Выборы по пропорциональной системе: Преимущества пропорциональных систем —

Содержание

Преимущества пропорциональных систем —

Info


Topic Index

Преимущества пропорциональных систем

Во многих аспектах наиболее сильные аргументы в пользу пропорциональных систем сводятся к тому, что эти системы позволяют избежать аномальных результатов мажоритарных/плюралистических систем (см. Глоссарий) и  более способны привести к созданию представительных законодательных органов. Для многих стран с молодой демократией, особенно тех, где имеется сильное социальное расслоение, представительство в законодательных органах всех значительных групп общества  является практически неотъемлемым условием демократической консолидации. Невозможность гарантировать участие в укреплении и развитии политической системы всем заинтересованным сторонам большинства и меньшинств может иметь катастрофические последствия,  вплоть до попыток добиться получения власти незаконными способами.

Пропорциональные системы в основном ценятся за то, каким способом они осуществляют следующее.

  • Справедливо и достоверно конвертируют голоса в  мандаты/места в парламенте и таким образом избегают наиболее дестабилизирующих и ‘нечестных’ результатов, создаваемых мажоритарными/плюралистическими системами. ‘Премиальные места’ для крупных партий сводятся к минимуму, и малые партии также получают возможность представительства в законодательном органе.
  • Поощряют политические партии или группы кандидатов единомышленников представлять свои списки или даже требуют этого. Это может пролить свет на политические, идеологические или наблюдаемые в сфере руководства различия в обществе, особенно когда, как показал опыт Восточного Тимора, в стране нет установившейся партийной системы.
  • Значительно уменьшают количество потерянных голосов. Когда избирательные барьеры низки, почти все голоса, отданные на выборах, проводимых по пропорциональной системе, служат избранию тех кандидатов, за которых эти голоса были отданы.
    Смотри pcb02b для получения информации о том, кто может повлиять на процесс отбора кандидатов в партиях. Все это способствует осознанию избирателями того, что стоит сделать усилие и пойти на избирательный участок во время выборов, так как у них есть уверенность в том, что их выбор, независимо от количества других голосов, может реально повлиять на исход выборов. 
  • Способствуют представительству малых партий в парламенте. Если избирательный барьер не чрезмерно высок или масштаб округа не слишком мал, то любая партия даже с небольшим процентом набранных голосов может получить места в законодательном органе. Это олицетворяет принцип инклюзивности, который может быть ключевым для стабильности в сильно фрагментированном обществе и весьма полезным для принятия решений в странах с установившейся демократией, таких, например, как достижение сбалансированного представительства меньшинств в директивных органах и предоставление ролевых моделей меньшинств через избранных кандидатов.
  • Стимулируют партии к проведению кампаний не только в тех округах, где у них неоспоримо сильная поддержка или где их силы и силы их соперников примерно равны. Стимулы пропорциональных систем заключаются в том, чтобы увеличить общее количество полученных голосов, независимо от того, где эти голоса будут получены. Каждый голос, даже в тех местах, где избирательные позиции данной партии не очень сильны, может привести к получению ей еще одного места в парламенте.   
  • Ограничивают рост ‘региональных вотчин’. Так как пропорциональные системы дают малым партиям хотя бы минимальное количество мандатов, они обычно не приводят к ситуациям, когда одна партия завладевает всеми мандатами в данной провинции или округе. Это особенно важно для меньшинств в провинциях, где у них может не быть определенной региональной концентрации или альтернативных путей к обретению власти.
  • Приводят к большей последовательности и стабильности в политике. Опыт  Западной Европы подтверждает, что используемые для выборов в парламент пропорциональные системы  дают лучшие результаты в отношении продолжительности жизни правительств, участия избирателей в выборах и экономических показателей. Основной причиной этого служит то, что регулярная смена в правительстве двух идеологически полярных партий, как это возможно при системе относительного большинства, делает экономическое планирование более сложным, в то время как коалиционные правительства, образуемые при пропорциональных системах, умеют поддерживать стабильность и преемственность в принятии решений важных для дальнейшего развития страны.
Делают разделение власти между партиями и группами интересов более очевидными. Во многих странах, только вступивших на путь демократии, разделение власти между количественным большинством, которое обладает политической властью, и меньшинством, обладающим экономической властью, неизбежно. Там где количественное большинство превалирует в законодательстве, а меньшинство контролирует экономическую сферу, переговоры между различными блоками власти менее явны, менее прозрачны и менее подотчетны (например, в Зимбабве в течение 20 лет независимости). Считается, что пропорциональные системы посредством предоставления всем заинтересованным сторонам представительства в законодательных органах позволяют больше надеяться, что решения будут приниматься открыто для общества и  с большим привлечением разных слоев общества.

Мажоритарная и пропорциональная система \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Мажоритарная и пропорциональная система (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Мажоритарная и пропорциональная система Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Политико-правовые аспекты формирования законодательных (представительных) органов государственной власти субъекта Федерации: проблемы и перспективы
(Росенко М.И., Запорожец С.А., Процевский В. А.)
(«Государственная власть и местное самоуправление», 2020, N 10)Простейшим инструментом, способствующим формированию той или другой системы представительства интересов избирателей, может служить заградительный барьер. При пропорциональной системе выборов, повышая его, формируют систему крупных партий, уменьшая — многопартийную систему. При применении смешанной системы выборов: посредством повышения заградительного барьера и увеличения процентного соотношения количества депутатских мандатов, подлежащих распределению между списками кандидатов, выдвинутыми избирательными объединениями, пропорционально числу голосов избирателей, полученных каждым из списков кандидатов, также можно сформировать систему крупных партий. Повышение представительства правящих партий или крупных партий в парламенте достигается также путем введения мажоритарно-пропорциональной системы. Исторический опыт говорит о том, что именно в одномандатных округах партия власти получает наибольшую поддержку.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:

Статья: Реализация основных принципов избирательного права в избирательных системах
(Худолей Д.
М., Худолей К.М.)
(«Вестник Пермского университета. Юридические науки», 2020, N 3)Нечто похожее мы видим в несвязанных (параллельных) системах. Именно такие системы применяются в России на федеральных, региональных и местных выборах. По сути, это мажоритарно-пропорциональные системы, но не смешанные. Избиратели подают два бюллетеня, которые подсчитываются отдельно друг от друга. Образуются различные округа, но их территория может полностью или частично совпадать. В этом случае мы опять видим механическую сумму различных систем, но единое целое. При таком голосовании недостатки мажоритарной системы не компенсируются достоинствами пропорциональной. Наоборот, происходит удвоение недостатков. Такие системы допускают возможность победы партии меньшинства.

Нормативные акты: Мажоритарная и пропорциональная система

Парламент Армении утвердил переход к пропорциональной избирательной системе

В преддверии внеочередных парламентских выборов, запланированных в Армении на 20 июня, по инициативе правящей партии в стране запущена реформа избирательного законодательства.

Парламент в спешке принял поправки, согласно которым граждане будут голосовать только за партии, а не за конкретных кандидатов, как сейчас. Эксперты полагают, что в гонке за мандаты, в которой важен каждый процент, изменения сыграют на руку партии Никола Пашиняна.

Парламент Армении 1 апреля во втором и окончательном чтении принял законопроект о внесении в избирательный кодекс страны изменений, в соответствии с которыми республика полностью откажется от так называемой рейтинговой системы и перейдет к пропорциональной. Это решение поддержали 82 голосами при 80 необходимых. Примечательно, что первое чтение законопроекта состоялось в тот же день и прошло всего за пару часов до финального.

Инициатива принадлежит правящему блоку премьер-министра Армении Никола Пашиняна «Мой шаг».

В соответствии с действовавшим до сих пор законодательством, депутаты избирались по смешанной системе, то есть по пропорциональной и так называемой рейтинговой. Кресла в парламенте распределялись в зависимости от количества полученных партиями голосов.

Вместе с тем избиратели отдавали свои голоса не только за партии, но и за отдельных кандидатов из партийных списков. Таким образом, кресло занимал тот, кто набрал больше голосов по сравнению с конкурентами из того же перечня.

Кроме того, новые изменения предполагают устранение ограничений на число партий, принимающих участие в формировании поствыборных коалиций, а также продление сроков их формирования. В нынешнем составе армянского парламента представлены блок «Мой шаг» с большинством мандатов и фракции оппозиционных партий «Процветающая Армения» и «Просвещенная Армения».

«Процветающая Армения» в знак протеста бойкотировала заседание по изменениям в избирательный кодекс страны.

В свою очередь глава партии «Просвещенная Армения» Эдмон Марукян заявил в парламенте, что принятые поправки поставили под сомнение легитимность предстоящих в Армении внеочередных парламентских выборов, запланированных на 20 июня. Он обратил внимание, что власть меняет законодательство без участия оппозиционных сил. «Официально заявляю, что легитимность выборов ставится под сомнение, если правила игры меняются», — сказал Марукян.

Он обратил внимание, что народ страны уже и так лишен права избирать президента и мэров крупных городов — Еревана, Гюмри, Ванадзора. Власти, как он добавил, считают, что если дать народу волю выбирать, они выберут преступников, поэтому хотят определять избирательные списки самостоятельно.

Депутат от фракции «Мой шаг» Рубен Рубинян в ответ на это выступление напомнил Марукяну его слова, сказанные в 2018 году, о его полной поддержке идеи отказа от рейтинговой системы. Как отметил Рубинян, принятием поправок власти выполняют не только свое обязательство, но и пожелание других парламентских и внепарламентских сил.

Старший научный сотрудник Центра евроазиатских исследований МГИМО Вадим Муханов называет принятые поправки политическим маневром Пашиняна и его команды в преддверии выборов. В комментарии «Газете.Ru» он отмечает, что

в политической культуре Армении как традиционной кавказской республики сильны именно персональные симпатии, а не партийные. То есть политические блоки создаются вокруг некой сильной личности.

«Когда будут определяться симпатии в соответствии с партийным списком, то, конечно, будет выигрывать, в первую очередь, либо правящая партия, либо партия, которая имеет серьезную подпитку. Таких в Армении сейчас всего две-три, способных претендовать на серьезный успех: помимо правящей партии, неплохие шансы на попадание в новый состав парламента имеют партии «Процветающая Армения» и «Просвещенная Армения», — констатировал эксперт.

Армянский политолог Грант Микаэлян также указывает на выгоду этих поправок для правящей партии, поскольку рейтинговая система была создана с учетом тех позиций, которые устраивали предыдущую правящую партию, в частности, речь идет об опоре на местных авторитетов. «В данном случае происходит полный отказ от регионального представительства», — говорит эксперт «Газете.Ru».

Он подчеркивает, что власть хочет провести выборы в том формате, который для нее наиболее предпочтителен, хотя радикально ситуация не изменится.

При этом Микаэлян обращает внимание, что противостояние очень острое и ставки крайне высоки.

«Сейчас, конечно, те проценты, на которые они (оппозиция — «Газета.Ru») могли рассчитывать, будут ниже. Но дело еще и в том, что

неизвестно, какой процент получит правящая партия. Относительное большинство будет, очевидно, у нее. Но достаточно ли ей будет голосов, чтобы сформировать правительство самостоятельно либо в коалиции?

От этого много чего будет зависеть», — резюмирует эксперт, добавляя, что для противоборствующих сил значение будет иметь каждый процент.

Выборы лишь по пропорциональной системе признаны неконституционными | Российское агентство правовой и судебной информации

Контекст

С.-ПЕТЕРБУРГ, 7 июл — РАПСИ. Конституционный суд РФ на заседании в четверг признал не соответствующими Конституции РФ законоположения, допускающие применение пропорциональной избирательной системы на муниципальных выборах в небольших сельских поселениях с малым числом депутатов, передает корреспондент РИА Новости из зала суда.

«В целом, как следует из этого постановления, наша избирательная система соответствует стандартам демократических выборов, но в конкретной избирательной системе, при наличии только федеральных партий, система может не сработать применительно к местному, локальному уровню жизни. Если сохранять эту систему, значит нужно компенсировать это правом местного сообщества каким-то другим путем, чтобы люди реализовывали свое право избирать и быть избранными при слишком малом числе депутатов», — пояснил журналистам председательствовавший в процессе глава КС Валерий Зорькин.

Поводом к слушанию дела явились жалобы жителей села Хомутинино Челябинской области Юрия Гурмана, Ивана Болтушенко, а также уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Владимира Лукина.

Болтушенко и Гурман с 1996 года участвовали в выборах в сельский муниципальный совет — представительный орган Хомутининского сельского поселения. С 2004 по 2009 годы являлись депутатами этого совета. А в 2009 году избирательная комиссия муниципального образования отказала в регистрации в качестве кандидата Гурману в порядке самовыдвижения.

Причиной отказа послужило установление в уставе сельского поселения пропорциональной избирательной системы с закрытыми списками кандидатов. С заявлениями о включении их в списки кандидатов, выдвигаемые политическими партиями, Гурман и Болтушенко не обращались, поскольку не разделяли их предвыборные программы, отметила ранее пресс-служба суда
Гурман и Болтушенко пытались обжаловать в судах нормы местного законодательства, касающиеся установления пропорциональной системы на местных выборах, но в удовлетворении жалоб им было отказано. Суды пришли к выводу о том, что положения закона Челябинской области приняты в соответствии с федеральным законодательством и сами по себе пассивного избирательного права граждан, не являющихся членами политических партий, не нарушают, говорится в материалах пресс-службы.

В связи с этим уполномоченный по правам человека в РФ, защищая права обратившегося к нему гражданина Гурмана, направил в КС РФ жалобу на нарушение конституционных прав граждан быть избранным в органы местного самоуправления.

Заявители просили проверить конституционность положения части 3 статьи 23 федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», пункта 3.1 статьи 32 федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», подпункта «б» пункта 31 статьи 9 и пункта 4 статьи 12 федерального закона «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации», частей 2 и 3 статьи 9, статьей 21.1 закона Челябинской области «О муниципальных выборах в Челябинской области», пункта 4 статьи 1 закона Челябинской области «О внесении изменений в закон Челябинской области «О муниципальных выборах в Челябинской области» и закон Челябинской области «Об избирательных комиссиях в Челябинской области».

По мнению заявителей, допуская избрание муниципальным образованием исключительно пропорциональной избирательной системы на муниципальных выборах, оспариваемые нормы нарушают конституционное право беспартийных граждан быть избранными в органы местного самоуправления. Заявители полагают, что оспариваемые положения ставят реализацию прав граждан в зависимость от принадлежности к политическим партиям, нарушают принцип равенства прав и свобод граждан, право на свободное выражение мнений и гарантированное Конституцией право граждан на местное самоуправление, сказано также в материалах.

История советской и российской избирательных систем: досье — Биографии и справки

За последние 100 лет в России на выборах в представительные и законодательные органы применялись различные избирательные системы — мажоритарная, пропорциональная и смешанная.

Мажоритарная система подразумевает, что кандидат на выборную должность выступает в личном качестве. Такая система бывает двух видов: абсолютного и относительного большинства.

Мажоритарная система абсолютного большинства предполагает, что избранным считается кандидат, набравший 50% плюс 1 голос избирателя. На выборах по мажоритарной системе относительного большинства кандидату для победы достаточно набрать больше голосов, чем кому-либо из конкурентов.

Пропорциональная система применяется только в условиях многопартийности. Избиратель голосует не за конкретного кандидата, а за один из списков, представленных политическими партиями или избирательными блоками. По результатам голосования мандаты делятся между партиями и избирательными блоками, преодолевшими избирательный барьер, пропорционально числу полученных голосов.

Также существует смешанная система выборов — сочетание мажоритарной и пропорциональной систем.

В ноябре 1917 года после Октябрьской революции выборы в Учредительное собрание прошли по пропорциональной системе на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права. Вся страна была разбита на 79 избирательных округов, которые в основном совпадали с губерниями. Избиратели голосовали за список одной из политических партий или общественных организаций, выдвинувших своего кандидата. При подведении итогов голосования использовался принцип пропорциональности: количество мандатов зависело от числа полученных партией голосов. В январе 1918 года Учредительное собрание было распущено.

Согласно Конституции РСФСР от 1918 года высшим органом государственной власти стал Всероссийский съезд Советов, а после принятия в 1924 году Конституции СССР — Съезд Советов СССР. В период с 1918 по 1936 год выборы в РСФСР и в СССР не были всеобщими. Избирательная система была многоступенчатой. Уездные и городские советы делегировали участников на губернский съезд, на котором непосредственно выбирались депутаты Всероссийских и Всесоюзных съездов Советов. При этом от городских съездов один депутат избирался от 25 тыс. избирателей, а от губернских — от 125 тыс.

В соответствии с Конституцией, принятой 5 декабря 1936 года, высшим общесоюзным органом государственной власти стал Верховный Совет СССР. Были введены всеобщие равные прямые выборы. Предусматривалось избрание депутатов по избирательным округам, но право выдвижения кандидатов было предоставлено лишь общественным организациям и обществам трудящихся. По мажоритарной системе Верховный Совет СССР избирался 11 раз и заседал с 1938 по 1989 год.

С 1989 по 1991 год законодательными полномочиями высшего представительного органа СССР обладал Съезд народных депутатов СССР. Он формировался по смешанной системе. В его состав избирались 2250 народных депутатов, из которых две трети — непосредственно гражданами. Вся страна делилась на 750 территориальных и 750 национально-территориальных округов. От каждой республики в национально-территориальных округах выбирались по 32 депутата, по 11 — от каждой автономной республики, по 5 — от автономной области, по одному — от автономного округа. Выборы проходили по одномандатным округам по мажоритарной системе. Избранным считался кандидат, получивший больше половины голосов избирателей, принявших участие в голосовании. Еще одна треть народных депутатов (750 человек) избиралась от КПСС, ВЛКСМ, профсоюзных организаций, творческих союзов и др. общесоюзных общественных организаций на их съездах. Съезд избирал из своего состава постоянно действующий Верховный Совет, состоящий из двух палат — Совета Союза и Совета Национальностей. Верховный Совет СССР заседал с 1989 по 1991 годы.

Выборы в Государственную Думу Федерального Собрания РФ с первого по четвертый созыв (1993-2003 гг.) проходили по смешанной, так называемой, мажоритарно-пропорциональной системе. Из 450 депутатов 225 избирались по одномандатным округам и 225 — по партийным спискам. Проходной барьер для партий и избирательных блоков составлял 5 процентов.

18 мая 2005 году в избирательное законодательство были внесены изменения, в соответствии с которыми смешанная избирательная система была заменена на пропорциональную и одновременно были запрещены избирательные блоки. По таким правилам прошли выборы в Госдуму пятого и шестого созывов (2007 и 2011 гг.).

От имени народа. Почему Украина срочно нуждается в реформе избирательной системы

Пропорциональная избирательная система с открытыми партийными списками повысит политическую вовлеченность, а также поможет решить другую серьезную проблему украинской политики – отсутствие партий, основанных на идеях.

Пропорциональная избирательная система более инклюзивная, чем система одномандатных округов, то есть она оставляет в стороне меньше избирателей. В то же время открытые партийные списки будут предотвращать торговлю местами в избирательном бюллетене. Они будут создавать стимулы для привлечения тех, у кого уже есть поддержка людей на местном уровне. В результате могут появиться политические партии, сконцентрированные вокруг идей, а не отдельных лиц. Поэтому мы считаем, что в Украине нужно внедрить пропорциональную избирательную систему с открытыми списками.

Теоретические моменты

Центральным элементом представительной демократии является парламент. Он принимает законодательство, то есть «правила игры», которых должно придерживаться общество.

Во многих странах парламент также назначает исполнительную ветвь власти (правительство). Таким образом парламентские выборы фактически определяют направление движения страны в последующие несколько лет, а их результат влияет на всех граждан, независимо от того, за кого они голосовали и голосовали ли вообще. Вместе с тем на результат выборов влияют не только предпочтения и убеждения людей, но и дизайн избирательной системы [1].

Ярким примером этого являются последние выборы в США, где Клинтон набрала почти на 3 миллиона больше голосов, но все равно проиграла Трампу.

