Влияние международных отношений – Влияние международных отношений на политическую карту мира

Содержание

Влияние международных отношений на политическую карту мира

Сущность и виды международных отношений

Определение 1

Международные отношения — это отношения между государствами на основе международного права.

Международные отношения являются одними из ключевых при формировании политической карты мира. Основой любых международных отношений всегда были, есть и будут экономические отношения – отношения на основе хозяйственной деятельности человека. Одним из древнейших видов международных отношений является международная торговля. Она часто служила причиной заключения торговых договоров и торговых союзов между странами.

Политика – есть продолжение экономики. Именно поэтому все политические договоры имели и имеют экономическую подоплеку. Какие-то страны получают выгоду, другие – попадают в экономическую и, соответственно, политическую зависимость.

Война – это продолжение политики радикальными средствами. Там, где не удается решить экономические проблемы политическим путем, некоторые страны прибегают к военной силе. Происходит захват территорий и материальных ценностей противника, разрушение его экономики, уничтожение или порабощение населения. Изменяются границы государств, их политическое устройство, хозяйственная и общественная деятельность.

Влияние политических процессов на формирование государств

Стремление к экономическому и политическому «переделу» сфер мирового влияния привело к ряду локальных военных конфликтов. А в $ХХ$ веке на земном шаре прогремели две мировых войны. По подсчетам историков, за последние $15$ тыс. лет на Земле в мире человечество прожило лишь $500$ лет.

Могут возникать международные наступательные и оборонительные военно-политические союзы, блоки, объединения.
Например, Киевская Русь сформировалась как союз восточнославянских племен, созданный для защиты от набегов восточных кочевых народов – половцев, печенегов, хазар и пр. Российская империя сформировалась за счет завоевания территорий Сибири и Дальнего Востока, покорения народов Центральной Азии и Кавказа. Украина присоединилась к России чтобы выстоять в борьбе за независимость против Речи Посполитой и Турции. Речь Посполитая возникла в ходе объединения Польши и Литвы по религиозным и политическим мотивам. США образовались как объединительный союз территорий, восставших против британской колониальной политики. Сирия и Египет в средина $ХХ$ века образовали Объединенную Арабскую Республику.

Замечание 1

В результате мощного патриотического и интеграционного движения в $90$-х годах $ХХ$ века ФРГ и ГДР объединились в единое немецкое государство – Германию (ФРГ). Из-за экономического и политического кризиса коммунистической экономической доктрины Распался ряд социалистических государств. Вместо Советского Союза (СССР) возникло $15$ независимых государств, Чехословакия (ЧССР) разделилась на Чехию и Словакию. На ряд государств распалась и Югославия.

В ходе борьбы за независимость от британской короны, многие английские колонии получили независимость. При этом снова произошла «перекройка» политической карты мира. Вместо британской колонии Индии в $1948$ году были образованы:

  • Индия,
  • Западный Пакистан,
  • Восточный Пакистан,
  • Шри-Ланка,
  • Непал.

Спустя некоторое время Восточный Пакистан отделился от Западного и стал самостоятельным государством Бангладеш.

Влияние политических процессов на формирование наций

Важным странообразующим фактором является процесс становления и формирования наций и народов. Раннефеодальные государства, по мере формирования национального сознания в обществе, формировании нации, распадаются на отдельные территории по национальному признаку. Так возникают унитарные (однонациональные) государства. Но развитие мирового производства приводит к интернационализации и интеграции капитала. Поэтому закономерно возникает стремление к объединению государств. Еще К. Маркс и Ф. Энгельс писали об этом в работе « О лозунге про Соединенные штаты Европы». В настоящее время интеграционные процессы в европейских странах приводят к все большему сближению экономических и политических систем, объединению ресурсов развитых стран Европы.

Таким образом, мы можем убедиться, что именно совокупность международных отношений формирует политическую карту мира.

spravochnick.ru

Современные международные отношения. Система международных отношений :: BusinessMan.ru

С древних времён международные отношения представляли собой одну из важных сторон жизни любой страны, общества и даже отдельной личности. Становление и развитие отдельных государств, появление границ, формирование различных сфер жизнедеятельности человека привело к возникновению многочисленных взаимодействий, которые реализуются как между странами, так и с межгосударственными союзами и другими организациями.

В современных условиях глобализации, когда практически все государства оказываются вовлечёнными в сеть таких взаимодействий, влияющих не только на экономику, производство, потребление, но и на культуру, ценности и идеалы, роль международных отношений переоценивается и становится все более значимой. Возникает необходимость в рассмотрении вопроса о том, что представляют собой эти международные отношения, как происходит их развитие, какую роль в этих процессах играет государство.

Истоки понятия

Появление термина «международные отношения» связывают со становлением государства как суверенного образования. Формирование в конце XVIII века в Европе системы независимых держав привело к снижению авторитета царствующих монархий и династий. На мировой арене появляется новый субъект отношений – национальное государство. Концептуальной основой создания последнего является категория суверенитета, сформированная Жаном Боденом в середине XVI века. Мыслитель видел будущее государства в отделении его от притязаний церкви и предоставлял монарху всю полноту и неделимость власти на территории страны, а также её независимость от других держав. В середине XVII столетия был подписан Вестфальский мирный договор, который закрепил сложившуюся доктрину суверенных держав.

К концу XVIII века западная часть Европы представляет собой сложившуюся систему наций-государств. Взаимодействия между ними как между народами-нациями получили соответствующее название – международные отношения. Эту категорию в научный оборот впервые ввёл английский учёный Дж. Бентам. Его видение мирового устройства намного опередило время. Ещё тогда теория, развиваемая философом, предполагала отказ от колоний, создание международных судейских органов и армии.

Возникновение и развитие теории

Исследователи отмечают, что теория международных отношений противоречива: она, с одной стороны, очень старая, а с другой – молодая. Объясняется это тем, что истоки появления исследований международных отношений связаны с возникновением государств, народов. Уже в древние времена мыслители рассматривали проблемы войн и обеспечения порядка, мирных отношений между странами. Вместе с тем, как отдельная систематизированная отрасль знания, теория международных отношений оформилась сравнительно недавно – в середине прошлого столетия. В послевоенные годы происходит переоценка мирового правопорядка, делаются попытки создать условия для мирного взаимодействия между странами, формируются международные организации и союзы государств.

Развитие новых видов взаимодействий, появление на международной арене новых субъектов привело к необходимости выделения предмета науки, изучающей международные отношения, освободившись от влияния таких смежных дисциплин, как право и социология. Отраслевая разновидность последней формируется и по сей день, изучая отдельные аспекты международных взаимодействий.

Основные парадигмы

Говоря о теории международных отношений, необходимо обратиться к трудам исследователей, которые посвящали свои работы рассмотрению отношений между державами, пытаясь найти основания мирового порядка. Поскольку теория международных отношений оформилась в самостоятельную дисциплину сравнительно недавно, следует отметить, что её теоретические положения развивались в русле философии, политической науки, социологии, права и других наук.

Российские учёные выделяют в классической теории международных отношений три основные парадигмы.

  1. Традиционная, или классическая, родоначальником которой считается древнегреческий мыслитель Фукидид. Историк, рассматривая причины войн, приходит к тому, что основным регулятором отношений между странами является фактор силы. Государства, будучи независимыми, не связаны никакими конкретными обязательствами и могут использовать силовое преимущество для достижения своих целей. Это направление развивали в своих трудах и другие учёные, среди которых Н. Макиавелли, Т. Гоббс, Э. де Ваттель и другие.
  2. Идеалистическая, положения которой представлены в трудах И. Канта, Г. Гроция, Ф. де Виттория и других. Возникновению этого направления предшествовало развитие в Европе христианства и стоицизма. Идеалистическое видение международных отношений основывается на идее единства всего человеческого рода и неотчуждаемых прав личности. Права человека, по мнению мыслителей, являются приоритетными по отношению к государству, а единство человечества приводит к вторичности самой идеи суверенной державы, которая в этих условиях теряет свой первоначальный смысл.
  3. Марксистская трактовка отношений между странами исходила из идеи эксплуатации пролетариата буржуазией и борьбы между этими классами, которая приведёт к объединению внутри каждого и становлению всемирного общества. В этих условиях концепция суверенного государства также становится вторичной, поскольку национальная обособленность будет постепенно исчезать с развитием всемирного рынка, свободной торговли и других факторов.

В современной теории международных отношений появились и другие концепции, которые развивают положения представленных парадигм.

История международных отношений

Её начало учёные связывают с появлением первых признаков государственности. Первыми международными отношениями считают те, которые складывались между древнейшими государствами и племенами. В истории можно найти немало таких примеров: Византия и славянские племена, Римская империя и немецкие общности.

В средние века особенностью международных отношений было то, что они складывались не между государствами, как это происходит сегодня. Их инициаторами становились, как правило, влиятельные особы тогдашних держав: императоры, князья, представители различных династий. Они заключали договора, брали на себя обязательства, развязывали военные конфликты, подменяя интересы страны собственными, отождествляя себя с государством как таковым.

По мере развития общества менялись и особенности взаимодействий. Поворотным моментом история международных отношений считает появление концепции суверенитета и развитие национального государства в конце XVIII — начале XIX столетия. В этот период сформировался качественно иной тип отношений между странами, который сохранился до наших дней.

Понятие

Современное определение того, что представляют собой международные отношения, осложняется множеством связей и сфер взаимодействий, в которых они реализуются. Дополнительным препятствием является зыбкость разделения отношений на внутригосударственные и международные. Достаточно распространённым является подход, который в основе определения содержит субъектов, реализующих международные взаимодействия. Учебники определяют международные отношения как некую совокупность различных связей-взаимоотношений как между государствами, так и между другими субъектами, действующими на мировой арене. Сегодня в их число, кроме государств, стали входить организации, объединения, общественные движения, социальные группы и т. д.

Наиболее перспективным подходом к определению видится выделение критериев, позволяющих отграничить этот вид отношений от каких-либо других.

Особенности международных отношений

Разобраться, что являют собой международные отношения, понять их природу позволит рассмотрение характерных черт этих взаимодействий.

  1. Сложность этого рода отношений определяется их стихийным характером. Число участников этих связей постоянно растёт, включаются новые субъекты, из-за чего сложно прогнозировать изменения.
  2. В последнее время усилились позиции субъективного фактора, что нашло своё отражение в возрастающей роли политической составляющей.
  3. Включение в отношения различных сфер жизнедеятельности, а также расширение круга политических участников: от отдельных лидеров до организаций и движений.
  4. Отсутствие единого центра влияния по причине множества независимых и равноправных участников отношений.

Все разнообразие международных отношений принято классифицировать на основе различных критериев, среди которых:

  • сферы: экономика, культура, политика, идеология и т. д.;
  • уровень интенсивности: высокий или низкий;
  • с позиций напряжённости: стабильные/нестабильные;
  • геополитический критерий их реализации: глобальный, региональный, субрегиональный.

На основе приведённых критериев рассматриваемое понятие можно обозначить как особый вид общественных отношений, который выходит за рамки какого-либо территориального образования или сложившихся на нём внутриобщественных взаимодействий. Такая постановка вопроса требует выяснения того, как соотносятся международная политика и международные отношения.

Взаимосвязь политики и международных отношений

Прежде чем определиться с соотношением этих понятий, отметим, что термин «международная политика» также сложен в определении и представляет собой некую абстрактную категорию, которая позволяет выделить в отношениях их политическую составляющую.

Говоря о взаимодействии стран на международной арене, люди часто используют понятие «мировая политика». Она представляет собой активную составляющую, позволяющую влиять на международные отношения. Если сопоставить мировую и международную политику, то первая гораздо шире по охвату и характеризуется присутствием участников различного уровня: от государства до международных организаций, союзов и отдельных влиятельных субъектов. В то время как взаимодействие между государствами точнее раскрывается при помощи таких категорий, как международная политика и международные отношения.

Формирование системы международных отношений

На разных этапах развития мирового сообщества между его участниками складываются определённые взаимодействия. Основными субъектами этих отношений выступают несколько держав-лидеров и международных организаций, способных оказывать влияние на других участников. Организованная форма таких взаимодействий – система международных отношений. В её цели входит:

  • обеспечение стабильности в мире;
  • сотрудничество в решении мировых проблем в разных сферах деятельности;
  • создание условий для развития других участников отношений, обеспечение их безопасности и сохранение целостности.

Первая система международных отношений сложилась ещё в середине XVII столетия (Вестфальская), ее появление обусловлено развитием доктрины суверенитета и появлением наций-государств. Она просуществовала три с половиной столетия. Весь этот период главным субъектом отношений на международной арене является государство.

В эпоху расцвета Вестфальской системы взаимодействия между странами складываются на основе соперничества, борьбы за расширение сфер влияния и увеличения мощи. Регулирование международных отношений реализуется на основе международного права.

Особенностью двадцатого века стало бурное развитие суверенных государств и изменение системы международных отношений, которая трижды подверглась коренной перестройке. Следует отметить, что ни одно из предыдущих столетий не может похвастаться такими радикальными переменами.

Прошлый век принёс две мировые войны. Первая привела к созданию Версальской системы, которая, разрушив равновесие в Европе, чётко обозначила два антагонистических лагеря: Советский Союз и капиталистический мир.

Вторая привела к формированию новой системы, получившей название Ялтинско-Потсдамской. В этот период усиливается раскол между империализмом и социализмом, обозначаются противостоящие центры: СССР и США, которые делят мир на два противоборствующих лагеря. Период существования этой системы также ознаменовался распадом колоний и возникновением так называемых государств «третьего мира».

Роль государства в новой системе отношений

Современный период развития мирового устройства характеризуется тем, что происходит формирование новой системы, предшественница которой потерпела крах в конце ХХ столетия в результате распада СССР и серии восточноевропейских бархатных революций.

По мнению учёных, формирование третьей системы и развитие международных отношений ещё не закончилось. Об этом свидетельствует не только то, что сегодня соотношение сил в мире не определено, но и то, что не выработаны новые принципы взаимодействий между странами. Появление новых политических сил в виде организаций и движений, объединения держав, международные конфликты и войны позволяют сделать вывод о том, что сейчас происходит сложный и болезненный процесс формирования норм и принципов, в соответствии с которыми будет строиться новая система международных отношений.

Особое внимание исследователей привлекает такой вопрос, как государство в международных отношениях. Учёные подчёркивают, что сегодня доктрина суверенитета подвергается серьёзным испытаниям, поскольку государство во многом утратило свою независимость. Усиливает эти угрозы процесс глобализации, который делает границы все более прозрачными, а экономику и производство все более зависимыми.

Но вместе с тем современные международные отношения выдвигают к государствам ряд требований, которые под силу только этому социальному институту. В таких условиях происходит смещение от традиционных функций к новым, которые выходят за рамки привычных.

Роль экономики

Особую роль сегодня выполняют международные экономические отношения, поскольку именно этот вид взаимодействия стал одной из движущих сил глобализации. Складывающееся сегодня мировое хозяйство можно представить в виде глобальной экономики, объединяющей различные отрасли специализации национальных экономических систем. Все они включены в единый механизм, элементы которого взаимодействуют и являются зависимыми друг от друга.

Международные экономические отношения существовали до появления мирового хозяйства и связывали между собой отрасли в пределах континентов или региональных объединений. Основными субъектами таких отношений являются государства. Кроме них, в группу участников включены гигантские корпорации, международные организации и объединения. Регулирующим институтом этих взаимодействий является право международных отношений.

businessman.ru

Влияние международных отношений на развитие мирового туристического бизнеса (на примере России)



Влияние международных отношений на развитие мирового туристического бизнеса (на примере России)

Букреева Татьяна Николаевна, старший преподаватель;

Асеева Анна Юрьевна, студент

Юго-Западный государственный университет

В статье рассмотрено влияние развития дипломатических отношений на международный туристический рынок. В заключении сделан вывод, что международные отношения в политической, экономической сферах имеют прямое влияние на состояние мирового туристического бизнеса.

Ключевые слова: международные отношения, туризм, международный туризм, санкции.

Международные отношения — это совокупность отношений в разнообразных сферах деятельности: экономической, политической, правовой, идеологической, дипломатической, военной, культурной, а также туристической и других связей и взаимоотношений между акторами, действующими на международной арене. С каждым годом увеличивается влияние международных отношений на каждую из составляющих его сфер деятельности, в том числе и на туризм [1].

Международный туризм в настоящее время является одной из наиболее динамично развивающихся отраслей внешнеэкономической деятельности.

Неуклонный рост влияния туризма как на мировую экономику в целом, так и на экономику отдельных стран и регионов, является одной из наиболее значительных, постоянных и долгосрочных тенденций, которая сопутствует формированию и развитию мирового хозяйства. В тоже время направления туристического рынка зависят от развития отношений между странами [2].

Рассмотрим несколько конкретных примеров влияния международных отношений на ситуацию на мировом туристическом рынке.


После подписания закона о ратификации договора о принятии Крымского полуострова в состав Российской Федерации 21 марта 2014 г., многие иностранные государства рекомендовали своим гражданам отказаться от посещения данного полуострова [3]. Госдепартамент США 16 июля 2014 г. выпустил распоряжение, в котором настоятельно рекомендовал гражданам отложить поездки в Крым, подобная рекомендация была также направлена жителям ЕС и гражданам Японии.

Снижение численности туристов на полуостров также обуславливается географией отдыхающих: до 2014 г. основную часть туристов составляли граждане Украины. По политическим причинам после вхождения полуострова Крым в состав РФ количество туристов из Украины сократилось вдвое, что в целом привело к уменьшению общего количества туристов, посетивших Крым в 2014 г. В начале июня 2015 г. власти Украины предприняли меры, повлекшие за собой уменьшение потока туристов на полуостров Крым из стран дальнего зарубежья, в частности, 9 июля 2015 г. правительство Украины выпустило постановление, в котором сообщалось, что все иностранные граждане, которые хотят поехать в Крым через территорию Украины сделать этого не смогут. Государственная миграционная служба Украины сообщила, что желание отдохнуть в Крыму не является для иностранцев основанием для получения разрешения для въезда на полуостров с территории Украины.

Данные события являются наглядным примеров влияния международных политических отношений на туристический рынок. Проблемы в инфраструктуре, из-за действий Украины, пропаганда в иностранных СМИ об опасности посещения Крымского полуострова, санкции со стороны ЕС и США, послужили основными причинами снижения туристического потока на полуостров.

Другим событием, повлекшим за собой упадок туристического бизнеса в стране, является авиационная катастрофа, произошедшая 31 октября 2015 г. над центральной частью Синайского полуострова, ставшей самой крупной катастрофой в истории Египта и самолетов Airbus A320: на борту самолета произошел взрыв самодельного взрывного устройства, в результате которого погибли туристы из России. Ответственность за теракт взяло на себя Синайское подразделение террористической группировки «Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ)». После этих событий многие авиакомпании, в том числе Emirates Airline, Air France-KLM, Lufthansa, Flydubai и сама «Когалымавиа», приостановили полеты по трассе над Синайским полуостровом до выяснения причин крушения российского лайнера. Это повлекло за собой череду событий: авиационные власти Великобритании, Ирландии и Германии запретили своим авиакомпаниям полеты над Синайским полуостровом и в Шарм-эш-Шейх; Франция, Нидерланды и Бельгия предупредили своих граждан о нежелательности полетов в Шарм-эш-Шейх; авиакомпания Turkish Airlines сообщила об отмене ночных рейсов в Шарм-эш-Шейх.

6 ноября 2015 г. президент России В. Путин, по предложению Национального антитеррористического комитета, принял решение приостановить авиационное сообщение с Египтом «до налаживания должного уровня безопасности авиационного сообщения». Данное решение действует до настоящего времени, таким образом, полеты из России в Египет по-прежнему запрещены, из этого следует, что данное туристическое направление полностью закрыто для туристов из РФ.

Конфликт, который произошел между Российской Федераций и Турцией после уничтожения российского Су-24 турецкой стороной 24 ноября 2015 г. над территорией Сирии и расстрел летчика, имели последствия для разных отраслей деятельности, в том числе и на туристическую сферу [4, 5]. Последствиями данного инцидента стал ввод Россией санкций против Турции, оказавших прямое влияние на туристическую отрасль страны и повлекших за собой:

– приостановление деятельности туристических агентств и прочих организаций, предоставляющих услуги в сфере туризма;

– приостановление деятельности гостиниц и прочих мест для временного проживания;

– Ростуризм исключил из федерального реестра 19 туристических компаний, связанных с турецким бизнесом;

– более 1300 гостиниц выставлено на продажу в Турции в связи с проблемами в туристической индустрии страны.

Турция после введения российских санкций, ощутила серьезные последствия для экономики. Ежегодно курорты этой страны посещало четыре миллиона российских туристов, но на данный момент все отношения в туристической сфере приостановлены. Ситуация с Турцией демонстрирует наглядный пример влияния изменений, происходящих на политической арене, на мировой туристический бизнес.


Экономические санкции, введенные ЕС и США против России, связанные с вхождением Крымского полуострова в состав РФ и конфликтом на Востоке Украины, а также падение курса рубля послужили причиной уменьшения туристического потока и в страны Европы. Немаловажным является и не всегда доброжелательное отношение к туристам из России в странах ЕС, сформировованное под давлением местных средств массовой информации и органов власти. Одним из положительных моментов в данной ситуации является рост патриотизма среди россиян, которые все чаще отдают предпочтение российским курортам.

Туристический поток из России в Европу и из Европы в Россию начал сокращаться уже с начала 2015 г. По данным Росстата, число россиян, посетивших европейские страны с туристическими целями, в первом квартале 2015 г. сократилось на 32 % [6]. Наиболее существенный ущерб в туристической сфере испытывает Финляндия, у которой поток туристов из России сократился на 60 %.

Уменьшение потока туристов из России коснулось и страны Балтии. В Эстонии количество туристов из РФ за 2015 г. уменьшилось на 34 %, в Литве за первые девять месяцев 2015 г. зафиксирован спад туристического потока из России на 33 %, в Латвии туристический поток снизился до 20 % за 2015 г. В первую очередь это связано с экономическим фактором, падением курса рубля, но нельзя не отметить, что это также связано с политической обстановкой и «русофобским настроением» властей и граждан.

В качестве примера можно привести тот факт, что президент Литвы Даля Грибаускайте назвала Россию «террористическим государством», глава внешнеполитического ведомства Латвии Эдгар Ринкевич сравнил Россию с Третьим Рейхом.

Популярные курорты Испании, Италии и Греции потеряли 41 %, 31 % и 29 % туристического потока из России в 2015 г. соответственно; Австрия, Германия, Франция и Чехия потеряли от 50 до 30 % в 2015г.

На начало 2016 г. самыми приоритетными направлениями для туристов из России являются азиатские страны: Таиланд, Вьетнам, Китай, Республика Корея.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что международные отношения в политической, экономической сферах имеют прямое влияние на состояние мирового туристического бизнеса. От качества отношений между странами зависят предпочтения туристов, их интерес к той или иной стране, возможность выбора вида отдыха.

Литература:

  1. Коварда В. В. Взаимосвязь и взаимообусловленность внешнеторговой и внутренней политики России // Молодой ученый. — 2015. — № 7. — С. 431–437.
  2. Финансово-экономический анализ туристического рынка [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://fd.ru/
  3. Информационное агентство «РосБизнесКонсалтинг» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rbc.ru/
  4. Мидцева М. В., Коварда В. В. Текущее положение Сирии и перспективы ее вступления в ЕАЭС // Сборник научных трудов 2-й Международной научно-практической конференции «Юность и Знания — Гарантия Успеха — 2015», Курск, 2015. С. 390–392.
  5. Букреева Т. Н. Анализ основных причин возникновения международных конфликтов // Молодой ученый. — 2015. — № 22. — С. 358–359.
  6. Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gks.ru/

Основные термины (генерируются автоматически): Россия, туристический поток, Крым, Турция, Синайский полуостров, прямое влияние, Крымский полуостров, туристическая сфера, туристический бизнес, отношение.

moluch.ru

Международные отношения. Субъекты международных отношений в современном мире.










ТОП 10:







Международные отношения, если их понимать как отношения между различными народами, существуют со времен палеолита. На протяжении тысячелетий между различными племенами происходил обмен орудиями и технологиями. Люди, принадлежащие к разным племенам, вступали друг с другом в браки и вели войны, объединялись в союзы и участвовали в совместных походах против общих врагов. С образованием государств международные отношения вышли на качественно иной уровень. Впрочем, и сами отношения становились все более разнообразными. Всемирные международные выставки и Олимпийские игры, экономические форумы и помощь в ликвидации последствий природных катастроф — вот далеко не полный перечень тех новых видов международных отношений, которые появились в XIX-XX вв. Можно сказать, что международные отношения развивались по мере развития самих обществ и государств, по мере усиления экономических, культурных и политических связей между отдельными государствами и субъектами политики. В современном, глобализирующемся мире характер международных приобретают самые разные виды отношений — экономические, военно-политические, культурные, спортивные, правовые и т.д. При этом важно иметь в виду, что экономические, спортивные, культурные и прочие связи оказываются в очень сильной степени обусловлены международными политическими отношениями. Достаточно вспомнить бойкот Московской Олимпиады в 1980 г. США и их западными союзниками в ответ на ввод советских войск в Афганистан и аналогичный ответ СССР и социалистических стран в виде бойкота олимпиады 1984 г. в Лос-Анджелесе. Торговые войны, экономические санкции и разного рода эмбарго давно стали неотъемлемой частью внешней политики. Спецификой международных отношений в сфере политики является то, что они затрагивают государственные интересы и властные отношения на международной арене.

Круг субъектов, участвующих в международных отношениях в сфере политики, очень широк. Прежде всего это государства как главные субъекты международных отношений. С середины XVII в. в Европе после окончания Тридцатилетней войны утвердилась так называемая Вестфальская система международных отношений. Для этой системы было характерно признание всей полноты власти государства на своей территории. Вестфальская модель отдавала приоритет государствам — нациям и признавала безусловный суверенитет государств, что выражалось в следующих принципах:



12. отказ от вмешательства во внутренние дела других государств;

13. равенство прав всех европейских государств;

14. обязательство соблюдать подписанные договоры;

15. признание норм международного права и готовность руководствоваться ими во внешней политике.

Вестфальская модель международных отношений с ее приматом интересов государств — наций является идеально-типической конструкцией. И на протяжении XVII — XX вв. наиболее могущественные государства неоднократно отходили от этих принципов, заменяя международное право и признание полного суверенитета то «дипломатией канонерок», то «дипломатией большой дубинки». Тем не менее до середины прошлого века Вестфальская модель международных отношений была неким эталоном, которому по мере возможностей старались соответствовать. Колониальные и империалистические войны европейских (позже к ним присоединятся США и Япония) держав не ставили под знак вопроса суверенитет государств в вопросах внутренней политики. Ситуация стала меняться во второй половине XX в., когда на международной арене появился целый ряд других влиятельных игроков. Государство стало утрачивать свое монопольное положение на мировой арене, но внешняя политика государств по-прежнему очень сильно влияет на деятельность всех других субъектов международных отношений.

К числу таких значимых субъектов следует отнести военно-политические блоки. В настоящее время наиболее могущественным и влиятельным является блок НАТО , объединяющий 29 государств — от США и Канады на Западе до Турции и Эстонии на Востоке. Кроме того, за счет разного рода программ сотрудничества и партнерства («Партнерство ради мира» и др.) НАТО стремится проникнуть дальше на восток, расширить сферу своего влияния на все постсоветское пространство. Несмотря на то, что ведущую роль в этой организации играют США, все решения Совета НАТО должны быть приняты единогласно, что в ряде случаев является весьма непростым делом. Большое количество членов в этой военно-политической организации имеет как свои преимущества, так и свои недостатки. Старые противоречия между отдельными странами, входящими в этот блок (Турция — Греция), серьезные культурные различия (Турция — другие страны блока) и желание отдельных стран-участниц проводить более независимую от США внешнюю политику (Франция в 1960-е гг.) существенно осложняли и осложняют процесс принятия решений. Помимо НАТО по инициативе США был создан целый ряд других военно-политических блоков. При этом существование некоторых из них не закончилось с распадом СССР и крахом мировой социалистической системы .




Важную роль на международной арене играет Организация Объединенных Наций (ООН), созданная для поддержания мира и международной безопасности в 1945 г. по инициативе стран-участниц антигитлеровской коалиции. Главным совещательным и представительным органом ООН является Генеральная Ассамблея, где у каждой страны есть 1 голос. Генеральная Ассамблея ООН рассматривает принципы сотрудничества и безопасности, выбирает непостоянных членов Совета Безопасности ООН, членов Экономического и Социального Совета, назначает Генерального секретаря ООН и др. Но главную ответственность за поддержание мира несет Совет Безопасности ООН, который в отличие от Генеральной Ассамблеи является постоянно действующим органом. И если решения других органов ООН носят рекомендательный характер, то решения Совета Безопасности носят обязательный характер, поскольку страны-члены ООН принимают на себя обязательство подчиняться требованиям Совбеза (ст. 25 Устава ООН). В Совбез входят 15 государств — 5 постоянных членов и 10 непостоянных, избираемых на Генеральной Ассамблее по географическому принципу на 2 года. Постоянными членами Совета Безопасности ООН являются Россия, США, Франция, Великобритания, Китай. Совбез имеет право вводить международные санкции против государств, подрывающих мир и безопасность, и даже применять силу для поддержания и сохранения мира. Для принятия решения Совету Безопасности необходимо 9 голосов из 15, включая голоса всех постоянных членов Совбеза. Таким образом, у постоянных членов Совета Безопасности есть право вето, которое существенно повышает их роль на мировой арене и позволяет блокировать любое решение, ущемляющее их интересы. Если же при принятии решения государство, являющееся постоянным членом Совбеза, воздержится от принятия решения, то это не будет считаться препятствием для принятия решения.

Процессы глобализации привели к появлению на международной арене целого ряда региональных политических объединений, включающих множество государств. Самой влиятельной и мощной организацией такого рода является Европейский союз (ЕС), объединяющий 27 европейских стран. В настоящее время ЕС — это мощное в экономическом и политическом плане образование, достигшее значительной степени интеграции. За 50 лет своего существования (ЕС был создан после подписания договора об учреждении Европейского объединения угля и стали в 1951 г.) Европейский союз добился введения единой европейской валюты и наднациональных органов власти (Европарламент, Европейский совет и др.), унификации многих стандартов в области экономики и социального обеспечения. Но все это достигалось за счет ущемления суверенитета отдельных государств-членов ЕС. Появление в ЕС собственного суда, наднациональных законодательных и исполнительных органов власти, принятие и ратификация Лиссабонского договора 2007 г. позволяют говорить, что центр тяжести в принятии важнейших внутри- и внешнеполитических решений в Европе все сильнее смещается от национальных правительств в сторону наднациональных общеевропейских структур . Отказ даже от части собственного суверенитета проходил весьма болезненно. Так, в 2005 г. на референдумах во Франции и Нидерландах был провален проект Конституции ЕС. Сложности возникли и с принятием Лиссабонского договора, который, по сути, являлся модификацией проваленной двумя годами ранее Конституции ЕС. Показательно, что в подавляющем большинстве стран ЕС политики отказали народу вправе решать судьбу этого договора на референдумах, опасаясь повторения судьбы проекта Конституции ЕС во Франции и Нидерландах. Вместо всенародного голосования они предпочли рассматривать и утверждать этот документ в стенах парламентов. В Ирландии, где отменить референдум было невозможно, потребовалось проводить его дважды. После распада СССР Россия пыталась сохранить единое экономическое, культурное и политическое пространство путем создания Содружества Независимых Государств. К сожалению, ни эта попытка, ни попытка создать союз России и Белоруссии не могут рассматриваться как успешные внешнеполитические проекты, поскольку со временем все явственнее становятся дезинтеграционные процессы в странах- участницах этих организаций. СНГ все чаще начинает рассматриваться политологами как организация, которая себя исчерпала. Более влиятельной на международной арене является Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), включающая Россию, Китай, Казахстан, Таджикистан, Киргизию и Узбекистан. Наличие в этой организации таких великих держав, как Россия и Китай, а также тот факт, что статус наблюдателей в ней имеют такие крупные стран, как Индия, Иран и Пакистан делают ШОС серьезным игроком на международной арене. Необходимо подчеркнуть, что подобного рода региональные союзы образуются не только из соображений стратегической безопасности (например, ШОС может рассматриваться как противовес усилению влияния США в Центральной Азии), но и потому, что в современных условиях многие проблемы могут быть решены только путем координации усилий соседних государств. Это касается борьбы с наркопреступностью, терроризмом, контрабандой редких животных, нелегальной иммиграцией и многого другого.

В политике процессы глобализации привели не только к появлению ООН и региональных государственных объединений, но и к организации транснациональных корпораций (ТНК), влияние которых на мировую политику усиливалось по мере того, как усиливалась экономическая зависимость государств друг от друга. ТНК используют все свое финансово-экономическое могущество, добиваясь от политиков устраивающих их решений. Их интересы могут лоббировать политики самого высокого уровня. Политики, самым тесным образом связанные с ТНК ради их интересов могут развязывать и поддерживать войны, в том числе гражданские войны. Например, министр обороны в администрации американского президента Дж. Буша-старшего Дик Чейни открыто лоббировал интересы компании Halliburton, занимавшейся материально-техническим обеспечением американских военных, разбросанных по всему миру. По мнению исследовательницы Н. Кляйн, такие крупные американские политики конца XX — начала XXI в., как Д. Чейни, Д. Рамсфельд (министр обороны в администрации президента Дж. Буша-младшего), не только были тесно связанны с ТНК, но и прямо участвовали в создании «капитализма катастроф», который позволял транснациональным корпорациям обогащаться на страданиях людей в Афганистане и Ираке. Приход ТНК на рынки развивающихся стран может дать стимул к дальнейшему развитию экономики, но может таить и потенциальную опасность для проведения государством суверенной экономической политики. За спиной у генерала А. Пиночета, совершившего военный переворот и установившего в Чили кровавую диктатуру, стояли не только американские спецслужбы, но и ТНК, опасавшиеся взятого С. Альенде курса на национализацию экономики.

Заметную роль на мировой политической арене играют и крупнейшие международные кредитно-финансовые и торговые организации (МВФ, ВТО, Всемирный банк, международные рейтинговые агентства и т.п.). Кредитуя государства, МВФ, как правило, навязывает им «шоковую терапию», которая предусматривает резкое сокращение социальных расходов, либерализацию экономики, приватизацию государственной собственности и тому подобные меры. Результат экономического давления таких кредиторов, как МВФ, везде одинаков: резкое обнищание наименее обеспеченных и социально незащищенных слоев населения, усиление поляризации общества, рост безработицы и т.д.

В последние годы все громче заявляют о себе как об активных участниках международных отношений «глобальные» СМИ . Сами эти СМИ, пока еще преимущественно англоязычные, вступают в сложные отношения с бизнесом и государствами. Новые «глобальные» СМИ, вроде CNN, вещают на аудиторию, разбросанную по всему миру, и имеют возможность формировать общественное мнение в самых разных уголках земного шара. Интернет предоставляет СМИ новые, невиданные ранее возможности. В качестве примера можно назвать сайт WikiLeaks, который обрел огромную популярность благодаря публикации секретной документации американских дипломатов, что вызвало нервозность дипломатов по всему миру и нанесло существенный удар по имиджу США.

В последние годы все более заметную роль в международных делах начинают играть неправительственные организации (НПО), занимающиеся защитой прав человека, вопросами экологии, развития демократии и т.д. Активисты этих организаций часто вмешиваются во внутриполитические дела других стран, провоцируют антиправительственные выступления, обращаются к мировому сообществу с просьбами оказать влияние на политику того или иного государства. Будучи неправительственными по своему названию, они могут весьма тесно сотрудничать со спецслужбами. Революции («оранжевые», «гвоздичные», «тюльпановые» и пр.), захлестнувшие за последние годы постсоветское пространство (Украина, Грузия, Киргизия), совершались при самом активном участии представителей НПО, «обеспокоенных» вопросами демократии и прав человека. Деятельность этих НПО получала поддержку и одобрение со стороны ЕС и США, поскольку эти организации способствовали внедрению западной системы ценностей, объективно помогали устанавливать прозападные режимы. Таким образом, процессы глобализации, затронув сферу политики, привели к появлению значительного числа новых игроков на международной арене и заставили исследователей заняться переосмыслением Вестфальской системы.

1. Теоретическое осмысление системы международных отношений во второй

половине XX — начале XXI в.

В политической науке существуют разные теории, объясняющие поведение субъектов политики на международной арене. Наиболее заметное влияние на переосмысление международных отношений во второй половине XX в. оказали теория политического реализма, неолиберализм и неомарксизм.

Теория политического реализма в наименьшей степени предполагала отход от принципов Вестфальской модели, рассматривая государства как основных игроков, действующих на международной арене. Государства в рамках этой теории сохраняют полный суверенитет и действуют так, как если бы они были рациональными субъектами. Сама среда (мировая политическая арена) предстает как неупорядоченная и анархичная. Она чем-то напоминает «естественное состояние» «войны всех против всех» у Т. Гоббса. Здесь нет никаких обязательных для всех и каждого правил поведения, правовых норм, судей, и карающих органов. Международное право часто нарушается под самыми разными предлогами. Претензии отдельных организаций на роль судей (ООН, Международный суд в Гааге и т.д.) не принимаются всерьез наиболее сильными и влиятельными державами. Достаточно вспомнить право вето, которым обладает каждое из пяти государств — постоянных членов Совбеза ООН. По мнению французского социолога Р. Арона, «если соперничество наций действительно напоминает какой-либо вид спорта, то таким видом спорта часто является борьба без правил» . Каждое государство преследует свои собственные цели, принимая других во внимание постольку, поскольку эти другие могут облегчить или помешать достижению целей. Конфликты, в том числе и военные, являются логическим продолжением отношений между государствами в такой анархической среде. Национальные интересы, которыми, по мнению сторонников политического плюрализма, руководствуются государства в своей внешней политике, представляют собой простое желание увеличить собственную военную, политическую и экономическую мощь за счет уменьшения влияния других государств. Отказ от силовых методов разрешения конфликтов делается возможным лишь тогда, когда достигается некоторый баланс сил, уравновешивающий шансы противоборствующих сторон на победу и делающий риск вооруженной конфронтации очень опасным. Во второй половине XX в. роль такого «уравнителя шансов» между великими державами сыграло ядерное оружие. Обладание ядерным оружием заставило многие государства отказаться от идеи использования силы друг против друга. Это касается США и СССР, Индии и Пакистана. Ядерное оружие не устранило противоречий между этими странами, но заставило их искать мирные пути разрешения конфликтных ситуаций. Активизация США и НАТО в использовании военной силы против стран с неугодными им политическими режимами и лидерами (военные действия против Югославии, Ирака, Афганистана, Ливии) заставляет некоторые страны активизировать усилия по созданию собственного ракетно­ядерного арсенала, способного существенно снизить вероятность возможной агрессии. Это касается КНДР и Ирана. Мощь государства на международной арене определяется не только военной силой, но также влиянием на мировую экономику. Статус США как сверхдержавы обеспечивается не только их ядерным оружием, но во многом и тем, что американский доллар является мировой резервной валютой. Это обстоятельство позволяет США иметь военный бюджет, превышающий военные расходы всех остальных стран мира вместе взятых, вести одновременно военные действия в разных уголках земного шара, накапливать без существенного риска внешний долг и т.д. Россия, унаследовав от СССР ядерный арсенал, очень быстро утратила статус сверхдержавы, поскольку ее экономика оказалась крайне зависимой от мировых цен на нефть и газ, промышленное производство во многих секторах экономики пришло в упадок, а разработка новых технологий оказалась свернута из-за финансовых проблем государства. Постепенно мир из однополярного, каким он оказался после распада СССР и краха мировой социалистической системы, вновь становится биполярным. На роль второго полюса силы, после США, все активнее претендует Китай, который, несмотря на то, что обладает гораздо меньшим запасом ядерных боеголовок, сумел развить свою экономику так, что в 2010 г. страна стала второй по ВВП, обогнав Японию и уступая по этому показателю лишь Америке. Представители политического реализма и в XXI в. продолжают считать, что, несмотря на появление на международной арене новых игроков, принципиальных сдвигов в международных отношениях не произошло. Глобализация, по их мнению, только обостряет борьбу за сырьевые ресурсы. Насилия не стало меньше, а мир не сделался более стабильным и крепким. Нарушение прав человека, в теории политического реализма, служат всего лишь ширмой, позволяющей наиболее могущественным странам скрывать истинные мотивы своего вторжения на территорию богатых нефтью или важных в геополитическом отношении государств. Сами они, как показывает пример США и Великобритании, готовы признавать только свое право и только свой собственный суд.

Во многом противоположной точки зрения придерживаются представители неолиберализма (Дж. Розенау, Д. Хелл). По их мнению, суверенитет многих государств за последние годы оказался значительно подорванным, государства уже не могут в такой степени, как раньше, контролировать деятельность бизнеса (ТНК), финансовых рынков. Формирование сетевых сообществ, развитие Интернета и блогосферы существенно осложняют, как показал опыт революционных выступлений в арабских странах в 2011 г., контроль государства даже за внутриполитическими процессами. Количество субъектов международных отношений существенно увеличилось, и эти субъекты действуют все чаще самостоятельно, без оглядки на министерство иностранных дел. Показательно в этом отношении давление на российский МИД со стороны российских туроператоров, многие из которых с началом революционных событий в Египте в марте 2011 г. пытались игнорировать предупреждения МИДа о небезопасности поездок в Египет, а после выступали за скорейшее снятие запретов на посещение россиянами этой страны. Выступавший с позиции политического реализма Р. Арон двумя символическими фигурами международных отношений считал солдата и дипломата. Первый, по его мнению, представляет государство (политическую организацию общества) на поле боя, а второй — за столом переговоров. Сторонники же неолиберализма в качестве таких символических фигур современных международных отношений видят туриста и террориста. Примечательно, что даже террористические организации порой начинают рассматриваться как полноценные субъекты международных отношений. И если с некоторыми из этих организаций (Аль-Каида) мировое сообщество усилиями многих стран ведет борьбу на уничтожение, то с некоторыми (ХАМАС) отдельные государства могут вступать в политический диалог. Если представители политического реализма во главу угла в международных отношениях ставили национальные интересы, то неолибералы предпочитают больше говорить о глобальных проблемах современности (мировой терроризм, глобальное изменение климата, миграционные потоки и т.д.), решение которых возможно только благодаря координации усилий многих стран. Если для сторонников политического реализма защита прав человека — это лишь повод более сильному государству вмешаться во внутренние дела более слабого с целью расширения сферы своего влияния и обеспечения своих интересов в регионе, то для неолибералов защита прав человека превращается в обязанность мирового сообщества. Для них обеспечение прав человека превращается в цель, ради которой можно принести в жертву суверенитет любой страны. Неудивительно, что неолибералы преобладают в тех странах (США, Великобритания), суверенитету которых в реальности ничто не угрожает, но которые заинтересованы в расширении сферы своего влияния по всему миру. В данном случае ситуация отчасти напоминает историю с классическим либерализмом. Последний не случайно обрел популярность в XIX в. в тех странах (Великобритания, США, Франция), которые могли воспользоваться всеми преимуществами открытых рынков и свободной конкуренции. Безусловно, неолиберализм в большей степени, чем политический реализм учитывает последствия глобализации, появления на международной арене новых игроков, независимых или лишь отчасти зависимых от государства. И в этом его плюс. Неолибералы четко фиксируют изменения в рамках Вестфальской модели, что проявляется даже в таком факте, как существование непризнанных государств (Приднестровская Молдавская Республика, Нагорно-Карабахская Республика и т.д.). Усиление взаимозависимости заставляет государства все чаще задумываться о координации своих усилий, например, во время мировых финансовых кризисов. Но, рассуждая о глобализации и ее влиянии на международные отношения, неолибералы часто выдают желаемое за действительное и не хотят замечать тех процессов, которые подтверждают, скорее, правоту представителей политического реализма. Так, например, национализм не только не исчез, но в конце XX — начале XXI в. получил новый, мощный импульс к развитию. Распад СССР, СФРЮ, ЧССР привел к появлению множества новых независимых государств. В одних случаях (СССР и ЧССР) распад государств прошел относительно мирно, а в других (СФРЮ) процесс распада сопровождался войнами и этническими чистками. Во многих странах к власти пришли националистически ориентированные элитные группы. Процессы нациестроительства отнюдь не завершены во многих странах Африки и Азии, и проблема сепаратизма весьма актуальна для многих государств. Национальные интересы до сих пор остаются приоритетными, что бы ни говорили представители неолиберализма. Показателен в этом смысле принципиальный отказ США ратифицировать Киотский протокол, который накладывал ограничения на выброс парниковых газов. О нарушении прав человека почему-то часто забывают, когда речь идет о дружественных государствах. Например, США очень долго и упорно критикуют Иран за нарушения им прав человека, но абсолютно не замечают точно таких же нарушений в Саудовской Аравии, на территории которой находятся американские военные базы. ЕС охотно критикует ситуацию с правами человека в России, но не замечает нарушения прав русскоязычного населения в странах Балтии, являющихся членами Евросоюза. Очевидно, что широкое использование практики «двойных стандартов» (например, когда одно государство признает независимость Косово, но отказывается признавать независимость Абхазии и Южной Осетии) гораздо легче укладывается в рамки политического реализма, чем неолиберализма.

Неомарксисты во второй половине прошлого века обратили внимание на проблему социально-экономического неравенства богатых развитых стран (Западная Европа, США, Япония) и бедных развивающихся стран «третьего мира». Американский социолог И. Валлерстайн предложил программу изучения мировых систем (мир-системный анализ), в основу которого были положены некоторые идеи французского историка Ф. Броделя и классического марксизма. По его мнению, эпоха колониализма привела к образованию единой мировой системы. В настоящее время в этой мир-системе можно выделить ядро («золотой миллиард», проживающий на территории ЕС, США и Японии), периферию и полупериферию (развивающиеся страны «третьего мира»), которые подвергаются коллективной эксплуатации за счет неравенства экономических обменов. В этой мировой экономической системе слаборазвитые страны (за редким исключением) имеют мало шансов догнать страны, составляющие ядро мир-системы. Ядро, по мнению И. Валлерстайна, навязывает периферии определенную модель экономического развития и ее роль в мировом разделении труда (поставка на рынки сырья, дешевой рабочей силы и т.д.). Борьба за гегемонию в самом ядре, сопровождавшаяся в XX в. двумя мировыми войнами, в конечном счете завершилась гегемонией США. Отказ стран, входящих в ядро мир-системы, от вооруженной борьбы друг с другом за гегемонию позволил им, объединив усилия, в еще большей степени контролировать процессы на периферии. Мир-системный анализ, несмотря на некоторый схематизм, может быть весьма полезен для объяснения как глобальных политических изменений, так и внешнеполитических процессов с участием отдельных государств.











infopedia.su

Влияние международных отношений на политическую карту мира



Влияние международных отношений на политическую карту мира



Международные Организации Название Год Штаб. Цели и Страны, организа образован квартира задачи входящи ции ия е в организа цию



Международные отношения – система межгосударственных взаимодействий, субъектами которых являются государства и некоторые организации, а также частные лица. В сферу международных отношений входят военно-политические, экономические, экологические, гуманитарные и другие проблемы мирового сообщества.



Политическая карта после второй мировой войны



• Как вы считаете изменились ли международные отношения после 1990 х годов. Если да, то докажите это



Организация Объединённых Наций (ООН) • международная организация, созданная для поддержания и укрепления международного мира и безопасности, развития сотрудничества между государствами. • Членство: 193 государства-члена • Штаб-квартира: Нью-Йорк (США) • Основание : 24 октября 1945 г.



Цели ООН • поддержание мира и безопасности на планете; • развитие дружественных отношений между странами; • сотрудничество в разрешении международных проблем и в обеспечении уважения прав человека; • согласование действий разных стран. • улучшение условий жизни и положения дел в области прав человека.



Устав ООН • суверенное равенство всех членов ООН; • разрешение международных споров исключительно мирными средствами; • отказ в международных отношениях от угрозы силой или её применения каким-либо образом, несовместимым с целями ООН; • невмешательство ООН в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, и др. Угроза силой или ее применение С принятием Устава ООН в 1945 году угроза силой или ее применение были запрещены, за исключением случаев: 1) индивидуальной или коллективной самообороны; 2) применения по решению Совета Безопасности ООН.



• Какие обстоятельства нашего времени отягчают международные политические отношения?



Организация Североатлантического договора (НАТО) • крупнейший в мире военно-политический блок, объединяющий большинство стран Европы, США и Канаду. • Членство: 28 государств • Штаб-квартира: Брюссель (Бельгия) • Основание : 4 апреля 1949 года



Цели НАТО • укрепление стабильности и повышение благосостояния в Североатлантическом регионе • обеспечение сдерживания любой формы агрессии в отношении территории любого государства-члена НАТО или защиту от неё.



Дата Страна 4 апреля 1949 Бельгия Великобрит ания 4 апреля 1949 Дания апреля 1949 Исландия апреля 1949 Италия апреля 1949 Канада апреля 1949 Люксембург апреля 1949 Нидерланды апреля 1949 Норвегия апреля 1949 Португалия 4 4 Члены организации



• Почему Россия против расширения НАТО на Восток?



Всемирная торговая организация • международная организация, созданная с целью свободной международной торговли и регулирования торгово-политических отношений государств-членов. • Членство: 158 государств • Штаб-квартира: Женева (Швейцария) • Основание : 1 января 1995 года



Европейский союз • экономическое и политическое объединение европейских государств. Нацеленный на региональную интеграцию • Членство: 28 государств • Штаб-квартира: Брюссель (Бельгия) • Основание : 1 января 1995 года



• В Европейский союз входят 28 государств: Австрия, Бельгия, Болгария, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Ита лия, Кипр, Латвия, Литва, Люксембург, Мальта, Нидерланды, Польша, Португалия, Румыния, Словакия, Слове ния, Финляндия, Франция, Хорватия, Че хия, Швеция и Эстония.



Евразийское экономическое сообщество • международная экономическая организация, созданная для эффективного продвижения Сторонами процесса формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства, а также реализации других целей и задач, связанных с углублением интеграции в экономической и гуманитарной областях. • Членство: 5 государств (+3 наблюдателей) • Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия и Таджикистан. • Штаб-квартира: Москва (Россия) Алма-Ата(Казахстан) • Основание : 30 мая 2001 года



ЮНЕСКО • Организация Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры. • Членство: 195 государств • Штаб-квартира: Париж (Франция) • Основание : 16 ноября 1945 года



Цели • содействие укреплению мира и безопасности за счёт расширения сотрудничества государств и народов в области образования, науки и культуры • обеспечение справедливости и соблюдения законности, всеобщего уважения прав и основных свобод человека, провозглашённых в Уставе Организации Объединённых Наций, для всех народов, без различия расы, пола, языка или религии



Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) • военно-политический союз, созданный несколькими государствами Евразии • Членство: 6 государств (Армения, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан, Беларусь) • Штаб-квартира: Москва (Россия) • Основание : 16 ноября 1945 года



• «Если одно из государств-участников подвергнется агрессии со стороны какого-либо государства или группы государств, то это будет рассматриваться как агрессия против всех государств-участников настоящего Договора. • В случае совершения акта агрессии против любого из государств-участников все остальные государства-участники предоставят ему необходимую помощь, включая военную, а также окажут поддержку находящимися в их распоряжении средствами в порядке осуществления права на коллективную оборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН» .



Организация стран — экспортёров нефти ОПЕК • международная организация, созданная нефтедобывающими странами в целях стабилизации цен на нефть. • Членство: 12 государств • Штаб-квартира: Вена (Австрия) • Основание : 10 -14 сентября 1960 года



Цели • координация деятельности и выработка общей политики в отношении добычи нефти среди стран-участниц организации • поддержания стабильных цен на нефть • обеспечения стабильных поставок нефти потребителям • получения отдачи от инвестиций в нефтяную отрасль



Состав организации • В состав ОПЕК входят 12 стран: Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия, Венесуэла, Катар, Ливия, Объе динённые Арабские Эмираты, Алжир, Нигерия, Эквадор и Ангола.



Меркосур • общий рынок стран Южной Америки, экономическое и политическое соглашение между Аргентиной, Бразилией, Уругваем, Парагваем и Венесуэлой • Членство: 5 государств • Штаб-квартира: Вена (Австрия) • Основание : 1991 год



Цель организации • содействии свободной торговле, гибкому движению товаров, населения и валюты стран-участников объединения.



Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество • форум 21 экономики Азиатско-Тихоокеанского региона для сотрудничества в области региональной торговли и облегчения и либерализации капиталовложений. Целью АТЭС является повышение экономического роста и процветания в регионе и укрепление азиатско-тихоокеанского сообщества. • Членство: 21 государство • Штаб-квартира: Сингапур (Сингапур) • Основание : 1989 года



Ассоциация государств Юго-Восточной Азии • политическая, экономическая и культурная региональная межправительственная организация стран, расположенных в Юго. Восточной Азии. • Членство: 10 государство • Штаб-квартира: Джакарта (Индонезия) • Основание : 8 августа 1967 года



Состав организации • Бруней Вьетнам Индонезия Камбоджа Лаос Малайзия Мьянма Сингапур Таиланд Филиппины

present5.com

Влияние международных отношений на бизнес

 

Отношения между современной Японией и остальным миром зачастую штормит, и неудивительно, что сегодня США и Европейское сообщество не могут выбраться из порочного круга периодически возникающих проблем, связанных с торговлей с Японией. Я думаю, что нам следует признать и быть благодарными за то, что наши проблемы еще не приобрели настолько острый политический характер, чтобы мы не могли сесть за стол переговоров и разумно их обсудить. Но эта ситуация напоминает хроническую болезнь, и мы должны найти способ ее вылечить. Очевидно, что такие две страны, как США и Япония, которые имеют торговый оборот более чем на восемьдесят миллиардов долларов и на которые приходится более тридцати процентов всех произведенных в мире товаров и услуг, не могут не иметь проблем уже в силу самих масштабов и диверсификации их торговли. И всегда легче возлагать вину за ту или иную проблему на другого, чем подумать о собственных ошибках. Это слишком часто можно было сказать о странах по обе стороны Тихого океана.

Мы думаем по-другому, и мы часто совершенно иначе смотрим на проблемы, которые служат причиной этих нескончаемых трудностей в отношениях между двумя великими странами. Существуют также важные различия между нашими системами. У обеих сторон выработался традиционный образ действий, хорош он или плох. И есть проблемы, которые не имеют никакого отношения к национальности и культуре, к истории и традициям, а связаны с человеческими отношениями, которые очень легко понять.

Перед тем как Рональд Рейган занял пост президента США, один из его советников приехал в Японию, чтобы собрать материал для разработки политики Рейгана в отношении Азии, и прежде всего в вопросах обороны. Он беседовал с несколькими ведущими японскими руководителями, и в одном разговоре с токийским экономистом он связал торговые проблемы с обороной и сказал, что, по его мнению, Япония должна построить несколько военных кораблей и передать их ВМС США или же сдать их им в аренду. Экономист объяснил ему, что это невозможно в силу статьи девять японской конституции, которая осуждает войну и запрещает нам поддерживать какой-либо военный потенциал или экспортировать его. Друг и советник Рейгана заявил: «Что ж, тогда измените конституцию». Это очень легко сказать, но любой демократической стране, будь то Япония или США, это очень трудно сделать. (В действительности американцы, создавшие нашу конституцию, полагали, что, когда период оккупации закончится, Япония напишет собственную конституцию, но нынешняя конституция

настолько глубоко укоренилась, что любые разговоры о ее изменении вызывают подозрение, словно любые изменения автоматически означают возврат к тяжелым старым временам милитаристов. Я считаю это проявлением близорукости японских политических деятелей, которые должны были бы иметь мужество изменить то, что нуждается в изменении. Ведь этот документ, в конце концов, написан не японцами.)

Американцы и европейцы, по-видимому, полагают, что их идеи о том, как функционируют или должны функционировать мировая торговля и валютные системы, являются универсальными, особенно в мире бизнеса. И поскольку они считают, что именно они изобрели эту игру, ее правила никогда не следует менять. Эта система, по их мнению, до сих пор хорошо им служит и не нуждается в переменах. Более того, некоторые американские и европейские бизнесмены все еще смотрят на японцев, как на чужаков, как на новичков, которые все еще должны платить за обучение в школе. Они никак не хотят посмотреть в лицо тому факту, что мы не только в одной с ними школе, мы преподаем вместе с ними.

Японское управление экономического планирования недавно провело детальное исследование важных экономических тенденций и экстраполировало их до 2000 года. Это исследование показывает, что США будут продолжать занимать в мире ведущие позиции и будут производить 19,6 процента мирового валового национального продукта. Советский Союз будет производить 12,5 процента мирового ВНП, а Япония— 11,9 процента, занимая, таким образом, третье место. ФРГ, которая займет следующее место, будет производить 5,9 процента, а Китай — 5,3 процента мировой продукции. Доля Франции составит 4,3 процента, а Британии — 2,9 процента. Экономическая карта мира будет резко отличаться от 1960 года, когда США производили 33,4 процента мировой продукции, Советский Союз — 15 процентов, а Япония — 1,8 процента. На сегодня доля США упала до 22,4 процента, а доля Японии возросла до 10,1 процента. Это ясно свидетельствует о том, что в мировой торговой системе нельзя игнорировать высокий уровень развития промышленности и экономическую мощь Японии и

что другим странам стоит попытаться понять, что делает Япония, и прислушаться к тому, что она говорит.

В сегодняшнем быстроменяющемся и взаимозависимом мире мы должны искать пути, чтобы лучше познакомиться друг с другом нам нужно говорить друг с другом, обмениваться мнениями, а также пытаться понять друг друга. Мы можем возражать и спорить, но мы должны считать оппонента, равным себе, и стремиться к этому, чтобы узнать наши проблемы и попытаться их решить. Я знаю, что кое-кому на Западе трудно поверить, что какая-то восточная страна достигла таких экономических высот — пока такое удалось только Японии,— но она добилась этого честно, и такая система завтра не рухнет. Япония вошла в мировое сообщество навсегда и вносит достойный вклад в благосостояние народов мира. Вот почему я отдаю так много времени работе в американо-японских и многонациональных организациях, занятых поисками путей к взаимопониманию.

В Японии высокая плотность населения, и такая жизнь учит понимать, что надо давать некоторый простор, некоторую свободу действий другим, то есть нашим конкурентам. Мы должны идти на компромиссы. Стремление к компромиссу — главный элемент нашей юридической системы и наших отношений между собой. Мы знаем, что во многих ситуациях нам приходится жертвовать некоторыми из наших желаний. В США, насколько я могу судить, такого стремления к компромиссу нет. Американцы, во всяком случае те, с которыми я встречался все эти сорок лет, в большинстве своем убеждены в правильности собственного мнения, собственного образа действий. История показала, что они достигли очень больших успехов во многом. И в конце концов мы многому научились у Америки. Но я думаю, что американцы должны научиться идти на компромисс и больше прислушиваться к другим.

В Японии наибольших успехов в экономике как руководитель добивается не тот, кто суетится, раздавая подробные инструкции своим подчиненным. Наибольших успехов добивается тот, кто дает своим подчиненным только общие директивы, внушает им уверенность в своих силах и помогает им хорошо делать свою работу. Благодаря такому отношению он получает больше оригинальных результатов и новых идей.

Если вы живете, будучи убежденными в том, что ваш образ жизни во всем самый лучший, все новые идеи в мире пройдут мимо вас. Американцы склонны считать американскую систему образцом для всего мира, но они должны знать, как живут люди в других странах. Многие американские компании, которые серьезно изучают образ жизни в других странах, увеличивают свое производство и стабилизируют занятость, соединяя то, что они узнали за рубежом, с собственными идеями.

Когда концерн «Дженерал моторc» создал совместное предприятие с автомобилестроительной компанией «Тоёта», чтобы производить в Калифорнии малолитражные автомобили,— первое соглашение такого рода,— управление предприятием было предоставлено японскому партнеру, с тем чтобы «Дженерал моторc» мог изучить японские методы управления, а также посмотреть, какие результаты они дадут в США. Это очень мудрый шаг.

Видимо, вполне естественно, когда что-то не ладится, искать виноватых где угодно, только не в своем доме. В самый разгар жалоб американцев на закрытые рынки Японии в области телекоммуникации мне довелось присутствовать на одной встрече на Гавайях вместе с Биллом Броком, который был тогда представителем США на торговых переговорах. Мы начали обсуждать этот вопрос, и он сразу же сказал: «В торговле телекоммуникационным оборудованием образовались огромные диспропорции. Объем продаж японского оборудования в США в одиннадцать раз превышает объем продаж американского оборудования в Японию!» Он был потрясен этим огромным разрывом, и это не могло быть иначе. «Почему японцы не покупают наше оборудование?» — спросил он.

В 1985 году японский рынок телекоммуникационного оборудования был далеко не так широко открыт для иностранных продавцов, как американский рынок,— это верно. Но мне казалось, что японский рынок в скором времени широко распахнет свои двери для иностранцев, потому что в тот момент шел процесс передачи японской государственной телефонной монополии в частные руки. Я оказался прав. Несмотря на некоторые остаточные проблемы. Япония и США — это теперь два самых открытых рынка средств телесвязи во всем мире. Если на то пошло, я могу привести один простой пример: Япония — единственная страна в мире, помимо США, где вы можете купить американский телефон, воткнуть его в телефонную розетку у себя дома и пользоваться им. К сожалению, большинство американских телефонов сейчас производится в Сингапуре.

Но у меня был к Броку очень серьезный разговор. «Видите ли, мистер Брок,— сказал я,— оборудование, о котором мы говорим, покупают не массы это товар, который покупают специалисты по новейшему оборудованию, очень хорошо знающие эту область. Эти люди не станут покупать из-за каприза или по стихийному побуждению, они не руководствуются при этом внешним видом техники или ее ценой». Он не мог не согласиться со мной. «Поэтому если американцы производят такое замечательное телекоммуникационное оборудование, что, по вашему мнению, японцы должны его покупать, то почему же американские операторы телекоммуникационного оборудования покупают японские приборы вместо американских? Вы бы лучше задали ваш вопрос американским компаниям, вместо того чтобы обвинять нас в том, что мы слишком много продаем». Я напомнил ему, что нельзя продать то, чего люди не хотят покупать.

Когда я помогал «Дженерал моторc» делать свои первые капиталовложения в Японии, я думал, что они используют своего японского партнера для содействия продаже автомобилей «Дженерал моторc» в Японии. Это позволило бы больше не зависеть в продаже своих автомобилей по всей стране от одного торгового агента, что, кстати, происходит и по сей день. Вместо этого концерн попросил японских партнеров производить моторы для отправки в Америку и в конце концов предложил им посылать малолитражные автомобили в США. Позднее он потребовал сделать исключение из соглашения о добровольном ограничении экспорта, которое заключили между собой японские производители, чтобы помочь американской промышленности [ «Добровольные» ограничения японского экспорта были связаны с боязнью японских автомобильных компаний, считавших, что в противном случае американское правительство введет принудительное ограничение.— Прим. ред.]. Таким образом концерн смог еще больше увеличить объем продаж этих автомобилей в Америке. Так поступил и Ли Якокка из к

омпании «Крайслер», который некоторое время был одним из самых ярых защитников резкого сокращения японского экспорта в США. (Как оказалось, японская модель малолитражного автомобиля 1986 года, импортированная «Дженерал моторc», получила самые высокие оценки за экономию горючего по сравнению со всеми автомобилями, проданными в США.)

Я думаю, что такой путь не приведет американскую промышленность к повышению собственной конкурентоспособности и к решению проблем диспропорций в торговле. Выступая недавно в Массачусетском технологическом институте, я подчеркнул, что наш завод в Калифорнии выпускает восемьдесят пять процентов всех наших телевизоров, проданных в Америке остальное составляют портативные телевизоры, которые мы присылаем из Японии. И мы даже экспортируем из Америки кинескопы для наших заводов в Японии. В США работают десятки японских фирм, которые производят легковые автомобили, грузовики и запасные части для автолюбителей, музыкальные инструменты, станки, электронные устройства, телевизоры, застежки-молнии, соевый соус, а ведь для этих компаний решение производить товары в США представляет собой в какой-то мере компромисс. Я это знаю, потому что мы теряем прибыль на товарах, которые производятся в США для американского рынка, по сравнению с товарами, которые мы присылаем из Японии. Конечно, мы же получаем преимущество в скорост

и поставок, и есть также другие преимущества. Но объективно японские компании, которые производят товары в США, содействуют развитию американской экономики, причем во многих отношениях: сокращается японский импорт, создаются рабочие места, осуществляется передача технологии и развивается сеть технического обслуживания.

В то же время американские компании, производящие полупроводники, которые сейчас выпускают свою продукцию в Японии, отправляют ее в большом количестве в США либо для собственных компаний, как, например, «Тексас инструментc» и «Моторола», либо для продажи другим компаниям. Но эти поставки увеличивают объем японского экспорта и увеличивают диспропорции в торговле. Около трети того, что японские компании продают США,— это промышленное оборудование, купленное американскими компаниями, а не продажи потребителям. В самом деле, последние данные , за 1985 год показывают, что в экспорте из Японии в США 19 миллиардов долларов, или около трети всего экспорта Японии в США, приходятся на поставки оборудования, произведенного здесь филиалами американских компаний и реализуемого под торговой маркой американских компаний, а также на полуфабрикаты. Кроме того, многие компании из стран Европейского экономического сообщества производят под своей маркой большое количество оборудования, и эти поставки, согласно правилам, включают

ся в показатели экспорта из Японии. Так, например, компании ФРГ, Англии, Франции, Бельгии и Голландии продают у себя на родине копировальное оборудование, сделанное японцами, но с ярлыками этих корпораций. США и Италия имеют компании, которые таким же образом продают станки. У США, Франции, Англии и ФРГ имеются компании по сбыту строительной техники, произведенной для них в Японии. У нас также делают своих роботов три американские компании по производству робототехники.

 

Думаю, что попутно стоит также сказать, что вопреки общему представлению буквально тысячи американских и европейских компаний осуществляют сделки в Японии. В состав одной только Американской торговой палаты входит почти шестьсот компаний. Сто четырнадцать из двухсот самых крупных компаний, упомянутых в списке крупнейших фирм, который публикуется журналом Форчун, держат контрольные пакеты акций японских филиалов. Данные министерства внешней торговли и промышленности показывают, что степень рентабельности иностранных филиалов в Японии, рассчитанная как отношение чистой прибыли к продажам, выше рентабельности японских корпораций, действующих в этой же сфере.

Мне кажется, что если иностранным компаниям трудно конкурировать с японскими, то причины того не только в успехах японской промышленности, но и в промахах самих иностранных предприятий. И американцам или европейцам не следует винить Японию за то, что она производит качественную и привлекательную продукцию. Я сознаю, что в прошлом иностранцам сначала было невозможно, а затем исключительно трудно создавать у нас в стране собственное или хотя бы совместное предприятие. Но независимо от того, имеются ли исторические оправдания или их нет, времена изменились, и многие из критиков Японии безнадежно отстали от жизни. Я уже говорил, что ни одна американская компания не проявила никакого интереса к нашей технологии производства проигрывателей на компакт-дисках, а ведь это технология будущего и ее нормативы одобрены всеми крупными японскими и европейскими производителями.

В то время, как мы переходим к технике нового поколения, американские компании продолжают цепляться за старые долгоиграющие пластинки, которые в скором будущем так же устареют, как устарели сегодня пластинки со скоростью 78 оборотов в минуту. Когда другие компании не видят новых возможностей и не желают вступать в то или иное дело, они создают для нас громадные преимущества. Но я не люблю, когда позже начинают течь жалобы по поводу того, что кто-то оказался предусмотрительным, занявшись этим делом, и захватил рынок. Американские фирмы не должны поворачиваться спиной к этой технологии и полностью отвергать ее, потому что она, без сомнения, будет иметь широкое прикладное значение помимо воспроизведения музыки.

По иронии судьбы, некоторые из технологий, позволивших сделать большой шаг вперед в звукозаписи, впервые были разработаны в США. Однако американские компании теперь, по-видимому, проявляют повышенный интерес скорее к сфере услуг, чем к использованию новой технологии производства привлекательных товаров, которыми станут пользоваться многочисленные потребители. Тема, к которой, как мне кажется, следует постоянно возвращаться,— это опасность, нависшая над Америкой в связи со складывающейся динамикой экспорта ее продукции. Вместо того чтобы уделять внимание производству товаров, конкурентоспособных за рубежом в долгосрочной перспективе, многие американские управляющие все еще предпочитают добиваться низких цен на свои товары, чтобы поскорее получить прибыль. В результате все большее число американских фирм ищет японских и других производителей, которые поставляли бы им свою продукцию под американскими торговыми марками. Определенное количество поставщиков такого рода, вероятно, может иметь смысл для корпорации и

даже для мировой торговли. Но существует опасность, что некоторые из американских производителей могут утратить контроль над осуществлением своих прав и обязанностей по отношению к потребителю.

В то время как многие американцы, по-видимому, игнорируют наступление новой эры, французы пытаются бороться с ней. Должен признаться, что я был восхищен их проницательностью и остроумием, когда они в 1983 году приняли решение замедлить поставки в страну японских кассетных видеомагнитофонов. Они объявили местом досмотра ввозимых видеомагнитофонов небольшой городок в глубинке — Пуатье, где французы в давние времена остановили вторжение сарацинов, и направили туда всего девять таможенников. Было потребовано, чтобы таможенники весьма тщательно осматривали каждый магнитофон, прежде чем дать разрешение на его ввоз. Поток японских магнитофонов, пропущенных в страну, существенно сократился. Это были уже не тонкие струйки, а просто отдельные капли. Разумеется, правительство было вправе размещать таможню, где ему заблагорассудится. Но расположить ее там, где бились французы, на месте битвы под Туров, в ходе которой было остановлено в 732 году вторжение сарацинов, было весьма остроумно и типично по-французски.

В то время французские и другие европейские компании импортировали в Европу кассетные видеомагнитофоны «ОЕМ» (товары, произведенные в Японии и имеющие торговые марки европейских компаний). Однако за исключением одной—двух фирм, они не спешили создавать собственные магнитофоны. Благодаря своему многолетнему опыту я не удивился, когда увидел, что их первой реакцией против нас было повышение тарифов. Когда это не смогло остановить поток товаров, они фактически прекратили импорт с помощью таможни в Пуатье. Западные немцы были недовольны этим, потому что они не хотели, чтобы их товары задерживались в Пуатье. Они открыто заявили, что если товары из стран ЕЭС тоже должны будут проходить через Пуатье, они смешаются с японскими товарами и их постигнет та же участь. Таковым и было первоначальное намерение: французы потребовали, чтобы все товары проходили через Пуатье. Но под давлением немцев французы смягчили свои позиции и постановили, что через Пуатье должны будут проходить только товары стран, не входящих в ЕЭС. Это

означало, что эта мера была направлена только против Японии. Конечно, мы понимали это.

Меня даже забавляла эта задержка в Пуатье. Французская смелость — это большая сила, и я думаю, что Японии следовало бы проявлять немножко больше смелости такого рода в своих дипломатических и экономических отношениях. Правда, министр торговли Франции в то время весьма неблагоразумно заявил: «Мы можем обойтись без японских товаров». Обойтись, конечно, можно. Я хочу сказать, что и Япония, как мне кажется, может обойтись без французского коньяка и шампанского, а также без товаров на 1,2 миллиарда долларов, которые мы импортировали из Франции в 1983 году. (В том же году Япония продала Франции товары на 1,9 миллиарда долларов.) Когда представители правительства выступают с такими речами, они поступают неразумно. Отто Ламбсдорф, который был тогда министром экономики ФРГ, как-то беседовал со мной об этом в то время и пошутил: «Почему бы вам, японцам, не устроить в отместку таможню для досмотра коньяка на вершине горы Фудзи?»

У Японии еще есть непонятные и сложные барьеры, препятствующие торговле, но Япония — это единственная из крупных индустриальных стран, которая принимает энергичные меры, чтобы постепенно открыть свои рынки, идя всегда только вперед и никогда не отступая, хотя некоторые другие страны еще больше укрепляют свою протекционистскую практику. Как я обнаружил, многие американцы считают, что в Америке не существует торговых барьеров, в то время как в действительности таких барьеров много. Почти на половину товаров, которые мы посылаем в США, распространяются ограничения в той или иной форме. Но я должен здесь сказать, что американский рынок — это действительно самый открытый рынок во всем мире, и я думаю, что для будущего мировой торговли очень важно, чтобы он таким и оставался. Я сказал об этом Рональду Рейгану в 1985 году, когда находился в США с успешно закончившейся миссией убедить несколько штатов отменить единое налогообложение филиалов иностранных компаний на основе всех доходов этих компаний, получаемых в Япон

ии и за рубежом. Конечно, Рейган не нуждался в моих советах. Он известен как борец за свободную торговлю. Я тоже обещал сделать все, что в моих силах, ради этой цели, что я и делаю в течение последних сорока с лишним лет.

Если вы пытаетесь посредством политического вмешательства избежать конкуренции или смягчить ее, вы отвергаете тем самым само понятие свободной торговли и системы свободного предпринимательства. Я ратую в Японии за расширение здоровой конкуренции путем прекращения вмешательства правительства, осуществляемого в соответствии со старыми правилами, которые все еще действуют. Динамизм системы свободного предпринимательства можно поддерживать только с помощью конкуренции. Поэтому те из нас, кто занимает руководящие посты, не должны поддаваться соблазну легких решений и добиваться помощи правительства в подавлении конкуренции. Мы должны следить за тем, чтобы конкуренция была честной, и стараться быть откровенными друг с другом, чтобы ясно видеть проблему с обеих сторон. Это, конечно, не означает, что, если вы «поймете» точку зрения Японии, вы всегда или даже почти всегда будете считать ее правильной. Но обсуждать проблемы, а не просто решать, что вы правы и что поэтому нет нужды выслушивать какие-либо другие точки зр

ения, это более конструктивный путь. Мы должны, в конце концов, помнить, что это не война мы торгуем, но нельзя торговать с партнером, если он ведет себя как враг, поэтому все мы должны вести переговоры с позиций здравого смысла.

Даже среди тех, кто действует из самых лучших побуждений, есть люди, не желающие пытаться понять, что происходит сегодня в мире. Мне приходилось беседовать с американскими и европейскими парламентариями, которые говорили мне, что они понимают эти проблемы и даже обсуждали некоторые вопросы с японцами, но что они должны помнить о политической реальности и должны выглядеть непреклонными перед своими избирателями, которые могут лишиться работы «из-за японского экспорта». Один американский сенатор с легкостью требовал, чтобы японские автомобили оставались в доке Иокогамы, но уже в 1983 году японские филиалы в США давали работу 111,5 тысячи американцев, 21,7 тысячи человек работали на предприятиях в Европе и 27 тысяч — в Азии. Но эти цифры еще не включают торговцев автомобилями или электронными товарами, продавцов и технических специалистов по послепродажному обслуживанию в этой области, работающих на свои компании и продающих японские товары. Конечно, эти работники, возможно, не проживают в избирательном округе э

того сенатора.

Несколько лет назад на японо-американской конференции бизнесменов в Хаконэ, у подножия горы Фудзи, бывший министр финансов Майкл Блюменталь, который позднее стал председателем правления корпорации «Бэрроуз», и я однажды вечером решили не идти обедать в буфет. Я взял жену. Прихватив с собой бывшего министра земледелия Орвила Фримена с женой, мы отправились в ресторан, чтобы хорошо пообедать и провести вечер за приятной беседой. На следующий день мой друг Блюменталь, выступая на нашей встрече, сделал несколько самых абсурдных заявлений на тему об обменном курсе иены и доллара, которые мне когда-либо приходилось слышать. Он повторил старые и не соответствующие действительности утверждения о том, что японцы маневрируют за кулисами, манипулируя курсом иены таким образом, чтобы он оставался заниженным. Я очень энергично высказался по этому вопросу и вступил в спор с Блюменталем. Министерство финансов США провело позднее расследование, но так и не нашло ни малейших доказательств того, что японцы манипулируют с иеной

, и тогдашний министр финансов Дональд Риган публично заявил об этом.

На встрече в Хаконэ мои соотечественники были очень удивлены, услышав эту резкую нотку разногласий в ходе спокойной и приятной конференции. На таких встречах японцы обычно предпочитают благовоспитанно сидеть, почти или совсем не выступая, и поэтому им не удается приобрести новых друзей. Это, как мне кажется, одна из главных проблем японцев. Во время перерыва ко мне подошли несколько молодых японцев и похвалили меня за то, что я отстаивал японскую позицию, но некоторые из японцев старшего поколения, подойдя ко мне, неодобрительно покачали головами: «Вы грубо говорили с нашими гостями, которые приехали из такой дали, чтобы встретиться с нами»,— сказали они.

В тот вечер японцам пришлось пережить еще одну ошеломляющую сцену. Мы устроили прием на пароходе на озере Аси, и японские телеоператоры поднялись на борт парохода и попросили меня дать интервью о ходе конференции. Они выразили пожелание, чтобы в этом интервью вместе со мной принял участие кто-нибудь из американцев. И вот, пока они устраивались, моя жена пошла к Майклу Блюменталю и попросила его вместе со мной дать интервью. Он согласился, и мы обсудили наши разногласия по телевидению. Некоторые из японцев были поражены тем, что после нашего спора на конференции мы остались друзьями. С точки зрения японцев, разногласия зачастую означают прекращение дружбы. Я постоянно пытаюсь объяснить, что нередко представитель Запада вступает с вами в спор только потому, что он ваш друг. Если они молчат и отказываются что-либо обсуждать, значит, ситуация действительно опасная. Чтобы представители Запада и японцы когда-нибудь поняли друг друга, японцы должны так же откровенно, как американцы, обсуждать проблемы и отстаивать с

вою точку зрения. Нам, и бизнесменам, и политическим деятелям, очень не хватало этого в прошлом, и мы, по-видимому, недостаточно быстро усваиваем уроки.

truport.ru

Проблемы международных отношений

Проблемы международных отношений, подробно рассматриваемая наукой о политике и наукой о международных отношениях (эта область исследований в последнее время становится все более самостоятельной), лишь в очень малой степени изучалась социологией В XIX веке интерес к международным отношениям проявляли только немногие социологи, например Гумплович в теории захвата как источника возникновения классов и государства, Спенсер в теории отношений между «воинственными» и «индустриальными» государствами XX век принес лишь незначительное увеличение числа социологических исследований международных отношений. Эта область в течение длительного времени могла с полным правом считаться запущенной отраслью социологии. Иллюстрацией этого может быть следующий пример.

VI Всемирный социологический конгресс, состоявшийся в сентябре 1966 года в Эвнане, был первым международным форумом, уделившим определенное внимание проблеме международных отношений. На этом конгрессе Роберт Энджелл представил доклад «Социология международных отношений», содержавший анализ социологических исследований по тематике международных отношений. В соответствии с предложенными им принципами классификации из всех публикаций по проблематике международных отношений только 106 работ можно отнести к социологии международных отношений. Более того, к ним относятся работы, написанные не социологами, а политологами (например, Дойчем, Хаасом). В целом, по мнению Энджелла, достижения социологии в области проблем международных отношений невелики.

 Сформируется ли вслед за другими социологическими дисциплинами также отдельная «социология международных отношений», по моему мнению, не столь существенно, но вклад, который социология может внести в научное познание этой области общественной жизни, заслуживает серьезного внимания». В принципе я и сейчас подтверждаю эту точку зрения, хотя в настоящее время следует высказать несколько дополнительных положений. Вопрос заключается не только в том, что может внести социология в теорию международных отношений, но и в том, в какой мере исследование международных отношений представляет ныне потенциально плодотворное и важное направление развития социологической теории. Значение социологии международных отношений состоит в том, что

а) она является основой развития теории международных отношений в направлении анализа «общественных» переменных;

б) она стала основой развития социологической теории в направлении анализа «международных переменных.

Выделение этих двух видов переменных является предварительным и недостаточно точным, поэтому я использую эти термины в кавычках. Попробуем проанализировать характер этих двух групп переменных и из взаимоотношения.

Говоря об общественных переменных, я имею в виду элементы общественной среды, в которой функционирует политическая система, оказывающие и потенциально способные оказывать внешнее воздействие на эту систему («входы» системы).

В то же время представляется полезным воспользоваться различием между общественными (то есть связанными с общественной средой) обусловленностями политической системы и самой системой. В этом значении общественными переменными в анализе политической системы будут составные элементы общественной среды, в которой действует эта система, являющаяся «входом» системы. Говоря точнее, это будут те элементы общественной среды, которые являются постулатами И подкреплениями по отношению к политической системе или же обусловливают появление этих постулатов и подкреплений.

Принятие такой точки зрения предусматривает диалектическое взаимодействие политической системы и среды. Это предполагает отказ от свойственных политическим наукам прошлого попыток жесткого разграничения политической и неполитической сфер общественной жизни, поскольку одни и те же элементы общественной жизни могут приобретать и терять политическое значение в зависимости от конкретных ситуаций (например, от масштабов действий, осуществляемых государством, от потребностей и возможностей регулирования в сфере политики распределения ценностей и т. п.).

Социологию международных отношений интересует, однако, не вся сфера воздействия «среды» на «политическую систему», а только та ее часть, которая имеет значение для интерпретации отношений между по крайней мере двумя системами (или, говоря упрощенно, между двумя государствами).

Проблема, однако, становится более сложной, если мы примем во внимание связи, существующие между государствами. На эти связи оказывают влияние общественные переменные, относящиеся к каждой «национальной» среде, в которой действуют отдельные политические системы, поддерживающие международные связи. Таким образом, на политическую систему А непосредственно влияют общественные переменные, входящие в состав среды А, и косвенно — входящие в состав среды Б, В, Г… и т. д., в которых действуют системы Б, В, Г… и т. д., поддерживающие отношения с политической системой А. Требование учета общественных переменных в анализе международных отношений можно, таким образом, выразить как требование учета следующих влияний:

1) влияния, оказываемого общественной средой на отношения, которые политическая система, действующая в этой среде, устанавливает с другими политическими системами;

2) влияния, оказываемого на эту систему общественными средами, в которых действуют политические системы с которыми исследуемая нами система поддерживает международные отношения.

Иначе говоря, мы можем выделить два уровня общественных переменных, называя их условно а) непосредственными и б) косвенными общественными переменными.

Следует заметить, что политическая система не является лишь пассивным объектом воздействия среды. Наоборот, путем принятия решений и осуществления действий, направленных на реализацию этих решений, она влияет на изменение среды («выходы» системы). Сохраняя выше принятый метод рассуждений, ограничимся при анализе данной проблемы только теми «выходами» политической системы, которые являются следствием ее отношений с другими системами (международных отношений). Тогда мы сможем выделить, как I в случае с общественными переменными, два дополнительных вида международных переменных;

3) влияние действий, предпринимаемых политической системой по отношению к другим политическим системам, на ее собственную общественную среду;

4) влияние действий, предпринимаемых другими политическими системами, на общественную среду интересующей нас политической системы.

Однако этим проблема еще не исчерпывается, так как существует «международная политическая систем»», под которой понимается совокупность межгосударственных политических организаций. Хотя понятие «международная политическая система» вызывает сомнения (поскольку возникает вопрос, имеет ли такая система суверенное право применения силы), однако исследования по проблемам Организации Объединенных Наций 5 дают основания считать, что она имеет по крайней мере некоторые черты международной политической системы. В той степени, в какой эта система могла бы быть объектом, интересующим теорию международных отношений, можно было бы обоснованно применить к ней социологические методы, определив, каковы общественные обусловленности этой системы и как она в свою очередь влияет на общественную среду. Средой международной политической системы явилась бы, по моему мнению, сумма сред отдельных национальных политических систем. В то же время следовало бы эмпирически выяснить, входит ли международная система в контакт со средой исключительно национальных систем (стран — членов данной международной организации), или же существуют непосредственные «входы» и «выходы» международной системы.

В результате мы получили общую типологию пяти видов переменных, анализ которых может стать основой для проведения исследований в области социологии международных отношений:

1) непосредственные общественные переменные,

2) косвенные общественные переменные,

3) непосредственные переменные,

4) косвенные международные переменные,

5) международные общественные переменные.

Постулат выделения социологии международных отношений в самостоятельную отрасль можно было бы, таким образом, сформулировать как постулат создания теории международных отношений и общей социологической теории с учетом зависимостей, существующих между пятью вышеупомянутыми группами переменных. Говоря конкретнее, это был бы постулат исследования — как на уровне анализа отношении между группами государств, так и на уровне анализа международной системы — разнородных зависимостей, которые существуют между международными отношениями государств и общественной структурой.

Что же не входит в социологию международных отношений, понимаемую в том виде, как она представлена выше? Этот вопрос имеет значение для определения границ этой научной дисциплины, то есть для выяснения, остается ли за пределами социологии международных отношений место для других дисциплин, занимающихся этой проблематикой.

Социология международных отношений не является теорией отношений между государствами, рассматриваемой как с юридической, так и политологической точек зрения. Хотя чисто политологический анализ не удовлетворяет требованиям многих исследователей, которые, даже и не будучи марксистами, вскрывают общественные обусловленности и последствия, но мы можем признать такой анализ вполне обоснованным и важным видом исследований. Примером может служить все более часто в последнее время применяемая теория игр и симуляции международных конфликтов. Такой род анализа предполагает, что государства выступают как индивиды, и он не предусматривает обязательного (хотя и возможного) включения внеполитических обусловленностей отношений между ними.

Социология международных отношений не является социологией «чужих» обществ. В польских научных исследованиях принято, что в рамках «международных проблем» изучаются не только международные отношения, но и внутренние проблемы иностранных государств. Возможно, что это полезно для принятия решений по внешнеполитическим вопросам, а также важно для определения обусловленностей внешней политики, но с точки зрения классификации наук эти проблемы нельзя включать в теорию международных отношений и социологию международных отношений. Ибо, когда польский ученый пишет книгу о Франции или Соединенных Штатах, о роли военных в Черной Африке или о бунте молодежи на Западе, он занимается не теорией или социологией международных отношений, а научным исследованием в области политологии или социологии, отличающимся от анализа деятельности политических партий, армии или народных советов в Польше только тем, что исследователь обрабатывает материал, касающийся зарубежной страны.

Наконец, социология международных отношений — это не то же самое, что социология, основанная на международных сравнительных анализах. Иначе говоря, социологическая компаративистика может затрагивать любые проблемы, исследуемые путем сравнения данных различных стран. Следовательно, можно использовать и компаративные исследования в области международных отношений. Примером такого исследования может служить проведенный польскими, норвежскими и французскими учеными анализ общественного мнения по вопросам войны, мира, разоружения. Однако междуродные сравнения сами по себе не дают основания причислять эти исследования к области социологии международных отношений.

www.polnaja-jenciklopedija.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о