Авторитарных режимов примеры – 6.3. Авторитарный режим

Авторитарные режимы: понятие, признаки и типы

Авторитарные режимы можно рассматривать как некий «компромисс» между демократическими и тоталитарными политическими системами. По данным исследования, которое было проведено в 1992 году международной организацией «Дом Свободы» (Freedom House), из 186 стран мира лишь 75, с точки зрения демократии, являются «свободными», 38 – «несвободными», а 73 – «свободными частично». При этом Россия попадает в последнюю категорию, а значит, ее политическое устройство также может считаться авторитарным. Так ли это на самом деле? Давайте вместе попробуем в этом разобраться.

Авторитарные режимы: понятие и условия возникновения

Все в нашей жизни развивается циклически, в том числе и устройство общества. Являясь переходной формой от тоталитаризма к демократии, авторитарные режимы часто возникают в странах, где одновременно со сменой общественного строя происходит ярко выраженная поляризация политических сил. Нередко они формируются там, где наблюдаются длительные политические и экономические кризисы, преодоление которых демократическим путем весьма проблематично. Авторитарные режимы часто стартуют при чрезвычайных условиях, когда в стране требуется навести порядок и обеспечить обществу нормальные условия жизни. Один человек или небольшая группа людей концентрирует в своих руках главные функции политической власти, существование оппозиции если и допускается, то с весьма ограниченными возможностями действия. В СМИ действует жесткая цензура, властвующие организации контролируют общественные, участие населения в управлении страной сведено к минимуму. При этом авторитарные режимы допускают существование представительских органов, могут проводиться обсуждения, референдумы и т. п. Однако результаты голосований часто фальсифицируются, а общественное мнение в СМИ «фабрикуется» органами власти, т. е. обществу навязывается определенная идеология. Свободы и права гражданина хоть и провозглашаются, но реально государство их не обеспечивает. Для того чтобы сохранить свое существование, авторитарные режимы подчиняют себе суды и силовые структуры. Государственное управление производится в основном при помощи командных и административных методов, в то же время массовый террор отсутствует.

Виды и примеры авторитарного режима

Данный тип устройства имеет множество разновидностей, основными из которых являются тиранический, деспотический, военный и клерикальный. В первом случае власть узурпируется одним человеком, который осуществляет единоличное правление. В далекие времена он был сильно распространён в Греции, а в современном мире неприемлем. Деспотический режим отличается «неограниченностью» власти и характерен для стран с абсолютистской монархией. Ярким его примером является период царствования в России Ивана Грозного, а также правление Петра I. Такой режим - пережиток прошлого.

Клерикальный (теократический) режим базируется на господстве религиозных лидеров, которые сосредотачивают в своих руках как светскую, так и духовную власть. В качестве примера можно привести Иран. Военно-диктаторский или просто военный режим основан на власти высшей военной элиты, захватившей правление в результате переворота. Господствующей социально-политической силой становится армия, которая и реализует как внешние, так и внутренние функции государства. Страны с авторитарным режимом такого типа – это Ирак при правлении С. Хуссейна, Мьянма, а также ряд стран Тропической Африки.

fb.ru

3. Основные типы авторитарных политических режимов.

Среди множества авторитарных порядков можно выделить следующие их основные типы: партийные, корпоративные, военные, национальные и режимы личной власти.

Особенность партийных режимов заключается в осуществлении монопольной власти какой-либо партией или политической группировкой, не обязательно формально представляющей институт партии. Чаще всего это однопартийные режимы, но к ним могут быть отнесены и формы правления аристократических (Марокко, Непал) или семейных (Гватемала) групп, а также правление первых лиц государства с их сплоченными политическими «командами» (Белоруссия). Обычно такие режимы либо устанавливаются в результате революций, либо навязываются извне (как, например, в послевоенных условиях в странах Восточной Европы, где были установлены коммунистические режимы с помощью СССР). Но в отдельных случаях режимы этого типа могут представлять собой и результат эволюции легитимного режима.

