Сорос quantum – Quantum Group of Funds Джорджа Сороса (Soros). Forex портал Optima-Finance, 2018

Содержание

Quantum Group of Funds Джорджа Сороса (Soros). Forex портал Optima-Finance, 2018

Джордж Сорос (Soros), настоящее имя Дъердь Шорош, родился в Будапеште 12 августа 1930 году в Еврейской семье среднего достатка. Отец Джорджа был адвокатом и издателем (пытался издавать журнал на эсперанто). В 1914 году он ушел добровольцем на фронт, попал в плен к русским и был сослан в Сибирь, откуда бежал обратно в родной Будапешт. Во времена репрессий благодаря фальшивым документам, изготовленным отцом, семья Сороса избежала преследования нацистами и в 1947 году эмигрировала в Великобританию, где Сорос поступил на учебу в Лондонскую Школу Экономики. На лекциях философа Карла Поппера Сорос впервые познакомился с идеей открытого общества. После ее окончания и нескольких лет работы в Лондоне он в 1956 году перебрался в Нью-Йорк и стал работать брокером и финансовым аналитиком. Добившись первичного успеха, он пришел к выводу, что его судьба - управлять чужими инвестициями.

В 1969 году Дж. Сорос, располагая относительно скромным капиталом и войдя в долги, вместе с партнером основал свой международный инвестиционный фонд "Квантум групп". Он занимался рискованными операциями на рынках государственных ценных бумаг, а также на товарных и валютных рынках. Фонд "Квантум" удваивал свой капитал в среднем каждые два с половиной года. К середине 1995 года капитал группы фондов "Квантум" оценивался более чем в 10 миллиардов долларов, а размеры личного состояния Джорджа Сороса составляли примерно треть этой суммы.

В начале 80-х годов Сорос начинает создавать благотворительные фонды. По его словам, центральной идеей его благотворительной деятельности стала помощь созданию открытого общества в тоталитарных государствах. Сорос создал свою теорию открытого общества, являвшуюся развитием взглядов философа Карла Поппера. Важнейшими понятиями данной концепции стали демократия в управлении государством, рынок в экономике и гарантия свободы печати.

В конце 80-х годов в странах Восточной Европы был создан целый ряд фондов Сороса, способствовавших продвижению там демократии и свободного рынка. В СССР в 1988 году для поддержки гуманитарных проектов создан фонд "Культурная инициатива". В 1992 году для поддержки фундаментальных естественных наук в бывших республиках СССР создан Международный научный фонд. В 1995 году в России начало свою работу представительство Института "Открытое общество".

С учетом реалий послевоенной Европы, а также того, что Сорос в период войны жил по поддельным документам, естественно, что его биография в период детства и юности известна лишь в самых общих чертах и главным образом с его собственных слов. При этом она слабо документирована и очень необычна. Поэтому юношеские годы Сороса и начальный период его деятельности в Лондоне стали предметом домыслов и спекуляций. Некоторые недоброжелатели даже ставили под вопрос еврейское происхождение финансиста.

Многие повороты в судьбе Сороса, например жизнь в оккупированной нацистами Венгрии, переезд в Великобританию уже в 1947 году (в 17-летнем возрасте), поступление бедного юноши-иммигранта в престижную Лондонскую школу экономики, его дальнейшее проникновение в элиту Уолл-Стрита и последующий взлет действительно не находят себе достаточных объяснений, кроме известной соросовской "финансовой гениальности". Заметим при этом, что финансовая элита Лондона и Нью-Йорка является сосредоточием самых высокоинтеллектуальных и образованных людей Запада. На этом фоне столь блестящая карьера едва ли могла бы состояться только благодаря личным качествам молодого иммигранта из Венгрии.

Встречаются, однако, и более правдоподобные объяснения феноменальным успехам Сороса на финансовом поприще, смысл которых сводился к тому, что Джордж Сорос в действительности является своего рода наемным менеджером, осуществляющим финансовые проекты группировки могущественных международных финансистов, предпочитающих держаться в тени и базирующихся преимущественно в Великобритании, Швейцарии и США.

В частности, Соросом были предприняты грандиозные усилия для вывода своих операций из-под контроля государственных органов и спецслужб США. Все основные спекуляции Сороса на мировых финансовых рынках осуществлялись через его засекреченную оффшорную компанию "Quantum Fund NV", зарегистрированную на принадлежащем Нидерландам карибском острове Кюрасао. Это самый крупный фонд внутри контролируемой Соросом группы "Quantum Group of Funds". В составе совета директоров фонда нет ни одного американца - он представляет собой собрание итальянских и швейцарских финансистов. Более того, сам Сорос не входит в состав совета директоров Фонда, официально в Quantum Fund NV (как и других фондах группы) он является "советником по инвестициям", оказывающим свои услуги через другую компанию, Soros Fund Management, зарегистрированную в Нью-Йорке. Таким образом, в руководстве фонда Quantum нет ни одного человека, от которого правительство или судебные органы США могут потребовать показаний о деятельности фонда.

Согласно публикуемым данным, Дж. Сорос тратит ежегодно на свои некоммерческие проекты в среднем около 300 млн. долларов, что, безусловно, является огромной суммой. Также не подлежит сомнению, что эти средства приносят заметный общественно полезный эффект: например, немало российских ученых получили соросовские гранты и смогли продолжить научную работу.

О том, что за Соросом стоит могущественная организация наглядно свидетельствует то, что часто он является выразителем интересов целого ряда крупных финансовых структур в их отношениях с национальными правительствами разных стран.

Например, во время финансового краха в Бразилии в конце 1998 - начале 1999 гг. именно Сорос возглавил усилия по спасению средств действовавших на местном рынке крупных западных портфельных инвесторов. Принадлежавшие Соросу инвестиционные фонды были одними из крупнейших кредиторов Бразилии, однако Дж. Сорос выступал от имени всех крупных западных корпораций, действовавших на бразильском рынке и на равных вел переговоры с правительствами разных стран.

План Сороса начал осуществляться в начале февраля 1999, после того, как из-за обвала реала не удался план МВФ по спасению бразильской экономики, в рамках которого предполагалось предоставить Бразилии кредиты общим объемом в 42,5 млрд. долларов.

Прежде всего, руководителем бразильского Центробанка был назначен Арминио Фрага, (Arminio Fraga), до этого отвечавший в упоминавшейся выше компании "Soros Fund Management" за подразделение группы фондов Quantum под названием "Quantum emerging markets growth fund". Одной из первых мер нового главы Центробанка стало снятие ограничений для бразильских банков на привлечение займов зарубежных кредитных организаций. Если до этого бразильские банки могли привлечь иностранных кредитов на общую сумму 3,5 млрд. долларов, то после снятия ограничений она увеличилась до 55 млрд. долларов.

Одновременно Дж. Сорос созвал в Давосе пресс-конференцию, на которой призвал МВФ и семерку индустриально развитых стран не только продолжить, но и ускорить выдачу обещанных ранее кредитов Бразилии, а также посоветовал частным банкам присоединиться к этим усилиям. Свою точку зрения он аргументировал тем, что настал наиболее благоприятный момент для западных банков установить свой контроль над промышленностью и банками Бразилии. План в целом удался: позиции западных инвесторов были сохранены и укреплены, а падение реала прекращено.

Приведенный пример влияния на правительство крупной страны является далеко не единственным. Так, в июне 1992 года Соросом была организована встреча "либеральных" министров правительства Италии с группой крупных британских банкиров. В ходе встречи в тайне от общественности был разработан план приватизации значительной части итальянских государственных предприятий в интересах узкой группы финансистов. План впоследствии был осуществлен.

www.optima-finance.ru

Фонды Quantum Group. Сорос о Соросе. Опережая перемены

Я могу с гордостью заявить, что у фондов группы Quantum, с которой я свя­зан, не имеется указанных недостатков, поскольку менеджеры имеют значи­тельную долю вложений в фондах, которыми они управляют. Наша собствен­ность является прямым и сильным стимулом стабильного управления финан­сами. Фонду Soros Fund Management более 25 лет; у нас не было ни одного слу­чая, когда мы не могли выполнить требований о внесении залога. Мы лишь из­редка используем опционы и более экзотические производные ценные бумаги. Наша деятельность состоит в том, чтобы противостоять тенденции, а не следо­вать за ней. Мы пытаемся в самом начале поймать новые тенденции, а на бо­лее поздних стадиях стараемся захватить момент поворота тенденции. Следо­вательно, мы стремимся стабилизировать, а не дестабилизировать рынок. Но мы делаем это не в качестве общественной услуги. Так мы зарабатываем день­ги.

Таким образом, я должен отклонить хотя бы малейший намек на то, что на­ша деятельность является вредной или дестабилизирующей. Это оставляет, однако, еще одну область для рассмотрения; мы используем заемные средства и мы можем вызвать проблемы, если не сумели выполнить требования о вне­сении залога. В нашем случае риск этот является весьма далеким, но я не мо­гу говорить за все хеджевые фонды.

Наш опыт с фондом Soros Fund Management показал, что банки и компа­нии, ведущие операции с ценными бумагами, тратят огромные силы на сбор информации и отслеживание нашей деятельности. Поскольку мы ежедневно следим за рыночными котировками наших портфельных вложений и регуляр­но поддерживаем связь с банками, они могут легко следить за объемом исполь­зуемого нами кредита. Я уверен, что для них это стабильный и прибыльный бизнес и что нашу деятельность намного проще контролировать, чем большую часть иной деятельности.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

staff.wikireading.ru

3. История Quantum Fund. Сорос о Соросе. Опережая перемены

3. История Quantum Fund

БВ – С каким объемом капитала начинал Quantum Fund?

ДС – Его предшественник, фонд Double Eagle, начал с 4 млн. долл. В 1969 г. он был преобразован в фонд Сороса, имеющий в 1973 г. капитал примерно 12 млн. долл.

БВ – Какую часть этих 12 миллионов составляли ваши собственные средства?

ДС – В то время очень небольшую. Руководители имели право получить 20% от прибыли. У меня был младший партнер, Джим Роджерс. Мы вкладывали свою долю прибыли в фонд и получали тот же доход, что и остальные акционеры, плюс 20% от прибыли каждый год, поэтому наша доля участия в фонде со временем накапливалась.

БВ – Джим Роджерс сейчас широко известен как автор книги Инвестиционный мотоциклист (Investment Biker) и специалист CNBC. Где вы с ним познакомились?

ДС – Он был аналитиком в небольшой фирме на Уолл-стрит, а затем присоединился ко мне в компании Arnhold & S. Bleichroeder. Мы вдвоем боролись со всем миром. Джим Роджерс был выдаюшим-ся аналитиком и чрезвычайно работоспособным. Он работал за шестерых. В то же время он понимал и разделял мою теоретическую концепцию и инвестиционную теорию. Таким образом, мы могли многое дать друг другу. Это было очень плодотворное партнерство. Мы продолжали расти, и это создало некоторые проблемы, поскольку Джим Роджерс не хотел принимать на работу новых людей. Ему нравилось наше партнерство, и он не хотел допускать в него кого-либо извне. Я настаивал на увеличении нашей команды, чтобы идти в ногу с нашей фирмой. Джим сопротивлялся этому, но в итоге мы взяли нескольких учеников, которых Джим Роджерс обучал с нуля. Поскольку наше кредо в то время заключалось в том, чтобы не иметь ничего общего с Уолл-стрит, мы считали, что все, кто получил брокерскую подготовку на Уолл-стрит, были безнадежно испорчены.

БВ – Что, как вам казалось, было не в порядке с Уолл-стрит?

ДС – Мы оба исходили из постулата, что рынок всегда неправ. Но в то же время разница между Джимом Роджерсом и мной заключат лась в том, что Джим считал превалирующую точку зрения всегда ошибочной, тогда как я считал, что мы также можем ошибаться. Точка зрения Уолл-стрит была, по определению, общепринятой точкой зрения. Мы не только хотели отличаться, но и были дейст-вительно иными. Человек, приходящий к нам и опирающийся на общепринятую точку зрения, не подошел бы для нашей деятельности. Джим Роджерс уделял этому очень большое внимание. Я был менее непримиримым; я мог бы принять на работу кого-нибудь с Уолл-стрит. Но это была его позиция, и, поскольку он делал всю работу, я ему подчинился.

БВ – Если он делал всю работу, что же делали вы?

ДС – Я принимал все решения.

БВ – А он занимался лишь аналитической работой? Разве не он нажимал на курок?

ДС – Он никогда не нажимал на курок. Он не имел права нажимать на курок.

БВ – Почему? Он неудачно это делал?

ДС – Совершенно верно. Он был очень хорошим аналитиком. Между нами было разделение труда.

БВ – Таким образом, он приносил вам идеи и спрашивал: «Как вы хотите поступить?»

ДС – Иногда так. Иногда я выдавал идеи, а он занимался их анализом. Я также проводил некоторый анализ, особенно если мы вступали в новую область или если возникали трудности. Как правило, мы следовали принципу: сначала делать вложения, а затем заниматься анализом. Я занимался инвестициями, а он – анализом.

БВ – Случалось ли так, что вы делали инвестиции, он проводил анализ, а затем обнаруживал, что идея была не совсем верной, но вы тем не менее сохраняли купленные акции?

ДС – Так и было. Фактически это были самые лучшие ситуации, поскольку мы также знали свои слабые места, мы знали, где может произойти неприятность и когда выходить из игры. Мы опережали играющих и очень удобно себя чувствовали, владея такими акциями. Мы всегда искали ошибки. Иногда мы вдруг понимали, что идея в целом была ошибочной, и тогда выходили из игры максимально быстро.

БВ – Но я помню, Джордж, как однажды я имел отношение к некоторым акциям, в которых вы были в то время заинтересованы. Вы звонили мне и говорили со мной как аналитик. Так что вы должны были непременно делать некоторую часть аналитической работы самостоятельно.

ДС – Да, безусловно. Я работал в это время довольно много и стал неплохим экспертом в некоторых областях. Обычно мне приходилось становиться специалистом практически мгновенно, поскольку если у меня возникала новая идея, то было лишь несколько дней, чтобы ознакомиться с новой областью промышленности. Но я помню пару случаев, когда я заглядывал довольно глубоко.

БВ – Тот случай, о котором я упомянул, был связан с компанией, занимающейся нефтью.

ДС – Она называлась Тот Brown (Том Браун). Идея работы с нефтяными компаниями принадлежала Джиму Рождерсу. Мы заработали довольно много, играя на повышение, а затем потеряли значительные суммы, играя на понижение. Невозможно бороться с компанией, поднимающей курс своих акций, когда она опирается на нефть. Он хвастался, что будет называть свои нефтяные скважины «Сорос номер один», «Сорос номер два»... в честь наших крупных ставок на понижение. У него было великолепное чувство юмора, но нам оно не нравилось.

БВ – Можете ли вы привести некоторые примеры иных проектов, которые вы тогда анализировали?

ДС – Один из них – компания по страхованию ипотечных гарантий, Mortgage Guarantee Insurance Company, или MAGIC, как мы ее называли. Когда произошел крах на калифорнийском рынке частной недвижимости, на рынке все считали, что компания может разориться. Но она пережила это испытание, и мы заработали огромные суммы. В этот момент я взял себе за правило: следует владеть акциями только после того, как они пережили трудные испытания, но избегать владеть акциями в период этих испытаний, однако это легче сказать, чем сделать.

Затем была такая область деятельности, как тресты по вложению в недвижимость, Real Estate Investment Trusts (REITs), которую обнаружил я. Мы правильно определили моменты взлета и падения. Я опубликовал работу, в которой описывались эти процессы первоначально как самоусиливающиеся, но в итоге – саморазрушительные; процессы, которые должны были плохо кончиться для большинства подобных трестов. Они должны были разориться. Но тогда до конца было по крайней мере три года. Поэтому акции следовало покупать прямо сейчас. Мы получили хорошие результаты, играя на повышение, и продали акции удачно – до того, как они достигли пика. Затем, через несколько лет, цены начали падать. Мне казалось, что было слишком поздно играть на понижение, но затем я перечитал свою записку, в которой предсказывал, что эти компании потерпят крах, и понял, что поздно не будет никогда. И это был единственный раз, когда мне удалось получить больше 100% на вложенные деньги при игре на понижение, поскольку по мере падения акций я продолжал усиливать свои ставки на понижение. Я вовлек в это примерно 1 млн. долл., в то время для моего хеджевого фонда это была крупная сумма.

БВ – А какие значительные идеи внес Джим Роджерс?

ДС – Вероятно, наиболее важной его идеей была оборонная промышленность, которой в то время полностью пренебрегали. После бума в оборонной промышленности осталось лишь один-два аналитика, все еще занимавшихся этой областью. Джим Роджерс открыл такие акции, как Е Systems и Sanders Associates (Сандерс Ассошиейтс).

БВ – Был ли в тот период какой-либо аналитический проект, которым вы особенно гордитесь?

ДС – Мне удалось уловить правильное направление в развитии технологии примерно в 1978 или 1979 г., в первый и в единственный раз в своей жизни. У Джима была идея, что мир переходит от аналоговых систем к цифровым. Он хотел играть на понижение акций технологических компаний, но я был более заинтересован в игре на повышение. В это время акции технологических компаний были в загоне. Распределенная обработка данных распространялась со скоростью лесного пожара, но акции продавались с низкой нормой прибыли, поскольку рынок рос слишком быстро, чтобы существующие поставщики могли сохранять свою долю рынка. Инвесторы опасались, что на рынок войдут компании-гиганты и сделают котлету изо всех этих компаний-цыплят. Из-за этих опасений компании, о которых идет речь, не способны были привлечь капитал из внешних источников и в своем росте должны были полагаться на внутренние источники. Они не могли удовлетворить спрос, и, несомненно, существовала возможность вступления на рынок компьютерных гигантов. Это было худшее, но очевидное пророчество. Оно предоставило прекрасную возможность получить прибыли, когда психология инвесторов полностью изменилась. Джим и я отправились в Монтерей на конференцию АЕА (Американской электронной ассоциации) – она в то время называлась WEMA, – и мы встречались с восмью или десятью менеджерами вдень в течение целой недели. Мы ознакомились с чрезвычайно трудной технологической областью и отобрали пять наиболее многообещающих областей роста и выбрали по нескольку пакетов акций из каждой. Это был звездный час нашей команды. Мы пожинали плоды своего труда в течение следующего года или двух. Результаты деятельности фонда были лучше, чем когда-либо, но напряженность в наших отношениях стала непереносимой, поскольку фонд быстро рос, а менеджерская команда оставалась прежней.

БВ – Но к тому времени вы приняли на работу несколько человек.

ДС – Совершенно верно. Мы привлекли к работе в компании нескольких чрезвычайно талантливых людей. Они были либо абсолютными новичками в бизнесе, либо имели очень ограниченный опыт. Когда они начали учиться и стали спорить с Джимом, то Джим не смог перенести критики снизу. Он был очень-очень восприимчив к критике, исходящей от меня. У него никогда не было с этим проблем, но он не мог перенести, чтобы ученики критиковали его или не соглашались с ним. Поэтому, как только они стали приносить реальные результаты, он делал всевозможное, чтобы помешать им, что создавало очень неприятную атмосферу. Это также заставило этих людей уйти от нас как раз тогда, когда они стали работать в полную силу. Поэтому вокруг нас образовался некоторый вакуум. Наш фонд становился все больше и больше, но нам приходилось делать всю работу самим. Наказанием за наш успех стал все возрастающий объем работы и ответственности. В итоге мы подошли к той точке, когда это сломало наше партнерство.

БВ – Объясняли ли вы Джиму то, что сейчас объяснили мне?

ДС – Да. По-моему, это произошло в Монтерее, когда я изложил Джиму нашу стратегию, состоящую из трех последовательных шагов. Первый шаг заключался в том, чтобы попытаться построить команду вместе. Если это не приведет к успеху, второй шаг будет состоять в том, чтобы построить команду без него; и если это не сработает, то третьим шагом станет создание команды без меня. Так и произошло. Для начала я изменил название фонда с Soros Fund на Quantum Fund. Я сказал, что это сделано для того, чтобы отметить количественный скачок в размерах нашего фонда, и, конечно, меня занимал в тот момент принцип неопределенности квантовой механики, хотя реальная причина заключалась в том, что я хотел убрать свое имя из названия фонда.

БВ – И что произошло затем?

ДС – Мы начали фазу 1 в 1978 г. и признали, что она не сработала в начале 1980 г. Мы разделили компанию, но фонд продолжал расти с огромной скоростью в течение 1980-1981 гг. Я управлял фондом сам с очень небольшой командой, и напряжение стало непереносимым. Это была фаза 2. Она привела к кризису в 1982 г. В сентябре этого года я отошел от активного управления фондом и передал капитал Quantum Fund другим менеджерам. Это была фаза 3.

БВ – Расскажите о кризисе 1981 г.

ДС – Кризис начался намного раньше, примерно в тот момент, когда я объявил о своей трехступенчатой стратегии. Я был чрезвычайно удачливым человеком, но настаивал на отрицании своего успеха. Я работал как лошадь. Я чувствовал, что, если я откажусь от своего чувства неуверенности, это поставит под угрозу мой успех. И каково было мое вознаграждение? Больше денег, больше ответственности, больше работы – и больше боли, поскольку я полагался на свою боль как на инструмент в принятии решений. Размер фонда достиг 100 млн. долл.; мое личное состояние долж-«о было составлять примерно 25 млн., а я был близок к полному краху. Это не имело смысла. Я решил примириться со своим успехом, признав тот факт, что я действительно добился успеха, даже если бы это означало прекращение моей удачи, поскольку мой Успех зависел от моего самоотрицания, моей самокритики, от мо-sro самобичевания. Вероятно, я собирался убить курицу, которая несла золотые яйца, но в чем была польза этого золота, если моя жизнь становилась все более несчастной? Я должен был начать пожинать плоды своего успеха, иначе все предприятие не имело смысла.

БВ – А разве ваше определение успеха не было связано с вашим образом жизни?

ДС – Оно было связано с моей работой, а не с моим образом жизни. Вообще говоря, положительная сторона моего успеха заключалась в том, что я мог позволить себе то, что я хотел. Но я не обладал какими-либо экстравагантными вкусами. Я всегда жил более скромно, чем позволяли мне мои финансовые возможности. Но вопрос заключался не в этом. Вопрос состоял в том, с какой болью, напряжением и неуверенностью я был согласен жить.

БВ – Тоща что же значило «примириться» с вашим успехом?

ДС – В точности то, что я сказал: я изменил свое отношение. Я признал, что действовал успешно. Я отказался от своей неуверенности, полностью признавая все связанные с этим опасности. Затем наступил довольно странный период. Я расстался не только с Джимом Роджерсом, но и со своей первой женой,

БВ – Почему ваш брак распался?

ДС – Это было частью психологического кризиса, через который я прошел. Эти события небыли напрямую взаимосвязаны, поскольку моя жена меня всегда очень поддерживала и всегда терпимо относилась к моей занятости в бизнесе. Тем не менее изменение моего отношения к себе разрушило наши взаимоотношения. Наступил довольно странный период, когда я разошелся со своим партнером, расстался с женой и остался в одиночестве управлять фондом в 100 млн. долл. В это время я сознательно ослабил ограничения, в рамках которых я действовал. В результате, как это ни парадоксально, наступил период абсолютно фантастических результатов. Мы практически удваивали капитал за каждый из последующих двух лет. Капитал фонда вырос со 100 млн. почти до 400 млн. долл.

БВ – Что вы имеете в виду, говоря, что вы «ослабили ограничения»?

ДС – Я был слишком самокритичным и слишком строго контролировал себя. Я стремился слишком много узнать о каждой ситуации, прежде чем сделать капиталовложения, и часто я слишком рано продавал свои вложения, поскольку считал, что они были недостаточно устойчивыми. Отчасти причина этого заключалась в том, что у меня всегда была масса новых идей, которые я стремился реализовать, из-за чего многие инвестиции просто-напросто вытеснялись из портфеля вложений.

БВ – Вы сказали «слишком рано». Что это значит?

ДС – Да, слишком рано. Мой стиль управления был слишком ограниченным, поэтому я сделал его несколько более свободным. Я больше не стремился узнавать так много о каждой ситуации.

БВ – Вы стали действовать, опираясь больше не интуицию?

ДС – Да, я больше не делал так много предварительной работы. Я допустил, что мне нужно меньше информации для того, чтобы принять инвестиционное решение. Я вступил в этот странный период с запасом знаний, которые могли бы быть применены практически к любой новой ситуации. Помню, что смотрел я на себя с ужасом, пораженный скоростью, с которой мог реагировать, богатством информации, на которую мог опираться, и аналогиями, которые мог использовать. Я контролировал каждую ситуацию, я мог установить связи, которые другим были не видны. Но я также чувствовал, что мои силы истощаются. Машина, которую я собой представлял тогда, катилась под гору. В то время как капитал фонда вырос со 100 до 400 млн. долл., я чувствовал, что рычаги управления выскальзывали из моих рук. Я уже меньше знал о ситуациях, в которые вступал, чем о ситуациях, из которых выходил. Я понимал, что долго так продолжаться не может. Для того чтобы питать 400-миллионный фонд, мне необходимо было намного больше идей, чем в начале этой дикой гонки. Напряжение стало практически непереносимым. И хотя я чувствовал себя свободнее, я не стал менее ответственным. Я чувствовал свою ответ-ственность, даже если действовал гораздо менее осторожно, чем раньше. Это состояние превратилось во внутренний конфликт. Тогда мне казалось, что фонд стал живым организмом, паразитом, который высасывал мои кровь и энергию. Я спросил себя – кто из нас важнее, фонд или я? Разве фонд – не механизм моего успеха, или я становлюсь его рабом? Это заставило меня сделать третий шаг по стратегическому плану, который я изложил Джиму Роджерсу в Монтерее в 1978 г. Я решил уйти с линии огня.

БВ – Именно в этот период вы пытались перевести работу фонда в новую фазу. Но вы столкнулись при этом с рядом трудностей, не так ли?

ДС – Я стал искать людей, которые могли бы разделить со мной обязанности по управлению фондом, и когда я не смог никого найти, то начал искатьлюдей, которым мог бы передать полную ответственность. Неприятным следствием этого стало широкое распространение информации о моем глубоком личном кризисе. Чем с большим числом людей я разговаривал, тем больше людей узнавало о моем образе мыслей и тем хуже становилось мое эмоциональное состояние.

Начали поговаривать, будто я переживал некоторого рода кризис. И я сделал фатальную ошибку: я не перестал управлять фондом, пока искал тех, кто мог бы управлять им вместо меня. Мне следовало заморозить деятельность фонда, а затем реорганизовывать управление. Но я продолжал принимать решения об инвестициях, одновременно проводя интервью с кандидатами.

БВ – И каковы были последствия этого кризиса для фонда?

ДС – В результате фонд начал терять деньги, впервые в своей истории. Я сообщил акционерам о своих проблемах и дал им возможность отозвать из фонда свои средства. В сентябре 1981 г., когда мы потеряли примерно 26%, мы сверх того еще выплатили значительные суммы. Объем фонда сократился с 400 до 200 млн. долл. Это было следствием внутреннего конфликта между мной и моим фондом. В этом конфликте фонд проиграл, потеряв за год 22% средств, а я выиграл, поскольку стал контролировать ситуацию.

БВ – В каком смысле? Как вы понимаете контроль над ситуацией?

ДС – Я отказался быть рабом своего бизнеса. Я четко решил, что буду хозяином, а не рабом. За этим последовали важные перемены: я стал воспринимать себя как человека, действующего успешно; я преодолел страх перед неудачами, которые могут начать преследовать меня, если я признаю свой успех.

БВ – Было ли это чувством вины? Вы думали, что сглазите свой успех, если признаете его?

ДС – Нет, это было нечто большее. Думаю, что страх этот имел веские причины. Когда человек берет на себя серьезный риск, ему необходима внутренняя дисциплина. Дисциплина, которую я на себя наложил, заключалась в глубоком чувстве неуверенности. Это чувство помогало мне замечать проблемы прежде, чем они выходили из-под контроля. Если бы я отказался от этого правила, то мог бы полагаться лишь на усердие и на иные формы рутинной деятельности. Рутина не является моей сильной стороной. Я боялся признать свой успех, поскольку это могло подорвать мое чувство неуверенности. Как только вы считаете успех само собой разумеющимся, вы расслабляетесь. Когда вы оказываетесь в сложной ситуации, то просто пережидаете; вы знаете, что вам везет и вы как-нибудь преодолеете и эту ситуацию. Именно в этот момент вы теряете способность преодолевать тяжелые ситуации.

БВ – Вы боялись самоуспокоения.

ДС – Совершенно верно. Но я думаю, что в этот период мои личные свойства претерпели серьезные изменения. Во многом моими эмоциями руководили чувства вины и стыда, но я преодолел их. Я несколько раз беседовал с психоаналитиком. Эти встречи были Довольно поверхностными в том смысле, что я никогда не полагался на его руководство. Тем не менее это был очень важный процесс. Я понял свои предрассудки и, выводя их на поверхность, Увидел, что они не имели смысла. Я смог от них отказаться.

Однажды у меня в слюнной протоке образовался камень. Он причинял мне жгучую боль. Врач сделал операцию и извлек его, операция также была очень болезненной. Это был круглый, жесткий шарик. Я хотел сохранить его, чтобы помнить о боли, которую он мне причинил. Через несколько дней я посмотрел на него: шарик обратился в пыль. Это был чистый кальций, который превращается в пыль, когда высыхает. То же самое случилось и с моими предрассудками. Они некоторым образом испарились, как только оказались на свету.

БВ – Вы стали более позитивно относиться к жизни, не так ли?

ДС – Да. Я почувствовал, что добился чего-то важного. Я стал человеком, с которым определенно приятно жить. Я уверен, что мои первая и вторая жены имеют абсолютно разные представления о том, кто я такой. Я рассказываю своей жене Сьюзан о том, каким я когда-то был, но не думаю, что она мне полностью верит.

БВ – А что было с фондом?

ДС – К сентябрю 1981 г. я обратил в ликвидную форму активы фонда и превратил их в фонд фондов. План заключался в том, чтобы предоставить часть капитала руководителям других фондов, а я стану руководить ими, а не фондом. Период с 1982 по 1984 г. был весьма неблестящим, и эта схема не слишком хорошо работала.

БВ – Передача части деятельности по управлению фондом была в то время неудачной, не так ли?

ДС – Я привлек нескольких управляющих со стороны. Одни показывали хорошие результаты и продолжали работать в течение многих лет. Результаты других были хуже. Я также привлек на должность финансового менеджера Джима Маркеса. Общий результат работы был средним, и я разочаровался в этой схеме. Поэтому я решил вернуться в фонд и действовать более активно. Джим Маркес не мог с этим смириться и ушел.

БВ – В 1984 г. вы решили, что вы не собираетесь передавать все средства руководителям других фондов. Вы решили вернуться в инвестиционный бизнес и создать команду. Вопрос был лишь в том, чтобы найти хороших «игроков».

ДС – Это произошло немного позже. Сначала у меня не было команды. Мне пришлось вернуться в игру самостоятельно.

БВ – Именно в этот момент вы начали свой эксперимент в «реальном времени». Расскажите, что это было.

ДС – Для того чтобы вновь стать интеллектуально заинтересованным в инвестициях, я решил написать книгу о своем подходе к инвестициям. Я начал то, что назвал экспериментом в «реальном времени». Идея состояла в том, чтобы записывать все этапы и шаги в процессе принятия решений. Поскольку я рассматриваю инвестиции как процесс в истории, во времени, это представлялось мне правильной идеей. То был не научный, а алхимический эксперимент, поскольку я считал, что факт проведения эксперимента должен повлиять на результат, и я надеялся, что это влияние будет позитивным и мои надежды исполнятся. Мы переживали тогда еще один период взрывного роста. И хотя эксперимент не подтвердил теории в соответствии с научными стандартами, он оправдал себя согласно стандартам, установленным теорией. Одно из моих утверждений заключалось в том, что теории и эксперименты могут оказывать влияние на предмет исследования. Таким образом, в 1985 г. я начал эксперимент в «реальном времени».

БВ – Вы описали его в Алхимии финансов.

ДС – Да, это есть в книге. Эксперимент в «реальном времени» оказался очень хорошей идеей, он стимулировал мое мышление. Необходимость пояснять причины принятия решений заставляла меня быть более последовательным; это налагало на меня определенные требования, что было очень полезно. Эксперимент в «реальном времени» касался событий, связанных с соглашением, заключенным в отеле Plaza в сентябре 1985 г. Это соглашение стало огромным событием для меня и для фонда. Мы получили примерно 114% за 15 месяцев эксперимента в реальном масштабе времени. Вероятно, это самый высокий гонорар, полученный автором за книгу.

БВ – Давайте поговорим о соглашении, заключенном в отеле Plaza, и поясним, каким образом оно было связано с экспериментом в «реальном времени». В воскресенье 22 сентября 1985 г. руководители стран «Большой пятерки» встретились в отеле Plaza и согласились с тем, что доллар, который был чрезвычайно сильным в начале 1980-х гг., дошел до точки, когда его курс стал слишком высоким. Они заключили соглашение с целью понизить курс доллара. Можете ли вы рассказать, как вы поняли значение этого события и что предприняли по этому поводу?

ДС – Как я писал в Алхимии финансов, соглашение, заключенное в отеле Plaza, означало, что режим свободно плавающих обменных курсов прекратил существование и был заменен тем, что впоследствии было названо «грязным», или регулируемым, плавающим курсом. Старые формы отношений были сломаны, и началась новая игра. Я думаю, что этот шаг необходимо было предпринять, и я осознал важность этого нового шага. Хотя я уже сделал ставки на повышение иены и марки, я пошел дальше и в значительной степени усилил эти ставки. Сейчас я не помню, сразу ли я это сделал, вероятно, да. Затем я остановился, после чего сделал новые покупки. Но с какой бы скоростью я не действовал, в этом случае я чувствовал, что опережаю события. У меня уже была ставка, и я мог позволить себе увеличить ее и дойти до предела. Я сделал очень большую ставку, что прекрасно окупилось.

БВ – Ваша стратегия хорошо сработала после соглашения в отеле Plaza, но вскоре после этого произошло нечто совершенно иное. Можете ли вы рассказать, что случилось в «черный понедельник»?

ДС – Моя книга была опубликована в 1987 г., и я ездил с лекциями о ней. Я отправился в Школу государственного управления имени Джона Кеннеди в Гарвардском университете для обсуждения моей теории подъемов и спадов. И когда я вышел после этой встречи, я узнал, что рынок резко упал. Это было, как мне кажется, в среду перед «черным понедельником». Именно тогда мне следовало быть в офисе и воспользоваться ситуацией на рынке, но я пропустил этот момент. Я видел, что приближаются неприятности, но я считал, что они придут сначала в Японию, где развивался своего рода финансовый нарыв. Таким образом, я поставил на понижение в Японии и на повышение в США. Тем не менее удар пришелся на Соединенные Штаты. Японский рынок не рухнул, поскольку он был поддержан правительством. Мои ставки на понижение в Японии оказались излишним бременем и заставили отказаться от ставок на повышение, чтобы избежать возможного требования о внесении дополнительного залогового обеспечения. Мне пришлось отойти назад, что я и сделал очень быстро, поскольку мой принцип состоит в том, чтобы прежде всего стремиться выжить, а уж потом заработать. Мы несли серьезные потери в течение нескольких дней, однако это произошло в начале 1987 г., а закончили мы его с положительным балансом прибыли, которая составила, по-моему, 14%.

БВ – К 1987 г. вы создали что-то вроде управленческой команды.

ДС – Правильно. У меня была группа из четырех старших аналитиков-менеджеров, Вы в то время довольно скептически оценивали возможности моей совместной с ними работы и считали, что я не смогу предоставить им достаточной свободы действий, но я был только рад делегировать свои полномочия. Я отошел от управления бизнесом. Я предоставил им все возможности, фактически не отказываясь от руководства фондом. В 1987 г. моя книга привлекла внимание Стенли Дракенмиллера, который в то время был руководителем фонда в фонде Дрейфуса. Он прочел мою книгу, нашел ее полезной и стал искать встречи со мной. Мы познакомились, и я предложил ему войти в мою фирму. Он был очень лоялен и отказался покинуть фонд Дрейфуса, поскольку считал, что должен получить значительное вознаграждение за то, что заработал огромные суммы в течение трудного года. Он справился с кризисом намного лучше, чем я. Однако в конце года, когда он не получил ожидаемого вознаграждения, он почувствовал, что может присоединиться ко мне, что и сделал в сентябре 1988 г. Он взял на себя то, что мы называем макроинвестициями. Я продолжал оставаться руководителем фонда, но все больше и больше отсутствовал, поскольку принимал участие в событиях в Китае, России и Восточной Европе. Стенли принимал макрорешения, а команда, которую я собрал в начале 1987 г., отвечала за выбор акций. В течение первого года работы Стенне добился столь высоких результатов, каких он ожидал, и он возлагал вину за это на мое присутствие, которое некоторым образом подавляло его, побуждало к излишнему самоанализу или нарушало его стиль. Он расстраивался. Между нами не было никакого конфликта, но Стен был недоволен собой. Он и не скрывал этого. Поэтому, когда мое участие в событиях в Восточной Европе стало столь значительным, что меня часто не было на месте, я передал ему все полномочия. Мы оговорили это формально, но я имел в виду именно это. Этот шаг ему помог. До этого Стенли, вероятно, чувствовал, что обладает полномочиями, пока приносит хорошие результаты, но, вероятно, потеряет их, если результаты не будут столь высокими. Когда он действительно взял на себя все, то сложившиеся между нами отношения стали напоминать взаимоотношения тренера и игрока. Поскольку я играл роль тренера, Стенли и другие игроки могли обращаться ко мне за советом, перенимать мои идеи, не считая, что я могу вмешаться в их игру или забрать у них мяч и побежать с ним сам. Я думаю, что это очень полезный способ действий. Я продолжаю принимать решения относительно их участия в прибылях. Половина прибыли, получаемой компанией-менеджером, выделяется команде управляющих. Пирог режу я. И это также очень полезно, поскольку они знают, что я заинтересован в итоговых результатах их работы в фонде на протяжении длительного периода времени. Они согласны с тем, что я -беспристрастный и честный судья, и это создает хорошую атмосферу в команде. Я также отвечаю за общую стратегию фирмы, как, например, решение открыть новые фонды или закрыть существующие или вступить в новые области бизнеса.

БВ – Когда вы перешли к этой новой роли?

ДС – В конце лета 1989 г., когда революции в Восточной Европе набрали полную силу. Как я уже говорил ранее, я не мог продолжать управлять фондом ежедневно; я не мог поддерживать связей, необходимых для принятия решений. Оказалось, что эта перемена была просто чудесной. За эти три года мы получили отличные результаты. Это был еще один период подъема в истории фонда.

БВ – Этими тремя годами были 1991,1992 и 1993-й? Да. Но 1994-й не был столь успешным годом.

ДС – Второй по степени тяжести год для Quantum Fund. Тем не ме-нее нам удалось завершить его с умеренной прибылью – неплохо после огромного трехлетнего подъема. Вполне нормально, что после значительного продвижения вперед приходится отказываться от значительной части прибыли, и в этот раз это произошло снова, но в значительно меньших масштабах, чем ранее, в 1982 и 1987 гг. 1995 г. обещает быть даже более трудным, чем 1994-й. Мы начали год с убытками примерно в 10%, но я уверен, что мы преодолеем и это. Команда двигается в правильном направлении, и у нас более глубокий контроль, чем когда-либо в истории фонда. Невозможно добиваться результатов таких, как наши, без взлетов и падений.

БВ – Чем больше я узнаю историю Quantum Fund, тем больше я понимаю, что она состоит из череды подъемов и спадов, а не из непрерывной цепи достижений. Вы добились феноменальных результатов:на протяжении 26 лет фонд обеспечивал ежегодно 35%-ный доход на акции, и это после того, как прибыль получат управляющие. 1000 долл., вложенная в 1969 г., выросла почти до 2 150 000 долл. с учетом реинвестиции дивидендов. И все же, если присмотреться поближе, то в жизни фонда можно довольно отчетливо различить несколько периодов. Первые 10 лет вы и Джим Роджерс были одни против всех остальных. После подъема и спада 1979 и 1981 гг. наступил короткий промежуток времени, когда вы передали управле-ние фонда другим. Затем наступило время эксперимента «в реальном времени» – до кризиса 1987 г. – еще один подъем и спад. И нако-нец, наступила эпоха правления Стенли Дракенмиллера.

ДС – Вы абсолютно правы.

БВ – Не стал ли размер фонда создавать самостоятельных проблем?

ДС – Да, стал. Это экологическая проблема. Мы слишком велики для нашего окружения. Я осознал это в 1989 г. и решил начать распре-деление наших прибылей между акционерами. Мы также начали диверсификацию средств фонда. Мы начали операции на новых рынках, занялись операциями с недвижимостью, а также стали участвовать в промышленных проектах.

БВ – Но разве это не опасно? Посмотрите, что стало с быстрорастущими компаниями, такими, как Xerox, после того, как они начали диверсификацию.

ДС – Я сознаю эту опасность, но я воспринимаю ее не более чем как просто трудную задачу. Это помогает мне сосредоточиться. Если бы мы не пытались приспособить свой способ действия к растущим размерам, то опасность была бы еще большей.

Поскольку вы стали так знамениты, люди очень пристально за вами наблюдают. Не ограничивает ли это вашу свободу действий?

ДС – Ограничивает. О нашей деятельности ходит так много ложных слухов, что они часто затмевают то, что мы реально делаем. Наша репутация также принесла некоторые позитивные плоды, особенно в области промышленных сделок. Но наибольшим достижением является команда, которую нам удалось привлечь. Мы еще не готовы к вымиранию. Но при этом нам не следует поднимать планку слишком высоко. Нам, вероятно, уже не удастся повторить результаты первых 25 лет деятельности. Если бы это все же произошло, то мы в итоге завладели бы всеми акциями в мире. Мы уже не можем позволить фонду расти дальше. Я был бы удовлетворен, если бы в следующие 25 лет мы смогли добиться в половину таких же хороших результатов, каких мы добились за прошедшие 25 лет.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

staff.wikireading.ru

Джордж Сорос и Quantum Fund

Пожалуй, наиболее легендарной фигурой в истории хедж-фондов был Джордж Сорос, один из богатейших людей мира.

"Я не предприниматель, создающий компании. Я – инвестор, который даёт им оценку… и мои критические оценки принимают форму решений о покупке и продаже", - говорит он о себе.

В отличие от Моргана или Рокфеллера, Сорос не был владельцем какой-либо промышленной корпорации. Он получал свою прибыль благодаря способности мыслить глобально и предвидеть малейшие движения на финансовых рынках, а также имея возможности привлечь огромные капиталы для своих операций.

Так он стал одним из наиболее ярких символов финансового капитализма в самом его чистом виде. Джордж Сорос вспоминал, что сильное влияние на его формирование как личности оказали годы немецкой оккупации Венгрии, когда над его семьей нависла угроза депортации как евреев, а может быть даже и смерти.

«К счастью, мой отец был подготовлен к такому развитию событий: во время революции в России ему довелось пожить в Сибири, и это изменило его… Вернулся он другим человеком… Он растерял свои амбиции и хотел лишь наслаждаться самим процессом жизни», воспитав и в своих детях ценности, «сильно отличавшиеся от принятых в нашем окружении. Ему совершенно не хотелось сколотить состояние или занять видное положение в обществе», и он работал «не больше, чем требовалось для того, чтобы свести концы с концами… Мы были умеренно процветающей, но не типичной буржуазной семьёй, и гордились, что не такие как все»(Сорос Дж. Новая парадигма финансовых рынков).

После войны Джордж решил повидать мир, и хотел направиться либо в Москву, чтобы понять что такое советский коммунизм, или в Лондон. Можно только гадать, кем бы стал Джордж Сорос, если бы поехал на учёбу в Советский Союз. Ясно лишь, что у него была бы совершенно другая судьба, и пропагандистом идеи открытого общества он бы, скорее всего, не был.

Отец отговорил его ехать в Москву, и в сентябре 1947 года юноша с трудом добрался в Лондон, где хотел получить экономическое образование. Жизнь в послевоенной Англии оказалась нелёгкой для молодого венгерского эмигранта. У него не было ни денег, ни друзей, и вскоре он стал чувствовать себя там чужаком. Грела только надежда, что его примут в Лондонскую школу экономики. В то время Джорджу в руки попала книга Карда Поппера«Открытое общество и его враги», оказавшая сильное влияние на формирование системы ценностей и на всю его судьбу.

Поппер хорошо понимал, что такие репрессивные системы как коммунизм и нацизм по сути мало отличаются друг от друга, противопоставляя им демократическое отрытое общество. Сороса, совсем недавно пережившего и нацистскую, и советскую оккупацию, эти идеи сильно впечатлили. Свою профессиональную деятельность он начал в 1953 году в одном из банков Лондона.

Там на практике познавал принципы арбитража, чтобы получать прибыль, используя небольшую разницу в ценах бумаг на различных рынках. В 1956 г. Джордж переселился в США, где занимался европейскими ценными бумагами как аналитик и трейдер. Когда президент Дж. Кеннеди ввёл в 1963 г. уравнительный доход на процентные доходы (interest equalization tax), на практике означавший 15% налог на операции с иностранными ценными бумагами, Сорос стал заниматься американскими акциями – вначале как аналитик, а потом став управляющим одного из первых хедж-фондов.

Этот фонд, основанный в 1969 году под названием Double Eagle Fund, был зарегистрирован на карибском острове Кюрасао. Это был один из первых офшорных фондов, доступный для инвесторов, не являющихся гражданами США. Затем фонд был переименован в Quantum Fund. Название было символично – «квантитативные фонды» (они же «кванты») используют методы квантитативного, т. е. количественного анализа, применяя компьютерные программы для анализа колебания цен одних и тех же бумаг на различных рынках (например, в Лондоне и в Нью-Йорке).

Именно Сорос был одним из главных авторов стратегии «глобального макроинвестирования» (Global Macro), при которой менеджер хедж-фонда может выбирать любые мировые рынки и любые инструменты на них. Главное правильно спрогнозировать события и перетекание капиталов с одного рынка на другой, на чём можно получить прибыль. Именно так в 1989 году один из менеджеров Сороса, Стенли Дракенмиллер, вложил 2 млрд долларов в рост немецкой марки. Расчёт был правильным – после падения Берлинской стены в Западной Германии вырос дефицит бюджета из-за дополнительных расходов на восстановление Восточной Германии, а Бундесбанк поднял процентные ставки, чтобы контролировать инфляцию.

Эта операция стала одной из наиболее успешных в истории фонда. Дракенмиллер вспоминал, как в нему в кабинет зашёл Сорос и спросил, какова его короткая позиция по доллару против немецкой марки. Дракенмиллер ответил, что один миллиард долларов. «И ты называешь это позицией?» – недовольно спросил Сорос, посоветовав как минимум увеличить позицию до 2 миллиардов.

«Так я и сделал, и сделка эта принесла нам значительную прибыль. Сорос научил меня, что когда ты очень уверен в сделке, нужно вкладывать в неё все… Требуется мужество, чтобы не закрывать прибыльную позицию при огромном леверидже», потому что, как говорил Сорос, если ты прав, то позиция не бывает слишком большой»

(Швагер Дж. Новые маги рынка: беседы с лучшими трейдерами Америки)

Наиболее известным примером глобального макроинвестирования стали масштабные манипуляции Сороса с курсом британского фунта в середине 1992 г., обещавшие большую выгоду. В 1990 г. Великобритания присоединилась к европейскому механизму регулирования валютных курсов (Exchange Rate Mechanism, ERM), бывшему промежуточным шагом на пути создания европейской валюты. На фоне рецессии в британской экономике это создало большие проблемы, и стал назревать валютный кризис.

И тогда Сорос решил его ускорить, играя на понижение британского фунта. Его фонд взял кредиты на 10 млрд фунтов, а потом довёл эту сумму до 15 млрд, после чего начал конвертировать фунты в немецкие марки (курс фунта тогда был привязан к курсу марки). Так Сорос создал себе длинные позиции в марках, играя на повышение их курса, и короткие позиции в фунтах. После этого он развернул пропагандистскую кампанию, в различных интервью рассказывая о том, что повсюду идут короткие продажи фунтов, и что британская валюта скоро будет девальвирована. Такой приём давно уже был известен в биржевой игре, – если постоянно говорить о том, что определенные бумаги скоро упадут, начиналось беспокойство, инвесторы на всякий случай избавлялись от этих бумаг, и курс их снижался.

Сорос хотел, чтобы так произошло с фунтом, и его расчет оправдался. В августе 1992 г. за две-три недели британское правительство потратило почти 50 млрд долларов, чтобы удержать фунт от падения, но это так и не удалось сделать. В середине сентября пришлось повысить учетные ставки, что только усиливало недовольство в обществе и политическую напряженность. А через несколько дней Англия вышла из ERM и провозгласила свободный плавающий курс фунта. За счёт падения фунта на 19% по отношению к марке в «черную среду» 16 сентября 1992 года Сорос заработал миллиард долларов за один день, назвав его «белой средой».

И хотя его роль в этом часто преувеличивают, миллиардер приобрел славу самого знаменитого спекулянта всех времён и человека, победившего Банк Англии. Подобную игру в это время проводил не только Сорос, но и другие крупные валютные спекулянты, но, пожалуй, такой огромной суммой рисковал только Сорос. Мог ли сохраниться неизменным курс фунта, если бы Сорос не участвовал в этой игре? Скорее всего, нет. Давление на фунт росло и до того, и многие предсказывали неизбежный выход Великобритании из ERM независимо от действий Сороса, хотя он действительно ускорил этот процесс.

Для правительства премьер-министра Джона Мейджора это был, конечно, шок. Но для британской экономики снижение курса фунта имело позитивный эффект. Финансового кризиса не было, и после того как фунт стабилизировался на уровне на 15% ниже прежнего курса, больше не нужно было тратить значительные суммы на его искусственную поддержку. Были уменьшены процентные ставки, что в следующие несколько лет вызвало общее оживление экономики, в том числе уменьшение безработицы. Поэтому слухи о заговоре международных валютных спекулянтов во главе с Соросом не имели особой популярности в Англии.

С 1992 по 1998 год дела в Quantum Fund шли хорошо – его совокупная прибыль за это время составила 400%. Но с конца 1990-х годов для Сороса, так же как и для Робертсона, началась полоса неудач. Сначала Сорос понёс убытки во время кризиса 1998 года в России (он владел там 25% акций компании «Связьинвест»), потеряв по разным оценкам от 1 до 2 млрд долларов. Затем во время разгара бума «доткомов» Сорос повторил ошибку Робертсона и стал заниматься короткими продажами акций Интернет-компаний, считая, что эти переоценённые бумаги скоро начнут падать.

Однако бум продолжался, бумаги всё не падали, и Сорос потерял 700 млн долларов, а несколько ведущих аналитиков ушли их фонда. Тогда он решил наверстать упущенное и стал открывать по этим бумагам длинные позиции, но время для этого уже было неподходящее. Через несколько месяцев наступил крах «доткомов», создав для хедж-фонда Сороса убытки на 3 млрд долларов. После этого Сорос решил отойти от активного инвестирования, переключившись на финансирование своей благотворительной деятельности и пропаганде идей «открытого общества».

Орфография, пунктуация и стилистика автора сохранены. Мнение автора данной публикации может не совпадать с мнением редакции. Редакция StockWorld не несет ответственности за информацию, содержащуюся в данном материале.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

www.stockworld.com.ua

Биография Джорджа Сороса - история на миллиард

Джордж Сорос – гениальный финансист, философ, политический деятель, филантроп и одновременно спекулянт с радикальными взглядами, авантюрными наклонностями и нестандартным мышлением. Никто не может заранее предугадать его следующий шаг в работе и жизни. Он не ходит проторенной дорогой, а сам прокладывает новые пути, как и новые доктрины.

Его деятельность в мировом масштабе оценивается неоднозначно.

Появился даже термин «сорос», подразумевающий спекулянтов, искусственно создающих валютные кризисы ради наживы. С другой стороны, Сорос создал сеть благотворительных организаций во всем мире под общим названием «Фонд Сороса». Он входит в исполнительный комитет некоммерческой международной организации International Crisis Group, суть которой состоит в предотвращении политических конфликтов.

Образование

  • Лондонская школа экономики – 1952г.
  • Оксфордский университет – 1990 г.

Карьера:

  • Брокерская фирма F. М. Мэйер, арбитражный торговец – 1956–1959
  • Инвестиционная компания Wertheim & Company, аналитик – 1959–1963
  • Инвестиционная компания Арнхолд и С. Блейкроедер, вице-президент – 1963–1973
  • Фонд Quantum Group, единоличный владелец – 1973–2000
  • Фонд Сороса, председатель – 1996

Премии:

  • Комитет Адвокатов по Правам человека, Нью-Йорк – 1990
  • Болонский университет – 1995

Адрес:

  • Управление фондом Сороса, 888 Седьмых авеню, 33-й этаж, номер люкс 3300, Нью-Йорк, Нью-Йорк 10016-0001; https://www.opensocietyfoundations.org/.

Биография Джорджа Сороса

Джордж Сорос (George Soros), ранее Дьордь Шорош, а еще раньше – Дьорд , то есть Георг Шварц, родился 12 августа 1930 года в Будапеште, в еврейской семье. Его отец, Тивадар Шорош, адвокат, ушел на фронт добровольцем в Первую Мировую Войну. Побывав в русском плену и узнав, что представляет собой Сибирь, в 1920 году он сбежал домой.

«Чтобы выжить, надо обходить закон.»

Мать Элизабет советовала сыну получить образование, а отец учил методам выживания. Во время гитлеровской оккупации семья выжила только благодаря поддельным документам, которые изготовил отец. Это был важный жизненный урок – поступать по собственным соображениям, а не по установленным законам.

В 1947 году Джордж перебрался в Лондон, где познакомился с философом антикоммунистом Карлом Поппером и его трактатом «Открытое общество». Именно эта теория зависимости рынкаот психологии будет пронизывать деятельность Сороса на протяжении всей жизни. Будущий основной фонд «Квантум» получит свое название, также исходя из трактата.

«С химическими элементами алхимия не работает. Но она работает на финансовых рынках, поскольку заклинания могут повлиять на решения людей, которые формируют ход событий».

Карьера в Нью-Йорке

В 1956 году, Сорос перебрался в Америку, где устроился в небольшую инвестиционную фирму Ф.М. Майера. Он придумывал и осуществлял новые методы работы.

С 1963 года Сорос преуспевал в качестве финансового аналитика ведущей инвестиционной кампании Arnhold & S.Bleichroeder, которая работала с зарубежными клиентами. Через некоторое время он достиг поста вице-президента. Но тут вышел указ Кеннеди о дополнительных налогах на зарубежные инвестиции, и работа пошла на спад.

Сорос придумал новый способ торговли – внутренний арбитраж. Он продавал ценные бумаги из пакета акций, облигаций, доверенностей по отдельности до того, как их официально разделят. Однако этого ему казалось недостаточно.

«Я не играю в рамках данного набора правил, я стремлюсь изменять правила игры».

Он бросил инвестиции и возобновил написание старой диссертации – «Тяжкая ноша сознания”. Через 3 года он понял, что все-таки сможет достичь гораздо больше на поприще инвестиций. В 1966 г. он вернулся в бизнес, а в 1967 году та же компания Arnhold & S.Bleichroeder доверяет ему создание и руководство несколькими офшорными фондами.

Первые два фонда «Ферст игл» и «Дабл инг» в 1967 году обошлись компании в 250 тысяч долларов. Но он сумел привлечь богатых клиентов из Европы, Южной Америки и Арабских стран. Центральный офиснаходился в Нью-Йорке, а фонды регистрировались на Антильских островах – офшор позволял уходить от налогов. Под руководством Сороса доходы росли, хотя остальные инвесторы терпели убытки.

Создание первого фонда

«Ничто так не заставит Вас сконцентрироваться, как возможная опасность. Для того, чтоб достигнуть максимального уровня ясной мысли, мне нужно вдохновение, и желательно, чтобы оно было связано с риском.»

В 1969 году, сколотив за 3 года успешной работы собственный капитал, Джордж Сорос решил создать собственный хедж – фонд. Такое предприятие характеризуется тем, что использует агрессивную тактику, свободно от нормативов, может само выбирать стратегии и инструменты для инвестирования. Такой путь ведет или к сверхприбылям, или к крупным убыткам.

Джордж Сорос становится совладельцем и руководителем «Double Eagle Fund», (Дабл инг), вложив 4 млн. долл. из личного капитала. Позже фонд превратится в знаменитый «Quantum Group», который принесет Соросу основное богатство и славу.

За долгие годы «Квантум» испытал на себе подъемы и спады, но вкладчики заработали в общей сложности недостижимую и поныне сумму в 32 млн. долларов.

«Я никогда не играю в рамках одного набора правил, а всегда стараюсь изменить правила игры, подстроив их под себя»

К идеям Карла Поппера Сорос приплюсовал свои знания, опыт и дал собственной теории название «рефлексивность». Тогдашние теоретики считали, что профессиональные инвесторы оценивают будущеедвижение рынка, основываясь на традиционной аналитике. Сорос перевернул все с ног на голову. Он уверен, что главенствующее место в прогнозировании занимает психология инвестора.

В 1973 году Джордж Сорос совместно с бывшим коллегой и богатым инвестором Джимом Роджерсом основал собственную компанию. Младший партнер Роджер занимался фундаментальным анализом, а старший, Сорос, заключал сделки. Их привлекали моменты риска, когда курс сохранял хрупкое равновесие, но мог в любой момент качнуться в любую сторону.

Вот пример методов Сороса: во время конфликта Израиля с Египтом советское вооружение оказалось мощнее, чем предполагал Пентагон. Сорос понял, что США сейчас начнут активно наращивать оборонную отрасль, и вложил капитал в военные предприятия. В результате к 1974 г. акции фонда увеличились с 6,1 до 18 миллионов. В 1976 г. их стоимость повысилась на 61,9 %, и далее – на 31,2 %.

1980 год показал, что за 10 лет после переименования фонда «Дабл игл»в «Квантум», стоимость активов выросла до 10,6 %, что составило 381 млн. долл. Личный капитал насчитывал 100 млн. долларов. Сорос сделал богатым не только себя. Его первые инвесторы, и без того богатые люди, благодаря таланту Сороса, стали просто невероятными богачами.

Бизнес или филантропия?

К концу 1980 года его фонд, переименованный в «Квантум», увеличил начальный капитал в 100 раз. И равнялся 381 млн. долларов. Но Сорос уволил Джима Роджерса, и вскоре показатели поползли вниз. Через год он потерял 23%, затем собственный капитал компании уменьшился вдвое. Из остатка в 200 млн. долл. он вернул деньги вкладчикам, а сам решил отдохнуть. Он развелся с первой женой Аннэлис, отношения с детьми не налаживались. Джордж Сорос стал посещать психоаналитика, искал средства от депрессии и решил остановиться на филантропии.

Неожиданно летом 1981 года журнал «Инститьюшнл инвестор» печатает его портрет с надписью: «Величайший в мире инвестиционный управляющий». Хвалебная статья перечисляла его успехи и возносила вверх. Среди его клиентов числились такие магнаты, как Гельдринг, Пирсон, Ротшильд.

Однако постоянные клиенты были напуганы предыдущими убытками. Они забирали свои активы, считая, что Сорос выдохся. Ценные бумаги «Квантума» понизились на 22,9%. Впервые в жизни он решился лететь в Европу, чтобы остановить поток беженцев, однако все было напрасно. Первый раз за 12 лет существования финансовый год закончился с минусом.

К концу 1982 года разочарованный Сорос все-таки поднял стоимость активов на 56,9%, но решил уйти на покой и стал искать подходящего преемника. Им стал Джим Маркес, 33-летний вундеркинд из Миннесоты, управляющий фондом «Ай-Ди-Эс прогрессив фонд».

С 1 января 1983 года Маркес начал карьеру у Сороса. Фонды были поделены на две части. Одной управлял сам Джордж Сорос, а другой – 10 менеджеров.  Годовой итог стал настоящим прорывом. Активы выросли на 24,9 %, что соответствует 75,4 млн. долларов, что составило ни больше, ни меньше, 385 532 688 долларов.

  • Официально считалось, что Сорос отошел от работы, но это не совсем так. Большую часть времени он разъезжал по Европе и Японии, гостил по месяцу в каждой стране. И лишь летом он оставался в Нью-Йорке на острове Лонг-Айленд.

Возврат к бизнесу

«Моя индивидуальность состоит в том, что я не имею никакого особенного стиля инвестиций. Каждый раз что-то новое – новые подходы, новые методы, новые способы реализации поставленных целей».

В 1985 г. акции фонда снова взлетели вверх. Всего один год понадобился, чтобы увеличить рост активов на 122,2% с 448,9 до 1003 млн. долл. Прибыль «Квантума» составила 548 миллионов долларов. Доля Сороса составляла 12%, то есть 66 млн. долларов. Если включить в эту сумму 17,5 миллионов налогов и10 млн. в виде клиентских бонусов, то годовой заработок составит 93,5 миллиона долларов. Легко подсчитать, что с года открытия фонда в 1969 году, каждый вложенный тогда доллар стал стоить 164 долл. Окрыленный Джордж Сорос опять встал на тропу активных действий.

22 сентября 1985 года министр финансов США Джеймс Бейкер встретился со своими коллегами из Великобритании, Франции, ФРГ, Японии для совместного снижения курса доллара. Сорос приобрел миллионы иен за день до упадка доллара и заработал за одну ночь 30 млн. долларов на падении курса USD/JPY (с 239 до 222,5), так как иена поднялась на 4,3% по отношению к доллару, а дальше и на 7%.

И хотя Сорос не знал о предстоящих переменах, многие стали называть его живой легендой валютного рынка. Сам Джордж Сорос говорил, что у него, как и у всех, случаются ошибки, но один крупный успех затмевает все. Суммарно за 1985 год он заработал 230 млн. долл. Был ли это продуманный расчет, или простая случайность, но Сорос среагировал на такой скачок определением – «сущая бессмыслица».

«Для успеха необходим досуг. Нужно время, которое безраздельно принадлежит только вам».

Теперь магнат мог позволить себе спокойно управлять своей империей с высоты пентхауса на Манхеттене, общаясь с крупнейшими банкирами мира на 5 языках. Издание The Economist назвало его «самым интригующим инвестором в мире».  А журнал Fortune охарактеризовал его, как «самого удачливого инвестора своего времени, наделенного даром предвидения».

Как Сорос кинул Английский Банк

«Абсолютно не важно, прав ты или не прав. Важно лишь то, сколько денег ты зарабатываешь, когда прав, и сколько денег ты теряешь, когда ошибаешься».

5 октября 1990 г. состоялось знакомство 60 летнего Сороса со Стенли Дракенмиллером, 30 летним руководителем фонда на Уолл-стрит. Несмотря на разницу в возрасте, они отлично понимали друг друга и крепко подружились. Через два года Стенли Дракенмиллер возглавил фонд «Quantum Fund» Джорджа Сороса.

16 сентября 1992 года, в среду, Сорос провел большую игру. В последние годы он понемногу скупал валюту и государственные облигации Британии. Но тут случилось, что курс фунта стал падать и в течение недели неуклонно снижался. Дракенмиллер  предложил Соросу «помочь» английской валюте упасть еще ниже.

Тот добавил к активам личный капитал около 5 млрд. фунтов стерлингов и выставил на короткую позицию разом более 10 миллиардов. Курс моментально снизился до минимума. Снова скупив акции и валюту по минимальной цене, Джордж Сорос за один день заработал 1 миллиард фунтов стерлингов.

Таким образом, он вынудил Английский Банк провести массированное валютное вливание из государственных запасов и выйти из сферы влияния на европейские валюты. С тех пор Сорос получил статус “Человека, который свалил Банк Англии”.

В следующем 1993 году Джордж Сорос стал самым успешным трейдером на инвестиционном рынке. Журнал «World Finance» подсчитал, что его заработок за 1993 год равнялся ВВП 42 государств. На эту сумму можно было преобрести 5790 автомобилей «Роллс-ройс» или оплатить учебу в высших учебных заведениях Гарварда, Йеля, Принстона и университета Колумбии за 3 года. Он один заработал столько, сколько крупнейшая корпорация «Макдональдс».

Атака на Южную Азию

В 1997 г. Сорос провел аналогичную Англии атаку на понижение валют Индонезии, Малайзии, Филиппин и Сингапура. Она вызвала в этих странах глубокий экономический кризис и возврат экономики на 15 лет назад. Следующей попыткой была атака на Китай, но ее сорвали китайские специалисты. Лидеры многих стран стали беспокоиться. Если Сорос будетторговать их валютой, может начаться экономический кризис. Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад фактически обвинил Сороса в дестабилизации экономики его страны во время азиатской финансовой паники 1997–1998. Воротила капитализма получил статус, как человек, который мог изменить направление финансового мирового рынка.

Грандиозные неудачи

«По-большому счету, я не боюсь все потерять. У меня ведь есть еще голова на плечах, а в голове этой еще есть мозги…».

В 1997 году Сорос, по его словам, совершил главную ошибку в своей жизни, которая была первой в дальнейшей череде неудач. Вместе с Российским олигархом Владимиром Потаниным он создал офшор «Mustcom» и приобрел 25% акций российской ОАО компании «Связьинвест». 1998 год пришелся на кризис, цены упали почти в три раза. Покупка «Связьинвест» обошлась Соросу в 1,875 млрд. долларов. А ее продажа в 2004 году компании «Access Industries» во главе с Леонардом Блаватником  – 625 миллионов.

Второй ошибкой было предсказать в 1999 году понижение активов интернет – предприятий.  Они, наоборот, шли в гору, а 700 000 000 долл. пропали почем зря. Следующим проколом была ставка на рост курса евро. 300 000 000 также были потеряны. Фонд Quantum Fund лишился практически одного миллиарда долларов.

Другие фонды к середине 1999 г. также показали позорный результат в минус 500 млн. долларов. Общий убыток составил полтора миллиарда долл. Клиенты в панике вытаскивали свои деньги. Это был беспрецедентный провал за всю его карьеру. Но Сорос не был бы Соросом, если бы не остановил откат. Более того, он нашел способ привлечь новых инвесторов, снова вложившись в интернет компании, но уже на повышение курса. Оборот фонда «Квантум» к 2000 году вырос до 10 500 000 000 долл.

  • В 2000, в возрасте семидесяти лет Джордж Сорос решил уйти на покой, хотя и сохранил руководство Управлением фонда Сороса. Он вложил в фонд 2.8 млрд. долларов, но у него сохранялось еще приблизительно 5 млрд. Сорос обещал добавить остальную часть денег, прежде чем ему исполнится 80 лет.

Непредвиденно курс индекса NASDAQ, интернет обвалился, и в апреле «Квантум» опустел на 3 миллиарда. Общие потери первого квартала составили 5 миллиардов долларов. Это в 2,5 раз превысило потери 1999 г. В 2004 г. Сорос ликвидирует фонд. С 2011 г. он решает отныне зарабатывать только на себя и свою семью.

Два его сына, Джонатан и Роберт, прокомментировали, что ликвидация связана с появлением новых законов, которые существенно ограничивают деятельность хедж – фондов. Последние нормативы вынуждают сделать бизнес прозрачным, раскрыть данные об инвесторах, что в принципе сделать невозможно.

К 2010 г. Сорос считался самым крупным благотворителем, по мнению издания The Cronicle Of Philantropy. Всего фонд «Open Society Fund» получил из личных капиталов Сороса 332 млн. долларов на поддержку демократии вЦентральной Европе, Восточной Европе и на территориях бывшего Советского Союза.  К 2011 году его состояние оценивалось в 14,5 миллиарда. По оценке Форбса, Сорос являлся 46-м самым богатым человеком в мире.

Пенсионер Джордж Сорос

Но к выходу на пенсию Сорос, конечно, не остался с пустыми руками. Сейчас он проживает в Нью-Йорке, у него пятеро детей. Трое – от первой супруги Анны-Лизы Уитчак, с которой он прожил 23 года. Во второй раз он женился в 1983 г. на Сьюзан Вебер, искусствоведе из Нью-Йорка, которая моложе его на 25 лет. Вместе они прожили 22 года. От этого брака родилось двое детей.

Затем более пяти лет его подругой жизни была 28 летняя телезвезда, бразильянка Адриана Феррейр. В 2001 г., после расставания, она через суд потребовала выплаты компенсации 50 млн. долларов. Сорос посчитал иск “совершенно необоснованным”. Его адвокат высказал свое мнение: «Совершенно очевидно, что это не больше, чем попытка шантажом выманить деньги у состоятельного человека».

И нет ничего удивительного в том, что в 2013 году на 83 году жизни он сочетался браком в третий раз. Бразильянка Тамико Болтон, 42-ух лет ранее торговала биодобавками через интернет, а позже стала владелицей компании по занятиям йогой онлайн.

На текущий момент семейная копилка хранит в своих активах 29 миллиардов долларов.

Секрет богатства Сороса

«Бог дал мне чрезвычайно короткую память, что позволяет мне иметь дело не с прошлым, а с будущим».

  • Несмотря на то, что Джордж Сорос владеет крупной группой компаний «Quantum Group of Funds», все основные операции проводятся через засекреченный, самый крупный оффшорный фонд «Quantum Fund NV», числившийся на карибском острове Кюрасао.
  • Свое состояние он заработал игрой на медвежьем рынке, то есть ставками на понижение. Здесь он использовал свою теорию «Рефлексирование рынка». Она гласит, что прогноз цены в будущем основывается не только на экономических и политических изменениях, но и психологических факторах. Например, чтобы снизить стоимость валюты любой страны, нужно задействовать мировые СМИ, одновременно оказывая давление на аналитиков и трейдеров. Так вызываются кризисы, разрушающие жизни многих тысяч людей.
  • Решительный характер финансиста тоже сыграл свою роль – сказались суровое детство и пример отца. Сам Сорос подчеркивает, что умение выживать дает ключ к успехам в инвестициях. Это значит, что трейдер интуитивно чувствует, когда надо снижать ставки, а когда – поднимать. Иногда – это доли секунды, мгновения. Чрезвычайно развитая интуиция, помноженная на пытливость ума, дает превосходный результат.
  • Сорос превосходно контролирует свои поступки. Сделав неверный ход, он не продолжает игру, а останавливается или вообще выводит активы. Ведь дальнейшая игра в неправильном направлении несет убытки. Этот бизнес требует необыкновенной самодисциплины. В результате Сорос смог войти в международный неофициальный клуб, куда входят 2 тысячи крупнейших личностей – элита международной политики и экономики.
  • Многие считают, что достоинства Сороса – только часть правды. Предполагается, что заручившись дружбой с сильными мира сего, он пользовался закрытой служебной информацией в корыстных целях. В 2002 г. ему даже присудили штраф в 2,2 млн. евро за получение секретной информации с целью получения прибыли.
Полезные статьи:

Политические амбиции

Джордж Сорос не был бизнесменом в обычном понимании этого слова. Дело в том, что огромные деньги давали возможность лоббировать нужные законы, спонсировать цветные революции. Не без его участия менялась власть в восточноевропейских странах, а также в Грузии, Украине. Недаром Петр Порошенко в ноябре 2015 г. наградил его орденом Свободы. Сам Сорос признавался вследовании теории рефлексивности фондовых рынков. Ее суть состоит в том, что рынок не движется сам по себе. Его формируют люди, которые влияют на политические и экономические обстоятельства. Так, например, чтобы обрушить валюту какой-либо страны, надо посредством СМИ, аналитиков, валютных трейдеров заранее расшатать валютный или фондовый рынок.

Благотворительность

Единственный из граждан США, он отдает на благотворительность 50% дохода, что составляет 300 млн. в год. Первый благотворительный фонд под названием «Открытое общество» (Open Society Fund) Сорос открыл в 1979 году. Сразу же он стал выделять деньги для учебы темнокожих студентов в Южной Африке.

В 1992 Сорос основал Центральный европейский университет с основным корпусом в Будапеште. Фонды Открытого общества действуют больше чем в 100 странах. Их ежегодный расход в 2011 году достиг 835 миллионов долларов.

В 1984 году он создал в Венгрии первый Институт Открытого общества с бюджетом в 3 миллиона долларов. В 1990 г. был открыт Центрально‑Европейский университет с филиалами в Праге и Варшаве. Подобные фонды создавались в США, Латинской Америке, Азии, Африке. Их цель – продвигать в жизнь идеи «Открытого общества», нести демократию и свободу, бороться против диктаторов и тирании. С 1984 он потратил на спонсорство более 8 млрд. в 70 странах.

Реально Фонды Сороса нацелены на разложение молодежи и подрыв государства изнутри. Он поддерживает однополые браки, легализацию марихуаны.

Румыния, Хорватия, Белоруссия запретили его деятельность в своих странах. Многие государства считают, что Сорос поддерживает предателей и является спонсором различных оппозиционных обществ. Сорос является представителем теневого мирового правительства, которому выгодно подчинять себе экономику других стран. Поэтому его филантропия носит такой неоднозначный характер.

Джордж Сорос в России

Из 5 млрд. долларов, ушедших на благотворительность, 1 млрд. пришелся на Россию. В 1987 г. впервые открылся советско-американский фонд под названием «Культурная инициатива». Но долго он не продержался, так как средства попросту расхищались. В том же году, совместно с Потаниным, был образован офшор, из-за кризиса продержавшийся всего один год.

В 1988 году был основан благотворительный фонд «Культурная инициатива» для развития науки и культуры. Вскоре он был закрыт, так как деньги снова шли в карман заинтересованным лицам. В 1995 г. Сорос возвращается на российский рынок с фондом«Открытое общество», но история с нецелевыми деньгами повторилась. Тогда была открыта совместная программа «Университетские центры Internet». Российское правительство вложило в него 30 млн., а Сорос – 100 млн. долларов.

За 5 лет, с 1996 по 2001 год, было создано 33 интернет–центра на 100 миллионов долларов. Для молодежи издавался бесплатный журнал СОЖ, имевший общественное и научное направление. Но, как известно, бесплатным бывает только сыр в мышеловке. Идеология учебников истории и культурологии была направлена на укрепление оппозиции. В 2003 г Сорос свернул деятельность российских фондов, а в 2004 г. закрыл гранты. Но фонды, созданные с его помощью, и общества работают до сих пор. Это:

  • Петербургский институт культуры «ПРО АРТЕ»
  • Московская высшая школа социальных и экономических наук
  • Фонд книгоиздания, образования и поддержки информационных технологий
  • Пушкинская библиотека

В те времена Фонды пришлись кстати. Страна была на распутье, в экономике – полный развал, а про гуманитарные отрасли и говорить нечего. Наладили выпуск учебников без советской идеологии, пополнили библиотеки книгами. Но тут была одна хитрость. Все программы содержали оппозиционные идеи. Идеологическая диверсия была рассчитана на молодежь и интеллигенцию.

В ноябре 2015, по предложению депутатов Госдумы, Генпрокуратура РФ признала фонд Открытое общество» в России нежелательным, так как оно  представляло угрозу конституционному строю России. В Воркутинском горном колледже сожгли 53 учебника гуманитарной направленности. В политехническом колледже списано 14 книг для уничтожения. В Ухтинском университете готовились изъять 413 книг.

В чем опасность фондов Сороса

Читатели интернет издания Human Events – powerful voices conservative оценили миллиардера Джорджа Сороса, как «единственного самого разрушительного левого демагога в стране» и назвали 10 аргументов:

  1. Выдача миллиардов обществам с левыми взглядами

Используя «Открытое общество», как трубопровод, Джордж Сорос спонсировал более 7 миллиардов левым группам. Вот некоторые из них: ЖЕЛУДЬ, Союз Аполлона, Национальный совет Ла Резы, Фонд Потоков, Huffington Post, южный Центр Закона о Бедности, Soujourners, Люди для американского Пути, Планирования семьи и Национальной организации женщин.

  1. Влияние на американские выборы

Джордж Сорос в 2004 г. поставил цель убрать президента Джорджа Буша младшего, выделив на это 23.58 миллиона долларов 527 группам, выступавшим против Буша. Сорос помог Бараку Обаме начать политическую карьеру.

  1. Желание сократить американский суверенитет.

Сорос предпочел бы, чтобы Америка стала подвластной для международных организаций. Это укрепило бы власть Всемирного банка и Международного валютного фонда. По его мнению, надо уменьшить американское влияние в МВФ.

  1. Диктатура в вопросах СМИ.

Сорос – финансовый покровитель Американских СМИ, где проводит линию своих интересов. Но в мире существует прогрессивная группа СМИ, которая противостоит консервативному давлению. Ее основатель, Дэвид Брок, открыто объявил войну Fox News, инициировал «партизанскую войну и саботаж” против кабельного канала новостей. Он попытался разрушить бизнес владельца Руперта Мердока, так как по закону образовательный фонд не имеет права вести пристрастную политическую деятельность.

  1. Общество MoveOn.org.

Джордж Сорос был крупным инвестором общества MoveOn.org по защите интересов и проведения политических действий для миллионов либеральных кандидатов. На своем сайте общество сравнивало Джорджа Буша – младшего с Адольфом Гитлером.

  1. Центр американского Прогресса.

Центр американского Прогресса обеспечивал администрацию Обамы темами для переговоров и стратегических положений. Сорос также финансировал Белый дом с Обамой во главе и укомплектовывал его администрацию.

  1. Экологический экстремизм.

Джордж Сорос финансировал Ван Джонса с его левыми экологическими идеями для поддержки обществ: Центр Эллы Бейкер, Зеленый Для Всех, Центра американского Прогресса и Союза Аполлона, который способствовал получению $110 миллиардов для поддержки экологии. Это входило в комплекс мер по стимулированию экономики Обамы. Сорос также финансировал фонды Инициативы Климатической политики из-за глобального потепления, давал деньги обществу «Друзей Земли».

  1. Американское Объединение.

Сорос выделил почти 20 миллионов 527обществам с одной целью – победить президента Буша. Такая поддержка усилила агитационные бригады по месту жительства, дошло до того, что подключали даже уголовников. Регистрация избирателей была пронизана мошенничеством. Раздавали листовки и звонили избирателям по телефону, вводя их в заблуждение.

  1. Валютная манипуляция.

Значительную часть многомиллиардного состояния Сорос заработал на сделках с валютами. Во время азиатского финансового кризиса 1997 года малайзийский премьер-министр Махатхир бен Мохамад обвинил его в сбивании национальной валюты. В Таиланде его назвали «экономическим военным преступником». Сорос инициировал британский финансовый кризис. Он свалил 10 миллиардов стерлингов, чем вызвал девальвацию валюты, а сам получил 1 миллиард прибыли.

Книги Джорджа Сороса:

  • Алхимия финансов – 1987
  • Открывая советскую власть – 1990
  • Поддерживая демократию – 1991
  • Гарантия демократии -1991
  • Читая мысли Рынка – 1994
  • Сорос о Соросе – 1995
  • Кризис Глобального Капитализма: Подвергаемое опасности Открытое общество – 1998
  • Открытое общество: Преобразовывая Глобальный Капитализм – 2000
  • Джордж Сорос на Глобализации – 2002
  • Пузырь американского Превосходства: Исправляя Неправильное употребление американской Власти – 2004
  • Джордж Сорос о глобализации -2002
  • Пузырь американского превосходства -2005
  • Новая парадигма для финансовых рынков: кредитный кризис 2008 года и его значение -2009
  • Финансовый кризис в Европе и Соединенных Штатах -2012
  • Трагедия Европейского союза – 2014

Заключение

«Я никогда не пытался выделиться. Даже тогда, когда имел уже не один миллион, старался жить очень скромно, гораздо проще, нежели мне позволяли мои финансы».

Джордж Сорос, несмотря на неоднозначность мышления, считается великим финансистом нашего времени. Он пережил не один кризис, проворачивал миллионные сделки, терял миллионы, но, в конечном счете, оказывался победителем. Не все согласны с его принципами. Но нестандартное мышление и смелость в принятии неожиданных решений заставляют уважать этого необыкновенного человека.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter, и мы её обязательно исправим! Огромное спасибо вам за помощь, это очень важно для нас и наших читателей!

equity.today

Великий трейдер Джордж Сорос

Интересные факты из жизни Джорджа Сороса

Все слышали, как Джордж Сорос заработал около 2-х миллиардов долларов на обвале британского фунта, который он же и спровоцировал. Но мало кто знает, что позже у него были сделки, куда большего масштаба, правда уже со знаком минус.

Один доллар, инвестированный в фонд Джорджа Сороса, Quantum Fund, в 1969 году, стоил на 2007 год 4000$.

Первый серьезный убыток Джордж Сорос потерпел в 1997 году, инвестировав средства в Россию. А именно, он купил контрольный пакет акций компании «Связьинвест». Эта сделка принесла ему убытки около одного миллиарда долларов.

Второй серьезный убыток он потерпел в 2000 году, когда наблюдалось сильное падение NASDAQ. На этот раз ему пришлось расстаться с тремя миллиардами долларов.

Уже в 10 лет Сорос начал издавать собственную газету. Единственным журналистом в ней был сам Джордж.

С Россией, Сороса связывает не только крупный лось в размере 2-х миллиардов, его отец угодил в плен к русским в 1914 году, был сослан в Сибирь, но впоследствии сбежал из лагеря.

Свою карьеру трейдера Сорос начинал с капитала в 600 долларов. За 10 лет он сумел превратить этот скромный депозит в 100 миллионов.

В его карьере были годы, когда он зарабатывал суммы, равные годовым ВВП таких стран как Чад или Гваделупа.

К президенту США, Джорджу Бушу младшему, Сорос испытывал весьма заметную неприязнь. Чего стоит только одна выпущенная им книга, опустившая президента ниже плинтуса. Помимо того, сын Сороса опубликовал в интернете конкурс видеороликов, посвященных различным косякам президента.

Фонды Джорджа Сороса расположены в 26 странах мира.

Джордж Сорос. Как все начиналось

Родился Джордж Сорос в еврейской семье со средним достатком 12 августа 1930 года в Будапеште. Отец будущего великого трейдера являлся адвокатом и издателем. В 1914 году он пошел добровольцем на фронт, попал в плен к русским, но сбежал обратно в Будапешт. Во временна репрессий, используя фальшивые документы, изготовленные Соросом страшим, семья сумела избежать преследования нацистами и благополучно эмигрировала в Англию.

На то время Джорджу было уже 17 лет. Он поступил в Лондонскую школу экономики, которую и окончил спустя три года. После этого Сорос младший устроился на работу помощником менеджера на галантерейную фабрику. Позже он превратился в коммивояжера, и предлагал товар торговцам на морских курортах Уэльса, разъезжая на дешевом «форде».

Параллельно, Джордж пытался устроиться на работу в торговые банки Лондона, но везде получал отказ, причиной чему служила его национальность и отсутствие протеже. Только в 1953 году ему удалось получить место в «Сингер и Фридландер» и то благодаря тому, что владельцем компании был его соотечественник. Доставшаяся Соросу должность, показалась ему скучной и через три года он уволился и перебрался в Америку.

Свою карьеру в США он начинал с международного арбитража, но после суэтского кризиса бизнес начал идти плохо и Сорос изобрел новый метод торговли, который получил название внутренний арбитраж. Дела пошли вверх. Но длилось это недолго. После того как Кеннеди ввел дополнительные сборы на иностранные инвестиции, бизнес Сороса был разрушен и перестал приносить доход.

После этого Джордж Сорос приостановил занятие трейдингом и вернулся к философии. В период с 1963 по 1966 год он пытается переписать диссертацию, над которой работал после окончания школы бизнеса. Помимо того работал над написанием трактата «Тяжкая ноша сознания». Но ничего хорошего из этого не вышло. По мнению Сороса, у него ничего не получалось, он лишь передавал мысли своего учителя.

Кстати, Вы хотите заработать хорошие деньги, не имея особых навыков или повысить свои доходы? Сайт Dening.ru вам в этом поможет!

Финансовая деятельность Джорджа Сороса

В 1966 году он возвращается к торговле. Из капитала компании в 100 тыс. долларов, Сорос создает инвестиционный фонд с капиталом в 4 миллиона долларов. Поработав три года и получив солидную прибыль, Джордж в 1969 году становится руководителем и совладельцем фонда, который на то время носил название «Дабл Игл», а позже перерос в «Квантум». К середине 1990 года, капитал фонда «Квантум», благодаря спекулятивным операциям Сороса, равнялся уже 10 миллиардам долларов США.

Следующая знаменательная дата в жизни великого трейдера Джорджа Сороса – 15 сентября 1992 года, известная как «черная среда». Правда сам Сорос называл ее «белой». В этот день, благодаря спекулятивным операциям Джорджа английский фунт обвалился на 12%, что принесло Соросу прибыль около 2-х миллиардов долларов. После этого он получил прозвище «Человек, который сломал Банк Англии».

В 1997 году, Сорос решил повторить свой успех пятилетней давности и провел успешную атаку против национальных валют нескольких стран Азиатско-Тихоокеанского региона (Малайзия, Индонезия, Сингапур, Филиппины). Благодаря этому, Сорос заработал массу денег, а перечисленные выше государства были отброшены в своем развитии на несколько лет назад.

Была еще одна подобная попытка заработать на спекуляции валютой, на этот раз по отношению к Китаю, но местные специалисты не без труда сумели избежать плачевных для своей национальной денежной единицы последствий.

Дальше в жизни Сороса пошла черная полоса. В частности, в 1997 году за 1,875 млрд долларов, было куплено 25% акций российской компании «Связьинвест». После 1998 года стоимость ценных бумаг упала более чем в два раза. Соросу пришлось продавать свой пакет, но сделать это было не так просто. Только в 2004 году ему удалось избавиться от этого балласта, правда с серьезными потерями (более 1 миллиарда долларов).

Особенность операций Джорджа Сороса

Практически все основные операции на финансовых рынках, Джордж Сорос осуществлял через свой фонд, зарегистрированный в оффшорной зоне, «Quantum Fund NV».

Большую часть своего состояния, которое на конец 2011 года равнялось 22 млрд. долларов США, Джордж Сорос заработал с помощью игры на понижение. Он не признает технический анализ, только фундаментальный. По его мнению, решения о покупке или продаже принимаются на основе ожидания цена в будущем. Но ожидания – это психологическая сфера, на которую можно воздействовать путем прессы и реальных действий валютных спекулянтов, расшатывающих финансовый рынок.

Каким образом Сорос достиг столь выдающихся результатов на поприще трейдинга сложно сказать. Но на этот счет есть две точки зрения:

  • Своими удачами великий трейдер обязан дару финансового предвиденья.
  • При принятии решения по покупке или продаже того или иного актива используется инсайдерская информация.

Что касается последней идеи, то она не лишена здравого смысла. В 2002 году Парижским судом, Джордж Сорос был признан виновным в получении конфиденциальных данных и использовании их для извлечения прибыли. Его приговорили к уплате штрафа в размере 2,2 миллиона евро. Предполагается, что примерно столько же он заработал на своей инсайдерской сделке с акциями французского банка Societe Generale.

Благотворительная деятельность Джорджа Сороса

По оценкам журнала Business Week (на ноябрь 2009 года) за всю свою жизнь Джордж Сорос пожертвовал более 5 миллиардов долларов, причем 20% из них пришлось на долю России.

Первый свой благотворительный фонд, «Открытое Общество» Сорос создал еще в 1979 году, в США. На сегодняшний день благотворительные фонды Сороса действуют в 26 странах мира.

Отдельного внимания заслуживает благотворительная деятельность Джорджа Сороса в России. В 1988 году был создан фонд «Культурная инициатива», целью которого было поддержание науки, культуры и образования. Но просуществовал он недолго, так как деньги направленные на благотворительные цели израсходовались определенными лицами в личных целях. В 1995 году Сорос предпринял еще одну попытку и создал новый фонд «Открытое общество». В период с 1996 и по 2001 год было вложено около 100 миллионов долларов в проект «Университетские центры Internet». Как результат, на территории России появилось всего 33 интернет-центра. В 2003 году Джордж Сорос официально свернул свою благотворительную деятельность в России.

Книги Джорджа Сороса

Джордж Сорос – Алхимия финансов

Джордж Сорос - Кризис мирового капитализма

Мыльный пузырь американского превосходства

Первая волна мирового финансового кризиса

Сорос о Соросе

forex-traider.ru

Хедж-фонды зарабатывает больше чем гигантские корпорации

Самый большой доход принес хедж-фонд Джорджа Сороса Quantum Endowment. Этот фонд принес инвесторам самую большую прибыль за всю историю существования хедж-фондов. Вторым в списке идет фонд Paulson & Co. Оба этих хедж-фонда совокупно заработали больше, чем такие гиганты McDonalds или Walt Disney.

С момента создания Quantum в 1973 году этот фонд под управлением Сороса принес клиентам 32 миллиарда долларов, то есть в среднем инвесторы зарабатывали по 900 миллионов долларов в год. Сорос и его команда из 300 управляющих принесли своим инвесторам денег больше, чем компания Apple, в штате которой 34 тысячи сотрудников!

Десять самых успешных хедж-фондов за все время работы смогли заработать 154 миллиарда долларов. Даже замыкающий этот список хедж фонд ESL заработал больше, чем крупнейшая британская авиакомпания British Airways за тот же год.

Компания Leveraged Capital Holdings отслеживает динамику хедж-фондов начиная с 1969. Глава компании Рик Софер заявляет, что их исследования отражают квалификацию инвестиционных управляющих. На сто ведущих хедж-фондов приходится 75 процентов совокупной прибыли инвесторов по всей отрасли, которая насчитывает семь тысяч компаний. По словам Софера на рынке есть действительно высококлассные управляющие, но есть и большое количество провалов.

Измерение доходности хедж-фондов занятие весьма трудоемкое. Прежде всего, из за того, что инвесторы непостоянны – они часто выводят свои средства после убыточных периодов и переключаются на более успешные фонды.  В результате таких манипуляций инвесторы зачастую получают доходность значительно меньшую, чем ту, которую показывают фонды. Кроме того, инвесторы, как правило, вкладывают деньги в хедж-фонды после периодов повышенной волатильности, пропуская лучшее для заработка время.

Эксперты из Гарварда и Эмори смогли рассчитать, что средняя доходность инвестора на 3-7 процентных пунктов ниже заявленной доходности хедж-фондов.

В десятку самых эффективных хедж-фондов вошли в основном фонды, основанные в 90-е годы или ранее. И дело даже не в том, что у них было больше времени, чтобы заработать деньги для инвесторов. Прежде всего, дело в том, что за последние десять лет в этой отрасли выросло число институциональных инвесторов и управляющим было необходимо снизить риски, что и сказалось на доходности.

Во время недавнего кризиса фонд Сороса сумел заработать гигантские деньги. А фонду Джона Полсона удалось получить баснословную прибыль благодаря игре против рисковой subprime-ипотеки. Brevan Howard – фонд из Британии стал крупнейшим хедж-фондом в Европе так же благодаря прибыли полученной в кризис.

По наиболее вероятному развитию событий, экономика США будет развиваться вяло – заявляет Девид Теппер из Appaloosa Management, и поэтому он держит 10 процентов от средств фонда «в деньгах».

С ним не согласен Джон Полсон из Paulson & Co, который активно покупает золото и бумаги банковского сектора. Он говорит об «уникальных инвестиционных возможностях». Рынки упали до очень низкого уровня и это исторический момент для покупки очень хороших активов по очень низким ценам.

Если Полсон окажется прав, то в скором времени хедж-фонды смогут зафиксировать астрономические прибыли и выплатить своим управляющим не меньшие бонусы.

По материалам BFM и The Financial Times

Другие статьи на нашем сайте

investtalk.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о