РФ 1994 г. идея правовой охраны неприкосновенности собственности обрела более глубокий смысл, став по сути одним из основополагающих начал гражданского законодательства. Право собственника на неприкосновенность его собственности предстало в виде самостоятельно охраняемой ценности. Современная цивилистическая наука пока не имеет трудов, посвященных как характеристике исследуемого начала, так и в целом проблеме неприкосновенности собственности. Хотя сам термин «неприкосновенность» вниманием не обойден. Неприкосновенность дословно означает непричастность ни к чьему ведению, кроме ведения того, кому законно принадлежит <1>.

———————————

<1> В некоторых правопорядках неприкосновенность отождествляется с приватностью, что означает дословно «право быть предоставленным самому себе». В учебной и научной литературе неприкосновенность раскрывается через невозможность собственника быть лишенным своей собственности при отсутствии либо его воли, либо находиться в частной собственности.

Смысл начала неприкосновенности собственности заключается в том, что запрещено лишать собственника его имущества без оснований, указанных в законе. Право на имущественную неприкосновенность собственности становится постоянным атрибутом, сопутствующим самому праву собственности. Отражение в законе принципа неприкосновенности собственности (ст. 209 ГК РФ), который возник еще в древности как форма различения «своей» и «чужой» вещи, является опосредованным закреплением в гражданском законодательстве принципа справедливости. Вводя в законодательный оборот это начало, законодатель ставит всех лиц, противостоящих собственнику в определенные рамки, обеспечивая, с одной стороны, нормальное беспрепятственное развитие и реализацию прав собственника, с другой — защиту при их незаконном ограничении или нарушении. Несмотря на значимость приводимого при характеристике неприкосновенности собственности конституционного положения, следует учитывать, что Конституция РФ не содержит принципиально нового подхода к частной собственности, которая с давних пор в большинстве стран «священна и неприкосновенна» во всех своих проявлениях, а не только в случаях ее лишения. Вследствие этого существующее в юридической литературе понятие неприкосновенности собственности следует считать недостаточно точным — в нем нарушение собственнического иммунитета связывается лишь с фактом физического отчуждения лица от его собственности, а если точнее, то лишь с полномочием владения. На самом деле содержательную сторону этого начала образуют такие положительные действия собственника, как:

  1. свободно по своему усмотрению совершать любые, не запрещенные законом действия в отношении вещи, исключая всякое незаконное посягательство на эту свободу усмотрения;
  2. ограждать собственность от необоснованных притязаний других лиц;
  3. быть информированным об основаниях ограничения либо лишения имущества или имущественных прав, если это происходит против воли собственника;
  4. оспаривать ограничения и изъятия, не соответствующие закону;
  5. требовать устранения любых незаконных препятствий со стороны третьих лиц, в том числе государства, посягающих в той или иной форме на права собственника.

Согласно ч. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. В литературе появилось неоднозначное толкование логической формулы ст. 35 Конституции РФ — «по решению суда». Так, по мнению Г.А. Гаджиева, она не означает дословно права быть лишенным собственности только по решению суда <1>. Ее суть в том, что у собственника должна быть возможность обжаловать любой акт о лишении имущества в суде.

———————————

<1> См.: Гаджиев Г.А. Конституционные гарантии предпринимательской деятельности // Хозяйство и право. 1995. N 8. С. 28 — 29.

2. Для совершения сделок с движимым имуществом не требуется письменного согласия на это другого супруга. Однако в интересах обеспечения стабильности гражданского оборота и защиты интересов его участников гражданским и семейным законодательством предусматривается возможность признания сделки, заключенной без согласия другого супруга, недействительной. Так, если будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на ее совершение, сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом, может быть признана судом недействительной (п. 2 ст. 35 СК РФ). Указанная сделка совершается с превышением полномочий и является оспоримой. Согласно ст. 181 ГК РФ иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий недействительности может быть предъявлен в суд в течение одного года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Каждая из сторон по сделке, признанной недействительной, обязана возвратить другой все полученное в натуре, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость в деньгах. Сделка считается недействительной с момента ее совершения (п. 1, 2 ст. 167 ГК РФ).

3. Пунктом 3 комментируемой статьи предусмотрен особый порядок для совершения сделок с недвижимостью или сделок, требующих обязательного нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации. В таком случае обязательно требуется четко выраженное согласие обоих супругов на заключение подобных сделок, иначе сделка признается недействительной или не удостоверяется нотариальными органами. Волеизъявление супругов на совершение сделки, требующей нотариального удостоверения или государственной регистрации, должно быть выражено ими лично при заключении сделки. Если один из супругов не может присутствовать при этом, то его желание заключить такую сделку может быть выражено в письменной форме, причем согласие такого супруга должно быть обязательно удостоверено нотариально. На нотариусов и государственные и муниципальные органы возложена обязанность соблюдения требований о предварительном согласии супругов на заключение сделок, требующих нотариального удостоверения или государственной регистрации.

При совершении сделок по распоряжению приватизированными жилыми помещениями, в которых помимо супругов проживают их несовершеннолетние дети, или если последние являются собственниками таких помещений, необходимо получение предварительного согласия органов опеки и попечительства для обеспечения соблюдения прав и интересов несовершеннолетних детей.

В случае если требование о предварительном согласии обоих супругов на совершение указанной сделки было нарушено, супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на заключение сделки не было получено, вправе требовать признания такой сделки недействительной. Истец имеет право предъявить исковое заявление в суд в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки (п. 3 ст. 35 СК РФ).

Сделка может быть признана недействительной, если в суде будет доказано, что контрагент супруга, заключившего сделку, знал или заведомо должен был знать о несогласии другого супруга на совершение сделки.

Без согласия другого супруга может быть удостоверена сделка, объектом которой является имущество, находящееся в собственности одного из супругов (ст. 36 СК РФ).

Исковое заявление о признании сделки недействительной

В __________ районный суд г.Архангельска
Адрес: ________________________________

Истец: _________________________________
Адрес: _________________________________

Ответчик: ______________________________
Адрес: _________________________________

Третье лицо: ____________________________

Цена иска: _____________________________

Государственная пошлина: _______________

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
о признании сделки недействительной

Между Истцом — __________________(ФИО) и Ответчиком — __________________(ФИО) «____» _________ 20__ г. был заключён брак.
Во время брака Истцом и Ответчиком совместно было приобретено следующее имущество:
1) ____________________
2) ____________________
Без согласия Истца Ответчик заключил с Третьим лицом сделку по ___________________данного имущества (указать вид и существенные условия сделки), что подтверждается __________________________.
Согласно ст. 35 Семейного кодекса РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.
При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.
Истец не знал о намерении Ответчика заключить договоры купли-продажи. Своё согласие на заключение договоров не давал.
Согласно ч.3 ст. 35 СК РФ для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.
Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.
Истец узнал о продаже _____________________ «__» _________ 20__ г. при обращении в Росреестр за выписками из государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним за сведениями о правообладателе _______________ .
Согласно п. 1 ст. 167 Гражданского кодекса РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
На основании всего вышесказанного, а также в соответствии со ст. 131, 132 Гражданского процессуального кодекса РФ,

ПРОШУ:

1. Признать недействительной сделку Ответчика — _________________ с Третьим лицом — _____________по _________________следующего имущества: __________________ и применить полную двухстороннюю реституцию в качестве последствия недействительности договора.
3. Взыскать с Ответчиков уплаченную государственную пошлину в размере __________

Не нашли ответ на Ваш вопрос?

Позвоните нашему юристу!

Архангельск: (8182) 47-15-16, +7 902-286-15-16

Санкт-Петербург: +7 981-761-00-72

Приложения:
1) Копия искового заявления
2) Копия выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним ______________
3) Копия свидетельства о заключении брака
4) Иные доказательства
5) Квитанция об оплате государственной пошлины

 

________________ /_____________/.

Поделиться этим материалом в социальных сетях

Развод с правообладателем

«Патентный поверенный» №4, 2016

Об интеллектуальной собственности пишут много и часто, но в разрезе семейных отношений на нее смотрят незаслуженно редко. Надеемся, эта статья позволит немного заполнить пробел.

Наиболее экономически активный и плодотворный период своей жизни люди проводят не в одиночестве, а в окружении близких людей — своей семьи, и далеко не всегда им удается с первого раза сделать окончательный выбор. Личные отношения оказывают влияние на другие аспекты жизни человека и иногда переходят в правовую плоскость, затрагивая его имущественные права и обязанности. Интеллектуальная собственность здесь не исключение.

Когда правообладателями объектов интеллектуальной собственности являются физические лица, нужно учитывать, что все они так или иначе вовлечены в отношения с членами своих семей, в частности, с супругом/супругой, детьми и др. В праве семья традиционно определяется как круг лиц, связанных личными неимущественными и имущественными правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления1.

Взгляд на семью как на базовую ячейку общества предполагает, что она, помимо общих прав и обязанностей, также характеризуется общностью быта. Одновременно с этим мы привыкли смотреть на интеллектуальную собственность как на что-то обособленное, создаваемое творческим трудом конкретного человека или коллектива авторов или относящееся к предпринимательской деятельности отдельного индивидуального предпринимателя (в случае с товарными знаками или созданными по заказу результатами интеллектуальной деятельности).

Плоскость, в которой исключительные права конкретного индивида пересекаются с интересами членов его семьи, — это, прежде всего, все случаи семейных споров, связанных с имуществом и имущественными правами. Конфликт относительно принадлежности исключительных прав может вспыхнуть при разделе имущества между супругами при разводе и в спорах между наследниками. И если в спорах по поводу оставленного им наследства правообладатель, как правило, не принимает участия в силу объективных причин, то в бракоразводные процессы он вовлечен в полной мере. Также можно отметить случаи, когда раздел имущества проводится в силу внешних обстоятельств, например, когда при банкротстве одного из супругов для погашения долгов не хватает его отдельного имущества, и кредитор требует выделить долю должника из общего имущества супругов.

В случае отсутствия между супругами брачного договора к их отношениям в части имущества (в том числе имущественных прав) применяется режим, установленный законом. Попробуем разобраться, как семейное законодательство распределяет между супругами исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, полученные одним из супругов во время брака.

С созданными самим правообладателем результатами интеллектуальной деятельности все довольно просто: п. 3 ст. 36 Семейного кодекса Российской Федерации (СК РФ) и ст. 256 ГК РФ содержат оговорку о том, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата и не относится к общему имуществу супругов. Зато согласно п. 2 ст. 34 СК РФ (аналог в ст. 256 ГК РФ) к общему имуществу, нажитому супругами во время брака, относятся доходы каждого из супругов от результатов интеллектуальной деятельности. Таким образом, при разделе имущества само исключительное право на результат остается за автором-правообладателем, а его супруг вправе претендовать на половину доходов, полученных от коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности (роялти по лицензии и т.п.).

Но как быть с результатами интеллектуальной деятельности, которые не были созданы одним из супругов, а были им приобретены в результате сделки? Относит ли закон к общему имуществу супругов имущественные (исключительные) права на средства индивидуализации, в частности, товарные знаки и коммерческие обозначения? В соответствии с п. 2 ст. 34 СК РФ общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих их доходов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Как мы знаем из гражданского права, имущественные права (в том числе исключительные) на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации законодатель включает в термин «имущество» (ст. 128 и 1226 ГК РФ). Следовательно, исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, приобретенные одним из супругов по сделке (договору об отчуждении исключительных прав, договору авторского заказа) или в результате обращения взыскания, за счет общих доходов супругов (от трудовой, предпринимательской деятельности, от результатов интеллектуальной деятельности, всевозможные пенсии, пособия и иные денежные выплаты), считаются совместной собственностью супругов.

В отношении средств индивидуализации, а именно товарных знаков и коммерческих обозначений, права на которые могут принадлежать индивидуальному предпринимателю, можно сделать аналогичный вывод. При этом в случае со средствами индивидуализации не имеет значения, как именно права на них перешли к правообладателю: по сделке или изначально принадлежали ему — они в любом случае могут быть признаны общим имуществом супругов.

Остановимся подробнее на ограничениях, которые закон накладывает на распоряжение совместной собственностью супругов, и связанных с этим рисках. Имущество признается общим независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов были внесены денежные средства за него. Таким образом, возможна ситуация, при которой правообладателем исключительного права, к примеру, на товарный знак является один из супругов. При этом на приобретение права были истрачены денежные средства другого супруга, полученные им, например, от предпринимательской деятельности.

По общему правилу владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по их обоюдному согласию, и при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом предполагается, что он действует с согласия другого супруга (п. 1 и 2 ст. 35 СК РФ). Это порождает ряд рисков, которые, как правило, не учитываются контрагентом при анализе возможности сделки с физическими лицами-правообладателями. В частности, сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом, может быть признана судом недействительной из-за отсутствия согласия другого супруга (здесь и далее см. п. 2 ст. 35 СК РФ). При этом должны быть выполнены два условия:

  • требование о признании сделки недействительной заявляет несогласный супруг;
  • будет доказано, что супруг, который распорядился правом, знал или заведомо должен был знать о несогласии другого супруга на совершение сделки.

Понятно, что при добросовестном поведении сторон риск незначителен, а доказать наличие умысла нарушить права супруга достаточно тяжело. Но что если по какой-то причине супруги в сговоре и желают вернуть контроль над объектом интеллектуальной собственности? Можно ли обезопасить себя от подобных рисков?

При заключении одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга (п. 3 ст. 35 СК РФ). Поскольку распоряжение правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, которые охраняются законом только при условии их государственной регистрации, также подлежит государственной регистрации (ст. 1232 ГК РФ), нужно ли правообладателю — физическому лицу включить в пакет документов и гарантий контрагенту нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки своего супруга/супруги? Представляется, что указанная мера предосторожности не является лишней.

По факту регистрирующий орган -Роспатент исходит из презумпции добросовестности заявителя и не проверяет, имело ли распоряжение исключительным правом соответствующее одобрение. Так происходит и с согласием учредителей с заинтересованной сделкой, и с одобрением супруга, поэтому контрагент физического лица должен сам позаботиться о своих интересах и учесть возможные неблагоприятные последствия отсутствия согласия. Только если после публикации Роспатентом информации о распоряжении правом уже миновал год2, приобретателю права/лицензиату/залогодержателю можно этот риск списать со счетов.

Вопросом одобрения сделки супругом также нужно задаться и когда речь идет о распоряжении правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, которые охраняются законом с момента создания/начала использования, если отношения между супругами по этому вопросу не урегулированы договором.

Какие же риски возникают для правообладателя — физического лица при охлаждении отношений со своей половиной? Раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и в течение трех лет после его расторжения по требованию любого из супругов (здесь и далее ст. 38 СК РФ). Если между супругами нет согласия, спор решается в судебном порядке. Суд не только определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов, но и размер доли супругов в общем имуществе. Изначально доли супругов признаются равными, но в силу определенных обстоятельств, перечисленных в п. 2 ст. 39 СК РФ, суд может отступить от равенства долей.

В случае с результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации необходимо учитывать их особенности. Не все виды объектов интеллектуальной собственности могут принадлежать нескольким лицам совместно. Для приобретения прав на некоторые из них необходимо иметь специальную правосубъектность (зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя). Возможно несколько вариантов развития событий.

Если речь идет о результате интеллектуальной деятельности, право на который может принадлежать нескольким лицам и не требует от правообладателей специальной правосубъектности, возможен его раздел между супругами в натуре в равных долях. При этом к последующим отношениям сторон будут применяться соответствующие нормы гражданского законодательства (см. п. 3 ст. 1229 ГК РФ). Если спор затрагивает средство индивидуализации, правообладание которым требует от лица регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, то супруг-правообладатель выплачивает другому супругу половину действительной стоимости своего нематериального актива.

Предполагается, что стоимость может быть определена соглашением сторон в результате проведения независимой оценки или при реализации указанного исключительного права посредством торгов.

Как уже упоминалось, раздел общего имущества супругов может быть произведен по требованию кредитора для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов. Если супруг правообладателя исключительного права ведет предпринимательскую деятельность и/или активно пользуется кредитными продуктами, владельцу результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации следует учитывать возможные риски банкротства другого супруга.

Хотя действующее законодательство исходит из непризнания общего характера долгов супругов (п. 1 ст. 45 СК РФ) и, соответственно, невозможности обратить взыскание по долгу супруга-банкрота на всю общую собственность (можно обратить только на половину), ситуация для владельца прав может сложиться весьма неприятная. С другой стороны, когда требования кредитора обращены непосредственно к правообладателю, другой супруг, не являющийся банкротом, претендуя на раздел общих имущественных прав, на законных основаниях может получить выгоду за счет кредитора, уполовинив нематериальные активы банкрота.

Универсальным средством предупреждения возможных споров вокруг исключительных прав может быть заключение брачного договора, который устанавливает договорной режим имущества супругов. Брачный договор -отличный инструмент регулирования отношений между супругами по вопросу принадлежности прав на средства индивидуализации и на результаты интеллектуальной деятельности, которые не были созданы одним из супругов, и решает все проблемы «на берегу». При необходимости он также позволяет отчуждать исключительные права от одного супруга другому3.

Контрагентам физических лиц -правообладателей для минимизации рисков признания сделки недействительной можно посоветовать следующее.

Прежде всего, обращать внимание на то, получил ли правообладатель исключительные права на результат интеллектуальной деятельности как его автор. Если в отношении прав на результат интеллектуальной деятельности имело место правопреемство, договор, взыскание или предмет договора — право на средство индивидуализации, необходимо убедиться, что объект интеллектуальной собственности не относится к общему имуществу супругов. Например, между ними заключен брачный договор или права были получены супругом до брака. Если есть хоть малейший риск отнесения прав на объект интеллектуальной собственности к общему имуществу супругов, следует определить, имеется ли надлежаще оформленное согласие другого супруга на сделку.

По нашему мнению, соблюдение перечисленных выше предосторожностей способно защитить не только интересы всех сторон сделки, но и членов семей правообладателей — физических лиц, упредив возможные конфликты в будущем.

  1. Сухарев А.Я., Крутских В.Е., Сухарева А.Я. Большой юридический словарь. М.: Инфра-М, 2003.
  2. Срок исковой давности специальный и составляет один год со дня, когда несогласный супруг узнал или должен был узнать о совершении распоряжения правом (п. 3 ст. 35 СК РФ).
  3. В этом случае к положениям брачного договора о признании исключительных прав имуществом одного из супругов применяются нормы права о договоре об отчуждении исключительного права, а сам договор считается смешанным. Требование о регистрации распоряжения правом должно быть выполнено, когда это необходимое условие осуществления перехода права.

Rockford Fosgate P3D2-15 Punch P3 DVC 2 Ом 15 дюймов 600 Вт RMS 1200 Вт пик Сабвуфер: Электроника

Стиль: 2 Ом | Упаковка продукта: Стандартная упаковка

Описание продукта

С первого дня мы возглавляем революцию в области автомобильного аудио. Ничего не изменилось. Rockford Fosgate по-прежнему является мировым лидером в области инноваций в области звука, и наша цель — ваша страсть. Мы проектируем лучшие аудиосистемы для вашего образа жизни!

Amazon.com

P3D2-15 15-дюймовый двойной сабвуфер на 2 Ом является частью самой производительной серии Punch P3 от Rockford Fosgate, обеспечивающей максимальную пиковую мощность 1200 Вт. Сабвуферы P3 теперь имеют конусы и пылезащитные колпачки из анодированного алюминия, а также уникальную вентиляционную решетку для охлаждения двигателя по сравнению с предыдущими версиями. Они также оснащены технологией «VAST» для увеличения площади поверхности конуса до 25% и корзиной FlexFit для экстремальных условий эксплуатации. Лучше всего то, что новая гибридная корзина, отлитая штампом, предлагает лучшее из обоих миров, обеспечивая сверхпрочность при минимальном весе и резонансе.


P3D2-15 Характеристики

Сабвуферы P3 обеспечивают серьезные характеристики и являются флагманом серии Punch. Щелкните здесь, чтобы увеличить изображение

Формирователи звуковой катушки из анодированного алюминия обеспечивают отличный отвод тепла. Щелкните здесь, чтобы увеличить изображение

  • Конус и пылезащитный колпачок из анодированного алюминия
  • Пользовательские никелированные нажимные клеммы 10-AWG
  • Накладное кольцо из литого алюминия с алмазной огранкой и дополнительной решеткой
  • Удлиненный полюсный наконечник и выпуклая вентилируемая задняя панель
  • Высокотемпературный голос катушка с усиленным воротником Nomex со шнурком
  • Защитная крышка магнита с текстурой ПВХ
  • Мягкая резиновая крышка для лучшего захвата
  • Корзина StampCast со встроенной вентиляционной решеткой
Формирователь звуковой катушки из анодированного алюминия

Использование сабвуферов Rockford Fosgate Формирователи звуковых катушек из анодированного алюминия обеспечивают превосходный отвод тепла (до 100 ° при полной мощности).В отличие от традиционных пластиковых заменителей, алюминий действует как теплоотвод, быстро рассеивая тепло, накопленное на звуковой катушке. Это сохраняет сабвуферы прохладными в условиях высокого уровня звукового давления.

CEA-2031

Регулировка мощности динамиков Rockford Fosgate соответствует отраслевым стандартам CEA-2031. Это означает, что ваш динамик способен выдерживать постоянную нагрузку, а не мгновенное управление мощностью, что со временем может привести к повреждению звуковых катушек.

Корзина Flex Fit

В раме Flex Fit используются прорези (где это возможно) вместо отверстий размером с один винт.Это позволяет слегка отрегулировать громкоговоритель при установке.

Сшитые провода с мишурой

Технология многоточечного «периодического сшивания» свинцовых проводов снижает массу каждого мишурного провода и распределяет напряжение и напряжение по большей площади, значительно повышая надежность и производительность сабвуфера.

Эти прошитые мишурные провода выдерживают экстремальные рабочие циклы, усталость и большой ток, что имеет решающее значение для прочной конструкции.

Объемный звук «VAST»

Технология объемного звучания с вертикальным креплением значительно увеличивает эффективную площадь излучающего конуса динамика без сложных проблем с установкой.В результате для акустической системы той же модели эффективная площадь излучающего конуса увеличивается на 25%.

О Rockford Fosgate

Устанавливая стандарты качества в аудиоиндустрии, Rockford Corporation продает и продает высокопроизводительные аудиосистемы для вторичного рынка мобильной аудиосистемы и рынка OEM. Rockford Corporation со штаб-квартирой в Темпе, штат Аризона, является публичной компанией и производит свою продукцию под четырьмя брендами: Rockford Fosgate, Rockford Acoustic Design, Lightning Audio и InstallEdge.com.


P3D2-15 Технические характеристики
Что в коробке

Rockford Fosgate Punch P3D2-15 15-дюймовый сабвуфер DVC (двойной 2 Ом), окрашенное алюминиевое окантовочное кольцо, монтажное оборудование, руководство пользователя


SEC.gov | Превышен порог скорости запросов

Чтобы обеспечить равный доступ для всех пользователей, SEC оставляет за собой право ограничивать запросы, исходящие от необъявленных автоматизированных инструментов. Ваш запрос был идентифицирован как часть сети автоматизированных инструментов за пределами допустимой политики и будет обрабатываться до тех пор, пока не будут приняты меры по объявлению вашего трафика.

Пожалуйста, объявите свой трафик, обновив свой пользовательский агент, чтобы включить в него информацию о компании.

Чтобы узнать о передовых методах эффективной загрузки информации с SEC.gov, в том числе о последних документах EDGAR, посетите sec.gov/developer. Вы также можете подписаться на рассылку обновлений по электронной почте о программе открытых данных SEC, включая передовые методы, которые делают загрузку данных более эффективной, и улучшения SEC.gov, которые могут повлиять на процессы загрузки по сценарию. Для получения дополнительной информации свяжитесь с opendata @ sec.губ.

Для получения дополнительной информации см. Политику конфиденциальности и безопасности веб-сайта SEC. Благодарим вас за интерес к Комиссии по ценным бумагам и биржам США.

Код ссылки: 0.67fd733e.1633241473.a3ba7468

Дополнительная информация

Политика безопасности в Интернете

Используя этот сайт, вы соглашаетесь на мониторинг и аудит безопасности. В целях безопасности и обеспечения того, чтобы общедоступная услуга оставалась доступной для пользователей, эта правительственная компьютерная система использует программы для мониторинга сетевого трафика для выявления несанкционированных попыток загрузки или изменения информации или иного причинения ущерба, включая попытки отказать пользователям в обслуживании.

Несанкционированные попытки загрузить информацию и / или изменить информацию в любой части этого сайта строго запрещены и подлежат судебному преследованию в соответствии с Законом о компьютерном мошенничестве и злоупотреблениях 1986 года и Законом о защите национальной информационной инфраструктуры 1996 года (см. Раздел 18 USC §§ 1001 и 1030).

Чтобы обеспечить хорошую работу нашего веб-сайта для всех пользователей, SEC отслеживает частоту запросов на контент SEC.gov, чтобы гарантировать, что автоматический поиск не влияет на возможность доступа других пользователей к SEC.содержание правительства. Мы оставляем за собой право блокировать IP-адреса, которые отправляют чрезмерное количество запросов. Текущие правила ограничивают пользователей до 10 запросов в секунду, независимо от количества машин, используемых для отправки запросов.

Если пользователь или приложение отправляет более 10 запросов в секунду, дальнейшие запросы с IP-адреса (-ов) могут быть ограничены на короткий период. Как только количество запросов упадет ниже порогового значения на 10 минут, пользователь может возобновить доступ к контенту на SEC.губ. Эта практика SEC предназначена для ограничения чрезмерного автоматического поиска на SEC.gov и не предназначена и не ожидается, чтобы повлиять на людей, просматривающих веб-сайт SEC.gov.

Обратите внимание, что эта политика может измениться, поскольку SEC управляет SEC.gov, чтобы гарантировать, что веб-сайт работает эффективно и остается доступным для всех пользователей.

Примечание: Мы не предлагаем техническую поддержку для разработки или отладки процессов загрузки по сценарию.

Брюс Даниэль | Стэнфордское здравоохранение

  • Премия с отличием [Советник получателя награды, Ребекка Фариг, Ph.D.], SCBT / MR (2001)
  • Премия Cum Laude за выдающуюся научную работу по поперечной визуализации, Общество компьютерной томографии тела и магнитного резонанса (1996)
  • Избранный научный сотрудник Общества компьютерной томографии тела и магнитного резонанса (2002)
  • Стипендия для стажеров-исследователей [Советник получателя премии, Ребекка Фариг, Ph.D.], Подкомитет RSNA 2000 по физике (2000)
  • Финалист конкурса молодых исследователей [Советник первого автора Джанака Вансапура, доктор философии], Ассоциация по развитию медицинских инструментов (AAMI) (2001)
  • Премия Гэри Беккера за выдающийся документ по интервенционной радиологии, — (1998)
  • С отличием по физике, Уильямс-колледж (1985)
  • Приз Говарда Стейблера за диплом с отличием по физике, Уильямс-колледж (1985)
  • Премия Лаутербера в области MR, Общество компьютерной томографии тела и магнитного резонанса (2008)
  • Magna Cum Laude, Уильямс-колледж (1985)
  • Премия Монкада за выдающуюся научную работу по поперечной визуализации, Общество компьютерной томографии тела и магнитного резонанса (2000)
  • Выдающаяся научная статья сотрудника отделения радиологии Медицинского центра Мичиганского университета (1994)
  • Выдающаяся научная статья сотрудника факультета радиологии Медицинского центра Мичиганского университета (1995)
  • Фи Бета Каппа, колледж Уильямс (1984)
  • Picker / Получатель программы повышения квалификации преподавателей AUR, — (1999)
  • Получатель стипендии Национального института рака по обучению в области визуализации рака, факультет радиологии Стэнфордского университета (1995-97)
  • Плакат, занявший второе место [Соавтор], 5-й симпозиум по интервенционной МРТ (2004)
  • Сигма Си, колледж Уильямс (1985)
  • Обладатель премии за лучшую работу (Северная Америка) [Соавтор], ESUR-SUR (2002)
  • Победитель конкурса молодых исследователей, Ассоциация развития медицинского оборудования (AAMI) (2004 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.