Очевидно, что не существует идеальной избирательной системы – каждая имеет свои преимущества и недостатки. Чаще всего в литературе вспоминают баланс между репрезентативностью и подотчетностью. Пропорциональная система (когда избиратели отдают свои голоса той партии, чьи идеи или программу они поддерживают) является более репрезентативной. Тогда как мажоритарная система (когда избиратели определенного региона выбирают одного кандидата из списка) повышает подотчетность [2].

Действительно, «мажоритарка» позволяет избирателям легко увидеть, какой закон поддержал или не поддержал «их» депутат. Однако этот депутат может быть избран меньшинством избирателей округа [3].

От теории к реальности

На практике очень редко можно видеть чисто репрезентативные или чисто мажоритарные избирательные системы. Репрезентативные системы обычно имеют проходной барьер, который партия должна преодолеть, чтобы получить хотя бы одно место в парламенте. Таким образом, менее популярные партии остаются «за бортом». Голоса, отданные за эти партии, можно считать «потерянными». Это снижает репрезентативность, но в то же время упрощает для парламента формирование коалиции, назначение правительства и принятие необходимых законодательных актов.

Существуют также мажоритарные системы, в которых кандидаты явно ассоциируют себя с одной из политических партий (например, в Великобритании). В некоторых странах избирательная система смешанная. Например, недавно принятый избирательный закон в Италии предусматривает, что ⅓ мест в парламенте достанется депутатам, избранным в мажоритарных округах, а остальные места будут заполнены через голосование по партийным спискам.

Несколько десятков стран мира имеют избирательную систему с открытыми партийными списками. В такой системе избиратели не только выбирают партию, но и могут влиять на место кандидата в партийном списке, а следовательно и на вероятность избрания этого кандидата.

Все эти системы отличаются по своей открытости, то есть они имеют разные правила для определения того, каким образом кандидаты могут продвигаться вверх по партийному списку. Некоторые исследования [4] показывают, что система открытых списков приводит к большему удовлетворению избирателей, обусловленному более сильным ощущением справедливости.

Здесь необходимо сделать одно важное предостережение. Теоретические модели построены на двух предположениях. Первое – то, что политические партии являются «классическими» партиями, то есть основаны на определенном наборе идей. Следовательно, репрезентативность означает, что партия представляет определенное количество граждан, которые разделяют ее идеи и хотят видеть эти идеи на повестке дня национальной политики. Подотчетность основывается на предположении, что избиратели действительно интересуются тем, какие законы поддерживает депутат, избранный от их округа, и следят за его законотворческой деятельностью. Вместе с тем такая подотчетность необязательно является позитивом – ведь она создает стимулы для депутатов поддерживать популистские законопроекты, а не болезненные, но необходимые реформы.  

К сожалению, в Украине предположения, на которые опираются рассмотренные выше теории, не оправдываются. В нашей стране, в отличие от развитых демократий, существует очень мало «настоящих» партий (т.е. основанных на определенном наборе идей о развитии страны).

Украинские партии – это скорее политические проекты, управляемые людьми, которые хотят попасть в парламент для лоббирования определенных интересов [5].

Многие партии являются лишь пустыми «лицензиями», которые могут быть куплены заинтересованными лицами.

Так, по состоянию на 1 января 2019 года в Украине было зарегистрировано 352 партии, хотя только 3,5% украинцев (или около 1,2 миллиона человек старше 18 лет) были членами какой-либо политической партии. Из 29 партий, участвовавших в последних выборах в ноябре 2014 года, лишь 6 прошли в парламент.

К тому же мы сомневаемся, что большинство украинских избирателей внимательно следят за своими избранными депутатами [6] – иначе практика «засевания округов» перед выборами не была бы такой успешной.

Украинская избирательная система: историческая перспектива

Украина несколько раз меняла избирательную систему – от полностью мажоритарной до полностью пропорциональной и до полупропорциональной.  

В 1993 году была принята полностью мажоритарная система. В 1997 году избирательную систему заменили на смешанную – 50% депутатов избирались по одномандатным округам и 50% по партийным спискам. Выборы 2006 года и досрочные выборы 2007 года были проведены по полностью пропорциональной системе, а в 2010 году состоялось возвращение к смешанной избирательной системе. Таким образом, с 1991 года Украина выбирала свой парламент один раз по полностью мажоритарной системе (1994), дважды по полностью пропорциональной (2006, 2007) и четыре раза по системе 50/50 (1998, 2002, 2012, 2014).

Избирательный барьер также менялся: в 1998 и 2002 годах он составлял 4%, во время выборов 2006 и 2007 годов – 3%, а с 2012 года он составляет 5%.

Сегодня мажоритарная часть избирательной системы напоминает британскую систему, то есть кандидат может баллотироваться от политической партии, но также может быть самовыдвиженцем.

После парламентских выборов 2014 года многие политические игроки заявили о необходимости корректировки избирательной системы, чтобы сделать ее более репрезентативной. Так, в 2014 году Президент Украины призвал перейти к пропорциональной избирательной системе с открытыми списками. Такое же положение было включено в коалиционное соглашение. Соответствующий проект нового Избирательного кодекса был подан в парламент в 2015 году и принят в первом чтении в 2017 году.

Недостатки действующей избирательной системы Украины

Начиная с 2010 года в Украине действует смешанная избирательная система, при которой половина из 450 парламентариев избирается по пропорциональной системе с закрытыми партийными списками и 5% проходным барьером, а вторая половина – по мажоритарной системе (см. экскурс в историю во Врезке 1).

Мы считаем, что на современном этапе демократического развития Украины такая система слабо соответствует потребностям нашего государства из-за важных недостатков как пропорциональной, так и мажоритарной составляющей.

Хорошо обеспечивая представительство избирателей, пропорциональная составляющая с закрытыми партийными списками одновременно создает условия для политической торговли.

Поскольку украинские партии часто объединяются не вокруг ценностей, а вокруг своих лидеров, пропорциональная система с «закрытыми» списками позволяет партийным лидерам торговать местами в списках, а следовательно и мандатами. Депутаты, которые «купили свое место» в парламенте, скорее сосредоточатся на собственной повестке дня (пытаясь «вернуть» свои взносы), чем на разработке политики, предусмотренной партийной программой. Часто такие депутаты не голосуют [7] вместе со своей партией или вообще покидают фракцию. В течение 2000-х годов переходы между партиями стали настолько распространенным явлением, что в украинской политике даже появился специальный термин – «тушки» – для обозначения партийных перебежчиков. И хотя сегодня официальная смена партии проблематична, поскольку перебежчик может потерять мандат, торговля и обмен голосами все еще практикуются.

Однако еще большие недостатки связаны с мажоритарной составляющей. Кандидаты в одномандатных округах очень часто сосредотачиваются не на решении системных проблем их региона или страны, а пытаются «подкупить» избирателей – путем, например, установки лавочек в парках или детских площадок, раздачей «гречки» или денег непосредственно перед выборами или с помощью направления государственных субсидий в свои округи и перерезания ленточек на объектах, построенных за средства госбюджета. Следовательно, кандидат с высшим финансированием или лучшими связями в центральном правительстве имеет больше шансов на победу, после которой будет иметь возможность использовать свое место в парламенте, чтобы «вернуть» деньги, потраченные на выборы. Иногда непонятно, к какой парламентской фракции этот кандидат присоединится в случае избрания.

Кроме того, влиятельные кандидаты в одномандатных округах могут иметь административное влияние на членов местных избирательных комиссий, которые часто являются бюджетниками (учителями, библиотекарями и т. д.), что повышает вероятность нарушений во время выборов в пользу таких кандидатов.

Наконец, ключевой аргумент, который использовался при введении мажоритарной составляющей избирательной системы, больше не действителен. Мажоритарная часть была включена в избирательную систему для того, чтобы «предоставить голос регионам». В частности, проводились аналогии с Сенатом США. Действительно, люди привыкли жаловаться «своим» депутатам на местные проблемы, а эти депутаты в свою очередь лоббировали дополнительное бюджетное финансирование соответствующих округов. Однако с разворачиванием децентрализации с начала 2014 года регионы стали менее зависимыми от центрального правительства, а местные органы власти получили больше как ресурсов, так и полномочий для решения местных проблем (школы, дороги и т.п.). Это позволяет парламенту сосредоточиться на общенациональных вопросах. Это также закладывает условия для «органичного» роста политических лидеров – с местного до национального уровня.

Итак, действующая система поощряет торговлю местами в парламенте. При ней очень сложно войти в политику без значительных инвестиций, тесных связей с нынешними игроками или спонсорской поддержки. Очевидно, что депутаты, которые тем или иным способом оплатили свой путь в парламент, будут представлять интересы не своих избирателей, а тех людей, которые предоставили им ресурсы для покрытия «вступительного взноса».

Какая система лучше подошла бы Украине?

Каковы желаемые черты избирательной системы, кроме репрезентативности, подотчетности и эффективности правительства, оговоренных выше? Простота для избирателей является полезной. Однако в современной Украине, пожалуй, самым важным является создание стимулов для формирования партий, основанных на идеях, а не на личностях. Мы считаем, что полностью пропорциональная система с открытыми партийными списками лучше всего подходит для этой цели.

К тому же она сохраняет преимущества действующей смешанной системы и позволяет избавиться от ее главных недостатков.

Во-первых, пропорциональная система с открытыми партийными списками повышает репрезентативность. На примере выборов 2014 года мы демонстрируем во Врезке 2, что количество «потерянных» голосов при полностью пропорциональной системе снизилось бы с фактических 43% до 27%. В то же время когда избиратель может выбрать не только партию, но и ее конкретного представителя, у партий появляется стимул продвигать популярных кандидатов (тех, кто хорошо работал для своих общин на должности в местных органах власти или в неправительственном секторе), а не тех кандидатов, которые заплатили лидеру партии своей лояльностью или деньгами.

Во-вторых, такая система сохраняет подотчетность депутатов, присущую мажоритарке. Избиратели так же будут иметь возможность следить за законодательной и другой деятельностью парламентария, избранного от их региона. Однако, зная заранее партию, к которой принадлежит этот кандидат, избиратели смогут сформировать ожидания относительно повестки дня, которую он будет поддерживать в случае избрания. Это снизит стимулы для парламентария голосовать за популистские законы, чтобы переизбраться.

Наконец, система с открытыми списками создаст стимулы для партий привлекать местных политиков или общественных активистов, популярных в данном регионе. В свою очередь эти люди будут заинтересованы в том, чтобы продвигать не только самих себя, но и свои партии. Такая синергия снизит «плату за вход» из местной в национальную политику и создаст конкуренцию внутри партий. Внутрипартийная конкуренция требует более сильного фундамента для партии – идей, а не личности, так как при наличии внутрипартийной конкуренции лидера партии можно сменить. Она также повысит институциональное качество и устойчивость партий.

К тому же, если человек ассоциируется с определенной партией и публично поддерживает ее идеи, переход в другую партию повредит репутации этого человека и снизит вероятность, что его возьмет к себе какая-либо другая партия. Поэтому мы ожидаем снижения переходов между партиями после внедрения такой избирательной системы.

На самом деле, Украина уже экспериментирует с модификацией системы с открытыми списками. Во время выборов в местные (городские, районные, областные) советы политические партии должны выдвигать не более одного кандидата на каждый избирательный округ. Это напоминает британскую систему (только без самовыдвижения), которую можно считать предельным случаем пропорциональной системы с открытыми списками – с одним кандидатом в партийном списке в каждом регионе.

На последних местных выборах были случаи успешного сотрудничества партий с местными активистами для получения представительства в местных советах. Например, рассмотрим выборы в Ирпене Киевской области. На последних выборах в горсовет в 2015 году партия «Свобода» привлекла местных активистов, уважаемых обществом, и смогла получить 4 из 36 мест (11%) в городском совете, тогда как ее основная избирательная база находится на западе Украины, и во время парламентских выборов 2014 года партия получила 6,25% голосов в избирательном округе №95, к которому принадлежит Ирпень. Таким образом партия улучшила свой имидж в регионе, тогда как активисты получили от партии организационную поддержку своей деятельности. Именно такую ​​синергию мы ожидаем увидеть после внедрения пропорциональной избирательной системы с открытыми списками.

Анализ «потерянных» голосов во время парламентских выборов 2014 года

Анализ данных выборов 2014 года показывает, что доля потерянных голосов в пропорциональной части системы значительно меньше, чем в мажоритарной (мы определяем как «потерянные» голоса, отданные в поддержку партии или кандидата, которые не победили). В том году проголосовало 15,8 миллионов человек. В 198 [8] избирательных округах около 5,5 млн голосов было отдано в поддержку кандидатов, которые победили, и 9,7 млн ​​голосов (61% проголосовавших) получили те, кто проиграл. В пропорциональной части системы только 3,5 млн голосов (22%) были потеряны. Одной из причин этого является принцип «победитель получает все», который действует в мажоритарке, тогда как в пропорциональной системе все избиратели, чьи партии преодолели проходной барьер, получают представительство в парламенте.

К тому же 84% (166 из 198) депутатов-мажоритарщиков попали в парламент получив менее 50% голосов в своих округах. В 37 округах победители получили менее 25% голосов, поэтому их можно смело назвать кандидатами меньшинства.

Чтобы облегчить восприятие, представляем наши рассуждения в таблице 1. Обратите внимание, что действующая избирательная система неявно предполагает, что каждый избиратель отдает ½ своего голоса партии, а вторую половину – кандидату от одномандатного округа. При действующей системе теряется 43% голосов (22% в пропорциональной части и 61% в мажоритарной – колонка 3).

Если бы последние выборы проводились по полностью пропорциональной системе, то при прочих равных условиях их результаты повторяли бы результаты первой колонки таблицы, то есть было бы потеряно 22% голосов.

Однако на последних выборах 2,6 млн голосов было отдано 96 кандидатам-самовыдвиженцам, которые победили. Вероятно, при полностью пропорциональной системе большинство из этих кандидатов присоединились бы к существующим партиям. Но представим крайний случай, когда ни один из этих кандидатов не участвует в выборах, и 2,6 миллиона их сторонников тоже остаются дома. В этом случае будет потеряно 26,7% голосов (колонка 4 таблицы), что все равно меньше, чем 43% потерянных в действующей системе.

Пропорциональная часть системы (50% парламента) Одномандатная часть системы (50% парламента) Всего (50% пропорциональная и 50% одномандатная) 100-процентная пропорциональная система (гипотетически)
1 2 3 4
голоса, отданные за кандидатов или партии, которые победили, млн 12,2 5,5 (12,2+5,5)*0,5=8,85 12,2-2,6=9,6
«потерянные» голоса (отданные за кандидатов или партии, которые не прошли в парламент), млн 3,5 9,7 (9,7+3,5)*0,5=6,6 3,5
общее количество голосов 15,7 15,2 15,45 13,1
доля «потерянных» голосов, % от общего количества голосов 22% 61% 43% 26,7%

 

Последние изменения в социальных сетях дают дополнительный аргумент в пользу полностью пропорциональной системы. Около двадцати лет назад уровень распространения Интернета был низким, а внутрирегиональные связи – чрезвычайно мощными и важными. Сегодня многие люди имеют гораздо более прочные межрегиональные связи. В доинтернетную эпоху люди преимущественно общались с друзьями, которые живут по соседству, но теперь они часто проводят больше времени, общаясь в социальных сетях с людьми, которые находятся в сотнях километров от них. Поэтому сегодня многие люди имеют больше общего со своим сообществом в социальной сети, чем со своими соседями. Такие люди скорее выберут в парламент кандидата, который будет представлять их facebook-сообщество (что возможно при пропорциональной избирательной системе), чем того, кто обещает защищать интересы их региона перед центральным правительством.

Гипотетический пример. Если 10% избирателей сильно географически рассредоточены (скажем, 0,4% из них проживает в каждом из 25 регионов Украины), но имеют общие ценности, то политическая партия, которая представляет эти ценности, получила бы 10% парламентских мест по пропорциональной системе и ноль по мажоритарной.

Заключительные замечания

Существующие пропорциональные системы с открытыми списками имеют различный дизайн. Они отличаются по количеству кандидатов, которых избиратель может выбрать из партийного списка, по доле голосов, которую должен получить кандидат, чтобы продвинуться вверх по этому списку, и по другим параметрам. Дизайн избирательной системы, которая сегодня принята в первом чтении (Врезка 3), довольно прост. И хотя он отличается от системы, предложенной доктором Майерсоном в недавнем интервью, мы считаем, что такая система сможет создать стимулы для политических партий привлекать местных лидеров – тех мэров, глав ОТГ, районных и областных советов, общественных активистов, которые проявили себя и заслужили поддержку жителей соответствующих регионов, городов, ОТГ. Такое привлечение укрепит межпартийную конкуренцию. В то же время присутствие политиков, которые продвигают свою карьеру «с низов», будет способствовать внутрипартийной конкуренции. Это повысит общее качество политических партий в Украине.

Пропорциональная избирательная система с открытыми списками также повысит политическую инклюзию – меньше голосов будет потеряно, а интересы меньшинства будут лучше представлены в парламенте.

Конструкция избирательной системы, принятой в первом чтении

Самовыдвиженцев не будет, все кандидаты будут выдвигаться партиями. Все партии должны будут составить один национальный список кандидатов и 27 «региональных» списков, в которых будет не менее 5 человек. Регионы определены в законопроекте, и большинство из них совпадает с административными областями (кроме нескольких городских агломераций). Каждого кандидата можно будет включить только в один региональный список. Более того, в списке должно быть не менее 2 кандидатов одного пола для лучшего гендерного баланса.

Избиратель должен будет написать в бюллетене два числа – номер партии, которую он или она выбирает (эти номера присваиваются партиям посредством лотереи), и номер кандидата из регионального списка этой партии, которому он или она отдает предпочтение. Если избиратель не указывает номер кандидата, его голос засчитывается партии в целом. Если избиратель указывает только номер кандидата, бюллетень считается недействительным.

Партия может попасть в парламент, если она получит не менее 4% голосов по стране в целом. Дальнейшее распределение мест лучше продемонстрировать с помощью числового примера. Предположим, что проголосовало 20 миллионов человек. Партия А получила 10 миллионов голосов, партия В получила 8 миллионов голосов, партия С – 1 миллион голосов, а остальной 1 миллион голосов равномерно распределился между остальными 10 партиями. Тогда так называемая «квота» вычисляется так:

Q = [(10 млн + 8 млн + 1 млн)/450] = 42 222 голоса – это «цена» одного парламентского мандата.

Предположим, что в первом регионе за партию А отдали свои голоса 500 тысяч человек.

Тогда партия А получит [500 000/42 222] = 11 парламентских мест от этого региона.

Она также будет иметь (500 000 — 42 222*11) = 35 558 «остаточных» голосов в регионе 1.

11 мандатов будет предоставлено кандидатам, внесенным в региональный список этой партии в регионе 1. Если у партии А было более 11 кандидатов в этом регионе, то 11 кандидатов с наибольшим количеством голосов получат парламентские места. После этого они будут исключены из общенационального списка партии.

Аналогичным образом места будут распределены между всеми кандидатами из региональных списков партий А, В и С. После этого нераспределенные места, которые останутся, будут пропорционально разделены между тремя партиями. Предположим, что 430 мест были распределены на основе региональных партийных списков, и осталось 20 нераспределенных мест.

Тогда «остатки» голосов партий А, В и С суммируются по регионам (вспомните, что партия А имеет 35 558 «остаточных» голосов в первом регионе).

Предположим, что партия А имеет 300 тысяч «остаточных» голосов по всей стране, партия В – 100 тысяч, а партия С – 50 тысяч.

Тогда

Партия А получит [300 000/42 222] = 7 мест в парламенте (и остаток составит 0,1),

Партия В получит [100 000/42 222] = 2 места в парламенте (остаток 0,37),

Партия С получит [50 000/42 222] = 1 место в парламенте (остаток 0,18).

Таким образом, 10 из 20 мест будут распределены по этим формулам.

Остальные 10 мест будут распределены по одному, начиная с партии с наибольшим остатком. В нашем случае порядок распределения – ВСА, поэтому партия В получит 4 из последних 10 мест, а партии А и С получат по 3 места каждая. Кандидаты на эти «остаточные» места поступят из общенациональных списков партий.

P.S. Вероятно ли принятие новой избирательной системы?

Как правило, изменения избирательной системы обусловлены стремлением действующих парламентариев сохранить свою власть, а не усовершенствовать репрезентативность выборов. Рациональный депутат проголосует за избирательную систему, которая по меньшей мере не ухудшит его или ее шансы попасть в парламент следующего созыва. В нынешнем парламенте 51% депутатов, избранных по мажоритарным округам, выдвигались от какой-либо партии. Мы предполагаем, что они захотят повторить этот опыт и снова примут участие в выборах – либо от той же партии, либо от другой. Многие депутаты-самовыдвиженцы, вероятно, будут привлечены какими-либо партиями, которые будут оказывать им организационную поддержку во время кампании. Таким образом, несколько парадоксально мы рассчитываем, что большинство депутатов-мажоритарщиков поддержат реформу, потому что они могут выиграть от нее. Некоторые депутаты были привлечены партиями в 2014 году из рядов известных общественных активистов. Многие из них искренне поддерживают предложенную реформу. Они также, вероятно, выиграют от нее. В случае внедрения предложенной избирательной системы однозначно проиграют люди, включенные в партийные списки или за денежные взносы, или за их лояльность к партийным лидерам. Последние, скорее всего, также не поддержат изменения. В целом, шансы на принятие реформы довольно низкие, но не нулевые.

Авторы:

  • Александра Бетлий, Министерство финансов Украины
  • Елена Белан, Dragon Capital
  • Владимир Билоткач, Newcastle U
  • Тимофей Брик, KSE
  • Юрий Городниченко, UC Berkeley
  • Катерина Дронова, UC Berkeley
  • Александр Жолудь, НБУ
  • Зоя Милованова, VoxUkraine Law
  • Вероника Мовчан, IER
  • Олег Нивьевский, KSE
  • Елена Низалова, University of Kent
  • Денис Низалов, Global Land Alliance
  • Алекс Никольско-Ржевский, Lehigh University
  • Илона Сологуб, KSE
  • Александр Талавера, Университет Бирмингема
  • Наталия Шаповал, KSE
  • Дмитрий Яблоновский, Центр экономической стратегии

Примітки

Новая избирательная система: какую модель выберет Украина?

  • Виталий Червоненко
  • ВВС Украина

Автор фото, AFP

Підпис до фото,

Пропорциональная избирательная система с открытыми списками станет новой для Украины

На следующей неделе Верховная Рада начнет внедрять новую избирательную систему для местных выборов, которые состоятся в октябре 2015 года.

В Раде зарегистрировали несколько проектов изменений, однако два из них считаются основными и предлагают различные варианты пропорциональной системы с элементами открытых списков, а также избрание мэров крупных городов в два тура.

Проект классической пропорционалки с открытыми списками, который называют «польской моделью», в последние месяцы разрабатывала рабочая группа экспертов и депутатов во главе со спикером Владимиром Гройсманом.

Его подали за подписью 18 депутатов из БПП, «Народного фронта» и «Самопомощи».

Другой проект подписали пять представителей — БПП, «Народного фронта» и «Радикальной партии». Проект содержит «немецкую модель» пропорциональной системы с открытыми списками, а также позволяет участвовать в выборах блоков.

Президент Петр Порошенко в интервью к годовщине избрания подтвердил, что местные выборы состоятся в конституционные сроки и их переносить не будут.

«Польская модель»

Еще с зимы рабочая экспертная группа при участии комитета избирателей, «Опоры», ассоциации городов и международных экспертов разрабатывали новый проект закона о местных выборах.

Результатом их работы стал проект о местных выборах, под которым стоит подпись первого вице-спикера Андрея Парубия.

Сам Андрей Парубий уже заявил, что сделает все возможное, чтобы именно этот проект приняли в парламенте.

Проект предлагает радикальные изменения избирательной модели.

В первую очередь, в областные советы, областные центры и города с более 90 тысячами избирателей хотят ввести пропорциональную систему с открытыми списками.

Партии будут выдвигать избирательные списки, однако избиратели в бюллетене будут голосовать и за список, и за конкретного человека из этого списка.

В бюллетене будет два предложения — за какую партию голосуете, и за какого кандидата из ее списка. Для этого избиратель должен собственноручно поставить в бюллетене номер партии в специальном месте, а также номер кандидата в списке.

Вся нужная информация с номерами должна быть в кабине для голосования.

Избиратель имеет право один раз заменить бюллетень, если с первой попытки допустил ошибку.

При подсчете будут устанавливать общий результат партии, а также результат каждого кандидата в списке, по которому и будет определяться, кто стал избранником.

Нюансы системы подсчета и определения победителя несколько сложны, но это уже будет проблемой избирательных комиссий.

Автор фото, UNIAN

Підпис до фото,

Верховная Рада до сих пор не может назначить новый состав ЦИК, ведь срок полномочий старой закончился год назад

При этой системе фактически не будет избирательного барьера, ведь избранным по списку может быть даже один человек, если за партию проголосуют достаточно людей для получения одного мандата.

В целом проект предусматривает уменьшение количества депутатов в советах всех уровней почти вдвое.

На выборах в горсовет с менее 90 тысяч избирателей, в райсоветы и сельсоветы депутатов будут избирать по модифицированной мажоритарной системе.

Люди по-прежнему будут голосовать за одного кандидата в депутаты, однако округа укрупнят, а потому в каждом из них победителем станет не один человек, а от двух до четырех.

Когда в будущем депутат сложит мандат, то новых выборов не будет, а избранным признают следующего за результатом кандидата.

Мэров областных центров и крупных городов с более 90 тысяч избирателей будут выбирать по-новому. Если ни один из кандидатов не набрал половины голосов, то будет назначаться второй тур.

Однако если кандидат не набрал 50%, но опередил второе место на 20% и более, то и это будет считаться победой и второй тур не будет проводиться.

В этом проекте есть еще много других новаций, в частности, и запрет платной политической рекламы во время выборов.

«Немецкая модель»

В кулуарах парламента в последние недели рассказывали, что готовится альтернативный проект, который якобы может быть в интересах двух главных фракций коалиции.

В официальных комментариях эту информацию собеседники ВВС Украина не подтвердили.

Однако нормы, о которых писали СМИ, — «немецкая модель» выборов, а также появление блоков, прописаны в проекте, который зарегистрировали пять депутатов от БПП, «Народного фронта» и «Радикальной партии».

Под ним подписался Игорь Попов, депутат от «Радикальной партии», который много лет возглавлял Комитет избирателей.

Этот проект ограничивает поле для мажоритарной системы. Чистая мажоритарка должна сохраниться только на выборах в сельских и поселковых советах.

А все, что выше — по специфической пропорциональной системе.

В районные, городские и областные советы партия или блок будут выдвигать свой избирательный список.

На выборах в каждый совет территорию поделят на отдельные округа, в каждый из которых партия будет выставлять своего одного кандидата из утвержденного списка.

В день выборов человек будет получать привычный бюллетень с перечнем кандидатов с указанием, какую партию тот представляет.

При подсчете в пределах области, города или района посчитают голоса, поданные за всех кандидатов от партий, суммируя общий результат каждой из них.

Чтобы получить право на распределение депутатских мест, партия после суммирования голосов ее кандидатов преодолеть 5% барьер, а блок — 7%.

Депутатские мандаты получат те кандидаты из списков, которые показали лучшие результаты на округах.

В этом проекте также внедряются выборы мэров в крупных городах в два тура. Однако здесь не предусмотрены следующие обязательные выборы в областных центрах, а единственным критерием указаны более 90 тысяч избирателей в городе.

Еще одна рабочая группа?

В самых больших фракциях коалиции существует раскол относительно будущего избирательной системы и за три месяца к согласию так и не пришли.

За последние полгода, по данным опросов, существенно вырос рейтинг «Оппозиционного блока», и это также может быть аргументом при принятии избирательной системы.

«В целом их проект замечательный, там очень много прогрессивных норм, но из-за этой мажоритарки его нельзя голосовать», — оценивает для ВВС Украина «проект Парубия» Игорь Попов.

Он отмечает, что в проекте рабочей группы сохраняется фактически мажоритарная система выборов на уровне ниже областного совета.

«Проект Парубия базируется на мажоритарной системе, там всего на 60 советах будет пропорционалка: 22 облсовета, 22 облцентра, а также крупные города, как Кривой Рог и Мариуполь. На всех остальных мажоритарная система — это не пройдет», — доказывает г-н Попов.

Он напоминает, что в коалиционном соглашении записано, что районные советы также должны избираться по пропорциональной системе с открытыми списками.

С другой стороны, один из идеологов «проекта Парубия», депутат от БПП и бывший глава КИУ Александр Черненко критикует «проект Попова».

«Проект за подписью Попова неплохой. Он легче в реализации, это шаг вперед по сравнению со старым законом. Но это трудно назвать полноценными открытыми списками», — рассказал ВВС Украина Александр Черненко.

Он обращает внимание, что по «проекту Попова» избиратель не может избирать среди представителей одной партии.

«Я бы не привязывал «проект Попова» к администрации президента. Его писали в комитете Рады», — добавил г-н Черненко.

По словам г-на Черненко, судьба избирательных проектов будет решаться в понедельник на заседании совета коалиции, а также в среду на заседании профильного комитета.

А уже в следующий четверг документы могут вынести в сессионный зал.

«Теоретически может быть компромисс: лидеры фракций скажут, что нужны открытые списки во все советы, кроме сельсоветов. Допустим, «польскую модель» берем за основу, тогда нужна еще одна рабочая группа, которая за три дня сделает новый компромиссный проект», — допускает Игорь Попов.

Оба депутата соглашаются, что новый проект в любом случае надо принять до конца сессии в середине июля, иначе местные выборы пройдут по старой смешанной избирательной системе, которую называют чрезвычайно коррупционной.

Эта реформа голосования решает две самые большие политические проблемы Америки

Впервые эта статья была опубликована в апреле. В июне член палаты представителей Дон Бейер (D-VA) представил Закон о справедливом представительстве , который позволит реализовать реформы, предложенные здесь Ли Друтманом.

Еще в октябре Алек МакГиллис написал провокационную статью для New York Times под названием «Иди на Средний Запад, молодой хипстер». Аргумент был прямым. Молодые образованные прогрессивисты бежали из своих родных городов в таких местах, как Айова и Огайо, в процветающие города, такие как Сан-Франциско и Нью-Йорк, но эти шаги имели глубокие политические последствия.Нью-Йорк и Сан-Франциско уже являются темно-синими городами в темно-синих штатах, и поэтому, хотя хорошо образованные, левые эмигранты могут увеличить отрыв, с которым может победить сенатор-демократ или член Конгресса, они вряд ли изменятся. результаты.

Однако в колеблющихся штатах Айова или Огайо их голоса могут действительно иметь значение. Если их останется достаточно, они помогут демократам захватить Палату представителей и Сенат.

Можно с уверенностью сказать, что вторжения хипстеров на Средний Запад не будет.Но вопрос не исчезает: почему мы принимаем избирательную систему, в которой ваш голос с гораздо большей вероятностью повлияет на Конгресс, если вы живете в Де-Мойне, чем если вы живете в Сан-Франциско?

Нынешняя система несправедлива не только потому, что она оставляет многих граждан в стороне как в полностью республиканских, так и в полностью демократических округах и штатах, но и потому, что она подрывает политическую подотчетность и усиливает поляризацию.

Поляризация часто описывается с точки зрения красных и синих штатов, но это серьезная проблема на уровне округов Конгресса во всех штатах.Это также более сложная история, чем обычно предполагают: Джерримендеринг, или партизанская перекройка границ округов — частый объект недовольства левых — несомненно помог сделать некоторые районы более непоколебимо республиканскими. (Демократы тоже играют в махинации, но у них меньше возможностей.)

Но манипулирование, вероятно, объясняет меньшую поляризацию, чем часто предполагают, по сравнению с другими важными тенденциями, прежде всего с исчезновением социально-либеральных республиканцев и социально-консервативных демократов.Когда-то они внесли свой вклад в выборы в Конгресс, где происходили более ожесточенные споры и, следовательно, поощрялись умеренность.

Каковы бы ни были причины поляризации, есть относительно простое решение нашего нынешнего затруднительного положения, которое было принято наиболее передовыми индустриальными демократиями: пропорциональное представительство. Существует множество версий этого подхода, но все они предполагают некий способ одновременного избрания нескольких человек для представления региона. В пропорциональной системе партии, представляющие всего 1 процент электората, могут получить представительство, хотя наиболее стабильные системы обычно имеют пороговый процентный уровень, чтобы предотвратить получение мест действительно маргинальными партиями. Регионы могут быть такими же большими, как целая страна, но даже когда они меньше, они, как правило, больше, чем 435 крошечных округов Конгресса США, каждый из которых управляется по принципу «победитель получает все».

При пропорциональной системе, если вы хотите жить в большом либеральном городе в либеральном государстве, вы не упустите шанс изменить ситуацию своим голосом. В системах пропорционального представительства также очень мало возможностей для последующего мошенничества, поскольку округа, как правило, настолько велики, что от альтернативных рисунков не так много пользы.

Пожалуй, наиболее важно то, что пропорциональное представительство делает третьи стороны более жизнеспособными. В системе США многие избиратели теоретически могли бы предпочесть третью партию, но в сценарии «победитель получает все» голосование за третью партию является напрасным голосованием, поскольку шансы на победу есть только у двух основных партий. В результате в большинстве пропорциональных систем есть как минимум три основные партии, а часто и больше. Это создает более широкое разнообразие точек зрения в представительном органе и больше возможностей для ведения переговоров по различным вопросам.

Потому что за избирателей борется больше партий; потому что избиратели с большей вероятностью будут чувствовать, что их избиратели имеют значение; и поскольку у избирателей больше шансов проголосовать за кандидата, который им нравится, системы пропорционального представительства, как правило, обеспечивают более высокую явку избирателей.

Мы привыкли к нашему подходу к выборам, когда победитель получает все, но пропорциональное представительство не должно быть иллюзорной идеей. Группа под названием FairVote предложила Закон о справедливом представительстве, который превратит лоскутное одеяло избирательных округов на уровне штата в более крупные — обычно с тремя-пятью членами от каждого округа.Члены будут избираться с помощью рейтинговой системы голосования — дополнительной реформы, которая позволяет избирателям выражать свое истинное предпочтение, выражая при этом второстепенное предпочтение кому-то из более жизнеспособных кандидатов.

Предложение FairVote является конституционным — Конституция предоставляет штатам значительную свободу действий при выборе представителей — но для этого потребуется, чтобы национальное законодательство отменило существующий закон, предписывающий одномандатные округа. Однако у этого предложения есть исторический прецедент: оно вернет нас к многомандатным округам, которые когда-то были обычным явлением.В Конгрессе по-прежнему будет 435 членов.

Как наша нынешняя система голосования подпитывает ожесточенные политические разногласия

Чтобы понять, почему это решение имеет смысл, давайте более подробно рассмотрим существующую проблему и выясним, почему нынешняя система с одним участником и принципом «победитель получает все» является ключевым фактором нашей нынешней поляризации.

В Соединенных Штатах подавляющее большинство мест в Конгрессе полностью безопасны для той или иной партии. Еще рано, но по состоянию на 21 апреля в Политическом отчете Кука только 5 из 435 предвыборных гонок в Конгрессе названы «жеребьевками» и всего 19 дополнительных гонок отнесены к следующей ближайшей категории — «склонность» к той или иной партии. Другими словами, только примерно каждый 20 американец живет в стране, где, по-видимому, будут конкурентные выборы в Палату представителей.

Это не ново. С 1980-х годов примерно трое из четырех действующих президентов постоянно побеждали, набрав не менее 60 процентов голосов. Другими словами, эти гонки даже не близки.

Институт Брукингса, Статистика естественного движения населения Конгресса

Политологи впервые начали замечать снижение конкурентоспособности на выборах в Конгресс в 1970-х годах. Сначала они приписывали эту тенденцию способности действующих должностных лиц сдерживать вызовы посредством обслуживания избирательных округов, целевых взносов, сбора средств на кампании и других форм саморекламы.Они укрепили поддержку своей партии и украли часть избирателей у другой партии.

Но новая степень партийной лояльности также начала способствовать сдвигу. Начиная с 1990-х годов доля партийных идентификаторов, голосующих за кандидата от своей партии, — число, которое снижалось на протяжении десятилетий, — начала увеличиваться. Сегодня голосование по партийной линии за кандидатов в Конгресс вернулось примерно к 85 процентам.

Институт Брукингса, Статистика естественного движения населения Конгресса

Это произошло по нескольким взаимосвязанным причинам.Во-первых, партии стали более внутренне однородными. Начиная с 1970-х годов, когда этнокультурные вопросы — социальные и связанные с идентичностью — стали играть более важную роль в нашей политике, социально консервативные южные демократы и социально либеральные северные республиканцы начали менять партии. Это уменьшило идеологическое совпадение между двумя партиями в Конгрессе. В свою очередь, отсутствие дублирования дало партийным лидерам еще больше возможностей проводить более четкие различия между двумя партиями, формируя повестки дня и контролируя обмен сообщениями.

По мере того, как разногласия между двумя партиями усиливались, избиратели все чаще выбирали сторону и оставались на ней, что способствовало созданию более безопасных районов и усилению поляризации. Сегодня, как уже отмечалось, трое из четырех действующих президентов побеждают, набрав более 60 процентов голосов. И они делают это почти полностью из-за лояльного партийного голосования.

Укрепление позиций партизан имеет серьезные географические последствия. Это потому, что городские районы — и все чаще пригороды — склонны голосовать за демократов, а пригороды — за республиканцев.

В американской политике много безопасных мест, а также жестокие национальные выборы. Эти две особенности связаны.

Появление такого большого количества «безопасных» мест в Конгрессе, побочный продукт системы единого места, где победитель получает все, оказывает огромное влияние на национальную политику.

Это породило странную двойственность в американской политике. В подавляющем большинстве случаев избирательные округа и большинство штатов безопасны для той или иной партии. В то же время почти на каждых общенациональных выборах баланс сил в Вашингтоне нарушается.

Результатом такого положения дел является то, что победившая сторона всегда видит угрозу своему большинству; соответственно, проигравшая партия постоянно рассматривает себя как одну «волну» выборов от единого партийного правительства. В новой книге « Незащищенное большинство: Конгресс и постоянная кампания » политолог из Мэрилендского университета Фрэнсис Э. Ли убедительно доказывает, что эта динамика является ключевым фактором партийной поляризации в Конгрессе: обе стороны постоянно пытаются придерживаться друг другу в надежде победить на следующих выборах.Вместо того, чтобы распространяться по многим конкурентным округам, сражения ведутся за относительно небольшое количество оспариваемых мест, а призывы нацелены на колеблющихся избирателей.

Поскольку сторонники каждой из сторон не заинтересованы в компромиссе, способность каждой из сторон победить зависит от того, будет ли другая партия слишком экстремистской, слишком ужасной, слишком коррумпированной, слишком злой, слишком неамериканской — какой бы парад ужасов ни вызывал резонанс. В результате «негативное пристрастие» — сторонники, ненавидящие 90 003 других 90 004 партий, — теперь является наиболее значимой силой в американской политике.

Прошедшее десятилетие было особенно показательным в этом отношении. В 2009 году демократы контролировали пост президента, Сенат и Палату представителей. Республиканцы решили, что их лучшая стратегия состоит в том, чтобы использовать все возможные инструменты обструкции и говорить столько ужасных и ужасных вещей о демократах, сколько они смогут сказать в мегафон. План состоял в том, чтобы уничтожить бренд Демократической партии. Политически это сработало. Теперь республиканцы имеют единый контроль. Республиканские избиратели, возможно, не были в восторге от Дональда Трампа.Но для них Хиллари Клинтон была намного хуже.