Достаточно массовой разновидностью авторитарных режимов являются военные режимы. Они стали возникать после Второй мировой войны в развивающихся странах. Это был период освобождения их от колониальной зависимости и формирования национальных государств. Военные оказывались в традиционных обществах наиболее сплоченной и просвещенной социальной группой, способной объединить общество на основе идеи национального самоопределения. Поведение военных после захвата власти было различным. В одних странах они отстраняли от власти коррумпированную гражданскую политическую элиту и проводили политику в интересах национального государства (как, например, в Индонезии, на Тайване). В других случаях сами военные оказывались исполнителями воли более могущественных финансовых групп и государств (так, большинство военных режимов в Латинской Америке финансировалось США).

В современное время военные режимы, как правило, возникают в результате переворотов, заговоров и путчей. Наибольшее число примеров установления военных режимов дали страны Латинской Америки, Африки, а также Греция, Пакистан, Турция. Такие политические порядки отличаются подавлением значительной части политических и гражданских свобод, широким распространением коррупции и внутренней нестабильностью. Государственные ресурсы используются в основном для подавления сопротивления, снижения социальной активности граждан. Заданные правила игры поддерживаются угрозами и принуждением, не исключающим использование физического насилия.

Модели национального авторитаризма возникают в результате доминирования в элитарной группировке национальной или этнической группы. В настоящее время такие системы характерны для ряда стран на постсоветском пространстве (Узбекистан, Туркменистан, Казахстан). Они еще не обрели законченности, но уже явно демонстрируют стремление создать социальные и политические преимущества представителям одной группы населения, этнизировать органы государственной власти, представить активность инонациональных групп населения как политическую оппозицию. В этих странах проводится негласная политика вытеснения инонациональных групп. В то же время в ряде стран отдельные круги оппозиции (в основном конкуренты в этнически господствующей среде) скатываются к применению методов политического террора. Отсутствие многих механизмов, способствующих либо ужесточению власти правящего режима, либо, напротив, сохранению баланса политических сил, вызывает особую нестабильность, чреватую возможностью обвального развития событий.

Корпоративные режимы олицетворяют собой власть бюрократических, олигархических или теневых (неформальных, криминальных) группировок, совмещающих власть и собственность и на этой основе контролирующих процесс принятия решений. Государство становится прибежищем сил, которые используют прерогативы официальных органов для защиты своих узкогрупповых интересов. Экономическим основанием такой системы власти является разветвленная в госуправлении система квот, разрешительный порядок регистрации предприятий, отсутствие контроля за деятельностью государственных служащих.

Наиболее распространенной экономической предпосылкой корпоративного авторитаризма является госпредпринимательство, в результате которого чиновники получают огромные личные доходы. Государственные институты, обладающие формальными правами, не могут противостоять этим группам, контролирующим принятие решений и девальвирующим значение легитимных каналов участия населения во власти. Корпоративное перераспределение ресурсов, как правило, исключает политические партии и другие специализированные группы интересов из процесса принятия решений.

В 1990-х гг. в российском обществе сложился олигархически-корпоративный тип политической системы, при которой влияние на рычаги власти имели представители наиболее богатых кругов общества, крупного капитала. По официальному признанию властей, теневые, криминальные структуры контролировали более половины государственной экономики и частного сектора. Корпоративные принципы отношений элитарных групп качественно снизили влияние на власть идеологически ориентированных ассоциаций (партий), представляющих интересы различных широких слоев населения.

Режимы личной власти (Индия при И. Ганди, Испания при Франко, Румыния при Чаушеску) персонализируют все политические отношения в глазах общественного мнения. Это может привести к гражданской диктатуре, для которой характерна единоличная власть гражданского лица. Обычно такой личностью становится национальный лидер или лидер «группы по интересам», пришедший к власти с помощью государственного переворота. Он может либо проводить относительно самостоятельный политический курс, опираясь на собственную харизму, либо обслуживать интересы своих сторонников. Жесткий характер правления в сочетании с определенными традициями некритического восприятия власти нередко дает экономический эффект, приводит к активизации населения и росту легитимности режима. Однако такая система власти нередко провоцирует политический террор со стороны оппозиции.

Еще одну разновидность авторитаризма представляют теократические режимы, подобные режиму аятоллы Хомейни в Иране.

Авторитарные режимы не следует рассматривать как орудие выражения интересов меньшинства. Современные авторитарные режимы используют достаточно широкую палитру ресурсов, а не только средства принуждения и политические репрессии. Их особенностью является заметное сокращение удельного веса методов идеологической обработки и политического принуждения. Авторитаризм чаще использует экономические стимулы: создание возможностей роста благосостояния для широких слоев общества, проведение эффективной социальной политики. Практическая эффективность ряда авторитарных режимов (например, в Южной Корее, Сингапуре, Тайване) позволила им не только решить задачи технологической модернизации, заметно повысить уровень жизни населения, но и привлечь на свою сторону широкие слои общества.

В связи с этим можно отметить, что авторитарные режимы обладают значительными мобилизационными и ориентационными возможностями благодаря способности концентрировать ресурсы на стратегических направлениях развития. Достигая экономической и социальной эффективности, авторитарные режимы формируют демократическую систему ценностей, заинтересованность граждан в политических и гражданских правах и свободах, потребность в свободе информации, независимости мышления, нетерпимости к произволу и насилию.

В конце 1980-х — начале 1990-х гг. научный и политический интерес к авторитаризму значительно возрос в связи с крахом преимущественно тоталитарных политических систем в Советском Союзе и ряде стран Восточной Европы. Попытки многих из них, в том числе и России, быстро, в духе большевистских «кавалерийских атак» ввести демократию без наличия необходимых для нее общественных предпосылок, не увенчались успехом и повлекли за собой многочисленные разрушительные последствия.

Стало очевидным, что для проведения радикальных общественных реформ необходима власть, обладающая высокой способностью обеспечивать политическую стабильность и общественный порядок, мобилизовывать общественные ресурсы, преодолевать сопротивление политических противников.

В современных условиях постсоциалистических стран «чистый» авторитаризм, не опирающийся на активную массовую поддержку и ряд демократических институтов, едва ли может быть инструментом прогрессивного реформирования общества. Он способен превратиться в криминальный диктаторский режим личной власти, не менее разрушительный для страны, чем тоталитаризм.

Поэтому сочетание авторитарных и демократических элементов, сильной власти и ее подконтрольности гражданам — важнейшая практическая задача конструктивного реформирования общества.

Список литературы

Авторитаризм и власть // Социально-политический журнал. 1997. №3.

Авторитаризм и демократия в развивающихся странах. – М., 1996.

Баранов Н.А. Эволюция взглядов на популизм в современной политической науке. – СПб., 2001.

Баранов Н.А. Популизм как политическая деятельность. – СПб., 2002.

Гаджиев К.С. Политическая наука: Учебное пособие. – М., 1995.

Курс политологии: Учебник. – 2-е изд., испр. и доп. – М., 2002.

Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы: Учебное пособие. – М., 2000.

Мухаев Р.Т. Политология: учебник для студентов юридических и гуманитарных факультетов. – М., 2000.

Основы политической науки. Учебное пособие для высших учебных заведений. Ч.2. – М., 1995.

Политология. Учебник для вузов / Под ред М.А.Василика. – М., 1999.

Политология. Энциклопедический словарь. - М., 1993.

Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М., 2001.

Сумбатян Ю. Г. Политические режимы в современном мире: сравнительный анализ. Учебно-методическое пособие. - М., 1999.

Фридрих К., Бжезинский З. Тоталитарная диктатура и автократия // Тоталитаризм: что это такое? Т.2 / Ред. кол. Л.Н. Верчёнов и др. - М., 1992.

20

studfiles.net

3. Авторитарные режимы - Txtb.ru

Перечень всех учебных материалов

Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология

3. Авторитарные режимы

  Важность анализа авторитарных режимов обусловлена уже тем обстоятельством, что большая часть человечества до сих пор довольствуется именно этим типом политического устройства. Чем же привлекателен мир авторитаризма? Каковы его перспективы и основы стабильности? Что отличает и что объединяет между собой различные виды авторитарных политических устройств? К рассмотрению этих вопросов мы теперь обращаемся.
  Универсальные характеристики авторитаризма
  Термин "авторитаризм", несмотря на его распространенность, не является строго определенным. В известной степени мир авторитаризма значительно более богат и разнообразен, чем мир демократии. Об этом свидетельствует опыт истории и современности. Ибо если демократические системы при всех имеющихся среди них различиях объединены между собой наличием процедуры конкурентных выборов, то авторитарные режимы не могут похвастать ничем таким, чтобы их принципиально объединяло. По справедливому наблюдению С. Хантингтона, единственное, что их объединяет, — это отсутствие свойственной демократиям процедуры выборов (33). В остальном они имеют между собой довольно мало общего. Тем не менее, выделение авторитарных режимов представляется нам методологически важным, ибо оно позволяет провести четкую границу между демократиями и не-демократиями, отделить друг от друга две принципиально отличающиеся политические вселенные.
  Очень часто авторитарные режимы определяют, как правление силой (34). Смысл такого правления заключается в концентрации власти в руках одного или нескольких лидеров, не уделяя первостепенного внимания достижению общественного согласия относительно легитимности их власти. Поэтому в своем чистом виде авторитаризм почти всегда может быть отождествлен с использованием инструментов принуждения и насилия. Армия, полиция, тюрьмы и концентрационные лагеря выступают для режима повседневными "аргументами" в доказательстве как неколебимости его устоев, так и обоснованности претензий на власть.
  В то же время было бы преувеличением сказать, что все авторитарные режимы отвечают этому определению. В реальной действительности такие режимы сплошь и рядом стремятся использовать дополнительные средства стабилизации, опираясь, по возможности, на традицию и харизму лидера. Более того, исторический опыт убеждает в том, что ценности традиций, религиозных и культурно-региональных оказываются в условиях авторитаризма достаточно сильны. Испания при Франко, Португалия при Салазаре, Аргентина при Пероне могут служить убедительным тому подтверждением. В этом смысле авторитаризм следует отличать от тоталитаризма, который является как бы продолжением тенденций, имеющихся в условиях авторитарного режима, — таким продолжением, которое порождает совершенно новое качество, новую разновидность политического режима со своими специфическими характеристиками, институтами, принципами стабилизации и осуществления власти (см. подробнее 3.4.). По сравнению с тоталитарным правлением, авторитаризм не свободен в отправлении своей власти. В обществе сохраняются институты, которые представляют для режима реальную угрозу: семья, род, церковь, социальный класс, городская и деревенская культура, социальные движения и ассоциации. Иными словами, в обществе сохраняется довольно мощный потенциал для формирования и деятельности оппозиционных политических групп.
  Поэтому оппозиция авторитаризму, как правило, существует, хотя и существенно отличается от оппозиций в условиях демократии. Что отличает оппозиции в условиях авторитаризма и демократии, так это уровень их терпимости к правящей политической группировке. Нетерпимость режима с необходимостью порождает адекватную реакцию со стороны оппозиции — ее главной целью и смыслом деятельности становится устранение режима с политической сцены. Естественно, что избираемые для этого средства далеко не всегда являются правовыми и часто вступают в конфликт с тем, что является официально признанным (35).
  Хорошей иллюстрацией различий трех режимов — демократии, авторитаризма и тоталитаризма — является часто использующаяся в сравнительной политологии шутка. Согласно этой шутке, в которой конечно же заключена немалая доля справедливости, политические системы Великобритании, Испании и Советского Союза в 50-е годы отличались следующим образом. В Великобритании разрешалось все, что не запрещалось (принцип правового государства), в Испании запрещалось все, что специально не разрешалось, а в Советском Союзе было запрещено все, включая и то, что официально считалось разрешенным. Если мы рассмотрим Великобританию, Испанию и СССР соответственно как примеры демократического, авторитарного и тоталитарного политического устройства, то перед нами возникнет достаточно емкое сопоставление основных особенностей трех типов режимов.
  Большую работу по такому сопоставлению и деталях проделал уже упоминавшийся нами Р. Макридис. Он проследил как и посредством каких механизмов различные режимы осуществляют свою власть в обществе (см. схему 14).

Схема 14. Различия и сходства авторитарных, тоталитарных и демократических режимов

  Таким образом, можно выделить следующие, универсальные для авторитаризма характеристики. Все авторитарные режимы отличает:
  — стремление исключить политическую оппозицию (если таковая существует) из процесса артикуляции политических позиций и принятия решений;
  — стремление использовать силу в разрешении конфликтных ситуаций и отсутствие демократических механизмов контроля за осуществлением власти;
  — стремление поставить под свой контроль все потенциально оппозиционные общественные институты — семью, традиции, группы интересов, средства массовой информации и коммуникации и пр.;
  — относительно слабая укорененность власти в обществе и вытекающие отсюда желание и, одновременно, неспособность режима подчинить общество всеобъемлющему контролю;
  — перманентные, но чаще всего не слишком результативные поиски режимом новых источников власти (традиции и харизма лидера) и новой, способной сплотить элиту и общество идеологии;
  — относительная закрытость правящей элиты, которая сочетается с наличием внутри нее разногласий и борющихся за власть группировок.
  Все сказанное было рельефно отражено в определении авторитаризма, данном X. Линцом. Согласно этому определению, авторитарными являются "политические системы, для которых характерен ограниченный, хотя и не инициируемый сверху, политический плюрализм, отсутствие разработанной и ведущей идеологии при наличии однако определенного типа ментальности, отсутствие широкой и интенсивной политической мобилизации, исключая отдельные периоды развития. Это — системы, в условиях которых лидер или узкая группа осуществляют власть в нечетко определенных, но вполне предсказуемых границах" (36).
  Разновидности авторитаризма
  Такое широкое определение авторитаризма оставляет значительный простор для классификации авторитарных режимов. Сюда могут быть отнесены и известные в истории абсолютные монархии, и феодальные аристократии, и режимы бонапартистского типа, и военные диктатуры, и многие иные смешанные формы, с трудом поддающиеся определению. Однако исследователи современных авторитарных режимов чаще всего выделяют следующие три группы: однопартийные системы, военные режимы и режимы личной власти (37). Главный критерий такого разделения режимов — правящая группировка, ее основные характеристики и способы взаимодействия с обществом. Во всех трех случаях существует, по определению Хантингтона, устойчивое стремление свести к минимуму конкуренцию элит и массовое политическое участие. Единственное в этом ряду исключение — Южно-Африканский режим апартеида, представлявший собой расовую олигархию и исключавший из участия в политике более 70% населения, практикуя одновременно довольно широкую конкуренцию в рамках белого сообщества. К этим трем группам авторитарных режимов может быть добавлена еще одна — бюрократически-олигархические режимы. Власть в этих режимах осуществляется группой лиц, нередко представляющих интересы различных общественных слоев, однако в формулировании и принятии решений главная и безусловная роль принадлежит здесь государственной бюрократии.
  1. Однопартийные системы. Термин "однопартийность" может использоваться, как отмечал Дж. Сартори, в трех случаях. Во-первых, применительно к ситуации, когда одна партия монополизирует политическую власть, не допуская существования никаких иных партий и политических организаций. Во-вторых, когда одна партия выступает в качестве гегемонистской, а все остальные, существуя, не имеют шансов конкурировать с ней на равной основе. В-третьих, возможна ситуация доминантной партии, когда одна и та же партия постоянно получает подавляющее большинство голосов в парламенте. В этой ситуации партии не только существуют как легитимные, но и, несмотря на свою недостаточную эффективность, имеют в политической борьбе равные стартовые условия (38). Третий образец выходит за рамки авторитарной политики, ибо в нем присутствует свободная и справедливая конкуренция — главное условие демократических систем. Следова

txtb.ru

проблемы, ограничения и положительные чертыTOП – ШКОЛА

Авторитарные режимы как стимул для развития: проблемы, ограничения и положительные черты

Автор: Лохаева Тамара Владимировна
преподаватель правовых дисциплин
Тольяттинского социально-экономического колледжа

АВТОРИТАРНЫЙ РЕЖИМ — политический режим, при котором государственная власть осуществляется одним лицом либо узким кругом лиц (правящей элитой) при минимальном участии населения.

Авторитарный режим принято рассматривать как режим, попирающий права населения и тормозящий общее развитие государства, постоянно использующий принудительные и силовые методы для регулирования основных социальных процессов. И укоренению этого устойчивого мнения способствует наличие множества примеров мирового авторитаризма с негативными последствиями. Но на самом деле негативный характер авторитаризма зависит, в первую очередь, от того, какие идеи и цели ставит перед собой так называемый «носитель власти».
Соответственно, его идеи и цели напрямую связаны с его убеждениями, мировоззрением, взглядами на жизнь. Из сказанного можно сделать вывод, что, к сожалению, не все стоящие у власти при авторитарном режиме являются высокоморальными, нравственно устойчивыми, свободными от личной корысти и заинтересованности личностями. А если это так, то, возможно, стоит рассмотреть имеющиеся в мировой истории примеры положительного авторитаризма, и, соответственно, личности тех, кто стоит у власти, как «рулевых» такого развития государства.

И целью нашей работы является донести аудитории мысль, что авторитаризм может быть не только инструментом жесткого принуждения, но и источником благосостояния и стабильности государства. И мы постараемся на примерах и в сравнении решить эту сложную задачу.

На самом, деле, как бы, может быть, кощунственно это не звучало, мир авторитаризма гораздо разнообразнее и богаче, чем мир демократии, ибо каждое государство с авторитарным режимом существует и развивается особенно, практически не имея сходных черт, в то время как в государствах с демократическим режимом уже существует хотя бы одна общая черта – это наличие выборной системы.

Как было уже отмечено, авторитарным режимом принято считать «правление силой», где все имеющиеся и вновь создаваемые силовые инструменты служат лишь одной цели – подчинить население. В то же время было бы преувеличением говорить, что все авторитарные режимы соответствуют этому определению.

На самом деле, имеющиеся авторитарные режимы используют и создают те инструменты, которые соответствуют нравственной убежденности, национальным и культурным традициям и, конечно, имеющейся харизме лидера. И, как показывает мировой опыт, именно традиции, религиозные и культурные, являются при авторитарном режиме самыми вескими аргументами для установления и осуществления власти, а также, для дальнейшего развития и процветания государства.

Ярким подтверждением этому служат периоды правления Франко в Испании (20-ый век н.э.), Перона в Аргентине (20-ый век н.э.), Салазара в Португалии (20-ый век н.э.). Во всех перечисленных государствах в эти периоды отмечался рост многих значимых сфер общественной жизни государства. Примерно в это же время достаточное количество других государств с авторитарным режимом (Чили, Вьетнам, Китай, Южная Корея и др.) явили миру возможность весьма эффективно сочетать политическую безопасность и устойчивость с экономическим ростом, личную и общественную безопасность населения, свободную конкурирующую экономику и даже, сравнительно развитый плюрализм, что, казалось бы, совершенно невозможно при авторитаризме, с сильной властью одного лица или группы лиц.

Нельзя не согласиться также и с тем, что авторитаризм, как, впрочем, и другие политически-правовые режимы, имеет свои слабые стороны. И одной из важнейших слабых сторон является полная зависимость проводимой политики в стране от позиции главы государства или группы высших руководителей. Именно поэтому так важно, кто именно стоит во главе авторитарного государства, что это за личность.

В качестве образца авторитаризма как стимулирующего развитие всей государственной системы можно привести крупнейшее государство на Аравийском полуострове — Королевство Саудовская Аравия. Это достаточно развитое, цивилизованное государство с высоким уровнем проживания. Авторитет первого лица государства и, следовательно, всего авторитарного режима поддерживается за счет того, что правовой основой государства является шариат — совокупность правовых, традиционных, морально-этических и религиозных норм ислама.

В основе шариата лежит Коран. Шариат включает элементы конституционного, уголовного, административного, семейного гражданского права, а также моральные, этические и поведенческие нормы. Учитывая, что наказания по шариату довольно суровы, а также то, что население государства исключительно верующее и религиозно настроенное, можно предположить, что нормы соблюдаются неукоснительно. На мой взгляд, это единственное верно выбранное направление в политике государства – построение уклада жизни общества в строгом соответствии и соблюдении норм религии и веры.

Король государства, фактически являющийся собственником абсолютно всего, что находится в его стране, обеспечивает своим подданным высочайший уровень жизни. Единственное, что может ограничивать его власть, это те самые нормы шариата, которые король также обязан соблюдать. В стране также имеются исполнительная, законодательная и судебная власть, местное самоуправление, что говорит о том, что, несмотря на то, что вся эта власть подконтрольна королю, политика, как внешняя, так и внутренняя, в государстве осуществляется весьма грамотно и, что самое главное, на пользу государству и населению.

Выше уже было сказано, что одной из негативных черт авторитаризма является зависимость проводимой государственной политики от установок и позиции лидера. Да, безусловно, это очень важный момент при решении вопроса о смене политического режима, но в то же время необходимо отметить, что именно при авторитаризме в государстве обеспечивается политическая стабильность; возможность свержения власти путем внутренних переворотов, революций и других силовых методов практически отсутствует, общественный порядок более устойчивый и стабильный, чем в государствах, скажем, с демократическим режимом. В случае же нападения со стороны других государств быстрее и эффективнее мобилизуются народные и общественные ресурсы.

Немаловажным является и то, что уровень преступности в авторитарных государствах гораздо ниже, чем в современных демократических государствах, а различные проводимые главой государства радикальные реформы, направленные на улучшение жизни общества, имеют гораздо больший эффект. То, что такие реформы проводились и проводятся, является бесспорным фактом, потому что вряд ли народ, находящийся в плачевном положении и не имеющий надежды его изменить, будет долго терпеть бесправие авторитарного режима.

Если взять, снова, к примеру, то же самое Королевство Саудовская Аравия, то одним из тяжких политических преступлений является любое обсуждение (устное или письменное) существующего политического строя, что уже практически на самом корню устраняет возможность политического переворота, плюс, уважение, хотя бы внешнее и приличие к существующему политико-правовому режиму обеспечено, а это уже залог успеха. В то же время в демократических государствах с отсутствием или практически отсутствием цензуры, наблюдается порой явное неуважение к существующему строю.
Конечно, авторитарный режим – не идеальное средство для установления и удержания порядка в стране, а также для обеспечения благосостояния населения и процветания государства в целом. Политические, гражданские, социальные и другие права и свободы при авторитаризме ограничены, власть цензуры, наличие серьезных силовых ресурсов и методов в случае возникновения критических ситуаций в стране, слабое, а, иногда, и полное отсутствие политического участия населения в жизни государства.

Но на настоящий момент мировая история испробовала уже все возможные способы и методы правления и пришла к выводу, что нет оптимального решения, как нет и абсолютно идеального политико-правового режима. Каждый из существовавших и существующих режимов имеет свои недостатки и существенные промахи. Когда-то демократия казалась самым совершенным политическим режимом, за нее боролись, сражались.

На сегодняшний день все большее количество населения в разных странах мира приходит к выводу, что установление демократического режима — это далеко не самое лучшее решение, принимаемое в результате государственных переворотов. Так почему бы не рассмотреть возможность установления авторитарного режима как один из возможных способов изменения ситуации в стране в целом и дальнейшего перехода к действительно демократическому государству.

Вопрос это не однозначный, и ответа на него пока нет. Ибо, прежде чем придти государству к авторитаризму, необходимо сначала воспитать кардинально новое поколение с прочными нравственно-идейными традициями. Может, тогда и вопрос смены власти перестанет быть актуальным и будоражащим.

Вообще, как было отмечено ранее, авторитарный мир довольно богат и разнообразен, потому что каждое такое государство развивается своим особенным путем. Поэтому очень сложно выявить и установить четкие признаки авторитаризма без того, чтобы не упростить и, соответственно не исказить их, в силу их многообразия. То, что в одном государстве является признаком, дискриминирующим авторитаризм, в другом, будет показателем стабильности и процветания. Даже, если сейчас взять в качестве примера некоторые авторитарные государства и сравнить их, то мы увидим абсолютно разные уровни развития политической, экономической, социальной и других сфер государства.

Из этого можно сделать вывод, что все-таки не сам авторитарный строй является порой тормозящим фактором развития государственной системы в целом. Огромную роль, и эта мысль же звучала в нашей работе, играет личность лидера, его жизненные установки, традиции, в которых проходило становление лидера как индивидуума, нравственно-моральные убеждения.

На самом деле, в мире не существует двух абсолютно одинаковых авторитарных режимов, хотя для того, чтобы наиболее удобно было изучать и анализировать такое явление, как авторитаризм, была предложена следующая базовая классификация авторитарных режимов: военный, фашистский, династический (монархический), коммунистический, теократический.

Конечно же, такая классификация весьма условна, и очень часто они пересекаются, и провести четкую границу между ними очень трудно. Но даже уже из классификации авторитарных режимов можно увидеть, насколько это разные государства. К примеру, теократические государства – это государства, в которых и политическая, и социальная, и духовная жизнь общества сосредоточена в руках духовенства. Примером такого государства может служить Тибет. Да, Тибет – это типичный пример теократического и, следовательно, авторитарного государства, но, на самом деле, на мировой арене о Тибете редко говорится как о государстве с авторитарным режимом. Зато, фашистский режим мы сразу с уверенностью определяем как «авторитарный», и картинка государства с таким режимом складывается соответствующая.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что термин «авторитаризм» очень объемный, многослойный, и дающий, в основном, лишь поверхностную характеристику государству, исходя из общепринятых признаков. Изучение авторитарного режима – это задача, которую можно решить лишь при пристальном анализе его в конкретном государстве. И сколько бы мы государств с данным установленным режимом не изучали, все они будут разными, и объединять их будет только одно – они принадлежат к авторитарным государствам.

В самом начале нашей работы мы поставили себе в качестве цели определить, является ли авторитаризм исключительно инструментом жесткого и беспрекословного подчинения, или, все же может служит источником благосостояния и процветания государства.

Неизвестно, смогли ли мы вас убедить, что авторитарное государство может быть вполне развитым, цивилизованным, преуспевающим государством. И тем более, не уверены в том, что смогли склонить вас в лагерь сторонников авторитарного режима, но, думается, что поколебать вашу решимость в отношении исключительно негативного настроя в отношении авторитаризма мы все же немного смогли. Ибо, нет ничего более печального и невежественного, чем однобокое суждение о каком-либо вопросе. Плох авторитаризм или хорош, мы все равно не сможем ответить однозначно, даже если когда-нибудь нам доведется проживать в авторитарном государстве, потому что, даже в этом случае человек судит, прежде всего, исключительно со своих общечеловеческих позиций, и уж потом с позиции гражданина государства.

История знает много примеров как положительного, так и негативного авторитаризма, и все они имеют место быть. Единственное, что хочется сказать, так это то, что авторитарный режим можно рассматривать как стимул для развития как всего государства, так и отдельной личности – носителя власти. И здесь очень важно, какая личность стоит во главе государства.

Нельзя не затронуть в данной работе и Россию, которую традиционно, согласно Конституции РФ, называют демократической. На самом же деле, демократизм в России носит лишь формальный характер, а черты авторитарного режима прослеживаются довольно часто. Не будем вдаваться в более глубокий анализ правовой системы Российской Федерации, скажем лишь одно: авторитарный режим необходим сейчас современной России, т.к. он будет способствовать и способствует созданию необходимых духовных и материальных предпосылок будущего по-настоящему демократического режима. Главное – выбрать верное направление и не «засидеться» в авторитаризме.

Любое политико-правовое устройство можно рассматривать как промежуточную ступень в развитии на пути к идеальному правовому, справедливому государству. На настоящий момент в России интересы общества и государства не совпадают, то есть, обладая признаками демократии, Россия фактически еще не является демократическим государством. И именно поэтому, сейчас необходимо сначала четко определить структуру политико-правового устройства России, без фальшивых установок на демократию, признать, что все же Российская Федерация на данный момент – это более авторитарное государство с элементами демократии, чем демократическое государство, и уже затем, исходя из верно определенного типа правового устройства, выстраивать дальнейший курс развития государства.

Государство типичного авторитарного режима вряд ли можно считать реформаторским государством, так как со временем, ничем не контролируемый авторитаризм грозит перерасти в диктаторский режим, не несущий никакого прогресса для страны. Авторитарные режимы, ориентированные на демократию, также недолговечны. Единственный достойный выход – движение навстречу истинно ценному, реальному демократизму, как единственно правильному курсу, способному вывести страну на путь процветания и благополучия.


xn----8sb3aemcew1d.xn--p1ai

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *