Что такое социалистические идеи: Социалистическая идея в России. Поиск нового, или Возврат к истокам

Содержание

Социалистическая идея в России. Поиск нового, или Возврат к истокам

21 сентября 2007

Социалистическая идея в России есть идея исконная. Достаточно беглого взгляда на российскую историю, чтобы убедиться в природной тяге российского народа к социализму, выраженной в приоритете справедливости перед законом, торжестве правды над правом. Но, несмотря на эту, говоря словами Николая Бердяева, «глубокую вкоренненость социализма в русской природе» структурное оформление его идей началось в России сравнительно поздно и развивается под влиянием идей европейской социал-демократии.

Вместе с тем все наиболее видные представители социалистической мысли приходили к необходимости адаптации этих идей к российским условиям. Это касается прежде всего «русского социализма» Александра Герцена, который полагал возможным построить справедливое социалистическое общество, минуя стадию капитализма благодаря сохранению в России XIX века крестьянской общины, обеспечивающей существование коллективных форм жизни и труда.

Таким образом, на начальном этапе формирования российской национальной социалистической концепции главную роль играла идея не пролетарского, а крестьянского социализма. Впоследствии эта направленность сохранилась у народников, а затем перешла к социалистам-революционерам. К сожалению, рационализм этого подхода, ориентированного на большинство населения страны долгое время отходил на второй план перед основными недостатками идеологических концепций этих движений. Во-первых, народникам мешала идеализация крестьянской общины, которая в действительности была вызвана к жизни весьма специфическими условиями климата России и определенным (весьма низким) агрикультурным уровнем сельского хозяйства, а во-вторых — установка на необходимость революционных преобразований в обществе (которая возобладала в российской социалистической мысли), связанная с идеями Карла Маркса.

Собственно, установка на революцию и обусловила полный провал народнической пропаганды в самом народе. Несмотря на неудачи, народники сыграли огромную роль как в предыстории формирования партии социалистов-революционеров, так и российской социал-демократической партии.

Одновременно с радикальным социализмом в России стал развиваться социализм нового типа, основанного на основополагающих установках демократического социализма, разработанного Эдуардом Бернштейном и ориентированного на постепенное реформирование общества. Сам Бернштейн в молодости увлекался марксизмом, но затем критически переосмыслил идеи Карла Маркса и Фридриха Энгельса.

Во многом прообразом классической европейской социал-демократии была партия народных социалистов, (энесов), народно-социалистическая (трудовая) партия, трудовая народно-социалистическая партия, выделившаяся в 1906 г. из правого крыла эсеров. Энесы отрицательно относились к разгрому помещичьих усадеб и «захватным» действиям крестьян. Пролетариат же, по их мнению, переоценил свои силы, чему способствовала социалистическая интеллигенция. При этом в отличие от вождей других российских социалистических партий, для которых общественно-политическая деятельность была профессией, руководители народно-социалистической партии не эмигрировали, а продолжали жить и работать на Родине.

Общим для них было глубокое знание русской действительности. Энесы ратовали за демократическое государство, за соблюдение прав трудящихся. Лидеры народных социалистов отвергали марксистскую идею насильственного скачка из одной общественно-экономической формации в другую. В их концепции революция мыслилась как целый эволюционный период, характеризующийся множеством изменений во всех сферах жизни общества, как комплекс преобразований, которые неизбежно должны привести к изменению существующего социального строя. Согласно взглядам энесов, отражавшим настроения значительной части русской интеллигенции, элементы социализма должны внедряться в капиталистический строй, проникая в идеологические, политические, экономические сферы общества постепенно, не допуская резкой ломки социального строя. Такая ломка, по их мнению, могла оттолкнуть от социализма многих его сторонников и повлечь за собой экономический и политический хаос. Результатом социалистической эволюции, полагали энесы, должно стать народовластие — прямое участие народа в законотворчестве и управлении.
Основной лозунг партии энесов гласил: «Все для народа, все через народ». В основе теории народных социалистов лежали идеи гуманизма, ценности каждой человеческой личности. Поэтому насилие, проявленное с обеих сторон в период первой русской революции, еще больше отпугнуло энесов от использования радикальных средств, еще более обострило в их восприятии проблему соотношения терроризма и морали. В связи с этим все чаще звучали среди народных социалистов идеи о неоправданности кровавых жертв, о соотношении жертв и результатов терактов, о моральном ужасе и бессмысленности террора, о недопустимости насильственных методов. На совещании членов организационного комитета и представителей московской и петербургской групп НСП, состоявшемся 6-8 февраля 1909 г. в Петербурге, террор был исключен из арсенала возможных средств борьбы. Принимая лишь цивилизованные, демократические формы политического противостояния, народные социалисты пришли к полному отрицанию террора, столь характерного для радикальных социалистических партий.

На рубеже веков весьма опасными русскими конкурентами в глазах ортодоксальных марксистов стали и Петр Струве и Михаил Туган-Барановский.

В девяностые годы XIX в. они имели прочную репутацию первых русских марксистов, однако впоследствии отошли от ортодоксального марксизма, видя его ограниченность и экстремизм. Отвергнув «экономический материализм» Маркса, прежде всего его учение о решающей роли способа производства в развитии общества и о законе соответствия производственных отношений людей характеру и уровню развития их производительных сил, легальные марксисты отбросили и его учение о классовой борьбе и социальной революции. Они придерживались эволюционистских взглядов постепенного совершенствования капитализма, придания ему более цивилизованных форм.

Речь шла о процессе развития капитализма «в форме продолжительного, непрерывного процесса социальных преобразований». Хотя в исследованиях представители этого направления именуются обычно как легальные марксисты, было бы правильным их называть социалистами немарксистского направления. В работах Михаила Туган-Барановского «Современный социализм в своем историческом развитии», «В поисках нового мира», «Социализм как положительное учение» и некоторых других содержится глубокий анализ различных социалистических и коммунистических учений, дана их классификация. Туган-Барановсакий и после его отторжения от социал-демократического движения, разочарования в нем остался верен социалистическим идеалам, посвятил отпущенные ему судьбой годы созданию и всестороннему научному обоснованию собственной теории социализма. Первое, что привлекло его внимание, было быстро развивающееся во всем мире, в том числе и в России, кооперативное движение. Посвятив не один год изучению кооперации — итогом стала знаменитая фундаментальная работа «Социальные основы кооперации»,- Туган-Барановский пришел к выводу, что за определенными ее формами большое будущее.

Господствующему представлению о социализме как строе, базирующемся на сквозном, едином, всеохватывающем принципе огосударствления и обобществления, Туган-Барановский противопоставил свою модель неодномерного, многоукладного и потому более гибкого, подвижного и сложного хозяйственно-экономического целого.

Как философу и экономисту высочайшего класса Туган-Барановскому было ясно, что единообразие и универсализм в социально-экономических вопросах не могут служить плодотворным подходом. Поэтому он и попытался представить новое общество как симбиоз, взаимосочленение различных хозяйственных форм — государственных предприятий, коллективов арендного типа, кооперативов, мелкого индивидуального производства. Туган-Барановский отверг расширительное толкование классовой борьбы, согласно которому она определяет содержание всех или почти всех потребностей и интересов людей. Класс в его понимании — это понятие, применимое лишь в сфере экономики. Оно обозначает группы людей, объединенных общностью экономических интересов. Это понятие что-то разъясняет в области экономических отношений, но непригодно для объяснения процессов в других сферах жизни общества, особенно в науке, культуре, духовной жизни.

Другим критиком марксизма с социалистических позиций являлся видный философ, мыслитель и общественный деятель академик Пётр Струве. Вначале он был весьма близок к марксистам и после I съезда РСДРП (1898) (по предложению группы социал-демократов) написал «Манифест РСДРП». Однако вскоре пришёл к выводу, что в марксизме есть противоречие между социальными и экономическими формулами, отверг необходимость падения капитализма. Во многом идеи Струве шли параллельно с развитием концепции Бернштейна. В статье «Марксова теория социального развития» (1899 г.) Струве подвергает пересмотру теорию социальной революции, доказывая, что революция неизбежна лишь для стран с неразвитым, стихийным капитализмом; по мере же его эволюции естественным становится путь реформ, позволяющий сохранить достижения культуры и хозяйства. Он поставил под сомнение марксистскую идею о «прогрессирующем социальном угнетении и обнищании масс населения».

Исходя из гегелевского диалектического метода, Струве утверждал, что тезис о «непрерывности изменения» служит теоретическим обоснованием скорее эволюционизма, нежели революционности. «При обосновании социализма как исторически необходимой формы общества, — писал он, — дело идет не о том, чтобы отыскать… элементы, разъединяющие обе формы, а, наоборот… путем непрерывной причинности и постоянных переходов их соединяющие». Утверждая, что присущий ортодоксальному марксизму абсолютизм понятий есть противоположность диалектике, Струве усматривал задачу здравомыслящих людей не в том, чтобы подготовить всемирную катастрофу, утопический скачок в «царство свободы», а в постепенной «социализации» капиталистического общества. После октябрьского переворота 1917 г. Струве заключил: «Русская революция есть не торжество социализма, а его попрание и крушение», а русские социалисты, считая себя борцами за социализм, на деле компрометируют и «губят социализм как идею». Если в России насильственно восторжествует социализм, то это будет означать только «полное народно-хозяйственное и государственно-хозяйственное банкротство».

Таким образом, в начале XX века социалистическое движение в России явно раскалывается на реформистское (которое затем стало преобладать в Европе, и наиболее ярким примером его может служить так называемая шведская модель социализма) и революционное, экстремистское по своей сути направление, основным выразителем которого были большевики.

Сколько социализма в коммунизме?

Критика марксизма как философской основы коммунизма стала в последние годы своего рода обязательным интеллектуальным упражнением для так называемой либеральной элиты. Причем критика эта была и до сих пор остается столь же поверхностной, как либерализм критикующих. А весь пафос сводится к «священному праву частной собственности», которая понимается почему-то в марксистском ключе как собственность на средства производства. Вероятно, потому, что большая часть нынешних либералов успешно изучали научный коммунизм, а потом быстро перестроились на новый лад.

Между тем кардинальная проблема коммунистической идеологии так и остается без внимания только потому, что разрешение ее возможно исключительно с социалистических позиций, а в нынешней России социализм и коммунизм искусственно объединены советской пропагандой. Но при объективном рассмотрении отчётливо видны их глобальные противоречия в отношении к труду и частной собственности.

На первый взгляд марксистская модель не лишена внутренней логики. Частная собственность отвергается, как результат эксплуатации человека человеком. Эксплуатация же заключается в том, что эксплуататор вкладывает в дело капитал, а эксплуатируемый — труд, который понимается очень узко, как физическая работа. Отсюда вывод об экспроприации экспроприаторов, который легко трансформируется в «Грабь награбленное!» или в бессмертное «Взять все и поделить». А все, что есть в марксизме практически социального, направленного на улучшение жизни личности, попросту позаимствовано из социализма, который является общеевропейской тенденцией общественного развития, имеющей в России глубокие и самобытные культурные и исторические корни.

Неверная трактовка сущности труда и делает коммунизм лишь теоретической моделью неприменимой в практической жизни. Ведь труд это не просто производство некой работы за единицу времени, труд — это неотъемлемая собственность человека, являющаяся производной от его способностей, возможностей и желания трудиться. А способности к труду у всех различны, и потому образ первобытного равенства, к которому стремится коммунизм, — изначально недостижим и противоречит исконно российскому осмыслению труда как собственности человека, и пониманию равенства как равенства возможностей и социальной безопасности. Ведь именно в российском национальном сознании (в отличие от западной парадигмы) вложенный труд был необходимым и достаточным оправданием права собственности на дом, землю, завод, на что угодно. Именно поэтому русские бунты всегда были, пусть беспощадным, но движением за справедливость, а западные — возмущением против повышения налогов.

Очевидно, что из коренной ошибки коммунизма в определении сущности труда вытекает и его чуждость России, русскому национальному характеру, историческому сознанию российского народа — основой которого является природное стремление к правде, справедливости, то есть социалистическому пути развития.

Иногда мы слышим разговоры, что идея коммунизма сама по себе хороша, а все проблемы возникли при ее неумелом претворении в жизнь. Но так ли это? Скорее всего, нет, ведь в базовых вопросах коммунизм изначально обречен на лагерную систему, так как трактует человека, не как личность, а как представителя класса, то есть строит типологию на основе одного лишь экономического признака, по сути, на основе отношения к средствам производства, подменяя им отношение к труду. Таким образом, коммунизм делает человека не собственником своего труда, а приложением к средствам производства, что естественным образом ведет к пониманию роли человека в обществе как винтика, шестеренки, но никак не личности.

А его труд трактуется как «труд добровольный, труд вне нормы, труд, даваемый без расчета на вознаграждение» (Ленин В.И., т. 40, с. 315). Результаты труда обобществляются, так как в коммунизме основным источником удовлетворения личных потребностей признаются общественные фонды.

Но возникает вопрос, а куда девать изначальную разницу в труде. И единственный ответ, который мог возникнуть в рамках коммунистической идеологии, был в искусственном уравнивании результатов труда. А сделать это возможно только насильственным путем, потому что никто по доброй воле не согласится с априорным уравнением результатов труда, когда и бездельник, и труженик, и тот, кто умеет, и не умеющий работать получат поровну при очевидно неравном вкладе в конечный продукт. Такая механистическая уравниловка есть высшая форма социальной несправедливости, когда механизм перераспределения доходов превращается из средства достижения социальной справедливости в кормушку для бездельников.

Но уничтожение всякого намёка на частную трудовую инициативу не единственная проблема коммунистической идеи. Гораздо важнее то, что целью коммунизма является построение утопического общества без частной собственности, когда все вокруг принадлежит всем. Когда вещественный результат и социальные последствия труда, при коммунизме становясь богатством всего общества, при этом не перестают быть богатством и способом самоосуществления личности, труд выступает сам как высшее вознаграждение. По Марксу, труд — «полное развитие самой деятельности, где обусловленная природой необходимость исчезает в своей непосредственной форме…» (Маркс К., Энгельс Ф., т. 46, ч. I, с. 280). То есть коммунистическая идея присваивает себе права собственности на труд и выставляет его в качестве вознаграждения личности. Но труд по определению личностное понятие, и это та собственность, отделить которую от человека невозможно, так как она заложена в самой его природе. И потому коммунистическое общество и государство возможно построить только при условии полной унификации и уничтожения всякой человеческой индивидуальности. Таким образом, тоталитаризм является неизбежным следствием реализации коммунистических идей на практике.

Ведь государство в марксистско-энгельсовском понимании — это аппарат насилия и подавления неимущих имущими с целью сохранить свою частную собственность. То есть для коммунистов государственный аппарат изначально инструмент насилия, и потому никакого другого выхода кроме создания режима власти небольшой кучки людей просто нет.

А между тем, если отталкиваться от социалистического понимания труда как неотъемлемой собственности человека, государство можно определить не как аппарат подавления, а как систему, обеспечивающую безопасность личности и ее труда, систему, созданную не узкой группой, а большинством, каждый из которого делится своим личным трудом со всеми и таким образом способствует общественному строительству. Разумеется, вклад в общественный труд также различен и опять-таки зависит от способностей и возможностей человека, но различны и выгоды, получаемые от этого труда. Другое дело, что именно в таком социалистическом государстве необходимо создать равные возможности для проявления своих способностей и обеспечить социальную безопасность личности.

Легко увидеть, как на примере одного лишь отношения к труду высвечиваются внутренние противоречия коммунизма, который является отвлеченной философской концепцией, созданной людьми, никогда серьезно не трудившимися. И изначально несет в себе систему принудительного уравнения людей по субъективно выбранному основанию, а критерием отбора являются даже не псевдонаучные догмы марксизма, а произвольный выбор тех немногих лиц, кто дорвется до власти, как и было в условиях Советского государства.

Марксистская, а значит и коммунистическая, модель в относительно чистом виде смогла продержаться в России лишь в краткий период военного коммунизма, который сопровождался и террором, и широкими общественными экспериментами в духе массового передела, приведшего в первую очередь к столь же массовой безработице, невиданному падению производства, голоду и той самой знаменитой разрухе, которая, как известно, «в головах». И чтобы преодолеть этот невиданный кризис, большевики были вынуждены перейти к программе действий по социалистическому варианту развития — НЭПу, допускавшему многоукладность экономики и конкуренцию, только в условиях которой не нарушается право продажи человеком своей неотъемлемой собственности — труда по справедливой цене. Но это изначально противоречит тоталитарной уравнительной идеологии коммунизма, и потому НЭП был обречен на «сворачивание».

Произошел неизбежный переход к госкапитализму, когда вся собственность на средства производства принадлежала государству, а фактически — коммунистической партийной номенклатуре. Были созданы условия гипермонополизма, когда на внешнем рынке представлена одна гигантская корпорация СССР с группой владельцев, имевших монопольную политическую власть в стране. Что привело не только к полному разрушению конкурентной среды, но и полному контролю над процессом и результатами труда, превращающим труд из неотъемлемой собственности человека в государственную повинность.

Но это история, а что же представляют собой нынешние коммунисты? Даже при беглом взгляде видно, что изначальные противоречия их идеологии не только не преодолены, а стали еще более очевидны. На данный момент коммунисты представлены в Государственной думе и играют в ней роль якобы непримиримой оппозиции. Куда как важнее тот факт, что коммунисты являются частью политического поля и в качестве думской фракции занимаются исключительно продуцированием лозунгов. Вместо реальной работы происходит типичная подмена понятий и эксплуатация образа «светлого прошлого», которое якобы являлось эрой полного государственного обеспечения граждан. Таким образом, реальные проблемы забалтываются без предложения программы реальных действий.

А кому выгодна такая политика? Да уж естественно не тем, о ком якобы пекутся коммунисты, а экономической монополии олигархов и политической монополии «партии власти». Так что коммунисты выступают в неприглядной роли демагогов, основная функция которых в том, чтобы помешать развитию социалистических идей и движению по пути, которым давно идет благополучная Европа.

Поэтому можно с уверенностью говорить, что коммунизм, как ни странно это звучит, гораздо ближе к монополистическому капитализму, нежели социализму. Коммунистическая система только и может существовать в условиях политического и экономического монополизма, жесткого принуждения и почти рабской эксплуатации дешевого труда, то есть в условиях эксплуатации и присвоения собственности личности на труд.

Все продуктивные составляющие коммунистической идеологии заимствованы из социалистической доктрины, имеющей огромную историю и успешный практический опыт в отличие от своего маргинального отростка марксизма, который в чистом виде ни в одном коммунистическом государстве не привился, и развитие этих государств напрямую зависело от масштаба замены коммунистических идей на социалистические. Ведь коммунизм — это ностальгия по прошлому, а социализм — развитие настоящего с перспективой на будущее.

Председатель Совета Федерации Сергей Миронов

(«Московские новости» (Москва). -21.09.2007.-№37)

Источник: («Московские новости» (Москва).-21.09.2007.-№37)

Полезные ссылки

Почему социалистические идеи не всех приводят к победам на выборах

Как циркулируют в современном мире социалистические идеи? Почему в каких-то странах они приводят своих сторонников к немалым победам на выборах в парламент, а в каких-то наоборот? Начнем с того, что социалистическая идея существует с незапамятных времен как одна из базовых идей человеческого развития. Потому что в пределе социалистическая идея — это идея справедливости.

С того момента, как такие идеи стали переноситься из сферы прав и свобод человека и гражданина на социально-экономическую сферу, они сформировались как собственно идеи, за которые идет политическая борьба. Крепло и ширилось убеждение в том, что каждый гражданин имеет право на хороший уровень и качество жизни, и не только на равные стартовые позиции, но и на определенную постоянную общественную и государственную поддержку и помощь, способствующую достойной жизни человека.

Как циркулируют в современном мире социалистические идеи? Почему в каких-то странах они приводят своих сторонников к немалым победам на выборах в парламент, а в каких-то наоборот? Начнем с того, что социалистическая идея существует с незапамятных времен как одна из базовых идей человеческого развития. Потому что в пределе социалистическая идея — это идея справедливости.

С того момента, как такие идеи стали переноситься из сферы прав и свобод человека и гражданина на социально-экономическую сферу, они сформировались как собственно идеи, за которые идет политическая борьба. Крепло и ширилось убеждение в том, что каждый гражданин имеет право на хороший уровень и качество жизни, и не только на равные стартовые позиции, но и на определенную постоянную общественную и государственную поддержку и помощь, способствующую достойной жизни человека.

Другое дело, что начиная с XIX века социалистическая идея приняла преимущественно марксистскую форму. Хотя не только. В России был, например, опыт народничества. Были и другие формы существования этой идеи.

Так что постоянное возвращение к социалистическим идеям — это нормально. И их сегодняшняя популярность в Америке тоже, в общем, нормальное явление. Ненормально скорее то, что в Америке социалистические идеи исторически занимали очень малое место.

Там долго доминировала идеология WASP. WASP — белые англосаксонские протестанты были людьми, воспитанными на индивидуалистической идеологии собственного усилия. Создавай индивидуальное и семейное богатство, невзирая ни на что, плати налоги и заботься только о своем предприятии, своей карьере — вот лучший способ жизни.

Но сейчас Америка становится другой. Если раньше WASP (несколько разбавленные только афроамериканцами) были превалирующим типом американского гражданина, определяющим характер американского общества, то теперь Америка — это многоэтническая и многорасовая страна. Удельный вес англосаксонских протестантов в ней значительно понизился.

И это отразилось на идеологическом, понятийном поле.

Американские мигранты сегодня смело исповедуют моды и нравы тех стран, из которых они прибыли.

Кроме того, в Америке продолжает существовать и создавать свои проблемы всегда свойственное ей вопиющее неравенство между элитой и бедными слоями населения (при том, что в стране есть довольно сильный средний класс, задающий свой импульс жизни).

Не надо бояться то нарастающей, то затихающей популярности социалистических идей. Опасна только угроза их возможной радикализации

Все вместе это и дает почву для роста популярности социалистических идей.

В каждой идее есть доля истины, но ее последователям следовало бы знать чувство меры.

Так, характерный лозунг политиков-социалистов — все забрать у богатых и перераспределить между бедными, уравняв их, конечно, — имеет очень серьезный порок. Мы на собственном опыте знаем, как он уменьшает стимулы для развития, закрывает возможности для новых инициатив, новых стартов. И, условно говоря, вводит моду на дармовщину и привычку к ней.

И, конечно, сейчас, особенно с ростом популярности социалистических идей, существует опасность, что возникнет мода, поветрие, мания на социальную уравниловку. Между тем это губительно для самой Америки и подвергает риску то, что сделало Америку Америкой.

В Германии, где политический спрос на носителей социалистических идей, скорее, падает, чем растет, совсем другие исторические традиции. Там всегда были сильны социально-демократические и христианско-демократические тенденции. А социал-демократы просто правили страной между двумя мировыми войнами. Хотя это правление рухнуло и привело к победе нацистов.

После войны у немцев был опыт социалистической жизни в ГДР, социализм там был куда более экономически состоятельным, чем в других социалистических странах, но сравнение с Западной Германией опять же оказалось не в пользу ГДР.

Германия была также напугана опытом левого экстремизма. Начиная со столкновений социалистического Рот Фронта с фашистами в 20-30-х годах и кончая уже послевоенной историей, «проказами» банды Баадер-Майнхоф, отметившейся убийствами и насилием и показавшей себя во всей красе крайне экстремистских проявлений. Поэтому в сознании немцев более плотно засела идея осторожности в отношении быстро радикализирующихся социалистических идей. Ведь гитлеровские нацисты тоже называли себя социалистами.

Если в немецком обществе и возникает соблазн на социалистические идеи, то он обычно носит умозрительный характер. Немцы хорошо понюхали и чувствуют, что это такое.

В Чехии, где социалисты сегодня набирают голоса в парламенте, традиционно были сильны социалистические взгляды.

Чехия одна из самых индустриально развитых стран Европы. И противоречия между пролетариатом и буржуазией, протесты против недостаточного вознаграждения за труд там всегда существовали в явном виде. Сыграло свою роль и особое славянское дружелюбие по отношению к Советскому Союзу и его опыту. Не будем забывать, что в Советском Союзе был помимо всего прочего реальный опыт построения социальной справедливости, вспомним восьмичасовой рабочий день, бесплатные образование и медицину… Разумеется, только для тех, кто умудрился не попасть в тюрьмы и лагеря.

Ну и, конечно, опыт вступления в ЕС принес чехам не только положительные, но и серьезные отрицательные черты.

Чехия как индустриально развитая страна оказалась в очень напряженных конкурентных отношениях с той же Германией и другими странами. Эта конкуренция негативно сказалась на чешской индустрии, вспомним проблемы с автомобилями «Шкода». Не случайно чехи отказались и от единой европейской валюты. И не видно, чтобы они изменили свое мнение.

Так что популярность социалистических взглядов в Чехии связана с современной политической реальностью. И эти взгляды часто принимают черты ностальгии по действительному национальному суверенитету.

Так что рост и падение популярности социалистических идей в мире имеют разные причины.

Но существуют и общие черты, связанные с пониманием того, что в сегодняшнем развитии западных экономик и стран есть очень серьезные проблемы, разрывы, и социальная несправедливость порождает время от времени социалистические искушения.

Поэтому не надо бояться то нарастающей, то затихающей популярности социалистических идей.

Это будет постоянно. Не постоянной, но опасной будет угроза их возможной радикализации до крайних форм.

Тем более что сегодня во многих частях света есть общественная мода и запрос на упрощенное решение проблем.

Социалистические идеи ведь не выдумка интеллигентов, за ними лежит нечто, связанное с чувствами огромного количества людей.

И, конечно, людям часто нужно либо «золотое прошлое», либо «великое будущее». И если о том же «великом будущем» заговорят политические демагоги, эти идеи снова могут овладеть массами и стать якобы золотым недавним прошлым.

А еще сегодня очевидны проблемы, связанные с усталостью людей от ценностей западного общества благосостояния. Заметны ослабления воли и жажды деятельности.

Существует и усталость от попытки навязать обществу некоторые чуждые ему формы жизни. Например, ненависть вызывают крайние формы модернизации, и в ответ возникает тенденция к простоте, неприязнь к усложненным формам жизни. Стремление к простой и ясной «справедливости», простым и ясным решениям тоже может стать социально-психологической почвой для нарастания популярности социалистических идей. Ну и, наконец, борьба за них несет в себе какие-то опосредованные формы псевдогероизма. Молодежи всегда была свойственна склонность красиво умереть ради немедленного воплощения простой и заманчивой идеи. Соцпопулисты научились искусно активизировать эти свойства активной части молодежи.

Надеюсь, что движение в другую сторону не перечеркнет циркуляцию в современном мире социалистических идей, но и не даст им превратиться в левоэкстремистские движения с разрушительными последствиями их действий.


Источник: Интернет-портал «Российской газеты»

Почему социалистические идеи не всех приводят к победам на выборах — Российская газета

Владимир Лукин, политик, историк, профессор ВШЭ:

Владимир Лукин: В каждой идее есть доля истины, но надо соблюдать чувство меры. Фото: Александр Корольков

Как циркулируют в современном мире социалистические идеи? Почему в каких-то странах они приводят своих сторонников к немалым победам на выборах в парламент, а в каких-то наоборот? Начнем с того, что социалистическая идея существует с незапамятных времен как одна из базовых идей человеческого развития. Потому что в пределе социалистическая идея — это идея справедливости.

С того момента, как такие идеи стали переноситься из сферы прав и свобод человека и гражданина на социально-экономическую сферу, они сформировались как собственно идеи, за которые идет политическая борьба. Крепло и ширилось убеждение в том, что каждый гражданин имеет право на хороший уровень и качество жизни, и не только на равные стартовые позиции, но и на определенную постоянную общественную и государственную поддержку и помощь, способствующую достойной жизни человека.

Другое дело, что начиная с XIX века социалистическая идея приняла преимущественно марксистскую форму. Хотя не только. В России был, например, опыт народничества. Были и другие формы существования этой идеи.

Так что постоянное возвращение к социалистическим идеям — это нормально. И их сегодняшняя популярность в Америке тоже, в общем, нормальное явление. Ненормально скорее то, что в Америке социалистические идеи исторически занимали очень малое место.

Там долго доминировала идеология WASP. WASP — белые англосаксонские протестанты были людьми, воспитанными на индивидуалистической идеологии собственного усилия. Создавай индивидуальное и семейное богатство, невзирая ни на что, плати налоги и заботься только о своем предприятии, своей карьере — вот лучший способ жизни.

Но сейчас Америка становится другой. Если раньше WASP (несколько разбавленные только афроамериканцами) были превалирующим типом американского гражданина, определяющим характер американского общества, то теперь Америка — это многоэтническая и многорасовая страна. Удельный вес англосаксонских протестантов в ней значительно понизился.

И это отразилось на идеологическом, понятийном поле.

Американские мигранты сегодня смело исповедуют моды и нравы тех стран, из которых они прибыли.

Кроме того, в Америке продолжает существовать и создавать свои проблемы всегда свойственное ей вопиющее неравенство между элитой и бедными слоями населения (при том, что в стране есть довольно сильный средний класс, задающий свой импульс жизни).

Не надо бояться то нарастающей, то затихающей популярности социалистических идей. Опасна только угроза их возможной радикализации

Все вместе это и дает почву для роста популярности социалистических идей.

В каждой идее есть доля истины, но ее последователям следовало бы знать чувство меры.

Так, характерный лозунг политиков-социалистов — все забрать у богатых и перераспределить между бедными, уравняв их, конечно, — имеет очень серьезный порок. Мы на собственном опыте знаем, как он уменьшает стимулы для развития, закрывает возможности для новых инициатив, новых стартов. И, условно говоря, вводит моду на дармовщину и привычку к ней.

И, конечно, сейчас, особенно с ростом популярности социалистических идей, существует опасность, что возникнет мода, поветрие, мания на социальную уравниловку. Между тем это губительно для самой Америки и подвергает риску то, что сделало Америку Америкой.

В Германии, где политический спрос на носителей социалистических идей, скорее, падает, чем растет, совсем другие исторические традиции. Там всегда были сильны социально-демократические и христианско-демократические тенденции. А социал-демократы просто правили страной между двумя мировыми войнами. Хотя это правление рухнуло и привело к победе нацистов.

После войны у немцев был опыт социалистической жизни в ГДР, социализм там был куда более экономически состоятельным, чем в других социалистических странах, но сравнение с Западной Германией опять же оказалось не в пользу ГДР.

Германия была также напугана опытом левого экстремизма. Начиная со столкновений социалистического Рот Фронта с фашистами в 20-30-х годах и кончая уже послевоенной историей, «проказами» банды Баадер-Майнхоф, отметившейся убийствами и насилием и показавшей себя во всей красе крайне экстремистских проявлений. Поэтому в сознании немцев более плотно засела идея осторожности в отношении быстро радикализирующихся социалистических идей. Ведь гитлеровские нацисты тоже называли себя социалистами.

Если в немецком обществе и возникает соблазн на социалистические идеи, то он обычно носит умозрительный характер. Немцы хорошо понюхали и чувствуют, что это такое.

В Чехии, где социалисты сегодня набирают голоса в парламенте, традиционно были сильны социалистические взгляды.

Чехия одна из самых индустриально развитых стран Европы. И противоречия между пролетариатом и буржуазией, протесты против недостаточного вознаграждения за труд там всегда существовали в явном виде. Сыграло свою роль и особое славянское дружелюбие по отношению к Советскому Союзу и его опыту. Не будем забывать, что в Советском Союзе был помимо всего прочего реальный опыт построения социальной справедливости, вспомним восьмичасовой рабочий день, бесплатные образование и медицину… Разумеется, только для тех, кто умудрился не попасть в тюрьмы и лагеря.

Ну и, конечно, опыт вступления в ЕС принес чехам не только положительные, но и серьезные отрицательные черты.

Чехия как индустриально развитая страна оказалась в очень напряженных конкурентных отношениях с той же Германией и другими странами. Эта конкуренция негативно сказалась на чешской индустрии, вспомним проблемы с автомобилями «Шкода». Не случайно чехи отказались и от единой европейской валюты. И не видно, чтобы они изменили свое мнение.

Так что популярность социалистических взглядов в Чехии связана с современной политической реальностью. И эти взгляды часто принимают черты ностальгии по действительному национальному суверенитету.

Так что рост и падение популярности социалистических идей в мире имеют разные причины.

Но существуют и общие черты, связанные с пониманием того, что в сегодняшнем развитии западных экономик и стран есть очень серьезные проблемы, разрывы, и социальная несправедливость порождает время от времени социалистические искушения.

Поэтому не надо бояться то нарастающей, то затихающей популярности социалистических идей.

Это будет постоянно. Не постоянной, но опасной будет угроза их возможной радикализации до крайних форм.

Тем более что сегодня во многих частях света есть общественная мода и запрос на упрощенное решение проблем.

Социалистические идеи ведь не выдумка интеллигентов, за ними лежит нечто, связанное с чувствами огромного количества людей.

И, конечно, людям часто нужно либо «золотое прошлое», либо «великое будущее». И если о том же «великом будущем» заговорят политические демагоги, эти идеи снова могут овладеть массами и стать якобы золотым недавним прошлым.

А еще сегодня очевидны проблемы, связанные с усталостью людей от ценностей западного общества благосостояния. Заметны ослабления воли и жажды деятельности.

Существует и усталость от попытки навязать обществу некоторые чуждые ему формы жизни. Например, ненависть вызывают крайние формы модернизации, и в ответ возникает тенденция к простоте, неприязнь к усложненным формам жизни. Стремление к простой и ясной «справедливости», простым и ясным решениям тоже может стать социально-психологической почвой для нарастания популярности социалистических идей. Ну и, наконец, борьба за них несет в себе какие-то опосредованные формы псевдогероизма. Молодежи всегда была свойственна склонность красиво умереть ради немедленного воплощения простой и заманчивой идеи. Соцпопулисты научились искусно активизировать эти свойства активной части молодежи.

Надеюсь, что движение в другую сторону не перечеркнет циркуляцию в современном мире социалистических идей, но и не даст им превратиться в левоэкстремистские движения с разрушительными последствиями их действий.

Почему возникают социалистические идеи, если исходить из марксистской философии?

Отчасти отвечаю на поставленный вопрос, отчасти — на возникшую после него дискуссию. Собственно говоря, на вопрос даже не пытается ответить никто из тех, чьи ответы я прочел: все пишут о том, почему, с его точки зрения, возникают социалистические идеи.

Ау, народ! Нас о чем спрашивают? Когда нашим мнением поинтересуются, тогда и будем его высказывать. А сейчас речь идет конкретно о том, что говорили марксисты.

Вообще, с социализмом (по крайней мере, в нашей стране) полная путаница. И вызвана она тем, что советская власть назвала этим словом тот недокоммунизм, который она выстроила. Помню свой вопрос из билета на госэкзамене по научному коммунизму (кстати, абсолютно пустой демагогический предмет, полный чисто начетнических формулировок): «Развитое социалистическое общество — закономерный этап на пути к коммунизму». Дело было в 1978 году, примерно через полгода после принятия очередной конституции, в которой и появилось определение «развитой социализм». Я блестяще отбрехался, якобы наизусть цитируя Брежнева (понятно, что и сам преподаватель наизусть не знал) и получил «заслуженную» пятерку, которая, впрочем, мне была ни к чему, т. к. красный диплом не светил.

Так вот, по нашему вопросу. Никакой социализм — не этап на пути к коммунизму, по крайней мере, с точки зрения основоположников марксизма.

Конечно, и Брежнева (точнее, его спичрайтеров) можно считать марксистом (-ами), не говоря уже о его предшественниках, не к ночи будь помянуты. Но давайте все же считать, что марксизм — это то, что придумали Маркс и Энгельс, а всё «развитие» их идей — не более, чем попытка приспособить эти идеи к изменившимся условиям, к которым они оказались не всегда приспособляемы.

Итак, открываем основу основ марксизма — «Манифест коммунистической партии». Например, здесь: https://www.marxists.org/russkij/marx/1848/manifesto.htm#ch4

Уже просто читая содержание, видим:

III. Социалистическая и коммунистическая литература

1. Реакционный социализм:

a) Феодальный социализм

b) Мелкобуржуазный социализм

c) Немецкий или «истинный», социализм

2. Консервативный, или буржуазный, социализм

3. Критически-утопический социализм и коммунизм

Опаньки! Социализм-то, оказывается, может быть и реакционным, и консервативным, и «истинным» в кавычках, и даже (чур меня! чур!) буржуазным. А суть этого — такова:

  1. Реакционный социализм (во всех 3 разновидностях) проистекает из страха перед буржуазной революцией: классы и слои, которые боятся ее, хотят удержать феодальную систему и предлагают рабочему классу «социалистический рай», этакую псевдо-патриархальную идиллию вместо буржуазной свободы.

  2. Буржуазия (по сравнению с феодалами прогрессивная!), наоборот, предлагает тому же рабочему классу определенное ослабление социальных пут, «задабривая» его в страхе перед революцией. Но на сей раз — революцией пролетарской. То есть стремится сохранить и даже утвердить капитализм, но в лайт-версии.

  3. Наконец, утопический социализм вообще не видит рабочих как отдельный класс и хочет «улучшать» жизнь всех подряд, включая тех, кто и так живет неплохо. Этакое «Давайте жить дружно». Ну, на то и утопия.

Вкратце примерно так, хотя, конечно, дяди Карл и Фриц изложили всё это гораздо подробней, с большим количеством нюансов. А уже о том, верно ли они оценивали ситуацию, точен ли был их прогноз и какой вариант развития событий дал рабочему классу больше, а какой — меньше, я, в отличие от других отвечающих, не пишу, т. к. это в рамках данного вопроса не обсуждается.

как растёт поддержка социалистических идей среди американской молодёжи — РТ на русском

Почти половина молодых американцев хотели бы жить в социалистической стране. Об этом говорят результаты соцопроса граждан США, проведённого специалистами компании Harris Poll. В исследовании принимали участие граждане, родившиеся после 1985 года. Аналитики отмечают, что в последнее время интерес к левым идеям среди молодёжи растёт. На этом фоне всё большую популярность набирают такие политики, как Берни Сандерс, которые открыто заявляют о своей симпатии к социализму. Однако эксперты полагают, что подобная риторика не найдёт отражения в американской политике.

Американская молодёжь всё больше тяготеет к идеалам социализма — об этом говорят результаты недавнего опроса Harris Poll, которые были размещены на портале Axios.

Также по теме

Лево руля: Берни Сандерс намерен баллотироваться на пост президента США в 2020 году

Сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс объявил о намерении участвовать в выборах президента США, которые пройдут в 2020 году.

Так, 49,6% респондентов утвердительно ответили на вопрос «Хотели бы вы жить в социалистическом государстве?». Опрос проводился среди молодых людей, родившихся после 1985 года (так называемые миллениалы) и 1995 года («поколение Z»).

Кроме того, 73,2% принявших участие в опросе молодых американцев считают, что правительство должно предоставлять гражданам бесплатную медицинскую помощь, а ещё 67,1% поддерживают идею бесплатного высшего образования.

Для сравнения, аналогичный опрос, проведённый в 2017 году, показал, что число тех, кто хотел бы жить в социалистическую эпоху, было на порядок меньше — 44%. 

Новые демократы

Увлечение молодых американцев социализмом привело к росту популярности таких политиков-демократов, как сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс, недавно объявивший о своём участии в выборах президента в 2020 году, и конгрессмен из Нью-Йорка Александрия Окасио-Кортес. Оба не стесняются называть себя демократическими социалистами.

Политики выступают за повышение минимального размера оплаты труда, общедоступное здравоохранение и бесплатное высшее образование в государственных вузах. Кроме того, важное место в их политических программах занимает смягчение миграционного законодательства.

Эти идеи находят широкий отклик среди американской молодёжи: согласно данным опроса Harris Poll, 43,1% респондентов хотят упразднить Иммиграционно-таможенную полицию США, которая занимается борьбой с нелегалами.

Для продвижения социалистических идей Александрия Окасио-Кортес в феврале внесла в конгресс США законопроект «Зелёная новая сделка», название которого перекликается с «Новой сделкой» 32-го президента США Франклина Делано Рузвельта. Окасио-Кортес предложила ввести для богатых американцев 70%-ный налог, чтобы обеспечить «экономическую безопасность» остального населения страны.

  • Конгрессмен Александра Окасио-Кортес
  • Reuters
  • © Jonathan Ernst

«Есть назойливое ощущение, что нас дурят, что американцам недоступны некоторые вещи, которые, по идее, должны быть им доступны в такой богатой стране. Есть такие люди, как владелец Amazon миллиардер Джефф Безос… И есть все остальные, кто с трудом понимает, как оплатить учёбу своих детей в колледже», — приводит Voice of America* («Голос Америки». — RT) слова экономиста Ричарда Вулфа, прокомментировавшего рост просоциалистических настроений в США.

Социализм по Сандерсу

Однако эксперты отмечают, что инициативы политиков вроде Сандерса и особенно Окасио-Кортес не очень-то напоминают «традиционный» социализм, каким его привыкли понимать во всём остальном мире.

«Конечно, социалистические пункты в их программах есть, но всё это больше напоминает анархо-синдикализм. Присутствует слишком много крайне радикальных идей: демонтаж капитализма, упразднение частной собственности, конфискационные налоги, жёсткая либеральная программа, связанная с ЛГБТ-правами», — отметил в разговоре с RT политолог Дмитрий Дробницкий.

По его словам, такой перекос в Демократической партии связан с поражением Хиллари Клинтон на выборах президента США в 2016 году.

Тогда молодые левые радикалы из партийного актива объявили умеренных политиков, подобных Клинтон и Джо Байдену, недееспособными и начали усиливать своё влияние, отметил Дробницкий.

  • Cенатор Берни Сандерс
  • Reuters
  • © Brian Snyder

Эту версию отчасти подтверждают слова Берни Сандерса, который в конце февраля официально стал участником предвыборной гонки. Оценивая деятельность Дональда Трампа, он совсем не упомянул о состоянии экономики или рынка труда — всё внимание сенатор сконцентрировал на «преступлениях» президента против многочисленных меньшинств.

«Я считаю, что он расист, сексист, гомофоб, ксенофоб; человек, который набирает дешёвые политические очки за счёт нападок на меньшинства, в особенности на нелегальных иммигрантов», — подчеркнул политик.

Раскол среди демократов

Однако нынешнее руководство страны и Республиканской партии дало ясно понять, что социализму в Соединённых Штатах не место. Об этом впервые заявил Трамп, выступая с ежегодным обращением к конгрессу.

«У нас вызывают беспокойство вновь раздающиеся в нашей стране призывы пойти по пути социализма. Америка была основана на принципах свободы и независимости, а не государственного контроля, принуждения и деспотии. Мы рождены свободными — такими и останемся», — сказал тогда президент.

На днях эту позицию подтвердил и вице-президент Майк Пенс, выступавший с речью перед лидерами нефтегазовой индустрии США. По его словам, природа противостояния между Трампом и его противниками из Демократической партии на выборах 2020 года предельно ясна.

«Именно благодаря свободе, а не социализму, у нас самая процветающая экономика в мире. Поэтому нам стоит повторить слова нашего президента: Америка никогда не станет социалистической страной», — цитирует Пенса издание USA TODAY.

Как отметил в беседе с RT политолог Михаил Синельников-Оришак, именно традиционное недоверие американцев к социализму, выработанное за годы холодной войны, и толкает молодёжь США ему навстречу.

«Как мы знаем, запретный плод сладок. Этим и обусловлен интерес со стороны молодёжи, которая всегда стремится отстаивать то, что находится под запретом. Чем сильнее происходит давление, тем больше интерес», — пояснил он.

Со своей стороны, Дмитрий Дробницкий считает, что Трамп с удовольствием играет на увлечении демократов социализмом, манипулируя традиционным недоверием американцев к этой идеологии.

Также по теме

«Идёт возрастное обновление»: станет ли сенатор Камала Харрис противником Трампа на выборах 2020 года

В президентскую гонку в США вступает ещё один кандидат от Демократической партии — сенатор Камала Харрис. Бывший генеральный прокурор…

«Это часть его предвыборной программы — а президентская кампания уже фактически началась. Демократы сейчас не имеют представления, как противостоять его риторике. Их партия расколота — они усиленно ищут умеренного кандидата, который был бы ярым противником Трампа, но не представлял бы ультралевых социалистов», — утверждает политолог.

Дробницкий считает, что современные американские социалисты во многом руководствуются лозунгом леворадикальных студенческих протестов 1968 года в Париже: «Будьте реалистами, требуйте невозможного!»

«Вот и они требуют невозможного, и во что всё это выльется, непонятно. Они будут шуметь, требовать больше власти и оказывать давление на лидерство Демократической партии», — считает эксперт.

Несменяемый курс

В то же время аналитики считают, что вне зависимости от того, кто придёт в США к власти по итогам предстоящих выборов, курс Вашингтона, особенно во внешней политике, останется неизменным.

«Вашингтон всегда следовал своему курсу, при этом не имело никакого значения, кто в тот или иной момент был хозяином Белого дома. Основное расхождение заключается лишь в том, кто будет оплачивать следующий президентский срок. В США по факту две правящие партии, но, по сути, в государстве существует однопартийная система», — рассказал Синельников-Оришак.

При этом эксперт отмечает, что сторонникам Сандерса и других социал-демократов не стоит рассчитывать на их победу на выборах, так как эти идеи противоречат идеологии американского истеблишмента.

«Законы, как мы знаем, принимает меньшинство в своих интересах. Если большинство будет несогласно с этими законами, то его мнение и воля будут ограничены судом и силовиками. В этом заключается вся суть разделения американских властей. В данных реалиях в ближайшей перспективе появление левых кандидатов в США невозможно. Демократы могут лишь притворяться социалистами и использовать левые лозунги в своих избирательных кампаниях», — заключил Синельников-Оришак.

* «Голос Америки» (Voice of America) — СМИ, признанное иностранным агентом по решению Министерства юстиции РФ от 05.12.2017.

Как социалисты по всему миру относятся к заветам Ленина

150 лет назад родился вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ленин, один из крупнейших политических деятелей левого толка. Социалистические идеи основателя Советской России распространились по всему миру и до сих пор обладают определенной популярностью на Западе. Однако говорить о новой «социалистической революции» не приходится, да и даже российские коммунисты давно ушли от заветов Ильича.

Владимир Ленин — по праву одна из самых значимых фигур для социалистов во всем мире, теоретик коммунистической мысли стоял у истоков пролетарской революции и проложил дорогу к созданию Советского Союза. А марксизм-ленинизм — социально-политическое и философское учение о законах борьбы за свержение капиталистического строя и построение коммунистического общества — стал главной идеологией СССР.

Слово «социализм» не теряет своей популярности до сих пор, а борьба с социальным неравенством — актуальности. Левые в России, Европе и даже США так или иначе прибегают к нему в своих политических заявлениях.

Европейский социализм

В XX веке социалистические идеи распространились не только на территорию Советского Союза, но и на страны Восточной Европы. Левые взгляды были популярны и в определенных кругах в Великобритании, Франции и Германии.

Однако привлекательность социалистической идеологии во многом подпитывалась продолжающейся «холодной войной» между СССР и США, и ее завершение стало большим ударом по ней, говорит «Газете.Ru» директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев.

«СССР достаточно долго представлял собой фундаментальную альтернативу, которая была основана на социалистических идеях — они в большей степени отражали стремление людей к справедливости. Конечно, правительствам западноевропейских стран приходилось учитывать это в рамках своей политики и результатом стало европейские социальные государства, с партиями социально-левой направленности в политическом спектре», — отметил эксперт.

Однако после завершение «холодной войны» у них исчезла острая необходимость обеспечивать относительную социальную справедливость, продолжил Бордачев, поэтому социальное государство в Европе стало проседать.

В настоящее время в странах Евросоюза существуют отдельные социалистические партии, но идеологически они не привязаны марксизму-ленинизму. К примеру, французская коммунистическая партия начиная с 1970-х годов прошлого века придерживается так называемого «еврокоммунизма», который критически воспринимает концепцию диктатуры пролетариата и в целом негативно относится к советской модели социализма.

В свою очередь, немецкая Левая партия следует демократическому социализму — смешивая понятия общественной собственности и контроль над производством с политической демократией. В Великобритании же к социалистам зачастую относят Лейбористскую партию, в особенности из-за их фокусировки на социальной несправедливости. Однако они в большей степени являются социал-демократами, и выступают за совершенствование капитализма для достижения справедливости на социальном уровне.

Впрочем, даже с измененной идеологией эти партии, как и их соратники из других европейских стран, пока не претендуют на особую роль в политической жизни Европы.

Прошлый год продемонстрировал значительное ослабление позиций левых — лейбористы не смогли победить Консервативную партию на парламентских выборах в Великобритании, французские социалисты так и не восстановили свои позиции после поражения от прогрессивной партии президента Эммануэля Макрона, а Левая партия в ФРГ получила большинство только в федеральном парламенте Тюрингии.

«Мы не наблюдаем усиления левых идей в европейском политическом спектре, скорее, мы видим увеличение влияния правых. Те левые, которые чего-то добивались в Европе, не смогли предложить какой-либо альтернативы для развития экономики и общества», — указал Тимофей Бордачев.

Социалистические идеи до сих пор есть в Европе, подчеркнул эксперт, но пока они не смогли адаптироваться к современным вызовам и в ближайшее время не стоит ожидать изменения ситуации.

Демократический социализм США

Главным противником советской модели социализма, тем не менее, были не государства европейского континента, а ключевая капиталистическая держава — США. Как говорил Ленин, развитие революции по всему миру происходит в разных форматах и темпах.

«Помощь от вас, товарищи американские рабочие, придет еще, пожалуй, но не скоро», — отмечал Ленин в 1918 году после Октябрьской революции, ставшей примером для левых по всему миру.

Пока существовал СССР, «социалистической революции» в США так и не случилось, а взаимоотношения двух государств на то время были настоящей войной идеологий. Американские власти рисовали коммунистов как главных врагов, впоследствии частично перенеся этот образ на современную Россию.

Тем не менее, даже в таких условиях в США существовала коммунистическая партия, а идеи социализма вызывали симпатию у американских пролетариев.

Впрочем, эти взгляды живы в Америке до сих пор, во многом благодаря сенатору от штата Вермонт Берни Сандерсу.

Бывший участник предвыборной гонки в Демократической партии называет себя демократическим социалистом и не скрывает своей симпатии к СССР. Однако социализм для него не заключается в повторении советского опыта, как и для большинства его сторонников. Сандерс больше всего сосредоточен на идее о социальном обществе — бесплатной медицине и образовании вместе с высокими налогами для богатых и низкими — для бедных.

Идеи сенатора находят отклик в сердцах молодых американцев, согласно прошлогоднему опросу Gallup,

49% граждан США в возрасте от 18 до 39 лет поддерживают социалистическую идеологию, а капитализм положительно воспринимают 51%.

При этом в других возрастных группах ситуация меняется кардинальным образом. Так, 61% респондентов в возрасте от 40 до 54 лет симпатизирует капитализму, и лишь 39% одобряют социализм. Среди американцев старше 55 лет показатели одобрения социализма еще ниже — 32% против 68%.

Участие Сандерса в избирательной кампании по началу принесло ему ряд побед на предварительных выборах, что указывало на усиление позиций левых как минимум в Демпартии. В итоге кандидатом от демократов стал его оппонент из умеренного крыла — бывший вице-президент Джо Байден, которого социалистом можно назвать лишь с большой натяжкой. Впрочем, аналитики USA Today считают, что сопернику Сандерса пришлось частично принять план сенатора, чтобы сгладить противоречия внутри Демократической партии.

Издание отмечает, что

идеи «демократического социалиста» перенял и действующий президент США Дональд Трамп, который в условиях пандемии коронавируса усилил экономическую роль правительства фактически до масштабов социалистического государства.

В частности, власти предоставляют больницам субсидии на оплату помощи жертвам вируса, у которых нет страховки или которые недостаточно застрахованы. Некоторые наблюдатели считают, что это решение является практически первым шагом к переходу к бесплатной системе здравоохранения, которую продвигает Сандерс.

Кроме того, Трамп призвал ряд компаний увеличить производство необходимых комплектующих для медицинского оборудования, а поддержка авиаотрасли с помощью грантов предполагает переход правительства в разряд сопредседателя в ведущих фирмах.

Азиатский коммунизм

Тем не менее, пожалуй, наибольшее развитие социализм получил в азиатском регионе, в ряде государств он до сих пор не теряет свою силу и распад СССР на это никак не повлиял. Самым успешным примером по реализации идеологии является Китай.

Но нынешняя система КНР также имеет мало общего с учениями Владимира Ленина, хотя в конституции страны и записан марксизм-ленинизм.

«Азия избрала немножко другой тон и показала, что идеи ленинизма или большевизма должны трансформироваться под азиатскую почву. Если говорить о Китае, то одна из звезд на его флаге олицетворяет мелкую буржуазию, которую Ленин никогда не видел в союзниках пролетариата», — отметил в беседе с «Газетой.Ru» и.о. директора Института Дальнего Востока РАН Алексей Маслов.

Ленинизм как самостоятельное течение отсутствует в чистом виде, продолжил эксперт, но его измененная версия продолжает существовать и широко обсуждается.

Даже в Северной Корее — еще одной социалистической стране азиатского региона — заветы Ленина соблюдаются весьма условно. В стране реализована советская модель с однопартийной системой, где коммунистическая партия держит всю власть. А это не слишком соотносится именно с ленинизмом.

«В КНДР реализован ленинизм большевистского типа, когда все основные средства производства принадлежат государству, которое является основным распределителем дохода. Также важно отметить общую закрытость принятия решений для большинства жителей страны. То есть партия выступает единым организмом без каких-либо ответвлений», — резюмировал Маслов.

Измененные системы присутствуют и в остальных коммунистических странах — Лаосе, Вьетнаме и Кубе. Лаосские власти переняли китайскую модель, в частности, в вопросе сменяемости членов партии по достижению определенного возраста. Вьетнам поставил правительство на ступень ниже парламента, а Куба закрепила в конституции право на частную собственность.

Удивление Ленина

Впрочем, особым спросом идеи Ленина, казалось бы, должны пользоваться в России, однако этого в наши дни уже не наблюдается. Коммунистических партий в стране несколько, но наиболее популярной является лишь КПРФ.

Согласно апрельскому опросу ВЦИОМ, ее рейтинг составляет 13,2%, что выше чем у «антикоммунистов» из ЛДПР — 10,3%, но ниже правящей «Единой России» — 34,3%.

В целом, КПРФ уже давно отошла от классического марксизма и тем более марксизма-ленинизма. Как заявил «Газете.Ru» президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко, Ленин бы очень удивился «современным коммунистам».

«Идеологически КПРФ представляет очень забавный микс социал-демократизма, консерватизма и религиозности. К идеологии, которую проповедовал Владимир Ленин это все имеет крайне опосредованное отношение», — указал эксперт.

При этом в настоящее время в мире фактически и нет прямых идеологических наследников Ленина, подчеркнул Минченко, ленинизм мертв как идеологическая доктрина, но сохраняет свой потенциал как технология захвата власти.

Что такое СОЦИАЛИЗМ — что это простыми словами, виды и формы

Социализм – это экономическая и социальная концепция, которая направлена на защиту прав населения в отношении владения общественной собственностью и природными ресурсами. В более широком смысле, данная концепция предполагает систему управления государством, в котором все граждане будут иметь равные возможности и ресурсы будут распределены согласно потребностям каждого члена общества.

 

 

Что такое СОЦИАЛИЗМ – значение, определение простыми словами.

 

Простыми словами, Социализм – это альтернативная капитализму и коммунизму модель экономического развития государства, при котором производство и распределение ресурсов контролируется непосредственно обществом или правительством. Другими словами, можно сказать так: социализм – это вариант при котором все люди трудятся и вкладывают свою лепту в общее дело, после чего добытые блага распределяются между всеми гражданами. Само собой, что те, чей труд более сложен и значителен будут получать больше благ, но это не должно вызывать классового дисбаланса в экономическом плане.

 

 

 

Следует отметить, что социализм в чистом виде, или так называемый «Утопический социализм» не существует в природе, так как данная концепция, как и коммунизм базируется на существовании утопического идеального общества. В современных реалиях, множество социалистических идей действительно эффективно работают, но все это действует в связке со свободной рыночной экономикой и другими социальными и экономическими концепциями.

 

Суть, идеи, концепция и идеология социализма.

 

В качестве основы социализма как концепции, может выступать главная мантра приверженцев данного социально-экономического направления. Она звучит так: «От каждого по способностям, каждому по его труду». Это значит, что суть социализма заключается в предположении о том, что все люди по своему характеру настроены на кооперативную работу, за которую они будут получать свою долю от общего блага. Также следует отметить, что идеология социализма включает в себя и заботу о тех, кто не способен трудится по каких-либо причинах. Это могут быть дети, инвалиды, пенсионеры, и так далее. Финансовая нагрузка по обеспечению данных слоев населения, равномерно распределяется между всеми работоспособными гражданами.

 

 

В итоге можно сказать, что:

идеей социализма является создание общества, в котором будет отсутствовать классовое неравенство, все слои населения будут защищены и обеспечены всем необходимым.

В идеальном варианте, практически все основные нужды граждан должны быть бесплатными или практически бесплатными. Это: образование, медицина, транспорт, культурный отдых и тд.

 

Ознакомившись с сутью концепции, можно смело сказать, что сама идея создания подобного общества, конечно очень привлекательная, но увы она не может полноценно и эффективно работать в комплексе. Дело в том, что как уже говорилось ранее, расчет делается на уже существующее идеальное в моральном и социальном плане общество. На самом деле, все обстоит немного не так. Люди, по своей природе не готовы довольствоваться тем что имеют, и всегда стремятся иметь больше. Они нуждаются в самореализации и признании.

 

Еще одним фактором не в пользу чистого социализма, является конкурентоспособность. Дело в том, что именно конкуренция присущая свободному рынку подстегивает развитие научного прогресса.

 

 

Тем не менее, несмотря невозможность построения утопического социализма, многие принципы были взяты на вооружение и успешно используются в развитых и развивающихся странах. Так к примеру, во многих странах можно получить бесплатно: первую медицинскую помощь, начальное образование, социальные выплаты по безработице, и другие услуги. Следует отметить, что некоторые благополучные страны, торгующие природными ресурсами, вводят для своих граждан системы безусловного дохода, что предполагает постоянные финансовые выплаты в качестве доли с продажи этих ресурсов.

 

Формы социализма.

 

Так как социализм, это достаточно глобальная, но недостижимая в полном виде концепция, то она массу различных ответвлений или форм. Среди основных можно выделить следующие:

 

  • Демократический социализм;
  • Революционный социализм;
  • Рыночный социализм;
  • Либертарианский социализм;
  • Зеленый социализм;
  • Христианский социализм;
  • Утопический социализм.

 

 

Что такое Демократический социализм.

В данной модели развития предполагается что основные факторы производства будут находиться под управление правительства избранного демократическим путем. Власть распределяет общие стратегические товары и услуги, такие как общественный транспорт, жилье и энергетику. На свободном рынке разрешается распространять потребительские товары.

 

Что такое Революционный социализм.

Это форма предполагает полное уничтожение любых проявлений капитализма. Все производства принадлежат рабочим (государству) и управляются посредством централизованного планирования.

 

Что такое Рыночный социализм.

В данном случаи, производства принадлежат рабочим, которые распределяют прибыль между собой. Продукция реализуется на свободном рынке.

 

Что такое Либертарианский социализм.

Либертарианский социализм. Суть данной концепции заключается в уверенности в том, что со временем капитализм эволюционирует в социализм на основании стремления общества к единству и заботе обо всех.

 

Что такое Зеленый социализм.

Это социалистическая экономика, которая высоко ценит поддержание природных ресурсов. По идее такое может быть возможным благодаря государственной собственности крупных корпораций. Производство будет сосредоточено на том, чтобы у каждого было достаточно только действительно необходимых благ.

 

Что такое Христианский социализм.

Данная концепция построена на христианской вере в братство и общие ценности, что в некотором роде схоже с идеей социализма.

 

Что такое Утопический социализм.

Это скорее мечта о равенстве, чем конкретный план. Подобные идеи возникли еще в начале 19-го века до эпохи индустриализации. В теории идеальное общество должно было быть создано, путем ряда социальных экспериментов, но увы пока не существует утешительных результатов.

 

 

Страны социализма. Развитой социализм.

 

Как уже неоднократно упоминалось выше, идеального функционирующего социалистического общества в полном понимание этого слова, не существует. Тем не менее существуют страны, в которых многие концепции успешно реализованы и приносят людям реальное благо. Так самым социалистическим странам можно отнести:

  • Китай;
  • Дания;
  • Финляндия;
  • Нидерланды;
  • Канада;
  • Швеция;
  • Норвегия;
  • Ирландия;
  • Новая Зеландия;
  • Бельгия.

 

Как можно заметить, что в данном списке присутствуют достаточно развитые в экономическом плане государства, которые могут позволить себе внедрять различные программы по социальной защите граждан. Из этого можно сделать вывод, что на данный момент, идеальным вариантом для общества является симбиоз существующего капитализма и мягкого социализма.

Что такое социализм? А чего на самом деле хотят социалисты в 2021 году?

Посмотрите документальный фильм CBSN Originals «Откровенно говоря | Социализм» в видеопроигрывателе выше.


Что такое социализм? Это было модное слово в сезон выборов 2020 года, оно возникало десятки раз во время кампании, особенно во время Республиканского национального съезда. Консервативные лидеры изобразили эту идею как страшилку, убивающую демократию.Некоторые демократы, в том числе сенатор Берни Сандерс и конгрессмены Александрия Окасио-Кортез и Рашида Тлайб, с удовольствием восприняли этот ярлык.

Экономическая и политическая система имеет многовековую историю. Прямо или косвенно это повлияло на политику правительства во всем мире, в том числе и в Америке.

Но что именно означает социализм? Чего сейчас хотят социалисты? И является ли предупреждение республиканцев о том, что социализм угрожает разрушить американский образ жизни, реальной проблемой? Есть некоторые факты о социализме, которые не подлежат сомнению.

Это социализм… а это не

Проще говоря, социализм требует, чтобы граждане страны контролировали по крайней мере некоторые средства производства — основные ингредиенты, необходимые для здоровой экономики. Подумайте об инфраструктуре, энергии, природных ресурсах. При социализме любой излишек или прибыль от этих секторов должны приносить пользу тем же самым гражданам. Между тем капитализм призывает частных владельцев контролировать средства производства и оставлять себе любую прибыль, которую они получают.

Многие американцы рассматривают эти две системы как противоположности, а республиканцы, в частности, склонны рассматривать ситуацию как ситуацию «или-или». В недавнем опросе Pew Research Center большинство республиканцев (68%) выразили положительное отношение к капитализму и отрицательное отношение к социализму.

Но существенное меньшинство избирателей положительно относится к обеим системам — 25% от общей группы американцев, опрошенных Pew, положительно относятся к социализму, а также к капиталистической экономике.

Дело в том, что эти две системы могут и сосуществуют во многих странах. Некоторые правительства сочетают социалистическую политику с капитализмом и демократически избранным руководством, систему, обычно называемую социал-демократией.

В 2020 году ни один социалист не баллотировался в президенты по списку основных партий. Президент Джо Байден и вице-президент Камала Харрис не являются социалистами. Они не являются членами нынешней социалистической партии, называемой Социалистической партией США, или крупнейшей социалистической организации страны, Демократических социалистов Америки (ДСА), которая насчитывает около 70 000 членов по всей стране.

На вопрос, что бы он сказал людям, которые беспокоятся о социализме, тогдашний кандидат Байден сказал телеканалу WLUK-TV в Висконсине: «Я победил социалистов. Вот как меня избрали. Вот как я получил номинацию. социалист? Посмотрите на мою карьеру, на всю мою карьеру. Я не социалист».

В целом, социализм составляет небольшой процент политического устройства Америки. В 2020 году у Социалистической партии США не было членов ни в одном национальном офисе или офисе штата. Но на уровне штата произошел некоторый прогресс; лидеры, поддерживаемые DSA, получили контроль над организацией Демократической партии Невады в марте 2021 года.

Тем не менее, только около полдюжины членов DSA занимали федеральные должности на протяжении многих лет, все в Палате представителей США, включая нынешних женщин-конгрессменов Окасио-Кортез и Тлаиб. Сенатор Сандерс называет себя демократическим социалистом и пользуется поддержкой DSA, но он не является известным членом и не баллотируется от Социалистической партии.

Представитель Александрия Окасио-Кортез, демократ, которая также является членом Демократических социалистов Америки, выступает на виртуальном Национальном съезде Демократической партии 2020 года.Гетти Изображений

Республиканцы часто использовали термины «социализм» и «социалист» как угрозу или оскорбление, говоря о прогрессивных кандидатах, которые на самом деле не являются социалистами.

Чего хотят социалисты

Всегда были разные типы социалистов — не говоря уже о самых разных представлениях о том, что такое «средства производства», какую роль должно играть правительство и где свободное предпринимательство все еще может вписываться.Некоторые социалисты рассматривают «средства производства» как все основные отрасли, такие как финансы или энергетика.

Для Джабари Бриспорта, сенатора штата Нью-Йорк, избранного в 2020 году, «[социализм] означает, что энергетика, жилье, здравоохранение, образование, финансы и транспорт … должны контролироваться публично, а не управляться ради прибыли. .»

Джабари Бриспорт, учитель из Бруклина и кандидат от Демократической партии на место в Сенате штата Нью-Йорк, поддерживает демократический социализм.Новости Си-Би-Эс

Другие социалисты настаивали на полном запрете частного предпринимательства. Карл Маркс, прусский интеллектуал, отстаивавший социализм в 19 веке, предсказал, что капитализм обречен на крах, а экономика, контролируемая государством, возродится. Владимир Ленин, чья большевистская революция породила коммунистический режим в Советском Союзе, предпочитал вооруженную борьбу, чтобы помочь столкнуть капитализм на свалку истории.Тем не менее: социализм и коммунистическая идеология не одно и то же.

Новое лицо социализма

Сегодня наиболее видные социалисты Америки сильно отличаются от марксистов прошлого. Они в значительной степени настаивают на прогрессивных реформах внутри капитализма — философии, обычно определяемой как социал-демократия.

Демократические социалисты Америки стремятся объединить реформы, вдохновленные социализмом, с нынешней американской системой свободного предпринимательства. DSA не считает, что частное предпринимательство должно быть немедленно свергнуто в пользу государственной экономики.Вместо этого Окасио-Кортез, например, настаивал на «революции трудящихся у избирательных урн» — новых законах и более сильных профсоюзах, чтобы сделать частный бизнес более ответственным перед тем, что члены DSA считают общественными интересами.

Берни Сандерс тем временем тоже выступает за демократический социализм. Он выступал за всеобщее бесплатное медицинское обслуживание, отмену всех студенческих долгов и расширение пособий по социальному обеспечению в условиях рыночной экономики Америки.

Социалистическое пугало

Республиканская партия сделала социализм — или, точнее, предупреждения о социализме — частью своей кампании 2020 года. Во время Республиканского национального съезда 2020 года один из спикеров, сенатор Тим Скотт из Южной Каролины, назвал социализм противоположностью американской мечте.

«Если мы позволим им, [демократы] превратят нашу страну в социалистическую утопию, а история учит нас, что путь ведет только к боли и страданиям, особенно для трудолюбивых людей, надеющихся подняться», — сказал Скотт.

Сенатор Тим Скотт выступает на RNC 11:42

Во время своей речи о выдвижении кандидатуры 2020 г.Трамп повторил это предупреждение, назвав Джо Байдена «троянским конем социализма».

Некоторые политические предложения г-на Байдена требуют больших расходов, например, его план инфраструктуры на 2 триллиона долларов. Но он также отверг идеи, любимые DSA, такие как «Зеленый новый курс». (Бывший президент Дональд Трамп, со своей стороны, также настаивал на мегарасходах на области, которые можно рассматривать как средства производства, включая пакет помощи фермерам на сумму 12 миллиардов долларов. )

Противники социализма часто указывают на Венесуэлу как на поучительную историю. .Венесуэла, когда-то считавшаяся самой богатой страной Южной Америки благодаря своим запасам нефти, в 1998 году избрала социалистического лидера Уго Чавеса. Чавес централизовал власть в своей все более авторитарной хватке и потратил миллиарды на социальные программы за счет прибыли от нефти. При преемнике Чавеса Николасе Мадуро мировые цены на нефть резко упали, а зависимая от нефти экономика Венесуэлы рухнула.

«Повсюду пустые, пустые полки», — говорит уроженка Венесуэлы Мария Фернанда Белло, директор коалиции «Молодые американцы против социализма».«Социалисты всегда будут обещать вам бесплатное обучение, бесплатное здравоохранение, бесплатное все, но они никогда не пообещают вам свободу».

Но американские социалисты, такие как Берни Сандерс, отвергают это сравнение.

«Позвольте мне быть предельно ясным: любой, кто делает то, что делает Мадуро, является жестоким тираном», — сказал Сандерс на первичных дебатах Демократической партии 2019 года. «Приравнивать то, что происходит в Венесуэле, к тому, что я считаю, крайне несправедливо».

Но разве социализм американский?

Некоторые из самых популярных политик Америки были связаны с социализмом с момента их создания, независимо от того, был он заслужен или нет.Когда социальное обеспечение было впервые предложено президентом Франклином Делано Рузвельтом в разгар Великой депрессии, подозрительный сенатор спросил министра труда, считается ли это социализмом. Когда ему сказали, что это не так, сенатор ответил: «Разве это не крошечный кусочек социализма?»

Американские предприниматели также воспользовались программами, которые можно интерпретировать как облегченный социализм.

Отец Дональда Трампа, Фред, начал строить дома времен Великой депрессии для нью-йоркских семей с помощью Федерального жилищного управления.FHA страхует жилищные ипотечные кредиты, выданные частными кредиторами, по сути передавая некоторый контроль над финансами Америки в руки ее народа через федеральное правительство. Позже Фред Трамп снова обратился к FHA, строив при поддержке агентства жилье для семей военнослужащих. Позже Дональд Трамп унаследовал состояние своего отца, частично построенное на этих проектах.

Загрузите наше бесплатное приложение

Для последних новостей и анализа Загрузите бесплатное приложение CBS News

Социалистическая идея — обзор

2.3 Городская политика как социальная политика

С 1960-х годов городская политика в Соединенных Штатах не ассоциировалась в средствах массовой информации и в общественных дебатах в первую очередь с обсуждаемыми до сих пор вопросами, хотя недавнее возрождение беспокойства по поводу разрастания городов снова переключило внимание на последствия роста городов. Скорее, в течение нескольких десятилетий городская политика отождествлялась прежде всего с проблемами бедности, расовой дискриминации, сегрегации и упадка центральных городов. Как и во многих других случаях, такое определение городской политики не ново.Он возник в тандеме с промышленным городом в девятнадцатом веке, когда низкая заработная плата, сильная перенаселенность, ветхое жилье, преступность, социальная дезорганизация и болезни объединились, чтобы породить новую форму городских трущоб. Последствия промышленного урбанизма для общественного здравоохранения сначала вызвали ответные меры политики, которые представляли собой инженерные решения, особенно в форме снабжения питьевой водой и удаления отходов. Эпидемии и инфекционные заболевания, такие как туберкулез, также требовали медицинского реагирования, которое принимало форму государственных больниц и служб здравоохранения.Проблемы с преступностью породили полицию и тюрьмы.

Однако к концу девятнадцатого века тот факт, что так много нового городского населения в Соединенных Штатах и ​​​​Канаде были иммигрантами, вызвал обеспокоенность по поводу общественной безопасности в более широком смысле, а именно стабильности самого общества. Государственное образование стало ключевым элементом местной городской политики, его цель заключалась как в обеспечении грамотной и способной рабочей силы для растущей экономики, так и в обеспечении того, чтобы дети могли говорить по-английски и аккультурировались в обществе в целом.Опасения, что иммигранты принесут с собой европейские социалистические идеи и создадут рабочие партии, не были беспочвенными, хотя и не были реализованы. Импульс для этой политики, безусловно, был национальным по своему масштабу и связан с преобладающим ощущением Соединенных Штатов как зарождающейся имперской державы в мировом масштабе. Однако их реализация почти полностью происходила на государственном и местном уровнях, где правительства и влиятельные добровольческие группы порой были почти неразличимы.

Бедность представляла не только риск для здоровья и социального положения богатых в американских городах; это также оскорбляло их веру в Соединенные Штаты как место свободы и возможностей.Усилия, направленные на то, чтобы помочь «достойным беднякам» выбраться из бедности, принимали различные формы, из которых наиболее известно движение Settlement House, эволюционировавшее в формы помощи, связанной с профессией социального работника. Это движение также предоставило женщинам с более высоким социальным статусом первые средства для того, чтобы они стали активными в профессиональной и социальной сферах. Таким образом, к началу двадцатого века многие считали, что городская бедность требует эффективных государственных и добровольных действий.

Ключевой областью отклика было жилье, и именно здесь возник самый большой вызов идее городского развития через рынок.Трущобы воспринимались по-разному, но всем им было свойственно видение сильно перенаселенного, нездорового, ветхого жилья. Наблюдатели и критики капитализма отмечали неспособность рынков обеспечить адекватное городское жилье с самого начала промышленной революции. Однако усилия общественности по регулированию строительства или управления оказались в значительной степени безрезультатными. К концу девятнадцатого века в США, как и в Великобритании и Европе, возникли два конкурирующих политических ответа. Государственное регулирование качества жилья приняло форму строительных и жилищных кодексов, за соблюдением которых следила местная бюрократия. Те, кто считал регулирование недостаточным или неэффективным, призывали к прямой государственной или некоммерческой собственности и аренде жилья для семей с низким доходом. Сторонники рынка выступили против обоих.

Двадцатый век стал свидетелем параллельной эволюции этих подходов к жилищной политике для малоимущих во всех трех странах Северной Америки. Мексика, которая переживала революцию и установление однопартийного государства, вероятно, является примером высочайшего уровня приверженности общественному обеспечению. Однако нехватка ресурсов из-за слабого развития и ошибочные попытки придерживаться нереалистичных стандартов в конечном итоге привели к тому, что государственное жилье станет лишь очень ограниченной частью его массовой урбанизации.Как и в других развивающихся странах, урбанизация для бедных в первую очередь означала неформальное жилье на окраинах крупных городов. Канада, с более сильными традициями государственного вмешательства, хотя и сильно различающимися по провинциям, также придерживается политики, придающей большее значение предоставлению жилья для малоимущих. И в Соединенных Штатах, и в Канаде продолжается традиция местного регулирования с повышением стандартов и включением новых областей надзора. В Соединенных Штатах решительные усилия по созданию программы государственного жилья в 1930-х годах увенчались принятием Закона о жилье 1949 года, который привел к строительству финансируемого из федерального бюджета арендного жилья для бедных в большинстве городов.Однако программа была дискредитирована отчасти из-за социальных проблем, проистекающих из ее растущей расовой сегрегации и сосредоточения внимания на самых бедных слоях населения, а отчасти из-за недостаточного финансирования для содержания и контроля многоэтажного жилья, которое было плохо спроектировано для этой цели. . В результате серьезного изменения федеральной политики, затрагивающей города, после 1974 года программа была в значительной степени заменена субсидией на аренду жилья для малоимущих, которая остается основой федеральной политики в этой области. В результате прямое предоставление нового жилья малоимущим переключилось на некоммерческий сектор.

С жилищной политикой и политикой бедности, особенно в Соединенных Штатах, связан расовый вопрос. Американские города давно разделены как по расе, так и по доходам. Из-за экономического и социального давления афроамериканцы были ограничены жилыми районами в городах. Это явление усугублялось массовой миграцией из сельских районов Юга в северные города на протяжении первой половины двадцатого века. Хотя эта миграция поначалу привела к появлению возможностей и росту доходов, к 1950-м годам также возникли гетто афроамериканцев и других групп меньшинств, живущих в нищете, в которых сохранялись серьезные социальные проблемы.Этот процесс усугублялся оттоком из старых городов белого среднего и рабочего населения, стремящегося к пригородному образу жизни, а также вызванным расовым страхом и предубеждениями. В результате финансовые возможности городов по удовлетворению потребностей своего населения снизились. Качество образования и государственных услуг снизилось, что усилило миграцию. С улучшением гражданских прав в 1960-х годах, но с расовой дискриминацией, все еще широко распространенной, контрасты между стремлениями и достижениями расовых групп вылились в городские гражданские беспорядки в массовом масштабе. Большие районы городов, включая Детройт, Лос-Анджелес и Вашингтон, округ Колумбия, были опустошены.

Вопрос адекватной политики реагирования является почти парадигмой городской политики в целом. С одной стороны, были предприняты усилия для повышения доходов и расширения возможностей посредством широких программ, таких как программы образования и профессиональной подготовки. С другой стороны, были усилия по расширению прав и возможностей местных сообществ посредством различных видов поддержки и стимулов для формирования общественных организаций. Так называемая «война с бедностью» 1970-х годов продемонстрировала оба вида политики.Это, безусловно, привело к формированию новых политических сетей и организаций среди городской бедноты, что имело долгосрочные последствия для расового и этнического состава местной политики. Однако положение беднейших и наиболее социально незащищенных групп населения мало улучшилось, если вообще улучшилось, в условиях увеличивающегося разрыва в распределении доходов в целом и снижения спроса на неквалифицированную рабочую силу. Рост преступности и социальная дезорганизация, связанные с ростом употребления наркотиков, также усугубили проблему.Перед лицом снижения национальных темпов экономического роста жесткость бюджета привела к увяданию программ городской бедности. В середине 1990-х годов эти вопросы снова были решены в рамках национальной политики, на этот раз посредством программы социального обеспечения и особенно ее поддержки не состоящих в браке родителей. Настойчивое стремление выйти на рынок труда существенно снизило уровень зависимости, но результаты еще предстоит проверить за пределами экономики бума.

Социализм: краткий курс

Что-то новое происходит в американской политике.Хотя большинство американцев по-прежнему выступают против социализма, он вернулся в избирательную политику и переживает невиданный со времен Юджина В. Дебса рост общественной поддержки. Мы сосредоточимся на трех вопросах: Почему это произошло? Что означает сегодняшний «демократический социализм» по сравнению с прошлыми версиями? И каковы политические последствия?

Стоит вспомнить, насколько важным когда-то был социализм для голосования, чтобы понять, что эта традиция имеет более глубокие корни в нашей истории, чем многие думают. На президентских выборах 1912 года Дебс получил шесть процентов голосов избирателей, а социалисты занимали 1200 должностей в 340 городах, в их рядах было 79 мэров. Социализм пришел в упадок после этого пика и столкнулся с репрессиями во время Первой мировой войны из-за оппозиции партии войне. (Дебс получил почти миллион голосов на президентских выборах 1920 года, баллотировавшись из тюремной камеры). После окончания войны коммунистический захват власти в том, что стало Советским Союзом, способствовал «красной панике», которая еще больше ослабила коренные социалистические традиции Америки.Однако социализм никогда не терял своего интеллектуального влияния. «Новый курс» основывался на предложениях, впервые выдвинутых социалистами, и именно молодой социалист по имени Майкл Харрингтон, чья книга «: Другая Америка » помогла начать войну с бедностью. Но когда дело дошло до электоральной политики, социализма в значительной степени избегали или не имели значения.

До сих пор. Крах 2008 года, растущее неравенство и усиливающаяся критика того, как работает современный капитализм, вернули социализм в мейнстрим — в некотором смысле даже более мощно, чем во времена Дебса, поскольку те, кто использует этот ярлык, стали влиятельной силой в обществе. Демократическая партия.В качестве демократического социалиста сенатор Берни Сандерс получил 45 процентов голосов демократов на предварительных выборах в 2016 году, а на промежуточных выборах 2018 года члены Демократических социалистов Америки были среди видных победителей-демократов. В их ряды входила Александрия Окасио-Кортес, которая быстро стала одним из самых известных политиков страны. Один показатель ее влияния: по состоянию на начало мая у лидера демократов в Сенате Чарльза Шумера было 1,7 миллиона подписчиков в Твиттере; У спикера палаты представителей Нэнси Пелоси было 2.5 миллионов; У Окасио-Кортеса было 4 миллиона.

Разделение поколений

Несмотря на то, что президент Дональд Трамп объявил войну социализму в своем обращении к Конгрессу в 2019 году, его сторонники не чувствовали необходимости отступать. Нетрудно понять, почему.

В период расцвета индустриальной эры рост был быстрым, его плоды широко распределялись между классами доходов и заработной платы, а вертикальная мобильность была широко распространена. Капитализм был популярен. Социализма не было. Однако в последние десятилетия рост был эпизодическим и медленным, заработная плата рабочего класса и многих семей среднего класса стагнировала, мобильность замедлилась, а неравенство резко возросло.Экономический и финансовый коллапс 2008-2009 годов подорвал утверждение о том, что экономика вступила в новую эру стабильности и умеренности. Эксперты, проповедовавшие достоинства саморегулирования, были вынуждены отречься. Медленное восстановление после Великой рецессии заставило многих американцев задуматься о том, смогут ли они когда-нибудь восстановить утраченные доходы и богатство.

Великая рецессия особенно повлияла на мировоззрение молодых людей. Молодой рабочий класс вышел на рынок труда, который предоставлял гораздо меньше стабильных возможностей, чем их родители.А когда доходы упали, правительства многих штатов сократили государственную поддержку высшего образования, вынудив государственные колледжи и университеты резко поднять плату за обучение. Студентам пришлось отказаться от надежд на поступление в колледж или взять более крупные кредиты, на которые уходила значительная часть их доходов. И особенно в первые годы после краха многие из них с трудом находили работу, обещанную их дипломами. По мере того, как прибыль и стоимость акций крупных корпораций восстанавливались после кризисного минимума, обогащая руководителей и инвесторов, многие молодые люди начали задаваться вопросом, разделят ли они когда-нибудь плоды капитализма 21 ст века.Они все больше склонялись к идее, что система настроена против них и что поэтапных реформ недостаточно. Многие пришли к выводу, что только трансформационные системные изменения могут выполнить эту работу, и социализм был доступной альтернативой несостоявшейся «неолиберальной» модели современного капитализма.

Генерационный эффект драматичен. Опрос YouGov 2018 года показал, что 35% молодых людей в возрасте до 30 лет очень или в некоторой степени положительно относятся к социализму, и только 26% зарегистрировали отрицательные настроения. (40% не были уверены.) Напротив, только 25% избирателей в возрасте 65 лет и старше положительно относились к социализму, а 56% — отрицательно.

Таблица 1: Влияние возраста на отношение к социализму

18-29 30-44 45-64 65+
Благоприятный 35 27 22 25
Неблагоприятный 26 40 46 56
Не уверен 40 34 31 19

(Источник: YouGov, август 2018 г.)

Конкурирующие определения социализма

Рост популярности социализма отражает изменение его образа.Рассматриваемый в прошлом под мрачной тенью советской системы, теперь он рассматривается в свете достижений социал-демократических правительств в Скандинавии и других странах Европы.

В 2018 году Институт исследования общественной религии предложил респондентам два определения социализма. Один из них описал ее как «государственную систему, которая обеспечивает граждан медицинской страховкой, пенсионной поддержкой и доступом к бесплатному высшему образованию». Другой охарактеризовал ее как «систему, в которой правительство контролирует ключевые части экономики, такие как коммунальные услуги, транспорт и связь.Первое определение эффективно относится к скандинавской модели и идеям, популяризированным Сандерсом. Большинство сторонников социал-демократии видят в ней способ сгладить острые углы капитализма, сделать его более гуманным, эгалитарным и защищающим, а не полностью заменить рынок. Второе определение соответствует классическому пониманию социализма, господствовавшему в общественном сознании после Второй мировой войны, когда вызов со стороны Советского Союза был в самом разгаре.

Как и следовало ожидать, молодые люди, для которых воспоминания о холодной войне смутны или вовсе не существуют, были сильно склонны определять социализм как социал-демократию, а не государственную собственность на ключевые отрасли промышленности. 58% из них выбрали социал-демократический вариант, и только 38% — доминирующее послевоенное понимание. Напротив, американцы 65 лет и старше, чьи взгляды на социализм отражали послевоенный конфликт с коммунизмом, были несколько более склонны сосредотачиваться на государственном контроле над экономикой, хотя даже самые старые американцы теперь тоже склоняются к социал-демократическому определению.

Другое исследование подтверждает этот сдвиг. В 1949 году организация Гэллапа исследовала понимание американцами термина «социализм».«Определяющей чертой социализма является больше американцев, выбравших государственную собственность или контроль, чем все остальные варианты вместе взятые. Почти семь десятилетий спустя, в 2018 году, Гэллап задал тот же вопрос, но с совершенно другими результатами. Доля респондентов, сосредоточивших внимание на государственном контроле, сократилась вдвое и составила всего 17 процентов. Напротив, доля тех, кто делал акцент на эгалитаризме и щедрых государственных услугах, выросла с 14% в 1949 году до 33% в 2018 году

.

Таблица 2: Изменения во времени в понимании американцами социализма

1949 2018
Государственная собственность или контроль 34 17
Экономическое и социальное равенство 12 23
Бесплатные социальные услуги, медицинское обслуживание для всех 2 10
Другие определения с поддержкой однозначных чисел 18 32
Нет мнения 36 23

(Источник: организация Gallup, 1949, 2018.Из-за округления сумма элементов превышает 100%.)

В послевоенный период американцы смотрели на социализм сквозь призму советского коммунизма. Сегодня они рассматривают это через призму государства всеобщего благосостояния.

В послевоенный период американцы рассматривали социализм через призму советского коммунизма. Сегодня они рассматривают это через призму государства всеобщего благосостояния, системы, которую западные демократии разработали, чтобы сделать рыночную экономику более приемлемой для всех и притупить привлекательность коммунизма, который в послевоенные десятилетия пользовался мощной поддержкой по всей Европе.Советский Союз угрожал свободе. Норвегия, Швеция и Дания — нет.

Однако существовало важное различие между коммунизмом советского типа и системой, которую социалистические партии отстаивали после Второй мировой войны. Советская система была недемократичной и тоталитарной. Государство (то есть коммунистическая партия) контролировало не только всю экономику, но и гражданское общество. Будучи «авангардной» партией, КПСС безошибочно претендовала на то, чтобы представлять «реальные интересы» рабочего класса, хотя рядовые граждане Советского Союза вполне могли не согласиться с «линии» партии в любой данный момент.

Напротив, программа западных социалистических партий была одновременно демократичной и нетоталитарной. Западные социалисты признавали важность индивидуальных свобод, которые коммунисты считали «буржуазными». Эти партии проводили различие между частями экономики, которые необходимо поставить под общественный контроль, и теми, которые этого не требуют. В основном они не стремились к государственному контролю над гражданским обществом и были готовы постоянно подчиняться демократическому вердикту электората.

От социализма к социал-демократии

Послевоенная лейбористская партия Великобритании представляет собой яркий пример демократического социализма в действии, а также перехода от государственной собственности к большему равенству как основной цели социализма. Летом 1945 года, когда Вторая мировая война подходила к концу, в Соединенном Королевстве прошли первые всеобщие выборы почти за десятилетие. Лейбористская партия проводила кампанию по смелой программе экономических и социальных изменений. «Лейбористская партия — социалистическая партия и гордится этим», — провозгласил ее предвыборный манифест. «Его конечная цель. . . является создание Социалистического Содружества Великобритании».

В манифесте было серьезно, даже буквально, выбрано существительное «содружество». Ключевым предположением было то, что все в Великобритании — не только земля и природные ресурсы, но также производственные мощности и богатство — должно рассматриваться как совместная собственность народа в целом и может быть направлено на цели, определяемые людьми посредством демократических процессов.

Не довольствуясь громкими общими словами, манифест довольно подробно изложил свою социалистическую программу.Он призывал к государственной собственности на топливную и энергетическую промышленность, металлургическую промышленность и все виды внутреннего транспорта (железнодорожный, автомобильный, воздушный и канальный). Другие ключевые положения включали национализацию Банка Англии, возможную национализацию земельных владений, Национальный совет по инвестициям для планирования и формирования государственных и частных инвестиций, а также финансируемую и управляемую государством Национальную службу здравоохранения.

Еще одна тема пронизывает манифест — положение о том, что построение социализма сродни военной мобилизации, направляющей все силы нации на единую первостепенную цель.«Нация и ее послевоенные правительства будут призваны поставить нацию выше любых частных интересов, выше любого свободного предпринимательства», — утверждает манифест. «Проблемы и давление послевоенного мира угрожают нашей безопасности и прогрессу так же уверенно, хотя и не так сильно, как немцы угрожали им в 1940 году. Нам нужно поддерживать дух Дюнкерка и Блица в течение многих лет».

При этом версия социализма Лейбористской партии полностью соответствовала британской системе индивидуальной свободы и парламентской демократии.Манифест изо всех сил подчеркивает приверженность лейбористов свободе вероисповедания, слова и печати. Он отверг предложение о том, что ограничения личных свобод военного времени должны быть перенесены на мирное время. Лейбористская партия завоевала власть мирным и демократическим путем на парламентских выборах 1945 года, а когда лейбористы проиграли последующие выборы, она уступила власть победившим консерваторам.

Во многих отношениях послевоенная программа Лейбористской партии представляла собой высшую точку демократического социализма.

Во многих отношениях послевоенная программа Лейбористской партии представляла собой высшую точку демократического социализма. Начиная с 1950-х годов, после того как они потеряли власть, лидеры лейбористов приуменьшили внимание, не отказываясь формально, от тех аспектов своей программы, которые были сосредоточены на национализации ключевых отраслей. За 13 лет правления консерваторов, с 1951 по 1964 год, пришли к власти «ревизионисты» лейбористов, которые отодвинули партию от национализации промышленности как главной цели. В своей основополагающей книге «Будущее социализма» Энтони Кросленд, крупный деятель партии, утверждал, что сосредоточение внимания на национализации смешивает средства и цели и что целью социализма является большее равенство, а не государственная собственность на промышленность.Лидер партии в тот период Хью Гейтскелл был ревизионистом, который регулярно боролся с левыми в партии. И когда в 1964 году Гарольд Уилсон снова привел лейбористов к власти, он подчеркнул силу технологических изменений для преобразования общества и обещание «белого каления» «научной революции». До захвата угольных шахт было далеко.

В Германии трансформация демократического социализма была формальной и явной. Еще в середине 1950-х Социалистическая партия Германии (СДПГ) продолжала поддерживать классическую социалистическую идеологию.Один из ключевых лидеров СДПГ заявил, что ключевым пунктом повестки дня партии является «отмена капиталистической эксплуатации и передача средств производства из-под контроля крупных собственников в общественную собственность». Но после серии поражений на выборах от рук правоцентристского Христианско-демократического союза (ХДС), который сам поддерживал значительное государство всеобщего благосостояния, СДПГ пришла к пониманию того, что события опередили ее послевоенную программу. Быстрый экономический рост, основанный на частной собственности и регулируемых рынках в 1950-х годах, вызвал появление нового среднего класса и сделал устаревшей экономическую программу, сосредоточенную на национализации ключевых отраслей. Советский Союз был угрозой социальной и политической свободе, а не экономической моделью для подражания.

Знаменитая программа СДПГ в Бад-Годесберге, принятая в ноябре 1959 года, представляла собой фундаментальное изменение курса. Он бичевал советский коммунизм и отвергал марксизм. Пролетариат больше не был единственным двигателем прогресса; СДПГ превратилась из «партии рабочего класса» в «партию народа». Отныне руководящими принципами будут демократия, свобода, равенство и возможно более полное развитие каждого человека.

Программа определила социальную функцию государства как «обеспечение социальных гарантий для своих граждан, чтобы каждый мог нести ответственность за свободное формирование своей жизни и способствовать развитию свободного общества». Хотя достижение этой цели потребовало бы значительного государственного регулирования, оно не требовало бы государственной собственности, за исключением редких случаев, когда «здоровые отношения экономической власти» не могли быть гарантированы никакими другими средствами.

Новое экономическое видение опиралось на свободу — «свободный выбор потребительских товаров, свободный выбор рабочего места, свободу инициативы работодателей, а также свободную конкуренцию.«Там, где чрезмерная концентрация ограничивала конкуренцию, правительство должно вмешаться, чтобы восстановить конкуренцию. Задача экономической политики, основанной на свободе, состояла в том, чтобы сдерживать мощь крупного бизнеса, а не заменять частный сектор. В некоторых случаях они предположили, что то, что мы теперь называем «общественным выбором», может быть использовано для расширения выбора для потребителей и уменьшения влияния корпораций. Но в заметном разрыве с социалистической ортодоксальностью Программа подчеркивала, что «всякая концентрация экономической власти, даже в руках государства, таит в себе опасности.«Широкая государственная собственность на средства производства не всегда является решением проблемы; это может быть частью проблемы.

Программа была сосредоточена не на том, чтобы правительство взяло под свой контроль экономику, а на том, чтобы использовать правительство для улучшения жизни всех граждан.

Программа была сосредоточена не на том, чтобы правительство взяло под свой контроль экономику, а на том, чтобы использовать правительство для улучшения жизни всех граждан. Ключевые планы включали полную занятость, высокую заработную плату и сокращенный рабочий день, перераспределительную систему налогообложения, гарантированный выход на пенсию с гарантированной государством минимальной пенсией, всеобщий доступ к медицинскому обслуживанию и достойное и доступное жилье.Они являются одними из строительных блоков системы «социал-демократии», которая развивалась и распространялась на Западе как альтернатива как социализму, так и нерегулируемому капитализму. Как выразилась ученый Шери Берман, «капитализм остался, но это был капитализм совсем другого типа — сдержанный и ограниченный политической властью и часто подчиненный нуждам общества, а не наоборот».

От социал-демократии к третьему пути

Хотя социал-демократия стала доминирующей политической программой в большинстве демократий, ее триумф был недолгим. Начиная с конца 1970-х годов консервативные лидеры, бросавшие вызов ключевым принципам социал-демократии, одерживали победы на выборах в Великобритании, США, Германии и других странах. Они утверждали, что чрезмерное государственное вмешательство и расходы замедлили экономический рост, препятствовали инновациям и способствовали инфляции. Более того, чрезмерное уважение к организованной рабочей силе привело к сокращению прибыли и инвестиций частного сектора, а стремление к равным результатам лишило «создателей рабочих мест» необходимых стимулов для принятия рисков.Правительство было не решением проблем капитализма, согласно новой консервативной мудрости, а, скорее, главным препятствием на пути к успеху рыночной экономики. Промышленность должна была быть дерегулирована; расходы на программы социальной защиты пришлось сократить; пришлось сократить налоги; и профсоюзы должны были быть усмирены.

Политический успех консервативной политики убедил многих левоцентристских лидеров в том, что их социал-демократические программы необходимо приспособить к новым обстоятельствам. По мере того как это движение набирало силу, падение Берлинской стены и распад Советского Союза изменили политическую ситуацию. Казалось, что все альтернативы капитализму исчезли. Будущее лежит в динамичной и все более глобальной рыночной экономике с наименьшими возможными ограничениями на свободный поток капитала, товаров, услуг, рабочих и информации. Надлежащая фискальная, торговая, инвестиционная, иммиграционная и образовательная политика позволила бы западным демократиям захватить командные высоты новой экономики.Будущее рабочих связано с образованием и обучением на протяжении всей жизни, а не с усилиями профсоюзов помешать необходимым переменам. Правила, которые препятствовали эффективности в ключевых секторах, таких как банковское дело, должны были быть сметены. Конкуренция будет способствовать «саморегулированию» как альтернативе тяжелой руке государства. Программы по содействию экономической и пенсионной безопасности были приемлемыми — до тех пор, пока они не опустошали банк, повышали процентные ставки и вытесняли частные инвестиции.

Во главе с такими ключевыми фигурами, как Билл Клинтон в США, Тони Блэр в США.К. и Герхардта Шредера в Германии, это новое экономическое видение, которое его друзья окрестили «третьим путем», а его враги — неолиберализмом, — привело к изменениям в левоцентристских партиях. Пока новая экономика обеспечивала достаточное количество рабочих мест и широкомасштабный рост доходов, левоцентристские партии пользовались политическим успехом. Но финансовый кризис 2008 года и последовавшая за ним серьезная глобальная рецессия подорвали общественное доверие к институтам и политике, которые допустили катастрофу. Справа зашевелились народнические силы.(Оглядываясь назад, можно сказать, что «Чайная партия» была предвестником грядущих событий.) Для левых провал глобализированного капитализма после окончания «холодной войны» открыл дверь критикам статус-кво. Целью акции «Захвати Уолл-стрит» был «1 процент» — богатая элита, чья жадность и близорукость, по их словам, спровоцировали кризис и оставили бедняков терпеть убытки и оплачивать расходы.

К 2016 году правый популизм взял верх над ранее правоцентристской Республиканской партией в США, в то время как Сандерс устроил Хиллари Клинтон, левоцентристскому кандидату от истеблишмента, удивительно тяжелую гонку.По всей Европе традиционные левоцентристские и правоцентристские партии понесли тяжелые потери, в то время как правые популисты и крайне левые партии получили поддержку. В США, Великобритании и других странах повстанцы отвергли то, что они считают нежелательным и неэффективным компромиссом Третьего пути с консервативными принципами и программами. Именно на этом историческом фоне молодые люди в Америке приняли программы, которые обещали больше, чем постепенные изменения, и что они не боялись называть себя социалистами.

Что в слове?

Medicare и Social Security в некотором смысле являются социалистическими, как и наши государственные школы и университеты, наши общественные колледжи, наши системы водоснабжения и канализации, а также наши системы общественного транспорта.

В дискуссиях о социализме (и особенно в нападках на него) всегда существовал разрыв между риторикой и реальностью. Ни одно экономически развитое общество нельзя назвать чисто капиталистическим; каждая из них представляет собой смешанную экономику, включающую элементы социализма.Medicare и Social Security в некотором смысле являются социалистическими, как и наши государственные школы и университеты, наши общественные колледжи, наши системы водоснабжения и канализации, а также наши системы общественного транспорта. Спортивные стадионы, находящиеся в муниципальной собственности и построенные, являются формой социализма. В Северной Дакоте до сих пор существует государственный банк, созданный в те годы, когда аграрный популизм и социализм пересекались. Правительство долины Теннесси — это форма социализма, на что не устают указывать консерваторы.

Идеи, коренящиеся в социализме, часто использовались для спасения капитализма от его эксцессов — обычно перед лицом оппозиции со стороны самих капиталистов. Политолог Мейсон Уильямс указывает на комментарий юриста «Нового курса» Джерома Франка, который прекрасно отражает эту историю. «Мы, социалисты, пытаемся спасти капитализм, — сказал Франк, — а проклятые капиталисты нам не позволяют».

И от Франклина Рузвельта до Барака Обамы, консерваторы постоянно обвиняли своих противников-демократов в том, что они социалисты, независимо от того, сколько речей они произносили во славу рынка. Критикуя программу своего бывшего друга Рузвельта, Эл Смит заявил: «Может быть только один национальный гимн — «Звездное знамя» или «Интернационал».На промежуточных выборах 1950 года республиканцы кратко использовали лозунг «Свобода против социализма». (Оказалось, что это не очень хорошая проверка.) В речи Рональда Рейгана 1964 года от имени Барри Голдуотера, которая сделала Гиппера героем для консерваторов, утверждалось, что победа Голдуотера над Линдоном Джонсоном была необходима, чтобы остановить продвижение социализма. И, конечно же, план здравоохранения Барака Обамы, который был очень далек от системы единого плательщика, регулярно осуждался как социалистический.

По большей части политики-демократы регулярно отрицали, что они социалисты, и даже в этом цикле предвыборной кампании, отмеченном возрождением социализма, большинство демократов искренне провозглашают себя капиталистами.В ряды гордых капиталистов входит Элизабет Уоррен, которая по большинству показателей столь же прогрессивна, как Сандерс, и выдвинула еще более всеобъемлющие предложения, чем он должен, по реструктуризации современного капитализма. Тот факт, что Сандерс называет себя социалистом, а Уоррен не предполагает, что разделение между социалистами и капиталистами говорит нам о политике меньше, чем мы могли бы подумать, и больше о значимости, придаваемой ярлыкам различными частями электората.

Заключение

С распадом Советского Союза термин «социализм» утратил свою некогда автоматическую связь со смертельным врагом Соединенных Штатов.Принятие социализма больше не несет на себе налет предательства, а предложения, выдвинутые общепризнанными социалистами, расширили круг приемлемых дебатов. Как показывают недавние комментарии Джейми Даймона, генерального директора JPMorgan Chase & Co, и Рэя Далио из Bridgewater Associates об угрозе будущего капитализма, более острая критика капитализма привлекает внимание самих капиталистов. В прошлом — со времен «Нового курса» до 1960-х годов — опасения за будущее системы заставляли важные голоса в деловом мире воспринимать социальные реформы как необходимые для спасения системы.Социалисты снова могут стать предшественниками капиталистической реформы.

Здесь есть три основных пункта. Во-первых, отношение к социализму теперь разделяет две партии. В опросе YouGov 2018 года 46 процентов демократов в той или иной степени или очень положительно относились к социализму, и только 25 процентов придерживались отрицательного мнения. Среди республиканцев только 11% относились к социализму положительно, а 71% относились к нему отрицательно, в том числе 61% относились к нему «очень» отрицательно. Характерно, что распределение среди независимых было 19 процентов в пользу, 40 процентов неблагоприятно. Среди американцев, проголосовавших за Хиллари Клинтон, 53 процента положительно относились к социализму, и только 7 процентов избирателей Трампа придерживались такого мнения.

Во-вторых, сочувствие социализму по-прежнему остается мнением меньшинства. В опросе YouGov, в целом, социализм положительно оценивали только 26 процентов взрослых американцев и отрицательно — 46 процентов. Среди зарегистрированных избирателей расклад был 30% в пользу, 50% в неблагоприятный. Как показывает самоназвание Уоррена, большинство политиков, пытающихся победить на национальных выборах, будут продолжать сопротивляться S-слову.Хотя социализм популярен как никогда, в сети он по-прежнему является неприятным словом для значительной части электората. Но как бы это ни называлось, стремление использовать общественную власть, чтобы сгладить острые углы рыночной экономики и расширить возможности и безопасность для всех американцев, является мощным течением в сегодняшней политике после Великой рецессии.

Таблица 3: Пристрастность и отношение к социализму

Дем Индивидуальный Респ. Избиратель Клинтон 2016 Трамп избиратель 2016
Благоприятный 46 19 11 53 7
Неблагоприятный 25 40 71 24 83
Не уверен 28 41 18 22 10

(Источник: YouGov, август 2018 г.)

В-третьих, десятилетия растущего неравенства и шок от краха 2008 года заставили большое количество американцев — независимо от того, называют они себя социалистами или нет — поставить под сомнение основы нашей экономической системы.Возрождение социализма — это предупредительный знак для тех, кто хочет сохранить эту систему, и возможность для тех, кто хочет ее реформировать. И, как уже случалось раньше, две их причины могут совпасть.

Авторы хотят поблагодарить Эмбер Херл за ее вклад в эту статью.

6 вопросов о социализме, которые вы постеснялись задать

Призрак бродит по праймериз Демократической партии 2016 года. Призрак социализма. Президентская заявка Берни Сандерса вынуждает американцев считаться с идеологией, которая глубоко сформировала политику практически любой другой развитой страны и повлияла на Америку больше, чем нам хотелось бы признать.

Согласно Сандерсу, социализм — или «демократический социализм», его предпочтительная формулировка — в основном представляет собой господствующий либерализм Демократической партии, но даже более того. Это влечет за собой здравоохранение с одним плательщиком, а не Obamacare. Это предполагает бесплатное обучение в колледже, а не субсидированные кредиты. Это влечет за собой государственные должности для решения нашей проблемы безработицы, а не стимулирование через налоговые льготы. Это большие изменения в политике, но они также не кажутся на самом деле равносильными свержению капитализма, особенно с учетом того, что фактически существующий капитализм в Соединенных Штатах уже давно включает регулирование бизнеса и государство всеобщего благосостояния.

Но Сандерс прав. Взгляд на историю социализма как движения — от его утопических истоков до усовершенствования и популяризации Маркса и раскола социалистов на реформаторов и революционеров в начале 20-го века — обнаруживает идеологию, которая менялась с течением времени и сформировала большинство стран вокруг мира, включая Соединенные Штаты, и это в некотором смысле не является таким резким разрывом со статус-кво, как может показаться вам с помощью цепляющегося за жемчуг тона вопросов Андерсона Купера.

1) Берни Сандерс социалист?

Сандерс сидит перед изображением кандидата в президенты от социалистов Юджина В. Дебса в 1990 году. Стив Лисс/The LIFE Images Collection/Getty Images

Сандерс, по его собственным словам, «демократический социалист». Для него это означает, что он поддерживает политику, проводимую во многих демократических странах, особенно в странах Северной Европы, таких как Швеция, Финляндия или Дания.

«Практически во всех этих странах здравоохранение является правом всех людей, и их системы гораздо более рентабельны, чем наши, высшее образование практически бесплатно во всех этих странах, люди выходят на пенсию с лучшими часто выше, распределение богатства и доходов гораздо более справедливое, их системы государственного образования в целом сильнее наших», — сказал Сандерс Эзре Кляйну из Vox ранее в этом году. «Когда я говорю о том, чтобы быть демократическим социалистом, я смотрю на страны, и это те идеи, у которых, я думаю, мы можем многому научиться.»

Этот набор политик — часто называемый «скандинавской социал-демократией» или «скандинавской моделью» — был принят в значительной степени по инициативе «социал-демократических» партий Швеции, Норвегии, Финляндии и Дании, которые являются основными левыми партиями в своих странах. центристских политических образований, как правило, совместно с аграрными партиями в виде «красно-зеленой» коалиции.

В течение 20-го века, когда эти партии пришли к власти в регионе, они постепенно создали большую, всеобъемлющую сеть социальной защиты, где программы были в целом универсальными — подумайте о бесплатном медицинском обслуживании для всех, а не о бесплатном медицинском обслуживании в стиле Medicaid только для самых бедных — и благодаря этому получили широкую общественную поддержку. Аграрные партии во многом обязаны своим универсалистским аспектом; доходы фермеров, как правило, значительно различались, что делало льготы без проверки нуждаемости привлекательными. Обеспечением и поддержкой этой системы были крупные и влиятельные профсоюзы. В Швеции, Финляндии и Дании немногим менее 70 процентов рабочих состоят в профсоюзах, которые также управляют системами безработицы в этих странах; тем не менее, многие не члены профсоюза подпадают под действие коллективных договоров.

Американцам это может показаться хардкорной версией платформы Демократической партии.Но социал-демократические партии традиционно идентифицировались как социалистические и возникли из социалистических движений. И исторически социал-демократия развивалась не как более умеренная форма капитализма, а как переработанная и уточненная версия марксизма.

2) Итак, что такое социал-демократия и чем она отличается от социализма?

Теоретик-новатор-социалист Эдуард Бернстайн в день своего 80-летия, 1930 год.

Социал-демократия — это вариант социализма, который подчеркивает необходимость достижения социалистических целей — расширения прав и возможностей рабочих, более равномерного распределения богатства и доходов, всеобщего доступа к здравоохранению, образованию и другим основным услугам — посредством представительной демократии, а не посредством революции.Это версия социализма, которая пользовалась наибольшим успехом в реальном мире, как в скандинавских странах, так и в других богатых странах, и это версия, которую основные левоцентристские партии во всех европейских странах, многих латиноамериканских и Австралии и объятия Новой Зеландии.

Термин «социал-демократ» восходит как минимум к 1848 году, когда Карл Маркс использовал его для перевода названия левой партии французского среднего класса, которую он не любил. К 1875 году он использовался в названии Социал-демократической партии (также известной под своим немецким аббревиатурой СДПГ), которая с тех пор является доминирующей немецкой социалистической партией. Но отчетливо отчетливым подходом к социализму он стал только в конце 1800-х и начале 1900-х годов, когда через несколько десятилетий после смерти Маркса между двумя выдающимися членами СДПГ: Эдуардом Бернштейном и Розой Люксембург вспыхнули исторически значимые дебаты.

Основной вопрос заключался в том, должны ли социалисты работать над революцией и полным крахом капиталистической системы — или они должны работать над проведением социальных реформ, которые сделают капитализм более гуманным.

Бернштейн предпочитал реформистский подход.Он считал, что социалисты должны отказаться от цели доведения капитализма до точки кризиса и достижения некоего окончательного социалистического конечного состояния. Смысл существования социалистического движения не в том, чтобы «достичь социализма» в каком-то смысле, а в том, чтобы существовать как сила, стремящаяся улучшить жизнь рабочих. «Движение значит для меня все, — писал Бернштейн, — и… то, что обычно называют „конечной целью социализма“, — ничто».

Роза Люксембург выступает на заседании Второго Интернационала в Штутгарте в 1907 году. изображение Ульштейна через Getty Images

Люксембург считала это вероотступничеством. Это противоречило марксистской теории о том, что капитализм подвержен кризису и со временем разовьется до точки, в которой он рухнет и породит социализм. Версия марксизма Бернштейна предполагала, что такая революция может и не быть необходимой — и действительно, что социалистические цели лучше всего достигать не с помощью революционного разжигания, а просто путем проведения социальных реформ.

«Согласно научному социализму, историческая необходимость социалистической революции проявляется прежде всего в нарастающей анархии капитализма, загоняющей систему в тупик», — писала Люксембург.«Но если признать вместе с Бернштейном, что капиталистическое развитие не идет в направлении собственной гибели, то социализм перестает быть объективно необходимым».

Этот спор между реформой и революцией предшествовал Бернштейну и Люксембург и продолжался после них. Но их спор прояснил это как центральный разрыв между социалистами в начале 20-го века. Люксембург критически относилась к Ленину и большевикам в России и опасалась неудавшейся коммунистической революции в Германии, в которой она участвовала (и погибла).Но она помогла заложить теоретическую основу для этого общего подхода к достижению социализма через восстание и массовые социальные потрясения. Бернштейн, в свою очередь, установил социалистическую традицию, в которой избирательная политика имела первостепенное значение. Это стало стратегическим источником вдохновения для СДПГ, Социалистической партии Франции и почти всех основных левых партий любой другой западноевропейской страны.

В этом Бернштейну помогало существование немарксистских «этических социалистов», которые, не обремененные вниманием Маркса к тенденции капитализма к кризису, также были склонны делать упор на социальные реформы и электоральную политику, а не на революцию. Самой важной группой здесь было Фабианское общество в Великобритании, которое превратилось в ключевой интеллектуальный центр зарождающейся Лейбористской партии.

3) В чем разница между социализмом и коммунизмом?

Многие социалисты, такие как американский писатель Джон Рид (вверху), порвали со своими социалистическими партиями и основали новые просоветские партии после победы большевиков. Совфото/UIG через Getty Images

Это сложно.С одной стороны, «социализм» и «коммунизм» — технические термины марксистской теории. С другой стороны, это разрозненные политические движения, которые развивались среди левых интернационалистов в течение столетия (не говоря уже о том, что социализм значительно опередил Маркса).

В марксистской теории социализм и коммунизм являются еще нереализованными этапами экономического развития человечества, причем первый предшествует второму. Социализм приходит на смену капитализму и знаменуется захватом рабочего класса государства. Используя эту власть, рабочий класс затем берет на себя контроль над средствами производства, либо путем создания кооперативных предприятий, в которых компании принадлежат их рабочим, либо путем осуществления государственной собственности. Рабочие получают компенсацию в зависимости от их вклада в общество.

Коммунизм, напротив, достигается по мере того, как государство постепенно «отмирает», а экстремальный технологический прогресс, ставший возможным благодаря социализму, ведет к такому изобилию, что собственность и частная собственность становятся по существу неуместными.Классы испаряются, и все потребности человека удовлетворяются.

Но стоит различать коммунизм и социализм как политические движения помимо теоретической коннотации терминов. После успеха большевистской революции 1917 года социалистические и социал-демократические партии всего мира оказались перед выбором. Они могли поддержать Ленина и его союзников как социалистов, которым действительно удалось свергнуть капиталистическое государство посредством рабочей революции, или они могли противостоять им как авторитарным, отказавшимся от демократического по своей сути духа социализма.

Это привело в Европе и Америке к расколу социалистических партий на просоветские коммунистические партии и более традиционные социал-демократические партии. Например, в США две просоветские партии (Коммунистическая рабочая партия и Коммунистическая партия Америки) отделились от Социалистической партии Америки, прежде чем слиться в Коммунистическую партию США. Точно так же Французская коммунистическая партия была сформирована отколовшейся фракцией Французской секции Рабочего Интернационала (SFIO), социал-демократической партии страны.Некоммунистические социалистические партии были членами Социалистического Интернационала (или «Второго Интернационала», поскольку он пришел на смену первоначальной Марксовой Международной ассоциации рабочих), в то время как Советский Союз организовал коммунистические партии в Коммунистический Интернационал (также известный как «Коминтерн» или «Коминтерн»). Третий Интернационал).

Сара Вагенкнехт, ведущая участница Die Linke. Немецкая партия уходит своими корнями в правящую партию Восточной Германии советского типа, но теперь выступает за социалистические реформы посредством демократических процессов. Шон Гэллап / Getty Images

Насколько точно платформа коммунистических партий действительно отражала политику Советского Союза, значительно различалась. Некоторые партии, например, в США и Великобритании, явно оставались под каблуком у Москвы. Коммунистическая партия Германии помогла сформировать Социалистическую единую партию Восточной Германии, которая в течение полувека управляла страной как однопартийным государством советского образца. Но в 1970-х и 1980-х годах испанские и итальянские коммунистические партии приняли «еврокоммунизм», подход, который делал упор на реформы посредством парламентских демократических процессов и дистанцировался от советской модели.Реформы, которые они хотели провести в парламентах, были более драматичными, чем реформы социал-демократических партий, но разница заключалась в степени, а не в доверии партий к представительной демократии. После распада Советского Союза многие коммунистические партии в Западной Европе умерили и стали, по сути, социал-демократическими партиями; Демократическая партия Италии, доминирующая левая партия страны, членом которой является премьер-министр Маттео Ренци, является (частично) прямым потомком Итальянской коммунистической партии, хотя сам Ренци является бывшим членом центристской партии, которая объединилась с бывшие коммунисты.

Со временем революционный коммунизм, не связанный с Советским Союзом, также стал главной силой. После советско-китайского раскола в 1956 году по всему миру возникли партии, поддерживающие Мао, а не Москву; правительство Албании отказалось от Советов в пользу Китая, а ряд коммунистических партизанских движений / террористических групп, в частности «Сияющий путь» в Перу, приняли маоистскую модель. После изгнания Льва Троцкого из советской партии в 20-х годах также возникли троцкистские партии, которые в конечном итоге сформировали Четвертый Интернационал, хотя ни одна из них так и не пришла к власти.

Таким образом, в практических политических терминах «коммунизм» стал обозначать веру в революционные политические перемены или, по крайней мере, в более драматические и преобразующие демократические перемены, чем те, за которые выступали социал-демократические партии. «Социализм» стал обозначать приверженность демократическим процессам и укрощение капитализма посредством реформ. Но коммунистические партии почти повсеместно идентифицировали себя как приверженных целям социализма — более приверженных, чем их хлипкие социал-демократические соперники.Со своей стороны, многие демократические социалисты, такие как кандидат в президенты США Норман Томас и премьер-министр Великобритании Клемент Эттли, были яростными антикоммунистами.

4) Это очень странная фракционная история. Могу ли я получить перерыв на музыку?

Я имею в виду, что если вы не любите странную историю фракций, социализм может быть не для вас. Но, к счастью, есть много отличных социалистических мелодий. Очевидно, мы должны начать с «Интернационала», песни, любимой социалистами, коммунистами и левыми всех мастей, по крайней мере, с тех пор, как Второй Интернационал принял ее в качестве своего официального гимна (то же самое сделала бы и Коммунистическая партия Советского Союза). .Здесь ее поет Билли Брэгг, откровенный британский социалист и певец фолк-рока:

Брэгг также делает чертовски прекрасную версию «Красного флага», полуофициального гимна Лейбористской партии и британских социалистов в целом:

Но это еще не все гимны. Синти-поп-группа 80-х годов Scritti Politti была марксистской по происхождению, получив свое название от написанной с ошибкой версии названия книги итальянского теоретика марксизма Антонио Грамши.Хотя со временем группа стала менее политической, они, тем не менее, были единственной группой, названной в честь произведения Грамши, которая попала в топ-20 поп-хитов США, что должно чего-то стоить:

5) Разве Советский Союз не показал, что социализм не может работать?

Испанская группа Mondragon — рабочий кооператив, в который входит компания по производству электроприборов Fagor, одна из фабрик которой изображена выше, — представляет собой модель социализма без государственного контроля. Рафа Ривас/AFP/Getty Images

Хорошая новость заключается в том, что ни Сандерс, ни европейские социал-демократические партии не выступают за создание экономики советского типа или политической системы советского типа. Существует множество других моделей социалистического общества, некоторые из которых сработали на практике, а многие никогда не применялись.

В частности, скандинавские социал-демократии, которые восхваляет Сандерс, демонстрируют очевидный экономический успех. Можно справедливо утверждать, что эти общества успешно покончили или, по крайней мере, резко сократили худшие излишества капитализма.В 2012 году относительный уровень бедности — доля населения, живущего менее чем на половину среднего дохода, — составлял всего 9 процентов в Швеции и 5,4 процента в Дании. В США, напротив, он составил 17,9 процента. Младенческая смертность в Финляндии примерно вдвое меньше, чем в США, в основном потому, что бедные финны получают лучшее медицинское обслуживание, чем бедные американцы.

Располагаемый доход самых бедных жителей — тех, кто находится в 5-м, 10-м или 20-м процентиле — в Дании, Норвегии, Финляндии и Швеции выше, чем у их коллег в США.И в то время как некоторые из этих стран, особенно Дания, к сожалению, проводят ограничительную иммиграционную политику, другим, например Швеции, удалось сохранить щедрые государства всеобщего благосостояния, относительно приветствуя беженцев. Эти страны не лишены своих проблем — высокая безработица и недавняя резкая негативная реакция на иммигрантов, которые являются главными среди них, — но во многих отношениях они обеспечивают лучшую жизнь для своих наиболее уязвимых жителей, чем США.

И, кроме скандинавов, в самых богатых странах — Германии, Франции, Австралии — есть активные социалистические партии, которые периодически контролируют свои правительства.Ваш пробег может варьироваться в зависимости от того, были ли эти пребывания в должности успешными, но это совсем другой вопрос, чем вопрос о том, работал ли советский социализм.

Вот, лицо американского социализма. Дайан Макдональд / Getty Images

Возможно, европейская социал-демократия слишком мягка, чтобы считаться социализмом, и нас интересуют только модели, в которых правительство или рабочие владеют средствами производства и контролируют их. Для этого существует множество несоветских моделей. Коммунистическая Югославия, например, действовала не через централизованное планирование в советском стиле, а через децентрализованные рабочие советы. Это явно не сработало — это все еще была относительно жестокая диктатура, — но другие варианты рабочего контроля имели успех в меньших масштабах. Рабочие кооперативы, например, являются удивительно распространенной формой корпоративной организации: компании, стоящие за Gore-Tex, издательствами Norton и сетями продуктовых магазинов Publix и Price Chopper, принадлежат их сотрудникам.Полная собственность рабочих еще не применялась в демократическом обществе, поэтому нельзя сказать, что она не работает.

Демократическое правительство/коллективное владение всеми компаниями также не опробовано, но существует множество моделей того, как это могло бы работать. В 1970-х годах Швеция была близка к тому, чтобы попытаться реализовать вариант с «планом Мейднера», в соответствии с которым ее профсоюзы постепенно скупали контрольный пакет акций каждой компании, пока шведские рабочие не смогли установить полный контроль над корпорациями страны. Это так и не было реализовано, но представляло собой версию собственности рабочих на средства производства, которая не влечет за собой централизованного планирования в советском стиле. Другой возможный подход — это то, что экономист из Йельского университета Джон Ремер называет «купонным социализмом», при котором каждому американцу будет предоставлена ​​равная, непередаваемая доля собственности в его компаниях. Таким образом, большинство американцев могли осуществлять прямой демократический контроль над корпорациями.

6) Так почему же Сандерс считает себя социалистом?

Что отличает Берни от либерала Нового курса, такого как Шеррод Браун (слева)? Win McNamee/Getty Images

Ну, во-первых, Берни Сандерс идентифицировал себя как социалист на протяжении десятилетий, в том числе в 1970-х годах, когда он придерживался несколько более радикальных взглядов.Но в некотором смысле его продолжающаяся самоидентификация как демократического социалиста — а не социал-демократа или даже либерала Нового курса — противоречит историческим тенденциям. В Европе в последние десятилетия ярлык «социал-демократ» стал более распространенным, чем «демократический социалист», что является одним из многих признаков сдвига вправо левых партий развитых стран с 1980-х годов.

А в США, где словосочетание «социалист» никогда не было лейблом мейнстрима, оно еще более странное, учитывая, сколько платформы Сандерса разделяют американские политики, которые не считают себя социалистами.Он поддерживает здравоохранение с одним плательщиком, но то же самое делают и 53 демократа в Палате представителей. Он поддерживает полную занятость через государственные должности, но то же самое делает и конгрессмен Джон Коньерс, который, хотя и дружит с некоторыми демократическими социалистическими группами, насколько мне известно, сам не принял этот ярлык. В целом, трудно увидеть большое различие между Сандерсом и особенно либеральными демократами, такими как сенатор Шеррод Браун (D-OH) или лидеры Прогрессивной фракции Конгресса представители Кит Эллисон (D-MN) и Рауль Грихальва (D-AZ), оба из которые поддержали Сандерса.

Так зачем брать на себя ярлык «социалиста», зная, что это может быть препятствием? В своем интервью Vox Сандерс предположил, что он мог бы не идентифицировать себя как социалист, если бы демократы остались верными рабочему либерализму Нового курса, но что, учитывая текущую экономическую политику партии, необходимо выделиться. «Было время — я думаю, при Рузвельте, может быть, даже при Трумэне, — когда считалось, что рабочие являются частью Демократической партии», — сказал Сандерс.«Я думаю, что по целому ряду причин, во многом связанных с деньгами и политикой, это уже не так». Если называть себя демократом уже недостаточно, чтобы маркировать себя политиком рабочего класса и для рабочего класса, тогда необходимо другое прозвище — и «демократический социалист» ничуть не хуже любого.

Кроме того, стоит задаться вопросом, насколько на самом деле различаются демократический социализм и либерализм Нового курса с исторической точки зрения. По исторически сложным причинам профсоюзы в США так и не сформировали сильную социалистическую или рабочую партию, как это сделали профсоюзы в европейских странах. Вместо этого, начиная с 1930-х годов, профсоюзы стали мощной фракцией внутри Демократической партии и внедрили многие политические идеи в стиле Бернштейна в американский либерализм. Таким образом, в то время как европейские левоцентристские партии в целом отражают правое движение идеологии, ранее приверженной революционному социализму, демократы США представляют собой левое движение классического либерализма, которое в результате конвергентной эволюции пришло к идеям, аналогичным европейским социальным. демократы.Идентификация Сандерса как социалиста помогает преодолеть разрыв между этими традициями и подчеркивает их существенную общность.

Как бы выглядела социалистическая Америка?

Всего десять лет назад «социализм» был ругательным словом в американской политике. Споры о его достоинствах в основном ограничивались малоизвестными блогами, нишевыми журналами и политическими партиями по другую сторону Атлантики. Но совсем недавно Берни Сандерс, Александрия Окасио-Кортес и несколько других политиков вдохнули новую жизнь в лейбл, привнеся радикально альтернативное видение США. С. экономики в мейнстрим политических дебатов. В преддверии промежуточных выборов такие политики, как Окасио-Кортез, Рашида Тлаиб из Мичигана и Джеймс Томпсон из Канзаса, с гордостью заявляли о своей поддержке со стороны Демократических социалистов Америки, крупнейшей социалистической группы страны, число которых увеличилось после президентской кампании Сандерса в 2016 году.

Для зрителей Fox News это кошмар, не говоря уже о том, что пугливые демократы боятся оттолкнуть колеблющихся избирателей, которым более комфортно с их партией после Линдона Б.Инкрементализм Джонсона. Однако, согласно августовскому опросу, впервые с тех пор, как Гэллап задал этот вопрос, больше демократов одобряют социализм, чем капитализм. Мог ли социализм действительно прийти в Америку и как бы он выглядел? Журнал Politico пригласил группу писателей-социалистов, политиков и политиков (а также нескольких критиков) для вынесения своего мнения, и их ответы были столь же разнообразны, как и само движение, отражая, если не что иное, расширившиеся политические горизонты наших посттрамповских храбрецов. Новый мир.— Дерек Робертсон

***

Если этого достаточно для скандинавов, то этого достаточно и для нас.
Мэтью Брюниг — основатель проекта «Народная политика», прогрессивного аналитического центра.

Одним из способов реализации социализма в Соединенных Штатах было бы копирование многих экономических институтов, существовавших в скандинавских странах Дании, Финляндии, Швеции и Норвегии. Эти страны, которые неизменно занимают первые места в мире по уровню счастья, человеческого развития и общего благосостояния, имеют высокоорганизованные рынки труда, всеобщее благосостояние и относительно высокий уровень государственной собственности на капитал.

Чтобы двигаться в скандинавском направлении, Соединенные Штаты должны способствовать массовому объединению своей рабочей силы в профсоюзы, усилить правовую защиту от произвольного увольнения и позволить работникам контролировать некоторые места в корпоративных советах компаний, в которых они работают, как заявила сенатор Элизабет Уоррен. недавно предложил.

Когда дело доходит до государства всеобщего благосостояния, страна должна создать национальную систему медицинского страхования, аналогичную предложениям некоторых демократов «Медикэр для всех», продлить оплачиваемый отпуск для новых родителей, предоставить маленьким детям бесплатный уход за детьми и дошкольное образование, и дать каждой семье по 300 долларов в месяц на ребенка.Соединенным Штатам также следует предоставлять жилищные субсидии лицам с низкими доходами и увеличивать минимальные пособия для лиц, получающих пенсию по старости и инвалидности.

Чтобы увеличить общественную собственность на капитал, правительство должно создать фонд социального благосостояния и постепенно наполнять этот фонд капитальными активами, купленными на открытом рынке. Со временем доходы из этого фонда можно было бы распределять в виде универсальных выплат каждому американцу или использовать для государственных доходов. Правительство также должно построить не менее 10 миллионов единиц государственного социального жилья для лиц с разным доходом, что одновременно повысит общественную собственность в США. S. жилищного фонда и обеспечить столь необходимый рост предложения жилья в непомерно дорогих мегаполисах.

***

Демократический социализм – это расширение демократии.
Дэвид Дуальде — старший менеджер по выборам в «Нашей революции» , , вдохновленной Сандерсом прогрессивной некоммерческой организации.

Часто игнорируемое ядро ​​того, как мы будем реализовывать социализм, — это расширение того, кто и как принимает решения в обществе, включая демократическую собственность на рабочее место.Демократический социализм в Соединенных Штатах направлен на расширение демократии не меньше, чем на что-либо другое.

В краткосрочной перспективе социалисты, как и либералы, хотят защитить, укрепить и расширить социальные услуги и общественные блага. Однако мы делаем это не только потому, что эти программы гуманны, но и для того, чтобы двигаться к социал-демократии, где жизнь людей меньше зависит от прихотей так называемого свободного рынка. Всеобщее здравоохранение и гарантии занятости — две, казалось бы, радикальные идеи, которые на самом деле в настоящее время находятся на рассмотрении Сената, — были бы лишь первыми шагами к социал-демократии.

Установление демократического социализма означает демократизацию собственности на капитал, нашу работу и нашу личную жизнь. Социалисты считают, что если вы где-то работаете, вы должны иметь право голоса в том, как это работает. Благодаря профсоюзам, рабочим советам и выборным советам это возможно сегодня на уровне компаний. Кроме того, если ваш труд приносит прибыль, при социализме у вас будет доля собственности и демократическое право голоса в управлении вашим рабочим местом. Кооперативы и государственные предприятия, такие как «Мандрагон» в Стране Басков, «Кооперация Джексона» в Миссисипи и «Красная Эмма» в Балтиморе, дают нам частичное представление о том, как может выглядеть такая собственность.Этот тип демократизированной экономики предоставит автономию исторически забытым сообществам и станет основой любых социалистических Соединенных Штатов.

***

Называйте это как хотите, речь идет о том, чтобы сделать сообщества более равными.
Рашида Тлаиб — кандидат от Демократической партии в 13-м избирательном округе штата Мичиган.

Социализм для меня означает обеспечение того, чтобы наша государственная политика ставила человеческие потребности выше корпоративной жадности, и чтобы мы строили сообщества, в которых у каждого есть шанс на процветание.Я сопротивляюсь ярлыкам, даже тем, которые могут явно описать меня, например, «прогрессивный», потому что я чувствую, что как только средства массовой информации начинают определять вас, вместо того, чтобы позволить вашим действиям говорить о многом, вы начинаете немного терять себя. Я горжусь тем, что являюсь членом Metro Detroit DSA, потому что они работают над теми же вещами, над которыми работаю я — прожиточный минимум для всех людей, отмена ICE и обеспечение всеобщего медицинского обслуживания, и это лишь некоторые из них.

Мы пытаемся создать сообщества, в которых доступное вам образование или работа, которую вы можете получить, не зависят от вашего почтового индекса, расы или пола. Люди не обязательно ищут представителя «прогрессивного» или «демократического социалиста», но они также не пугаются этих слов — они просто ищут борца, который поставит свои потребности выше корпоративной прибыли и никогда не отступить. Так что, если другие люди хотят называть меня демократическим социалистом из-за моей борьбы за общественные блага, которые делают нас всех лучше, меня это устраивает, и я, конечно, не скажу им иначе. Но я определяю себя через свою уникальную призму — я мать, борющаяся за справедливость для всех.В конечном счете, я пытаюсь создавать коалиции и вдохновлять активистов на создание общества, в котором у каждого есть шанс процветать. Вот тот социализм, который меня интересует.

***

Социализм устранит системное лишение людей цвета.
Конни М. Разза — директор по политике и исследованиям аналитического центра Demos.

Более демократично-социалистическая — или справедливая — американская экономика потребует реорганизации структур, которые систематически лишали цветных сообществ богатства и других ресурсов. Чтобы увидеть эти сооружения, можно оглянуться на сотни лет назад, когда европейцы отбирали землю у коренных американцев и порабощали африканцев, чтобы они возделывали эту землю; можно оглянуться всего на девять месяцев назад, когда республиканцы провели снижение налогов, чтобы помочь своим донорам с большими деньгами за счет работающих и бедных людей.

Кроме того, новая система скорректирует отношение к корпорациям, признавая то, что уже верно: мы инвестируем в корпорации и инфраструктуру, на которую они полагаются, потому что они должны служить нам.С нынешним настроением дерегулирования и снижения налогов мы передали власть корпорациям. Надлежащее регулирование и справедливое налогообложение помогают бизнесу объединять ресурсы — будь то деньги (как в финансах), власть (как в энергетических компаниях), технологии, продукты питания — и распределять их там, где они действительно нужны.

Важно отметить, что справедливое будущее требует, чтобы каждый имел равное право голоса в американской демократии — равный доступ к голосованию без чрезмерно ограничительных барьеров. Разумное государственное финансирование позволило бы избирателям принимать содержательное участие, делая пожертвования кандидатам, и позволило бы всем гражданам, отвечающим требованиям, баллотироваться на посты.Деньги не должны давать богатым дополнительные голоса. Более уравновешенная политическая экономия признала бы, что только речь есть речь, а возможность влиять на мышление представителей — через здравость идей.

***

Демократический социализм означает демократическую собственность на экономику.
Питер Гоуэн — сотрудник прогрессивной некоммерческой организации Democracy Collaborative.

Демократически избранное правительство должно владеть естественными монополиями, такими как коммунальные услуги и железнодорожный транспорт; предоставлять социальные услуги, такие как здравоохранение, образование, жилье, уход за детьми и банковское дело; и создать государство всеобщего благосостояния, которое устраняет бедность, гарантируя минимальный доход, с помощью для людей с ограниченными возможностями, пожилых людей и семей с детьми.

Но мы должны пойти дальше этого. Нам нужны меры для установления демократической собственности на более широкую экономику и устранения нашей зависимости от отраслей, существование которых зависит от загрязнения и войны. Должны быть стратегии, позволяющие работникам оборонной, аэрокосмической и топливной промышленности перепрофилировать свои объекты для более общественно полезного производства, опираясь на пример плана Лукаса в Великобритании, где рабочие разработали и опубликовали жизнеспособный «альтернативный корпоративный план». это включало финансирование возобновляемых источников энергии, общественного транспорта и медицинских технологий.Нам нужен механизм для перевода корпоративного капитала в отраслевые фонды социального благосостояния, контролируемые разнообразными и подотчетными заинтересованными сторонами, которые будут постепенно передавать право собственности от неподотчетных элит к инклюзивным институтам.

Демократическая социалистическая Америка была бы обществом, в котором богатство и власть распределялись бы гораздо более равномерно, и оно было бы менее жестоким, менее одиноким и менее отчуждающим. Демократический социализм нацелен на освобождение человеческой деятельности и творчества — не только в Америке, но и во всех странах, которые капитал эксплуатирует и вторгается для получения прибыли миллиардеров нашей страны.

***

Речь идет о предоставлении каждому права голоса при принятии решений.
Мария Сварт — национальный директор Демократических социалистов Америки.

Наша коллективная власть является ключом к тому, как будет выглядеть социализм в Америке, потому что демократический социализм основывается на одной ключевой предпосылке: у нас нет плана, поэтому расширение демократии, включающее всех нас, является одновременно и средством, и целью.

Проблема капитализма не только в том, что система, подпитываемая богатой, жадной до прибыли элитой, по своей природе нестабильна или что она оставляет целые слои общества голодать на улицах.В том, что он опирается на диктатуру богатых. Фундаментальное отличие, которого мы ожидаем от социалистического общества, заключается в том, что мы все будем иметь право голоса при принятии решений, влияющих на нашу жизнь. Рабочие места будут принадлежать рабочим, которые ими управляют, а не авторитарному боссу.

Политическая система будет по-настоящему демократичной, а не будет управляться теми, кто купил политиков. Семейная жизнь станет более демократичной, и никому не придется зависеть от кормильца, чтобы выжить, потому что государственные услуги, такие как здравоохранение, будут доступны для всех и будут осуществляться под контролем общества.Наконец, государственные инвестиции будут носить демократический характер, а не решаться корпоративными донорами или игроками с Уолл-стрит. Другими словами, у нас будет настоящая свобода, а не просто выживание — выбор, доступный нам сейчас и зависящий от прихотей немногих.

***

Все гораздо проще: социальное страхование.
Сэмюэл Хаммонд — директор по исследованиям бедности и благосостояния в аналитическом центре свободного рынка Niskanen Center.

Спустя почти столетие после того, как Рузвельт Рузвельт подписал Закон о социальном обеспечении, он остается его самым непреходящим наследием, помогая ежегодно удерживать более 22 миллионов пожилых людей от бедности и защищая миллионы других от риска того, что их сбережения могут остаться неизрасходованными. И все же мы обычно не думаем о социальном обеспечении как о «социалистическом». Но почему бы и нет? Мало того, что это самые большие расходы федерального правительства — треть бюджета, почти 1 триллион долларов в год, — но его учреждение означает, что даже самый суровый американский индивидуалист в конечном итоге привязан к своим согражданам.

Фронтирный дух американского предпринимательства и огромная неоднородность, связанная с тем, что они являются нацией иммигрантов, означают, что в Соединенных Штатах никогда не будет социал-демократии с высоким уровнем доверия, которую можно найти в Северной Европе.Тем не менее, успех социального обеспечения дает намек на то, как Америка может стать более «социалистической» за одну ночь: социальное страхование.

Социальное страхование — это общественное объединение рисков, с которыми рынок с трудом справляется, от ранее существовавших заболеваний до внезапной потери работы. Это может быть эффективно сделано любым правительством, достаточно компетентным, чтобы выписывать чеки. И хотя бюрократическая непрозрачность Администрации социального обеспечения может вызывать бешенство, она кажется полностью совместимой с американским брендом плюрализма с низким уровнем доверия.Это говорит о том, что путь вперед для американских социалистов лежит не на Уолл-стрит, а на улицах Хартфорда, штат Коннектикут, — столицы страховой индустрии страны.

***

Забудьте о социал-демократии. Америка готова к реальному социализму.
Джо Гинан — исполнительный директор проекта Next System в организации Democracy Collaborative.

Когда социализм придет в Америку, он не будет «всем под одну гребенку», хотя и будет иметь универсальные аспекты и устремления.Вместо того, чтобы навязываться сверху, он будет действовать снизу вверх, в соответствии с лучшими американскими традициями, способными опираться, подобно «Новому курсу», на богатый гобелен экспериментов в государственных и местных «лабораториях демократии». Он будет демократичным, децентрализованным и основанным на участии. Он будет основан на расовой, гендерной и сексуальной справедливости, напоминая Лэнгстону Хьюзу, «и этого еще не было — и все же должно быть». Он ликвидирует уже существующий американский ГУЛАГ — сегодняшний расистский режим массового заключения, охватывающий самое большое количество заключенных в мире, — а не навязывает его.Речь пойдет о безопасной, мудрой и благополучной жизни в процветающем обществе, в знак солидарности с нашими нечеловеческими товарищами, а не о нарушении экологических границ в погоне за финансовым накоплением.

Это будет настоящий социализм, а не социал-демократия или либерализм, потому что он обобществляет средства производства, хотя и во множественных формах, которые не всегда сосредоточены на государстве. Вместо концентрированного богатства будет широкое рассредоточение собственности. Вместо бесконфликтных глобальных рынков — укоренившаяся, основанная на участии, рециркуляционная местная экономика.Вместо добывающих многонациональных корпораций рабочие, общественные и муниципальные фирмы. Вместо приватизации, разграбляющей активы, мириады форм демократического государственного предпринимательства. Вместо частного кредита, создаваемого коммерческими банками и финансированием рантье, огромная потенциальная мощь государственных банков и суверенных государственных финансов — восходящая к Аврааму Линкольну и Франклину Д. Рузвельту.

***

Радикальная альтернатива американской капиталистической системе, которая совсем не свободна.
Томас Ханна — директор по исследованиям организации Democracy Collaborative.

Практическая форма социализма в Соединенных Штатах в 21 веке возникнет, когда демократическая собственность вытеснит и заменит нынешнюю доминирующую модель добывающих корпораций. Не существует единой идеальной формы демократической собственности, но есть огромное разнообразие, включая полную государственную собственность, частичную государственную собственность, местную/муниципальную собственность, многостороннюю собственность, собственность рабочих, собственность потребительских кооперативов, собственность кооперативов производителей, собственность сообщества и устойчивую местную собственность. частная собственность.

Несмотря на всю риторику о «свободном рынке», американская капиталистическая система совсем не такая. Он уже зависит от значительной доли государственной политики, регулирования, управления и сопутствующих вмешательств на различных уровнях — в некоторых случаях даже приближается к мягкому планированию, как, например, в сельскохозяйственном секторе. Такое сочетание рынков и планирования неизбежно будет, по крайней мере на первых порах, характерной чертой американской социалистической системы, в идеале с более демократическим участием в определении долгосрочных национальных, региональных и местных приоритетов, с одной стороны.С другой стороны, она будет отличаться большей рациональностью в усилиях по обеспечению более географически справедливого экономического развития, не говоря уже о борьбе с растущей угрозой изменения климата.

***

Америка может превратиться в Западную Европу. Но должно ли?
Кэрри Лукас — президент Независимого женского форума. Она жила в Европейском Союзе большую часть последнего десятилетия.

Когда американцы говорят о социализме, они обычно не имеют в виду захват собственности государством и контроль над промышленностью.Скорее, они означают более агрессивную и перераспределительную политику с более строгим регулированием и более высокими налогами для финансирования более щедрых социальных услуг — аналогичную политике, уже реализованной в Западной Европе.

Хотя этот путь явно предпочтительнее более экстремальных версий социализма, американцам все же следует проявлять осторожность. Более высокие налоги и более щедрые социальные услуги препятствуют работе и побуждают людей полагаться на государство. Страны с сильной культурой труда и личной ответственности выставляются в качестве примеров того, как эта система может добиться успеха, но это исключения; высокий уровень безработицы и низкие доходы являются нормой.

Американцы также сталкиваются с уникальными бюджетными проблемами: Европа смогла отказаться от огромных расходов на оборону и национальную безопасность во многом благодаря той роли, которую американские вооруженные силы играют в наших глобальных альянсах. США не имеют такой гарантированной поддержки. Значительное сокращение расходов на оборону сделает не только нашу страну, но и весь мир менее безопасным.

Не менее важно, чтобы американцы задумались о том, как социализм государства всеобщего благосостояния подрывает элементарную сообразительность людей. Европейцы почти не заботятся о размножении, они менее благотворительны, менее активны в гражданской жизни и менее предприимчивы, чем американцы.Американские инновации, готовность идти на риск и наша фундаментальная приверженность тому, чтобы следующее поколение жило лучше, чем предыдущее, окажутся под угрозой, если мы примем европейский социализм. Это те достоинства, по которым нам, несомненно, будет не хватать больше всего.

***

Государство всеобщего благоденствия, преобразованный рынок труда и государственная собственность на средства производства.
Райан Купер — национальный корреспондент The Week.

Моральная мотивация перехода к социализму — это эгалитаризм, взятый у Джона Ролза, Иисуса Христа или кого-то еще. Основная цель будет состоять в том, чтобы использовать богатство, полученное в результате коллективной работы экономики, от имени всего населения, потому что несправедливо, чтобы крошечное элитарное меньшинство присваивало гигантскую долю дохода и богатства, в то время как миллионы людей бедны или просто скукоживаются. от.

В общем, есть три основные цели социалистической политики, которые имеют наибольший смысл. Первый — это государство полного всеобщего благосостояния, в котором государство будет ловить каждую категорию людей, которые либо выпадают из работы, либо не могут работать — безработных, детей, студентов, пожилых людей, инвалидов, опекунов и так далее.После завершения государство всеобщего благосостояния устраняет капиталистическое принуждение к труду угрозой нищеты и заменяет эту угрозу предложением трудоустройства, обучения и так далее. Во-вторых, радикально преобразованный рынок труда, на котором практически все работники объединены в профсоюзы и охвачены профсоюзными контрактами, разница в заработной плате между квалифицированными и неквалифицированными резко сокращается, а рабочие занимают от 33 до 50 процентов мест в советах директоров корпораций. В-третьих, это прямая государственная собственность на средства производства, либо путем создания производительных государственных предприятий, национализации некоторых ключевых компаний, либо вложения крупных партий корпоративного капитала в фонд социального благосостояния (как это сделала Аляска).

Последний пункт самый радикальный, но я думаю, что он необходим для того, чтобы действительно покончить с неравенством. Треть всего национального дохода приходится на капитал, собственность на который все больше концентрируется. Действительно, весь 1-процентный прирост доходов с 2000 г. приходится на капитал.

***

Рынков недостаточно для решения проблем, с которыми мы сталкиваемся.
Шон МакЭлви — писатель и соучредитель Data for Progress.

Социализм — это радикально простая идея о том, что демократические ценности должны направлять нашу экономику к максимальному процветанию человечества, а не к накоплению капитала.Мы никогда не согласимся с решениями о том, что наше правительство создается исключительно старыми богатыми белыми людьми, и мы не должны соглашаться с решениями о том, что наша экономика устроена таким образом. Исторически сложилось так, что богатые белые люди как группа не были лучшими блюстителями общих интересов человечества.

Когда наша экономика не демократична, наше правительство не может быть демократичным. Мы не можем направить наше общество к максимальному благополучию так же эффективно, как интересы капитала преобладают над интересами нашей общей человечности.Возьмем, к примеру, изменение климата: математика проста. У наших крупнейших корпораций есть запасы ископаемого топлива, которые, если их сжечь, поднимут глобальные концентрации углерода более чем в два раза до опасного порога. Выбор прост: Человечество существует, а компании берут на себя списание, или компании сохраняют прибыльность, а человеческая жизнь угасает.

Чем социалисты отличаются от либеральных демократов? Во-первых, социалисты признают, что одних рынков недостаточно для решения проблем, с которыми мы сталкиваемся.В настоящий момент рыночной капитализации всего нескольких крупных компаний, работающих на ископаемом топливе, было достаточно, чтобы подавить волю не только американских избирателей, но и международного сообщества. Большая часть экономики должна быть выведена из-под контроля рынков — не только производство энергии, но и здравоохранение посредством социализированной медицины. Во-вторых, социалисты признают, что государство всеобщего благосостояния, построенное на империализме, не является прогрессивной целью. Соединенные Штаты, как любят замечать многие политики-демократы, — самая богатая страна в мире.Это богатство построено на насилии, равносильном убийству в глобальном масштабе. Это плата империи. Социалистическая политика стремится к радикальному выравниванию глобального распределения доходов.

Социалисты считают, что без демократического контроля над капиталом и ликвидации империализма цели прогрессивизма останутся невыполненными. Социалисты утверждают, что капитализм несовместим с демократией. Тем, кто не согласен, задаем простой вопрос: что исчезнет раньше — рыночная капитализация ExxonMobil или город Майами?

Эта статья отмечена тегами:

Американский социализм — плюсы и минусы

Источник: Дэвид Шэнкбоун, «Демократические социалисты Америки маршируют на акции протеста «Захвати Уолл-стрит» в Нью-Йорке», викимедиа. org, 17 сентября 2011 г., лицензия Creative Commons

Социализм в Соединенных Штатах становится все более популярной темой. Некоторые утверждают, что страна должна активно двигаться к социализму, чтобы стимулировать социальный прогресс и большее равенство, в то время как другие требуют, чтобы страна предотвращала это всеми необходимыми средствами. Эта тема часто поднимается в связи с всеобщим здравоохранением и бесплатным высшим образованием, идеями, которые по определению являются социалистическими, или в качестве общего предостережения против левой политики.

В то время как одни политики открыто продвигают социализм или социалистическую политику (например, сенатор Берни Сандерс и представитель Александрия Окасио-Кортез), другие отвергают ярлык социалиста (теперь вице-президент Камала Харрис заявила, что она «не демократ-социалист» во время президентской кампании 2020 года). ) или использовать его как ругательство, противоречащее американским идеалам (в Законе о положении в стране 2019 года президент Трамп заявил, что США «никогда не будут социалистической страной», потому что «мы рождаемся свободными и останемся свободными») .

Чтобы решить, следует ли Соединенным Штатам принять социализм или, по крайней мере, более социалистическую политику, сначала необходимо определить соответствующие термины.

Социализм — это экономическая и социальная политика, при которой промышленность и продукты принадлежат обществу, а не частным лицам или корпорациям. При социализме правительство контролирует большую часть средств производства и природных ресурсов, среди других отраслей, и каждый в стране имеет право на справедливую долю в соответствии с его вкладом в общество.Поощряется индивидуальная частная собственность.

Политически социалистические страны, как правило, многопартийны с демократическими выборами. В настоящее время ни одна страна не работает при 100% социалистической политике. Дания, Исландия, Финляндия, Норвегия и Швеция, будучи сильно социалистическими, сочетают социализм с капитализмом.

Капитализм , текущая экономическая модель Соединенных Штатов, представляет собой политику, при которой частные лица и корпорации контролируют производство, управляемое через рынки, а не правительство. Капитализм также называют экономикой свободного рынка или экономикой свободного предпринимательства. Капитализм основан на частной собственности, стремлении к прибыли и рыночной конкуренции.

Политически капиталистические страны варьируются от демократий до монархий, от олигархий до деспотий. Большинство западных стран являются капиталистическими, включая США, Канаду, Великобританию, Ирландию, Швейцарию, Австралию и Новую Зеландию. Также капиталистическими являются Гонконг, Сингапур, Тайвань и Объединенные Арабские Эмираты. Однако многие из этих стран, включая Соединенные Штаты, внедрили социалистическую политику в рамках своих капиталистических систем, таких как социальное обеспечение, минимальная заработная плата и энергетические субсидии.

Коммунизм часто используется как синоним социализма, и точные различия между ними активно обсуждаются. Одно отличие состоит в том, что коммунизм обеспечивает всем в стране равную долю, а не справедливую долю, обещанную социализмом. Коммунизм обычно резюмируется лозунгом Карла Маркса «От каждого по его способностям, каждому по его потребностям», и Маркс считал, что это шаг за пределы социализма. Индивидуальная частная собственность незаконна в большинстве коммунистических стран.

В политическом плане коммунистические страны, как правило, возглавляются одной коммунистической партией, и выборы проводятся только внутри этой партии. Часто военные обладают значительной политической властью. Исторически тайная полиция также разделяла эту власть, как и в бывшем Советском Союзе, крупнейшей коммунистической стране в истории. Гражданские свободы (такие как свобода печати, слова и собраний) публично поддерживаются, но на практике часто ограничиваются, часто силой. Страны, которые в настоящее время являются коммунистическими, включают Китай, Кубу, Лаос, Северную Корею и Вьетнам.Стоит отметить, что некоторые из этих стран, включая Корейскую Народно-Демократическую Республику (Северную Корею) и Социалистическую Республику Вьетнам, называют себя демократическими или социалистическими, хотя они соответствуют определению коммунизма и управляются коммунистическими партиями. Кроме того, в некоторых коммунистических странах, таких как Китай и Вьетнам, действует частично свободная рыночная экономика, которая является краеугольным камнем капитализма, и некоторые социалистические политики.

Учитывая эти определения, следует ли Соединенным Штатам проводить более социалистическую политику, такую ​​как бесплатное обучение в колледже, всеобщее медицинское обслуживание и «зеленый новый курс»?

Должны ли США стать социалистами?

Про 1

В США уже есть много успешных и популярных социалистических политик.

Многие из повседневных американских политик являются социалистическими: медицинское обслуживание, социальное обеспечение, минимальная заработная плата и законы о детском труде, и это лишь некоторые из них.

Как объяснил Джек Шварц, покойный редактор и автор книги Newsday , платформа Социалистической партии 1912 года включала в себя многие политики, которые американцы сейчас не считают «социалистическими», в том числе: «Восьмичасовой рабочий день при достойной заработной плате, программа общественных работ для безработных (реализованная позже в Управлении прогресса работ Нового курса), правила техники безопасности для рабочих на шахтах и ​​​​фабриках, закон о детском труде, пенсия по старости, страхование от безработицы и несчастных случаев, дифференцированный доход налог, налог на наследство, избирательное право для женщин, прямое голосование на национальных выборах, отмена коллегии выборщиков, создание отдельных департаментов здравоохранения, образования и труда, а также съезд для пересмотра Конституции. Первым их политическим требованием была абсолютная свобода печати, слова и собраний».

Если существующая и предлагаемая социалистическая политика пользуется такой большой поддержкой, ее следует сохранить.

Про 2

Работа правительства США состоит в том, чтобы обеспечивать и защищать всех своих граждан. Более социалистическая политика может работать с капиталистическими структурами, чтобы устранить вред, причиненный ничем не ограниченным капитализмом.

Капитализм привел к тому, что 1% самых богатых американцев владеют большим состоянием (совокупный собственный капитал составляет 34 доллара.2 трлн, или 30,4% всего богатства США), чем беднейшие 50% американцев (2,1 трлн долларов, или 1,9%).

Это несоответствие не потому, что миллиардеры работают усерднее, чем те, кто получает минимальную заработную плату. Вместо этого богатые американцы имеют более широкий доступ к фондовому рынку, а американцы с верхними 10 % состояния владеют более 88 % всего доступного капитала в корпорациях и паях взаимных фондов (а богатейший 1 % держит более чем в два раза больше). капитала, чем беднейшие 50% американцев вместе взятые). А общенациональные кризисы, такие как пандемия COVID-19, только усугубляют это неравенство.

Социалистическая политика, особенно налог на богатство, может перераспределить богатство и помочь американцам, которые пострадали от структурно несправедливой системы.

Те, кто поддерживает социалистическую политику, считают, что эти меры могут «создать более справедливую и щедрую систему» ​​и «развивать… и улучшать капитализм». Добавление социалистической политики — это не дискуссия по принципу «или/или» против капитализма. Обе системы могут функционировать вместе.

Про 3

Американская общественность поддерживает проведение более социалистической политики.

В целом, социалистическая политика в целом поддерживается американцами: 69% поддерживают всеобщее медицинское обслуживание. 63% поддерживают бесплатное обучение в государственных колледжах. 59% поддерживают повышение минимальной заработной платы до 15 долларов к 2025 году. 85% поддерживают оплачиваемый отпуск по болезни. 82% поддерживают оплачиваемый декретный отпуск. 69% поддерживают оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком. 67% поддерживают оплачиваемый отпуск по уходу за больным членом семьи. 74% поддерживают сохранение пособий по социальному обеспечению без сокращений. 66% поддерживают меры по охране окружающей среды, возглавляемые государством. А 64% поддерживают налог на богатство.

Con 1

В США уже слишком много дорогостоящих социалистических пособий.

Социализм — это серия прав, которые стоили американскому обществу значительных денег. По оценкам 2018 года, стоимость предложений демократических социалистов, включая, помимо прочего, расширение социального обеспечения, бесплатное обучение в колледже, оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам и всеобщее медицинское обслуживание, составила 42,5 триллиона долларов в течение десяти лет. В 2017 году федеральное правительство потратило около 2,7 триллиона долларов на выплаты, включая социальное обеспечение, медицинское обслуживание и страхование по безработице.Если новые права будут стоить на 4,2 доллара в год больше, это означает увеличение государственных расходов на раздаточные материалы на 157%.

Чтобы собрать деньги для выплаты пособий, необходимо поднять налоги. Социалисты предлагают налог на богатство, но 60% зарегистрированных избирателей были против налога на богатство, если бы он применялся к ним (например, если бы они выиграли в лотерею).

Кон 2

Задача правительства США состоит в том, чтобы обеспечить свободное предпринимательство, а затем убрать с пути индивидуальную изобретательность и упорный труд.Правительство должно продвигать равные возможности, а не обещать равные результаты.

Как пояснил Федеральный резерв Далласа: «Свободное предпринимательство означает, что мужчины и женщины имеют возможность владеть экономическими ресурсами, такими как земля, полезные ископаемые, производственные предприятия и компьютеры, и использовать эти инструменты для создания товаров и услуг для продажи… Другие не имеют намерение начать бизнес. Если они захотят, они могут предложить свой труд, еще один экономический ресурс, за заработную плату… Позволяя людям преследовать свои собственные интересы, система свободного предпринимательства может давать феноменальные результаты.Кроссовки, кроссовки, мятная зубная паста, гелевая зубная паста, обезжиренное молоко, шоколадное молоко, сотовые телефоны и BlackBerry — это лишь некоторые из миллионов продуктов, созданных в результате экономической свободы».

Когда правительство позволяет людям заниматься тем, что для них лучше, без вмешательства, люди процветают, страна имеет «средний ВВП на душу населения примерно в шесть раз выше, чем у стран с более низким уровнем экономической свободы, а также с более высокой продолжительностью жизни, политической и гражданские свободы, гендерное равенство и счастье.Таким образом, «разнообразие экономической свободы… помогает нам процветать как личностям, так и обществу».

Con 3

Американское общество поддерживает капиталистическую экономику.

Американское общество не поддерживает социализм. 60% американцев положительно относятся к капитализму, а 38% отрицательно относятся к социализму. 84% американцев поддерживают свободное предпринимательство, краеугольный камень капитализма, а 60% считают модель свободного рынка лучшей экономикой.

Капитализм лучше всего соответствует духу американского предпринимательства. Как объяснил Марк Дж. Перри, доктор философии, магистр делового администрирования, научный сотрудник Американского института предпринимательства и профессор экономики и финансов Мичиганского университета: «Капитализм сыграет важную роль в глобальном возрождении свободы и процветания, потому что он питает человеческий дух. , вдохновляет человека на творчество и поддерживает предпринимательский дух. Предоставляя мощную систему стимулов, поощряющих бережливость, трудолюбие и эффективность, капитализм создает богатство.Основное различие между капитализмом и социализмом заключается в следующем: капитализм работает».

Вопросы для обсуждения

1. Должно ли правительство США проводить более социалистическую политику? Какие политики и почему? Или почему нет?

2. Должны ли США избавиться от существующей социалистической политики? Какие политики и почему? Или почему нет?

3. Какое сочетание капиталистической, социалистической и/или коммунистической политики было бы у вашего идеального правительства? Поясните свой ответ.

Действовать

1. Рассмотрим эту защиту социализма Брюсом Ниссеном, Кэрол МакНэми и Шоном Армилом.

2. Изучите социализм с помощью учебника Брукингского института.

3. Проанализируйте защиту капитализма Энди Пуздером.

4. Прежде чем читать эту статью, подумайте, как вы относитесь к этой проблеме. Изменилось ли ваше мнение после прочтения плюсов и минусов по этой теме? Если да, то как? Назовите два-три способа. Если ваши мысли не изменились, перечислите два-три способа, которыми ваше лучшее понимание «другой стороны проблемы» теперь поможет вам лучше аргументировать свою позицию.

5. Продвигайте позицию и политику, которую вы поддерживаете, написав национальным сенаторам и представителям США.

Источники

.
1. Джереми Хобсон и Серена МакМахон, «Что такое социализм? История слова, используемого в качестве тактики запугивания в американской политике», wbur.org, 7 марта 2019 г.
2. Ребекка Уолсер, «Трамп говорит, что США никогда не будут социалистической страной, вот почему это так важно», foxbusiness.ком, 6 февраля 2019 г.
3. Терренс Болл и Ричард Даггер, «Социализм», britannica.com, 1 марта 2021 г.
4. Мэтт Розенберг, «Список современных коммунистических стран мира», thinkco.com, 11 апреля 2020 г.
5. Кимберли Амадео, «Социализм и его характеристики: плюсы, минусы, примеры и типы», thebalance.com, 7 ноября 2020 г.
6. Редакторы Encyclopaedia Britannica, «Capitalism», britannica.com, 23 сентября 2020 г.
7. Кимберли Амадео, «Капитализм: его характеристики, плюсы и минусы», thebalance.com, 16 октября 2020 г.
8. Джордж Ваас, «В Америке уже есть социалистические программы — вы, вероятно, получаете от них выгоду | Мнение», Tallahassee.com, 2 декабря 2020 г.
9. Теренс Болл и Ричард Даггер, «Коммунизм», Британика.ком, 13 ноября 2019 г.
10. Кимберли Амадео, «Что такое коммунизм?», thebalance.com, 18 марта 2021 г.
11. Роберт У. Прингл, «КГБ», britannica.com, 2 марта 2021 г.
12. Мартин Макколи, «Советский Союз», britannica.com, 10 ноября 2020 г.
13. Кармен Алекс, «Я выросла в коммунистической системе. Вот чего американцы не понимают в свободе».org, 9 марта 2018 г.
14. Джек Шварц, «Как социализм сделал Америку великой», thedailybeast.com, 1 июля 2019 г.
15. Ханна Хартиг, «Демократы в подавляющем большинстве выступают за бесплатное обучение в колледже, в то время как республиканцы разделяют возраст и образование», pewresearch.org, 21 февраля 2020 г.
16. The Hill, «Опрос: 69 процентов избирателей поддерживают Medicare для всех», thehill.ком, 4 апреля 2020 г.
17. Сотрудники агентства Reuters, «Большинство американцев поддерживают минимальную заработную плату в размере 15 долларов, как показывает опрос Reuters/Ipsos», reuters.com 25 февраля 2021 г.
18. Juliana Menasce Horowitz и др., «Американцы широко поддерживают оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам и отпуск по болезни, но различаются по конкретным политикам», pewresearch.org, 23 марта 2017 г.
19. Ким Паркер, Рич Морин и Джулиана Менаске Горовиц, «Пенсионное обеспечение, социальное обеспечение и долгосрочный уход», pewresearch.орг, 21 марта 2019 г.
20. Мохамед Юнис, «Четверо из 10 американцев принимают ту или иную форму социализма», news.gallup.com, 20 мая 2019 г.
21. Ховард Шнайдер и Крис Кан, «Большинство американцев поддерживают налог на богатство для очень богатых: опрос Reuters/Ipsos», reuters.com, 10 января 2020 г.
22. Томми Бир, «1% самых богатых домохозяйств США владеют в 15 раз большим состоянием, чем 50% самых бедных вместе взятых», Forbes.ком, 8 октября 2020 г.
23. Juliana Menasce Horowitz, Ruth Igielnik и Rakesh Kochhar, «Большинство американцев говорят, что в США слишком много экономического неравенства, но менее половины называют это главным приоритетом», pewresearch.org, январь 9, 2020
24. Брайан Ридл, «Америка может быть готова к демократическому социализму. Он не готов к законопроекту», vox.com, 7 августа 2018 г.
25. Дрю Десильвер, «На что федеральное правительство тратит ваши налоги? Программы социального страхования, в основном», pewresearch.org, 4 апреля 2017 г.
26. Мэтью Шеффилд, «Опросы: американцы хотят 70-процентную налоговую ставку для богатых, но с меньшим энтузиазмом применяют ее к себе», thehill.com, 26 февраля 2019 г.
27. Дженнифер Рубин, «Мнение: новый опрос: капитализм более популярен, чем социализм», Washingtonpost.ком, 25 июня 2019 г.
28. Джеффри М. Джонс и Лидия Саад, «U.S. Поддержка большего количества правительств, но не социализма», news.gallup.com, 18 ноября 2019 г.
29. Эзра Кляйн, «Будущее Америки капиталистическое или социалистическое?», vox.com, 7 января 2019 г.
30. Марк Дж. Перри, «Почему социализм всегда терпит неудачу», aei.org, 22 марта 2016 г.
31. Федеральная резервная система Далласа, «Свободное предпринимательство, экономика и денежно-кредитная политика», dallasfed.org, сентябрь 2005 г.
32. Policy Circle, «Free Enterprise and Economic Freedom», thepolicycircle.org (по состоянию на 2 апреля 2021 г.)
33. Джеффри М. Джонс, «Рейтинги социализма и капитализма в США без изменений», news.gallup.com, 6 декабря 2021 г.

миллениалов поддерживают социализм, потому что хотят сделать Америку великой — но для всех

Слово «социализм» становится все более и более популярным.Когда сенатор-демократ Берни Сандерс выдвинул свою кандидатуру на пост президента в 2016 году, лишь немногие осмелились использовать этот ярлык. Называть себя социалистом было якобы политическим смертным приговором. Теперь, отчасти благодаря Сандерсу, многие носят «социализм» как знак гордости. Десятки кандидатов от социалистов получили места по всей стране, в том числе два члена Конгресса, резко возросло членство в Демократических социалистах Америки. Согласно опросу YouGov 2019 года, 70 процентов миллениалов сейчас говорят, что проголосовали бы за социалиста.

Но что такое социализм? Как узнать, социалист ли ты? Могли бы вы уже быть одним из них, не зная об этом?

Но что такое социализм? Как узнать, социалист ли ты? Могли бы вы уже быть одним из них, не зная об этом?

На самом деле бывает трудно ответить на вопрос, что такое социализм, потому что сами социалисты расходятся во мнениях по этому поводу. Это не удивительно; Демократы также расходятся во мнениях относительно того, что значит быть демократом. Это абстрактный термин, который описывает разнообразное население с множеством противоречивых идей.Одно популярное мнение, повторенное сенатором-республиканцем Рэндом Полом в «Делах против социализма», состоит в том, что социализм — это «государственный контроль над средствами производства». Но это явно неправильно: исторически многие социалисты считали себя откровенными анархистами, которые хотели вообще избавиться от правительства.

Лучшим определением, по крайней мере, в отношении экономического измерения социализма, является концепция «рабочего контроля». Что не нравилось социалистам, так это концентрация богатства и власти в руках небольшого числа людей.Они требовали, чтобы обычные рабочие люди получали свою справедливую долю богатства. Некоторые социалисты твердо верили в силу правительства, другие считали, что рабочие кооперативы или синдикаты могут дать рабочим свою долю. Мэтт Брюниг из социалистического проекта «Народная политика» предложил создать крупный «фонд социального благосостояния», который распределял бы доходы от государственных активов между людьми в целом, а Берни Сандерс (теперь снова баллотирующийся в президенты) выдвинул план предоставления рабочих мест. в советах директоров компаний и давать обычным работникам гарантированные акции.

Специфика разная, но что объединяет всех социалистов, так это неприязнь к классовой системе, когда одни люди работают невероятно много всю жизнь и в итоге остаются ни с чем, в то время как другие люди зарабатывают деньги во сне, просто владея вещами. . Социалисты считают, что если вы работаете в компании, вы должны пожинать плоды ее успеха и иметь право голоса в том, как она работает.

Но это еще не все. В моей книге «Почему вы должны быть социалистом» я утверждаю, что социалистов объединяет чувство «солидарности» с людьми внизу, кем бы они ни были.Как сказал 100 лет назад известный кандидат в президенты от социалистов Юджин Дебс, «пока есть низший класс, я в нем, и пока есть уголовный элемент, я принадлежу к нему, и пока есть душа в тюрьме, я не принадлежу к нему». бесплатно.»

Это обязательство может показаться радикальным: кто хочет быть криминальным элементом? Но социалисты мыслят в категориях универсалий: мы думаем, что все заслуживают здравоохранения и жилья, а не только люди, доказавшие свою моральную ценность. Сандерса раскритиковали, когда он сказал, что заключенные должны иметь возможность голосовать.Но это было замечательным социалистическим высказыванием: некоторые права не должны иметь исключений.

Таким образом, многие социалисты изо дня в день сосредотачиваются не на реструктуризации владельцев «средств производства», а на том, чтобы посмотреть на жизнь людей на дне и выяснить, как сделать ее лучше. И у нас есть это обязательство из-за солидарности: вы хотите для всех того же, что и для себя. Это то, о чем Сандерс говорил этой осенью, когда заканчивал свою речь словами:

Готовы ли вы сражаться за человека, которого вы даже не знаете, так же, как вы готовы бороться за себя? … Готовы ли вы бороться за молодых людей, утопающих в студенческих долгах, даже если это не так? Готовы ли вы бороться за право каждого американца на здравоохранение, даже если у вас хорошее медицинское обслуживание? Готовы ли вы сражаться за напуганных соседей-иммигрантов, даже если вы коренной житель?

Для социалистов важна часть «даже если это не так».Любой может преследовать свои собственные интересы, и есть веские аргументы, например, в пользу вступления в профсоюз, исходя из того, что это будет полезно для вас лично. Но социализм означает отказ от идеи, продвигаемой такими людьми, как Милтон Фридман и Айн Рэнд, о том, что допустима забота в первую очередь о собственных интересах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.