И демократы теперь там, где республиканцы были в 2009 году — в меньшинстве — столкнулись с тем же расчетом. Поскольку республиканская стратегия чистого обструкционизма и отрицания сработала, почему бы демократам не использовать ту же стратегию?

Легко впасть в логику «они начали, так что теперь время расплаты», сложнее из нее выбраться. Труднее сделать шаг назад и осознать, что эта эскалация является логическим следствием созданной нами избирательной системы с нулевой суммой.

Чтобы понять, почему, рассмотрим вероятную логику выборов 2018 года.

Чтобы демократы вернули себе Палату представителей, они должны будут одновременно сделать три вещи в очень ограниченном числе конкурентных округов, в которых они могли бы отыграться. Им придется взволновать свою лояльную базу, убедить нескольких оставшихся колеблющихся избирателей поддержать их и в достаточной степени деморализовать избирателей-республиканцев, чтобы достаточное их количество осталось дома.

По мере усиления поляризации политика выжженной земли стала обретать стратегический смысл — ее часто ассоциировали с Ньютом Гингричем. Ричард Эллис / AFP / Гетти

По совпадению, эти три вещи более или менее сводятся к одной и той же стратегии: Сделать республиканцев ужасными . Соберите много денег, чтобы демонизировать их. Превратите Дональда Трампа в самого злого человека в Америке. И если у республиканцев возникают проблемы с принятием бюджета в Конгрессе (или с достижением других законодательных целей, даже тех, которым могут симпатизировать некоторые демократы), пусть они потерпят неудачу эффектно и убедитесь, что все об этом знают.

Негативная агитация волнует основных избирателей.Для них «Остановить повестку дня Трампа», вероятно, станет отличным сплачивающим лозунгом.

Между тем, колеблющиеся избиратели — это почти все избиратели с низким уровнем информированности, которые не очень внимательно следят за политикой. Негативная реклама помогает им упростить политику, превратив ее в моральную игру добра со злом, которую гораздо легче понять, чем понять политику. Они также, вероятно, с большей вероятностью проголосуют, если почувствуют, что их голос имеет значение, поэтому есть стимул убедить их, что они голосуют против угрозы Америке.

Конечно, республиканцы сделают то же самое, надеясь мобилизовать своих избирателей, напомнив им, что демократическое большинство будет означать ужасные ужасные вещи для Америки.

В результате мы получим те же самые выборы, к которым мы все больше оцепенели: обе партии опустятся на узкую полосу колеблющихся штатов и округов, чьи граждане получают награду за влияние на выборах в том, что они не могут включить свои телевидению или пойти куда-либо, не услышав, почему кандидаты от республиканцев и демократов «не подходят для Америки».

Тем временем в большинстве безопасных однопартийных округов и штатов члены Конгресса могут просто победить. И люди, голосующие за них, будут голосовать в основном из-за партийных ярлыков, а не из-за того, что сделали или не сделали отдельные политики (если только это не является действительно гнусным).

Округа Конгресса Мэриленда, как они выглядят сегодня. FairVote

Единственным беспокойством этих политиков является малая вероятность того, что они могут получить праймериз, сохраняющаяся угроза, которая удерживает их от действий, которые могут расстроить основных избирателей их партии.Если у них есть какие-то амбиции в Конгрессе, они также останутся верными сторонниками, набирая очки и собирая деньги для «команды», чтобы их партия могла использовать деньги для охвата тех немногих колеблющихся избирателей в этих нескольких колеблющихся округах. Для них мало наград за отход от группового мышления, чтобы работать с другой стороной для заключения сделок, и много наказаний, если они попытаются.

А как насчет махинаций — причины многих демократических заламываний рук, не говоря уже о судебных процессах? Это преувеличено. Несомненно, перераспределение избирательных округов республиканцами после переписи 2010 года дало республиканцам заметное преимущество в преобразовании голосов в места.Но пока у нас есть одномандатные округа и пока демократы концентрируются в городах, а республиканцы живут за пределами городов, любая попытка перекроить округа, чтобы сделать их конкурентоспособными, потребует неуклюжего соединения кусочков города с отдаленными участками страны. способами, которые выглядят еще более странными и уродливыми, чем нынешние махинации. Такое перераспределение также приведет к распаду многих идентифицируемых сообществ.

В общем, получим очередное закручивание ручки «отрицательной партийности».В какой момент, как в случае с динамиком, который может воспроизводить только такую ​​громкость, система взорвется?

Как на практике может выглядеть лучшая система?

Наша система одномандатных избирательных округов по множеству голосов ускорила поляризацию, сделала большинство избирателей неуместными и усилила негативную ангажированность. Большая загадка заключается в том, почему мы миримся с этим. Почти все развитые индустриальные демократии делают что-то другое. Почему мы должны принимать систему, которая явно не работает?

Может быть, это просто провал воображения: лучше черт вас знает.Или, возможно, это версия американской исключительности: если это американский путь, он должен быть лучшим.

Согласно плану FairVote, в Мэриленде будет два округа, в каждом из которых будет по четыре члена. FairVote

Но допустим, мы хотели перейти на пропорциональную систему представительства. Как это будет работать практически в Соединенных Штатах? Во всем мире существует почти столько же различных систем пропорционального представительства, сколько и демократий, и всевозможных способов преобразования голосов в места.

Представьте, как будет реализован план честного представительства FairVote, например, в Нью-Йорке. (На веб-сайте группы есть графические изображения того, как ее план может работать в каждом штате. ) Вместо дюжины избирательных округов, охватывающих различные части Нью-Йорка и Лонг-Айленда, план FairVote предусматривает три более крупных округа.

Нынешняя делегация Нью-Йорка, за исключением Статен-Айленда, в подавляющем большинстве демократична и чрезвычайно либеральна в социальных вопросах.Это, безусловно, представляет 90 003 большинства 90 004 мнений избирателей Нью-Йорка, но едва ли отражает политическое разнообразие города.

В соответствии с системой FairVote город Нью-Йорк мог бы направить в Конгресс несколько умеренных республиканцев, а также более идеологически разнообразную группу демократов — и, возможно, даже несколько сторонних кандидатов, которые внесли бы новые точки зрения и идеи.

Предположительно, большинство кандидатов, избранных по этой системе, по-прежнему будут принадлежать к двум основным партиям, но у третьих партий будет место для роста и развития.И разные типы республиканцев и демократов могли столкнуться друг с другом, внося в партию больше разнообразия. Консервативная демократка могла бы сбежать в надежде занять второе место на выборах, даже если бы у нее не было шансов занять первое место.

Избиратель-республиканец может проголосовать за республиканца в качестве первого выбора и приемлемого демократа в качестве второго выбора. Почему республиканцы Нью-Йорка не должны иметь кого-то, кто их представляет, даже если они составляют всего 20 процентов населения.

Да, такая система ослабила бы обе национальные партии. Но отдельные фракции внутри обеих основных партий могли добиться большего.

На национальном уровне умеренные республиканцы могли бы маркировать себя отдельно от республиканцев Кокуса свободы и наоборот, и позволить избирателям решать, сколько представителей каждого из них они хотят направить в Конгресс. (Сегодня они столкнулись бы друг с другом на праймериз, в которых могла бы победить только одна фракция.) Либертарианцы, наконец, тоже могли бы быть своей собственной партией, без необходимости идти на компромисс по ключевым вопросам, чтобы присоединиться к одной из двух основных партий.

Демократы из крыла партии Берни Сандерса-Элизабет Уоррен могли бы маркировать себя отдельно от демократов из крыла партии Клинтона и конкурировать друг с другом, опять же, не поглощая голоса друг друга.

Хотя было бы лучше сделать это на национальном уровне, нет никаких причин, по которым штаты не могли бы запустить этот процесс самостоятельно. Действительно, в прошлом году тогдашний сенатор штата Мэриленд Джейми Раскин, ныне член Палаты представителей США, представил «Потомакское соглашение» с Вирджинией, чтобы положить конец мошенничеству в обоих штатах.Компакт был задуман как демонстрационный проект. Мэриленд обманывают, чтобы помочь демократам, Вирджинию обманывают, чтобы помочь республиканцам. Если оба штата одобрят пропорциональное представительство, законопроект предоставит комитетам штатов по изменению избирательных округов право создавать многомандатные округа. Имея 11 мест, Вирджиния может иметь два округа из четырех человек и один округ из трех человек. Имея восемь мест, Мэриленд может иметь два округа по четыре человека.

Другие штаты постепенно продвигаются к реформе.Прошлой осенью избиратели штата Мэн одобрили ранжированное голосование по выбору для представителей штата, губернатора, представителей США и сенаторов США, начиная с 2018 года, хотя оппоненты выдвинули юридические претензии.

Но как национальная система пропорционального голосования отразится на политическом поведении в Конгрессе? Что произойдет, если — из-за этих надоедливых третьих (или четвертых) партий — ни одна из партий не будет иметь большинства? Как может функционировать Конгресс?

Он будет функционировать так же, как большинство демократических законодательных органов по всему миру.После выборов партии будут формировать правящие коалиции в зависимости от того, сколько мест они получили. Преимущество таких коалиций в том, что они могут быть гибкими и даже изменчивыми в зависимости от вопросов, что создает возможности для разных фракций в Конгрессе для заключения сделок по разным вопросам. Например, если бы было больше фракций, желающих сыграть в реформу здравоохранения, возможно, сделка была бы заключена. Или, если большинство фракций хотели маргинализировать экстремистов, они тоже могли бы это сделать.

Если это кажется нереалистичным в американском контексте, вспомните, что Конгресс работал примерно так. С 1930-х по 1980-е годы обе партии были больше похожи на свободные коалиции разных фракций; в зависимости от проблемы формировались разные коалиции. Примечательно, что ключевые законопроекты о гражданских правах в 1960-х годах были приняты как демократами, так и либеральными республиканцами .

В частности, в 1970-х годах, когда обе партии имели перекрывающиеся коалиции и партийные лидеры были слабыми по сегодняшним меркам, Конгресс предоставил комитетам кадровые ресурсы и автономию для решения общественных проблем и надзора за исполнительной властью.В результате Конгресс находился на пике своей институциональной власти.

Но по мере того, как обе партии становились более однородными и делегировали больше власти своему руководству в Конгрессе, коалиции становились гораздо менее подвижными, а комитеты атрофировались. Конгресс перестал быть институтом и вместо этого стал полем боя партий, где сенаторами и членами Конгресса были республиканцы и демократы первых , а члены Конгресса вторых . Все стало агитировать.

Наши избирательные правила воняют. Давайте изменим их.

Вот итог. Наш единый подход к выборам, основанный на принципе «победитель получает все», мог бы хорошо сработать в период слабой поляризации, когда партии пересекались в коалициях, когда в большем количестве мест существовала подлинная двухпартийная конкуренция и когда избиратели иногда были готовы поддерживать кандидатов от другая сторона.

Но теперь это в прошлом. Наши избирательные правила теперь являются топливом для нынешнего пожара партийной поляризации.Поскольку поляризация носит в первую очередь этнокультурный и, следовательно, географический характер, избирательные округа и большинство штатов безопасны как для одной, так и для другой стороны. Но почти на каждых общенациональных выборах баланс сил в Вашингтоне нарушается.

В соответствии с системой FairVote штат Огайо также будет разделен на большие многомандатные округа, охватывающие городские и сельские районы. FairVote

Это означает, что обе стороны всегда тянутся к песне сирен единого партийного контроля, и в этот момент они могут, наконец, реализовать свои планы — цель, которая оправдывает почти любые средства.А из-за двухпартийного характера соперничества у демократов и республиканцев есть только один враг: друг друга. Они выигрывают больше, уничтожая друг друга, чем за счет своих достижений, и им не нужно беспокоиться о том, что какая-то третья сторона прокрадется и украдет их избирателей.

Но они сражаются за все менее оспариваемую территорию, что делает оставшиеся бои еще более ожесточенными и значимыми. И это низводит большинство избирателей до статуса сторонних наблюдателей.

Конечно, преданные сторонники могли бы физически переехать в Айову (или несколько других мест с острыми спорами), чтобы их голоса были учтены. Но было бы гораздо лучше, если бы вся нация перешла к избирательной системе, при которой голос каждого имеет значение, независимо от того, где он живет. К системе, в которой стимулы подталкивали политические партии не к позиционной войне с нулевой суммой, а к компромиссу и координации, которые могли бы решить насущные общественные проблемы.

Короче говоря: не переезжай на Средний Запад, молодой хипстер. Станьте сторонником пропорционального голосования. От реформы выиграют не только молодые люди или только демократы.

Ли Друтман, постоянный автор блога Vox Polyarchy , старший научный сотрудник программы политических реформ в New America . Он является автором книги «Бизнес Америки — это лоббирование: как корпорации стали политизированными, а политика стала корпоративной » (2015).


«Большая идея» — это дом Vox для умного обсуждения наиболее важных вопросов и идей в политике, науке и культуре — обычно с участием сторонних участников. Если у вас есть идея для произведения, напишите нам по адресу [email protected]

Пропорциональное представительство | Палата представителей США: история, искусство и архивы

«Представители и прямые налоги распределяются между несколькими Штатами, которые могут быть включены в состав настоящего Союза, согласно их соответствующему количеству, которое определяется путем прибавления к общему количеству свободных лиц, включая тех, кто обязан служить на срок лет, и за исключением индейцев, не облагаемых налогом, три пятых всех других лиц.Фактическое перечисление должно быть произведено в течение трех лет после первого собрания Конгресса Соединенных Штатов и в течение каждого последующего десятилетнего срока в порядке, установленном законом. Число представителей не должно превышать одного на каждые тридцать тысяч, но каждый штат должен иметь по крайней мере одного представителя…»
— Конституция США, статья I, раздел 2, пункт 3

«Представители распределяются между несколько штатов в соответствии с их соответствующим количеством, считая все количество людей в каждом штате, за исключением индейцев, не облагаемых налогом. Но когда в праве голосовать на любых выборах по выбору выборщиков президента и вице-президента Соединенных Штатов, представителей в Конгрессе, исполнительных и судебных должностных лиц штата или членов его законодательного собрания отказано кому-либо из для мужчин, проживающих в таком штате в возрасте двадцати одного года и являющихся гражданами Соединенных Штатов, или каким-либо образом сокращенных, за исключением участия в мятеже или другом преступлении, основание для представительства в нем должно быть уменьшено в той пропорции, в которой число таких граждан мужского пола равно общему числу граждан мужского пола в возрасте двадцати одного года в этом штате.
— Конституция США, Поправка XIV, раздел 2

Конституция предусматривает пропорциональное представительство в Палате представителей США, и места в Палате распределяются на основе численности населения штата в соответствии с переписью, предусмотренной конституцией. Представительство, основанное на численности населения в Палате представителей, было одним из наиболее важных компонентов Федерального конституционного собрания 1787 года. В Англии Палата общин представляла каждого британского подданного независимо от того, мог ли этот подданный фактически голосовать за его членство. В этом смысле большинство людей, живущих на территориях, находящихся под британским правлением, включая Северную Америку, были лишь «фактически представлены» в парламенте. Американские колонисты, которые привыкли контролировать свои местные дела в избираемых прямым голосованием колониальных законодательных органах, не имели права голоса в парламенте и возмущались навязанной им британской политикой. Таким образом, они сплотились под уже знакомым девизом: «Нет налогообложения без представительства!»

После войны основатели изо всех сил пытались разработать систему правления, которая лучше представляла бы жителей новой страны, чем британская модель, которая когда-то управляла ими.Статьи Конфедерации создали первый национальный конгресс для представления интересов штатов: каждый штат назначал от двух до семи делегатов на конгресс, и каждая делегация штата имела один голос.

Конституционное оформление

/плитки/без коллекции/i/i_origins_proport_repres_hres_127_14_th_nara.xml 14-я поправка, Центр законодательных архивов, Национальное управление архивов и документации 14-я поправка провозгласила, что все лица, родившиеся или натурализованные в США.S. были гражданами, и что любой штат, который отказывает или ограничивает избирательные права мужчин старше 21 года, подлежит пропорциональному сокращению своего представительства в Палате представителей США. Утвержден 39-м Конгрессом (1865–1867) как HJ Res. 127; ратифицирован штатами 9 июля 1868 г. Конституционное собрание рассмотрело множество проблем в процессе разработки нового Конгресса. Во-первых, это отношение наименее населенных штатов к наиболее густонаселенным. Битва между большими и малыми государствами окрасила большую часть Конвенции и почти положила конец надеждам на создание национального правительства.Делегат от Пенсильвании Бенджамин Франклин резюмировал разногласия: «Если будет иметь место пропорциональное представительство, малые штаты утверждают, что их свободы будут в опасности. Если на смену придет равенство голосов, крупные штаты заявляют, что их деньги окажутся в опасности. Когда нужно сделать широкий стол, а края досок не подходят, художник берет понемногу от того и другого и делает хороший стык». «Хороший союз», возникший после нескольких недель тупика, был назван «Великим компромиссом» и создал двухпалатный законодательный орган с палатой, членство в которой определялось населением штата, и сенатом, где каждый штат имел два места независимо от населения.Компромисс позволил Конвенту, балансирующему на грани роспуска, продолжить свое существование.

Конвенция постановила, что перепись населения, проводимая каждые 10 лет, позволит Палате регулярно корректировать распределение своего членства. Однако метод оказался спорным. Южные делегаты утверждали, что их рабы учитываются в населении, что дает им больше представителей. Северные делегаты возразили, что рабы являются собственностью и вообще не должны учитываться.Результатом стал пресловутый «Компромисс трех пятых», когда рабы считались тремя пятыми свободного человека. Возникнув в налоговой политике, эта норма защищалась во время Конвента как необходимый компромисс, учитывая «особое» положение рабов как имущественных и «моральных» личностей, подпадающих под уголовное право. Джеймс Мэдисон из Вирджинии написал в журнале «Федералист 54», что аргументация показалась «немного натянутой в некоторых моментах», но «полностью примиряет меня со шкалой представительства, установленной Конвентом.

Представительство также было связано с налогообложением. До введения федеральных подоходных налогов или тарифов штаты вносили в национальное правительство местные налоги, часто фиксированные подушные налоги с каждого гражданина. Поскольку создатели конституции должны были обеспечить финансирование нового правительства, они обсуждали надлежащую взаимосвязь между представительством и налогообложением. Несколько делегатов утверждали, что географический размер или пригодные для использования сельскохозяйственные угодья являются лучшим показателем государственного богатства, чем просто численность населения. Делегаты, однако, остановились на пропорциональных взносах в зависимости от численности населения и, соответственно, количества членов в Палате представителей.Крупные штаты с большим человеческим капиталом должны вносить больший доход в национальное правительство и, как следствие, иметь больше мест в законодательном органе. Это выполнило обещание американской революции: налогообложение с представительством.

14-я поправка к Конституции

14-я поправка к Конституции, ратифицированная после Гражданской войны, стала исправлять «первородный грех» Конституции и предписывала переписи полностью учитывать каждого человека, независимо от цвета кожи. Хотя это был шаг в правильном направлении, он мало способствовал ослаблению расовой напряженности в стране.Более того, вместо прямого предоставления избирательных прав афроамериканцам поправка предусматривала, что только мужчины старше 21 года не могут подвергаться дискриминации при голосовании, если только они не участвовали в восстании против Союза или «другом преступлении». Женщины не получали избирательных прав до 1920 года, когда 19-я поправка предусматривала, что «право граждан Соединенных Штатов голосовать не может быть ограничено или ограничено. . . из-за секса». В 1971 году 26-я поправка предоставила избирательные права лицам в возрасте 18 лет и старше.Последние поправки, однако, не изменили распределения Конгресса.

Текущая практика

Конгресс ограничил количество представителей на уровне 435 после принятия Закона о распределении 1911 года, за исключением временного увеличения до 437 во время принятия Гавайев и Аляски в качестве штатов в 1959 году. районы увеличились более чем в три раза — в среднем с примерно 212 000 жителей после переписи 1910 года до примерно 710 000 жителей после переписи 2010 года.Делегация каждого штата в Конгрессе меняется в результате перемещения населения, при этом штаты либо получают, либо теряют места в зависимости от численности населения. Хотя количество членов Палаты представителей от каждого штата определяется в соответствии со статистической формулой федерального закона, каждый штат затем несет ответственность за разработку формы своих округов, если это соответствует различным положениям Закона об избирательных правах 1965 года, который направлен на для защиты права голоса и представительства расовых меньшинств.

Для дополнительной информации

U.С. Бюро переписи населения. Министерство торговли США. «О распределении Конгресса». http://www.census.gov/population/apportionment/about/.

Иглз, Чарльз В. Задержка демократии: перераспределение Конгресса и конфликт между городом и деревней в 1920-х годах . Афины, Джорджия: University of Georgia Press, 2010.

Фарранд, Макс, изд. Протоколы Федерального собрания 1787 г. . Изд. ред. 4 тт. (Нью-Хейвен и Лондон: издательство Йельского университета, 1937).

Мэдисон, Джеймс, Александр Гамильтон, Джон Джей. Документы федералистов . (Нью-Йорк: Penguin Books, 1987).

Рейд, Джон Филлип. Концепция представительства в эпоху американской революции . (Чикаго: University of Chicago Press, 1989).

Росситер, Клинтон. 1787: Большой конгресс . (Нью-Йорк: Macmillan, 1966) (.

Тейт, Кэтрин. Черные лица в зеркале: афроамериканцы и их представители в Конгрессе США . (Принстон: Princeton University Press, 2003).

 

Пропорциональное представительство — Коалиция за равное голосование

 

 

Что такое пропорциональное представление?:

Избирательные системы пропорционального представительства предназначены для избрания кандидатов пропорционально количеству поддержки, которую они имеют в электорате. Цель состоит в том, чтобы максимизировать разнообразие представительства и гарантировать, что все фракции, имеющие достаточную поддержку, получат место за столом переговоров.

Например, если бы в совете было доступно пять мест и фракция получила поддержку 1/5 избирателей, она могла бы получить одно из пяти доступных мест .

Правительства пропорционального представительства распространены во всем мире, особенно в странах с парламентской системой, и пропорциональное представительство может быть достигнуто с использованием любого типа голосования, включая пятизвездочное голосование.

Для простоты, когда мы говорим о пропорциональном представительстве в этой статье, мы имеем в виду методы голосования, которые являются «полностью пропорциональными» и передают правило квоты, т. е. если фракция имеет достаточное количество избирателей для заполнения квоты, и если они голосуют как блок, они всегда смогут выиграть место.

Пропорциональное голосование STAR:
(сокращенно STAR-PR)

Избиратели оценивают кандидатов от нуля до пяти звезд. Дайте своим любимым кандидатам пять звезд, последним выбранным кандидатам дайте ноль или оставьте их пустыми, а также покажите свой порядок предпочтений и уровень поддержки для оставшихся кандидатов. Вы можете оценить кандидатов одинаково, чтобы указать отсутствие предпочтений, если это необходимо.

Как считается STAR-PR?:

Победители пропорционального голосования STAR избираются по раундам.В каждом туре избирается кандидат с наивысшим общим баллом, а затем определяется квота избирателей из числа самых сильных сторонников этого кандидата, как представлено. В следующем туре подсчитываются только бюллетени от всех избирателей, которые еще не полностью представлены, и кандидат, набравший наибольшее количество очков, избирается на следующее место. Этот процесс продолжается до тех пор, пока не будут заполнены все места.

Узнайте больше о пропорциональном голосовании STAR здесь.

 

 

Чемодан для пропорционального устройства STAR:


Пропорциональное голосование STAR — это удобный для пользователя метод, предназначенный для расширения прав и возможностей избирателей и предоставления им максимально возможного голоса в политическом процессе.Пятизвездочный бюллетень позволяет избирателям продемонстрировать порядок своих предпочтений и уровень поддержки любого количества (или нескольких) кандидатов, что делает его наиболее адаптируемым и удобным для пользователя вариантом выражения мнения избирателей.

Экспрессивное голосование также дает избирателям большую ответственность за кандидатов, которые им не нравятся, поскольку кандидат с более широкой поддержкой будет избран перед более поляризующим кандидатом, когда это возможно. Раунды подсчета голосов гарантируют, что кандидаты представляют только своих самых сильных сторонников, и что те, кто чувствует себя менее представленным кандидатом, будут иметь другие шансы избрать своего фаворита или кандидата, который им больше нравится, при этом в их распоряжении остается весь вес их голосов. .

Пропорциональное голосование STAR хорошо сочетается с голосованием STAR с одним победителем и базовым голосованием STAR с несколькими победителями, поэтому избиратели могут иметь точные представительные выборы для исполнительных должностей с одним победителем, базовые выборы с несколькими победителями и гонки с пропорциональным представительством с использованием тех же последовательных и пользовательских дружеское голосование. (Нажмите здесь для получения дополнительной информации о том, как выбрать между одним победителем, несколькими победителями и пропорциональным представительством для данных выборов.)

Как и STAR с одним победителем, пропорциональное голосование STAR лучше стимулирует честное и выразительное голосование, не тратит голоса впустую и его намного проще сводить в таблицы, чем многие другие используемые в настоящее время методы пропорционального голосования.

Пропорциональная ЗВЕЗДА по умолчанию является беспартийной, хотя при желании ее можно использовать для пропорциональной системы по партийным спискам.

Пропорциональную STAR можно использовать в небольших округах, состоящих из нескольких членов, или ее можно сочетать с местными кластерами, чтобы обеспечить сохранение пропорционального географического представительства и местной подотчетности.

 

Плюсы и минусы пропорционального представительства в целом:

Плюсы:
  • Пропорциональное представительство предназначено для создания правительства за круглым столом, где небольшие фракции имеют место за столом, даже если они не представляют большинство избирателей.(Это прямо противоположно методам голосования по блокам с несколькими победителями, которые стремятся избрать победителей, предпочитаемых большинством, на каждое доступное место.) 
  • Пропорциональное представительство поощряет создание коалиций, поскольку небольшие фракции должны объединяться, чтобы поддержать или выступить против закона, чтобы что-то было принято.
  • Пропорциональное представительство поощряет разнообразие представительства и приводит к более высокому проценту избирателей, чувствующих себя представленными.
  • Пропорциональное представительство может помочь сломить двухпартийное господство, поскольку оно позволяет второстепенным партиям побеждать на выборах и закрепляться, даже если они не пользуются поддержкой большинства.
  • Пропорциональное представительство часто хвалят как способ смягчить последствия махинаций, и оно может быть весьма эффективным при этом, хотя мы рекомендуем просто решить эту проблему напрямую, используя научные и объективные меры справедливости, такие как разрыв в эффективности, чтобы гарантировать, что избиратели во всем мире округа имеют равный вес голосов. Efficiency Gap следует использовать в сочетании с независимыми беспристрастными комиссиями по перераспределению округов, чтобы гарантировать, что районы имеют географический смысл.


Минусы:
  • По сравнению с выборами с одним победителем или базовыми блоковыми выборами с несколькими победителями, пропорциональное представительство значительно сложнее и менее прозрачно, независимо от самого голосования.
  • Было доказано, что пропорциональное представительство может привести к еще большему застою и менее эффективному правительству, потому что сторонники жесткой линии могут отказаться от коалиции и блокировать законодательство, чтобы использовать другие фракции для удовлетворения требований.
  • У избирателей меньше подотчетности и меньше полномочий, чтобы проголосовать за избранного должностного лица, против которого они решительно выступают.Например, на выборах с пятью местами для избрания более 80% избирателей должны будут выступить против действующего президента, чтобы помешать ему выиграть переизбрание.

    Отсутствие подотчетности можно смягчить, разбив большие округа на более мелкие округа с меньшим количеством победителей в каждом, чтобы гарантировать, что порог победы не будет слишком низким. Это также смягчается 5-звездочным голосованием, поскольку собранные более подробные данные позволяют системе идентифицировать менее поляризующих и более репрезентативных кандидатов, когда это возможно.

  • Нет Используемые в настоящее время методы пропорционального представительства являются суммируемыми на избирательных участках, что означает, что бюллетени должны централизованно подсчитываться (и проверяться) для каждых выборов. Чтобы сохранить текущие стандарты безопасности выборов, протоколы честности выборов необходимо будет значительно модернизировать и строго соблюдать. Пропорциональное представительство может лучше подходить для выборов на местном уровне или в региональных многомандатных округах, если оно используется в масштабах штата, провинции или страны в крупных странах, таких как США или Канада.  

 

Несколько других пропорциональных методов для рассмотрения:


Последовательно проведенное голосование
— это еще один метод подсчета бюллетеней по системе пропорциональных ЗВЕЗД. В Sequentially Spent Score избиратели заполняют свои бюллетени, как указано выше, чтобы указать свои предпочтения и уровень поддержки различных кандидатов. По мере подсчета бюллетеней каждый избиратель может потратить до пяти звезд. Если кандидат, которому вы дали три звезды за победу в первом туре, вы потратите максимум три звезды на этого кандидата.Это гарантирует, что у вас все еще останется две звезды, чтобы помочь вашему фавориту или другим людям, которых вы поддерживаете, победить на выборах. Избиратели не считаются полностью представленными, пока они не выберут своего фаворита или пока не будут потрачены все пять их звезд.

Варианты с бюллетенем более традиционного вида:

Для тех, кто использует голосование за одобрение или даже традиционное голосование по выбору для некоторых должностей и хочет перейти к пропорциональному представительству для других рас без перехода на более выразительный бюллетень, есть несколько вариантов пропорционального представительства, в которых используется бюллетень традиционного вида. .

МЕСТО голосования — это простая и удобная опция, которая позволяет избирателям либо поддержать одного кандидата или партию в своем округе, либо, при желании, записать кандидата из другого округа. PLACE – голосование «Пропорциональное, подотчетное на местном уровне, одобрение кандидата». Голоса подсчитываются, и кандидаты отсеиваются по раундам. Перед выборами каждый кандидат публикует официальный приказ о передаче или ранжированный список, голоса которого должны быть отданы другому кандидату в случае его исключения.После серии отборочных туров избирается кандидат, набравший наибольшее количество голосов в каждом округе.

PLACE голосование является одним из немногих пропорциональных методов, которые являются «суммируемыми по участкам», т.е. позволяет локально подсчитывать бюллетени и не требует централизованного подсчета голосов. Для более крупных стран, где на национальном уровне используется пропорциональное представительство, суммирование участков становится все более важным фактором для обеспечения безопасности выборов.

Последовательное пропорциональное голосование по утверждению (SPAV) — это пропорциональная версия голосования по утверждению. Избиратели могут одобрить несколько кандидатов в традиционном бюллетене. Кандидаты избираются в раундах, а бюллетени избирателей, проголосовавших за победителей, взвешиваются заново, чтобы непредставленные избиратели могли иметь право голоса и шанс избрать своих кандидатов. Процесс продолжается до тех пор, пока не будут заполнены все места.

 

Пропорциональные методы, которые мы не рекомендуем:

Единое передаваемое голосование (STV) — пропорциональная версия мгновенного второго голосования, используемая в некоторых офисах в Ирландии и Австралии.(Обе эти две системы обычно называют рейтинговым голосованием.) В то время как табулирование для мгновенного второго тура уже довольно сложно, сложность табулирования STV на порядки выше, и поскольку алгоритм основан на мгновенном повторном голосовании, многие из Хорошо известные проблемы сохраняются, в том числе разделение голосов, потраченные впустую голоса и исчерпанные бюллетени, когда все несколько кандидатов являются конкурентоспособными. STV действительно получает пропорциональные результаты, но у нас есть опасения, что это может быть излишне поляризующим и не подотчетным.

Смешанный пропорциональный избирательный округ (MMP) — это партизанский пропорциональный метод, используемый в Новой Зеландии, при котором избиратели получают два голоса: один для выбора представителя от их одномандатного округа и один для политической партии. Система представляет собой гибрид систем множественного голосования «Выбери один» и пропорциональных партийных списков, таких как те, которые используются в Европе. Поскольку в системе используется бюллетень с выбором одного голоса, разделение голосов остается серьезной проблемой, а из-за двойственного характера системы избирателям сложнее успешно использовать стратегические стимулы, чтобы не тратить свой голос впустую.Часть системы, состоящая из партийных списков, увеличивает влияние политических партий и политических инсайдеров в системе и уменьшает выбор избирателей в отношении того, кто контролирует эти партии. MMP действительно дает пропорциональные результаты, но у нас есть опасения, что это может привести к ненужной поляризации и отсутствию подотчетности.

Партийный список Пропорциональные системы используются в большей части Европы и часто считаются частично ответственными как за лучшие, так и за худшие моменты в европейской истории. Некоторые страны используют системы закрытых партийных списков, а другие используют системы открытых партийных списков, некоторые имеют гораздо более высокие пороговые квоты, а некоторые, такие как Израиль, имеют очень низкие пороговые значения.Все эти детали имеют огромное значение, но, несмотря на это, выбор избирателя и подотчетность в лучшем случае ограничены по сравнению с более выразительными вариантами. Кроме того, во всех этих системах партийная политика встроена непосредственно в их политическую систему, что увеличивает власть политических партий и политических инсайдеров и уменьшает выбор избирателей в отношении того, кто контролирует эти партии. Поскольку в этих системах используется избирательный бюллетень, разделение голосов и стратегическое голосование остаются серьезными проблемами. Методы партийного списка действительно дают пропорциональные результаты, но у нас есть опасения, что они могут быть излишне поляризационными и лишенными подотчетности.

 

Изучение пропорционального представления:

Пропорциональное представительство — это передний край науки о голосовании, и мы рады быть в авангарде.

После тщательного изучения ведущих вариантов в 2017 году мы в Коалиции за равное голосование пришли к выводу, что не только ни одно из ведущих предложений не было идеальным, но и в самой области не было достаточных объективных показателей для сравнения и оценки предложений.

В 2018 году Коалиция за равное голосование собрала группу местных и международных экспертов в области избирательной науки и исследователей методов голосования для оценки предложений, вынесенных на обсуждение, разработки более эффективных методов сравнения и тестирования методов пропорционального голосования, а также для рассмотрения и изучения новых предложений и инновации в сфере.

Цель состояла в том, чтобы окончательно определить пропорциональный метод подсчета бюллетеней с пятью звездами, который является наиболее справедливым, точным, справедливым, простым и устойчивым к стратегическому голосованию. В начале 2020 года, когда мы завершили второй этап, комитет сузил наш список рассматриваемых методов до трех основных вариантов. По мере развития третьего этапа мы смогли еще больше сузить его до двух методов, глубоко изучая и настраивая варианты каждого из них. Распределенная оценка — это вариант, представленный выше как Пропорциональная ЗВЕЗДА, Последовательно израсходованная оценка (с изменением масштаба) — еще один ведущий вариант, который мы планируем продолжить изучать, а Последовательная Монро — это тонкий вариант распределенной оценки.

В начале 2021 года Исследовательский комитет по пропорциональному представительству 0–5 звезд Коалиции за равное голосование выпустил видеопрезентацию нашего исследовательского процесса, результатов и наших официальных рекомендаций на данный момент. Электронную книгу со слайдами презентации можно найти здесь. Комитет планирует созвать четвертый этап процесса для продолжения изучения ведущих методов и планирует написать документ о наших выводах, который будет представлен на экспертную оценку в то же время.

Если вы заинтересованы в присоединении к комитету, отправьте нам письмо по адресу [email protected]

Если вы планируете принять метод голосования по пропорциональному представительству, свяжитесь с нами для получения консультации для получения более подробной информации о представленных вариантах.С нами можно связаться по телефону [email protected]

Пропорциональное представительство помогает и кандидатам

Еда на вынос

Пропорциональное представительство может сократить расходы на предвыборную кампанию и уменьшить барьеры для менее финансируемых кандидатов.

  • Небольшие кампании могут конкурировать на равных, не перегружаясь огромными бюджетами более финансируемых конкурентов.
  • Система государственного финансирования избирательных кампаний Портленда может пойти еще дальше с пропорциональным голосованием, а возможные изменения могут даже сэкономить городу немного денег.
  • Кандидаты могут потратить свои деньги, объединившись с другими кандидатами, работая с общественными группами и сосредоточив внимание на избирателях, до которых легче добраться.

Выборы — улица с двусторонним движением! В то время как опыт избирателя имеет решающее значение для хороших выборов, кандидаты являются другим ключевым элементом представительной демократии. К сожалению, не все кампании создаются (или рассматриваются) одинаково при нынешней системе выборов в Портленде, где победитель получает все.Множество хорошо подготовленных кандидатов с популярных платформ даже не получают шанса конкурировать на тех же основаниях, что и кампании с большим финансированием и лучшей известностью. Кандидаты с деньгами могут продвигать свои имена и платформы большему количеству избирателей (и доноров), а кандидаты с уже существующим признанием имени могут запрашивать больше пожертвований в предвыборную кампанию. Если говорить более конкретно, деньги позволяют кампаниям покупать рекламу, платить персоналу, печатать листовки, кормить волонтеров, изготавливать дворовые знаки и делать многое другое, благодаря чему имена и платформы кандидатов предстают перед глазами избирателей.В целом кампании с большим количеством денег могут связаться с большим количеством избирателей и убедить их. Более 90 процентов выборов в Палату представителей США выигрывает кандидат с наибольшими расходами (хотя многие места являются неконкурентными и в целом характеризуются низкими расходами). А дорогие выборы отбивают у некоторых претендентов на высокие посты охоту вообще баллотироваться. Исследования показывают, что в предвыборных кампаниях с высокими расходами баллотируется меньше кандидатов, больше таких кандидатов лично богаты, а действующие лица имеют еще больше финансовых и электоральных преимуществ.Кандидатам из широких масс, у которых недостаточно денег, предстоит тяжелая битва, когда они представят себя избирателям, если им вообще удастся провести конкурентоспособную кампанию.

Пропорциональное представительство дает портлендцам возможность уравнять правила игры. Увеличивая число избирателей, которые могут избрать предпочитаемых ими кандидатов, пропорциональное представительство открывает двери для низовых кандидатов с меньшими существующими деньгами и известностью. Небольшие кампании могут процветать, когда им не нужно идти один на один против кандидатов с большими кошельками, особенно если они используют программу государственного финансирования Портленда «Открытые и подотчетные выборы».

Чем больше победителей, тем меньше кампаний и более справедливый доступ

По своей сути, кампании по избранию государственных должностей сводятся к получению голосов. Чем больше голосов вы получите, тем больше у вас шансов быть избранным. Деньги, которые кампании тратят на рекламу, персонал и расходные материалы, направляются на то, чтобы убедить большее количество избирателей поддержать своего кандидата. С нашей нынешней системой пять, десять или более кандидатов пытаются охватить сотни тысяч жителей Портленда и получить их голоса. Все они дублируют свои усилия и тратят кучу денег в процессе, блокируя небольшие кампании с меньшим количеством наличных денег. На пропорциональных выборах кандидатам нужно будет связаться с гораздо меньшим количеством избирателей, что может сократить расходы на кампанию и открыть пространство для кампаний без больших кошельков.

Чтобы дать количественную оценку, давайте рассмотрим число побед кандидата : минимальное количество голосов, необходимое для избрания кандидата (оценка по недавним аналогичным выборам). В сценарии «победитель получает все» количество побед кандидата обычно составляет 50 процентов от среднего числа голосов, поданных на двух предыдущих соразмерных выборах, плюс один голос (на самом деле кампании обычно добавляют резервное число для безопасности).

Например, число победителей для места комиссара Портленда в ноябре 2020 года будет немногим более 130 000 голосов — чуть более 50 процентов среднего числа бюллетеней, поданных на выборах в ноябре 2016 и 2018 годов на должности комиссара. Напротив, число победителей, которые будут избраны прямым голосованием на предварительных выборах в мае 2020 года, будет составлять всего около 75 000 голосов, исходя из явки в мае 2016 и мае 2018 годов, поскольку явка избирателей на первичных выборах намного ниже, чем явка избирателей на всеобщих выборах.Конечно, это всего лишь оценки, которые могут меняться в зависимости от тенденций явки избирателей и политической динамики. На фоне исторически высокой явки избирателей в 2020 году фактическое минимальное количество голосов, необходимое для победы, составляло около 100 000 голосов на предварительных выборах и 170 000 голосов в целом. Но явка избирателей не наблюдается до тех пор, пока фактически не состоятся выборы, и эти оценки по-прежнему дают нам представление о масштабах, которые необходимо учитывать при проведении кампаний при распечатке почтовых рассылок или постукивании в двери.

Эта математика изменяется в пропорциональных гонках, что может полностью изменить игру.Кандидаты на выборах по принципу «победитель получает все» должны набрать 51 процент голосов, чтобы вступить в должность. Но на пропорциональных выборах несколько кандидатов избираются из одного пула, и поэтому для победы им не нужно столько голосов. Вместо фиксированного 51 процента количество побед в пропорциональных гонках с тем же количеством избирателей зависит от количества избираемых мест.

Например, на выборах в городской совет в Кембридже, штат Массачусетс, где несколько кандидатов избираются на основе пропорционального представительства, число победителей составляет немногим более 2000 голосов (11 процентов, девять мест).Выборы в Кембридже по принципу «победитель получает все» требуют, чтобы каждый кандидат набрал от 8 000 до 11 000 голосов. Как только подсчет голосов выявил девять кандидатов в Кембридже, каждый из которых пользуется поддержкой 11 процентов избирателей, это в сумме составляет 99 процентов, поэтому математически невозможно, чтобы другой кандидат мог быть более популярным, чем эти первые девять. В Миннеаполисе, штат Миннесота, победителям в гонках на досках нужно набрать около 24 000 голосов (26 процентов, три места). Выборы по принципу «победитель получает все» требуют, чтобы каждый кандидат набрал не менее 50 000 голосов.

Если бы Портленд использовал пропорциональную гонку с девятью победителями на ноябрьских выборах с высокой явкой, число победителей для места в городском совете было бы около 40 000 голосов (11 процентов). Это гораздо более достижимая цифра, чем, например, 187 000 голосов, которые Мингус Маппс получил, чтобы стать комиссаром в 2020 году. Как показал Кембридж, повышение доступности должности для новых кандидатов или тех, кто недостаточно финансируется, может помочь представительство в городе.

Избиратели, кстати, тоже могут выиграть.При пропорциональном представительстве в Портленде одному избирателю достаточно иметь 39 999 единомышленников по всему городу, чтобы избрать кандидата по своему выбору. Если столько избирателей отдают приоритет изменению климата, доступному жилью, безопасности на улицах или политике, благоприятной для малого бизнеса, их голоса продвинут чемпиона в мэрию. Но при существующей системе избиратели, отдающие приоритет этим важным вопросам, вообще не получат права голоса, если только они не смогут привлечь почти в четыре раза больше избирателей. Высокая планка на пути к власти, которую представляют выборы по принципу «победитель получает все», не позволяет новаторским кандидатам закрепиться в мэрии.Исследования в области политической психологии показывают, что избиратели часто имеют когнитивный уклон в сторону статус-кво и неприятие риска, а это означает, что кандидаты с новыми идеями уже находятся в невыгодном положении на выборах. Снижая излишне высокий порог входа для кандидатов в городские советы, мы можем поощрять новые идеи, которые нам нужны в совете, а не просто отказываться от кандидатов, которые поддерживают статус-кво.

Районы

могут решить некоторые части этой проблемы, но их решения не затрагивают корень проблемы.Многие группы с общими политическими проблемами, которых меньше, чем у большинства жителей Портленда, например арендаторы, цветные люди и жители, которые полагаются на транспорт или велосипед, чтобы добраться до работы, рассредоточены по городу таким образом, что районы с одним победителем не позволит им избрать советника по своему выбору. Пропорциональное представительство гарантирует, что голоса всех жителей Портленда будут услышаны в городском совете, а не только тех избирателей, которые неоднократно избирают своих предпочтительных кандидатов, независимо от того, что говорят недостаточно представленные жители города.

Границы округа ограничивают базу поддержки кандидатов

Хотя пропорциональное представительство может снизить входной барьер для небольших кампаний, это, безусловно, не единственный способ сделать это. И пропорциональная кампания, и избирательная кампания с одним победителем должны охватить десятки тысяч избирателей, а не сто тысяч, как сейчас. Но хотя количество побед в округах, где победитель получает все, немного меньше, чем в пропорциональных выборах, эта небольшая разница не приводит напрямую к более доступным кампаниям.

Проиллюстрируем круглыми цифрами:

  • При существующей системе около 200 000 человек голосуют на всеобщих выборах в городской совет, а это означает, что каждый кандидат должен убедить чуть более 100 000 избирателей , чтобы победить.
  • Допустим, мы расширяем совет до девяти выборных должностных лиц. Если мы продолжим использовать общегородские гонки «победитель получает все», цифры останутся прежними — кампании должны охватить около 100 000 избирателей по каждая.
  • Если вместо этого мы используем пропорциональную общегородскую гонку с девятью победителями, кандидатам потребуется собрать около 20000 голосов , чтобы получить место (вот почему).
  • Или, если мы возьмем девять округов с одним победителем, в среднем в каждом округе будет 22 000 избирателей, и для победы кандидатам потребуется набрать немногим более 11 000 избирателей .

Хотя может показаться, что убедить меньше избирателей проще, чем убедить больше избирателей по всем направлениям, сценарий распределения по округам не раскрывает всей истории. Выборы по округам означали бы, что избиратели Портленда в других округах не будут иметь значения для перспектив кандидата. По сравнению с поиском 20 000 сторонников по всему городу, найти 11 000 сторонников может быть сложнее, когда правила округа дисквалифицируют почти 90 процентов городских избирателей. Районы вынуждают кампании ориентироваться на конкретную географическую часть города, но реалии работы с населением могут затруднить это. Освещение в традиционных СМИ не ограничивается границами избирательных округов, поэтому расходы на предвыборную кампанию на радио, телевидении или в газетах неизбежно перекинутся на потребителей в соседних округах. Даже будке в местном парке или на фермерском рынке придется столкнуться с тем фактом, что значительное число жителей Портленда, разгуливающих вокруг, не имеют права голоса в этом конкретном районе.И, как и в законодательных округах штата, равные требования к населению разделили бы некоторые районы между различными районами городского совета, а это означало бы, что информационно-просветительская работа через районные ассоциации или общественные центры будет потрачена впустую на многих жителей, которые даже не получат возможности проголосовать за данный район. кандидат.

Другими словами: несмотря на меньшее число абсолютных побед, не обязательно легче убедить 51 процент из 22 000 избирателей в окружном сценарии поддержать кандидата, чем убедить 11 процентов из 200 000 избирателей поддержать кандидата при пропорциональном представительстве.С округами кампании по-прежнему должны будут сосредоточить огромные усилия и расходы на горстку поддающихся убеждению или «колеблющихся» избирателей, которые составляют небольшую (но необходимую) часть их поддержки. При многомандатных выборах денежные средства и персонал избирательной кампании можно было бы использовать гораздо эффективнее.

В качестве другого примера давайте обратимся к реальным пропорциональным выборам. Миннеаполис перешел к пропорциональному представительству на три места в своем Совете по паркам и отдыху в 2013 году. Остальные шесть мест по-прежнему избираются по системе «победитель получает все» по округам.Эта договоренность позволяет нам провести прямое сравнение между расходами на кампании для мест с одним победителем и мест с несколькими победителями. В 2017 году десять кандидатов баллотировались на три места в расширенном составе, а семнадцать кандидатов (всего) баллотировались на шесть мест в округах. Двое из трех выигравших пропорциональных кандидатов потратили примерно столько же денег, сколько выигравшие окружные кандидаты, несмотря на то, что им нужно было провести общегородскую кампанию и собрать больше голосов. Третий победивший пропорциональный кандидат потратил значительно больше, чем эти два, но все же потратил меньше, чем двое из шести победителей округа в расчете на один голос.В среднем, даже с учетом единственного кандидата с высокими расходами, победившие пропорциональные кандидаты потратили лишь три четверти от суммы победивших кандидатов, использующих принцип «победитель получает все», с учетом количества полученных голосов.

Пропорциональное представительство и государственное финансирование дают импульс небольшим кампаниям

Пропорциональное представительство и государственное финансирование необходимы для того, чтобы уравнять правила игры между кандидатами с небольшим бюджетом и их более обеспеченными конкурентами. Вместе эти два инструмента устраняют два основных источника проблемы: избирательные барьеры и неравный доступ к финансированию избирательных кампаний.

Пропорциональное представительство может сделать победы в небольших кампаниях более достижимыми перед лицом огромных расходов противников, но оно напрямую не касается больших расходов в кампаниях. Вот тут-то и появляется государственное финансирование. В Портленде город уравновешивает некоторые пожертвования, сделанные кандидатам, которые соответствуют дополнительным требованиям прозрачности и ограничивают крупные пожертвования. В цикле 2020 года в дебюте программы участвовало большинство основных кандидатов.Система государственного финансирования поощряет небольшие пожертвования от более широких слоев населения города, а это означает, что кандидаты могут меньше полагаться на поддержку традиционных богатых доноров. Тем не менее, даже при наличии государственных средств, которые позволяют всем избирателям быть донорами, кандидаты с плохим финансированием все равно могут проиграть оппоненту с глубокими карманами.

На первичных выборах 2020 года в Портленде малобюджетные кампании в большей степени полагались на государственное финансирование, чем более крупные кампании. Каждый кандидат с взносами более 60 000 долларов имел 35 процентов или менее мелких взносов (менее 25 долларов), в то время как все кандидаты с взносами менее 60 000 долларов имели 49 процентов или более малых взносов.Это означает, что больше пожертвований на небольшие кампании полностью соответствовало государственному финансированию, и большая часть их общего финансирования поступила от города. И другие правила сопоставления, рекомендованные в послевыборном отчете о программе государственного финансирования, могут фактически увеличить финансирование небольших кампаний, которые являются более жизнеспособными соперниками на пропорциональных выборах.

Планшеты могут снизить барьеры для новых кандидатов

Поскольку кандидаты-единомышленники могут баллотироваться друг с другом в пропорциональной гонке, а не друг против друга, для новых кандидатов доступны разные возможности баллотироваться на пост. Вместо того, чтобы вытеснять действующего президента в этом округе или месте, новые кандидаты могут баллотироваться в составе списка вместе с действующим президентом. Список — это союз кандидатов, которые работают вместе, чтобы быть избранными как группа, часто организованная вокруг определенных политических вопросов или коалиций. Члены списка могут разделить расходы на кампанию, отправив всего одну листовку или сделав всего один звонок избирателю с просьбой оценить всех кандидатов в списке. Если опытный чиновник и новичок оба побеждают в рамках списка, опытный действующий президент может помочь новому советнику освоиться в мэрии, и у них обоих будет союзник в вопросах, над которыми они работали вместе.

В отличие от гонок с одним победителем, в пропорциональных гонках новым, менее известным кандидатам не нужно баллотироваться против действующих должностных лиц или других кандидатов с широкой репутацией, большим финансированием и высоким признанием имени. Вместо этого они могут провести кампанию, направленную на то, чтобы показать избирателям свои сильные стороны, проблемы и политические предложения.

Сланцы помогают кандидатам, потому что они могут сократить расходы на предвыборную кампанию, создать союзы между будущими коллегами в совете и позволить новичкам разделить часть преимуществ, которые дает занимаемая должность.Списки помогают избирателям, потому что они обеспечивают некоторую структуру для большого пула кандидатов. Определить девять лучших кандидатов из пула из 20 или 30 может быть непросто. Легче определить двух или трех лучших кандидатов, а затем найти других кандидатов, которые находятся в списках с этими фаворитами. Это особенно полезно, когда списки основаны на актуальных вопросах политики. Например, на недавних пропорциональных выборах в Кембридже, штат Массачусетс, несколько крупных списков объединились вокруг различных подходов к жилищному кризису в городе.

Сотрудничество с заинтересованными группами для привлечения правых избирателей

Когда барьер для входа и победы на выборах ниже, общественные группы могут играть гораздо более важную роль, помогая предпочитаемым кандидатам достичь власти. Скажем, кандидат баллотируется на платформе, посвященной вопросам, близким и дорогим для такой организации, как Азиатско-тихоокеанская американская сеть штата Орегон (APANO). APANO могла бы координировать своих волонтеров для проведения многоязычных банковских операций по телефону, текстовых банковских сообщений и обхода домов.Его опыт и работа с общественностью могут более глубоко задействовать самых разных участников. В отличие от наших нынешних выборов, где победитель получает все, меньшее количество избирателей, необходимое для победы на пропорциональных выборах, означает, что общественные организации могут пойти дальше, помогая кандидату быть избранным.

Не все изменится

Пропорциональное представительство приносит некоторые хорошие изменения для стремящихся к должностным лицам. Поскольку вам не нужно убеждать как можно больше избирателей поддержать вас, вам может не понадобиться собирать огромные суммы денег, чтобы стать жизнеспособным кандидатом. Простое объявление о вашем имени и платформе (или в брошюре для избирателей) может иметь большое значение, и при этом вам не придется убеждать группу колеблющихся избирателей в том, что вы лучше, чем единственный другой человек в избирательном бюллетене. А объединение с другими кандидатами или внешними общественными группами, разделяющими ваши цели и платформу, — отличный способ сэкономить деньги и привлечь больше сторонников. Но в то же время многие существующие элементы хорошей кампании останутся! Есть причина, по которой агитация от двери к двери и бумажные почтовые рассылки все еще широко используются в эпоху мгновенной цифровой связи — это невероятно эффективные стратегии кампании, независимо от формы голосования, которую использует Портленд.

Это реальность, что часто на наших выборах кандидат, который тратит больше всего, побеждает на выборах. Это часто блокирует проведение небольших кампаний, особенно на первичных выборах, когда из-за низкого внимания средств массовой информации эти кандидаты практически не получают признания. Поскольку кандидатам не нужно привлекать столько избирателей на пропорциональных выборах, они могут тратить меньше денег на работу с избирателями и их убеждение. Это позволяет кампаниям с популярными идеями, но с меньшим освещением в прессе конкурировать на более равных условиях, особенно с помощью программы государственного финансирования Портленда.Кандидаты могут тратить свое время на общение с избирателями, а не на постоянный сбор средств, и избиратели получают более жизнеспособные варианты, чем просто хорошо финансируемые кандидаты. Это беспроигрышный сценарий!

границ | Переоценка влияния лидеров при пропорциональном представительстве: количественный анализ текста в электоральном эксперименте

Введение

Большинство современных исследований в области выборов измеряют политическую симпатию с помощью шкал рейтинга одобрения (см., например, Mueller, 1970; Van der Eijk and Franklin, 2009; Oscarsson and Holmberg, 2013).Однако такая мера, как балл по шкале, мало что говорит о содержании оценки избирателя. Какую роль играет лидер? Насколько это относится к политике? Это исследование подходит к партийным предпочтениям с новой точки зрения, напрямую спрашивая избирателей, о чем они думают, когда думают о партиях, и в какой степени лидеры переплетаются с описаниями партии. В центре внимания исследования находятся системы пропорционального представительства (PR), где исследования выборов, как правило, сосредоточены на идеологии, партиях и партийной идентификации, а не на лидерах (Granberg and Holmberg, 1988; McCall Rosenbluth and Shapiro, 2018; Oscarsson and Holmberg, 2020).Тем не менее партийные лидеры должны играть важную роль в качестве представителей и конкретных представителей политической ориентации, особенно в условиях политического ландшафта, когда многие избиратели меняют партии от одних выборов к другим (Fieldhouse et al., 2020). В этом исследовании приводятся доводы в пользу включения представлений лидеров в изучение поведения избирателей, в том числе при пропорциональном представительстве.

Акцент на собственных ответах избирателей в настоящем исследовании довольно уникален: до сих пор материалы, которые находятся в центре внимания в связанных исследованиях, обычно представляют собой партийные манифесты, пресс-релизы или связанные с ними материалы (Klüver and Sagarzazu, 2016; Crabtree et al., 2018). Когда в центре внимания находятся лидеры, современной тенденцией являются эксперименты с опросами, в которых качества лидера экспериментально манипулируются (см., например, Tavares et al., 2018). Меньшее количество исследований относится к «настоящим» политическим лидерам, что является отправной точкой в ​​данном исследовании. Медиа-исследователи были несколько более склонны следовать по этому пути, где, например, Aaldering et al. (2018) исходят из того, что тон освещения лидеров в СМИ оказывает посредническое влияние на склонность голосовать за партию.Тем не менее, текущие исследования, как правило, рассматривают влияние лидеров во время избирательных кампаний в более общем плане, не спрашивая самих избирателей.

Мы собрали текстовые описания избирателей во время реальной избирательной кампании — всеобщих выборов в Швеции в 2018 году. Партийная система содержит большое количество более мелких партий, что позволяет исследовать влияние лидеров и на них. Чтобы выделить партию по сравнению с лидером в эксперименте, половине выборки было случайным образом назначено сначала описать лидеров, тогда как другая половина начала с описания партий.Опираясь на выводы из литературы по психологии (Murdock, 1962; Sullivan, 2019), считалось, что эффект первичности должен сделать утверждение, которое следует первым, более важным для решения о голосовании, чем утверждение, которое следует после, независимо от того, касается ли оно партии или лидера.

Эти утверждения поддерживаются следующими гипотезами. В современных средствах массовой информации лидер партии является конкретным воплощением абстрактной концепции партии. Поскольку конкретные и простые представления обычно легче понять и запомнить (см. g., Kahneman, 2011), гипотеза состоит в том, что представительство лидера будет иметь важное значение для формирования ассоциаций избирателей с партией. В то же время партийная политика является важным кратчайшим путем для ориентации в партийной системе с четким лево-правым идеологическим спектром. Аргумент состоит в том, что избиратели с пропорциональным представительством могут испытывать трудности с отделением политических посланий лидеров от своих партий и партий от их лидеров. Таким образом, гражданам нужны оба представления: конкретный лидер и более устойчивая идеологическая ссылка на партию, чтобы сформировать ассоциацию политической единицы.Это приводит к первой гипотезе:

Гипотеза объединения лидеров (h2). Слова, которые избиратель использует для описания лидера партии, имеют тенденцию быть похожими и, по крайней мере, так же показательны для его или ее избирательного выбора, как и слова, используемые для описания партии.

Вторая гипотеза касается того, как порядок описательной задачи потенциально влияет на предсказательную силу описаний в произвольном тексте. Хорошо изученным эффектом в литературе по памяти является эффект первичности (т.г., Мердок, 1962). Этот эффект показывает, что предметы, представленные первыми, обычно запоминаются лучше, чем предметы, представленные позже. Теоретическая основа эффекта первичности до конца не изучена, однако обычно в литературе высказывается мнение, что первые элементы получают больше внимания или репетируются больше, чем более поздние элементы (Anderson and Hubert, 1963; Sullivan, 2019). Более важным для настоящего исследования является то, что текст, написанный раньше, имеет тенденцию нести более важное содержание. В частности, Kjell et al.(2019) продемонстрировали 90 204 эффект семантического первенства 90 205 , когда слова, созданные в начале описания психического состояния, были более предсказуемы для оценок по рейтинговой шкале, чем слова, созданные позже. Этот вывод хорошо согласуется с текущим экспериментом в том смысле, что описания, которые избиратели дают в первую очередь, должны быть более тесно связаны с намерением голосовать, чем описания, которые они дают позже. Слова, которые избиратель придумывает в первую очередь, являются наиболее доступными и отражают основное мнение избирателя о политической единице (т.т. е., мысленное представление партии и/или лидера), тогда как слова, сформировавшиеся позже, менее информативны для избирателя, представляющего политическую единицу. Следуя этой аргументации, мы предлагаем следующее:

Гипотеза первенства (h3) . В условиях, когда избирателей просят сначала описать лидеров, а затем партии, описание лидеров будет более важным показателем выбора избирателей, чем описание партий. Противоположная картина будет обнаружена в условиях, когда избирателей просят сначала описать партии.

С этой точки зрения общее ожидание состоит в том, что описания избирателями лидеров во время выборов так же важны для их выбора, как и их описания партий. Их соответствующие предсказательные способности также будут зависеть от порядка описательной задачи, поскольку более важные, конкретные и последовательные описания должны быть запомнены раньше.

Текстовые описания были проанализированы с использованием скрытой семантики, которая представляет собой подход обработки естественного языка (NLP) к количественному тексту (Landauer and Dumais, 1997), который мы объединяем с машинным обучением (ML) для прогнозирования поведения при голосовании.Этот метод позволяет изучить, как совпадали описания респондентами партий и лидеров, и как эти описания могут быть связаны с выбором избирателей. В соответствии с аргументом описательные слова лидеров и партий в одинаковой степени предсказывали выбор голосов, тогда как порядок вопросов имел значение. Слова, которые респондент назвал первыми, предсказали намерение голосования лучше, чем слова, которые пришли вторыми.

Материалы и методы

Объектом исследования является пропорциональная система представительства в Швеции, в которой долгое время доминировали однопартийные социал-демократы.В последнее время он ориентируется на коалиции партий (Бек и Бергман, 2016; Фреден, 2021). Партийная система 2018 года состояла из трех более крупных партий (социал-демократы, умеренные и шведские демократы) и пяти более мелких партий (зеленые, либералы, левая партия, центристская партия и христианские демократы). В центре внимания настоящего исследования находятся партии, которые характеризуют эти типы систем PR, а именно эти более мелкие партии. Одно обстоятельство, которое может направить избирателей больше к лидерам, а не к партиям в целом, заключается в том, что партии координируют свои действия перед выборами или если партии работают более независимо.Если предполагается, что переговоры между партиями после выборов будут иметь большее значение, т. е. если блоки организованы более свободно, то оценки кандидатов могут иметь большее значение, поскольку в этом случае лидеры будут играть решающую роль в послевыборных переговорах. На всеобщих выборах 2018 года партии соревновались более независимо, чем на предыдущих выборах (Aylott and Bolin, 2019). После предыдущих выборов у трех партий появились новые партийные лидеры (Зеленые, Христианско-демократическая партия и Умеренные), а еще трем партиям грозил риск не достичь четырехпроцентного избирательного барьера (Зеленые, Христианско-демократическая партия и Христианско-демократическая партия). либералы).Присутствие усиленной популистской партии, Шведских демократов, ориентировало кампанию на проблемы, а также на четырехпроцентный избирательный барьер, поскольку установленным блокам нужно было, чтобы более мелкие партии достигли порога, чтобы выжить в качестве альтернативы правительству. Один из основных опросов общественного мнения указывал на жесткую гонку между тремя более крупными партиями: социал-демократами, умеренными и шведскими демократами (Бергман, 2018), а большинство опросов указывало на тесную гонку между традиционным левосоциалистическим блоком и правоцентристским блоком. (см., например, Sifo, 2018).

Дизайн исследования

Цель исследования состояла в том, чтобы собрать оценки политических партий и их лидеров в реальной кампании с использованием экспериментального плана опроса, в котором мы должны были (1) изучить описания лидеров избирателей по отношению к описаниям их партий (2) изучить Влияние постановки респонденту описательной задачи лидера по сравнению с описательной задачей партии. Эксперимент был частью ориентированного на методы опроса в рамках Шведской национальной программы изучения выборов/панели Интернет-кампании LORe, проводимой Институтом SOM ​​Гетеборгского университета.Он был выпущен за 2 недели до всеобщих выборов 9 сентября 2018 г. (респонденты продолжали отправлять свои ответы до дня выборов, но большинство респондентов представили свои ответы в период с 25 по 31 августа). Перед включением в исследование участники согласились принять участие, приняв данные и процедуры расследования на панели интернет-кампании LORe в соответствии с действующими стандартами этики и GDPR.

Образец

Выборка состоит из самостоятельно набранных участников, принявших участие в опросе добровольно (без дополнительного вознаграждения).Одиннадцать тысяч шестьсот двадцать один человек был приглашен принять участие в эксперименте по опросу, и 58% (6776) ответили. Маллиникс и др. (2015) показывают, что удобные выборки в целом генерируют эффекты, очень похожие на выборки на основе генеральной совокупности. Поскольку основной интерес здесь представляет глобальная взаимосвязь между восприятием партии и лидера, а не содержание, уровень поддержки или количество слов, касающихся конкретных партий, характеристики выборки должны иметь относительно небольшое значение (сравните Mutz et al., 2019).Количество уникальных слов велико: 10 010 слов, относящихся к партиям, и 8 165 слов, относящихся к лидерам. Что наиболее важно, стандартные социально-экономические характеристики равномерно распределены между рандомизированными группами лечения. Респонденты принадлежат ко всем возрастным группам, уровням образования и полу (более подробную информацию о характеристиках выборки см. в дополнительной таблице A1). Кроме того, партийная поддержка равномерно распределяется между двумя лечебными группами. Сторонники основных партий, социал-демократов и умеренных, представлены недостаточно по сравнению с результатами выборов, тогда как сторонники более мелких партий представлены чрезмерно (сравните Valmyndigheten, 2019 и дополнительную таблицу A2 для распределения намерений голосов по вариантам лечения в этом эксперименте). Семьдесят девять процентов респондентов указали, что они были очень уверены в выборе своей партии, когда они проводили опросный эксперимент (соответствует 6 или 7 по шкале от 1 до 7, где 1 означает совсем не уверен, а 7 — абсолютно). определенный). Таким образом, исследуемая выборка представляет собой группу относительно убежденных избирателей. Поскольку влияние лидеров на выбор может быть сильнее среди непостоянных и неосведомленных избирателей (Oscarsson, Holmberg, 2016), влияние потенциального лидера на восприятие политической партии здесь не должно быть особенно большим.Вместо этого эксперимент должен скорее недооценивать, чем переоценивать эффекты первенства и смешения лидеров.

Выбор политических партий

Из прагматических соображений нам пришлось выбрать меньшее количество сторон для описательной задачи в эксперименте. Включение слишком большого количества участников в эксперимент по опросу также сделало бы задачу более громоздкой и рисковало бы увеличить утомляемость участников. Предыдущие политологические исследования в основном фокусировались на эффектах лидерства более крупных партий (сравните исследования в контексте США, а также предыдущие исследования в контексте Швеции, такие как, например, Оскарссон и Холмберг, 2016).Здесь основное внимание уделяется партийным характеристикам, типичным для пропорционального представительства, то есть партиям меньшего размера, чье состояние во время выборов более ненадежно и где лидер может играть менее заметную роль. Опрос включает три самые маленькие партии, которые рискуют не получить электорального представительства — либералов, зеленых и христианских демократов, а также главную правую партию, умеренных, которая была потенциальным лидером правительства. Это предполагает смешение партий по размеру, их позициям по шкале слева-справа, а также по полу лидера (два лидера-мужчины и две лидера-женщины).Таким образом, чтобы сделать выводы о потенциальных эффектах лидера при пропорциональном представительстве, эта выборка из четырех партий должна служить соответствующим эталоном.

Экспериментальная процедура

Эксперимент с онлайн-опросом проходил следующим образом. Участникам случайным образом было предложено начать либо с задачи описания партий ( n = 3428), либо с задачи описания лидеров тех же четырех партий ( n = 3348). Партийный пункт был сформулирован следующим образом: «Что для вас представляет следующая партия?» «Пожалуйста, введите до трех описательных ключевых слов или оставьте поле пустым, если вы не знаете о вечеринке.Пункт партийного лидера, в свою очередь, был сформулирован следующим образом: «Что для вас представляют следующие партийные лидеры/представители?» «Пожалуйста, введите до трех описательных ключевых слов или оставьте поле пустым, если вы не знаете о лидере/представителе партии». Респондентам были предоставлены партийные аббревиатуры в скобках, когда они должны были описать лидеров. Поскольку именно так лидеров обычно представляют в СМИ, мы считаем, что это правильный способ собрать слова о лидерах. Оригинальные формулировки на шведском языке см. в дополнительных материалах.

На следующей странице описательная задача была сдвинута — те, кто не описал лидеров, описали партии, и наоборот. Все респонденты описали все четыре партии и их четырех партийных лидеров. Опросный институт определил порядок появления сторон. На следующем экране респондент указал на три важных вопроса. После этих пунктов респондент заявил о своем намерении голосовать. Эксперимент завершился ответом на вопрос об уверенности решения голосования по шкале от 1 (совсем не уверен) до 7 (совершенно уверен).

Скриншоты онлайн-формата эксперимента см. в дополнительных материалах.

Метод: латентный семантический анализ прогнозирования голосования на основе текстовых данных

Новизна этого исследования заключается в сборе текстовых описаний политических единиц (лидеров и партий) в качестве дополнения к стандартным шкалам рейтинга одобрения. Основной интерес заключался в том, чтобы изучить, насколько хорошо эти три ключевых слова, сгенерированные участниками, предсказывают их поведение при голосовании и в какой степени повлияет на результаты прайминг респондентов с одним описательным заданием вместо другого. Насколько нам известно, лучшие методы для этого основаны на сочетании НЛП и МО. Методы НЛП позволяют проводить количественную оценку текстов (например, ключевых слов) до многомерного представления, с которым сравниваются описания отдельных слов. ML позволяет нам исследовать, предсказывает ли это представление переменную результата, которой в нашем случае является поведение при голосовании. Для этого мы использовали латентный семантический анализ (LSA), метод количественного анализа текста, который количественно определяет и систематизирует ответы избирателей.Этот управляемый данными (неконтролируемый) метод подходит для измерения значения словесных выражений путем количественной оценки того, насколько слова похожи друг на друга. Метод напоминает факторный анализ, поскольку слова, близкие по значению, получают сходные семантические представления. В этом исследовании мы сначала создали высокоразмерное ( N = 300) семантическое представление на основе 135 806 слов в наборе данных. На основе слов, сгенерированных участниками, было создано семантическое пространство. Метод подробно описан в Kjell et al.(2019) (см. также Landauer and Dumais, 1997). Сначала создается пословная матрица совпадений, где каждая ячейка представляет количество раз, когда два слова были сгенерированы в одном и том же ответе участником. Затем каждая ячейка нормируется логарифмом плюс один. Наконец, к этой матрице применяется алгоритм сжатия данных (разложение по единственному значению), в котором сохраняются первые 300 результирующих измерений (т. е. измерения упорядочены по объему информации, которую они содержат из исходной матрицы, поэтому важный).Это приводит к представлению, в котором каждое слово связано с вектором (нормализованным до единицы), который представляет, насколько семантически похожи слова в наборе данных. Поскольку материал данных касается ключевых слов о партиях и политиках (и небольшого количества нерелевантной текстовой информации), этот метод подходит для классификации ответов. Три отдельных слова суммируются в одно семантическое представление путем добавления вектора, связанного с каждым словом, и нормализации длины результирующего вектора до единицы. Это представление позволяет измерять оценки семантического сходства между двумя текстами, а также делать прогнозы для числовой переменной, например намерения голосования, как описано ниже.

Показатель семантического сходства (SS) между двумя наборами слов вычисляется путем взятия косинуса угла между двумя связанными семантическими векторами, что в данном случае математически эквивалентно умножению каждого измерения друг на друга и их суммированию. Этот показатель находится в пределах от -1 до +1 и является высоким, когда наборы слов схожи по значению, и низким, когда они не связаны между собой.Например, такие описания, как «правильный», получают высокий балл по сравнению с «консервативным» параметром, поскольку они близки по смыслу, тогда как такие описания, как, например, «солидарность», получают более низкий балл по сравнению с параметром «авторитет», поскольку эти словесные представления менее похожи друг на друга.

Семантические представления трех слов, сгенерированные участниками, могут быть использованы для прогнозирования выбора голосов. Это делается с помощью семантического представления в качестве предикторов в логистической регрессии, где 1 представляет выбор конкретной стороны, 0 — выбор какой-либо другой стороны.Полученный в результате прогнозируемый выбор голоса затем коррелировался с эмпирической ценностью намерения голоса. Здесь мы использовали точечную бисериальную корреляцию, которая является подходящим методом для дихотомических зависимых переменных. Основываясь на текстовых данных из конкретного словесного вопроса (например, о партии «Умеренные»), мы можем предсказать, в какой степени избиратели могут выбрать партию (например, «Умеренные», «Либералы» и т. д.). Например, если избиратели от Либеральной партии, как правило, вводили слова «либеральный» и «школа» вместе, а другие избиратели использовали эти словосочетания в меньшей степени (или использовали слова с очень разными значениями), такие модели систематического совпадения приведут к r-баллы, которые у Либеральной партии выше, чем у других партий.Прогнозы оцениваются с помощью 10-кратной процедуры перекрестной проверки, что означает, что текстовые данные из эксперимента были случайным образом разделены на обучающую выборку, состоящую из 90% данных, где в прогнозах использовались эмпирические значения голосовых намерений. , а затем оцениваются оставшиеся 10% данных. Эта процедура повторяется 10 раз с разными наборами обучающих и тестовых данных, поэтому все точки данных получают прогнозируемое значение. Дополнительный материал дает общий обзор этого метода.

Таким образом, мы спрогнозировали выбор голосов на основе пунктов опроса, содержащих до шести слов на политическую единицу (три слова относятся к партии, три относятся к лидеру партии) и пункта намерения голосования, которые были собраны в ходе эксперимента. Это позволило провести прямое сравнение предсказательной силы слов, относящихся к лидерам, со словами, относящимися к партиям (h2). Мы разделили выборку на тестовый порядок, где одно условие состояло в том, что респонденты сначала отвечали на вопросы лидера группы, а другое условие сначала отвечало на вопросы группы.Это позволило нам выяснить, повлиял ли порядок тестирования на результаты (h3).

Чтобы получить качественный обзор данных, слова в наборе данных были также визуализированы в облаках слов, следуя методам, указанным в Kjell et al. (2019). Слова, которые были репрезентативны для описаний избирателями лидеров и партий, были сгруппированы вместе, где слова в центре облаков являются наиболее репрезентативными (т.е. слова с наибольшим семантическим сходством с другими словами в том же состоянии), а шрифт размер представляет частоту.Затем эти описания были разделены по порядку, т. е. шли первыми или последними как описательные задания.

Анализы проводились в версии Matlab онлайн-статистического программного обеспечения semanticexcel.com (Sikström et al., 2020).

Результаты

Описание

Сначала мы оцениваем описания лидера и отряда в зависимости от порядка вопроса. Рисунок 1 суммирует описания всех четырех ведущих вопросов, где в левой части рисунка показаны слова, которые являются ориентировочными результатами того, что ведущий вопрос является вторым (т.т. е. после партийного вопроса), тогда как в правой части представлен результат, когда вопрос лидера был задан первым. Когда партийные лидеры описывались первыми, описания относились к политическим и партийным характеристикам, например, «школа» [skola], «консерватор» [konservativ], а также к личным характеристикам, таким как, например, «скучный» [tråkig]. С другой стороны, когда лидеры описывались после партий, словесные облака содержат меньше идеологических и тематических слов и больше характеристик, связанных с личными качествами: «надежный» [trovärdig], «компетентный» [duktig].Эти результаты дают некоторое первое подтверждение гипотезе о том, что описания лидера и партии имеют тенденцию смешиваться, особенно если элемент лидера предшествует элементу партии.

Рисунок 1. Словесные описания лидеров в различных условиях. На рисунках показаны слова, расположенные в облаках слов. Количество отображаемых слов ограничено 100. Общее количество слов для описания лидеров составляет 53 372, а количество уникальных слов — 8 165. Слова в цвете были значимы после поправки Бонферрони для множественных сравнений.На рисунке показаны точки данных с цветовой кодировкой, которые значительно различают высокое и низкое значение сторон шкалы first (слева) или лидеров first (справа) с использованием семантических тестов. Семантический t-тест, сравнивающий два набора описательных текстов лидеров, был значимым t (53,372) = 23,69, p = 0,0000. Подробное описание метода см. в дополнительных примечаниях к рисунку.

Для сравнения, на Рисунке 2, в свою очередь, показаны облака слов для описаний партий, где слева показаны слова, указывающие на описания партий, данные первыми, а справа — описания партий после описаний лидеров.Интересно, что мы обнаруживаем, что самое центральное слово идентично самым центральным описаниям лидеров, которые идут первыми: «школа» [скола]. Кроме того, в описаниях партий, предшествующих описаниям лидеров, важны более абстрактные понятия, такие как «свобода» и «ЕС». Интерпретация разницы между словами, стоящими первыми или последними, менее прямолинейна для партий, чем для лидеров. Размер облака, т. е. количество центральных слов, следующих за LSA, одинаков в обоих случаях.Одно наблюдение состоит в том, что слова справа, т. е. там, где описания партий идут последними, больше подвержены влиянию политически нагруженных слов (например, «право» [höger]), которые являются чертами, которые могут отдалить избирателей от партии. Возможно, описания лидеров, которые предшествовали этим описаниям, повлияли на партийные слова в этом направлении.

Рисунок 2. Словесные описания сторон при различных условиях. На рисунках показаны слова, расположенные в облаках слов. Количество отображаемых слов ограничено 100.Общее количество слов для описания вечеринок составляет 59 515, а количество уникальных слов — 10 010. Слова в цвете были значимы после поправки Бонферрони для множественных сравнений. На рисунке показаны точки данных с цветовой кодировкой, которые значительно различают высокое и низкое значение сторон шкалы first (слева) или лидеров first (справа) с использованием семантических тестов. Семантический t-тест, сравнивающий два набора описательных текстов вечеринок, был значимым t (59 515) = 23.61, р = 0,0000. Подробное описание метода см. в дополнительных примечаниях к рисунку.

Описания предполагают, что участники описывают лидеров и партии с довольно схожими концепциями, если это их первое ассоциативное задание. Тем не менее, такие личностные характеристики, как «скучный» [tråkig] и «ясно»/«непонятно» [tydlig/otydlig], являются значимыми словами после первого описательного задания лидера. Это говорит о том, что первенство лидеров может повлиять на избирателей, чтобы они думали о проблемах и личных характеристиках одновременно, и что оценки лидеров и содержания партии в совокупности предсказывают выбор избирателей в наибольшей степени.

Корреляции

Ниже мы проверим гипотезы более непосредственно, т. е. насколько хорошо письменные описания лидеров и партий предсказали намерение голосования. В таблице 1 и на рисунке 3 показана точечная бисериальная корреляция (r) между эмпирическим значением намерения голосования и прогнозируемым значением выбора голоса. В таблице 1 показано, насколько хорошо описания партийного лидера или партии предсказывали исход голосования для четырех партий, которые были включены в пункты опроса (умеренные, либералы, христианские демократы и зеленые).Эти анализы подтверждают первую гипотезу о том, что описания избирателями лидеров связаны с выбором избирателей в той же степени, что и их описания партий. В целом описания лидеров (90 204 r 90 205 = 0,125, 90 204 s 90 205 = 0,0093) имели такое же значение, как и описания партий (90 204 r 90 205 = 0,127, 90 204 s 90 205 = 0,0093) в отношении этих четырех основных партий.

Таблица 1. Предсказание намерений голосования на основе письменных описаний участников.

Рис. 3. Прогнозирование намерения голосования на основе порядка описательной задачи. Рисунок основан на таблице 1 и показывает средний по партии коэффициент корреляции Пирсона между предсказанным и эмпирическим намерением голосования (r) в моменты времени t1 (партия или лидер описаны первыми) и t2 (партия или лидер описаны последними). Различия между корреляциями при t1 и t2 значимы с p <0,001.

Во-вторых, мы находим подтверждение эффекта первичности, сформулированного во второй гипотезе. Описания, которые избиратели давали первыми, в целом лучше предсказывали выбор избирателей независимо от описательной задачи. Так, например, если лидеры были описаны первыми, то описания этих предсказываемых голосов лучше, чем описания партий, которые пришли позже. Первый вопрос имел более высокую корреляцию для партий ( r = 0,145, s = 0,013 против r = 0,110, s = 0,013), а также для партийных лидеров ( r = 0,1495 = 0,144) = 0,013 против r = 0,101, с = 0,013). Корреляция для первых вопросов была значительно выше, чем корреляция для вторых вопросов ( p = 0.0026, N = 2607 (участник) 8 (вопросы), z = 3,0 (см. Meng et al., 1992).

Рисунок 3 иллюстрирует общую закономерность, которую мы обнаружили. На графике сравниваются предсказательные способности выбора голосов в момент t1 (когда партия или лидер описываются первыми) и в момент t2 (когда партия или лидер описываются последними). Это подтверждает вывод о том, что порядок описательной задачи имеет значение (гипотеза 2).

Подводя итог, можно сказать, что латентный семантический анализ поддерживает утверждение о том, что описания избирателями лидеров и партий одинаково важны для прогнозирования их выбора при голосовании. В соответствии с нашей первой гипотезой описания лидеров по трем ключевым словам предсказывали намерения голосования в той же степени, что и описания партий. Описание лидера, данное перед описанием партии, имело большее влияние и имело прямое отношение к политике. Это говорит о том, что избиратели часто смешивают представления о лидерах и партиях и что эти понятия могут обмениваться в ментальном представлении избирателя в контексте поведения при голосовании. Кроме того, в целом более четкие описания, которые избиратели ввели в первом задании на ассоциацию партий, по-видимому, имеют большее значение для выбора, чем более расходящиеся слова, которые резюмировали в последнем описательном задании.Таким образом, более достоверная картина партии и ее лидера лучше предсказывала выбор избирателей, чем менее связная фигура. Тем не менее анализ показывает, что описания лидера, в большей степени ориентированные на оценку личностных качеств, могут быть частью этой цельной концептуализации партии. В нашем эксперименте мы обнаружили, что ассоциации, которые предшествуют другим, лучше всего предсказывают выбор голосов, что демонстрирует эффект первенства в процессе принятия решения о голосовании.

Обсуждение

Результаты избирательного эксперимента и LSA подтвердили гипотезу о том, что описания лидеров имели примерно такую ​​же сильную предсказательную силу, как и описания партий во время всеобщей избирательной кампании в Швеции в 2018 году.Мы также обнаружили явные доказательства того, что порядок вопросов имеет значение: описания лидеров или партий, данные первыми, имели большее значение для принятия решения и качественно отличались от описаний, данных вторыми. Таким образом, мы выявили эффект первенства в избирательном контексте, когда избирателей просили описать партийных лидеров и партии в свободном тексте. Одним из возможных последствий является то, что часть информации, которая в настоящее время подчеркивается в кампании, будь то лидер или партия, влияет на мышление избирателя.Анализ также показал, что комбинация политических и личных характеристик обладает большей предсказательной силой, чем личные характеристики, менее связанные с партией. Таким образом, изучение собственных ответов избирателей в свободном тексте показало, что влияние лидера на политическую симпатию заметно и в PR.

Использование такого подхода к текстовому анализу расширяет знания о том, что избиратели думают, когда они думают о партиях и лидерах, и как эти ассоциации определяют процесс выбора избирателей.Это знание может иметь практическое значение, поскольку предполагает, что создание позитивных ассоциаций с лидером и выдвижение его на передний план политического послания партии является потенциально успешной партийной стратегией. Описание лидера и партии неотделимо от политической позиции, и роль лидера как представителя не следует недооценивать. Ясность и уникальность политического сообщения, а также его повторение сделают такие ассоциативные модели еще более заметными. Влияние лидеров может быть проблемой, если оно имеет последствия для выживания партии, которые коренятся не в политическом реагировании между избирателями и партиями, а скорее в личных характеристиках лидера, которые могут быть менее значимыми.Тем не менее, если партии нарисуют связную картину политики партии и ее лидера, это облегчит избирателям возможность прогнозировать предстоящие способности лидеров вести переговоры с другими партиями. На изучаемых выборах пришлось пересмотреть прежние политические ориентиры, поскольку выборы привели к нечеткому большинству. В будущих исследованиях следует глубже изучить, какая часть больше всего влияет на другую во время избирательной кампании: т. е. могут ли партии и лидеры влиять на избирателей напрямую, подчеркивая определенные аспекты в своем репертуаре (сравните Broockman and Butler, 2017; Barber and Pope, 2018) или эти ассоциации скорее растут «снизу», т.е.д., избиратели.

Предстоящие исследования также должны более подробно остановиться на том, насколько важны лидеры для успеха партии и насколько важны лидеры как представители определенных направлений политики. Например, выбор лидера влияет на то, как избиратели оценивают идеологическую направленность партии, что, в свою очередь, влияет на поведение при голосовании. Когда избиратели, как правило, более изменчивы и полагаются на различные источники средств массовой информации в своих решениях, такого рода механизмы становятся еще более важными для тщательного изучения. Одним из направлений будущих исследований является продолжительность таких эффектов лидера и потенциальные различия в различных контекстах. В этом исследовании изучался пропорциональный контекст с менее предсказуемым результатом, чем обычно, поскольку популистская партия стала сильнее по сравнению с устоявшимися партиями. Потенциально это сделало выборы 2018 года в Швеции более похожими на выборы в других странах, где мы наблюдали аналогичные модели, таких как Дания, Норвегия и Великобритания. Было бы полезно повторить исследование в этих других контекстах, чтобы проверить обобщаемость относительно сильного влияния лидера, которое мы обнаружили в этом эксперименте.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, представленные в этой статье, недоступны, поскольку файлы данных могут содержать личную информацию. Части набора данных могут быть доступны по запросу после дополнительной проверки менеджерами данных в Лаборатории изучения общественного мнения Гетеборгского университета. Запросы на доступ к наборам данных следует направлять по адресу AF, [email protected]

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Гетеборгским университетом.Участники дали письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Вклад авторов

AF и SS разработали концепцию исследования и собрали средства, необходимые для проведения эксперимента (с AF в качестве основного заявителя). AF отвечала за окончательный экспериментальный план опроса, контакт с лабораторией общественного мнения Lore в Гетеборгском университете, провела обзорный статистический анализ экспериментальных данных, разработала стратегию более сложного анализа в сотрудничестве с SS и подготовила рукопись. .SS провел статистический анализ и внес важные исправления. Оба автора внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Эта работа была поддержана грантом Vetenskapsrådet 2017-02941. Плата за публикацию была поддержана Лундским университетом.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Авторы благодарят рецензента и научного сотрудника Александра Рангфельта.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2021.604135/full#supplementary-material

.

Сноски

Каталожные номера

Алдеринг Л., Ван дер Меер Т. и Ван дер Брюг В.(2018). Опосредованные эффекты лидера: влияние изображения партийного руководства в газетах на поддержку на выборах. Междунар. Дж. Пресс Полит. 23, 70–94. дои: 10.1177/1940161217740696

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Андерсон, Н. Х., и Хьюберт, С. (1963). Влияние сопутствующего вербального отзыва на эффекты порядка в формировании личностных впечатлений. J. Устное обучение. Вербальное поведение. 2, 379–391. doi: 10.1016/S0022-5371(63)80039-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Айлотт, Н.и Болин, Н. (2019). Партийная система в движении: парламентские выборы в Швеции в сентябре 2018 г. West Eur. полит. 42, 1504–1515. дои: 10.1080/01402382.2019.1583885

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бек, Х., и Бергман, Т. (2016). «Партии в формировании правительства», в The Oxford Handbook of Swedish Politics , изд. Дж. Пьер (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 206–226.

Академия Google

Барбер М. и Поуп Дж.С. (2018). партия побеждает идеологию? распутывание партий и идеологий в Америке. утра. полит. науч. Ред. 113, 38–54. дои: 10.1017/S0003055418000795

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Брукман, Д. Э., и Батлер, Д. М. (2017). Причинно-следственное влияние позиции элиты на отношение избирателей: полевые эксперименты с коммуникацией элиты. утра. Ж. полит. науч. 61, 208–221.

Академия Google

Крэбтри, К., Голдер, М., Гшвенд, Т.и Индридасон, И. Х. (2018). Важно не только то, что вы говорите, но и то, как вы это говорите: стратегическое использование предвыборного настроения. Анн-Арбор, Мичиган: Мичиганский университет, doi: 10.31235/osf.io/g2sd6

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Fieldhouse, E., Green, J., Evans, G., Mellon, J., Prosser, C., Schmitt, H., et al. (2020). Избирательные потрясения. Неустойчивый избиратель в неспокойном мире. Оксфорд: Oxford University Press, doi: 10.1093/oso/9780198800583.001.0001

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Фреден, А. (2021). Как тенденции опросов влияют на компенсационное коалиционное голосование. Фронт. полит. науч. doi: 10.3389/fpos.2021.598771 [Epub перед печатью].

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гранберг Д. и Холмберг С. (1988). Политическая система имеет значение: социальная психология и поведение при голосовании в Швеции и США. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Академия Google

Канеман, Д. (2011). Мышление быстрое и медленное. Лондон: Penguin Books Ltd.

Академия Google

Кьелл, О. Н. Э., Кьелл, К., Гарсия, Д., и Сикстрём, С. (2019). Семантические меры: использование обработки естественного языка для измерения, дифференциации и описания психологических конструкций. Психология. Методы 24, 92–115. дои: 10.1037/met0000191

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Клювер, Х.и Сагарзазу, И. (2016). Устанавливать повестку дня или отвечать избирателям? политические партии, избиратели и вопрос внимания. Западная Европа. Политика 39, 380–398. дои: 10.1080/01402382.2015.1101295

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ландауэр, Т.К., и Дюме, С.Т. (1997). Решение проблемы Платона: теория скрытого семантического анализа приобретения, индукции и представления знания. Психология. Ред. 104, 211–240. doi: 10.1037/0033-295X.104.2.211

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

МакКолл Розенблут, Ф., и Шапиро, И. (2018). Ответственные стороны: Спасение демократии от самой себя. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Академия Google

Менг, X., Рубин, Д.Б., и Розенталь, Р. (1992). Сравнение коррелированных коэффициентов корреляции. Психология. Бык. 111, 172–175. дои: 10.1037/0033-2909.111.1.172

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мюллер, Дж.Э. (1970). Президентская популярность от Трумэна до Джонсона. утра. полит. науч. Ред. 64, 18–34. дои: 10.2307/1955610

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Маллиникс, К. Дж., Липер, Т. Дж., Дракман, Дж., и Фриз, Дж. (2015). Обобщаемость обзорных экспериментов. Дж. Экспл. полит. науч. 2, 109–138. doi: 10.1017/XPS.2015.19

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мутц, округ Колумбия, Пемантл, Р., и Фам, П. (2019). Опасности тестирования баланса в экспериментальном дизайне: беспорядочный анализ чистых данных. утра. Статист. 73, 32–42. дои: 10.1080/00031305.2017.1322143

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Оскарссон, Х., и Холмберг, С. (2013). «Влияние партийного лидера на голосование», в «Политические лидеры и демократические выборы », редакторы К. Аартс, А. Блейс и Х. Шмитт (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 35–51.

Академия Google

Оскарссон, Х., и Холмберг, С. (2016). шведских избирателя. [Свенска Валяре.]. Стокгольм: Вольтерс Клувер.

Академия Google

Оскарссон, Х., и Холмберг, С. (2020). Справочник по исследованиям политических партий. Челтнем, Великобритания: Издательство Эдварда Элгара.

Академия Google

Сикстрём, С., Кьелл, О. Н. Э., и Кьелл, К. (2020). SemanticExcel.com: онлайн-программное обеспечение для статистического анализа текстовых данных на основе обработки естественного языка. Статист. Семант. Методы Прил. Спрингер Инт. Публик. 2020, 87–103. дои: 10.1007/978-3-030-37250-7_6

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Салливан, Дж.(2019). Эффект первичности в формировании впечатления: некоторые повторения и расширения. Соц. Психол. Личный. науч. 10, 432–439. дои: 10.1177/1948550618771003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Таварес Г.М., Собрал Ф., Гольдшмидт Р. и Араужо Ф. (2018). Открытие черного ящика имплицитных теорий лидерства: экспериментальный подход с совместным анализом. Фронт. Психол. 9:100. doi: 10.3389/fpsyg.2018.00100

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ван дер Эйк, К.и Франклин, М. Н. (2009). Выборы и избиратели. Бейзингсток: Пэлгрейв Макмиллан.

Академия Google

Пропорциональное представление: определение, пример, плюсы и минусы

Бундестаг против Палаты представителей

Многие страны мира приняли пропорциональное представительство, включая Германию. Немецкий Бундестаг, нижняя палата парламента, использует пропорциональное представительство для избрания своих членов. В настоящее время в Бундестаге представлены пять политических партий, как вы можете видеть ниже.

представительство в Бундестаге Германии

Мы можем сравнить это с Палатой представителей Соединенных Штатов, нижней палатой Конгресса. Небольшой партии слишком сложно получить большинство голосов, поэтому в палате доминируют только две политические партии.

представительство в Палате представителей США

Преимущества пропорционального представительства

Основное преимущество PR заключается в том, что он обеспечивает представление всех мнений общественности.В системе «победитель получает все» нет места партиям меньшинства, поэтому обычно есть только две большие партии, как у нас в США. Иногда эти партии плохо справляются с представлением разнообразных интересов своих избирателей. Сторонники пропорциональной системы утверждают, что она более демократична, а законодательство и политика в этой системе будут более легитимными, потому что представительный орган будет воплощать в себе весь спектр общественного мнения, а не только мнение одной партии.

Поскольку каждый голос влияет на результат выборов, некоторые утверждают, что пропорциональные системы обеспечивают более высокую явку избирателей.В США нередко можно услышать, как кто-то заявляет, что не будет голосовать на выборах, потому что его голос не будет иметь большого значения для его электората, как голос избирателя-республиканца в демократическом синем штате. На всеобщих выборах в США 2012 года явка избирателей составила 57,5%. На выборах 2014 года в Германии явка избирателей составила 71,55%. Однако неясно, насколько велико влияние PR на явку избирателей, и принудительное голосование было предложено как лучшее решение для повышения явки избирателей.

Недостатки пропорционального представительства

Одним из основных недостатков пропорционального представительства является то, что при наличии в представительном органе множества небольших партий они должны сотрудничать и формировать коалиционные правительства.Эти коалиционные правительства могут быть нерешительными и нестабильными. Например, в Италии есть PR, и некоторые из коалиционных правительств были весьма недееспособными, что привело к роспуску ее парламента семь раз за 40-летний период.

Кроме того, существует опасение, что в PR партии крайнего меньшинства могут получить власть и влияние в правительстве. Некоторые рассматривают подъем нацистской партии в Германии как пример того, как экстремистская партия пришла в правительство и взяла его под свой контроль.

Другая критика заключается в том, что партии идут на множество компромиссов при построении коалиционных правительств.Политики подменяются или исчезают во имя сотрудничества. Гражданин может голосовать за политическую партию на основе политики этой партии, но коалиционное правительство никогда не может проводить эту политику. Это может означать, что избиратели на самом деле имеют меньшее влияние на свое правительство.

Краткий обзор урока

Пропорциональное представительство — это избирательная система, при которой доля мест в представительном органе распределяется пропорционально количеству голосов, набранных партией на выборах.Эту систему используют многие страны мира. Основное преимущество системы состоит в том, что она лучше отражает все разнообразие интересов электората, а не только большинство. Однако, когда в правительстве много более мелких партий, может быть сложнее объединиться и принимать решения. Кроме того, небольшие экстремистские партии могут закрепиться и получить влияние в правительстве.

Расширенный поиск: CQR

Для поиска полной фразы заключите ее в кавычки. Используйте операторы поиска, чтобы сузить поиск: и, или, не, *, w/#.
Советы по поиску

Введите слова или словосочетания:

Поиск: Ключевое слово/весь текст Только заголовки отчетов Только темы

Диапазон дат:
AnytimeOnSinceBeforeBetween MonthMonth январь февраль марш апрель Мая июнь июль август сентябрь Октябрь ноябрь Декабрь ДеньДень 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 ГодГод 2021 2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 г. 2008 г. 2007 г. 2006 г. 2005 г. 2004 г. 2003 г. 2002 г. 2001 г. 2000 г. 1999 г. 1998 г. 1997 г. 1996 г. 1995 г. 1994 г. 1993 г. 1992 г. 1991 г. 1990 г. 1989 г. 1988 г. 1987 г. 1986 г. 1985 г. 1984 г. 1983 г. 1982 г. 1981 г. 1980 г. 1979 г. 1978 г. 1977 г. 1976 г. 1975 г. 1974 г. 1973 г. 1972 г. 1971 г. 1970 г. 1969 г. 1968 г. 1967 г. 1966 г. 1965 г. 1964 г. 1963 г. 1962 г. 1961 г. 1960 г. 1959 г. 1958 г. 1957 г. 1956 г. 1955 г. 1954 г. 1953 г. 1952 г. 1951 г. 1950 г. 1949 г. 1948 г. 1947 г. 1946 г. 1945 г. 1944 г. 1943 г. 1942 г. 1941 г. 1940 г. 1939 г. 1938 г. 1937 г. 1936 г. 1935 г. 1934 г. 1933 г. 1932 г. 1931 г. 1930 г. 1929 г. 1928 г. 1927 г. 1926 г. 1925 г. 1924 г. 1923 г. и МесяцМесяц январь февраль марш апрель Мая июнь июль август сентябрь Октябрь ноябрь Декабрь ДеньДень 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 ГодГод 2021 2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 г. 2008 г. 2007 г. 2006 г. 2005 г. 2004 г. 2003 г. 2002 г. 2001 г. 2000 г. 1999 г. 1998 г. 1997 г. 1996 г. 1995 г. 1994 г. 1993 г. 1992 г. 1991 г. 1990 г. 1989 г. 1988 г. 1987 г. 1986 г. 1985 г. 1984 г. 1983 г. 1982 г. 1981 г. 1980 г. 1979 г. 1978 г. 1977 г. 1976 г. 1975 г. 1974 г. 1973 г. 1972 г. 1971 г. 1970 г. 1969 г. 1968 г. 1967 г. 1966 г. 1965 г. 1964 г. 1963 г. 1962 г. 1961 г. 1960 г. 1959 г. 1958 г. 1957 г. 1956 г. 1955 г. 1954 г. 1953 г. 1952 г. 1951 г. 1950 г. 1949 г. 1948 г. 1947 г. 1946 г. 1945 г. 1944 г. 1943 г. 1942 г. 1941 г. 1940 г. 1939 г. 1938 г. 1937 г. 1936 г. 1935 г. 1934 г. 1933 г. 1932 г. 1931 г. 1930 г. 1929 г. 1928 г. 1927 г. 1926 г. 1925 г. 1924 г. 1923 г.

Тема:
ЛюбоеСельское хозяйствоИскусство, культура и спортБизнес и экономикаОборона и национальная безопасностьОбразованиеЗанятость и трудЭнергетикаОкружающая среда, климат и природные ресурсыГосударственный бюджет и налогиГосударственные функцииЗдоровьеЖилье и развитиеПрава человекаМеждународные отношенияМеждународная торговля и развитиеПраво и правосудиеСМИЛично-семейные отношенияРелигияНаука и технологииОбщественные движенияТранспортСоциальные услуги и инвалидностьS. Конгресс США президент США Верховный суд и судебная системаВойны и конфликты

Искать во всех разделах отчета.
Поиск только в определенных разделах отчета:

(Обратите внимание, что отчеты до 1991 года могут не содержать этих разделов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *