Статья 51 уголовного кодекса рф отказ от дачи показаний: Статья 51 / КонсультантПлюс

Содержание

Молчание бывает разным

Молчание бывает разным –
Красноречивым или нет,
Быть может темным и опасным
Или скрывать душевный свет…

Привести наглядный пример из практики по данной теме довольно сложно, так как ссылка в показаниях на ст. 51 Конституции РФ прямых последствий за собой не влечет, однако порой ее бывает достаточно, чтобы «закрепить» обвинение и постановить обвинительный приговор.

Статья 51 Конституции РФ гласит:
«1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания».

Наверное, каждый, столкнувшись хотя бы раз в жизни с законом в рамках уголовного или, например, административного судопроизводства, слышал о ст. 51 Конституции РФ. Отвечая на вопрос о том, в чем же заключается ее смысл, большинство, скорее всего, скажет, что статья дает ему право не отвечать на вопросы представителей правоохранительных органов (инспектора ГИБДД, следователя, дознавателя, судьи и т.д.), ничего не сообщать им.

Очевидно, что познания в этой части у общества в целом весьма поверхностны, многие ассоциируют смысл ст. 51 Конституции РФ с дежурной фразой полицейских из западных боевиков, которую те произносят при задержании подозреваемого, разъясняя его права: «У вас есть право хранить молчание. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде!» Это один из пунктов так называемого правила Миранды: юридическое требование по законодательству США, согласно которому любая информация, полученная от задержанного в ходе допроса до того, как ему были зачитаны его права, является недопустимым доказательством. Иными словами, подавляющее большинство людей заблуждается в сути конституционного «права на молчание» и, реализуя его, в некоторых случаях действует себе во вред.

Полагаю, необходимо разобраться в том, какой именно смысл несет в себе ст. 51 Конституции РФ, реализацию каких прав она гарантирует и какова цель этих гарантий.

Обратившись к истории возникновения этого «неотъемлемого права каждого», проанализировав его доктринальное толкование, в том числе и на соответствие международным стандартам по правам человека, я пришел к следующему.

Regina probationum – признание – царица доказательств (перевод с лат.). Эта фраза бытовала еще в Древнем Риме: так римляне нарекли признание вины самим подсудимым, в связи с которым терял смысл поиск иных доказательств, отпадала необходимость в поиске улик и дальнейшем расследовании дела в целом, то есть вина раскаявшегося в этом случае считалась доказанной.

В Своде законов Российской империи собственное признание тоже считалось «лучшим доказательством всего света», и, несмотря на то что для его получения закон запрещал допросы с любого рода истязаниями и пытками, подобные случаи, как известно, имели место быть. А в конце 1920-х – начале 1950-х гг., во времена репрессий, в нашей стране была вновь возрождена древнеримская концепция, когда самооговор зачастую добивался пытками, шантажом и обманом, особенно по политическим преступлениям.

Сегодня преступлением «против правосудия» является любое принуждение к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий (ст. 302 УК РФ), а ст. 51 Конституции РФ в первую очередь является гарантией недопустимости такого рода принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких. Иными словами, всякое признание вины должно быть добровольным, ведь целью гарантии, предоставляемой ст. 51 Конституции РФ, является недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя, супруга или своих близких. Органы расследования и суд не вправе требовать или какими-либо методами добиваться не только признания вины, но и показаний, обвиняющих супруга и близких родственников даже при наличии фактов, при которых входящие в этот круг лица могли быть признаны соучастниками в преступлении.

«Право на молчание» является общепризнанной международной нормой, полностью согласующейся с Международным пактом о гражданских и политических правах. Хотя Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод прямо не содержит такого положения, однако Европейский суд по правам человека исходит из того, что эти положения лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры (ст. 6 Европейской конвенции).

При этом ст. 51 Конституции РФ не исключает право на дачу признательных и изобличающих кого-либо показаний, «никто не обязан», но каждый имеет право свидетельствовать. При соблюдении остальных требований закона добровольно данные показания являются допустимым доказательством.

Наиболее ярким примером реализации рассматриваемой статьи будет применение ее норм в рамках уголовного судопроизводства. На практике обращает на себя внимание то обстоятельство, что следователь, дознаватель или судья почти всегда охотно принимают отказ от дачи показаний подозреваемого / обвиняемого, основанный именно на положении ст. 51 Конституции РФ, и, если даже этот отказ не будет устно подкреплен ссылкой на вышеназванную норму, формулировка

«хочу воспользоваться правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ», скорее всего, найдет свое отражение в протоколе допроса или судебного заседания без подсказки допрашиваемого. И это несмотря на то, что законное право подозреваемого и обвиняемого не давать показания четко предусматривается законодателем в п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, согласно которым указанные лица вправе отказаться от дачи объяснений и показаний.

В реальности, в случае отказа лица от дачи показаний, представителями правоохранительных органов соответствующие пункты ст. 46, 47 УПК РФ, как правило, подробно не разъясняются и сам отказ, мотивированный ссылками на эти нормы, большая редкость, тогда как указание в протоколе на ст. 51 Конституции РФ при отказе от дачи показаний является обычной практикой.

Анализ судебной практики, приговоров в отношении лиц, отказавшихся от дачи показаний, в том числе и в суде, позволяет в очередной раз прийти к выводу о том, что положения и права, предусмотренные п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, полностью игнорируются.

Казалось бы, это схожие по смыслу нормы, но они имеют разное юридическое значение и реализуют разные правовые гарантии в уголовном судопроизводстве.

«…свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников...» – по смыслу законодателя содержание ч. 1 ст. 51 Конституции РФ предполагает, что речь идет об отказе от дачи показаний лица в части признания им своей вины в совершении инкриминируемого ему преступления либо об отказе от дачи показаний против супруга или близких родственников по факту совершенного ими преступления, в зависимости от обстоятельств. Лицо не обязано свидетельствовать в тех случаях, когда это может

изобличить (!) лично его, супруга или близких родственников. Из текста ясно, что обсуждаемая норма не освобождает от дачи любых показаний, нет в ней указания на то, что лицо имеет право ничего не говорить, речь идет лишь о праве не сообщать о противоправных действиях.

Проще говоря, отказываясь от дачи показаний в соответствии со ст. 51 Конституции РФ, подозреваемый / обвиняемый своими действиями поясняет примерно следующее: «Я совершил те или иные противоправные действия (преступление), но говорить об этом не хочу, так как имею полное право не рассказывать о том, что совершил» (не просто отказываюсь что-либо сообщать и пояснять, а именно не свидетельствовать против себя, то есть не изобличать!) или «Мой супруг (супруга,  близкие родственники) совершил преступление, о котором идет речь, но рассказывать об этом и тем самым изобличать его я не хочу, имею на это законное право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ».

Смысл же, вложенный законодателем в п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, заключается в праве (а не обязанности) отказаться от дачи любых показаний. Ведь одним из принципов уголовного судопроизводства является презумпция невиновности, согласно которой подозреваемый / обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания лежит на стороне обвинения. (ч. 2 ст. 14 УПК РФ). С этим правом связан и запрет на повторный допрос обвиняемого без его согласия при отказе от дачи показаний на первом допросе по тому же обвинению (ч. 4 ст. 173 УПК РФ).

То есть если вы считаете себя непричастным к совершению преступления, в котором вас подозревают или обвиняют, если не хотите давать пояснения только потому, что вы не в состоянии быстро сориентироваться в сложной ситуации, для вас все происходящее ново, а рядом нет выбранного вами или вашими близкими защитника и без его консультации вы просто-напросто боитесь навредить себе неверно оброненным словом, то необходимо ссылаться именно на право не давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении вас подозрения / обвинения, а именно п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ соответственно.

Право гражданина не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, безусловно, является его законной гарантией, неотъемлемой привилегией против самообвинения, и зачастую воспользоваться этим правом, настоять на его реализации весьма и весьма целесообразно. Однако с учетом сложившейся практики ссылка на ст. 51 Конституции РФ трактуется правоприменителем как косвенное признание вины. Для того чтобы позиция допрашиваемого могла быть истолкована именно так, как он предполагал ее донести, крайне важно понимать, к каким последствиям приведет молчание в каждой конкретной ситуации в зависимости от того, какими нормами руководствовалось лицо при отказе от дачи показаний. Ведь не секрет, что от результатов показаний могут зависеть дальнейшее процессуальное положение, тактика защиты, ход следствия по делу, ну и как итог – чья-то судьба.

В каких ситуациях граждане могут отказаться давать показания против себя — Российская газета

Все слышали самую популярную фразу из иностранных фильмов «Вы можете хранить молчание». В российском законодательстве есть аналог — статья 51 Конституции РФ.

Гражданин по этой статье имеет право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых очерчен законом. Вроде бы все просто. Но есть сложности.

В каких случаях человек может воспользоваться этой статьей? Ограничений нет: ни по процессуальному статусу (очевидец, свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый), ни по виду и стадии судопроизводства, а также независимо от любой формы общения и со всеми чиновниками.

Главное — любая попытка ограничить право молчать, ссылаясь на то, что статьей 51 могут, например, пользоваться только обвиняемые, будет нарушением конституционных прав человека. Как и запрет пользоваться ей, к примеру, при устной беседе с любым сотрудником органов, в любой ситуации.

Как правильно пользоваться статьей и когда это уместно?

Бывает, когда граждан опрашивают или допрашивают правоохранители и не спрашивают об их желании отвечать на вопросы. При отказе без ссылки на статью 51 в протоколе могут написать — «гражданин отказался отвечать на поставленные вопросы». Это нередко используется как метод давления на человека. При допросе же по уголовному делу такой ответ может привести к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний.

Но если на тот же вопрос человек ответит: «при ответе на поставленный вопрос я воспользуюсь ст. 51 Конституции», то такой ответ не считается отказом. При ссылке на конституционное право граждане не подпадают под ответственность за отказ от дачи показаний.

А кто такие по закону близкие родственники? Где границы понятия «не свидетельствовать против себя самого» и какая информация под это подпадает? Право молчать распространяется не только на свидетельство против себя, но и запрещает принуждать свидетельствовать против близких родственников. Это супруг, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки. То есть по Конституции можно не давать любую информацию, которая касается этих людей, будь то их личная жизнь или работа.

Важно — закон выделяет и другую категорию — «близкие лица». К ним относятся «иные лица», жизнь, здоровье и благополучие которых человеку дороги в силу сложившихся личных отношений. Кстати, к этой категории относятся люди, состоящие в так называемом гражданском браке.

Что значит «не свидетельствовать против самого себя»? Четкого ограничения в законе нет. Это должно решаться самим гражданином, а не диктоваться ему кем-либо чужим.

Важно, что не разъяснение гражданину статьи 51 Конституции может привести к признанию протокола допроса недопустимым доказательством.

И еще одна интересная особенность этой статьи. Конституционный суд РФ разъяснил в одном из своих постановлений, что право не свидетельствовать против себя предполагает не только возможность отказаться от дачи показаний, но и от предоставления органам предметов и документов и т.д., которые могли бы свидетельствовать против него.

Право молчать распространяется не только на свидетельство против себя, но и запрещает принуждать свидетельствовать против близких и родственников

Любое введение человека в заблуждение о его праве пользоваться статьей 51 является нарушением его конституционных прав и свобод.

Но нередко полный отказ человека отвечать на вопросы, прикрываясь этой статьей, дает возможность вести следствие в невыгодном для гражданина направлении. И это обязательно надо помнить.

Ст. 51 Конституции РФ с Комментариями. Последняя редакция с изменениями на 2021 год

Последняя редакция Статьи 51 Конституции РФ гласит:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 КРФ

1. Показания лиц, которые обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или арбитражного судопроизводства, — свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов, ответчиков и др. — являются одним из важнейших процессуальных средств, с помощью которого обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решение иных задач, стоящих перед правосудием. С учетом значимости показаний различных участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу, государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из важнейших юридических обязанностей граждан (ст. 64 ФКЗоКС, ст. 70 ГПК, ст. 42, 56 УПК), неисполнение которой в форме отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже уголовной ответственности (ст. 307, 308 УК РФ).

Вместе с тем Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников. Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст. 45), рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности (ст. 49, 123).

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 25 апреля 2001 г. N 6-П, в силу ст. 18 Конституции является непосредственно действующим и должно обеспечиваться — в том числе правоприменителем — на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции требования о прямом действии конституционных норм.

Наличие подобной гарантии, провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве «царицы доказательств» и правоприменители всяческими способами добивались получения от обвиняемого такого признания.

Подпунктом «q» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право «не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным» предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении любого предъявленного лицу обвинения. Комментируемая статья 51 Конституции, однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления виновности лица в совершении преступления. Сообразно этому в отраслевом законодательстве предусматривается право отказаться от дачи показаний не только для подозреваемого и обвиняемого (ст. 46, 47 УПК РФ), но и для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (ст. 42, 44, 54, 56 УПК; ст. 35, 68 ГПК; ст. 53 ФКЗоКС) — лиц, чьи показания (объяснения) по собственному делу объективно, помимо их воли могут быть использованы во вред отстаиваемым интересам.

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи 51 КРФ, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний. При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек формально не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, в котором имеются доказательства его причастности к совершению преступления (например, по делу, выделенному в отношении одного из соучастников преступления в отдельное производство). Точно так же не имеет значения для реализации закрепленного в анализируемой норме то, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса (подозреваемым или обвиняемым).

Важной гарантией права лица отказаться от дачи показаний против себя самого является закрепленное в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК положение, согласно которому показания обвиняемого, подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные обвиняемым, подозреваемым в суде, признаются недопустимыми доказательствами. Данное положение направлено на предотвращение случаев возможных злоупотреблений служебным положением со стороны сотрудников органов предварительного расследования, добивающихся в нарушение ч. 1 комментируемой статьи в ходе дознания или предварительного следствия от обвиняемого, подозреваемого признательных показаний с расчетом на то, что именно эти показания впоследствии будут положены в основу приговора. Причем, как признал Конституционный Суд, недопустимым является не только прямое (путем оглашения протокола допроса), но и опосредованное (путем допроса дознавателя или следователя о содержании показаний, полученных ими в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстановления тем самым содержания этих показаний) использование показаний обвиняемого, подозреваемого, от которых он отказался в суде (Определение от 6 февраля 2004 г. N 44-О//СЗ РФ. 2004. N 14. ст. 1341).

Во-вторых, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников. Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний). Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний.

В-третьих, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 16 декабря 2004 г. N 448-О (ВКС РФ. 2005. N 3), закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного частью 1 ст. 51 Конституции права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ч. 3 ее ст. 55.

Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г. N 123-О).

В-четвертых, доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу ст. 49 (ч. 2), 50 (ч. 2) и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу.

В-пятых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) также дача заведомо ложных показаний не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (ст. 307, 308, 316 УК).

Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в федеральном законе. Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство (п. 4 ст. 5 УПК России) относит к их числу — помимо супругов — родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

2. Частью 2 рассматриваемой статьи 51 Конституции Российской Федерации законодателю предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 69 ГПК в качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникающих в совещательной комнате при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных организаций, прошедшие государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали известны из исповеди.

Сходные положения закреплены в статье 56 УПК, согласно ч. 3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Освобождение члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы от обязанности давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу предусматривается также ФЗ от 8 мая 1994 г. «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (с изм. и доп.) — относительно обстоятельств, ставших им известными в связи с выполнением своих служебных обязанностей (ст. 21) (СЗ РФ. 1994. N 2. ст. 74; СЗ РФ. 1999. N 28. ст. 3466; СЗ РФ. 2001. N 7. ст. 614). Рассматривая вопрос о конституционности предоставления членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы права отказаться от дачи показаний, Конституционный Суд в Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст. 828) признал его соответствующим Конституции, но не допускающим расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований ст. 17 (ч. 3) и 52 Конституции Российской Федерации. Суд также отметил, что, по смыслу ст. 51 Конституции, депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной ему гражданином информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Отсутствие у вышеперечисленных лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп информации не означает, что они не могут быть допрошены в гражданском, уголовном или ином судопроизводстве и по иным вопросам. Их отказ дать свидетельские показания об обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение мер уголовной ответственности на общих основаниях.

В Определении от 6 марта 2003 г. N 108-О (СЗ РФ. 2003. N 21. ст. 2006) Конституционный Суд признал, что освобождение лица от обязанности давать показания, равно как и установление запрета на его допрос, если они обусловлены целями защиты законных интересов самого этого лица либо лиц, доверивших ему свою личную тайну, не могут служить препятствием для допроса этого лица по его просьбе и с согласия его доверителей. Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом, в частности, на ситуацию, когда в ходе производства по уголовному делу обвиняемым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его защитника, которому стали известны обстоятельства фальсификации следователем материалов уголовного дела. Отказ в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на адвокатскую тайну означал бы, по мнению Конституционного Суда, искажение истинного смысла и целевого назначения этого важного правового института.

последние изменения и поправки, судебная практика

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Статье 51 Конституции РФ

1. Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах в числе минимальных гарантий при рассмотрении любого предъявляемого обвинения указывает на право не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод прямо не содержит такого положения, однако Европейский Суд по правам человека в толковании права на молчание как составной части права не давать показания против самого себя исходит из того, что эти положения являются общепризнанными международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры (ст. 6 Европейской конвенции). Их смысл в защите обвиняемого от злонамеренного принуждения со стороны властей, что помогает избежать судебных ошибок и добиться целей, поставленных ст. 6. В частности, это право способствует тому, чтобы обвинение не прибегало к доказательствам, добытым вопреки воле обвиняемого с помощью принуждения или давления. Это право тесно связано с презумпцией невиновности (п. 2 ст. 6 Европейской конвенции).

По мнению Европейского Суда, право не свидетельствовать против себя не может быть ограничено лишь запретом на принуждение к признанию в совершении правонарушения или к даче показаний, прямо носящих инкриминирующий характер, но должно включать и любую иную информацию о фактах, которые могут быть в последующем использованы в поддержку обвинения. Нельзя ссылаться на общественный интерес в оправдание использования в целях обвинения ответов, добытых принудительным путем в ходе внесудебного расследования.*(668)

Указанное право весьма актуально для России, пережившей период массовых репрессий, когда признание было царицей доказательств и самооговор добывался под пытками, угрозами, шантажом и обманом. Конституции посткоммунистических государств, по мнению А. Шайо, выражают страхи перед белым деспотизмом.*(669) Статья 51 Конституции закрепляет более широкую гарантию, чем Международный пакт, которая распространяется не только на свидетельство против себя, но и запрещает принуждать свидетельствовать против своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Так, УПК относит к этому кругу супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку, внуков (ч. 4 ст. 5). Одновременного УПК хотя и для иных целей выделяет категорию близкие лица — лица, состоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему, свидетелю в силу сложившихся личных отношений (ч. 3 ст. 5). Последние не обладают по букве закона свидетельским иммунитетом как близкие родственники, однако очевидно они также могут быть поставлены в ситуацию ложного выбора между лжесвидетельством и моральным чувством, а также традиционным представлениям, осуждающим доносительство и предательство.

Моральное основание свидетельского иммунитета хотя и очень сильное, но не единственное. Это и человеческое достоинство, защищаемое ст. 20 Конституции под запретом обращения с личностью как с объектом чужой воли, и охрана неприкосновенности частной жизни, и охрана личной и семейной тайны, которую доверяют конфиденциально друг другу близкие родственники и иные лица (статья 23 Конституции РФ).

Вообще «свидетельствовать» означает не только давать показания в качестве свидетеля, подтверждать или удостоверять какое-либо событие, очевидцем которого является свидетельствующий субъект. Свидетельствовать означает и предоставлять доказательственную информацию об обстоятельствах и фактах, указывать источник этой информации. Свидетельство при этом выступает как удостоверение, доказательство, улика. По мнению Конституционного Суда РФ, право не свидетельствовать против себя самого предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления органам дознания и следователю других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления (Постановление от 25.04.2001 N 6-П*(670).

В такую ситуацию, например, было поставлено лицо, совершившее дорожно-транспортное преступление, обязанное под страхом уголовной ответственности (ст. 265, в настоящее время исключена из УК) не покидать место происшествия и сохранять его обстановку, тем самым принудительно разоблачая себя с риском подвергнуться уголовному наказанию. Однако УК предусматривает иную, не противоречащую ч. 1 ст. 51 Конституции Российской Федерации форму учета добровольного признания вины и явки с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК).

Перед допросом свидетель, подозреваемый, обвиняемый должны быть предупреждены о своем праве не давать показания против себя и других близких родственников, в противном случае данные, полученные в ходе допроса, могут быть признаны недопустимыми доказательствами в смысле ч. 2 ст. 50 Конституции. Соответственно, лица, обладающие свидетельским иммунитетом, не могут нести уголовную ответственность за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников (ст. 308 УК) и за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного супругом или близким родственником (ст. 316 УК). Наоборот, принуждение к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий является преступлением против правосудия (ст. 302 УК).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

Поскольку свидетель не всегда может предвидеть и определить, какие именно сведения могут быть использованы в дальнейшем против него самого или его близких родственников, он имеет право являться на допрос с адвокатом и получать от него соответствующую помощь и консультации (ч. 4 ст. 56 УПК), что служит существенной гарантией от злоупотреблений должностных лиц против свидетельского иммунитета.

Право, предусмотренное ч. 1 статьи 51 Конституции РФ, не зависит от процессуального статуса лица и распространяется на все виды процесса, где показания рассматриваются в качестве юридически значимого источника информации.

2. В соответствии с ч. 2 ст. 51 Конституции уголовное процессуальное законодательство устанавливает иные случае освобождения от обязанности давать свидетельские показания для определенных категорий лиц в отношении сведений, доверенных им конфиденциально в связи с их профессиональной деятельностью.

Так, согласно ч. 3 ст. 56 УПК не подлежат допросу в качестве свидетелей: судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; адвокат, в том числе защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Вместе с тем наделение определенного круга лиц свидетельским иммунитетом не может рассматриваться в качестве препятствия для реализации лицом, обладающим таким иммунитетом, права использовать известные ему сведения в целях обеспечения и защиты прав и законных интересов лиц, которых эти сведения непосредственно касаются и, следовательно, не исключает возможность их допроса, в том числе по ходатайству стороны защиты, при условии их согласия на это (Постановление КС РФ от 29.06.2004 N 13-П*(671)). Безусловный запрет допроса этих лиц во всяком случае приводил бы к нарушению конституционного права на судебную защиту и искажал бы само существо данного права (Определение КС РФ от 06.03.2003 N 108-О*(672)).

Статья 51 Конституции Российской Федерации (с изм. от 01.07.2020)

Статья 51 Конституции Российской Федерации (с изм. от 01.07.2020)

Актуально на:

26 июля 2021 г.

Конституция Российской Федерации с изменениями от 01.07.2020 | ст. 51

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=»»></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Скачать документ в формате

Судебная практика по статье 51 Конституция РФ:

  • Решение Верховного суда: Определение N 8-АПУ16-8, Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

    Отказ Ф отвечать на вопросы в силу положений ст. 51 Конституции РФ не является ограничением прав стороны защиты, поскольку задаваемые вопросы касались его участия в инкриминируемых осужденным преступлениях…

  • Решение Верховного суда: Определение N 85-АПУ16-1, Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

    Доводы апелляционных жалоб о недопустимости показаний малолетнего свидетеля Р являются несостоятельными поскольку согласно протоколу допроса малолетнего свидетеля Р., права и обязанности, предусмотренные ст. 56 и 191 УПК РФ положения ст. 51 Конституции Российской Федерации ему были разъяснены, замечаний от Р его законного представителя Р педагога Я и педагога-психолога К принимавших участие в следственном действии, не поступало…

  • Решение Верховного суда: Определение N 48-АПУ15-33, Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

    Осужденные Шарин А.А., Коновалов Е.А., Бурков А.Ю., Бушин ВВ вину в предъявленном им обвинении не признали, Коновалов Е.А воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ, от дачи показаний отказался…

+Еще…

Изменения документа

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=»»></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Скачать документ в формате

Составить подборку

Подпишитесь на рассылку

списков новых / измененных правовых документов

Анализ текста

Идет загрузка…

Что такое 51 статья Конституции и когда лучше молчать, чем говорить? • sdelano.media

Пользоваться статьей рекомендуется, когда у вас нет адвоката или он еще не приехал, а вы не знаете, что говорить и боитесь навредить себе и своим близким. Правозащитники рекомендуют найти адвоката заранее. Как это сделать, подробно рассказывается в карточках «Медузы».

Если у вас проходит обыск, а часто для этого не обязательно быть обвиняемым или свидетелем, вы и ваши близкие могут воспользоваться правом отказаться свидетельствовать против себя на основании 51 статьи Конституции.

Как вести себя при обыске, рассказывает Команда 29 здесь. Юристы рекомендуют тщательно фиксировать действия сотрудников правоохранительных органов, заранее защитить данные устройств, внимательно отнестись к содержанию протокола. Недавно Роскомсвобода записала ролик с инструкциями о том, что делать, если к вам пришли с обыском за публикации в интернете — такое может произойти с каждым.

Если с вами хотят побеседовать, вам необязательно ни с кем разговаривать, если вы этого не хотите. При беседе не составляется протокол, и как будут истолкованы ваши слова, вы предсказать не сможете. В этом случае, прежде чем соглашаться на беседу, лучше проконсультироваться с вашим адвокатом.

Если вас хотят опросить, то за отказ от дачи показаний ответственности нет. Но опрос регулируется законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и проводится во время оперативной работы, которая засекречена, поэтому, скорее всего, вы не сможете узнать суть дела. При этом явиться на опрос вы должны. И лучше проконсультироваться с адвокатом заранее.

Если же вас хотят допросить, то приходить лучше сразу с защитником.

Важно знать ваш статус. Если вы в статусе свидетеля, то отказаться от показаний вы не можете — только если вас просят дать показания против близких родственников (в этом случае можно сослаться на 51 статью Конституции).

Если вы подозреваемый или обвиняемый и боитесь себе навредить, то лучше ссылаться на статьи УПК 47 и 48 — у вас есть право отказаться давать объяснения и показания. В этом вопросе нужно проконсультироваться с адвокатом.

Заявление об отказе в даче показаний на основании статьи 51 Конституции РФ Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 343.144 № 4 (7) / 2015, с. 113-117

ЗАЯВЛЕНИЕ ОБ ОТКАЗЕ В ДАЧЕ ПОКАЗАНИЙ НА ОСНОВАНИИ СТАТЬИ 51 КОНСТИТУЦИИ РФ

Э. Х. Сиратова

УФМС России по Челябинской области, г. Челябинск, Российская Федерация

В статье рассматриваются проблемы отказа от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ. Анализируются мнения ученых с конституционной точки зрения относительно дачи показаний участниками уголовного судопроизводства. Автором обосновывается вывод о необходимости совершенствования законодательства в данной сфере.

Ключевые слова: Конституция, уголовный процесс, заявление, отказ от дачи показаний, свидетельский иммунитет.

REFUSAL TO TESTIFY ON THE BASIS OF THE ARTICLE 51 OF THE CONSTITUTION OF RUSSIA

E. Siratova

Foreign Passports Registration Department, Office of the Federal Migration Service of Russia

in Chelyabinsk Region,Cheliabinsk, Russian Federation

The article considers historical and legal aspects of legal norms interpreting. The author stresses the importance of finding the true meaning of a legal norm in a mechanism of legal regulation.

Keywords: interpretation, legislative will, interpretation of laws, authenticity of the rule of law,

law enforcement.

В соответствии со ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. Вместе с тем в правоприменительной практике отсутствует однозначное понимание вопроса о том, что подразумевается под правом не свидетельствовать против себя, супруга и родственников. Этим нередко пользуются правоохранительные органы, например, привлекая лицо, обоснованно подозреваемое ими в совершении преступления, в качестве свидетеля и в целях получения показаний, оказывая на него давление под угрозой ответственности за отказ от дачи свидетельских показаний. При этом право не свидетельствовать против себя трактуется максимально узко: следователь или дознаватель убеждает допрашиваемого, что свидетельствование против себя предполагает прямое обличение в совершении преступления, а сведения о каких-либо фактах таковым не являются [1].

В юридической литературе активно обсуждается вопрос: лишает ли отказ свидетельствующего лица давать показания от права повторного обращения к нему? Соглашусь

с мнением некоторых авторов, которые считают, что не лишает. Так, по мнению М.Г Решняк, в случае возникновения новых обстоятельств, о которых лицо должно быть допрошено, допрос может быть проведен, при этом лицу вновь разъясняется его право на отказ от дачи показаний [2].

Вместе с тем следует отметить, что обвиняемый не освобождается от обязанности явиться по вызову следователя для производства иных процессуальных действий. Как указал в одном из своих определений Конституционный Суд РФ, закрепление в Конституции РФ права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения независимо от того, согласен на это обвиняемый (подозреваемый) либо нет, — различных процессуальных действий для опознания, получение образцов для сравнительного исследования), а также использование документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и прочего в целях получения доказательств по уголовному делу.

Обращает внимание на себя отсутствие правила о недопустимости повторного вызова на допрос обвиняемого, отказавшегося от

дачи показаний, применительно к процессуальной фигуре подозреваемого. Этот участник уголовного процесса также не обязан доказывать свою невиновность, а потому и его отказ от дачи показаний должен становиться препятствием для вызова на повторный допрос по тому же подозрению в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе. Повторный допрос может проводиться только по просьбе самого подозреваемого [3, с. 11].

Как считают А.Я. Аснис, Д.В. Кравченко, попытки повторной дачи показаний могут производиться многократно, поскольку устойчивая судебная практика не усматривает нарушений в повторных вызовах и допросах лица, уже отказавшегося от дачи показаний, в том числе обвиняемого, что без заявления прямо запрещено ч. 4 ст. 173 УПК РФ. Так, Судебная коллегия апелляционной инстанции по уголовным делам Приморского краевого суда в решении от 02.09.2014 по делу № 22-5241/14 сочла, что отсутствие заявления обвиняемого о повторном допросе не является нарушением, поскольку «в самом протоколе допроса обвиняемого … он указал, что желает давать показания и не отказывается от них» [1]. В постановлении председателя суда Еврейской автономной области от 22.07.2013 по делу № 4-А-45/2013 указано: то, что обвиняемый отказался от дачи показаний, «никоим образом не препятствует следователю вызывать подследственного, равно как и не освобождает последнего от обязанности явиться по вызову в назначенный срок. В Апелляционном определении Судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от 07.05.2013 № 22-1691/13 также отмечено отсутствие нарушений в повторном допросе без заявления обвиняемого, так как он «давал показания добровольно в присутствии защитника» [1].

Указанные примеры из судебной практики наглядно показывают, что в ходе предварительного расследования создаются условия для давления на допрашиваемых лиц, в том числе отказавшихся от дачи показаний. Такая практика не является корректной с конституционной точки зрения и впоследствии может стать предметом рассмотрения Конституционного суда Российской Федерации [1].

Буквальное понимание ст. 51 Конституции РФ не позволяет установить круг субъектов, которым нужно разъяснять ее содержание. Дело в том, что в самой статье сформулировано общее право граждан не свидетельствовать против себя самого,

своего супруга и близких родственников, но не называются конкретные субъекты процессуальной деятельности, получившие такое право.

Так, с точки зрения А.В. Орлова, очевидно, что ст. 51 Конституции РФ предоставляет дополнительные права свидетелям. Однако в публикациях, комментирующих Конституцию РФ, утверждалось, что в разъяснении ст. 51 Конституции РФ обвиняемому и подозреваемому нет необходимости, так как у них нет обязанности давать показания.

По большому счету ст. 51 Конституции РФ должна разъясняться и при получении объяснений, особенно у граждан, чья причастность к преступлению проверяется, а также при составлении этих документов не должно влечь обязательного признания их недопустимыми, так как гарантированный Конституцией РФ гражданин свидетельский иммунитет может быть обеспечен в рамках производства по уголовному делу.

Возвращаясь к тексту ст. 51 Конституции РФ, отметим отсутствие ясного представления также и в отношении того, всем ли свидетелям (потерпевшим) надо разъяснять анализируемые положения Основного Закона. По смыслу Конституции РФ лицо не обязано свидетельствовать в тех случаях, когда это может изобличить его лично, супруга или близких родственников. В других ситуациях освобождения от обязанности свидетельствовать не происходит. Таким образом, чтобы не нарушать права свидетеля или потерпевшего, надлежит учитывать предмет его показаний. Во всех случаях, когда не исключается хотя бы малейшая вероятность, что показания свидетелей (потерпевших) могут «обернуться» против них самих, их надо знакомить с анализируемым конституционным правом.

Дополнительные сложности создает и обязательное предупреждение свидетеля и потерпевшего об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний. Предупреждение об уголовной ответственности действительно в некоторой степени нейтрализует конституционное право «хранить молчание» и является психологическим давлением на свидетеля.

Некоторым свидетелям разъяснение ст. 51 Конституции РФ не будет иметь смысла или будет выглядеть не вполне серьезно в силу их малолетнего возраста. Но как быть в тех случаях, когда предметом показаний малолетних является преступная деятельность родителей. Скорее всего, их допрос нецелесообразен.

Когда возникает вопрос о распространении ст. 51 Конституции на лицо, проживающее с обвиняемым (подозреваемым), подсудимым в фактических брачных отношениях, но без официальной регистрации, согласно буквальному толкованию закона «сожители» не попадают в круг лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, что, несомненно, ставит их в очень щекотливое положение [7, с. 135-136]. В связи с чем такие обстоятельства, как венчание в церкви, наличие общих детей и ведение совместного хозяйства, поскольку сами по себе они не порождают формальных супружеских отношений, не дают лицу права на основании ч. 1 ст. 51 Конституции РФ отказаться от дачи свидетельских показаний. Надо признать, что, не учитывая характера фактических отношений, складывающихся между людьми, закон проявляет формализм, в результате чего попираются нравственные нормы, а также нарушается принцип равенства всех перед законом и судом. В частности, сожители, находящиеся de facto друг с другом в тех же отношениях, что и супруги, оказываются в худшем положении в сравнении с лицами, чей брак зарегистрирован в органах загса. Следует поддержать высказанное в юридической литературе предложение распространить свидетельский иммунитет на лиц, состоящих с обвиняемым (подозреваемым) в фактических брачных отношениях. При этом вопрос о наделении гражданина свидетельским иммунитетом должен решаться должностным лицом или органом, ведущим производство по уголовному делу, с учетом продолжительности совместной жизни, ведения общего хозяйства, наличия детей и т. д.

По мнению авторов, доверительные отношения являются необходимым условием эффективной защиты прав и законных интересов граждан не только защитниками, но и законными представителями несовершеннолетнего. Однако в уголовно-процессуальном законодательстве этому вопросу вообще не уделено внимания. В соответствии с положением п. 4 ст. 5 УПК, раскрывающим понятие «близкие родственники», из числа законных представителей правом не свидетельствовать против несовершеннолетнего пользуются только его родители и усыновители, поскольку они имеют возможность сослаться на ч. 1 ст. 51 Конституции РФ. Что же касается законных представителей, не являющихся близкими родственниками несовершеннолетних (например, попечитель или работник органа опеки и попечительства), то, поскольку на них ст. 51 Конституции РФ не распро-

страняется, они не освобождены от обязанности давать показания по уголовному делу, в том числе против представляемых ими лиц. Такое положение трудно признать нормальным. Думается, в законе должно быть прямо закреплено право законного представителя отказаться давать показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием помощи несовершеннолетнему при производстве по уголовному делу. При этом правом свидетельского иммунитета должны пользоваться все законные представители независимо от того, кто конкретно выполняет функции этого участника процесса, — родители или, например, работники органов опеки и попечительства [4, с. 76-77].

Еще одной проблемой на пути эффективного применения права не давать показания является отсутствие механизма действенного контроля за деятельностью должностных лиц, обязанных по закону разъяснять это положение обвиняемому, подозреваемому или свидетелю. Чтобы «перепрыгнуть» через конституционную норму, некоторые следователи перед началом производства допроса подозреваемого делают пометку в протоколе о том, что ст. 51 Конституции РФ разъяснена, и далее незамедлительно приступают к допросу, умышленно не обременяя себя выяснением вопроса о том, желает подозреваемый (обвиняемый) давать показания против себя или нет. Внешне протокол оформляется с соблюдением требований закона, а фактически право подозреваемого (обвиняемого) не свидетельствовать против себя следователем грубо нарушается [7, с. 136-137].

Как показывает практика, чаще всего право отказа от дачи показаний разъясняется подозреваемому и обвиняемому. Но остальные лица, обладающие аналогичным правом (свидетели, гражданские истцы и гражданские ответчики), о нем не информируются, что приводит к нарушению их прав и признанию доказательств, полученных в ходе подобных допросов, недопустимыми.

Вместе с тем свидетельский иммунитет по смыслу ст. 51 Конституции РФ, конкретизирующих ее п. 40 ст. 5, ст. 56 и ч. 8 ст. 234 УПК РФ не может рассматриваться в качестве препятствия для реализации лицом, обладающим таким иммунитетом, права использовать известные ему сведения, в том числе в целях обеспечения и защиты прав и законных интересов лиц, которых эти сведения непосредственно касаются.

Таким образом, ст. 51 Конституции РФ и основанные на ее положениях нормы УПК РФ предоставляют любому физическому

лицу право отказаться от сообщений любой информации о самом себе и о своих близких родственниках кому бы то ни было и в какой бы то ни было форме, кроме случаев, прямо предусмотренных федеральным законом. То есть четких пределов свидетельского иммунитета нет, чем иногда пользуются недобросовестные участники уголовного судопроизводства. Однако более верной представляется позиция авторов, которые считают, что в законе следовало бы указать, что право отказаться свидетельствовать против себя и близких родственников возникает, когда ответы свидетеля на заданные ему вопросы могут быть использованы как доказательство причастности указанных лиц к преступлению.

Часть 2 ст. 11 УПК РФ закрепляет, что в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу. Но как расценивать показания, если лицо, начав уже их давать, воспользуется своим правом и откажется от дальнейших показаний. Как считает М.Г. Решняк, право не свидетельствовать против себя и своих близких, носит длящийся характер и не может быть прервано отказом. При этом ранее данные показания могут быть использованы, поскольку они получены в соответствии с законом, не теряют своей силы и рассматриваются наравне с другими доказательствами [2].

Является ли отказ от дачи показаний, предусмотренный ст. 51 Конституции РФ, абсолютным, носит ли он универсальный характер. Предполагается ли возможность полного молчания на любой заданный вопрос и не будет ли данное молчание расцениваться как негативное последствие для лица. Разрешение указанной проблемы необходимо, поскольку правоохранительные органы в своей деятельности при допросе лица и разъяснении ему ст. 51 Конституции указывают на то, что лицо имеет право не давать показания против себя только по поводу совершенного деяния. На любой вопрос: о взаимоотношениях, характеристике лица, либо ситуациях, не связанных с расследуемым событием, они обязаны дать правдивые пояснения. В противном случае будет возбуждено уголовное дело за отказ от дачи показаний.

В российском уголовном судопроизводстве представляется правильным рассматри-

вать возможность отказа от показаний в широком плане. Лицо вправе отказаться от дачи любых пояснений на любой вопрос против себя, своего супруга (супруги) и других близких родственников, если считает, что данные им показания могут быть использованы ему во вред. Указанное право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека, неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны, возможность защиты им своих прав и свобод, рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности [6, с. 138-139].

Так, по мнению Кожевникова К.М., Кулешова Ю.И., уклонение или отказ от дачи показаний свидетеля или потерпевшего нарушает отношения, обеспечивающие получение компетентными органами информации, которая после соответствующего процессуального закрепления получает статус доказательства [5, с. 33].

Если лицо, обладающее свидетельским иммунитетом, решает дать показания, то на основании ч. 2 ст. 11 УПК РФ дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить его о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

Проблема возникает в следующем — кто будет определять, что показания, которые даст лицо, могут быть использованы против него самого или его близких родственников. Если это будет осуществлять лицо, производящее расследование, то подход будет сугубо избирательным с обвинительным уклоном, что не будет способствовать реализации смысла, заложенного в свидетельском иммунитете. Если же предоставить все исключительно на усмотрение самого допрашиваемого лица, то ситуация приведет к повсеместному ничем не мотивированному отказу от дачи показаний. Выходом могла бы служить обязанность лица, производящего расследование, при разъяснении ст. 51 Конституции РФ указывать возможность ее использования только в случае, если допрашиваемый полагает, что данные показания могут нанести вред исключительно его интересам или его близким родственникам [6, с. 139].

В целях устранения вышеуказанных пробелов в уголовно-процессуальном законодательстве и предотвращения злоупотреблений лицами, ведущими уголовный процесс, в юридической литературе неоднократно высказывались предложения внести изменения в уголовно-процессуальное законо-

дательство Российской Федерации. В связи с этим более близка точка зрения А.В. Орлова, который предлагает закрепить и детализировать в УПК РФ требования ст. 51 Конституции. Так, по его мнению, допрос подозреваемого, обвиняемого, подсудимого следует начать с разъяснения права не свидетельствовать против самого, своего супруга и близких родственников и выяснения желания давать показания, о чем в протоколе будет делаться собственноручно пометка с указанием добровольности принятого решения. Следователь, прокурор, суд будут обязаны разъяснить, что в соответствии со ст. 61 УК РФ явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступле-

ния и розыску имущества, добытого в результате преступления, является обстоятельством, смягчающим наказание. Отказ от дачи показаний подозреваемого, обвиняемого и подсудимого не повлечет для них иных негативных последствий, кроме лишения указанного смягчающего наказание обстоятельства, и не будет учитываться при избрании меры пресечения в качестве обстоятельства, отрицательно характеризующего личность подсудимого, при назначении ему вида и размера наказания [7, с. 137].

Таким образом, некоторые изменения в уголовно-процессуальном законодательстве позволят предотвратить нарушение законных прав участников уголовного судопроизводства.

Примечания

1. Аснис А. Я., Кравченко Д. В. О некоторых вопросах, связанных с конституционным правом не свидетельствовать против самого себя, в российской уголовной правоприменительной практике // Программа информационной поддержки Российской науки и образования — http://base/consultant.ru/ cons/cgi/online (дата обращения: 01.09.2015).

2. Решняк М. Г. Свидетельский иммунитет — особый вид привилегий // эж-Юрист. — 2011. -№ 16 // Программа информационной поддержки Российской науки и образования. — http://base.garant. ru/59607039/ (дата обращения: 01.09.2015).

3. Дикарев И. С. О праве некоторых лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, не являться по вызовам на допросы // Адвокатская практика. — 2006. — № 5. — С. 10-12.

4. Дикарев И. С. Свидетельский иммунитет в уголовном процессе // Журнал российского права. -2012. — № 3. — С. 76-81.

5. Кожевников К. М., Кулешов Ю. И. Ответственность за уклонение или отказ от дачи показаний // Законность. — 2006. — № 3. — С. 32-35.

6. Перминов А. С. «Молчание-золото» // Право и государство : теория и практика. — 2008. — № 2. -С. 138-139.

7. Орлов А. В. Конституционные нормы, обеспечивающие обвиняемому право на защиту в российском уголовном процессе : моногр. — Самара, 2005.

СИРАТОВА Эльвира Хаятовна,

ведущий специалист-эксперт ООЗП УФМС России по Челябинской области, аспирант факультета Подготовки сотрудников правоохранительных органов, Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет).

E-mail: [email protected]

SIRATOVA Elvira,

leading expert of the Foreign Passports Registration Department, Office of the Federal Migration Service of Russia in Chelyabinsk Region, Applicant for a Degree,Faculty of Law Enforcement Officers’ Training, South Ural State University (National Research University).

E-mail: [email protected]

% PDF-1.5 % 1 0 объект > эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 5 0 obj > / ExtGState >>> / Annots [35 0 R 36 0 R 37 0 R 38 0 R 39 0 R] >> эндобдж 6 0 obj > / ExtGState >>> / Annots [46 0 R 47 0 R 48 0 R 49 0 R 50 0 R 51 0 R 52 0 R 53 0 R 54 0 R] >> эндобдж 7 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [60 0 R 61 0 R 62 0 R 63 0 R 64 0 R] >> эндобдж 8 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [70 0 R 71 0 R 72 0 R 73 0 R] >> эндобдж 9 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [79 0 R 80 0 R 81 0 R 82 0 R] >> эндобдж 10 0 obj > / ExtGState >>> / Annots [88 0 R 89 0 R 90 0 R 91 0 R 92 0 R] >> эндобдж 11 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [98 0 R 99 0 R 100 0 R 101 0 R 102 0 R 103 0 R 104 0 R 105 0 R 106 0 R] >> эндобдж 12 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [113 0 R 114 0 R 115 0 R 116 0 R 117 0 R 118 0 R 119 0 R 120 0 R] >> эндобдж 13 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [128 0 R 129 0 R 130 0 R 131 0 R 132 0 R 133 0 R] >> эндобдж 14 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [139 0 R 140 0 R 141 0 R] >> эндобдж 15 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [147 0 R 148 0 R 149 0 R] >> эндобдж 16 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [156 0 R 157 0 R 158 0 R 159 0 R 160 0 R 161 0 R 162 0 R 163 0 R 164 0 R 165 0 R] >> эндобдж 17 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [171 0 R 172 0 R 173 0 R 174 0 R 175 0 R 176 0 R 177 0 R 178 0 R 179 0 R 180 0 R 181 0 R 182 0 R] >> эндобдж 18 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [189 0 R 190 0 R 191 0 R 192 0 R 193 0 R 194 0 R 195 0 R 196 0 R 197 0 R 198 0 R] >> эндобдж 19 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [204 0 R 205 0 R 206 0 R 207 0 R 208 0 R 209 0 R 210 0 R 211 0 R 212 0 R] >> эндобдж 20 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [218 0 R 219 0 R 220 0 R 221 0 R 222 0 R 223 0 R 224 0 R 225 0 R 226 0 R 227 0 R 228 0 R 229 0 R 230 0 R]> > эндобдж 21 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [237 0 R 238 0 R 239 0 R 240 0 R 241 0 R 242 0 R 243 0 R 244 0 R 245 0 R 246 0 R 247 0 R 248 0 R 249 0 R 250 0 R] >> эндобдж 22 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [256 0 R 257 0 R 258 ​​0 R 259 0 R 260 0 R 261 0 R 262 0 R 263 0 R 264 0 R 265 0 R 266 0 R] >> эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > поток x +

Россия — Criminal Defense Wiki

Российская Федерация — самая большая страна в мире, ее территория составляет 17 млн ​​кв.км. и 139,4 млн человек, Москва — его столица. После русской революции 1917 года Россия стала крупнейшим и ведущим субъектом Советского Союза, первым в мире конституционным социалистическим государством и признанной сверхдержавой. Российская Федерация была образована после распада Советского Союза в 1991 году, но признана продолжающейся правосубъектностью Советского государства. Россия является постоянным членом Совета Безопасности ООН, членом G8, G20, Совета Европы, Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, Шанхайской организации сотрудничества, Евразийского экономического сообщества, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. (ОБСЕ) и является ведущим членом Содружества Независимых Государств.

Правовая система Российской Федерации — это гражданско-правовая система, основанная на римском праве, главная особенность которого состоит в том, что законы составлены в виде сборника и систематизированы. Судебная власть в России разделена на три ветви: обычная судебная система с Верховным судом во главе, система третейских судов во главе с Высшим арбитражным судом, Конституционный суд и конституционные (уставные) суды субъектов федерации как отдельные тела. Уголовные дела рассматриваются магистратскими судами, районными судами, судами субъектов федерации (штатов), Верховным судом в зависимости от тяжести преступления.

Конституция

Некоторые основные права ответчика гарантированы Конституцией Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 года. Более того, общепризнанные нормы международного права и международные договоры и соглашения Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Это означает, что после ратификации договора Российская Федерация обязана интегрировать нормы договора в национальное законодательство.

  • статья 20 — право на рассмотрение дела судом присяжных;
  • статья 22 — срок содержания под стражей без решения суда;
  • статья 23 — право на тайну переписки ограничивается только постановлением суда;
  • статья 24 — обеспечить каждому право на открытие;
  • статья 25 — неприкосновенность жилища;
  • статья 46 — гарантия судебной защиты свобод и прав, право обращения в международные органы;
  • статья 47 — право на рассмотрение дела в компетентном суде;
  • статья 48 — право на получение квалифицированной юридической помощи, право на получение помощи адвоката (защитника) с момента задержания, содержания под стражей или предъявления обвинения;
  • статья 49 — презумпция невиновности;
  • статья 50 — двойная угроза, право обжаловать решение суда низшей инстанции в суде вышестоящей инстанции;
  • статья 51 — право не давать показаний против самого себя или против мужа / жены и близких родственников;
  • статья 54 — Ex Post Facto.

Закон

Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) 2001 года предусматривает различные права обвиняемого на всех этапах уголовного процесса.

Другие источники

Российское законодательство реализует права, предусмотренные следующими важнейшими международными документами: Международным пактом о гражданских и политических правах (ратификация — 1973 г.), Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах (ратификация — 1973 г.), Конвенцией против пыток и других жестоких преступлений, Бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание (ратификация в 1987 г.), Европейская конвенция о правах человека и пять протоколов к ней (ратификация — 1998 г.), Конвенция о правах ребенка (ратификация — 1990 г.), Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила) (ратификация — 1973 г.), Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (ратификация — 1981 г.).

Ограждения от полиции

  • Статья 13 Закона «О полиции» содержит положения и ограничения прав полиции.
  • Статья 53 Закона «О полиции» — право обжаловать действия сотрудника полиции, нарушающие права и законные интересы граждан.
Проверки личности

Полиция имеет право проверять документы, удостоверяющие личность граждан, если есть основания подозревать их в совершении преступления или полагать, что они находятся в розыске.

Стоп и Фрикс

Полиция имеет право проводить личный досмотр граждан и их имущества при наличии доказательств наличия у этих граждан оружия, взрывных устройств, наркотиков, психотропных веществ.

Право на молчание
  • Статья 51 Конституции гарантирует свободу от самооговора.
  • Статья 47 УПК — обвиняемый имеет право давать показания, а не обязанность, которая означает, что он может отказаться от их дачи.
  • Статья 173 УПК — в случае отказа обвиняемого от дачи показаний следователь должен это отметить.
Право на адвоката
  • Статья 48 Конституции — каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Если ответчик не может предоставить себе адвоката, он / она может обратиться к государству за юридической помощью, и это бесплатно. Любое лицо, задержанное, заключенное под стражу, обвиняемое в совершении преступления, имеет право на получение помощи адвоката (защитника) с момента задержания, содержания под стражей или предъявления обвинения.
Признания

Смотрите право на молчание.

Глава 40 УПК содержит особый порядок судебного разбирательства, когда обвиняемый соглашается с предъявленным ему обвинением и просит вынести приговор без проведения судебного разбирательства. Должно быть согласие государственного или частного обвинителя, а также потерпевшего.

Обыск и выемка
  • Статья 182 УПК: обыск разрешается при наличии достаточных данных, позволяющих полагать, что лицо может хранить на месте орудия преступления, предметы, документы и ценности.Обыск производится на основании постановления следователя. Обыск в жилом помещении производится на основании судебного постановления.
  • Статья 183 УПК: изъятие допускается, если точно известно, где находятся определенные предметы и документы и кто их хранит. Изъятие производится на основании постановления следователя. Изъятие счетов и других банковских документов производится на основании судебного постановления.Перед началом изъятия следователь предлагает отдать субъект изъятия добровольно, а если нет, он производит изъятие под принуждением.
Арест

Полиция защищает право каждого на свободу и безопасность. До решения суда лицо не может быть задержано более 48 часов.

  • Статья 14 закона «О полиции» предусматривает право полиции арестовывать лиц при определенных обстоятельствах. В каждом случае сотрудник полиции должен объяснить задержанному его право на помощь адвоката, право на услуги переводчика, право информировать родственников или близких о факте его задержания, право отказаться от объяснения.

При задержании

Свобода от длительного предварительного заключения
  • Статья 94 УПК — по истечении 48 часов с момента задержания подозреваемый подлежит освобождению. Есть два исключения: если суд выносит постановление о заключении под стражу или суд продлевает срок содержания под стражей.

Подробнее см. В предварительном заключении (полицейская процедура).

Свобода от наказания
  • Статья 49 Конституции гарантирует презумпцию невиновности.Подсудимый, которому возбуждено уголовное дело, считается невиновным, пока его вина не будет доказана.
Право на адвоката
  • Статья 48 Конституции — любое лицо, задержанное, заключенное под стражу, обвиняемое в совершении преступления, имеет право на получение помощи адвоката (защитника) с момента задержания, содержания под стражей или предъявления обвинения соответственно. .
  • Статья 49 УПК — защитник принимает участие в уголовном деле с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления.
Право на хабеас корпус

Нет права на хабеас корпус.

Право на медицинское обслуживание
  • Статья 17 Федерального закона «О задержании лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений» — подозреваемые и обвиняемые имеют право на получение бесплатной медицинской помощи.

Права в суде

Двойная опасность
  • Статья 50 Конституции гарантирует, что никто не может быть дважды осужден за одно и то же преступление.
  • Статья 6 Уголовного кодекса Российской Федерации гласит, что никто не может нести двойную уголовную ответственность за одно и то же преступление.
Принцип законности
  • Статья 7 УПК — Суд и должностные лица не могут применять законы, противоречащие УПК. Постановления суда, постановления судьи, прокурора, следователя и дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.
  • Статья 15 Конституции — При наличии противоречий между УПК и общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации применяются последние.
Презумпция невиновности
  • Статья 49 Конституции РФ гарантирует презумпцию невиновности. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана по правилам, установленным федеральным законом, и подтверждена приговором суда, вступившим в законную силу. Кроме того, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а неотвратимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.
  • Статья 14 УПК добавляет, что «бремя доказывания обвинения и опровержения аргументов, приведенных в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на обвинении».
Стандарты доказывания и стандарты осуждения
  • Статья 75 УПК — доказательства, полученные с нарушением требований УПК, квалифицируются как недопустимые. Недопустимые доказательства лишены юридической силы и не могут служить основанием для обвинения или использоваться для доказательства какого-либо из обстоятельств, подлежащих доказыванию.
  • Статья 14 УПК — обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.
  • Статья 5 Уголовного кодекса (УК) содержит принцип виновности — лицо подлежит привлечению к уголовной ответственности только в случае установления его вины. Согласно статье 24 УК существует две формы вины — умысел и халатность. Деяния, совершенные по неосторожности, признаются преступлением только в случаях, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей особенной части кодекса.
  • Статья 25 УК — явный умысел: лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность последствий и желало наступления таких последствий. Косвенное намерение: человек осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность последствий, не желал, но сознательно допускал эти последствия.
  • Статья 26 УК — бездумность: лицо предвидело возможность последствий своих действий (бездействия), но без уважительных причин ожидало предотвращения этих последствий.Невнимательность: человек не предвидел возможности последствий своих действий (бездействия), хотя мог и должен был предвидеть эти последствия.
Право на принудительное производство
  • Статьи 47, 53 УПК — обвиняемый и его защитник вправе представлять доказательства и вносить ходатайства, в том числе вызывать свидетеля в суд.
  • Статья 231 УПК — при подготовке к судебному разбирательству судья решает вопрос о вызове лиц из списка, представленного сторонами.
  • Статья 271 УПК — суд не может отклонить ходатайство о допросе в качестве свидетеля явившегося в суд лица по инициативе сторон.
  • Статья 56 УПК — свидетель не может явиться по вызову следователя, прокурора или суда.
  • Статья 253 УПК — меры по вызову в суд и неявке в суд.
Право на встречу со свидетелями
  • Статья 278 УПК — сторона, по ходатайству которой был вызван свидетель, задает вопрос первой.Судья задает вопросы после допроса сторонами.
Право на адвоката
  • Статья 248 УПК — защитник подсудимого принимает участие в исследовании доказательств и представляет ходатайства и выражает суду свое мнение по существу обвинения и его доказыванию, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его. , о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства.

В случае неявки защитника и невозможности его замены судебное разбирательство откладывается. В случае замены защитника суд предоставляет время защитнику, вновь включившемуся в производство по уголовному делу, для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. По ходатайству защитника суд может повторить допрос свидетелей, потерпевших и экспертов или другие судебные действия.

Право на справедливое судебное разбирательство

Ни Конституция, ни Уголовно-процессуальный кодекс не закрепляют это право, однако есть некоторые положения, обеспечивающие это право.

  • Статья 19 Конституции — все равны перед законом и судом.
  • Статья 46 Конституции — гарантия судебной защиты свобод и прав, право обращения в международные органы.
  • Статья 47 Конституции — право компетентного суда и судьи.
  • Статья 49 Конституции — презумпция невиновности наряду с неотвратимыми сомнениями в виновности лица толкуется в пользу обвиняемого.
  • Статья 241 УПК — производство по уголовным делам во всех судах открыто, за исключением случаев, указанных в кодексе.
Право на уведомление о расходах
  • Статья 172 УПК. Обвинение предъявляется лицу не позднее трех дней со дня вынесения постановления в присутствии его защитника, если последний участвует в уголовном деле.

Подсудимый вправе потребовать совета защиты с момента предъявления обвинения. Она также может подать ходатайство об обеспечении участия следователя защитника.

Если обвиняемый отказывается подписать постановление, следователь отмечает это. Следователь вручает обвиняемому и его защитнику копию постановления о привлечении данного лица к судебной коллегии в качестве подсудимого.

Право не свидетельствовать против себя
  • Статья 77 УПК — признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может служить основанием для предъявления обвинения только в том случае, если его вина подтверждается совокупностью доказательств, имеющихся по уголовному делу.

Подробнее см. В разделе «Право на молчание».

Право на ускоренное судебное разбирательство

Ни Конституция России, ни КПК не гарантируют право на быстрое судебное разбирательство.

Право на суд присяжных
  • Статья 47 Конституции — обвиняемый в совершении тяжкого преступления имеет право на рассмотрение его дела судом присяжных.
  • Статья 12 УПК содержит особенности производства в суде с участием присяжных.
Право на беспристрастного судью
  • Статья 120 Конституции — судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону.
  • Статья 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе в Российской Федерации» — право на беспристрастность судьи.
  • Статья 61 УПК — положение об обстоятельствах, исключающих участие в производстве по уголовному делу.

Право на подачу ходатайства включает ходатайство об отводе судьи.

  • Статья 65 УПК — Отвод судье, рассматривающему уголовное дело самостоятельно, либо ходатайство о применении меры пресечения, либо о производстве следственных действий, либо жалоба на постановление об отказе О возбуждении уголовного дела или о его прекращении решает тот же судья.

Приговор

Смертная казнь
  • Статья 20 Конституции — «Смертная казнь до ее полной отмены может быть предусмотрена федеральным законом как исключительное наказание за особо тяжкие преступления против жизни, и обвиняемому предоставляется право на рассмотрение его дела судом присяжных.
  • Статья 49 Уголовного кодекса Российской Федерации содержит положение о том, что смертная казнь, как исключительное наказание, может быть назначена только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь человека. Смертная казнь не применяется к женщинам, лицам, совершившим правонарушения в возрасте до 18 лет, а также к мужчинам, достигшим 65 лет на момент вынесения приговора.

16 апреля 1996 г. Россия подписала протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод об отмене смертной казни.2 февраля 1999 г. Конституционный Суд РФ принял Постановление № 3-П, которым признана неконституционной возможность применения смертной казни при отсутствии суда присяжных во всех регионах страны. С 1 января 2010 года должны были начаться процессы суда присяжных в последнем субъекте федерации, где их еще не было — в Чеченской Республике. В связи с этим Верховный суд запросил возможность вынесения смертного приговора с этого момента в Конституционный суд. 19 ноября 2009 года Конституционный Суд РФ признал невозможность применения смертной казни в связи с выполнением своих обязательств по протоколу № 6.

Наказание постфактум
  • Статья 54 Конституции — никто не может нести ответственность за действие, которое на момент его совершения не считалось преступлением.
Свобода от жестокого или необычного наказания
  • Статья 7 Уголовного кодекса РФ — Наказание и иные меры судебного преследования, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут преследовать цель причинения физических страданий или унижения человеческого достоинства.
  • Статья 21 Конституции — никто не может подвергаться пыткам, насилию или другому жестокому или унижающему достоинство обращению или наказанию.
Свобода от пыток
  • Статья 21 Конституции — никто не может подвергаться пыткам, насилию или другому жестокому или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Лицо, в отношении которого ведется уголовное дело, подает жалобу на применение пыток. Жалобу проверяет следователь. Следователь по результатам предварительной проверки возбуждает уголовное дело либо отказывает в возбуждении уголовного дела.

  • Статья 148 УПК — Отказ может быть обжалован в суд. Если суд признал отказ обоснованным, суд выносит соответствующее решение. В этих случаях заявитель может подать апелляцию в суд вышестоящей инстанции.

Подробнее о привлечении свидетелей см. В разделе «Право на принудительное судебное разбирательство» и о доказательствах в разделе «Исключительное правило».

Право на апелляцию
  • Статья 46 Конституции гарантирует право обращения в соответствии с международными договорами Российской Федерации в международные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все существующие внутригосударственные средства правовой защиты.
  • Статья 50 Конституции — каждый осужденный за преступление имеет право обратиться в суд высшей инстанции, а также просить о помиловании или смягчении наказания.
Право не наложение чрезмерного штрафа
  • Статья 46 УК РФ — размер штрафа определяется судом в зависимости от тяжести преступления и имущественного положения осужденного и его семьи, а также возможности осужденного получать заработную плату. или любой другой доход.При тех же обстоятельствах суд может наложить штраф в рассрочку на срок до трех лет.

Права в тюрьме

Условия содержания

Условия содержания зависят от типа исправительного учреждения, режима и условий содержания.

  • Статья 82 УК РФ — принцип разделения осужденных на разные категории.
  • Статья 87 Уголовного кодекса — в пределах одной колонии к лишению свободы могут быть приговорены к лишению свободы условные, облегченные и строгие условия содержания.
Задержание иммигрантов
  • Статьи 46, 47 УПК — подозреваемые и обвиняемые имеют право давать показания и объяснения на своем родном языке или на языке, которым он хорошо владеет; бесплатно пользоваться услугами переводчика.
Право на медицинскую помощь в тюрьме
  • Статья 12 Уголовного кодекса — осужденные имеют право на здоровье, включая получение первичной и специализированной помощи в амбулаторных или стационарных условиях.В пенитенциарной системе организованы медицинские учреждения (больницы, специализированные психиатрические и туберкулезные больницы) и медицинские подразделения. Администрация исправительных учреждений несет ответственность за выполнение требований санитарно-эпидемиологического надзора по обеспечению здоровья осужденных. Более подробно о праве на медицинскую помощь можно узнать в правилах содержания в тюрьмах.
Психиатрическая помощь
  • Статья 12 Уголовного кодекса предусматривает наряду с правом на медицинскую помощь право на охрану психического здоровья.Осужденные имеют право на психологическую помощь, оказываемую сотрудниками тюремной психологической службы и другими лицами, имеющими право на такую ​​помощь. Участие заключенных в деятельности по оказанию психологической помощи осуществляется только с их согласия.
Ограничение прав

Для получения юридической помощи осужденным по их заявлениям предоставляются встречи с адвокатами и другими лицами, имеющими право на получение юридической помощи. Посещения проводятся конфиденциально, вне пределов слышимости третьих лиц, без использования технических средств прослушивания.Количество свиданий не ограничено, для осужденных проводятся до 4 часов в нерабочее время и только в часы от пробуждения до отбоя.

Права женщин в тюрьме
  • Статья 9 Конституции — мужчина и женщина пользуются равными правами и свободами и имеют равные возможности для их реализации.
  • Статья 177 Уголовного кодекса — осужденным беременным женщинам, женщинам с малолетними детьми, отбывающим наказание в исправительной колонии, суд может назначить отсрочку наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста.
  • Статья 80 Уголовного кодекса — раздельное содержание осужденных мужчин и женщин устанавливается в исправительных учреждениях.
  • Статья 100 «Внутренних правил тюрьмы» — может быть организован детский дом для женщин с детьми. В детских домах созданы необходимые условия для нормальной жизни и развития детей. Осужденные женщины могут помещать детей до трех лет в детские дома исправительных учреждений для общения с ними в свободное время без каких-либо ограничений.Им может быть разрешено жить вместе со своими детьми.

Наблюдение и обыски осужденных женщин осуществляют сотрудники женского пола.

Движение

  • Статья 119 УПК — подсудимый, его совет защиты вправе ходатайствовать о совершении процессуальных действий (требовать допроса, вызывать свидетеля, вызывать свидетеля в суд) или о принятии процессуальных решений. (исключить доказательства из списка, отвод судьи, эксперта).Это первое средство защиты и средство реализации прав ответчика.

Исключительное правило или недействительность процедуры

  • Статья 75 УПК — доказательства, полученные с нарушением требований УПК, квалифицируются как недопустимые. Недопустимые доказательства лишены юридической силы и не могут служить основанием для обвинения или использоваться для доказательства какого-либо из обстоятельств, подлежащих доказыванию.
  • Статья 235 Уголовно-процессуального кодекса — стороны вправе подать ходатайство об исключении из списка доказательств, представленных в суде.

Гражданское действие

  • Статья 44 ГПК — понятие гражданского истца. Должен быть официальный приказ о признании лица гражданским истцом. Гражданский истец может предъявить гражданский иск о материальном возмещении морального вреда, помимо материального. Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания расследования в суде первой инстанции.
  • Статья 230 УПК — право требовать принятия мер для обеспечения возмещения вреда, причиненного преступлением, или возможной конфискации имущества.

Жалоба / информация

  • Статья 141 УПК — Сообщение о преступлении может быть сделано устно или письменно. Письменное сообщение о преступлении подписывается заявителем. Устное сообщение о преступлении заносится в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим данное сообщение. Заявитель предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Анонимное сообщение о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела.
  • Статья 144 УПК — дознаватель, орган дознания, следователь обязаны проверять информацию о совершенном правонарушении или неизбежном преступлении и в пределах своей компетенции принимать меры по нему не позднее трех дней после получения информации. Отказ в приеме сообщения о преступлении может быть обжалован в прокуратуру или в суд.

Законы об аресте, обысках и изъятии

Остановки и фриски
  • Статья 13 Закона «О полиции» — полиция имеет право проводить личный досмотр граждан, осмотр находящихся у них вещей, а также осмотр их транспортных средств при наличии доказательств того, что эти граждане иметь оружие, взрывные устройства, наркотики, психотропные вещества.
Аресты

Полиция защищает право каждого на свободу и безопасность. До решения суда лицо не может быть задержано более 48 часов.

  • Статья 14 закона «О полиции» предусматривает право полиции арестовывать лиц при определенных обстоятельствах. В каждом случае сотрудник полиции должен объяснить задержанному его право на помощь адвоката, право на услуги переводчика, право информировать родственников или близких о факте его задержания, право отказаться от объяснения.
Предварительное заключение
  • Статья 108 УПК говорит о заключении под стражу в качестве меры пресечения. Это предварительное заключение. Заключение под стражу применяется: а) по решению суда к подозреваемому или обвиняемому в совершении преступлений, установленных законом; б) наказанием в виде лишения свободы на срок более двух лет, в) если он невозможно применить иную, более мягкую меру ограничения. При выборе меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи указываются конкретные обстоятельства, послужившие основанием для принятия судьей такого решения.
  • Статья 109 УПК — сроки предварительного заключения. Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать двух месяцев. Этот срок может быть продлен судьей на срок до шести месяцев. Дальнейшее продление срока может быть произведено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только при наличии уголовного дела особой сложности и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей судебной инстанции. того же суда по заявлению следователя, поданному с согласия руководителя следственного органа, на срок до двенадцати месяцев.Срок содержания под стражей от двенадцати месяцев до восемнадцати месяцев может быть продлен только в исключительных случаях. Дальнейшее продление указанного срока недопустимо. Обвиняемый, находящийся под стражей, подлежит немедленному освобождению.
Поисковые запросы
  • Статья 182 УПК: обыск разрешается при наличии достаточных данных, позволяющих полагать, что лицо может хранить на месте орудия преступления, предметы, документы и ценности. Обыск производится на основании постановления следователя.Обыск в жилом помещении производится на основании судебного постановления.

Составы команд и другие процедуры идентификации

Допрос

До предъявления обвинения в суде
  • Статьи 46, 47 УПК — право встречаться с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемых / подозреваемых.
  • Статья 94 УПК — До начала допроса подозреваемому по его просьбе предоставляется возможность встретиться со своим защитником наедине и конфиденциально.При необходимости совершения процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность встречи более двух часов может быть ограничена дознавателем, следователем и прокурором с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность встречи не может быть менее 2 часов.
После предъявления обвинения обвиняемому
  • Статья 173 УПК — следователь допросит обвиняемого сразу после предъявления ему обвинения.В начале допроса следователь выясняет: а) признает ли обвиняемый себя виновным, б) желает ли он дать показания по существу предъявленного ему обвинения и в) на каком языке. Если обвиняемый отказывается давать показания, следователь отмечает это в протоколе его допроса. Повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению, если он отказался от дачи показаний на первом допросе, может быть проведен только по просьбе самого обвиняемого.На каждом допросе обвиняемого следователь составляет протокол.
Обеспечение соблюдения правил (процедуры защиты от незаконного допроса)
  • Статья 189 УПК содержит общие правила ведения допроса.
  • Статья 173 УПК — на каждом допросе обвиняемого следователь составляет протокол.

Если эти требования не соблюдены, доказательства могут быть исключены в соответствии со статьей 75 УПК («Доказательства, полученные с нарушением УПК, недопустимы.Недопустимые доказательства не имеют силы и не могут служить основанием для обвинения »).

Право на адвоката

  • Статьи 46, 47 УПК — встречаться с адвокатом наедине и конфиденциально, в том числе перед первым допросом обвиняемых / подозреваемых.

Досудебное производство

Первая явка в суд

Зарядное устройство
  • Статья 171 УПК — при наличии достаточных доказательств, составляющих основание для предъявления обвинения лицу в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица к судебной коллегии в качестве ответчик.
  • Статья 171 УПК — обвинение предъявлено лицу не позднее трех дней со дня вынесения постановления о привлечении его к суду в присутствии подсудимого, его защитника, если последний участие в уголовном деле.

Следователь извещает обвиняемого о дне предъявления обвинения и одновременно разъясняет ему его право самостоятельно пригласить защитника или подать ходатайство об обеспечении участия следователя защитника. .О дне предъявления обвинения обвиняемый, находящийся под стражей, извещается через администрацию места содержания под стражей.

Следователь, установив личность обвиняемого, объявляет ему и его защитнику, если последний участвует в уголовном деле, постановление о привлечении данного лица к адвокатуре в качестве подсудимого. . В этом случае следователь разъясняет обвиняемому суть предъявленного обвинения, а также его права.

В случае неявки обвиняемого или его защитника в назначенное следователем время, а также если место нахождения обвиняемого не установлено, обвинение предъявляется в день фактической явки обвиняемого. либо в день его принудительного задержания при условии, что следователь обеспечил участие защитника.

Следователь вручает обвиняемому и его защитнику копию постановления о привлечении данного лица к судебной коллегии в качестве подсудимого.

Предварительное слушание
  • Статья 229 УПК содержит основания для проведения предварительного слушания.
  • Статья 234 УПК — предварительное слушание дела судья проводит самостоятельно в закрытом заседании с участием сторон. По ходатайству обвиняемого предварительное слушание может быть проведено в его отсутствие. Неявка других своевременно извещенных участников производства по уголовному делу не является препятствием для проведения предварительного слушания.
  • Статья 235 УПК — При рассмотрении ходатайства об исключении доказательств, заявленных защитой на том основании, что доказательства были получены с нарушением УПК, бремя опровержения, представленных защитой, лежит на прокуроре. В других случаях бремя доказывания лежит на стороне, подавшей ходатайство.
Досудебные ходатайства
  • Статья 235 УПК — стороны вправе заявить ходатайство об исключении любого доказательства из списка доказательств, представленных в ходе судебного разбирательства.Если ходатайство подано, его копия должна быть передана другой стороне в день подачи ходатайства в суд.

Судья вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве.

Если основанием для исключения доказательства является то, что доказательство было получено с нарушением требований УПК, бремя опровержения аргументов лежит на прокуроре.

Если суд принял решение об исключении доказательства, данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного решения суда, а также изучено и использовано в ходе судебного разбирательства. судебное разбирательство.

Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, стороны или другие участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным о наличии доказательств, исключенных решением суда. При рассмотрении уголовного дела по существу суд вправе по ходатайству стороны повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства приемлемым.

Открытие
  • Статья 217 УПК — следователь представляет обвиняемому и его защитнику материалы уголовного дела.Доказательства и приложения к протоколам следственных действий также подлежат ознакомлению.

Обвиняемый и его защитник не могут быть ограничены во времени, необходимом для ознакомления с материалами уголовного дела. Если заключенный под стражу обвиняемый и его защитник явно затягивают ознакомление с материалами уголовного дела, то на основании судебного решения устанавливается определенный срок для ознакомления с материалами уголовного дела.Если обвиняемый и его защитник не ознакомились с материалами уголовного дела в установленный судом срок без уважительных причин, следователь вправе принять решение о прекращении данного процессуального действия.

Затем обвиняемый и его защитник решают, какие ходатайства они собираются подавать. Например, какие свидетели, эксперты и специалисты должны быть вызваны в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты.

Пробная

Характер испытания
  • Статья 123 Конституции — суд рассмотрел конституционное положение об осуществлении судопроизводства на основе конкуренции и равноправия сторон, распространяется на все стадии уголовного судопроизводства.
  • Статья 15 УПК — специально посвящена закреплению нормативного принципа состязательности.

Конструкция статьи 15 УПК достаточно удачно отражает важнейшие свойства этих принципов, а именно то, что «уголовное судопроизводство на основе состязательности» (часть 1), что «обвинение и защита равны перед судом» (часть 4), что суд «не рассматривается как орган уголовного преследования, он не выступает ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты», а лишь «создает необходимые условия для сторон исполнять свои процессуальные обязанности и в »(часть 3).

Глава 35 УПК — общие условия судебного разбирательства: прямота и словесность, открытость, неизменность состава суда, справедливость сторон (статьи 240, 241, 242, 244).

Большинство ученых относят российский уголовный процесс к смешанному типу. Смешанный процесс характеризуется признаками соединения следственного процесса с предварительным следствием (практически полное отсутствие прозрачности, ограничение возможности обвиняемых защищаться, написание, производство и т. Д.) и состязательной судебной дискуссии (публичные собрания для обеспечения права подсудимого на защиту, оценка доказательств судей на их внутреннем убеждении и т. д.).

Ответчик
  • Статья 47 УПК — правовой статус и права обвиняемого.
  • Статья 247 УПК — обязательное участие ответчика. Если обвиняемый не явился в суд, рассмотрение дела откладывается. Судебное разбирательство в отсутствие подсудимого может быть разрешено, если подсудимый ходатайствует о рассмотрении его уголовного дела небольшой или средней тяжести в его отсутствие.В исключительных случаях рассмотрение уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами Российской Федерации и (или) отказывается явиться в суд, если это лицо не привлекалось к уголовной ответственности в иностранном государстве. стране возбуждено уголовное дело. Участие совета обороны в этом случае обязательно. Подсудимый приглашает защитника. Подсудимый имеет право пригласить несколько защитников. В случае отсутствия подсудимого защитник назначается судом.
Юристы
  • Статья 49, 51 УПК — статус и права совета по защите.
  • Статья 248 УПК — защитник подсудимого принимает участие в изучении доказательств и представляет ходатайства и выражает суду свое мнение по существу обвинения и его доказыванию, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдав его, по мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства.

В случае неявки защитника и невозможности его замены судебное разбирательство откладывается. В случае замены защитника суд предоставляет время защитнику, вновь включившемуся в производство по уголовному делу, для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. По ходатайству защитника суд может повторить допрос свидетелей, потерпевших и экспертов или другие судебные действия.

Эксперты-свидетели

Российское законодательство различает эксперта и специалиста.

  • Статья 57 УПК — эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное для проведения судебного расследования и выдачи заключения. Статья 58 — специалист — лицо, обладающее специальными знаниями и приглашенное для участия в процессуальных действиях в порядке оказания помощи.

Глава 27 УПК посвящена проведению судебного разбирательства.

  • Статья 198 УПК — права ответчика при назначении судебной экспертизы:

а) знакомить с постановлением о назначении судебной экспертизы;

б) об отводе эксперта или ходатайстве о проведении судебной экспертизы другими экспертными органами; в) ходатайствовать о назначении определенных экспертов или проведении судебной экспертизы в определенном учреждении;

г) ходатайствовать о включении дополнительного вопроса к эксперту;

д) присутствовать на производстве судебной экспертизы с разрешения следователя и давать объяснения эксперту;

е) ознакомить с заключением экспертизы или заявлением о невозможности дачи заключения, а также с протоколом допроса эксперта.

  • Статья 204 УПК — Если эксперт обнаружит обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, но о которых ему не задавался вопрос, он может указать на них в своем заключении.
  • Статья 282 УПК — по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать на допрос эксперта, составившего заключение в ходе предварительного расследования, для объяснения или продлить отчет, который он дал.
Судьи
  • Статья 119 Конституции — судьями могут быть граждане Российской Федерации старше 25 лет, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы в сфере юриспруденции не менее пяти лет.Федеральным законом могут быть установлены дополнительные требования к судьям судов Российской Федерации.

Закон «О статусе судей» содержит требования к судье, порядок наделения полномочиями, некоторые принципы, ответственность и прекращение полномочий.

Глава V УПК содержит положение о суде, его юридических полномочиях, составе и юрисдикции.

Жертвы
  • Статья 42 УПК — потерпевший — физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный ущерб, а также юридическое лицо, если преступлением нанесен ущерб его имуществу и деловой репутации.Решение о признании лица потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда.

Приговор

Глава 39 УПК.

  • Статья 299 УПК — содержит вопросы, решаемые судом при вынесении приговора. Главный из них: доказано ли, что действие, в совершении которого инкриминируется обвиняемому, действительно имело место; доказано ли, что действие было совершено подсудимым; является ли данное действие преступлением; виновен ли подсудимый в совершении данного преступления; подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление; наличие обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание; какое наказание должно быть назначено подсудимому; существуют ли основания для постановления приговора без назначения наказания или для освобождения от наказания.

Апелляции

  • Статья 13. Статья 354 УПК. Не вступившие в законную силу судебные решения могут быть обжалованы. Жалоба на приговор суда первой инстанции может быть подана сторонами в течение десяти дней со дня оглашения приговора, а осужденные, содержащиеся под стражей, — в тот же срок со дня вручения приговора. им копию приговора.
  • Статья 359 УПК — подача жалобы приостанавливает исполнение приговора.
  • Статья 360 УПК — Суд, рассматривающий уголовное дело, проверяет законность, обоснованность и справедливость приговора и иного судебного решения в части его обжалования. При рассмотрении апелляционного уголовного дела суд может смягчить наказание, но не может ужесточить наказание, а также применить уголовный закон о более тяжком преступлении.

Осужденный и его защитник, а также прокурор вправе ходатайствовать о пересмотре приговора, определения или постановления суда, вступивших в законную силу.

Право на адвоката
  • Статья 354 УПК — Право обжаловать решение суда принадлежит осужденным и оправданным лицам, их защитникам и их законным представителям, прокурору или вышестоящему прокурору, потерпевшему и его представитель.

КРАТКИЕ ФАКТЫ

  • В 2012 г. численность российских заключенных составляет 741,6 тыс. Человек, включая лиц, содержащихся в предварительном заключении и лиц, находящихся в предварительном заключении.Уровень заключенных составляет 519 человек на 100 000 населения страны.
  • Предварительно заключенные и лица, находящиеся в предварительном заключении, составляют 15,5% от числа заключенных.
  • В 2009 году официальная вместимость пенитенциарной системы составляла 949 445 человек. Таким образом, заполняемость составила 91,0%.
  • В Российской Федерации имеется 1 040 учреждений содержания под стражей, в том числе 757 исправительных колоний, 230 СИЗО, 7 колоний, 46 колоний для несовершеннолетних.


См. Мировые системы уголовного правосудия

% PDF-1.3 % 4 0 obj> поток конечный поток эндобдж 19 0 obj> / ProcSet 18 0 R >> endobj 3 0 obj> endobj 21 0 obj> / ProcSet 35 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 36 0 руб. >> endobj 37 0 obj> / ProcSet 51 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 52 0 руб. >> endobj 53 0 obj> / ProcSet 67 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 68 0 руб. >> endobj 69 0 obj> / ProcSet 83 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431.04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 84 0 руб. >> endobj 85 0 obj> / ProcSet 99 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 100 0 руб. >> endobj 101 0 obj> / ProcSet 115 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 116 0 руб. >> endobj 117 0 obj> / ProcSet 131 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 132 0 руб. >> endobj 133 0 объект> / ProcSet 147 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 148 0 руб. >> endobj 149 0 объектов> / ProcSet 163 0 R >> / MediaBox [0 3.84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 164 0 руб. >> endobj 2 0 obj> endobj 167 0 объект> / ProcSet 181 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 182 0 руб. >> endobj 183 0 объект> / ProcSet 197 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 198 0 руб. >> endobj 199 0 объект> / ProcSet 213 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 214 0 руб. >> endobj 215 0 объект> / ProcSet 229 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 230 0 руб. >> endobj 231 0 объект> / ProcSet 245 0 R >> / MediaBox [0 3.84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 246 0 руб. >> endobj 247 0 объект> / ProcSet 261 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 262 0 руб. >> endobj 263 0 объект> / ProcSet 277 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 278 0 руб. >> endobj 279 0 объект> / ProcSet 293 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 294 0 руб. >> endobj 295 0 объект> / ProcSet 309 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 310 0 руб. >> endobj 311 0 объект> / ProcSet 325 0 R >> / MediaBox [0 3.84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 326 0 руб. >> endobj 166 0 объект> endobj 5 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 obj [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] эндобдж 20 0 obj> поток x] s ܸ aj /) iB

Сравнительное уголовное право и правоприменение: Россия

Россия принадлежит к континентальной европейской традиции гражданского права, хотя ее долгая история автократии и советского тоталитаризма наложила отчетливый отпечаток на ее систему уголовного правосудия.Три великих исторических водораздела наложили свой отпечаток на российское право: (1) правовые реформы царя Александра II в 1864 году; (2) большевистская революция 1917 года; и (3) распад Советского Союза в 1991 году и последовавший за ним период правовой реформы, направленной на переход к капиталистической рыночной экономике, плюралистической демократии и правовому государству, а также на устранение самых серьезных злоупотреблений советской системы уголовного правосудия. .

Современное движение за реформы началось во время перестройки , попытки преобразовать Советский Союз под руководством Михаила Горбачева (1985–1991).Его цели получили наиболее четкое выражение в документе, озаглавленном «Концепция судебной реформы», который был одобрен Верховным Советом Российской Федерации 21 октября 1991 года и вдохновлялся реформами 1864 года. Наиболее важными из этих целей были: (1) создание независимой судебной системы путем уменьшения ее зависимости от местных чиновников и обеспечения самоуправления; (2) введение состязательности и суда присяжных; (3) лишение прокуратуры или прокуратуры ( prokuratura ) надзора за судами и квазисудебных полномочий по постановлению посягательств на конституционно защищенные права граждан; и (4) усиление права на адвоката и прав обвиняемых на защиту от злоупотреблений со стороны правоохранительных органов.

Закон о важных реформах был принят Верховным Советом Российской Федерации в 1992 и 1993 годах во время президентства Бориса Ельцина. Это включало поправки к Конституции Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) 1978 года и, в первую очередь, Закон о статусе судей, принятый 26 июня 1992 года, и закон, вводящий суд присяжных, принятый 16 июля 1993 года. (Закон присяжных). После насильственного роспуска Ельциным Верховного Совета в октябре 1993 года и принятия референдумом Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 года, когда президентские полномочия были усилены за счет ослабления двухпалатного законодательного органа, темпы реформ замедлились, но вновь снизились. Государственная Дума продолжала принимать важные законодательные акты, в частности, Закон об оперативно-розыскной деятельности, принятый 12 августа 1995 г., Уголовный кодекс Российской Федерации, вступивший в силу 13 июня 1996 г., и Федеральный конституционный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», принятый 12 августа 1995 г. Судебная система Российской Федерации, подписанная 31 декабря 1996 года.Долгожданный новый проект Уголовно-процессуального кодекса, который был внесен в Думу 3 июля 1995 года (проект УПК 1995 года) и прошел первое чтение, по состоянию на начало 2000 года все еще не прошел из нижней палаты, оставив действующий Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (УПК) 1960 г. с внесенными в него поправками.

Еще одним важным импульсом для реформы уголовного правосудия в России, как и в других постсоциалистических государствах Европы, было ее прошение и последующий прием в Совет Европы, условием чего было подписание Европейской конвенции о защите прав человека. Права человека, который состоялся 28 февраля 1996 года.Статья 15 (4) Конституции дает этому договору и другому наиболее важному договору о правах человека, Международному пакту Организации Объединенных Наций о гражданских и политических правах, который Советский Союз подписал в 1976 году, приоритет над внутренним законодательством и делает их непосредственно применимыми Суды.

Уголовный процесс

Принцип состязательности имеет конституционные корни с 1992 года и был закреплен в Законе о присяжных 1993 года. Хотя новая система присяжных была предварительно ограничена лишь девятью из восьмидесяти девяти политических подразделений России, новые положения начали применяться в делах, не относящихся к суду.Три основных аспекта обращения к состязательной процедуре, которые лежали в основе движения за реформы, заключались в следующем: (1) сокращение роли прокуратуры до роли прокурора по уголовным делам с полномочиями, равными роли защиты; (2) преобразование судьи из инквизитора, обязанного устанавливать истину и уполномоченного выполнять квазипрокурорские функции, в беспристрастного арбитра, который гарантирует равноправие сторон во время судебного разбирательства; и (3) усиление прав на защиту, включая право на адвоката.

Уголовное расследование

Уголовное расследование по серьезным делам делится на два этапа: неформальное дознание ( дознание ), проводимое полицией ( милиция ), и формальное предварительное расследование ( предварительное следствие ). ), как правило, проводится следователем, прошедшим юридическую подготовку ( следователь ), который работает в Министерстве внутренних дел, но подчиняется прокуратуре. Менее серьезные дела расследуются полицией, и их отчеты в письменном виде передаются непосредственно в суд, минуя формальное предварительное расследование.Роль следователя аналогична роли следователей во Франции или Испании, которые, однако, являются частью судебной системы. Однако современная европейская тенденция заключается в том, чтобы доверить прокурору официальное уголовное расследование, это изменение было внесено в Германии в 1974 году и в Италии в 1988 году.

Предполагается, что деятельность полиции во время дознания ограничится арестом подозреваемых, обеспечение безопасности на месте преступления и получение предварительных показаний от имеющихся подозреваемых и свидетелей.Полиция должна проинформировать прокуратуру в течение суток с момента задержания подозреваемого, после чего дело должно быть передано следователю, который решает, возбуждать ли уголовное дело. Действия следователя ограничиваются строгими правилами сбора доказательств, установленными УПК. Все следственные действия тщательно документируются в письменной форме и собираются в следственное досье, которое сопровождает дело до суда и служит хранилищем жизненно важных доказательств во время судебного разбирательства и апелляции.У прокурора есть 48 часов после уведомления для вынесения постановления о превентивном заключении или освобождения подозреваемого.

Большинство подозреваемых, в отношении которых возбуждено предварительное расследование, остаются под стражей в следственных изоляторах до суда. Хотя максимальный срок содержания под стражей до суда установлен на уровне двух месяцев, многие продления могут быть продлены до восемнадцати месяцев. Задержание разрешается, если есть опасения, что обвиняемый не явится в суд, уничтожит доказательства, совершит больше преступлений или просто из-за серьезности преступления.Специальный докладчик ООН обнаружил, что 18-месячный лимит досудебного содержания под стражей в России нарушает статью 9 (3) Международного пакта о гражданских и политических правах и что уровень задержания является чрезмерным (от 30 до 50 процентов лиц, подвергающихся задержанию до суда). лишение свободы на срок не менее одного года). Для сравнения, во Франции этот показатель составляет около 10 процентов. Население российских следственных изоляторов увеличилось с 238 000 в 1994 году до примерно 300 000 в 1999 году.

Статья 22 (2) Конституции гласит, что лишение свободы, включая превентивное заключение, возможно только по «судебному решению» и что такое Решение должно быть принято в течение 48 часов с момента ареста.К сожалению, российский законодательный орган так и не принял закон, обеспечивающий эту конституционную защиту. 23 мая 1992 г. была принята промежуточная мера, которая впервые в современной российской истории предоставила механизм обжалования решения прокуратуры о превентивном заключении в суд. Ходатайство задержанного об освобождении должно быть доставлено в суд и прокуратуру в течение суток. Документы, имеющие значение для решения дела, должны быть переданы в суд в течение дополнительных суток (ст.220.1 ЦКА). Затем судья должен решить вопрос в течение трех дней после получения вышеупомянутых документов (ст. 220.2 УПК). Хотя судьи начали удовлетворять такие ходатайства об освобождении, должностные лица прокуратуры и Министерства внутренних дел, которое контролирует полицию и транспорт заключенных, нарушили закон и часто отказывались предъявить заключенного или документы, необходимые для решения вопроса в установленные законом сроки. предел. Они также часто повторно арестовывали освобожденных судьями лиц, прежде чем они могли покинуть зал суда.14 июня 1994 года президент Ельцин сам нарушил Конституцию, издав указ о «немедленных мерах по защите населения от бандитизма и других проявлений организованной преступности». преступление «, которое позволяло задерживать подозреваемых на срок до тридцати суток без предъявления обвинений.

Для защиты подозреваемых от принуждения к признанию вины, повторяющейся проблемы в советские времена, было введено конституционное право на помощь адвоката с момента ареста или задержания ( Статья 48 (2) Конституции РФ). Кроме того, статья 51 Конституции гарантирует право не свидетельствовать против самого себя, и Верховный суд истолковал это как то, что полиция, прокурор или следователь должны сообщить подозреваемому право хранить молчание и право на адвоката до начала допроса.Адвокат будет назначен для неимущих. К сожалению, полиция обычно принуждает подозреваемых «отказаться» от права на помощь адвоката. Даже когда следователи пытаются предоставить подозреваемому назначенного адвоката, адвокаты иногда отказываются представлять неимущих обвиняемых из-за низкой оплаты труда назначенных судом адвокатов. Если подозреваемые отказываются давать показания, их часто подвергают пыткам. По некоторым оценкам, около 40% или более подозреваемых подвергаются пыткам, как правило, с помощью избиений, а также удушья или поражения электрическим током.Полиция предоставляет другим заключенным в следственных изоляторах особые привилегии избивать, изнасиловать или иным образом принуждать подозреваемых к признанию. Просто завуалированная угроза пыток побуждает подозреваемых признаться, даже иногда в преступлениях, которых они не совершали.

Статья 23 (2) Конституции требует судебного решения в случае любого посягательства на право на неприкосновенность частной жизни в письменной форме, телефонных разговорах, почтовых или телеграфных сообщениях, а статья 24 требует судебного решения в отношении вторжений в жилище.Несмотря на это и аналогичные положения Европейской конвенции о правах человека, такие обыски и выемки могут быть санкционированы только прокурором. Для предотвращения преступлений Закон об оперативной следственной деятельности 1995 года также наделил полицию более широкими полномочиями, чем те, которые перечислены в УПК, в отношении как открытых, так и секретных следственных действий. Закон включает положения, касающиеся прослушивания телефонных разговоров, электронного перехвата разговоров, контролируемых доставок и использования тайных осведомителей, но не содержит надлежащих руководящих принципов для выдачи ордеров или уведомления объектов о мерах после того, как они были приняты.Неспособность России отменить полномочия прокуратуры санкционировать посягательства на конституционно защищенные права граждан — полномочия, признаваемые исключительно судьей в современных документах по правам человека, — можно объяснить решительным сопротивлением прокуратуры всем реформам, направленным на подрыв ее власти.

Созданная Петром Великим в 1722 году прокуратура стала известна как «глаз императора» из-за осуществления надзора за всеми судебными и административными органами.Хотя прокуратура была лишена этих «надзорных» функций в соответствии с реформами 1864 года и ограничена по большей части уголовным преследованием, большевики возродили модель прокуратуры до 1864 года в 1922 году, снова наделив ее общими полномочиями. полномочия по надзору за законностью действий административных должностных лиц и судов. Советская прокуратура, несомненно, была самым мощным институтом отправления правосудия. Когда граждане жаловались на нарушение их прав, их средством правовой защиты, по иронии судьбы, было обращение к прокурору, а не в суд, в то время как сама прокуратура тесно сотрудничала с Комитетом государственной безопасности (КГБ) в расследовании и аресте, и преследование диссидентов.Единственным успехом, которого добились реформаторы в ограничении институциональной власти прокуратуры, было устранение ее надзора за судами, что было достигнуто на основании Закона о прокуратуре, принятого Верховным Советом 17 января 1992 года.

Когда следователь установит, что имеется достаточно доказательств для привлечения обвиняемого к ответу в суде, он готовит обвинительное заключение и направляет его на рассмотрение прокурору. На данном этапе обвиняемый и его защитник имеют право на полное ознакомление со всем содержанием следственного досье.Прокурор может прекратить дело, изменить состязательные бумаги или передать дело в суд.

Справедливое судебное разбирательство и независимая судебная власть

Статья 120 Конституции провозглашает, что «судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону». Статья 6 Европейской конвенции о правах человека также гарантирует право каждого обвиняемого на независимого судью. До 1864 года суды подчинялись заведомо коррумпированным губернаторам провинций.Реформы 1864 года заложили основу для действительно независимой судебной системы с пожизненным сроком полномочий и представили суд присяжных, чтобы еще больше освободить судей от влияния местного чиновничества. Однако большевистский указ о судах от 7 декабря 1917 г. положил конец независимой судебной системе, и суд присяжных был в конечном итоге заменен смешанным судом, состоящим из один кадровый судья, избираемый на пятилетний срок местными партийными должностными лицами, и два «народных заседателя», также избранных контролируемыми партией коллективами.Хотя советский смешанный суд внешне был похож на немецкий Schöffengericht , суд стал зависеть от местных чиновников (правительства и партии), как и суды до 1864 года. Народных заседателей прозвали «кивающими», потому что они практически никогда не превосходили профессионального судью. С другой стороны, профессиональный судья полагался на местных чиновников при назначении, удержании в должности и получении жилья, а также технической и материальной поддержки для функционирования суда.В спорных случаях преобладал «телефонный закон», то есть местные чиновники звонили судье и указывали, как должно быть разрешено дело.

Закон о статусе судей 1992 года усилил социальную и правовую защиту судей и, с внесенными в него поправками, гарантировал их пребывание в должности до пенсионного возраста шестидесяти пяти лет после трехлетнего испытательного срока. Как и в 1864 году, суд присяжных был введен в 1993 году как средство обеспечения участия граждан в отправлении правосудия, а также для защиты судей от внешнего влияния.Реформы пока не дали желаемых результатов. В 1999 году в России было всего 14 352 судьи, что примерно вдвое меньше, чем в Нидерландах, и намного меньше запланированного числа в 35 742 человека. Российское правительство также отказалось выделить судебной системе достаточные бюджетные ресурсы, чтобы она могла нормально функционировать. Ситуация была особенно критической в ​​1998 году; когда многие суды были не в состоянии оплачивать свои счета и отключили электричество, телефон и другие услуги. Многие суды перестали рассматривать уголовные и гражданские дела, и вновь всплыла древняя российская угроза судебного подчинения местным чиновникам.Почти половина всех окружных судов первой инстанции получают деньги и другую поддержку от региональных или местных органов власти или даже от частных компаний, что обычно сопровождается требованиями спонсирующих сторон. Подкуп судей широко распространен. Чтобы облегчить чрезмерную нагрузку на суды, которая влияет на качество отправления правосудия, Закон о судебной системе 1996 года предусматривал восстановление местных мировых судей ( мировые судьи, ), систему, введенную реформами 1864 года. как самый низкий уровень судебной иерархии.Мировые судьи будут компетентны рассматривать незначительные гражданские и уголовные дела и нарушения административного законодательства. Однако в марте 1998 года президент Ельцин наложил вето на проект закона о мировых судьях по финансовым причинам.

Большинство уголовных дел рассматривается в районных ( районных, ) судах. Дела, наказуемые лишением свободы на срок не более пяти лет, рассматриваются одним профессиональным судьей. Большинство дел, наказуемых лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет, и все дела несовершеннолетних рассматриваются смешанным судом советской эпохи, состоящим из одного профессионального судьи и двух «народных заседателей».«Народных заседателей», конечно, больше не назначают подконтрольные коммунистам коллективы, и становится все труднее заставить их явиться в суд из-за скудной заработной платы, которую они получают. Суды второй инстанции (по одному в каждом из восемьдесят девять административных единиц страны) рассматривают дела об убийствах при отягчающих обстоятельствах (тяжких преступлениях) и избранных других тяжких преступлениях. Дела обычно рассматриваются смешанным судом. В районах, где функционирует суд присяжных (по состоянию на 2000 год только в Москве (Ивановская, Рязанская, Саратовская, Ростовская-на-Дону, Ульяновская области, а также Алтайский, Краснодарский и Ставропольский края), у ответчика есть выбор между судом присяжных из двенадцати человек под председательством одного профессионального судьи. коллегией из трех профессиональных судей или смешанным судом с народными заседателями.Эти суды также рассматривают апелляции районных судов. Специальная система военных судов осуществляет юрисдикцию над преступлениями, совершенными военнослужащими.

Согласно Закону о присяжных заседатели выбираются случайным образом из числа граждан России не моложе двадцати пяти лет, которые являются зарегистрированными избирателями в регионе, в котором было совершено преступление. Присяжные заседают только один раз в год не более десяти дней или по одному делу. Им платят половину пропорциональной заработной платы судьи, что значительно выше, чем у присяжных заседателей, и это помогло гарантировать их присутствие в суде.Россия и Испания (1995) были единственными странами на европейском континенте, которые вернулись к суду присяжных после того, как это учреждение было фактически ликвидировано тоталитарными режимами первой половины двадцатого века. Хотя новые конституции Беларуси (статья 114) и Казахстана (статья 75 (2)) предусматривают суд присяжных, никаких имплементирующих законов принято не было.

Решения и решения судов второй инстанции (действующих как суды первой или апелляционной инстанции) могут быть обжалованы в Верховном Суде Российской Федерации, высшем нормальном апелляционном суде по гражданским и уголовным делам.Апелляции всех уровней рассматриваются тремя профессиональными судьями без участия непрофессионалов. Верховный суд также рассматривает определенное количество дел в качестве суда первой инстанции, состоящего из одного судьи и двух народных заседателей. Верховный суд состоит из 115 человек. судьи, разделенные на уголовную, гражданскую, военную и кассационную коллегии. У него есть руководящий орган, называемый Президиумом, состоящий из президента и двенадцати других судей, который имеет право пересматривать решения комиссий.

Конституционный суд Российской Федерации по образцу Федеративной Республики Германии был создан в 1991 году, приостановлен после нападения Ельцина на парламент в октябре 1993 года и воссоздан после принятия Конституции 1993 года.Сейчас он состоит из девятнадцати судей, избираемых Советом Федерации, верхней палатой нового парламента, по представлению президента. Конституционный суд может вынести решение о конституционности применения уголовного закона в конкретных случаях по ходатайству гражданина или нижестоящего суда, в котором рассматривается конкретное дело. 31 октября 1995 года Верховный суд сформулировал политику, согласно которой обычные суды имеют право определять, соответствуют ли законы или их применение в конкретном случае Конституции и международным конвенциям по правам человека.Это право было закреплено в Законе о судебной системе 1996 года. Подсудимый по уголовным делам, исчерпавший все средства правовой защиты в российских судах, может подать жалобу в Европейский суд по правам человека в Страсбурге, Франция, если имеется жалоба о том, что власти нарушили право, защищаемое Европейской конвенцией о правах человека. В 1999 году Европейский суд по правам человека получил больше жалоб от граждан России, чем из любой другой страны, 972 из 8 396 жалоб.

Допустимость доказательств

По получении дела судья рассматривает обвинительное заключение и, в зависимости от достаточности доказательств, может передать дело в суд, вернуть дело следователю для дальнейшего расследования или отклонить все или некоторые обвинения.Это досудебное слушание часто является площадкой для ходатайств о сокрытии доказательств из-за нарушений закона, совершенных следователями. Запрет на использование незаконно изъятых доказательств был конституционно основан с 1992 года (ст. 50 (2) Конституции РФ) и был кодифицирован как часть Закона о присяжных 1993 года (ст. 69 (пара. 3) УПК). В делах с участием присяжных заседателей перед судом проводится специальное предварительное слушание, на котором ходатайства о сокрытии незаконно изъятых доказательств могут быть внесены на основании документов следственного досье (ст.433 (пункт 3) УПК). Ходатайства о сокрытии доказательств были обычным явлением в судах присяжных и начинают подаваться в судах, не относящихся к суду присяжных. Верховный суд, например, постановил, что заявление, сделанное подозреваемым без уведомления о праве хранить молчание или без отказа от права на помощь адвоката, должно быть исключено из судебного разбирательства, и это решение очень похоже на известное решение Верховного суда. Верховный суд США в деле Миранда против Аризоны . Суды также обычно исключают доказательства, изъятые после незаконных обысков или других процессуальных нарушений.Российское правило исключения применяется к доказательствам, собранным с нарушением закона, даже если нарушение не имело конституционного значения.

Исключительное правило не применялось эффективно, особенно в отношении предполагаемого применения пыток или другого принуждения для получения признательных показаний подозреваемыми. Обвинения в использовании ненадлежащих методов обычно отклоняются судьей первой инстанции после того, как прокуратура проведет самое поверхностное расследование. Верховный суд также постановил, что решение судьи первой инстанции о том, что признание было добровольным, не позволит обвиняемому или другим свидетелям свидетельствовать перед присяжными о том, что признание было результатом пыток, угроз, насилия, обещаний или других побуждений и должно поэтому не поверить.

Уголовный процесс и презумпция невиновности

В российских уголовных процессах потерпевший ( потерпевший ) имеет равные с обвиняемым и прокурором права присутствовать на судебном заседании, делать заявления, вызывать свидетелей, допрашивать свидетелей, выступать против время вынесения приговора, и даже вести дело (в суде присяжных), если он или она не согласны с ходатайством прокурора об отказе. Как и в других европейских странах, потерпевший или любой другой человек, понесший убытки в результате предположительно преступных действий ответчика, имеет право подать гражданский иск о возмещении денежного ущерба или реституции, который будет рассматриваться вместе с уголовным делом.Затем гражданская сторона может присоединиться к гражданским ответчикам, не являющимся обвиняемым, чтобы ответить на иск, например, к страховой компании или опекуну обвиняемого.

При рассмотрении дел с участием присяжных судья вызывает двадцать потенциальных присяжных, выбранных случайным образом из списков присяжных, чтобы они явились в суд в день судебного разбирательства. Судья опрашивает присяжных, чтобы убедиться, что они соответствуют требованиям, и стороны (включая потерпевшего) могут задавать вопросы в письменном виде, которые будут заданы судьей, чтобы определить, являются ли присяжные необъективными и, таким образом, подлежат ли они отводу.У обвинения и защиты есть два безапелляционных отвода, которые могут быть использованы для исключения присяжных. без причины. В итоге жюри состоит из двенадцати присяжных с двумя заместителями.

После оглашения обвинительного заключения подсудимого просят заявить о признании вины. Если подсудимый признает себя виновным, дело не заканчивается, как в США. Признание вины считается просто доказательством, и прокурор должен представить другие доказательства в подтверждение признания себя виновным.Однако в судах присяжных, после признания вины обвиняемым, суд может перейти к заключительным аргументам, если нет разногласий по поводу доказательств и защита и обвинение согласны. В 1998 году был предложен закон о распространении этой процедуры на обычные судебные процессы, но он был отклонен Государственной Думой. В конце 1990-х годов был проявлен большой интерес к введению какого-либо вида переговоров для уменьшения нагрузки на суды.

После внесения заявления ответчику предоставляется возможность сделать заявление.Перед этим судья сообщает ответчику о конституционном праве хранить молчание. Хотя обвиняемые обычно дают показания в начале судебного разбирательства (это обычная практика в странах континентальной Европы), некоторые судьи присяжных разрешают обвиняемому давать показания позже в ходе разбирательства. После того, как подсудимый дает показания (они редко хранят молчание), дают показания свидетели и эксперты. В стандартной следственной манере обычно судья вызывает свидетелей и просит их рассказать, что им известно о фактах, являющихся предметом уголовного обвинения.Это сильно отличается от формата вопросов и ответов, который используется при прямом рассмотрении в судебных процессах по общему праву. Только после того, как судья закончит задавать свидетелям дополнительные вопросы, другие стороны могут сформулировать вопросы. В смешанных российских судах народные заседатели также могут задавать вопросы подсудимому и свидетелям, но редко. В судах присяжных заседатели могут задавать письменные вопросы председательствующему судье. Новый принцип состязательной процедуры привел, особенно в судах присяжных, к тому, что судья стал играть более пассивную роль и позволил сторонам вызывать свидетелей и проводить основную часть допроса.Проект УПК 1995 года также предусматривает партийный контроль за вызовом и допросом свидетелей.

В советское время презумпция невиновности считалась «буржуазной чепухой», несовместимой с инквизиторским характером советского уголовного судопроизводства. Хотя статья 49 Конституции сейчас гарантирует презумпцию невиновности в уголовных делах, сохраняется определенная старая практика, которая, похоже, противоречит такой презумпции. Один — обвиняемый говорит первым. Другим является положение, требующее, чтобы судья рассмотрел все следственное досье до суда, чтобы определить, имеются ли достаточные доказательства для осуждения обвиняемого.В делах, не относящихся к суду, это гарантирует, что судья, независимо от того, решает ли он дело в одиночку или в качестве доминирующей силы в смешанном суде, будет практически не в состоянии предоставить обвиняемому презумпцию невиновности в начале судебного разбирательства. По этой причине итальянским судьям не разрешается читать следственное досье. Однако наиболее проблематичным процессуальным правилом является право судьи первой инстанции вернуть дело следователю для проведения дополнительных следственных действий после начала судебного разбирательства в случае с участием присяжных, требующим роспуска присяжных.В советские времена это правило позволяло судьям в случаях, когда не было достаточных доказательств для вынесения обвинительного приговора, избежать необходимости оправдывать обвиняемого и тем самым ставить под сомнение добросовестность следственных органов. 20 апреля 1999 г. Конституционный суд постановил, что такая практика нарушает конституционную презумпцию невиновности и право на состязательную процедуру. Конституционный суд указал, что суды должны оправдать ответчика в таких ситуациях.

После представления всех доказательств стороны дают свои заключительные итоги.Последнее слово в суде всегда остается за подсудимым. В судах присяжных судья также инструктирует присяжных относительно закона, который должен применяться в деле, и должен обобщить все доказательства, которые подтверждают теорию обвинения и защиты по делу. Если судья каким-либо образом выразить свое мнение о виновности или невиновности подсудимого, является обратимой ошибкой.

В делах, рассматриваемых смешанным судом, профессиональный судья и два народных заседателя удаляются для совместного обсуждения, где они должны коллегиально решить все вопросы права и фактов, касающиеся вины и приговора.Достаточно большинства голосов, после чего профессиональный судья формулирует письменное решение, включающее причины своих выводов о вине и приговоре. Перед рассмотрением дел присяжных судья формулирует список вопросов, на которые присяжные должны ответить. Список должен как минимум содержать вопросы, касающиеся того, были ли совершены действия, составляющие преступление, был ли обвиняемый лицом, совершившим их, и виновен ли обвиняемый в их совершении. Вопросы задаются отдельно по каждому обвиняемому, и некоторые судьи формулируют отдельные вопросы, касающиеся на все соответствующие действия, предъявленные обвиняемому, а также на все отговорки или оправдания, выдвинутые защитой, и все отягчающие или смягчающие обстоятельства.В одном случае жюри было задано более тысячи вопросов. Такие «списки вопросов» были типичными для систем присяжных в континентальной Европе в девятнадцатом и начале двадцатого веков и предназначались для того, чтобы дать профессиональному судье возможность сформулировать мотивированное суждение после вердикта присяжных. Для вынесения обвинительного приговора или отрицательного ответа подсудимому требуется семь голосов; Для вынесения оправдательного приговора или ответа в пользу подсудимого требуется шесть голосов. После того, как присяжные выносят вердикт, председательствующий оценивает юридическую достаточность ответов присяжных на вопросы и выносит решение о виновности или невиновности по каждому пункту обвинения.Верховный суд постановил, что присяжные должны решать только вопросы факта, и отменил многие дела, потому что судья сформулировал вопросы, требующие юридических выводов.

Неустойчивость презумпции невиновности в российских уголовных процессах отражается в том факте, что оправдательных приговоров практически не существует. Они имели место лишь в 0,36% всех случаев в 1998 году. В период перестройки лет советская общественность была шокирована множеством историй о невиновных людях, которые были осуждены из-за признаний, подвергшихся принуждению или пыткам, и это была одна из причин, по которой проводились реформы, в том числе , что о возвращении к суду присяжных.Действительно, присяжные оправдывали значительно больше, чем суды без присяжных, где-то в 18–22 процентах случаев. Вызывает тревогу отказ правоохранительных органов признать оправдательный приговор. Например, в ноябре 1999 года в Москве сотрудники Федеральной службы безопасности, преемницы КГБ, вошли в зал суда в камуфляжной форме и черных масках и повторно арестовали двух обвиняемых, оправданных военным трибуналом. Такие случаи не редкость.

Пересмотр судебных решений

Подсудимый, прокурор и потерпевший могут обжаловать приговоры на всех уровнях судебной структуры.Апелляционные суды уполномочены рассматривать как вопросы фактов, так и права. Если обвиняемый подает апелляцию, суд апелляционной инстанции не может признать подсудимого виновным в совершении более тяжкого преступления или назначить более строгое наказание. Однако прокурор или потерпевший могут подать апелляцию и потребовать отмены приговора, а при повторном рассмотрении дела может быть применено более суровое наказание. В отличие от Соединенных Штатов прокурор или потерпевший могут обжаловать оправдательный приговор. (Это также разрешено во многих странах континентальной Европы.)

Прокуратура быстро обжалует почти каждый оправдательный приговор, и Верховный суд не менее быстро отменяет их. Например, в 1997 году Верховный суд отменил 33,1 процента всех оправдательных приговоров и лишь 2,5 процента обвинительных приговоров. Кассационная коллегия Верховного суда, отвечающая за рассмотрение апелляций по делам присяжных, отменила 66 процентов всех оправдательных приговоров присяжных в 1998 году. В нескольких случаях присяжных оправдывали два или три раза только для того, чтобы их оправдательные приговоры были отменены и новые судебные процессы, назначенные Верховным судом.Основаниями для отмены оправдательных приговоров присяжных были неправильная подготовка списка вопросов, показаний защиты, касающихся незаконных методов, используемых полицией для получения признательных показаний, и ошибочное исключение уличающих доказательств (например, признания), что лишило государство права на справедливое судебное разбирательство. Хотя многие оправдательные приговоры были вынесены за зверские убийства, Верховный суд, похоже, отменяет оправдательные приговоры как послушный воин в борьбе с преступностью, а не как беспристрастный институт верховенства закона, каким он должен был стать в результате демократических реформы.

Апелляционные суды могут также отменить решение суда низшей инстанции по причинам, не заявленным сторонами. Наконец, окончательные судебные решения могут еще подлежать «пересмотру» ( надзор ). В соответствии с этой процедурой вышестоящие суды могут по собственной инициативе или по ходатайству прокурора (но не защиты) пересматривать окончательные постановления нижестоящих судов, а президиумы судов могут пересматривать решения своих коллегий и отменять их, если они не приняты. по своему вкусу. Этот следственный способ проверки подвергся критике как нарушающий конституционное право на состязательную процедуру и равенство сторон в судебном процессе.Это также инструмент, используемый вышестоящими судами для обеспечения соответствия при принятии решений в нижестоящих судах и для дисциплинарного воздействия на судей, которые стремятся быть независимыми при разрешении дел. По крайней мере, одно из государств-правопреемников Советского Союза, Грузия, отменило этот тип «проверки» в своем новом Уголовно-процессуальном кодексе.

Десоветизация уголовного права началась в последние годы перестройки , когда в Уголовный кодекс 1960 года были внесены серьезные поправки, исключающие такие правонарушения, как антисоветская агитация, клевета на Советское государство и паразитизм, предполагаемые нарушения которого привели в ГУЛАГ сотни тысяч советских граждан.Но кодекс также устарел, особенно из-за глубоких экономических изменений, вызванных массовой приватизацией государственной собственности и переходом к капиталистической рыночной экономике. Уголовный кодекс 1996 года разделен на Общую часть, содержащую общие принципы, касающиеся уголовной ответственности и оценки наказания, и Особую часть, в которой перечисляются различные правонарушения и наказания, которым грозит их совершение. Хотя россияне продолжают определять преступность, как и в советские времена, как «социально опасное деяние», «цели» кодекса и интересы, которые он защищает, больше не связаны с «социалистическим правопорядком», как это было при прежних временах. код.В большинстве западных стран не приводится ни предметного общего определения преступления, ни перечня защищаемых интересов. Преобладает чисто формальное понятие, согласно которому любое деяние, наказуемое уголовным кодексом, является преступлением. Новый российский кодекс включает в себя общепризнанные принципы уголовного права, такие как недопустимость наказания без писаного закона, запрета обратной силы и т. Д.

Общая часть. Лица подпадают под действие уголовного закона по достижении шестнадцатилетнего возраста за обычные преступления и четырнадцати лет за убийства и другие тяжкие преступления.Лица, находящиеся в невменяемом состоянии на момент совершения преступления, не могут быть осуждены за него. В соответствии с Уголовным кодексом РФ человек считается невменяемым, если он «не может понять фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или контролировать их в результате хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или другого болезненного состояния». психики »(ст. 21 УК). Хотя советское уголовное законодательство не признавало никакой формы ограниченной уголовной ответственности для тех, кто страдал психическим заболеванием, но не был психически невменяемым, это было включено в новый кодекс, но только как смягчающий фактор при вынесении приговора.Из-за ошеломляющего числа насильственных преступлений, связанных с употреблением алкоголя, на протяжении всей истории России, алкогольное опьянение никогда не было допустимым для уменьшения уголовной ответственности или смягчения наказания. Хотя это остается верным и в новом кодексе, пьянство больше не является отягчающим обстоятельством при вынесении приговора, как это было при старом кодексе.

Новый Уголовный кодекс вводит некоторые новые факторы, исключающие вину, наряду с традиционными оправданиями, такими как самооборона или необходимость, или такими отговорками, как принуждение.К ним относятся «невиновное причинение вреда» лицами, которые в силу объективных или субъективных (психических) обстоятельств не могли оценить опасность своих действий или предотвратить вред (статья 28 УК), или которые причинили вред, принимая общественно полезный оправданный риск (ст. 41 УК). Другие нововведения заключаются в том, что лица, впервые совершившие менее тяжкие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности, если они проявят «активное раскаяние» в форме сдачи, помощи в раскрытии преступления или возмещения ущерба (ст.75 CC). Примирение с потерпевшим (ст. 76 УК) или изменение условий, в результате которых преступник или преступление перестали быть общественно опасными (ст. 77 УК), также влекут за собой освобождение от уголовной ответственности. Прокуроры использовали эти положения для заключения сделок с правонарушителями для работы с властями в обмен на увольнение, практики, которая компенсирует отсутствие признанных законом переговоров о признании вины и относительное отсутствие дискреционных полномочий прокуратуры.

Целью наказания по новому кодексу является восстановление социальной справедливости, реабилитация осужденного и предотвращение совершения новых преступлений (ст.43 ГК). Широко распространенное в СССР наказание в виде изгнания было отменено к концу периода перестройки , но Уголовный кодекс 1996 года все еще включает смертную казнь и другие общепринятые формы наказания: штраф, запрет заниматься профессиональной деятельностью, конфискация имущества и т. Д. лишение свободы среди других. Смертная казнь может быть назначена только за особо тяжкие преступления против жизни и не может применяться к женщинам, мужчинам моложе восемнадцати лет на момент совершения преступления или мужчинам старше шестидесяти лет на момент вынесения приговора ( Изобразительное искусство.59 Великобритания). В то время как пятнадцать лет были максимальным сроком тюремного заключения по старому кодексу, кодекс 1996 года вводит пожизненное заключение в качестве альтернативы смертной казни и максимальное тюремное заключение сроком на двадцать лет за преступления, не связанные с капиталом, и тридцать лет, если лицо осуждено за несколько преступлений.

Смертная казнь. Хотя императрица Елизавета была одной из первых монархов, отменивших смертную казнь в 1753 году, запрет оставался в силе лишь короткое время. Помимо внесудебных убийств миллионов советских властей во время его правления, советские суды часто выносили смертные приговоры, и не только в качестве наказания за убийство.Поскольку Советский Союз не публиковал статистику уголовного правосудия, трудно узнать, сколько человек было казнено в судебном порядке. до гласности реформ, введенных при Михаиле Горбачеве. За период перестройки казней сократилось лет с 770 в 1985 году до 195 в 1990 году. Только в 1991 году смертная казнь была отменена за экономические преступления, такие как кража социалистической собственности, взяточничество и незаконные валютные операции, и только в 1994 году. что он был отменен в качестве наказания за подделку.Количество казней во время президентства Ельцина колебалось в зависимости от президентской политики. В 1992 году президент учредил Комиссию по помилованию, которая заменила 337 из 378 вынесенных ей смертных приговоров. Однако внезапно Ельцин провозгласил более жесткую политику в борьбе с преступностью, и только пять из 129 смертных приговоров были заменены, а 56 человек были казнены в 1996 году после того, как Россия объявила мораторий на казни в качестве условия своего вступления в Совет. Европы.Совет Европы жестко критиковал Россию, и, судя по всему, с августа 1996 года казни не проводились. Шестой протокол Европейской конвенции о правах человека объявляет смертную казнь нарушением права на жизнь.

В период с 1989 по 1992 год в большинстве бывших социалистических стран несоветской Европы смертная казнь была отменена. Что касается государств-правопреемников Советского Союза, Латвия объявила мораторий на казни в 1996 году и окончательно отменила смертную казнь в 1999 году.Конституционный суд Литвы отменил смертную казнь в 1998 году и исключил ее из своего Уголовного кодекса в 1999 году. Обе страны, а также Эстония, объявившая мораторий на смертную казнь, являются полноправными членами Совета Европы. Как и Россия, Украина согласилась на мораторий на казни в качестве условия вступления в Совет Европы, но возмутила этот орган, тайно казнив тринадцать человек в 1997 году. Украинский парламент окончательно отменил смертную казнь в феврале 2000 года.Членство в Совете Европы также подтолкнуло Молдавию (1995), Грузию (1997) и Азербайджан (1998) к отмене смертной казни, а Армению — к соблюдению неофициального моратория. Беларусь, которая до сих пор не принята в Совет Европы, казнила 30 человек в 1997 году и до сих пор применяет смертную казнь. В советской Азии Кыргызстан объявил мораторий (декабрь 1998 г.), хотя суды продолжали выносить смертные приговоры по состоянию на январь 2000 г. Туркменистан казнил около четырехсот человек в 1996 году и приговорил семьсот к смертной казни в 1997 году, в основном за преступления, связанные с наркотиками.Однако в 1999 году был объявлен официальный мораторий. В 1996 году в Казахстане казнили 42 человека, а в новом Уголовном кодексе, который вступил в силу с 1 января 1998 года, сокращено количество преступлений, караемых смертной казнью. Смертные приговоры продолжают выноситься и приводиться в исполнение также в Таджикистане и Узбекистане, шесть из которых были приговорены к смертной казни. казнен в последней республике в январе 2000 года. Все советские азиатские государства, за исключением Кыргызстана, по-прежнему применяют смертную казнь за незаконный оборот наркотиков.

Даже после того, как в августе 1996 года казни в России прекратились, суды продолжали приговаривать людей к смертной казни по делам об убийствах при отягчающих обстоятельствах, и эти приговоры часто подтверждались Верховным судом.Однако 2 февраля 1999 г. Конституционный суд постановил, что смертная казнь больше не может выноситься на основании равной защиты. Поскольку статья 20 Конституции гарантирует право на суд присяжных для любого, кто приговорен к смертной казни, а система присяжных действует только в девяти регионах и территориях России, Суд постановил, что смертные приговоры не могут быть вынесены где-либо до тех пор, пока не будет проведено судебное разбирательство с участием присяжных. по всей России.

Особенная часть УК РФ. Уголовный кодекс содержит типичный перечень преступлений против личности (убийство, сексуальные преступления, нападение), но также включает правонарушения, предусматривающие наказание за передачу венерических заболеваний или вируса ВИЧ (статьи 121–122 Великобритании). Глава 19 Уголовного кодекса предусматривает наказание за нарушения «конституционных прав и свобод человека и гражданина», в том числе за действия, посягающие на неприкосновенность частной жизни, переписки и жилища либо на свободу исповедания или собраний, права, которые были нарушены. незащищенный в советское время.

Среди наиболее радикальных изменений Уголовного кодекса 1996 года — изменения, внесенные в Раздел VIII, касающийся «Преступлений в экономической сфере». По советским законам все виды частного предпринимательства были незаконными и порой строго наказывались. Кража государственного имущества считалась более серьезным преступлением, чем кража частной собственности. Предпринимательская деятельность в настоящее время защищена Конституцией и регулируется уголовным законодательством, за правонарушения, предусматривающие наказание за воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, а также за участие в незаконных деловых операциях, таких как отмывание денег, ограничение конкуренции, ложная реклама, мошенничество с ценными бумагами или кредитами, мошенничество , уклонение от уплаты налогов и мошенничество со стороны потребителей.Разработчики этих положений использовали в качестве модели Американский Типовой Уголовный кодекс. Новые положения предусматривают наказание за «экологические преступления» и «преступления в сфере компьютера». информации », включая взлом и создание вирусов (статьи 272, 273 УК). Россия пострадала от катастрофических экологических последствий из-за почти полного отсутствия законов, регулирующих оборону и тяжелую промышленность в советские времена. Новый кодекс предусматривает наказание за семнадцать отдельных экологических преступлений, некоторые из которых касаются на общее нарушение правил, другие на неправильное обращение с опасными веществами, такими как биологические агенты или токсины, третьи на защиту отдельных ресурсов, таких как вода, атмосфера, море, континентальный шельф, почва, недра, а также флора и фауна ( Искусство.248, 250–262 УК).

Новый кодекс предусматривает наказание за разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти (статья 282 УК), что является важным положением в стране, разнородной в расовом, этническом и религиозном отношении и имеющей историю конфликтов между различными группами. Глава 30 предусматривает наказание за злоупотребление служебным положением, взяточничество и т. Д. (Статьи 285–293 Великобритании). Несмотря на безудержную коррупцию на всех уровнях российского правительства, в годы правления Ельцина правящая политическая элита не подвергалась преследованиям, связанным с коррумпированной приватизацией советской промышленности и предоставлением милых экспортных и таможенных льгот.Не были соблюдены и положения главы 31, касающиеся «преступлений против отправления правосудия» (статьи 294–316 УК), несмотря на открытый отказ исполнительных органов отправления правосудия подчиняться судебным решениям и рост насильственных действий. нападения на судей.

Наконец, Кодекс 1996 года был направлен на усиление положений, направленных на борьбу с организованной преступностью. Общая часть кодекса предусматривает ужесточение наказания, если преступление совершено группой лиц по сговору, организованной группой или преступной организацией (ст.35 ГК). Глава 24 предусматривает наказание за отдельные «преступления против социального обеспечения», такие как терроризм, захват заложников, организация незаконного вооруженного формирования и создание преступной организации. В 1998 году организованными группами или преступными организациями было совершено 28 633 преступления (в том числе 152 заказных убийства).

Приговоры и пенитенциарная система

1 июля 1997 г. был принят Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации. В свете печально известных жестоких условий содержания в лагерях для заключенных в советские времена в новом Кодексе четко излагаются права и обязанности заключенных.За некоторым исключением осужденные к лишению свободы обязаны отбывать наказание в исправительных учреждениях на территории Российской Федерации, в которых они проживали или были приговорены. Большинство осужденных отбывают свое время на каторжных работах в «исправительных колониях» с различными уровнями режима в зависимости от тяжести совершенного преступления.

В 1998 г. в России было заключено 700 человек на 100 000 населения, что является вторым по величине показателем в мире после Руанды, немного выше, чем в Соединенных Штатах (668 на 100 000) и примерно в пятнадцать раз выше, чем в большинстве европейских стран.По состоянию на 1 июля 1997 г. общее количество заключенных в России составляло 1 017 848 человек, из которых 275 567 человек находились в следственных изоляторах, рассчитанных максимум на 182 358 заключенных. Чтобы уменьшить переполненность российских тюрем, Государственная Дума 18 июня 1999 г. приняла закон об амнистии, чтобы добиться освобождения около 100 000 задержанных и заключенных. Туберкулез стал причиной смерти 178 заключенных из каждых 100 000 в 1995 году. В 1998 году почти 100 000 заключенных были диагностированы как инфицированные этим заболеванием, 10 процентов от общего числа заключенных и 30 тысяч имеют неизлечимую и смертельную форму.В целом, 720 из каждых 100 000 заключенных умерли в заключении в 1995 году, в основном от туберкулеза, удушья и самоубийств.

Преступность в постсоветской России

Согласно советской идеологии, преступность была «буржуазным» явлением, наростом капиталистического общества, которое исчезнет в зрелой коммунистической системе. Статистика преступности не публиковалась до реформ Горбачева гласности , поэтому у человека нет четкого представления об уровне преступности в советском обществе.Но нет никаких сомнений в том, что преступность резко возросла после демонтажа советской административно-командной экономики. Не только коррупция процветает на всех уровнях местного и национального правительства, но и новая капиталистическая экономика широко контролируется либо организованной преступностью, либо так называемыми олигархами, которые получили большие куски бывшей государственной экономики за небольшую часть их стоимости в обмен на душевные отношения с государственными чиновниками на всех уровнях. Огромные богатства России разграбляются путем распродажи бывших государственных активов и природных ресурсов, а также путем трансфертного ценообразования и манипуляций с акциями, а полученные средства инвестируются за границу, а не в Россию.Организованные преступные группировки, которых в середине 1990-х годов насчитывалось около трех тысяч человек (примерно в пятидесяти всеобъемлющих синдикатах), действуют по всей России. Катастрофическое падение валового национального продукта, неспособность собирать налоги и две разрушительные и дорогостоящие войны в сепаратистской Чеченской республике оставили российское правительство в непрекращающемся финансовом кризисе. Количество зарегистрированных преступлений в 1999 году было на 16,3 процента выше, чем в 1998 году, и с начала 1990-х годов ежегодно возрастало. Жестокие преступления, и особенно убийства, достигли шокирующих размеров.Количество умышленных убийств, зарегистрированных в 1999 году, составило 31 140 (при населении около 147 миллионов), по сравнению с «всего» 16 910 в США в 1998 году (при населении около 270 миллионов). Правительство Владимира Путина, избранного сменившим Бориса Ельцина на посту президента Российской Федерации 26 марта 2000 г., должно перенаправить исполнительную ветвь власти на борьбу с преступностью, вместо участия в ней, на укрепление судебной ветви власти, а не на саботаж. соблюдение презумпции невиновности и права на справедливое судебное разбирательство, а также стремление к совершенствованию реформ вместо того, чтобы препятствовать им на каждом этапе.

Стивен К. Тэман

См. Также Система противоборства; Сравнительное уголовное право и правоприменение: Китай; Реформа уголовного права: континентальная Европа; Уголовный процесс: сравнительные аспекты; Обвинение: сравнительные аспекты.

БИБЛИОГРАФИЯ

Барри, Дональд Д., изд. К «верховенству закона» в России? Политико-правовая реформа в переходный период. Армонк, Нью-Йорк: М. Э. Шарп, 1992.

Берман, Гарольд Дж. Правосудие в США.С.С.Р. Интерпретация советского права. Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 1963.

Батлер, Уильям Э., и Хендерсон, Джейн Э. Russian Legal Texts. Основы правового государства и рыночной экономики. Гаага: Kluwer Law International, 1998.

Фельдбрюгге, Ф. Дж. М. Российское право: конец советской системы и роль закона. Boston: Martinus Nijhoff Publishers, 1993.

Феофанов, Юрий и Барри, Дональд Д. Политика и справедливость в России: основные испытания постсталинской эпохи. Армонк, Нью-Йорк: М. Э. Шарп, 1996.

Foglesong, Todd. «Хабеас корпус или у кого есть тело? Судебное рассмотрение ареста и предварительного заключения в России». Wisconsin International Law Journal 14 (1996): 541–578.

Хьюман Райтс Вотч. Признания любой ценой. Полицейские пытки в России. Нью-Йорк: Хьюман Райтс Вотч, 1999.

Хаски, Юджин. Российские юристы и советское государство: истоки и развитие советской адвокатуры. Принстон, Н.J .: Princeton University Press, 1986.

Kaiser, Friedhelm B. Die russische Justizreform von 1864. Лейден, Нидерланды: E. J. Brill, 1972.

Krug, Peter. «Отход от централизованной модели. Верховный суд России и конституционный контроль над законодательством». Вирджинский журнал международного права 37 (1997): 725–787.

Кучеров Самуэль. Суды, адвокаты и процессы при последних трех царях. Нью-Йорк: Фредерик А. Прегер, 1953.

——. Органы советского отправления правосудия: их история и деятельность. Лейден, Нидерланды: E. J. Brill, 1970.

Lupinskaia, P. A. Уголовно-простессуальное право Российской Федерации. Москва: Юрист, 1997.

Маршунов М.Н. Комментарий к законодательству о судоустройстве Российской Федерации. Москва: Торговый Дом (Герда), 1998.

Наумов Анатолий В. «Новый Уголовный кодекс России как отражение текущих реформ. Уголовно-правовой форум 8 (1997): 191–230.

Петрухин, ИЛ Личные тайны (человек и власть) .

Сборник кодексов Российской Федерации. II. Книга. 1999. ос Москва. i prava, 1998.

Schittenhelm, Ulrike. Strafe und Sanktionen-system im sowjetischen Recht. Фрайбург-им-Брайсгау, Германия: Институт международного и международного уголовного права Макса Планка, 1994.

Schroeder, FC., ed. Die neuen Kodifikationen in Rußland », 2-е изд.Berlin: Berlin Verlag A. Spitz, 1999.

Скуратов Ю.И., Лебедев В.М. Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации, 2-е изд. М .: Норма-Инфра, 1998.

Смит, Гордон Б. Реформирование российской правовой системы. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1996.

Соломон, Питер Х., младший. Советское уголовное правосудие при Сталине. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1996.

——, изд. Реформирование правосудия в России, 1864–1996. Армонк, Нью-Йорк: M.E. Sharpe, 1997.

Судебная и правоохранительная система, 2-е изд. Москва: Бек, 1998.

Тэман, Стивен К. «Воскрешение суда присяжных в России». Стэнфордский журнал международного права 31 (1995): 61–274.

——. «Реформа прокуратуры и адвокатуры в России». Parker School Journal of East European Law 3 (1996): 1–29.

——. «Новые европейские системы жюри: примеры Испании и России». Право и современные проблемы 62 (1999): 233–259.

Топорнин, Б. Н .; Батурин, Ю. М .; и Орехов Р.Г., ред. Конституция Российской Федерации. Коментарий. Москва: Юридическая литература, 1994.

Аннотация

rbdppRbdpp: Revista Brasileira de Direito ProcessualRbdpp: rev. бюстгальтеры. про. pen.2525-510XInstituto Brasileiro de Direito Processual Penal10.22197 / rbdpp.v6i3.368 Первоначальная статья Правовые гарантии от недобровольных признаний в преступлении в Польше и России -8677-2559 Солодов Илья 2 1 Кафедра криминологии и криминалистики Варминско-Мазурского университета в Ольштыне, Польша.Кафедра криминологии и криминалистики Варминско-Мазурского университета в Ольштыне, Польша2 Воронежская коллегия адвокатов, Российская Федерация.Воронежская коллегия адвокатов, Российская Федерация Автор, ответственный за переписку: Денис Солодов. Кафедра криминологии и криминалистики Варминско-Мазурского университета в Ольштыне, Польша. Электронная почта: [email protected]Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution LicenseAbstract

Признание в преступлении является мощным и весьма инкриминирующим доказательством.Подлинное обвинительное признание может быть плодотворным источником новых доказательств, известных только фактическому преступнику. Это помогает обвинению построить более веские доводы против обвиняемого в ситуации, когда доступны только косвенные доказательства. В некоторых случаях, таких как убийства без участия человека и поджоги в дикой местности, трудно доказать участие и вину обвиняемого без его желания и полного сотрудничества. Все это объясняет, почему в эпоху передовых методов судебной экспертизы следователи по уголовным делам стремятся получить признательные показания, используя самые разные тактики.Однако исследования показывают, что некоторые методы допроса с большей вероятностью приводят к ложным признаниям, что, в свою очередь, увеличивает вероятность судебных ошибок. С точки зрения прав человека, Европейский суд по правам человека выразил серьезную озабоченность по поводу использования доказательств, полученных с помощью насилия, принуждения или пыток, но не смог установить баланс между эффективностью правоохранительной деятельности и адекватной защитой прав личности. В статье проанализированы правовые нормы против ненадлежащего принуждения полиции в Польше и России.Похоже, что каждая страна применяет свой подход к проблеме полицейского принуждения. В России законом предусмотрены особые правила допустимости признаний в преступлении, их доказательной силы и методы проверки достоверности показаний подозреваемого. В Польше закон наделяет национальные суды более широкими дискреционными полномочиями в отношении того, как обращаться с признательными показаниями и заявлениями, касающимися использования методов принудительного допроса. Основываясь на результатах анализа соответствующих правовых норм, прецедентного права и правовой доктрины, авторы стремились определить эффективность двух моделей в предотвращении и борьбе с признаниями в преступлении по принуждению.Было предложено несколько изменений для решения проблемы чрезмерного судебного формализма в отношении утверждений об использовании незаконных методов допроса.

Resumo

Конфигурация преступника является доказательством подозрений и обвинений. Uma confissão autoincriminatória autêntica pode ser uma fonte produtiva de novas provas conhecidas apenas pelo verdadeiro autor do Crime. Ela também ajuda acusação a construir um caso mais forte contra o réu em uma situação em que apenas indícios estão disponíveis.Em alguns casos, como homicídios sem localização do corpo e incêndios criminosos em terras selvagens, é diffícil provar a Participação e a culpa do réu sem o seu consentimento e total cooperação. Tudo isso explica por que, na era das técnicas forenses avançadas, osvestigadores buscam obter confissões usando uma variedade de estratégias. Estudos mostram, entretanto, que algumas técnicas de interrogatório têm maior probabilidade deinduzir falsas confissões, o que, por sua vez, Potencializa o risco de erros judiciais.Do ponto de vista dos direitos humanos, o Tribunal Europeu de Direitos Humanos expressou sérias preocupações sobre o uso de provas obtidas por meio de violência, coerção ou Tortura, mas nãoeleceu um Equilíbrio Entre a Penlicaça leosio eração e . Neste artigo, analisam-se as disições legais contra обязательной полицейской империи на Polônia e na Rússia. Afirma-se que cada país adota uma perspectiva diferente sobre a questão da coerção policial.Na Rússia, lei fornece regras específicas sobre a admissibilidade de confissões criminais, seu valor probatório e métodos de verificação da confiabilidade do depoimento do suspeito. Na Polônia, lei confere aos tribunais nacionais uma maior discricionariedade quanto ao modo de lidar com a confissão e as alegações em relação à utilização de técnicas de interrogatório coercivas. Com base nos resultados da análise de dispositivos legais pertinentes, jurisprudência e revisão bibliográfica, nesta pesquisa busca-seterminar a eficácia de dois modelos jurídicos na Prevention e tratamento de confissões penais coagidas.Em sede proporsitica, alterações foram sugeridas para abordar a questão do formalismo судебное превышение em relação às alegações sobre o uso de técnicas de interrogatório ilegais.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, право на справедливое судебное разбирательство, признания преступника, принуждение со стороны полиции, допустимость доказательств Введение

Проблема недобровольных признаний в преступлении является сложной и может рассматриваться на разных уровнях, включая юридический, административный, психологический и судебно-медицинский.Было опубликовано множество публикаций по психологии конфессий, в которых содержится ряд ценных идей. Исследователи обращают внимание на тот факт, что признание является самым убедительным доказательством, которым может располагать обвинение, главным образом потому, что маловероятно, что кто-либо добровольно признался бы в преступлении, которого он или она не совершал. Признание подозреваемого может стать плодотворным источником новых доказательств, особенно тех, которые известны только фактическому преступнику. Это также помогает создать более веские аргументы против обвиняемого в ситуации, когда есть только косвенные доказательства.В некоторых уголовных делах, таких как убийства без участия человека и поджоги в дикой природе, чрезвычайно сложно доказать причастность и вину обвиняемого без его добровольного полного сотрудничества. Неудивительно, что в эпоху передовых методов судебной экспертизы сотрудники полиции по-прежнему стремятся получить признательные показания подозреваемых или другие компрометирующие показания от лиц, подозреваемых в совершении уголовных преступлений. Для достижения этой цели используются различные тактики, некоторые из которых весьма спорны, а некоторые даже незаконны.Интересно, что проблема незаконного принуждения затрагивает не только развивающиеся страны, но и большинство западных государств.

Следует отметить, что запрещение пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения является основополагающим принципом международного права. Большинство стран мира ратифицировали Конвенцию Организации Объединенных Наций против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года. В Европе Европейский суд по правам человека разработал впечатляющий свод прецедентного права, касающегося вопрос о ненадлежащем принуждении полиции.Следуя формулировке статьи 6 Европейской конвенции о правах человека, Суд, хотя и не в четко выраженных терминах, обязывает все государства-члены принять правовые гарантии против ненадлежащего принуждения со стороны полиции, включая правила исключения. Кроме того, некоторые государства-члены включили некоторые из соответствующих рекомендаций судебной экспертизы во внутреннее законодательство. В России, например, в 2001 году была введена специальная следственная процедура под названием «проверка доказательств на месте». Закон также ограничивает продолжительность допросов, вынуждая следователей делать регулярные перерывы.В польском уголовно-процессуальном законодательстве запрещается подменять показания обвиняемого содержанием документов или записей — правило, обеспечивающее приоритет прямых доказательств из первых рук.

В этой статье мы проанализировали правовые принципы и ограничения в отношении недобровольной дачи показаний в двух европейских странах — Польше и России. Кажется, что каждая страна применяет свой подход к проблеме полицейского принуждения. В России уголовно-процессуальный закон ограничивает свободу усмотрения судей в этой области, устанавливая подробные правила, касающиеся допросов в полиции, проверки признательных показаний и даже доказательной силы признаний в преступлении.В Польше суды обладают более широкими дискреционными полномочиями в отношении этого типа доказательств, включая рассмотрение исков о ненадлежащем принуждении полиции. Однако в обеих странах известны случаи неправомерных действий полиции не только в отношении преступлений, но и мелких правонарушений.

Цель статьи состояла в том, чтобы определить, могут ли существующие правовые средства защиты обеспечить эффективное средство правовой защиты от ненадлежащего принуждения со стороны полиции и правильно ли применяются и соблюдаются эти правовые положения.Исходя из этой цели, мы сформулировали вопрос исследования следующим образом:

— каково общее отношение к ненадлежащему принуждению со стороны полиции в международном и европейском праве?

— какие правовые гарантии существуют для защиты людей от ненадлежащего принуждения со стороны полиции в Польше и России? Как эти правовые нормы реализуются и соблюдаются на практике?

— что нужно сделать для улучшения защиты от неправомерного принуждения полиции с юридической стороны?

Наблюдения и выводы, представленные в статье, были основаны на анализе соответствующих правовых норм, прецедентного права и правовой доктрины, а также на собственном профессиональном опыте авторов в качестве адвокатов.Итак, делая выводы и предлагая правовые изменения, авторы осознавали тот факт, что их суждения могли быть несколько необъективными.

2. Правовые принципы, касающиеся ненадлежащего принуждения со стороны полиции в международном и европейском праве

Вопрос о ненадлежащем принуждении со стороны полиции уже много лет является частью постоянных дебатов о сложных отношениях между правами человека и эффективностью полицейских расследований. Соответствующие правовые стандарты были установлены в 1948 г. Всеобщей декларацией прав человека Организации Объединенных Наций, Европейской конвенцией о правах человека и основных свободах (1950 г.), а затем уточнены в Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятой Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций 10 декабря 1984 г. (Резолюция 39/46).

Хотя Всеобщая декларация прав человека не является обязательным международным договором, все государства обязаны соблюдать ее положения. Статья 5 Всеобщей декларации прямо запрещает применение пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения для получения информации или признания. Однако в нем не указывается поведение, представляющее собой пытку. Определение пытки можно найти в статье 1 Конвенции против пыток 1984 года, которая предусматривает, что термин «пытка» означает «любое действие, в результате которого человеку умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или психическое, за такие целей, таких как получение от него или третьего лица информации или признания, наказание его за действие, которое он или третье лицо совершило или подозревается в совершении, или запугивание или принуждение его или третьего лица, или по любой причине, основанной на дискриминации любого рода, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или другим лицом, действующим в официальном качестве, или по их подстрекательству, с согласия или молчаливого согласия ».Однако это не включает боль или страдание, возникающие только в результате законных санкций, присущие им или связанные с ними. Конвенция против пыток обязывает все государства обеспечить, чтобы «любое заявление, которое, как установлено, было сделано в результате пыток, не использовалось в качестве доказательства в ходе какого-либо разбирательства, кроме как против лица, обвиняемого в пытках, в качестве доказательства того, что заявление было сделано» (Статья 15 Конвенции против пыток).

Европейская конвенция о правах человека рассматривает проблему ненадлежащего принуждения со стороны полиции в нескольких статьях: Статья 3 — Запрещение пыток, Статья 5 — Право на свободу и безопасность и Статья 6 — Право на справедливое судебное разбирательство.В своей применимой судебной практике Европейский суд подчеркивает, что право хранить молчание при допросе в полиции и право не свидетельствовать против самого себя являются признанными международными стандартами, лежащими «в основе понятия справедливой процедуры в соответствии со статьей 6». «Предоставляя обвиняемым защиту от ненадлежащего принуждения со стороны властей, эти иммунитеты способствуют предотвращению судебных ошибок и достижению целей статьи 6». В знаковом деле Gäfgen v.Германии, Суд постановил, что «даже в самых сложных обстоятельствах, таких как борьба с терроризмом и организованной преступностью, Конвенция категорически запрещает пытки и бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, независимо от поведения соответствующего лица». Однако это ограничение не обязательно распространяется на доказательства, полученные на основе доказательств, полученных с помощью пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения. Несмотря на то, что Суд осудил использование таких доказательств, их использование разрешено, если они не имеют решающего значения для дела.

В контексте ненадлежащего принуждения полиции Суд неоднократно подчеркивал важность права на юридическую помощь. В нескольких важных решениях, например, Салдуз против Ибрагима и других, Симеонови против Болгарии, Суд заявил, что незамедлительный доступ к адвокату является фундаментальной гарантией против принуждения и жестокого обращения с подозреваемыми со стороны полиции во время допросов под стражей. Как правило, каждому подозреваемому должен быть предоставлен доступ к правовой помощи с момента предъявления ему «уголовного обвинения» по смыслу Конвенции.Суд подчеркнул, что «лицо приобретает статус подозреваемого, требующего применения гарантий по статье 6, не тогда, когда этот статус официально присвоен ему или ей, а когда у национальных властей есть веские основания подозревать, что это лицо причастно к преступлению». уголовное преступление».

Тем не менее, в некоторых исключительных ситуациях доступ к адвокату может быть ограничен. Эти ограничения должны быть временными и обоснованными обстоятельствами дела.В деле Бёз против Бельгии риторика Суда несколько изменилась. Суд выразил мнение, что ограничение права на доступ к адвокату во время первого допроса в полиции без веских причин может быть уравновешено другими правовыми гарантиями, таким образом, справедливость судебного разбирательства, тем не менее, может быть сохранена. Некоторые комментаторы предполагают, что, преувеличив ограничения права на юридическую помощь, Суд создал лучшие условия для полиции и других правоохранительных органов на решающей начальной стадии уголовного судопроизводства.Однако более поздние постановления Суда демонстрируют, что они не отходят от ранее установленной прецедентной линии в отношении вопроса о ненадлежащем принуждении полиции. По мнению Суда, использование показаний, полученных в результате нарушения статьи 3 Конвенции, автоматически лишает судебное разбирательство справедливости и нарушает статью 6. Это правило применяется как к самообвиняющим заявлениям, сделанным обвиняемым, так и к свидетельским показаниям, полученным с нарушением. статьи 3.

На основании соответствующей прецедентной практики Суд выделяет три формы ненадлежащего принуждения со стороны полиции:

1.лицо давало показания под угрозой применения санкций или было наказано за отказ от дачи показаний;

2. Было применено физическое или психологическое давление для получения вещественных доказательств или заявлений

3. Власти использовали уловки для получения информации, которую они не смогли получить во время допроса.

Следует отметить, что данная классификация в целом совпадает с ситуативными факторами, связанными с признаниями в преступлении по принуждению.

Что касается допустимости доказательств, полученных незаконным путем, Суд подчеркивает его вспомогательную роль, указывая на тот факт, что Конвенция не устанавливает никаких правил по этому вопросу. Однако Суд неоднократно подчеркивает важность общей справедливости судебного разбирательства, которую, по мнению Суда, следует оценивать в свете следующих факторов:

— было ли разрешено защите оспаривать подлинность доказательств и возражать против их использования;

— качество рассматриваемых доказательств, а также обстоятельства, при которых они были получены, и не вызывают ли эти обстоятельства сомнения в их достоверности или точности;

— обстоятельства, при которых он был получен, а также его надежность или точность;

— были ли данные доказательства решающими для исхода уголовного дела.

Суд обычно различает два типа дел: те, в которых нарушения прав, защищаемых Конвенцией, могут быть «исправлены», и те, где такие нарушения «не исправимы» в отношении, например, применения пыток или других бесчеловечное обращение (статья 3 Конвенции) или лишение правовой помощи. В деле Эль-Хаски против Бельгии Суд установил, что оспариваемые утверждения, впоследствии использованные против заявителя, были получены в Марокко с использованием обращения, запрещенного статьей 3 Конвенции.По мнению Суда, национальные суды были обязаны не принимать их в качестве доказательств, если они не подтвердили сначала, что они не были получены таким образом. В своем решении Суд еще раз подчеркнул значение гарантии, предусмотренной статьей 3, постановив, что независимо от вида жестокого обращения, будь то пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, судебное разбирательство в целом автоматически становится несправедливым. Суд выразил мнение, что это также верно в отношении дела, где обвинение использует реальные доказательства, полученные в результате пыток или бесчеловечного обращения, независимо от того, были ли такие доказательства решающими для исхода судебного разбирательства.Было бы несправедливо возложить на заявителя бремя доказывания, выходящее за рамки демонстрации «реального риска» того, что рассматриваемые доказательства были получены в нарушение статьи 3 Конвенции. Суд также обратил внимание на тот факт, что утверждения о пытках часто трудно доказать, поскольку они практикуются тайно опытными следователями, которые умеют следить за тем, чтобы на жертве не оставалось видимых следов пыток. «Слишком часто те, кому было предъявлено обвинение в недопущении пыток, — суды, прокуратура и медицинский персонал — были замешаны в их сокрытии».«В системе уголовного правосудия, где суды были независимы от исполнительной власти, где дела рассматривались беспристрастно и где утверждения о пытках расследовались добросовестно, можно предположительно потребовать от обвиняемого доказать на высоком уровне, что доказательства против него были получены пытками. Однако в системе уголовного правосудия, которая была замешана в самой практике, которую она существовала для предотвращения, такой стандарт доказывания был совершенно неуместным »(§ 86).

По нашему мнению, эти интерпретации требуют принятия эффективных правовых механизмов для усиления судебной реакции на утверждения о применении пыток или других незаконных методов расследования.

Следует отметить, что в нашем анализе европейского права мы намеренно опустили несколько директив, прямо или косвенно связанных с этим вопросом, таких как Директива 2012/13 / EU от 22 мая 2012 года о праве на информацию в уголовном судопроизводстве, Директива 2013/48 / EU от 22 октября 2013 г. о праве на доступ к адвокату в уголовном процессе, Директива (ЕС) 2016/1919 от 26 октября 2016 г. о правовой помощи подозреваемым и обвиняемым в уголовном процессе, Директива (ЕС) 2016/343 Европейского парламента и Совета от 9 марта 2016 г. об усилении некоторых аспектов презумпции невиновности и права присутствовать в судебном процессе в уголовном процессе, Директива (ЕС) 2016/800 от 11 Май 2016 г. о процессуальных гарантиях в отношении детей, являющихся подозреваемыми или обвиняемыми в уголовном процессе.В отличие от Польши, Российская Федерация не участвовала в этих соглашениях. Кроме того, вышеупомянутые директивы якобы были выполнены Польшей, поэтому можно предположить, что польское законодательство уже выполнило их требования.

3. Правовые гарантии против признания в преступлении по принуждению в Польше

В польском уголовно-процессуальном законодательстве есть несколько правовых положений, регулирующих вопрос о дачи показаний с неправомерным принуждением. Во-первых, это правила допустимости доказательств.В соответствии со статьей 168a Уголовно-процессуального кодекса Польши 1997 года (УПК) доказательство не может считаться недопустимым только на том основании, что оно было получено с нарушением правил уголовного судопроизводства или в результате уголовного преступления, за исключением случаев, когда рассматриваемые доказательства был получен государственным должностным лицом в результате убийства, умышленного причинения телесных повреждений или незаконного лишения свободы. Согласно актуальной формулировке данной правовой нормы, доказательства, полученные с нарушением процессуальных норм, допустимы, если такое нарушение является единственным известным недостатком.

Следует, однако, отметить, что в правовой доктрине и прецедентном праве Польши положения статьи 168a УПК интерпретируются совершенно по-разному. Некоторые ученые предлагают толковать содержание этой статьи строго, следуя ее буквальному смыслу. Таким образом, доказательства, полученные с нарушением процессуальных правил или даже в результате совершения уголовного преступления, должны быть допустимы, если нет указаний на то, что государственное должностное лицо совершило убийство, умышленное причинение телесных повреждений или незаконное лишение свободы.Другие считают, что содержание статьи 168a УПК должно толковаться широко, в контексте других правовых норм, включая положения, касающиеся прав участников дела и основополагающих принципов польского законодательства. Некоторые исследователи говорят, что положения статьи 168a УПК необходимо интерпретировать в свете Конституции Польши и европейского права. Доказательства, полученные с нарушением процессуальных норм, будут недопустимыми, если государственное должностное лицо нарушает конституционные права и гарантии.В прецедентном праве Польши признается, что положения статьи 168a УПК не должны использоваться как способ придания силы незаконно полученным доказательствам в ситуации, когда процессуальные нарушения подрывают общую справедливость судебного разбирательства в свете статьи 6 Конвенции. Европейской конвенции. Следует отметить, что это мнение в целом совпадает с вышеупомянутым подходом Европейского Суда к вопросу о незаконно полученных доказательствах уголовного преступления.

В прецедентном праве и правовой доктрине Польши преобладает мнение о том, что статья 168a УПК прямо не запрещает использование доказательств, полученных из доказательств, полученных незаконным путем.Некоторые авторы, однако, придерживаются мнения, что полученные доказательства должны считаться недопустимыми, если только они не имели решающего значения для исхода судебного разбирательства и обвиняемому было разрешено оспорить подлинность доказательств.

Во-вторых, согласно § 5 УПК незаконно влиять на высказывания допрашиваемого лица посредством принуждения или незаконной угрозы. Кроме того, полученные таким образом показания не могут служить доказательством (часть 7 статьи 171 УПК). В прецедентном праве и правовой доктрине нарушения такого типа единогласно признаются «неисправимыми».Например, в свете статьи 171 § 7 УПК было бы незаконным допросить сотрудника полиции о содержании показаний подозреваемого, полученных в нарушение статьи 171 § 5 УПК. Из устоявшейся судебной практики также следует, что добровольность дачи показаний не может быть нарушена. Однако есть несколько спорных моментов. Прежде всего, правило статьи 171 § 7 УПК касается только процессуальных допросов, проводимых в соответствии с положениями УПК. Непроцедурный допрос в полиции, который часто предшествует процессуальному допросу, выходит за рамки данной статьи.Следует отметить, что закон не требует точной записи показаний, данных респондентом. Результат полицейского допроса должен быть кратко изложен в записке, сделанной полицейским впоследствии. Собеседник не может знакомиться с содержанием этой заметки, возражать или требовать исправления ее содержания. Однако стоит отметить, что польские суды, рассматривая утверждения о ненадлежащем принуждении к даче показаний, часто анализируют обстоятельства предшествующего допроса в полиции.

Кроме того, похоже, что статья 171 § 7 УПК не распространяется на поведение третьих лиц. Информация, полученная частным лицом с помощью пыток или другой формы незаконного принуждения, выходит за рамки статей 168a и 171 § 7 УПК. Следовательно, его можно использовать в качестве доказательства независимо от его надежности.

Другой недостаток связан с тем, как жалобы подсудимых относительно использования ненадлежащих методов допроса рассматриваются польскими судами.Ответ на обвинения в полицейском принуждении часто бывает слишком формальным. После допроса истца суд часто передает вопрос прокурору, который проводит внутреннее расследование и составляет официальный отчет. Поскольку обычно нет физических следов неправомерных действий полиции, расследование обычно концентрируется на свидетельских показаниях, которые в таких случаях могут быть искажены и крайне ненадежны. Частично проблема заключается в том, что такие утверждения часто рассматриваются как стратегия защиты, направленная на то, чтобы вызвать сомнения в отношении версии обвинения, особенно в ситуациях, когда обвиняемый ранее признался полностью или частично.С учетом этого суды обычно устанавливают недостаточно высокие стандарты доказывания. Кроме того, бремя доказывания в таких случаях часто ложно ложится на истца, а не на сторону обвинения. На сегодняшний день оглашены лишь несколько дел, в которых суды сталкивались с подобными исками. Однако эта весьма сомнительная процедура рассмотрения заявлений о неправомерном поведении полиции никогда не подвергалась официальной критике со стороны польских трибуналов высшего уровня. Следовательно, можно предположить, что этот неэффективный способ обработки таких требований известен и молчаливо одобрен.

Связь между статьей 168a и статьей 171 § 7 УПК — еще одна активно обсуждаемая тема. В. Ясинский заключает, что положения статьи 171 § 7 УПК должны рассматриваться как lex specialis, превалирующие над правилами статьи 168a УПК. Другие ученые, однако, предполагают, что в рамках существующей правовой базы положения статьи 168a УПК могут быть истолкованы таким образом, что они перевешивают положения статьи 171 УПК. Таким образом, эти авторы утверждают, что существует риск того, что доказательства, полученные с помощью процедур, в том числе те, которые предусмотрены статьей 171 УПК, будут допущены к использованию в судебном разбирательстве.Стоит отметить, что возможность такого неправильного толкования статьи 168a УПК была предметом жалобы омбудсмена Польши, направленной в Конституционный суд в 2016 году. Однако позже она была отозвана на основании незаконности нынешнего состава Суда.

В-третьих, согласно определению статьи 174 УПК, содержание документов и примечаний не может использоваться в качестве доказательств для объяснений обвиняемых или показаний свидетелей. Это важная гарантия права обвиняемого хранить молчание и защиту от подмены его или ее прямыми показаниями.Однако следует отметить, что такие документы могут быть использованы в качестве источника информации о новых доказательствах. Кроме того, подозреваемые в совершении преступления нередко признаются друзьям, членам семьи или медицинскому персоналу. Их показания могут быть впоследствии использованы в качестве доказательства против подсудимого. Также необходимо отметить, что правило статьи 174 § 7 УПК применяется только к показаниям, полученным в ходе процессуальных допросов. Так, например, допустимы показания сотрудников милиции, выполнивших ордер на арест о предполагаемых признаниях обвиняемого.Показания сокамерников подсудимого также разрешены, несмотря на серьезные опасения по поводу их использования в уголовных делах.

В-четвертых, каждый подозреваемый в преступлении имеет право на адвоката по своему выбору. Однако, чтобы подать заявление на получение юридической помощи, необходимо выполнить несколько условий. В первую очередь, юридическая помощь оказывается малоимущим обвиняемым, дела которых относятся к делам, защита которых обязательна. Согласно статье 79 УПК подозреваемый или обвиняемый в преступлении должен иметь защитника, если он (1) несовершеннолетний, (2) глухой, немой или слепой, (3) невменяемый, (4) не владеет польский язык.

Обвиняемый должен иметь защитника, если суд сочтет это необходимым в силу обстоятельств, препятствующих защите. Кроме того, согласно статье 80 УПК, лицо, обвиняемое в совершении преступления, должно иметь защитника в ходе разбирательства в воеводском суде в качестве суда первой инстанции, если он или она обвиняется в совершении тяжкого преступления — преступления, срок наказания за который превышает три года лишения свободы. Если дело ответчика не подпадает ни под одну из этих категорий, он или она могут получить юридическую помощь по ходатайству, основанному на бедности, при условии, что отсутствие средств будет «надлежащим образом продемонстрировано» (статья 78 УПК).Однако в законе не оговаривается, как малообеспеченное лицо должно «адекватно продемонстрировать» свою неспособность нести расходы на защиту, что часто ограничивает доступ к юридической помощи.

Следует отметить, что некоторые организационные препятствия препятствуют осуществлению права на помощь адвоката в случае задержанных подозреваемых. Часто в отделениях полиции не предоставляется информация о местных адвокатах по уголовным делам и их контактных телефонах. Бывает также, что адвокат впервые встречается со своим клиентом после предъявления официальных обвинений.Излишне говорить, что на этом этапе адвокату обычно слишком поздно вмешиваться и предотвращать использование сомнительных методов допроса. Кроме того, следователям разрешается проводить допрос задержанных без защитника по своему выбору (статья 301 УПК). В прецедентном праве существует мнение, что доказательства, полученные в результате допроса подозреваемого, проведенного без присутствия адвоката, должны считаться допустимыми, кроме случаев, когда другие обстоятельства, т.е.е. те, которые перечислены в статьях 168a и 171 § 7 УПК, подорвут его приемлемость.

Важная гарантия предоставляется статьей 87 УПК, которая позволяет свидетелю быть представленным адвокатом по своему выбору во время допроса в полиции. Присутствие адвоката снижает вероятность неправомерных действий со стороны полиции. Однако в соответствии с частью 3 статьи 87 УПК прокурор может отказать адвокату в участии в разбирательстве, если он считает, что интересы свидетеля не требуют такого юридического представительства.Закон не определяет ситуации, когда в таком представлении может быть необходимость. По нашему мнению, это положение противоречит положениям статьи 6 (3) Европейской конвенции, поскольку защищает интересы обвинения. Похоже, что эта тенденция в пользу обвинения преобладает в польском процессуальном праве. В рамках действующей правовой базы возможности адвокатов для активного участия в предварительных разбирательствах весьма ограничены — модель, которую критикуют многие польские ученые.

4. Правовые гарантии против признания в преступлении по принуждению в Российской Федерации

Уголовно-процессуальный кодекс России 2001 г. (УПК РФ) содержит несколько правовых мер защиты от принудительных действий полиции. Во-первых, согласно статье 75 (1) УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований Кодекса, считаются недопустимыми. Недопустимые доказательства лишены юридической силы и не могут служить основанием для обвинения или использоваться для доказательства каких-либо обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.Некоторые ученые предполагают, что правило, изложенное в статье 75 (1) УК РФ, может применяться только к доказательствам, инкриминирующим обвиняемого. Таким образом, доказательства, полученные с нарушением процессуальных правил, тем не менее могут быть использованы для доказательства невиновности подсудимого или для установления других фактов, которые могут быть полезны для защиты.

Защита может подать ходатайство об исключении доказательств на основании статьи 75 (1) УПК РФ либо в ходе предварительного расследования, либо позднее в ходе судебного разбирательства. Он также может быть подан в любое время в трибуналы высшего уровня.Если такое ходатайство подается на стадии расследования и государственный чиновник, ведущий дело, разрешает ходатайство, суд первой инстанции не сможет оценить эти доказательства. Поэтому ученые утверждают, что в таком случае должна быть возможность повторно исследовать исключенные доказательства в зале суда, поскольку закон требует, чтобы судьи по уголовным делам оценивали все доказательства, собранные по делу. Другие, однако, считают, что решение об исключении незаконно полученных доказательств, вынесенное на начальных этапах разбирательства, должно рассматриваться как окончательное.Однако его можно обжаловать во время судебного разбирательства или даже позже в суде более высокой инстанции, если обвинение подает соответствующее ходатайство. На практике ходатайства по ст. 75 УПК РФ обычно подаются и рассматриваются в судебном заседании.

В соответствии с инструкциями Верховного суда при рассмотрении ходатайств об исключении суды должны оценить характер предположительно нарушенной нормы. Однако не было определено никаких критериев для определения значимости рассматриваемого нарушения.Таким образом, суды обладают широкими полномочиями при принятии решения о допустимости незаконно полученных доказательств уголовного преступления. Верховный суд указал, что должно быть одно исключение. Если доказательства были получены путем нарушения индивидуальных прав, гарантированных Конституцией Российской Федерации, как, например, было бы, если бы признательные показания обвиняемого были получены с применением пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения (право, предусмотренное статьей 21 Конституции), его следует признать недопустимым независимо от его содержания и достоверности.Такое толкование в целом соответствует практике Европейского суда в отношении доказательств, полученных с нарушением прав, гарантированных Конвенцией. Тем не менее, информацию, предоставленную подозреваемым под пытками или другой формой принуждения, разрешается использовать при поиске других доказательств.

На практике российские суды часто предвзято относятся к искам о ненадлежащем принуждении полиции. Они, как правило, применяют неадекватно высокие стандарты доказывания, даже несмотря на то, что применение пыток широко распространено по всей стране.Например, в 2019 году российские суды признали 641 сотрудника правоохранительных органов виновным в превышении своих полномочий с применением насилия или специальных средств — преступлении, наказуемом по статье 286 УК РФ. Жалобы на использование методов принудительного допроса обычно рассматриваются как типичная стратегия защиты, а не как источник информации, требующий тщательной проверки. Довольно часто бремя доказывания в таких случаях ложно ложится на сторону защиты.

Статья 75 (2) УПК РФ предусматривает, что недопустимыми доказательствами являются доказательства, данные подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, в том числе по делам отказ от совета, а не подтвержденный ответчиком в суде. Следует отметить, что в России всем подозреваемым в уголовных преступлениях предоставляется бесплатная юридическая помощь, гарантирующая состязательность разбирательства. Присутствие адвоката считается обязательным, за исключением случаев, когда лицо косвенно отказывается от своего права на адвоката (ст. 51 ГПК РФ).Однако даже в этом случае следователь может настоять на присутствии адвоката для предотвращения тактически мотивированных ходатайств защиты. Если подозреваемый не может позволить себе адвоката, он будет предоставлен государством в соответствии со статьей 16 УПК РФ. Также стоит отметить, что защитник имеет широкий круг процессуальных прав на начальном этапе судебного разбирательства. Среди наиболее важных — право проводить параллельные расследования, в том числе право назначать судебно-медицинских экспертов и допрашивать свидетелей (статьи 49, 53, 86 УПК РФ).

Однако есть известная проблема с качеством бесплатной юридической помощи. В таких случаях нередко можно увидеть неэффективную и неадекватную защиту по уголовным делам. Это происходит по нескольким причинам. Во-первых, юристы, оказывающие юридическую помощь, получают недостаточную оплату. С 2019 года адвокату платят около 2000 рублей в день, что составляет примерно 23 евро — очень небольшая сумма, учитывая стремительный рост стоимости жизни в России. Для многих адвокатов по уголовным делам эти деньги являются основным источником дохода.Поэтому они берут как можно больше дел. Возникающая в результате перегрузка беспокоит многих практикующих юристов и ученых. Что еще более важно, нет ничего необычного в неэтичном сотрудничестве между адвокатами, оказывающими юридическую помощь, и полицейскими. Чтобы получить больше дел в будущем, некоторые юристы сознательно игнорируют интересы своих клиентов, давая ошибочные юридические советы или просто отказываясь предлагать любую полезную юридическую информацию, которая могла бы помочь их клиентам выбрать наиболее эффективную стратегию защиты.К сожалению, все жалобы на такое неэтичное и весьма сомнительное поведение попадают в местные ассоциации адвокатов, которые возлагают бремя доказывания на истцов и часто в пользу их членов.

Другой недостаток связан с тем, что правила исключения, предусмотренные статьей 75 УПК РФ, не распространяются на допрос в полиции, который часто проводится перед официальным процессуальным допросом. Однако следует отметить, что большинство жалоб на предполагаемые неправомерные действия полиции касаются контактов подозреваемого с сотрудниками полиции за пределами комнаты для допросов.

Согласно статье 56 УПК РФ каждый подозреваемый в совершении преступления имеет право на юридическую помощь. Следователи обязаны уважать это право независимо от обстоятельств дела и целей допроса. Если такой свидетель настаивает на присутствии адвоката, его допрос следует отложить до прибытия выбранного адвоката. Присутствие адвоката имеет особое значение в уголовных делах, касающихся должностных преступлений, когда подозреваемые в совершении уголовных преступлений часто сохраняют статус свидетеля на начальном этапе расследования.Согласно статье 189 УПК РФ, адвокат свидетеля имеет право присутствовать на протяжении всего допроса, задавать вопросы и возражать против задаваемых вопросов, консультировать своего клиента в любое время во время допроса, добавлять замечания и возражения к письменному допросу. отчет. Эти положения соответствуют практике Европейского суда в отношении правового статуса лица, которое национальные власти подозревают в причастности к уголовному преступлению. Однако государство не предоставляет бесплатную юридическую помощь в таких случаях.

Следует отметить, что в соответствии со статьей 191 УПК РФ ребенок в возрасте до шестнадцати лет должен быть опрошен в присутствии его родителя или опекуна, если это не противоречит интересам ребенка. Тот факт, что подозреваемых-подростков допрашивают в присутствии взрослого-союзника, очень важен. В 2013 году в положения статьи 45 УПК РФ были внесены изменения, позволяющие законным представителям ребенка обращаться за помощью к адвокату. Это положение обеспечивает дополнительную защиту этой особо уязвимой группе участников дела.Правило статьи 45 УПК РФ выходит за рамки обязательств государств-членов, вытекающих из судебной практики Европейского суда. Однако официальных данных о количестве уголовных дел, по которым была оказана такая помощь, нет.

В отличие от Польши, закон не запрещает замену показаний обвиняемых записями, личными дневниками или другими вторичными источниками информации. Однако в судебной практике можно найти важное исключение.В 2012 году Верховный суд России постановил, что показания следователей относительно содержания признательных показаний подозреваемого, полученные без присутствия адвоката, следует признать недопустимыми в соответствии со статьей 75 (2) УПК РФ. Тем не менее российские суды допускают использование показаний информатора СИЗО — еще одного весьма спорного и ненадежного источника вторичных признаний.

Во-вторых, закон ограничивает продолжительность процессуальных допросов и допросов. Согласно статье 187 УПК РФ допросы и допросы не могут проводиться более четырех часов без перерыва и более восьми часов в день.В отношении несовершеннолетних предусмотрены еще более короткие сроки — ребенок в возрасте до семи лет может допрашиваться не более тридцати минут без перерыва и не более одного часа в день, ребенок в возрасте до четырнадцати лет может быть допрошен. допросить не более двух часов без перерыва и не более четырех часов в день. Нет никаких средств правовой защиты против следователей, нарушающих эти требования. Однако защита могла попытаться исключить признание на основании статьи 75 (1) УПК РФ или предположить, что с учетом обстоятельств дела длительные допросы ставят под угрозу надежность доказательств.

В-третьих, согласно статье 173 УПК РФ повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению, если он ранее отказался от дачи показаний на первом допросе, может быть проведен только по просьбе самого обвиняемого. Это правило относится к общему принципу, согласно которому никто не может быть принужден быть свидетелем против самого себя. Это также является важной гарантией против использования этого типа методов принудительного допроса.

В-четвертых, в 2001 году была введена специальная следственная процедура под названием «проверка доказательств на месте».Согласно ст. 194 УПК РФ, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с расследуемым событием. Эта процедура направлена ​​на установление «новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела» — положения, запрещающего следователям дублировать свидетельские показания, просто воспроизводя предыдущий допрос подозреваемого на месте. Важно отметить, что статья 194 УПК РФ содержит несколько известных рекомендаций судебно-медицинской экспертизы по проверке свидетельских показаний:

— проверка на месте составляет процедуру, в ходе которой подозреваемый воспроизводит ситуацию и обстоятельства расследуемого события, указывает на предметы, документы и следы, имеющие значение для уголовного дела, и демонстрирует определенные действия;

— любое постороннее вмешательство в процесс проверки или наводящие вопросы, а также одновременная проверка показаний нескольких лиц недопустимы;

— проверка доказательств начинается с предложения подозреваемому показать место, где его доказательства будут проверяться;

— только после того, как подозреваемый свободно расскажет историю и продемонстрирует действия, ему могут быть заданы вопросы.

Кроме того, при проверке доказательств на месте должно присутствовать не менее двух понятых, не заинтересованных в исходе дела, которые удостоверяют факт проведения процедуры, а также ее результаты. Если по каким-либо причинам участие понятых невозможно, следователи должны применять технические средства для документирования процесса проверки и ее результатов. Закон также требует присутствия адвоката подозреваемого во время процедуры (ст. 53 УПК РФ).Стоит отметить, что положения статьи 194 УПК РФ не исключают возможности инсценировки пятна путем добавления некоторых новых объектов или удаления оригинальных объектов для проверки способности подозреваемого выявлять эти несоответствия.

В-пятых, в соответствии со статьей 77 (2) УПК РФ признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может служить основанием для предъявления обвинения только в том случае, если его вина подтверждается совокупностью доказательств, имеющихся по уголовному делу. . Это положение касается идеи о том, что каждое доказательство, особенно признание подозреваемого, должно быть перепроверено с другими доказательствами, собранными по делу.Однако практическое значение статьи 77 (2) УПК РФ весьма ограничено. Маловероятно, что обвинение будет основано исключительно на неподтвержденных признаниях.

5. Обсуждение

Обсуждение признаний в преступлении, вызванных полицией, часто сводится к определению того, должны ли полиция или, в более широком смысле, правоохранительные органы быть наделены широкими дискреционными полномочиями перед их властью для эффективного решения текущих проблем или, вместо этого, индивидуальными правами. а привилегии следует отдавать предпочтение перед общественными интересами.При таком упрощенном подходе ответ может показаться очевидным: выбирая между индивидуальными правами и эффективностью расследования, многие, вероятно, выберут последнее. Однако в свете Европейской конвенции и судебной практики Европейского суда от всех государств требуется, хотя и не в явной форме, принять соответствующие правовые гарантии, включая правила об исключении доказательств. В случае Польши положения о допустимости незаконно полученных доказательств, т.е.е. Статью 168а, 171 УПК можно толковать по-разному. Отсутствие единого толкования этих положений по-прежнему вызывает серьезную озабоченность с точки зрения правовой определенности и прозрачности. В России национальные суды наделены широкими полномочиями при определении того, является ли рассматриваемое нарушение достаточно значительным, чтобы исключить полученные в результате доказательства. Это позволяет судам принимать решение о допустимости доказательств в каждом конкретном случае — модель, которая кажется оптимальной с учетом уникальности каждого дела.Однако отсутствие четких формальных критериев приводит к отсутствию единой практики и правовой определенности.

Другой общий недостаток связан с объемом исключающих правил, предусмотренных национальным законодательством. Официальному допросу часто предшествует неофициальный допрос в полиции. В России от сотрудников полиции не требуется документировать процесс и результаты допроса. В Польше офицер полиции обязан предъявить официальную письменную справку. Однако такая заметка содержит субъективную оценку фактов и часто не содержит существенных подробностей событий.Без точной и надлежащей документации трудно установить факты, связанные с предполагаемыми неправомерными действиями полиции. Кроме того, в обеих странах доказательства, полученные на основе доказательств, полученных в нарушение обычных и конституционных прав ответчика, могут быть использованы на законных основаниях против обвиняемого.

Положительным моментом является то, что в обеих странах доказательства, полученные в нарушение прав, предусмотренных статьей 3 Европейской конвенции, считаются недопустимыми независимо от обстоятельств дела, таким образом, в соответствии с практикой Европейского суда.Тем не менее национальные суды склонны рассматривать утверждения об использовании ненадлежащих методов расследования как стратегию защиты. Хотя в некоторых случаях это может быть правдой, это все же довольно опасное обобщение. Это возлагает бремя доказывания, которое обычно имеет решающее значение для исхода дела, на сторону защиты. Судебные расследования заявлений о неправомерном поведении полиции часто проводятся с использованием формальных и неэффективных мер. Однако следует признать, что в таких случаях обычно имеется ограниченное количество доказательств.В обеих странах возможно и законно документировать процессуальные допросы, используя только письменные отчеты. Во многих случаях, касающихся предполагаемого использования ненадлежащих методов расследования, такие отчеты являются единственным источником информации о том, что произошло во время допроса, и о заявлениях, сделанных подозреваемым. Кроме того, письменный отчет следователя всегда является опосредованным отчетом о допросе, который неточно сохраняет существо заданных вопросов и сделанных заявлений.Мы предлагаем решить эту проблему путем введения дополнительных средств документации. Видеосъемка во время процессуальных допросов, а также допросов в полиции должна стать обязательной. Однако наш опыт показывает, что, несмотря на многие очевидные преимущества, видеосъемка допросов может создавать новые проблемы. Допросы подозреваемых длятся несколько часов, и редко, если вообще бывает, проводится только один такой допрос. Таким образом, анализ полученных записей часто является сложной и трудоемкой задачей как для защиты, так и для суда первой инстанции.По нашему мнению, наряду с видеозаписями следует вести письменные записи, чтобы дать краткий обзор показаний подозреваемого. Также предлагаем ввести обязательные медицинские осмотры подозреваемого после допросов и допросов в полиции.

Что касается других правовых гарантий, мы сомневаемся, что подробные положения, касающиеся продолжительности допросов, запрета на повторные допросы и доказательной ценности признаний, перевешивают более общие правила, предусмотренные польским законодательством (статья 171 УПК).Напротив, растущее количество жалоб о нарушениях статей 3 и 6 Конвенции против Российской Федерации может свидетельствовать об обратном. Более важным вопросом с точки зрения предотвращения ненадлежащего принуждения со стороны полиции является реализация права на помощь защитника. Практика, когда обвиняемый встречается со своим адвокатом по окончании расследования, весьма сомнительна с точки зрения судебной практики Европейского суда. С другой стороны, очень важно предоставлять не только доступную, но и качественную юридическую помощь.

Выводы

1. Нет сомнений в том, что правила исключения являются важной гарантией общепризнанного права на надлежащую правовую процедуру. Судебная практика Европейского суда в соответствии с положениями статьи 6 Конвенции обязывает все государства принимать такие правила для обеспечения достаточного уровня защиты. Однако расплывчатые формулировки соответствующих правовых положений могут быть фактором, снижающим их эффективность.

2. Утверждение относительно неправомерного принуждения к признанию в преступлении должно привлечь больше внимания национальных судов, как того требует судебная практика Европейского суда.Для решения проблемы судебного формализма при оценке данного вида заявлений мы предлагаем ввести обязательную видеозапись всех допросов и допросов в полиции, а также обязательные медицинские осмотры подозреваемого.

3. В случае России вопрос о качестве бесплатной юридической помощи следует решать более эффективно. Крайне важно оказать подозреваемому квалифицированную юридическую помощь вне зависимости от его финансового положения. В случае Польши вопрос о том, должен ли быть более широкий доступ к правовой помощи на ранних стадиях уголовного судопроизводства, не может быть однозначным, поскольку закон значительно ограничивает права адвокатов.

4. Мы полагаем, что то, как следователи по уголовным делам проверяют признание, не менее важно. Практика показывает, что при работе с признаниями в преступлении проверка показаний подозреваемого на месте может дать ценные подсказки относительно того, является ли признание подлинным или нет. Мы считаем, что некоторые организационные аспекты этой довольно сложной следственной процедуры не следует оставлять на усмотрение следователей. Детальные положения статьи 194 УПК РФ относительно проверки доказательств на месте могут быть использованы в качестве эталона.

Список литературы 1. Отчет Комиссии за 2019 год о мониторинге применения законодательства ЕС. Доступно по адресу: https://ec.europa.eu/info/publications/2019-commission-report-monitoring-application-eu-law_en. Дата обращения: 10 сентября 2020 г. 2. Обращение Уполномоченного по правам человека в Польше по статье 168a УПК. Доступно по адресу: https://www.rpo.gov.pl/sites/default/files/Wniosek%20do%20TK%20owoce%20zatrutego%20drzewa%20art%20art.%20168a%20%20KPK%206.05.2016.pdf. Дата доступа: 10 сентября 2020 г. 3. БАЕВ О, СОЛОДОВ Д.Производство следственных действий: криминалистический анализ УПК России, практика, рекомендации. М .: Эксмо, 2010.БАЕВОСОЛОДОВД Производство следственных действий: криминалистический анализ УПК России, практика, рекомендации2010МоскваЭксмо4. БАЛАКШИН В С. Признание доказательств, полученных с нарушением требований уголовно-процессуального закона, недопустимыми и исключение их из уголовного дела. Российский суд я, п. 1, стр. 38 — 45, 2018. 5. BLONSKI M. Przeprowadzanie na rozprawie dowodów uzyskanych w ramach czynnosci operacyjno-rozpoznawczych.Прокуратура и право, н. 9. С. 78-92, 2017. 6. BRZOZOWSKI Себастьян. Dopuszczalnosc dowodu w kontekscie Regular Art. 168а к.п.к. Przeglad Sadowy, n. 10, стр. 60-74, 2016. 7. ЧЕБОТАРЕВА И Н. Отказ подозреваемого, обвиняемого от назначенного защитника: правовые позиции Конституционного Суда РФ. Адвокатская практика, п. 6, стр. 27 — 35, 2019. 8. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Польша от 6 июня 1997 г. Доступно по адресу: https://isap.sejm.gov.pl/isap.nsf/download.xsp/WDU199708

/U/D19970555Lj.pdf. Доступ: 10 сентября 2020 г. 9. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 18 декабря 2001 г. Доступно по адресу: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34481/. Доступ: 10 сентября 2020 г. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г., Доступно по адресу: https://treaties.un.org/doc/Treaties/1987/06/19870626%2002-38%20AM/Ch_IV_9p.pdf. Доступ: 10 сентября 2020 г. Директива (ЕС) 2016/343 Европейского парламента и Совета от 9 марта 2016 г. об усилении некоторых аспектов презумпции невиновности и права присутствовать в судебном разбирательстве по уголовным делам.Доступно по адресу: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=CELEX%3A32016L0343. Доступ: 10 сентября 2020 г. Директива (ЕС) 2016/800 от 11 мая 2016 г. о процессуальных гарантиях для детей, которые являются подозреваемыми или обвиняемыми в уголовном процессе, доступна по адресу: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/? uri = CELEX% 3A32016L0800. Время доступа: 10 сентября 2020 г. 13. Директива 2012/13 / EU от 22 мая 2012 г. о праве на информацию в уголовном судопроизводстве. Доступно по адресу: https://eur-lex.europa.eu / legal-content / EN / TXT /? uri = celex: 32012L0013. Доступ: 10 сентября 2020 г. 14. Директива 2013/48 / ЕС от 22 октября 2013 г. о праве доступа к адвокату в уголовном процессе. Доступно по адресу: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=celex%3A32013L0048. Доступ: 10 сентября 2020 г. 15. ДЖАБИРОВ А. Безмолвное признание, или Молчать мозно по-разному. Ez Jurist, n. 13, стр. 6-11, 2016. 16. EECHAUDT V, CLAEYS J, BEKEN T V, CIUFFOLETTI S, HUGUES DE SUREMAIN RANAL D. Исследовательский проект EUPRETRIALRIGHTS Улучшение защиты основных прав и доступа к юридической помощи для заключенных в Европейском Союзе.Анализ европейского права в части доступа задержанных к закону и суду. Доступно по адресу: https://biblio.ugent.be/publication/8625571/file/8625572. Доступ: 10 сентября 2020 г. 17. Европейская конвенция о правах человека и основных свободах 1950 г., Доступно по адресу: https://www.echr.coe.int/Documents/Convention_ENG.pdf. Доступ: 10 сентября 2020 г. 18. Европейский суд по правам человека. Анализ статистики 2019. Доступно по адресу: https://www.echr.coe.int/Documents/Stats_analysis_2019_ENG.pdf /. Доступ: 10 сентября 2020 г. 19. Европейский суд по правам человека. Руководство по статье 6 Европейской конвенции о правах человека на справедливое судебное разбирательство (уголовная часть). Обновлено 30 апреля 2020 г., с. 75. Доступно по адресу: https://www.echr.coe.int/Documents/Guide_Art_6_criminal_ENG.pdf. Доступ: 10 сентября 2020 г. 20. Европейский суд по правам человека. Руководство по статье 6 Европейской конвенции о правах человека. Право на справедливое судебное разбирательство (уголовная ветвь). Обновлено 30 апреля 2020 г., с. 36. Доступно по адресу: https: // www.echr.coe.int/Documents/Guide_Art_6_criminal_ENG.pdf. Доступ: 10 сентября 2020 г. 21. Европейский суд по правам человека. Руководство по статье 6 Европейской конвенции о правах человека на справедливое судебное разбирательство (уголовная часть). Обновлено 30 апреля 2020 г., с. 38-39. Доступно по адресу: https://www.echr.coe.int/Documents/Guide_Art_6_criminal_ENG.pdf. Время доступа: 10 сентября 2020 г. 22. Европейский суд по правам человека. Решение по делу Affaire Urazbayev v. Russia от 8 октября 2019 г. 13128/06. Доступно по адресу: http: // hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-196408. Доступ: 10 сентября 2020 г. 23. Европейский суд по правам человека. Решение по делу Алмаси против Сербии от 8 октября 2019 г. 21388/15. Доступно по адресу: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-196417. Доступ: 10 сентября 2020 г. 24. Европейский суд по правам человека. Решение по делу Эль-Хаски против Бельгии от 25 сентября 2012 года. 649/08. Доступно по адресу: https://hudoc.echr.coe.int/fre#%22itemid%22:% 22001-113445% 22. Доступ: 10 сентября 2020 г.25. Европейский суд по правам человека. Решение по делу Ибрагим и другие против Соединенного Королевства от 16 декабря 2014 года. 50541/08, 50571/08, 50573/08 и 40351/09. Доступно по адресу: http://hudoc.echr.coe.int/fre?i=001-148676. Время доступа: 10 сентября 2020 г. 26. Европейский суд по правам человека. Решение Большой палаты по делу «Джон Мюррей против Соединенного Королевства» от 8 февраля 1996 года. 18731/91. Доступно по адресу: https://hudoc.echr.coe.int/eng#.%22dmdocnumber%22:% 22695857% 22,% 22itemid% 22:% 22001-57980% 22.Время доступа: 10 сентября 2020 г. 27. Европейский суд по правам человека. Решение Большой палаты по делу Гефген против Германии от 1 июня 2010 года. 22978/05. Доступно по адресу: https://hudoc.echr.coe.int/tur#{%22itemid%22:% 22001-99015% 22}. Дата доступа: 10 сентября 2020 г. 28. Европейский суд по правам человека. Решение Большой Палаты по делу Симеонови против Болгарии от 12 мая 2017 года. 21980/04. Доступно по адресу: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-172963. Доступ: 10 сентября 2020 г.29. Европейский суд по правам человека. Решение Большой палаты по делу Бёз против Бельгии от 9 ноября 2018 г. 71409/10. Доступно по адресу: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-187802. Доступ: 10 сентября 2020 г. 30. FRANCIFOROVA S Ju. Правовые гарантии деятельности адвоката в уголовном судопроизводстве. Адвокатская практика, п. 5, стр. 14 — 18, 2019.31. ГАБЕРЛЬ А. Доводы в садовом процессе карным, Краков: Wolters Kluwer, 2007. 32. GORA L. Aksjologia processowa dopuszczalnosc dowodu z art.168а к.п.к. Panstwo i Prawo, n. 10, стр. 131-132, 2018. 33. Постановление Правительства об оплате услуг адвокатов от 1 декабря 2012 г. Доступно по адресу: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_138571/. Дата доступа: 10 сентября 2020 г. 34 34. ГРУЗА Ева, ГОК Мечислав, МОЩИНСКИЙ Ярослав. Kryminalistyka, czyli o wspólczesnych metodach dowodzenia przestepstw. Загадние креветки. Варшава: Вольтерс Клувер, 2020.GRUZA EwaGOC MieczyslawMOSZCZYNSKI JaroslawKryminalistyka, czyli o wspólczesnych metodach dowodzenia przestepstw.Zagadnienia prawne2020ВаршаваWolters Kluwer35. ГУДЖОНССОН Гисли Х. Психология допросов и признаний: Справочник. Чичестер: John Wiley & Sons Ltd, 2003. 36. GUDJONSSON Gisli H, PEARSE John. Допросы подозреваемых и ложные признания. Текущие направления в психологической науке, т. 20, н. 1, стр. 33–37, 2011. https://doi.org/10.1177%2F096372141039682437. Рекомендации Верховного Суда РФ по применению положений Конституции РФ от 3 марта 2004 г.Доступно на: http://www.constitution.ru/decisions/10003328/10003328.htm. Время доступа: 10 сентября 2020 г. 38. HO H L. Обоснование справедливого судебного разбирательства для исключения неправомерно полученных доказательств. В: ГЛЕСС С., РИХТЕР Т. (редакторы). Обеспечивают ли правила исключения справедливое судебное разбирательство? Ius Gentium: Сравнительные перспективы закона и правосудия, т. 74, стр. 283-305, 2019. 39. ХОДГСОН Дж. Вызов универсальных норм: обеспечение эффективных прав защиты в разных юрисдикциях и правовых культурах. Журнал права и общества, 46, стр.95-114, 2019. https://doi.org/10.1111/jols.1218540. Хьюман Райтс Вотч. Постоянные пытки и жестокое обращение. Доступно по адресу: https://www.hrw.org/reports/1999/russia/Russ99o-04.htm. Время доступа: 10 сентября 2020 г. 41. Хьюман Райтс Вотч. World Report 2020, Доступно по адресу: https://www.hrw.org/sites/default/files/world_report_download/hrw_world_report_2020_0.pdf. Время доступа: 10 сентября 2020 г. 42. ИСАЕНКО В Н. Вопросы допустимости доказателей в материалах судебной практики. Уголовное право, п.5, стр. 113 — 120, 2017. 43. JASINSKI W. Racjonalna regacja karnoprocesowej dopuszczalnosci dowodów uzyskanych z naruszeniem praw jednostki. Acta Universitatis Wratislaviensis, n. 3978, стр. 83-95, 2020. https://doi.org/10.19195/0137-1134.120.5444. JASINSKI W. Rozdzial 26. Zasady wykorzystywania dowodów. В: ХОФМАНСКИЙ П., СКОРУПКА Ю. (ред.). Система Prawa Karnego Procesowego. Том VIII: Доводи. Часть 2, Варшава: LexisNexis, стр. 2668-2669, 2019. 45. Решение Апелляционного суда Гданьска от 22 июня 2016 г. по делу №II AKa 150/16. Доступно по адресу: https://sip.lex.pl/orzeczenia-i-pisma-urzedowe/orzeczenia-sadow/ii-aka-150-16-ustalanie-przez-sad-prawidlowosci-522177843. Время доступа: 10 сентября 2020 г. 46. Решение Апелляционного суда Познани от 17 июня 2014 г. по делу № II AKa 107/14. Доступно по адресу: https://sip.lex.pl/orzeczenia-i-pisma-urzedowe/orzeczenia-sadow/ii-aka-107-14-prowadzenie-przed-przesluchaniem-rozmowy-521587565. Время доступа: 10 сентября 2020 г. 47. Решение Апелляционного суда Варшавы от 9 октября 2017 года по делу №II AKa 310/17. Доступно по адресу: https://sip.lex.pl/orzeczenia-i-pisma-urzedowe/orzeczenia-sadow/ii-aka-310-17-wplywanie-na-wypowiedzi-osoby-522498318. Время доступа: 10 сентября 2020 г. 48. Решение районного суда Ченстоховы от 8 мая 2019 г. VII Ка 58/19. Доступно по адресу: https://sip.lex.pl/orzeczenia-i-pisma-urzedowe/orzeczenia-sadow/vii-ka-58-19-wyrok-sadu-okregowego-w-czestochowie-522761214. Время доступа: 10 сентября 2020 г. 49. Решение Верховного суда Польши от 26 июня 2019 г.IV КК 328/18. Доступно по адресу: http://www.sn.pl/sites/orzecznictwo/Orzeczenia3/IV%20KK%20328-18.pdf. Доступ: 10 сентября 2020 г. 50. Решение Верховного суда Польши от 27 июня 2017 г. по делу № II КК 82/17. Доступно по адресу: https://sip.lex.pl/orzeczenia-i-pisma-urzedowe/orzeczenia-sadow/ii-kk-82-17-podstawy-kasacji-rzecznika-praw-522431726. Доступ: 10 сентября 2020 г. 51. Решение Верховного суда Польши от 9 октября 2019 г. II КК 500/18. Доступно по адресу: https: //sip.lex.pl / orzeczenia-i-pisma-urzedowe / orzeczenia-sadow / v-kk-500-18-postanowienie-sadu-najwyzszego-523102815. Доступ: 10 сентября 2020 г. 52. Решение Верховного Суда РФ от 6 марта 2016 г. по делу № 70-? 12-3. Доступно на: http://base.garant.ru/70310476/. Доступ: 10 сентября 2020 г. 53. Судебный департамент при Верховном Суде РФ. Статистические данные о решениях судов в 2019 году. Доступно по адресу: https://www.hrw.org/reports/1999/russia/Russ99o-04.htm. Доступ: 10 сентября 2020 г.54. КАРЬЯКИН Э. А. Асимметрия правил о допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве как форма реализации положения о благоприятствовании защиты. Российская юстиция, п. 9, стр. 33 — 36, 2017 г. 55. КАССИН С. М., ДРИЗИН С. А., ГРИССО Т., ГУДЖОНССОН Г. Х., ЛЕО РА, РЕДЛИЧ А. Д. Признания, вызванные полицией: факторы риска и рекомендации. Закон и человеческое поведение, n. 34, стр. 16-19 октября 2010 г. 56. КАССИН Саул М., ГУДЖОНССОН Гисли Х. Психология конфессий: обзор литературы и проблем. Психологическая наука в интересах общества, т.5, п. 2, стр. 33-67, 2004. 57. KMIECIK R. Zakazy dowodowe — pojecie i ich klasyfikacja. Skutki Procowe naruszenia zakazów, Reg i gwarancji Procowych w postepowaniu dowodowym. В кн .: КМИЭКИК, Р. (редактор). Prawo dowodowe. Zarys wykladu, Warszawa: Wolters Kluwer, 2008. 58. КОРНАКОВА С В. Некоторые суждения о несовершенстве нормы упк рф, касающихся признания вина обвиняемым. Сибирские уголовно-процессуальные и криминалистические чтения, н. 4 (26), с. 110-118, 2019. 59. КУЧАРЧИК Мариуш. Zakaz substytuowania dowodu z wyjasnien oskarzonego trescia pism, zapisków i notatek urzedowych.Прокуратура и право, н. 5, стр. 137-148, 2005. 60. КУЛЕСЦА С. Роздзиал 10. Оброньца. В: КУЛЕСЦА Ц. (редактор). Том VI: Строны и инни учестныи постепования карного. В: ХОФМАНСКИЙ П. (редактор). Система права карного процесса, Варшава: Вольтерс Клувер, стр. 862-975, 2016. 61. КУРЧЕНКО В Н. Обеспечение раскрываемого права на заситу: интерпретация в судебной практике. Уголовное парво, п. 1, стр. 89-95, 2019. 62. ЛЕО Р. Допросы в полиции, ложные признания и предполагаемые случаи жестокого обращения с детьми. Журнал правовой реформы Мичиганского университета, n.50, стр. 693-721, 2017. 63. ЛИПИНСКИЙ Конрад. Klauzula uadekwatniajaca przeslanki niedopuszczalnosci dowodu w postepowaniu karnym (статья 168a k.p.k.). Прокуратура и право, н. 11, стр. 44-59, 2016. 64. МАККОНВИЛЛ Майкл, БАЛДУИН Джон. Роль допроса в раскрытии и осуждении преступлений. Британский журнал криминологии, т. 22, н. 2, стр. 165-175, 1982. https://doi.org/10.1093/oxfordjournals.bjc.a04729665. MOSCATELLI Ливия Юен Нган. Считайте себя sobre a confssão e o método Reid aplicado na investgação Criminal.Revista Brasileira de Direito Processual Penal, v. 6, n. 1, стр. 361-394, 2020. https://doi.org/10.22197/rbdpp.v6i1.33166. НАУМОВ К А. Новый шаг закона: повысится ли эффективность судебного контроля и прокурорского надзора? Законность, п. 4, стр. 41 — 47, 2017 г. 67. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 2018 г., Вестник Верховного Суда Российской Федерации, п. 1 августа 2019 г. 68. РАССИН Эрик, ИЗРАИЛЬ Хан. Ложные признания в лаборатории: обзор. Erasmus Law Review, v.7, п. 4, стр. 219-224, 2014. 69. РУДИЧ В. В., Стандарты допустимости доказателей по уголовным делам, разработанные в решениях Европейского суда по правам человека. Международное уголовное право и международная юстиция, п. 5, стр. 9 — 12, 2017. 70. РУСИНЕК М. Роздзиал 25. Заказ односмотра сие до способу доводзения. В: Скорупка Дж. (Редактор). Система Prawa Karnego Procesowego. Том VIII. Ческ 2: Доводы. Варшава: Вольтерс Клувер, стр. 1982-1995, 2019. 71. RUSSANO Melissa B, MEISSNER Christian A, NARCHET Fadia M, KASSIN Saul M.Исследование истинных и ложных признаний в рамках новой экспериментальной парадигмы. Психологическая наука, н. 16 (6), с. 481-486, 2015. 72. СРЕДНЕВ В А. К вопросу некоторых оценок профанации адвокатской деятельности в отечественном уголовном процессе. Advokatskaa praktika, n. 3, стр. 39-44, 2019. 73. SKORUPKA J. Prokonstytucyjna wykladnia przepisów prawa dowodowego w processing karnym. В: GRZEGORCZYK, T .; ОЛЬШЕВСКИЙ Р. (редакция). Verba volant, scripta manent. Proces karny, prawo karne skarbowe i prawo wykroczen po zmianach z lat 2015-2016.Ksiega pamiatkowa poswiecona Profesor Monice Zbrojewskiej, Warszawa: Wolters Kluwer, p. 351-364, 2016. 74. SKORUPKA J. Wykorzystanie w postepowaniu karnym dowodów bezposrednio i posrednio legalnych. В: GODYN, J .; ХУДЗИК, М .; ПАПЖИЦКИЙ Л.К. (ред.). Zagadnienia prawa dowodowego. Warszawa: Sad Najwyzszy, стр. 29-30, 2011 г. 75. СОЛОВЬЕВА Н.А., ПЕРЕКРЕСТОВ В Н. Доказательная функция признания. Российская устьица, п. 11, стр. 13-18, 2008 г. 76. Всеобщая декларация прав человека 1948 года. Доступно по адресу: https: // www.un.org/en/universal-declaration-human-rights/. Дата доступа: 10 сентября 2020 г. WASEK-WIADEREK Malgorzata. Przeglad orzecznictwa Europejskiego dotyczacego spraw karnych. Зешит, н. 1-2, с.21, 2010. 78. ZBIKOWSKA M. Dowód posrednio nielegalny w polskim processing karnym. Wojskowy Przeglad Prawniczy, № 1-2, стр. 108-124, 2012.1

— кандидат технических наук, доцент. Кафедра криминологии и криминалистики Варминско-Мазурского университета в Ольштыне, Польша.

2

— кандидат юридических наук, адвокат, Воронежская коллегия адвокатов, Российская Федерация.

3

— ГУДЖОНССОН, Гисли Х. Психология допросов и признаний: Справочник. Чичестер: John Wiley & Sons Ltd, 2003; КАССИН, Саул М .; ГУДЖОНССОН, Гисли Х. Психология конфессий: обзор литературы и проблем. Психологическая наука в интересах общества, v. 5, n. 2, стр. 33-67, 2004; РУССАНО, Мелисса Б .; МЕЙСНЕР, Кристиан А .; NARCHET, Fadia M .; КАССИН, Сол М. Исследование истинных и ложных признаний в рамках новой экспериментальной парадигмы.Психологическая наука, н. 16 (6), с. 481-486, 2015.

4

— РАССИН, Эрик; ИЗРАИЛЬ, Хан. Ложные признания в лаборатории: обзор. Erasmus Law Review, v. 7, n. 4, стр. 219, 2014.

5

— МОСКАТЕЛЛИ, Ливия Юэн Нган. Считайте себя sobre a confssão e o método Reid aplicado na investgação Criminal. Revista Brasileira de Direito Processual Penal, v. 6, n. 1, стр. 368, 2020; МАККОНВИЛЛ, Майкл; БАЛДУИН, Джон. Роль допроса в раскрытии и осуждении преступлений.Британский журнал криминологии, т. 22, н. 2, стр. 165, 1982; GUDJONSSON, Gisli H .; ПЕРС, Джон. Допросы подозреваемых и ложные признания. Текущие направления в психологической науке, т. 20, н. 1, стр. 33-34, 2011.

6

— Хьюман Райтс Вотч. World Report 2020, Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

7

— В этой статье термины «принуждение со стороны полиции» и «ненадлежащее воздействие со стороны полиции» используются как общие термины, охватывающие физические пытки или другие формы ненадлежащего принуждения, используемые ключевыми «игроками» самого нижнего уровня системы уголовного правосудия, такими как сотрудникам полиции и правоохранительных органов других следственных органов для получения признательных показаний в преступлении и других компрометирующих заявлений.

8

— КУЧАРЧИК, Мариуш. Zakaz substytuowania dowodu z wyjaśnień oskarżonego treścią pism, zapisków i notatek urzędowych. Прокуратура и право, н. 5, стр. 147-148, 2005.

9

— Всеобщая декларация прав человека 1948 года. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

10

— Европейская конвенция о правах человека и основных свободах 1950 г., Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

11

— Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г., Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

12

— Европейский суд по правам человека. Решение Большой палаты по делу Джон Мюррей против Соединенного Королевства от 8 февраля 1996 г.№ приложения 18731/91. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

13

— Европейский суд по правам человека. Решение Большой палаты по делу Гефген против Германии от 1 июня 2010 года. 22978/05. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

14

— ВОНСЕК-ВЯДЕРЕК, Малгожата.Przegląd orzecznictwa Europejskiego dotyczącego spraw karnych. Зешит, н. 1-2, с.21, 2010.

15

— Европейский суд по правам человека. Решение по делу Ибрагим и другие против Соединенного Королевства от 16 декабря 2014 года. 50541/08, 50571/08, 50573/08 и 40351/09. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

16

— Европейский суд по правам человека. Решение Большой палаты по делу Simeonovi v.Болгария от 12 мая 2017 г. 21980/04. Доступно на: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

17

— Европейский суд по правам человека. Руководство по статье 6 Европейской конвенции о правах человека на справедливое судебное разбирательство (уголовная часть). Обновлено 30 апреля 2020 г., с. 75. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

18

— Европейский суд по правам человека.Решение Большой палаты по делу Бёз против Бельгии от 9 ноября 2018 г. 71409/10. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

19

— ХОДГСОН, Дж. Вызов универсальных норм: обеспечение эффективных прав на защиту в различных юрисдикциях и правовых культурах. Журнал права и общества, 46, стр. 95-114, 2019; EECHAUDT, V., CLAEYS, J., BEKEN, T. V .; CIUFFOLETTI, S .; ХЮГ ДЕ СЮРЕМЕН, РАНАЛ, Д.Исследовательский проект EUPRETRIALRIGHTS Улучшение защиты основных прав и доступа к юридической помощи для лиц, содержащихся под стражей в Европейском Союзе. Анализ европейского права в части доступа задержанных к закону и суду. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

20

— Европейский суд по правам человека. Решение по делу Affaire Urazbayev v. Russia от 8 октября 2019 г.13128/06. Доступно по адресу: . Доступ: 10 сентября 2020 г .; Европейский суд по правам человека. Решение по делу Алмаши против Сербии от 8 октября 2019 г. 21388/15. Доступно на: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

21 год

— Европейский суд по правам человека. Руководство по статье 6 Европейской конвенции о правах человека на справедливое судебное разбирательство (уголовная часть).Обновлено 30 апреля 2020 г., с. 36. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

22

— КАССИН, С. М .; ДРИЗИН, С. А .; GRISSO, T .; GUDJONSSON, G.H .; LEO, R.A .; РЕДЛИЧ, А.Д. Признания, вызванные полицией: факторы риска и рекомендации. Закон и человеческое поведение, n. 34, стр. 16-19, 2010; ЛЕО, Р. Допросы в полиции, ложные признания и предполагаемые случаи жестокого обращения с детьми. Журнал правовой реформы Мичиганского университета, n.50, стр. 710-714, 2017.

23

— Европейский суд по правам человека. Руководство по статье 6 Европейской конвенции о правах человека на справедливое судебное разбирательство (уголовная часть). Обновлено 30 апреля 2020 г., с. 38-39. Доступно по адресу: . Доступ: 10 сентября 2020 г .; РУДИЧ, В.В. Стандарты допустимости доказательств по уголовным делам, разработанные в решениях Европейского суда по правам человека. Международное уголовное право и международная юстиция, п.5, стр. 9 — 12, 2017.

24

— Европейский суд по правам человека. Решение по делу Эль-Хаски против Бельгии от 25 сентября 2012 года. 649/08. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

25

— Директива 2012/13 / EU от 22 мая 2012 г. о праве на информацию в уголовном судопроизводстве. Доступно по адресу: .Время доступа: 10 сентября 2020 г.

26 год

— Директива 2013/48 / EU от 22 октября 2013 г. о праве доступа к адвокату в уголовном процессе. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

27

— Директива (ЕС) 2016/343 Европейского парламента и Совета от 9 марта 2016 г. об усилении некоторых аспектов презумпции невиновности и права присутствовать в судебном разбирательстве по уголовному делу.Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

28 год

— Директива (ЕС) 2016/800 от 11 мая 2016 г. о процессуальных гарантиях для детей, которые являются подозреваемыми или обвиняемыми в уголовном процессе, Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

29

-2019 Отчет Комиссии по мониторингу применения законодательства ЕС.Доступно по адресу: . Дата обращения: 10 сентября 2020 г.

30

— Уголовно-процессуальный кодекс Республики Польша от 6 июня 1997 г. Доступно по адресу: /U/D19970555Lj.pdf>. Время доступа: 10 сентября 2020 г.

31 год

— BRZOZOWSKI, Себастьян. Dopuszczalność dowodu w kontekście Regular Art.168а к.п.к. Przegląd Sądowy, n. 10, стр. 60-74, 2016.

32

— JASIŃSKI, W. Rozdział 26. Zasady wykorzystywania dowodów. В: ХОФМАЙСКИ П., СКОРУПКА Ю. (ред.). Система Prawa Karnego Procesowego. Том VIII: Доводи. Часть 2, Варшава: Lexis Nexis, стр. 2675, 2019; JASIŃSKI, W. Racjonalna regacja karnoprocesowej dopuszczalności dowodów uzyskanych z naruszeniem praw jednostki. Acta Universitatis Wratislaviensis, n. 3978, стр. 87, 2020.

33

— СКОРУПКА, Ю.Prokonstytucyjna wykładnia przepisów prawa dowodowego w processing karnym. В: GRZEGORCZYK, T .; ОЛЬШЕВСКИЙ Р. (редакция). Verba volant, scripta manent. Proces karny, prawo karne skarbowe i prawo wykroczeń po zmianach z lat 2015-2016. Księga pamiątkowa poświęcona Profesor Monice Zbrojewskiej, Warszawa: Wolters Kluwer, p. 360, 2016; BŁOŃSKI, M. Przeprowadzanie na rozprawie dowodów uzyskanych w ramach czynności operacyjno-rozpoznawczych. Прокуратура и право, н. 9, стр.90, 2017; ЛИПИНСКИЙ, Конрад. Klauzula uadekwatniająca przesłanki niedopuszczalności dowodu w postępowaniu karnym (арт.168а к.п.к.). Прокуратура и право, н. 11, стр. 44-59, 2016.

34

— Решение Верховного суда Польши от 26 июня 2019 г. IV КК 328/18. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

35 год

— Решение районного суда Ченстоховы от 8 мая 2019 г. VII Ка 58/19. Доступно по адресу: .Доступ: 10 сентября 2020 г .; JASISKI, W. Rozdział 26. Zasady wykorzystywania dowodów, p. 2726.

36

— SKORUPKA, J. Wykorzystanie w postępowaniu karnym dowodów bezpośrednio i pośrednio legalnych. В: GODYŃ, J .; ХУДЗИК, М .; ПАПЖИЦКИЙ Л.К. (ред.). Zagadnienia prawa dowodowego. Warszawa: Sąd Najwyższy, стр. 29-30, 2011.

37

— GABERLE, A. Dowody w sądowymcesses karnym, Kraków: Wolters Kluwer, p. 314, 2007; KMIECIK, R., Zakazy dowodowe — pojęcie i ich klasyfikacja.Skutki Procowe naruszenia zakazów, reguł i gwarancji Procowych w postępowaniu dowodowym. В кн .: КМИЭКИК, Р. (редактор). Prawo dowodowe. Zarys wykładu, Warszawa: Wolters Kluwer, p. 215, 2008.

38

— BIKOWSKA, M. Dowód pośrednio nielegalny w polskim processing karnym. Wojskowy Przegląd Prawniczy, №1-2, стр. 123, 2012.

39

— Решение Апелляционного суда Варшавы от 9 октября 2017 г. II AKa 310/17. Доступно по адресу: . Доступ: 10 сентября 2020 г .; Решение Апелляционного суда Гданьска от 22 июня 2016 г. по делу № II AKa 150/16. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

40

— Решение Верховного суда Польши от 9 октября 2019 г.II КК 500/18. Доступно по адресу: . Доступ: 10 сентября 2020 г .; Решение Апелляционного суда Познани от 17 июня 2014 г. по делу № II AKa 107/14. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

41 год

— ЯНЬИНСКИЙ, В.Rozdział 26. Zakazy wykorzystywania dowodów, p. 2605.

42

— Решение Апелляционного суда Познани от 17 июня 2014 г. II AKa 107/14.

43 год

— JASISKI, W. Rozdział 26. Zakazy wykorzystywania dowodów, p. 2673.

44 год

— ГОРА, Ł. Aksjologia processowa a dopuszczalność dowodu z art. 168а к.п.к. Państwo i Prawo, n. 10, стр. 121-132, 2018; ГРУЗА, Ева; ГОК, Мечислав, МОЩИНСКИЙ, Ярослав. Kryminalistyka, czyli o współczesnych metodach dowodzenia przestępstw.Загадние креветки. Варшава: Вольтерс Клувер, стр. 83, 2020.

45

— Апелляция Уполномоченного по правам человека в Польше по статье 168a УПК. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

46

— RUSINEK, M. Rozdział 25. Zakazy odnoszące się do sposobu dowodzenia. В: Скорупка Дж. (Редактор). Система Prawa Karnego Procesowego.Том VIII. Ченсьць 2: Доводы. Варшава: Вольтерс Клувер, стр. 2301, 2019.

47

— Решение Верховного суда Польши от 27 июня 2017 г. II КК 82/17. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

48

— KULESZA, C. Rozdział 10. Obrońca. В: КУЛЕСЦА Ц. (редактор). Tom VI: Strony i inni uczestnicy postępowania karnego.В: HOFMASKI, P. (редактор). Система права карного процесса, Варшава: Вольтерс Клувер, стр. 972-973, 2016.

49

— Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

50

— КАРЬЯКИН Э.А. Асимметрия правила о допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве как форма реализации положения о благоприятствовании защиты.Российская юстиция, п. 9, стр. 33 — 36, 2017; ИСАЕНКО, В. Вопросы допустимости доказательств в материалах судебной практики. Уголовное право, п. 5, стр. 113 — 120, 2017.

51

— БАЛАКШИН В.С. Признание доказательств, полученных с нарушением требований уголовно-процессуального закона, недопустимыми и исключение их из уголовного дела. Российский судья, п. 1, стр. 38 — 45, 2018.

52

— НАУМОВ, К.А. Новый шаг законодателя: повыситься ли эффективность судебного контроля и прокурорского надзора? Законность, п.4, стр. 41 — 44, 2017.

53

— Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. Доступно на: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

54

— Указания Верховного Суда РФ по применению положений Конституции РФ от 3 марта 2004 г. Доступно по адресу: . Доступ: 10 сентября 2020 г.

55

— Судебный департамент при Верховном Суде РФ. Статистические данные о решениях судов в 2019 году. Доступно по адресу: . Доступ: 10 сентября 2020 г .; Хьюман Райтс Вотч. Постоянные пытки и жестокое обращение. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

56

— Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 2018 г., Вестник Верховного Суда Российской Федерации, n.1, 2019.

57 год

— ЧЕБОТАРЕВА, И. Отказ подозреваемого, обвиняемого от назначенного защитника: правовые позиции Конституционного Суда РФ. Адвокатская практика, п. 6, стр. 28 — 32, 2019.

58

— Постановление Правительства об оплате услуг адвокатов от 1 декабря 2012 г. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

59

— СЕРЕДНЕВ В.А. К вопросу некоторых причин профанации адвокатской деятельности в отечественном уголовном процессе.Advokatskaa praktika, n. 3, стр. 39-44, 2019; КУРЧЕНКО, В. Н. Обеспечение раскрываемого права на заситу: интерпретация в судебной практике. Уголовное парво, п. 1, стр. 89-95, 2019.

60

— ФРАНЦИФОРОВА, С.Ю. Правовые гарантии деятельности адвоката в уголовном судопроизводстве. Адво-катская практика, п. 5, стр. 14 — 18, 2019.

61

— Решение Верховного Суда РФ от 6 марта 2016 г. 70-О12-3. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

62

— ДЖАБИРОВ, А. Безмолвное признание, или Молчать мозно по-разному. Ez Jurist, n. 13, стр. 8, 2016.

63

— БАЕВ, О .; СОЛОДОВ, Д. Производство следственных действий: криминалистический анализ УПК России, практика, рекомендации. Москва: Эксмо, с. 157-158, 2010.

64

— СОЛОВЬЕВА, Н.А .; ПЕРЕКРЕСТОВ В. Н. Доказательная функция признания. Российская устьица, п.11, стр. 13-18, 2008; КОРНАКОВА, С. В. Некоторые суждения о несовершенстве нормы упк рф, касающихся признания вина обвиняемым. Сибирские уголовно-процессуальные и криминалистические чтения, н. 4 (26), с. 113, 2019.

65

— HO, H.L. Обоснование справедливого судебного разбирательства для исключения неправомерно полученных доказательств. В: ГЛЕСС С., РИХТЕР Т. (редакторы). Обеспечивают ли правила исключения справедливое судебное разбирательство? Ius Gentium: Сравнительные перспективы закона и правосудия, т. 74, стр. 283-305, 2019.

66

— Европейский суд по правам человека. Анализ статистики 2019. Доступно по адресу: . Время доступа: 10 сентября 2020 г.

Declaração de conflito de interesses (заявление о конфликте интересов):

авторы подтверждают отсутствие конфликта интересов при проведении данного исследования и написании данной статьи.

Declaração de autoria e especificação das contribuições (заявление об авторстве):

все и только исследователи, которые соответствуют требованиям к авторству данной статьи, перечислены в качестве авторов; все соавторы несут полную ответственность за эту работу в полном объеме.

Денис Солодов:

концептуализация, методология, курирование данных, исследование, написание — первоначальный черновик, проверка, написание — просмотр и редактирование, утверждение окончательной версии.

Илья Солодов:

концептуализация, методология, курирование данных, исследование, написание — первоначальный черновик, проверка, написание — просмотр и редактирование, утверждение окончательной версии. [email protected]

Declaração de ineditismo e originalidade (декларация оригинальности):

авторы заверяют, что опубликованный здесь текст ранее не публиковался на каком-либо другом ресурсе и что будущая переиздание будет происходить только с явным указанием ссылки на эту оригинальную публикацию; они также подтверждают отсутствие стороннего плагиата или самоплагиата.

Dados do processo редакционная статья

(http://www.ibraspp.com.br/revista/index.php/RBDPP/about/editorialPolicies) Recebido em: 20/04/2020 Controle preliminar e verification de plágio: 08/06/2020 Avaliação 1: 24 / 06/2020 Avaliação 2: 07.07.2020 Avaliação 3: 20.07.2020 Decisão preliminar: 30.07.2020 Retorno rodada de correções 1: 10.09.2020 Decisão editorial 2: 15.09.2020 Retorno rodada de correções 2: 16.09.2020 Окончательная редакция: 16.09.2020 Equipe editorial envolvida Главный редактор: 1 (VGV) Редактор: 3

COMO CITAR ESTE ARTIGO:

СОЛОДОВ Денис; СОЛОДОВ Илья.Правовые гарантии против недобровольных признаний в преступлении в Польше и России. Revista Brasileira de Direito Processual Penal, Porto Alegre, vol. 6, п. 3, стр. 1661-1698, комплект. / Дез. 2020. https://doi.org/10.22197/rbdpp.v6i3.368

Уголовный кодекс (СК, 1985, c. C-46)

Уголовный кодекс

Поиск и меню

Поиск

Вы здесь:

Содержание

Ссылка на поправку Дата изменения
2021, г.8 2021-05-06
2021, г. 2 2021-03-17
2020, г. 1 2020-07-01
2019, г. 25 2019-12-18
2019, г. 25 2019-09-19
2018, г. 26, с. 23 2019-09-01
2019, г. 25 2019-07-21
2015, г. 16, с. 4 2019-06-21
2018, г.16, с. 225 2019-06-21
2019, г. 11 2019-06-21

  • Альберта для целей положений Уголовного кодекса об уголовной процентной ставке, Указание (SOR / 2010-21)
  • Практические правила Альберты, касающиеся сокращения количества лет лишения свободы без права на условно-досрочное освобождение (SOR / 88 -599)
  • Период амнистии (2006 г.), Приказ об объявлении периода амнистии (SOR / 2006-95)
  • (2014 г.), Приказ об объявлении периода амнистии (SOR / 2014-56)
  • (2015 г.), Приказ об объявлении (SOR / 2015-105)
  • Период амнистии (2020), Приказ об объявлении (SOR / 2020-97)
  • Период амнистии, Приказ об объявлении (SOR / 98-467)
  • Антикварное огнестрельное оружие, предписания (SOR / 98-464)
  • Заявки на рассмотрение на уровне министерства — судебные ошибки, соблюдение правил (SOR / 2002-416)
  • Приказ об утвержденных приборах для анализа дыхания (SI / 85-201)
  • Приказ об утвержденном оборудовании для проверки на наркотики (SOR / 2018- 179)
  • Приказ об утвержденных устройствах для досмотра (SI / 85-200) 900 16
  • Нормы концентрации лекарственных средств в крови (SOR / 2018-148)
  • Контейнеры для образцов крови, утверждение приказа (SOR / 2005-37)
  • Правила апелляционного апелляционного суда Апелляционного суда Британской Колумбии, 1986 (SI / 86-137)
  • Британский Колумбия для целей положений Уголовного кодекса об уголовной процентной ставке, Указание об определении (SOR / 2009-278)
  • Практические правила Британской Колумбии, касающиеся сокращения количества лет лишения свободы без права на условно-досрочное освобождение (SOR / 97-569 )
  • Апелляционный суд Квебека по уголовным делам, Правила (SI / 2018-96)
  • Апелляционный суд Северо-Западных территорий в отношении А.Обжалование по уголовным делам B. Залог по апелляциям, Правила (SOR / 78-68)
  • Суда Квебека, Регламент (SI / 2015-114)
  • Суд Королевской скамьи для Регламента обжалования упрощенного приговора Саскачевана (SI / 2011 -20)
  • Правила уголовного судопроизводства Королевской скамьи Альберты (SI / 2017-76)
  • Уголовно-процессуальные правила (SI / 93-169)
  • Уголовно-процессуальные правила суда Королевской скамьи Нью-Брансуика (SI / 2015-81)
  • Регламент уголовного судопроизводства Верховного суда Северо-Западных территорий (SI / 98-78)
  • Правила уголовного судопроизводства Высшего суда правосудия (Онтарио) (SI / 2012-7)
  • Правила уголовного судопроизводства Королевского суда Манитобы (SI / 2016-34)
  • Правила уголовного судопроизводства Верховного суда Ньюфаундленда и Лабрадора (SI / 2018-43)
  • Уголовные правила Суда Онтарио (SI / 2012-30 )
  • Уголовные правила Верховного суда Британской Колумбии (SI / 97-140) 9001 6
  • Приказ об огнестрельном оружии в специально отведенных местах (C.R.C., c. 430)
  • Положения об оценке нарушений функционирования (наркотики и алкоголь) (SOR / 2008-196)
  • Исключение некоторых преступлений, подлежащих обвинению, из определения «назначенного преступления», Положения (SOR / 2002-63)
  • Исключения из некоторых определений Уголовного кодекса (Пистолеты для международных спортивных соревнований), Положения, предписывающие (SOR / 98-465)
  • Огнестрельное и другое оружие, компоненты и части оружия, аксессуары, патронные магазины, боеприпасы и снаряды, запрещенные или ограниченные, Положения, предписывающие определенные ( SOR / 98-462)
  • Список юридических лиц, правила, устанавливающие (SOR / 2002-284)
  • Список организаций, правила, устанавливающие (SI / 2008-143)
  • Правила Манитобы по обжалованию уголовных дел (SI / 92-106 )
  • Манитоба для целей уголовного законодательства о процентной ставке Уголовного кодекса, Порядок определения (SOR / 2008-212)
  • Мониторинг медицинской помощи при смерти, Положения для (SOR / 2018-166)
  • Муниципальные суды, Правила (SI / 2005-127)
  • Правила обжалования упрощенного приговора Королевской скамьи Нью-Брансуика (SI / 80-117)
  • Правило 63 апелляции по уголовным делам Нью-Брансуика в отношении уголовного Апелляции в Апелляционный суд (SI / 82-13)
  • Нью-Брансуик для целей положений Уголовного кодекса об уголовной процентной ставке, Указание (SOR / 2017-40)
  • Практические правила Нью-Брансуика, касающиеся сокращения Количество лет лишения свободы без права на условно-досрочное освобождение (SOR / 2004-264)
  • Правило 64 Апелляции по суммарному обвинительному приговору штата Нью-Брансуик в отношении апелляций по суммарному обвинительному приговору в суде Королевской скамьи (SI / 92-2)
  • Нью-Брансуик Переведено Положение о документах (SOR / 93-9)
  • Ньюфаундленд и Лабрадор для целей раздела 347.1 Уголовного кодекса, Порядок определения (SOR / 2018-257)
  • Практические правила Ньюфаундленда в отношении сокращения количества лет лишения свободы без права на условно-досрочное освобождение (SOR / 89-297)
  • Правила практики Северо-Западных территорий в отношении заявлений и Слушания относительно сокращения количества лет лишения свободы без права на условно-досрочное освобождение (SOR / 98-392)
  • Новая Шотландия для целей положений Уголовного кодекса о процентной ставке по уголовным делам, Указание постановления (SOR / 2009-177)
  • Практические правила Новой Шотландии в отношении заявлений и слушаний, касающихся сокращения количества лет лишения свободы без права на условно-досрочное освобождение (SOR / 2005-10)
  • Преступления, квалифицируемые как серьезные правонарушения, правила, предписывающие определенные (SOR / 2010-161)
  • Онтарио для целей положений Уголовного кодекса об уголовной процентной ставке, Указание (SOR / 2009-277)
  • Онтарио, пересмотр условно-досрочного освобождения Инелигиби Правила об освобождении от ответственности (Правило 50) (SOR / 2013-249)
  • Приказ об объявлении периода амнистии (2017) (SOR / 2017-87)
  • Приказ об объявлении периода амнистии (2018) (SOR / 2018-46)
  • Приказ Рекомендуется, чтобы каждая организация, включенная в список по состоянию на 23 июля 2004 г., в Правилах, устанавливающих список организаций, оставалась зарегистрированной организацией (SI / 2004-155)
  • Приказ, рекомендующий, чтобы каждая организация, включенная в список по состоянию на 23 июля 2006 г., в Правилах, устанавливающих Список организаций, остающихся зарегистрированными на бирже (SI / 2006-133)
  • Положения о надзоре за ставками Pari-Mutuel (SOR / 91-365)
  • Приказ о выплатах Pari-Mutuel (SI / 83-72)
  • Остров Принца Эдуарда — Апелляционный регламент суда по уголовным делам (SI / 2011-109)
  • Правила уголовной практики острова Принца Эдуарда в отношении сокращения количества лет лишения свободы без права на условно-досрочное освобождение (SOR / 92-383)
  • Остров Принца Эдуарда для целей Положения об уголовной процентной ставке Уголовного кодекса, Порядок определения [Не вступил в силу] (SOR / 2014-277)
  • Положение о защите конфиденциальности (C.R.C., c. 440)
  • Провинциальный суд Британской Колумбии Правила ведения уголовных дел (SI / 99-104)
  • Провинциальный суд Ньюфаундленда и Лабрадора в уголовном производстве, Правила (SI / 2004-134)
  • Государственные служащие, предписания правил ( SOR / 98-466)
  • Практические правила Квебека относительно сокращения количества лет лишения свободы без права на условно-досрочное освобождение (SOR / 2002-75)
  • Рекомендация министра общественной безопасности и готовности к чрезвычайным ситуациям относительно двухлетнего обзора Списка юридических лиц, приказ о принятии (SI / 2012-103)
  • Рекомендации министра общественной безопасности и готовности к чрезвычайным ситуациям относительно двухлетнего обзора списка, изложенного в Положении, устанавливающем список юридических лиц, принятие приказа (SI / 2015-24)
  • Рекомендация министра общественной безопасности и готовности к чрезвычайным ситуациям, которую каждое юридическое лицо включило по состоянию на 23 июля 2010 г. в Правила, устанавливающие перечень Организации остаются зарегистрированной организацией, приказ о принятии (SI / 2010-90)
  • Рекомендация министра общественной безопасности и готовности к чрезвычайным ситуациям, чтобы каждая зарегистрированная организация оставалась зарегистрированной организацией, приказ о принятии (SI / 2021-5)
  • Рекомендация Министра общественной безопасности и готовности к чрезвычайным ситуациям о том, чтобы каждое зарегистрированное лицо оставалось зарегистрированным лицом, приказ о принятии (SI / 2021-38)
  • Резолюции, предусматривающей расширение применения статей 83.28, 83.29 и 83.3 Уголовного кодекса, Приказ об установлении текста (SOR / 2007-25)
  • Правило 63 — Обжалование в упрощенном порядке (SI / 2009-23)
  • Правило 64 — Прерогативное письмо (SI / 2009- 22)
  • Правило 91 — Апелляция по уголовным делам (SI / 2009-3)
  • Положения о безопасных пищевых продуктах для канадцев (SOR / 2018-108)
  • Положения об образцах телесных веществ (SOR / 2014-304)
  • Королевский суд Саскачевана Судебные правила в отношении досудебных конференций (SI / 86-158)
  • Саскачеван для целей положений Уголовного кодекса о процентной ставке в уголовном порядке, Указание (SOR / 2011-204)
  • Саскачеван пересмотр правил дисквалификации по условно-досрочному освобождению (SOR / 2005-99)
  • Высший суд провинции Квебек, Уголовный отдел, 2002, Правила практики (SI / 2002-46)
  • Верховный суд Ньюфаундленда и Лабрадора — Правила апелляционного апелляционного суда по уголовным делам (2002) (SI / 2002-96)
  • Верховный суд Ньюфаундленда, Правило судебного отделения s для приказов о характере Certiorari, Habeas Corpus, Mandamus и запрета (SI / 2000-33)
  • Правила обжалования упрощенного приговора Верховного суда Юкона, 2009 г. (SI / 2012-64)
  • Правила апелляционного суда по уголовным делам (Саскачеван) (SI / 2011-9)
  • Апелляционный суд Альберты Правила апелляции по уголовным делам (SI / 2018-34)
  • Правила апелляции по уголовным делам Верховного суда Ньюфаундленда, Судебное отделение (SI / 87-28)
  • Правила апелляционного производства по уголовным делам Апелляционного суда территории Юкон, 1993 (SI / 93-53)
  • Правила Верховного суда территории Юкон о предварительных заседаниях по уголовным делам (SOR / 88-427)

Дата изменения:

Меню раздела

Правительство Канады, нижний колонтитул

присяжных приговорили бывшего начальника страховой компании Джорджии к 2 долларам США.5M мошенничество

АТЛАНТА (AP) — В четверг присяжным потребовалось менее двух часов, чтобы присяжные решили, что временно отстраненный комиссар по страхованию Джорджии действительно был «мошенником», а не новатором, поскольку они признали Джима Бека виновным по 37 уголовным статьям, связанным с хищением более 2,5 миллионов долларов. от своего бывшего работодателя.

Приговор был быстро завершен после дачи показаний, которые растянулись на восемь дней. Федеральные чиновники начали расследование в отношении Бека, поскольку он был избран по всему штату в 2018 году главным страховым регулятором штата Джорджия, предъявив ему обвинения через несколько недель после того, как республиканец вступил в должность в 2019 году.

Прокуроры представили на суде доказательства, показывающие, что Бек организовал схему по переводу миллионов из Ассоциации андеррайтеров Джорджии через ряд компаний на свои банковские счета. Бек несколько лет руководил государственной частной страховой компанией последней инстанции, прежде чем вступил в должность.

Бек свидетельствовал в свою защиту, что субподрядчики, которыми он руководил, предоставили ценные данные, которые помогли GUA увеличить прибыль. Однако прокуратура утверждала, что большая часть предполагаемой работы была фикцией.

Вынесение приговора назначено на 8 октября по обвинениям в мошенничестве с использованием почты, мошенничестве с использованием электронных средств, отмывании денег и налоговом мошенничестве. Отчасти из-за того, что сумма украденных Беком денег настолько велика, ему, вероятно, грозит то, что окружной судья США Марк Коэн назвал «существенным» приговором.

Коэн позволил Беку оставаться на свободе под залог. Он приказал оставить Бека в своем доме в Кэрроллтоне, к западу от Атланты, пока он ожидает приговора, за исключением явок в суд, медицинского обслуживания и разрешенных судом пикников.

Согласно законам штата, Бек был автоматически отстранен от должности после вынесения приговора.Губернатор Брайан Кемп назначил Джона Кинга руководить офисом, и республиканец добивается полного срока полномочий в 2022 году.

Бек попросил Кемпа отстранить его от должности, когда ему было предъявлено обвинение, но продолжал получать ежегодную зарплату в размере 195 000 долларов. В этом году законодатели штата предложили поправку к конституции, чтобы прекратить выплату заработной платы чиновникам, отстраненным от должности в связи с уголовным обвинением. Избиратели примут решение о поправке в 2022 году.

Прокуратура и адвокаты Бека отказались от комментариев сразу после вынесения приговора.Нынешний генеральный директор GUA Джо Креган заявил в четверг, что в начале этого года страховщики выплатили 2,5 миллиона долларов GUA за украденные Беком суммы. Он сказал, что GUA все еще расследует, взял ли Бек еще денег.

«Совет директоров GUA и я хочу заверить всех грузин, что подобный инцидент больше никогда не повторится в GUA», — говорится в заявлении Крегана.

Помощник прокурора США Брент Грей в завершающих аргументах сказал, что Бек — «вор».

«Он обычный, простой, быстро говорящий — и богатый — мошенник, — сказал Грей.

Адвокат защиты Билл Томас неоднократно заявлял присяжным, что следователи не разбираются в страховом бизнесе и что прокуратура не представила достаточно доказательств для вынесения обвинительного приговора. Он сказал присяжным, что «в данном случае правительство просто ошибается», потому что работа Бека превратила GUA из многолетнего неудачника в очень прибыльную организацию.

«Человек, который ведет компанию от худшего к первому — когда за 40 лет эта компания не приносила денег — не может иметь намерения причинить вред компании или обмануть ее», — сказал Томас в заключительных аргументах.

Томас сказал, что, хотя методы Бека могли быть «неортодоксальными», это не делало Бека виновным в мошенничестве.

Прокуроры критиковали Бека, утверждая, что он скрывал свой финансовый интерес к двум компаниям, Green Technology Services и Paperless Solutions, которые получали деньги от GUA. Они указали на электронное письмо, составленное Беком, с изложением того, как в конечном итоге до него дошли все платежи, и Грей назвал это «абсолютно дымящимся пистолетом».

Грей перефразировал электронное письмо, в котором Бек представился жене своего давнего друга за владельца Green Technology Мэтта Барфилда, заявив, что Бек «был пойман на лжи с поличным.”

Бек показал, что его работа предоставила важные данные, которые позволили GUA взимать более высокие премии и меньше платить перестраховщикам для разделения своих рисков. Бек сказал, что человек по имени Джерри Джордан написал компьютерные программы, собирающие эти данные. Бек засвидетельствовал, что он заплатил Джордану наличными, которые Бек накопил в сейфе и у себя дома, объясняя это отсутствием снятия средств с банковского счета.

Бек сказал присяжным, что не знает, где находится Джордан сегодня, и не имел переписки, подтверждающей родство.Тем не менее, бывший шериф округа Харалсон Эдди Миксон засвидетельствовал в четверг, что Бек однажды познакомил Миксон с Джорданом на общественном мероприятии.

Вышедший на пенсию следователь IRS Билл Брутон показал в четверг, что Бек сообщил о доходе в размере около 880 000 долларов с 2014 по 2018 год, который никогда не был депонирован в банке и, предположительно, был доступен в виде наличных денег.

Но присяжных не убедили, вместо этого они встали на сторону прокуратуры.

«Джим Бек относился к той компании, которой эти клиенты платили деньги, как к копилке», — сказал помощник У.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *