Что значит ультраконсервативные политические взгляды: Что такое индифферентные, ультраконсервативные и либертарианские политические предпочтения?

Содержание

Выбор политических взглядов.=) — uliana_3008 — LiveJournal

ну вот начав редактировать страничку вконтакте наткнулась на запись
В Вас влюблен Димка Новиков..кто он в душе не ебу..ну да ладно..мне по хуям)…
далее идут политические взгляды многие их не выставляют..многие ставят,то какое слово более понравилось..даже не зная смысла…я как человек,не относящийся не к одной из этих групп.решила просто элементарно узнать значения.и выбрать более подходящее мне)
там есть девять вариантов:
индифферентные, коммунистические, социалистические, умеренные, либеральные, консервативные, монархические, ультраконсервативные,либертарианские.
Индифферентные политические взгляды: 
вики:  «Индифферентизм — постоянное равнодушие или безразличие в отношении к чему-нибудь.»
то есть..индифферентные взгляды могут ставить те люди,которые не ходят на выборы,не интересуются политикой вообще)просто все те,которым до балды происходящее в мире.
Моё мнение: я не буду ставить этот статус т.к. нуу…совершенного равнодушия к политике не испытываю,частенько смотрю новости,читаю статьи в инэте.и вообще мне нравиться интересоваться происходящим в мире и в стране,всё таки наплевательски к этому относиться вообще нельзя.но это только чисто моё мнение)
Коммунистические политические взгляды:
вики: «Коммунизм-организация общества, при которой экономика основана на общественной собственности на средства производства.»
я думаю,все знают,что Ленин писал «Коммунизм есть высшая ступень развития социализма, когда люди работают из сознания необходимости работать на общую пользу».
то есть коммунистические взгляды могут ставить те люди,которые… «Ленин жил,Ленин жив,Ленин будет жить»…я думаю меня поняли)пхах))..
Моё мнение: пока думаю на счёт того ставить ли этот статут или нет…пол часа раздумий над минусами коммунизма..привёл меня к нахождения одного..не все смогут ими быть..ведь многие люди (как в том анекдоте..дайте мне лекарство от жадности,да побольше) просто принципиально хотят взять всё себе в огромных количествах,что бы это ни было. в настоящем обществе коммунизм не возможен. т.к. у большинства населения завышенные потребности,что неизбежно приведёт к краху.вот так вот)и…да,я тоже не смогла бы быть коммунисткой…эгоистичный характер,помеха этому.В нашем обществе наверно только 3-7% истинных коммунистов.если не меньше!всё таки нет статус не для меня.
Социалистические политические взгляды:
вики: «Социали́зм — экономическая, социально-политическая система социального равенства, характеризующаяся тем, что процесс производства и распределения доходов находится под контролем общества.»
основными чертами социализма являются:
  • Уничтожение или ограничение частной собственности;
  • Всеобщее равенство;
Моё мнение:я за социализм,это оооочень оооочень классно круто,даже,что ещё сказать чтобы было понятнее,знаете..а я вот завидую Швеции…там люди не стараются выделиться из толпы…ну серьёзно,уверенна люди там живут лучше,я считаю. а вы знаете,что там настолько низкие процентные ставки кредитов,что можно приобрести дом,машину,мебель,и многое многое другое,чтобы обустроить свою жизнь так как ты хочешь….и выплачивать этот кредит хоть сто лет!передавая его своим детям…ну пример ты зарабатываешь 10 тысяч,а выплачиваешь одну..просто не заметные для тебя деньги..понимаете?стабильность в доходе,и хорошая жизнь…а вот ещё кое-что..ну точно не знаю социализм в Израиле или нет,но просто вот там есть проректор это самая высокая должность в университете ну так вот он ездит в универ на обычном скутере,одевается тоже совершенно обычно,а не так как у нас приехать на лексусе и ты весь такой пиздатый молодец,сразу видно шишка,у них там тот же мерсэдес облагается высоким налогом на роскошь.и я считаю правельно,ведь все люди равны)пока,что,думаю ставить статус социализм)..но всё таки просмотрю всё..вдруг найдётся что-то ближе мне))
Умеренные политические взгляды:
батонэ):  «Может быть, ты сторонник коммунизма, а может, социализма? Консерватизм? Не уверен, но следишь за новостями, имеешь собственную оценку событий на политической арене, однако не имеешь желания ходить на демонстрации, а предпочтёшь более полезное времяпрепровождение?»
Моё мнение:хм..вот,то что нужно)умеренное отношение ко всему)нет такого определённого выбора)..а пока..смотрим далее)
Либеральные политические взгляды:
вики: «Либерализм-идеология, исходящая из того, что права и свободы отдельного человека являются правовым базисом общества и экономического порядка.»
Моё мнение:свобода и равенство…основные термины)..что ещё сказать..вот пока я углубляюсь во все эти термины,взгляды и политику…убеждаюсь лишь в одном..все те люди,которые когда-либо всё это придумывали..исходили из одного..и все эти политические взгляды отличаются чем-то очень не многим)но зато много названий!а чё нет то?надо же как то выделиться из толпы..»мы не как те у нас шнурки отличаются!»..уфф..
Консервативные политические взгляды:
вики: «В консерватизме главной ценностью принимается сохранение традиций общества, его институтов, верований и даже «предрассудков»… консерватизм-приверженность ко всему устаревшему, отжившему, косному; враждебность и противодействие прогрессу, всему новому, передовому.»
Моё мнение:совершенно против консерватизма)ну вы что!если считать,что я по десять раз в неделю мебель в доме переставляю потому,что надоедает старое их местонахождение)..нет точно не это..я просто не могу жить без перемен!чего-то нового!
Монархические политические взгляды:
вики: «Монархия-форма правления, при которой верховная государственная власть принадлежит одному лицу — монарху (королю, царю, императору, герцогу, эрцгерцогу, султану, эмиру, хану и т. д. и т. п.) и передаётся по наследству.»
Моё мнение:одно слово монархия,рождает во мне кучу эмоций,сразу же свадьба Уильяма вспоминается)это ну уж ооочень круто))блиин очень круто! Англия,королева,всякие церемонии,парламент)Я бы хотела быть королевой)пха)каждая девчонка об этом мечтает)я не исключение=Р..но чтобы в моей стране была она я бы не хотела(
Ультраконсервативные политические взгляды:
искала в вики определённого термина нет)но как я поняла это когда хочешь вернуть старые устои и готов на всё ради этого.
Моё мнение:это тот же консерватизм только в усиленном виде)так фу бе нет)
Либертарианские политические взгляды:
вики:» Либертариа́нство  — правовая философия, в основе которой лежит запрет на «агрессивное насилие», то есть запрет на применение силы или угрозу применения силы к другому лицу или его имуществу вопреки воле этого лица. Запрет на агрессивное насилие является правовым, а не этическим.Другими словами, либертарианство подразумевает, что нарушения данного запрета и только они должны преследоваться в судебном порядке, однако оно не дает указаний для конкретных поступков людей.»
Моё мнение:что ещё можно сказать ну в этом взгляде как бы соединён консерватизм и либертинизм.я его не выберу..незнаю мне почему то вообще не нравиться всё связанное с консерватизмом..а ещё меня фраза убила из вики «вопреки воле этого лица» а что человек может разрешить насиловать или же избивать его?!или дом его сжечь разрешит?!в общем для меня либертарианство так и не было до конца понято..всё таки не до конца осмысливаю этот взгляд.
Я выбираю умеренные политические взгляды и вам советую=)

Все политические предпочтения. Что значит индифферентные политические взгляды

Политика нынче так сложна, что люди поневоле путаются. Одно понятно: чего хотят капиталисты. Это мы на своей жизни ощущаем. А что такое социалистические политические взгляды? Это когда человек желает вернуть прошлое или стремится в будущее? Чего хочет их приверженец? Давайте разберемся.

Определение

Мы как люди образованные обратимся к словарям. Там указано, что социалистические политические взгляды — это учения, в основу которых положен марксизм. История этого течения довольно длительная. Некоторые специалисты считают, что социализм является обратной стороной капитализма. Правда, Маркс об этом не писал. Но нельзя отрицать, что возникли рассматриваемые идеи в глубинах капиталистического общества. Это было в те времена, когда эксплуатация рабочего человека считалась нормой. Люди тяжко трудились «на дядю» за малую плату. Естественно, они были недовольны своей судьбой. Вот тут и стали возникать социалистические политические взгляды. Это целое направление в общественном мировоззрении, направленное на установление иного строя. Во главу угла течения был поставлен труженик, его права. Социалисты высказывали идеи о более справедливом устройстве жизни. Они касались глубоких основ общества. При капитализме средства производства принадлежат горстке людей. Остальные свободны от таковых тягот. Социалистические политические взгляды это полностью отрицают.

Из истории вопроса

Посмотрим на нашу действительность. Она в корне отличается от того, что испытывали наши предки, жившие в девятнадцатом веке, когда стал утверждаться капитализм. На людей рабочих никто не обращал внимания. Они реально трудились за гроши. Во многих странах не имели прав. То есть принятие важных решений проходило без учета их мнения. Кроме того, детей никто не учил. Капиталисты старались наживаться на их труде. Бесправие процветало в обществе.

Невозможно представить, что значит «социалистические политические взгляды», если не понять, откуда они произошли. Нашлись прогрессивные умы, которые задумались о положении труженика. Человек своими руками создает богатства, а сам ничего не имеет. Такое положение казалось несправедливым. Нужны были перемены. Поэтому социалисты стали бороться за права всех членов общества. Это был трудный, постепенный, изобилующий сложностями процесс. Но он привел ко всем известным результатам. Социалистические политические взгляды со временем получили развитие и поддержку людей.

Развитие

Общество не стоит на месте. Сторонники капитализма поняли, что невозможно задавить социалистические политические взгляды. Это все равно что отказаться от воздуха. Идеи, овладевая массами, как говорил классик, живут и развиваются самостоятельно. Пришлось смириться с переменами. Рабочие получили права. Это отражалось в основных законах стран. Теперь уже во всех государствах существуют социалисты. Они выступают за то, чтобы власти заботились о гражданах, независимо от их материального положения. Каждый должен получать самое необходимое, иметь возможность реализовать свои способности. Причем капитализм, с которым соревновался социализм, никуда не делся. Наоборот, он нынче завоевал весь мир. Только несколько стран провозглашают официально отличную от него идеологию. А на деле экономика их строится по капиталистическим правилам. Идеи срослись между собой. Теперь социалисты прекрасно работают в общем политическом поле. Они продвигают собственные идеи, завоевывают поддержку избирателей.

Социалисты-утописты

Скажем несколько слов о мечтах и развалившемся СССР. Без этого невозможно полностью понять, что такое социалистические политические взгляды. Ведь «половина мира» десятилетиями жила в другом обществе, конфронтационном капитализму. Люди исповедовали и иные взгляды, у них были свои мечты и устремления. Миру о них поведали социалисты-утописты. Они были уверены, что возможно создать мир всеобщего благоденствия. В нем каждый человек получал бы все, что ему требуется, а отдавал людям свои способности и таланты. Это общество — мечта.

В реальности такового не смогли построить. Не станем анализировать причины провала. Ученые написали на эту тему множество трудов, но так и не пришли к общепризнанным выводам. Социализм же остался мечтой тех, кто неравнодушен к людям, желает каждого наделить счастливой судьбой. Во многих прогрессивных странах политики читают труды Карла Маркса, пытаясь понять, чем он так мил народу. Другие ищут в них зерна нового общества, время которого уже пришло. Об этом, кстати, говорит развивающийся на наших глазах мировой кризис.

Заключение

Чтобы разбираться в политике, не обманываться, внимая речам лидеров, необходимо понимать, чем социализм отличается от иных устройств общества. Это теория, которая считает, что государство должно заботиться о каждом гражданине, а не только об имущем классе. На самом деле такой строй более прогрессивен, так как позволяет личности развиваться во всех направлениях. Но пока мы живем в другом мире, который нас обкрадывает. И дело не только в деньгах. Капитализм отбирает у человека шанс реализовать способности, которые невозможно монетизировать. Не верите? Проверьте!

вконтакте – одно из самых спорных полей анкеты. И всё потому, что свои политические взгляды не впишешь: только выбирай из готовых вариантов.Вот все имеющиеся на данный момент девять вариантов: индифферентные, коммунистические, социалистические, умеренные, либеральные, консервативные, монархические, ультраконсервативные, либертарианские.

Ну что, пройдёмся по списку предпочтений?

1. Индифферентные взгляды

Тождественно отсутствию взглядов. В буквальном переводе безразличные.
Если не ходишь на выборы и не смотришь политические новости — смело ставь.

2. Коммунистические взгляды

Ну кто не знает, кто такие коммунисты? Они же т.н. левые.
«организация общества, при которой экономика основана на общественной собственности на средства производства.» — вики.
Ленин жив? Смело ставь этот статус 🙂

3. Социалистические взгляды

Social — общественный. Вики: «процесс производства и распределения доходов находится под контролем общества.» Частная собственность — это, несомненно, неправильно? Ставим социалистические политические взгляды.

4. Умеренные взгляды

Может быть, ты сторонник коммунизма, а может, социализма? Консерватизм? Не уверен, но следишь за новостями, имеешь собственную оценку событий на политической арене, однако не имеешь желания ходить на демонстрации, а предпочтёшь более полезное времяпрепровождение? Отлично, ставь умеренные политические взгляды, как у 🙂

5. Либеральные взгляды

Иначе говоря, правоцентристские.
«индивидуальные свободы человека являются правовым базисом общества и экономического порядка» — вики. Омг. Перечислю термины, и ты поймёшь: свобода, капитализм, рынок, права человека, господство права, общественный договор, равенство

и т.п. К слову, тоже из вики.
Свобода, равенство? Либерализм, поставь во взглядах.

6. Консервативные взгляды

Правые.
Приверженность традициям, вековым устоям. Государственный порядок — главное. Реформы? Не-не, только не реформы. Если всё и так, без реформ, хорошо, заяви о своих взглядах, как о консервативных.

7. Монархические взгляды

У меня ассоциации сразу с Англией. Там королева. Там парламентарная монархия, но не стоит углубляться.
Скажу лишь, что если ты за то, чтобы правил монарх (царь, король, император и т.п.), то ставь скорей эти взгляды у себя на странице.

8. Ультраконсервативные взгляды

Если ты поставил себе консервативные взгляды, но не чувствуешь должного удовлетворения, ставь ультраконсервативные. Поискал в гугле, судя по всему, ты хочешь вернуть старые устои и готов на всё ради этого, если у тебя стоят такие взгляды вконтакте.

9. Либертарианские взгляды

Либертарианские предпочтения вконтакте появились позже остальных, про них написан отдельный пост: .

The End. Постарался всё расписать максимально нейтрально.

Хотелось бы услышать мнение читателей, узнать, кто какие взгляды поставил, каких тезисов придерживается, говоря о политике. Смелее пишите, я всегда рад любому комментарию, даже если это отписка из одного слова! Лучше, конечно, подробнее написать, можно обсудить: ведь не всегда, практически никогда, реальные не подходят ни к одному из вышеперечисленных девяти пунктов. Пишите 🙂


комментариев 107
()

    Лорд Greydark
    Июн 10, 2013 @ 23:43:54


    Июн 11, 2013 @ 17:37:59

    Юлия
    Июн 14, 2013 @ 11:56:06

    Милена
    Июн 14, 2013 @ 17:22:06

    Master Lex
    Июл 13, 2013 @ 10:12:49

    Алена
    Мар 03, 2014 @ 20:58:33

    Vlad
    Апр 03, 2014 @ 17:45:28

    Алексей

    Сен 13, 2014 @ 20:47:35

    Евгений
    Сен 16, 2014 @ 20:31:33

    Евгений
    Сен 16, 2014 @ 20:32:48

    Алёна
    Мар 12, 2015 @ 14:42:02

    Ренат Ибн Рашид
    Мар 27, 2015 @ 22:46:14

    Нурсултан
    Апр 28, 2015 @ 21:31:47

    Сферический вакуум
    Июн 30, 2015 @ 15:55:56

    Сабрина
    Июл 02, 2015 @ 11:46:24

Гражданское общество характеризуется тем, насколько активно в нем проявляется позиция людей, живущих в стране и участвующих в общественных процессах. Это делает актуальным знание предпочтений разных групп населения, их отношение к партиям. Опрос, проведенный одной из популярных международных социальных сетей среди своих пользователей об их политических предпочтениях, показал: почти 60% из них считают свои взгляды умеренными.

Что такое политические взгляды

Это гражданские убеждения: отношение человека к тому, что происходит в его стране, к жизни общества. Это представление о том, какими должны быть законы в государстве. Фактически это оценка действующей власти и представления о том, какая власть нужна государству.

Почему большинство опрошенных (десятки миллионов человек) позиционируют себя именно как носителей умеренных взглядов? По мнению сторонников таких взглядов, умеренность не позволяет впадать в те крайности, которые способны разрушить все, раскачать любую ситуацию. И при этом не дают никаких взвешенных решений, позволяющих решать проблемы.

Сторонники умеренности в политике считают, что она позволяет:

  • трезво оценивать ситуации;
  • принимать взвешенные решения.

В политической жизни такая позиция чаще именуется центристской. Позиция — это точка зрения на политику и власть; оценка происходящих событий и эффективности принимаемых решений по назревшим в обществе проблемам; осознанный выбор собственных действий.

Избегая конфронтации, такая центристская политика базируется на компромиссных действиях. Прагматично оценивая обстановку, силы, относящие себя к сторонникам умеренных политических взглядов, могут поддерживать и крайности, если посчитают, что в данный момент они позволяют правильно решить назревшую в обществе проблему.

Таким образом, умеренная позиция — это способность принимать решения без возведения в абсолют идеологических догм в любых сферах общественной жизни, руководствуясь исключительно интересами общества.

Умеренные предпочтения в политике

Предпочтение — это преимущественное одобрение чего-либо .

Предпочтения политологи разделяют на левые, центристские и правые по взглядам на устройство общества. А по методам действий — на радикальные и консервативные. Радикалы настаивают на революционных преобразованиях в государстве, консерваторы — на сохранении существующего порядка.

Между ними находятся умеренные силы. Они выступают преимущественно за преобразования, но с помощью постепенных реформ.

Центристы предлагают именно такие решения проблем, назревших в обществе. Стараясь одновременно обеспечивать стабильность, гражданское согласие, толерантность в государстве. Поэтому у них есть поддержка широких масс.

В России центристская система представлена «партиями власти». Это структуры, которые возникли с участием государственных властей.

Они опираются на граждан, имеющих умеренные предпочтения.

Союзники по взглядам на общество

Люди могут не состоять ни в каких партийных организациях, но иметь взгляды на общественные процессы, сходные с теми, которые представляет какая-либо партия. Или разделять ее позицию по конкретному вопросу.

В этом случае они выступают союзником такой силы, поддерживают ее в интересах общества, голосуют за нее на выборах разных уровней.

Политологи термином диспозиция именуют выражение позиции. По их мнению, диспозиция показывает восприятие человеком явлений политической жизни:

  • деятельность соответствующих институтов;
  • политиков;
  • решений;
  • акций;
  • лозунгов.

И, соответственно, демонстрирует их поддержку или осуждение.

Электорат: люди с предпочтениями

Предпочтения такого рода определяют направление практической деятельности людей. В их основе — рациональный выбор, который сделан человеком осмысленно. На основе тех ценностей, которые есть у него.

Люди, имеющие политические предпочтения, поддерживают или не поддерживают деятельность госструктур, властей, политиков осознанно. Это значит не просто эмоциональные симпатии или антипатии, а результат взвешенной оценки того, что предлагают партии.

Чтобы увеличить свой электорат за счет людей с соответствующими предпочтениями, партии в своих программах должны предлагать четкую, понятную всем линию действий по защите системы ценностей, важных для избирателей.

Политологи выделяют виды политической ориентации:

  • на определенную систему взглядов;
  • на политическую позицию;
  • на лидеров.

Из-за широкой поддержки центризма массами многие политические силы стремятся представлять себя как центристские (правый центризм, левый и прочий). Хотя на практике их действия далеко не всегда являются умеренными. А решения зачастую предлагаются радикальные.

Причисление себя к центристам является для них приемом, задача которого — расширить электорат, сделать его массовым за счет людей, имеющих умеренные политические предпочтения.

Политический анализ:

Доклады Центра эмпирических политических

исследований СПбГУ

Под редакций Г.П. Артемова

СПб., 2000.

А.В. Чазов

Авторы классического исследования политических предпочтений американских избирателей, соглашаясь с Липманом, в свое время писали: «…избиратель обладает картиной мира политики в своей голове, и природа этой картины является ключом к пониманию того, что он делает на выборах» (Campbell, 39). Анализируя феномен голосовательного поведения, авторы разделили его на две составляющие – принятие решения об участии/неучастии в выборах и принятие решения о том, за кого голосовать. Рассматривая вторую составляющую и учитывая опыт исследования Берельсона и Лазерсфельда о влиянии социальных факторов на этот феномен, они пришли к выводу, что наиболее значимым фактором для понимания и прогнозирования электорального выбора является, тем не менее, партийная идентификация.

Попытки построения прогнозных моделей на основе изучения партийных идентификаций в российских условиях, как правило, терпят фиаско. Очевидно, что связано это не с «загадочной русской душой», или «национальной спецификой», а прежде всего с процессами трансформации, имеющими место в России. Когда политическая система нестабильна, когда одни партии сменяют другие, когда в обществе наблюдается, чуть ли не всеобщий перманентный «кризис политической идентичности» – в это время встает вопрос о необходимости поиска иных оснований для объяснения и прогнозирования электорального поведения.

Анализируя процесс формирования политических предпочтений в российских условиях, нельзя не прийти к достаточно очевидному выводу: «В основе… человеческой общности – семейных, дружеских, корпоративных, политических связей – лежат требовательные идентификации, накладывающие отпечаток на жизнь людей. Самые сильные из них – идентификации по жизненным ценностям» (Асмолов и др., 7 ). Следовательно, анализ глубинных ценностных идентификаций избирателей и связи ценностей с политическими предпочтениями позволит продвинуться в поисках адекватных моделей для понимания процесса формирования политических предпочтений, и, как следствие этого, построения рабочих прогнозных моделей электорального выбора.

Перед тем как приступить к реализации заявленной задачи необходимо четко обозначить смысл используемых здесь понятий и терминов. Например, терминологическая путаница в отношении к такому феномену, как ценности, и до сих пор делает актуальным замечание Вебера о том, что «ценность» является «злополучным детищем нашей науки».

Под ценностью понимаются значимые субъект-объектные отношения, или, иными словами, значение оцениваемого объекта для оценивающего субъекта. Носителем ценностей могут быть некие предметы, обладающие фактичностью, в том числе к ним могут быть отнесены и социальные факты, рассматриваемые как вещи (Дюркгейм Э.). Здесь обнаруживается символический характер ценности –значимость для субъекта ценностных отношений. Интериоризованные (или «усвоенные и присвоенные») ценности образуют стержень диспозиционной системы личности, обусловливающий долгосрочную стратегию поведения индивида (Саморегуляция… ). Объективированные же ценности, «кристаллизованные» в обществе, образуют «внутренний стержень культуры», ее смыслообразующую сферу. Чтобы избежать терминологической путаницы, в дальнейшем тексте для обозначения интериоризованных ценностей будем использовать термин «ценностные ориентации», а для обозначения объективированных ценностей – понятие «ценности», следуя принятой в социологии традиции. Хотя термин «ценностная ориентация» имплицитно предполагает неинтериоризованные ценностные смыслы , а «ценность» как нечто внешнее, фактуальное (ориентацияна ценность), что не вполне точно передает смысл данного феномена.

Под политическими предпочтениями понимается не раз и навсегда выбранная позиция, а процесс . Политические предпочтения – это не заданный тип поведения или тип сознания избирателя, а некоеотношение избирателя к политической системе общества в целом и к конкретным участникам этого процесса в частности. Иными словами, политические предпочтения –это процесс определения человеком своей позиции в отношении к (и в соотнесении с) остальным участникам политического процесса . Следовательно, политические предпочтения могут быть поняты только в релятивистском понимании отношений как процесса взаимодействия участвующих сторон. Конкретным выражением политических предпочтений может являться определение человеком своей позиции в некотором месте и времени. Голосовательное поведение, таким образом, является только одним из частных случаев проявления политических предпочтений.

Итак, основная цель данного исследования может быть сформулирована как изучение влияния ценностного фактора на формирование политических предпочтений. Для выяснения природы и механизма данного влияния Центром эмпирических политических исследований СПбГУ было проведено исследование по целевой выборке. Было опрошено 438 респондентов. Опрос проводился методом личного интервью в октябре – ноябре 1998 г. После завершения сбора информации, по аналогии с процедурой, реализованной в свое время Ю. Качановым и Г. Сатаровым (Качанов, 80 ), была осуществлена процедура создания гомогенных групп (табл.1). Общий объем базы данных составил 284 случая. Точные формулировки вопросов интервью приведены в приложении.

Таблица 1. Реперные социальные группы

Основания для таксономии

Наполнение

Интеллигенция

Образование высшее, образование родителей высшее, род занятий – врачи, учителя, преподаватели вузов, инженеры.

32 человека

Торговля и обслуживание

Сфера занятости – жилищно-коммунальное хозяйство, бытовое обслуживание, торговля и общественное питание

75 человек

«Силовики»

Образование высшее, род занятий – военнослужащие, работники МВД

70 человек

Предприниматели

Сфера занятости – предприятия негосударственной формы собственности, руководители высшего звена, топ-менеджеры

33 человека

Пенсионеры

Неработающие пенсионеры

44 человека

Образование не выше среднего специального, род занятий – рабочие

30 человек

На первом этапе обработки массива была реализована процедура кластерного анализа. Поскольку в аналитическом исследовании при наличии целевой выборки одномерные распределения представляют небольшую «ценность», постольку в качестве дескриптивной статистики и был использован кластерный анализ, репрезентирующий не «количественные» распределения, а «качественные» связи и зависимости между наблюдаемыми переменными.

Респонденту предлагалось в ходе опроса выбрать из набора ценностей, представленных на отдельных карточках, 3 наиболее значимых и 3 наименее значимых. Далее из 6 отобранных таким образом ценностей респондент выбирал две – одну самую значимую и одну наименее значимую. Для разведочного кластерного анализа использовался набор ценностей, отобранных на первом этапе (первая шестерка ценностей). Отобранные на втором этапе в качестве наиболее значимых и наименее значимых ценности не учитывались. Для реализации процедуры кластерного анализа все включенные в анализ ценности были преобразованы в набор биноминальных переменных, принимающих значения «1», если данная ценность была отобрана респондентом в качестве значимой, и «0», если ценность не была отобрана респондентом. Поскольку респонденты отбирали значимые и незначимые ценности, то количество переменных было удвоено, т.е. 15 ценностей-переменных принимали значение «1», если были отобраны в качестве значимых, и 15 ценностей-переменных принимали значение «1», если были отобраны в качестве незначимых. Кластерная структура ценностных ориентаций представлена на рис. 1. Анализ выполнен с использованием пакета Statistica ®, версия 5.0.

Рисунок 1

Полученная дендрограмма позволяет представить различные ценностные типы сознания. На графике видно, что структура ценностного сознания реперных групп может быть разбита на несколько достаточно ясно очерченных кластеров. Первая дефиниция, которая может описать наиболее сильно контрастирующие группы ценностного сознания, – это оппозиция между «системным» и «несистемным» сознанием. (Необходимо помнить, что все оппозиции и классификации в данном случае имеют не оценочный, а номинативный, или описательный, характер. При этом, чем контрастнее «означающие» понятия, тем наиболее рельефно можно представить ценностные позиции в, безусловно, не дискретном пространстве. Однако контраст «означающих» совсем не предполагает такого же контраста «означаемых».)

В «несистемный» кластер вошли в качестве наиболее значимых ценностей (на рисунке с «+») – «независимость», «авторитетность», «хорошие отношения с людьми», «личный успех». Название же данный тип сознания получил благодаря тому, что в качестве наименее значимых ценностей (на рисунке с «–») в него вошли такие социально одобряемые, или, иными словами, «системообразующие», ценности, как «работа» и «семья», но самое главное – «законность» и «порядок». Примечательно, что данный тип демонстрирует такое понимание мира, при котором «личный успех» возможен только при условии отрицания «законности» и «порядка». Семья при этом сама по себе не является ценностью, а служит, скорее, одним из средств «позиционирования» среди «авторитетных» людей, с которыми необходимо поддерживать «хорошие отношения». При таком понимании мира семья – это, скорее всего, своеобразное «демонстративное потребление», т.е. «супруга» («супруг») – это «модель» в прямом и переносном смысле слова (если вспомнить определение демократии у В. Пелевина, то напрашивается параллель – семья как «демо-версия»). Ну и, наконец, данный тип сознания демонстрирует приверженность «независимости» при абсолютном отрицании «работы». Я не буду далее живописать типажи представителей этого кластера и предоставляю читателю возможность сделать это самостоятельно.

«Системный» тип сознания, в свою очередь, распадается на «западный» и «почвенный » (напомню, что «означающие» достаточно условны). Среди«западников» можно выделить группу с ценностями«западного либерализма» (одобряются «свобода», «жизнь человека» и «общение»; отвергаются «авторитетность» и «традиции») и группу с условным названием«благополучное мещанство» (одобряются «семья», «работа», «благополучие» и «порядок»; отвергаются «инициативность», «независимость» и тем более «самопожертвование»). Примечательно то, что ценности, которые ассоциируются прежде всего с «западной демократией», во-первых, присутствуют в сознании российского избирателя, а во-вторых, представляют достаточно различные типы сознания. Нельзя не связать явный успех «Союза Правых Сил» на выборах в Государственную думу РФ в 1999 г. с успехом удачно выбранной позиции в ценностном пространстве и апелляцией не только к тем избирателям, которые исповедуют ценности политического либерализма, но и к «смежной», несколько более «аморфной» («– инициатива») группе избирателей, отдающей приоритет ценностям семейного благополучия (в частности, именно к ним обращен слоган «Хочешь жить как в Европе? Голосуй …»).

Кластер «почвенников» , как и предыдущий кластер, распадается на два типа ценностного сознания –«государственников» (одобряется ценность «законности») и«общинников» (одобряются «традиции» и «самопожертвование»). Примечательно, что тип «государственников» при явно выраженной ориентации на «законность», тем не менее отвергает такие ценности, как «благополучие» и «жизнь человека». Как говорится: «Законность… любой ценой». «Общинники» же ставят во главу угла не формальный закон, а некие неписаные правила – «традицию» и «самопожертвование». При этом они «справедливо» (или, скорее, «логично») считают незначимыми ценностями «личный успех» и «свободу». Однако самое примечательное в этом кластере – наличие следующего типа сознания. Часть респондентов, попавшая в кластер «общинников», считает, что такая ценность, как «инициативность», является достаточно значимой, но при этом они склонны отрицать важность таких ценностей, как «хорошие отношения с людьми» и «общение». Данный тип сознания (в России его обладателей называют «белые вороны», «выскочки» и т.п.) не может присутствовать в кластере «западного» сознания, что на первый взгляд было бы более логично. Тем не менее, здесь скрывается иная логика. Очевидно, что проявить инициативу, «выйти из ряда вон», возможно только при наличии «ряда» тех, кто этого не делает, кто такой, «как все». Иное понимание «инициативности», без сравнения с «остальными», просто невозможно. Ну и как следствие – «инициативность» этих людей не может не ждать нарушение общения с «остальными» (см. отрицаемые ценности).

Безусловно, такая интерпретация не единственная. Многомерные методы, по определению позволяющие анализировать взаимозависимости между сложными феноменами, также не дают оснований для выбора единичной интерпретации. Однако здесь хотелось бы заострить внимание не на множестве интерпретаций одного из возможных решений, а на возможности интерпретаций выделенных типов ценностного сознания через вскрытие конотирующих ценностных смыслов, возникающих на пересечении «ценностей-маркеров». Таким образом, не только «декларирование» релятивистского понимания самого феномена ценностей, но и понимание отношений между ценностями позволяет адекватно представить и проанализировать ценностное сознание любой социальной общности. Более того, без выяснения подобного рода отношений мы никогда не сможем понять, какой ценностный смысл «скрывается» под тем или иным термином или ценностью. Так, ценность «семьи» только в нашем исследовании «означает» далеко не совпадающие смыслы. А что будет происходить с ценностями в кросс-культурных исследованиях?

Итак, мы представили дискретное описание ценностного сознания реперных групп. Поскольку построенная дендрограмма, тем не менее, не дает возможности представить целостное пространство ценностных отношений между выделенными группами ценностного сознания, а описывает только дискретные кластеры, постольку к данным была применена процедура факторного анализа с целью выявления общих, латентных факторов и одновременного снижения размерности ценностного пространства. Для этого исходные данные были преобразованы в набор из 15 ценностных переменных, принимающих значение «4», если ценность не была отобрана респондентом, значение «1», если респондент выделил ценность в качестве самой незначимой ценности, значение «2» – в качестве одной из незначимых ценностей, значение «6» – в качестве одной из значимых, и значение «7» – в качестве наиболее значимой ценности для респондента. После преобразований данных методом главных компонент с последующим вращением варимакс были выделены два наиболее значимых фактора. Взятые совместно факторы описывают двумерное распределение ценностей в ценностном пространстве и, следовательно, могут быть визуализированы. Факторный анализ выполнен с использованием пакета SPSS ®, версия 10.0. Ценностное пространство реперных групп, полученное в результате факторного анализа методом главных компонент после вращения варимакс, представлено на рис. 2.

Рисунок 2

Результат факторного анализа позволяет наглядно представить и описать все ценностное пространство при помощи двух осей. Примечательно, что полученное пространство во многом подобно двум предложенным ранее типологиям ценностей – типологии М. Рокича и Ш. Шварца. Согласно первой из них, ценности можно разделить на ценности-цели (терминальные) и ценности-средства (инструментальные). В нашем случае первый фактор (component 1) репрезентирует терминальные ценности («традиции» versus «свобода»), а второй фактор – инструментальные ценности («авторитетность» versus «общение»). Согласно же позиции Шварца (Schwarts ), весь набор ценностей, репрезентирующий ценностное пространство, может быть описан при помощи двух осей: открытость переменам–консерватизм, альтруизм–эгоизм. В нашем пространстве первый фактор репрезентирует, с одной стороны, ориентацию на социальное окружение (отрицательные значения – «альтруизм»), а с другой стороны, ориентацию «на себя» (положительные значения – «эгоизм»). Второй фактор соответствует оси «открытость переменам–консерватизм».

Что интересно в связи с этим? Прежде всего, то, что исследование ценностей, проведенное по отличной от предлагавшихся этими авторами методике, воспроизводит означенное пространство и достаточно хорошо может быть описано предложенными теоретическими конструктами. Помимо этого, данное пространство воспроизводит отношения между ценностями, позволяя представить ценностное сознание не как дискретное, но как континуальное. Ну и, наконец, построенное пространство воспроизводит не «локальные» отношения между ценностными оппозициями, а, как считал сам Ш. Шварц, скорее «универсальное» ценностное пространство (воспроизводимое в любых культурах, т.е. пригодное для использования его в кросс-культурном сравнительном анализе ценностных ориентаций). Сходное факторное пространство уже было получено в сравнительном исследовании с использованием российского материала (Докторов ) также в результате обработки первичного массива данных методом факторного анализа. Все это позволяет сделать вывод о «неслучайности» полученного в нашем случае факторного решения.

Далее была реализована процедура погружения респондентов в полученное ценностное пространство. Для этого были подсчитаны значения факторных нагрузок для каждого респондента, указывающие на его положение в пространстве ценностных координат по двум измерениям. Процедура погружения отдельных социальных групп в факторное пространство ценностей позволяет визуализировать позиции респондентов, принадлежащих к разным социальным группам, в едином пространстве. Процедура погружения выполнена с использованием пакета SPSS, версия 10.0. Поскольку достаточно большое количество респондентов не позволяет наглядно представить контраст позиций всех социальных групп одновременно, постольку на рисунках представлены пары социальных групп, занимающих «противоположные», или наиболее полярные, позиции в данном пространстве: рабочие и предприниматели (рис. 3.1), пенсионеры, работники торговли и сферы услуг (рис. 3.2), «силовики» и интеллигенция (рис.3.3).

Рисунок 3.1

Рисунок 3.2

Рисунок 3.3

Поскольку данные графики достаточно отчетливо репрезентируют сходство и различия представленных на них позиций социальных групп, постольку остается сделать только некоторые замечания. Становится очевидным, что, во-первых, выделенные по социальным характеристикам реперные группы обладают значительными различиями и в пространстве ценностных позиций. Это может косвенно свидетельствовать о надежности предложенной выше таксономии социальных групп. Во-вторых, такая группа, как «интеллигенция», не обладает ярко выраженной позицией в ценностном пространстве, и это отличает ее от всех остальных групп. Это может быть проинтерпретировано и как имманентное свойство именно данной группы. В качестве объясняющей гипотезы означенного феномена может быть предложено следующее положение – «интеллигенция» обладает большей (по сравнению с другими социальными группами) дисперсией ценностных позиций, объясняемой большей (в сравнении с другими группами) «ценностной сложностью» сознания этой группы (по аналогии с термином «когнитивная сложность», используемым в психологии). Подобная позиция данной группы в ценностном пространстве, помимо всего прочего, позволяет ей и вырабатывать свое «особое видение» реальности, свою уникальную картину мира (см. об этом, напр.: Манхейм ).

Далее для анализа влияния ценностей на формирование политических предпочтений была проведена процедура погружения респондентов, характеризующихся самоидентификацией своих политических взглядов, в уже полученное ценностное пространство. Среди тех, кто имеет четкие политические взгляды и смог их идентифицировать, наиболее полярными являются сторонники либеральной и коммунистической идеологий (рис. 4).

Рисунок 4

После того, как нами было обнаружено неслучайное распределение политико-идеологических позиций респондентов в ценностном пространстве, можно переходить непосредственно к выявлению характера влияния ценностного фактора на политические предпочтения. Для этого все пространство ценностных ориентаций было разделено на отдельные квадранты ценностей. Так, каждая ось была разделена на три участка (– > –0.3; –0,3 – +0,3; +0,3

Фактор №2

Фактор №1

Рисунок 5

Затем полученные данные были подвергнуты процедуре двумерного анализа с вычислением стандартизованных остатков, который позволил установить следующие закономерности (значения стандартизованных остатков указаны далее в скобках). Наиболее «нагруженными» квадрантами ценностных ориентаций явились квадранты А1, А3 и С3.

Сторонники традиционных ценностей с «альтруистической» но «далекие» позиции «Яблоко» (1,8). В данном квадранте преобладают пенсионеры (2,2). Именно сторонники этих ценностей чаще других идентифицируют свои политические взгляды как «коммунистические» (3,3). Они склонны утверждать, что «ни при каких обстоятеориентацией – квадрант А1 – склонны идентифицировать свои взгляды как «близкие» политической позиции партий КПРФ (4,0) и РНРП (2,2), льствах не проголосуют за Ельцина” (2,6). И на президентских выборах склонны проголосовать за Зюганова (3,3) или Лебедя (3,6).

Квадрант С1 также представляет «альтруистически» ориентированных респондентов, но исповедующих ценности открытой коммуникации. Эти респонденты склонны идентифицировать свои взгляды как близкие позиции КПРФ (1,7) и Зюганову (1,8). Но голосовать на президентских выборах они в большей степени, чем остальные группы респондентов, склонны за Лужкова (2,2).

Оппозиционные означенным выше квадрантам по оси «эгоистических» ориентаций респонденты также демонстрируют неоднородность. Те из них, кто исповедует «эгоистические» ценности и ориентации на «общение» – квадрант С3 – чаще других идентифицируют свою позицию «близкой» ДВР (2,5) и «далекой» Лебедю (1,8). В этом квадранте наблюдается преобладание работников торговли и сферы обслуживания (1,8). Голосовать при этом они готовы за Примакова (1,8), а не за Лебедя (3,7).

Те, кто по этой же шкале терминальных ценностей занимает иную позицию на шкале инструментальных ценностей – квадрант А3, – утверждают, что их позиция «близка» позиции Зюганова гораздо реже других групп респондентов (–1,6). При этом в данном квадранте наблюдается преобладание предпринимателей (2,9). Они «затрудняются» с выбором кандидатуры, за которую могли бы проголосовать на президентских выборах (1,7), но уверены, что «ни при каких обстоятельствах» не проголосуют за Жириновского (1,8). В ответах на этот вопрос они также значительно реже называют фамилию Ельцина (–2,5).

Респонденты, занимающие промежуточную позицию между означенными выше двумя квадрантами по оси «эгоистических» ориентаций – квадрант В3, – склонны чаще других идентифицировать свои политические взгляды как «либеральные» (1,7). Что характерно для данного квадранта «либералов» – они отмечают свою «близость» позиции партии «Яблоко» (1,7), но на президентских выборах проголосуют, скорее, за Примакова (2,5).

Наконец, респонденты, занимающие «центристскую позицию» на шкале «альтруизма – эгоизма», демонстрируют наиболее выраженные позиции по отношению к политической власти. Респонденты «абсолютного центра» – квадрант В2 – проявляют свою позицию только по отношению к политической системе нашего общества. Респонденты, исповедующие «центристские ценности», считают, что их «категорически не устраивает политическая система нашего общества, она нуждается в радикальном изменении». При этом, апеллируя только к власти, они отмечают близость своих политических взглядов к позиции Зюганова (1,6). Скорее всего, причина данной «близости» является следствием не столько совпадения ценностных позиций, сколько совпадения позиций в отношении к действующей власти («оппозиционное позиционирование»).

Респонденты, занимающие крайнюю позицию на шкале инструментальных ценностей – квадрант С2, – утверждают, что они «не имеют политических взглядов» (2,3) чаще других. При этом они демонстрируют близость своей позиции политическим взглядам Ельцина (3,6) и «дальность» к позиции Примакова (2,2). Таким образом, выделенный квадрант демонстрирует абсолютную лояльность существующей власти и отчетливо выраженную «антипатию» к любым «посягательствам» на нее со стороны (Примаков в то время занимал ведущие строчки в рейтингах опросов общественного мнения и воспринимался как наиболее вероятный претендент на президентское кресло). В данном квадранте преобладают рабочие (2,5).

Чтобы частично представить описанные выше закономерности визуально, была реализована процедура погружения сторонников политических лидеров в уже описанное пространство ценностных факторов (рис. 6).

Рисунок 6

Естественно, что, установив «неслучайное» распределение сторонников тех или иных политических взглядов в ценностном пространстве, выявив характеристики взаимосвязи ценностных и политических диспозиций, невозможно было игнорировать гипотезу о влиянии принадлежности к той или иной социальной группе на политические предпочтения. Для этого был проведен корреляционный анализ, который подтвердил наличие связи между социальной позицией и ценностными ориентациями (p

Таким образом, мы получили взаимосвязь трех переменных – ценностных ориентаций, политических взглядов и социальной позиции. Известно, что ценностные ориентации – достаточно устойчивый феномен. Они формируются в период первичной социализации индивида (Бергер, Лукман ) и в последующем или сохраняются, или претерпевают незначительные изменения. Следовательно, они не могут быть «откликом» социальной позиции, занимаемой индивидом, и его политических взглядов. Иными словами, процесс формирования ценностных ориентаций предшествует формированию как политических диспозиций, так и социальных позиций индивидов. Социальная позиция индивида – следствие его социальной траектории и по определению не может быть следствием частной самоидентификации с политической позицией, зафиксированной в определенный момент времени и пространства. Таким образом, откликом может являться только самоидентификация индивида с определенными политическими взглядами.

Чтобы уточнить, какая из переменных является фактором, а какая – опосредующей переменной, был проведен корреляционный анализ связи социальной позиции с политическими взглядами с контролем по ценностным ориентациям (взята подвыборка респондентов, чьи факторные нагрузки по оси терминальных ценностей принимают либо положительные значения – «эгоисты», либо отрицательные значения – «альтруисты»). Анализ показал, что значения «хи-квадрат» для «эгоистов» остались значимыми (р 0,03), а для альтруистов – нет (р 0,42).

Таким образом, после введения контрольной переменной очевидно, что у тех, кто ориентируется преимущественно на социальные ценности, на ближайшее окружение («альтруисты»), либо связь отсутствует вовсе, либо социальный фактор слабо связан с политическими убеждениями. В любом случае, мы не можем сказать что-то определенное. В то же время у тех, кто ориентируется преимущественно на личностные ценности («эгоизм»), взаимосвязь между социальной позицией и политическими взглядами присутствует. Для объяснения данного феномена можно предложить следующую гипотезу. Вероятно, те, кто исповедует «эгоистические» ценности, имеет более гибкую систему взглядов. «Эгоисты», добиваясь своих целей, ставят стратегию в поле политики в зависимость от того, какую социальную позицию они занимают в определенный момент времени. Именно для «эгоистов» свойственна в большей степени ориентация на собственные интересы и выгоды от голосования за определенные политические силы.

Подводя итоги данного исследования, можно сделать некоторые выводы.

1. Можно констатировать сам факт наличия связи между ценностями и политическими предпочтениями. Учитывая устойчивость ценностных ориентаций личности, можно утверждать, что интериоризованные ценности обусловливают стратегии политического поведения.

2. Выбор «дискретных» ценностей из предлагаемого ряда альтернатив зависит от общих латентных ценностных ориентаций личности. Данные ценностные ориентации носят, скорее всего, действительно универсальный характер, поскольку мы обнаруживаем их и в кросс-национальных исследованиях, и на целевой выборке из шести реперных групп.

3. Ценности могут явиться универсальным основанием для сегментации как избирателей, так и идеологических позиций объектов электорального выбора. Таким образом, можно говорить о том, что цель данного исследования достигнута.

Ну и, наконец, последний по порядку, но не по важности вывод методологического характера, который не совсем очевиден. В академической литературе вот уже не один десяток лет ведутся споры с разной степенью ожесточенности между сторонниками различных объяснительных моделей политического поведения. Сторонники «теории рационального выбора» пересматривают и оспаривают основные положения социальной модели, приверженцы социально-психологической теории доказывают адекватность своей. Однако в последнее время усилились голоса тех, кто пытается критически (в кантианском смысле этого слова) осмыслить «устоявшиеся» модели. В частности, рассуждая о сфере изучения политического поведения, Данливи пишет: «Когда-то это была, безусловно, сфера настоящей “большой науки”» (Данливи, 281 ). Отмечая переживаемый этой областью кризис, в качестве одной из его фундаментальных причин он выделяет одно из простых методологических допущений. Данливи пишет: «Главным мотивом фактически всех исследований политического поведения, сохранившимся практически вплоть до 90-х годов, был поискединственного оптимального алгоритма принятия решений , с помощью которого можно было охарактеризовать расстановку сил и поведение электората в целом» (там же, 284 285 ). Сам факт осознания того, что избиратели слишком часто рассматривались как единый архетип, приводит сегодня исследователей различных школ к выводу о необходимости разработки нового подхода к изучению политического поведения, основанного не только на методологическом плюрализме. Сегодня проблема состоит в разработке плюралистических методологий, объединяющих различные алгоритмы принятия решений различными группами избирателей.

Осуществленный в данном исследовании анализ влияния только одного фактора из массы возможных подтверждает гипотезу о «физической» невозможности построения универсальной модели как формирования политических предпочтений, так и политического поведения в целом. Лишним тому подтверждением, в частности, является варьирование веса социального фактора в зависимости от ценностной ориентации избирателей. Однако можно быть уверенным в том, что следующий этап дискуссии разгорится вокруг того, какое из оснований использовать для «первичного» выделения «специфичного избирателя» из общей неразличимой массы «среднего». Не предлагая «окончательного решения», тем не менее, можно предположить, что одним из таковых по праву станет сегментация по ценностному основанию.

Литература

Асмолов А., Березин И., Борисов А., Жамкочьян М., Клименко А., Махарадзе Н. Президент по выбору: моделирование желаемого будущего. М., 2000.

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М., 1995.

Данливи П. Политическое поведение: институциональный и эмпирический подходы // Политическая наука: новые направления. М., 1999.

Докторов Б. З. Россия в европейском социокультурном пространстве// Социологический журнал. 1994. №3.

Качанов Ю.Л., Сатаров Г.А. Социальные группы в поле политики: опыт эмпирического анализа // Российский монитор: архив современной политики. ИНДЕМ. М., 1992. Вып. 2.

Манхейм К. Диагноз нашего общества. М., 1994.

Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности /Под ред. В.А. Ядова. Л., 1979.

Campbell A., Converse P., Miller W., Stokes D. The American Voter. The University of Chicago Press. 1960.

Schwarts S.H., Sagiv L. Identifying Culture Specifics in the Content and Structure of Values // Journal of Cross-Cultural Psychology. 1995. Vol. 26 (1).

ПРИЛОЖЕНИЕ: вопросы личного интервью

V104a. НА ПРЕДЛОЖЕННЫХ ВАМ КАРТОЧКАХ ПРЕДСТАВЛЕНЫ ЦЕННОСТИ, КОТОРЫЕ СЛУЖАТ ОРИЕНТИРАМИ В ЖИЗНИ ЛЮДЕЙ. ОТБЕРИТЕ ИЗ НИХ ТРИ НАИБОЛЕЕ ЗНАЧИМЫХ ДЛЯ ВАС И ТРИ НАИМЕНЕЕ ЗНАЧИМЫХ. (Интервьюер! Дайте респонденту карточки № 13 (1 15), попросите его разложить карточки и выбрать из них по три ценности. Запишите в кодировочный бланк результаты отбора. Отложите в сторону ненужные карточки и задайте следующий вопрос.)

V.104b. ТЕПЕРЬ ВЫБЕРИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ИЗ ОТОБРАННЫХ ВАМИ ЦЕННОСТЕЙ ОДНУ САМУЮ ЗНАЧИМУЮ И ОДНУ НАИМЕНЕЕ ЗНАЧИМУЮ ЦЕННОСТЬ.

Ценности (При составлении перечня ценностей были переработаны «базовые ценности», использованные в ходе двух (1990г., 1993–1995гг.) общероссийских исследований Центра исследования ценностей при Институте философии РАН под руководством члена-корреспондента РАН Н.И. Лапина. В ходе переработки из исходного списка была переформулирована «нравственность» («как качество поведения в соответствии с общечеловеческими морально-этическими нормами») в «хорошие отношения с людьми»; «вольность» заменена на «личный успех» и добавлена ценность «порядок»).

V056. СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, К КАКИМ ПОЛИТИЧЕСКИМ ВЗГЛЯДАМ ВАШИ УБЕЖДЕНИЯ БЛИЖЕ ВСЕГО? (Интервьюер! Показать карточку № 8. Перечень не читать! )

1. Анархическим. 2. Коммунистическим. 3. Социал-демократическим. 4. Либеральным. 5. Монархическим. 6. Националистическим. 7. Другим _____. 8. Затр. ответить. 9. Не имею политических убеждений.

В НАШЕЙ СТРАНЕ ДЕЙСТВУЕТ МНОЖЕСТВО ПАРТИЙ. В КАКОЙ СТЕПЕНИ ВАМ БЛИЗКИ ПРОГРАММЫ (ПОЗИЦИИ) СЛЕДУЮЩИХ ПАРТИЙ И ДВИЖЕНИЙ?

(Интервьюер! Дайте респонденту карточку №4 со шкалой, зачитайте по порядку названия партий и запишите номера ответов в кодировочный бланк. )

Карточка № 4 семибалльная шкала от «очень близки» до «совсем не близки»; «8» затр. отв.

Партии:

V011 – АПР; V012 – ДВР; V013 – «Женщины России»; V014 – КПРФ; V015 – ЛДПР; V016 – НДР; V017 – РНРП; V018 – «Яблоко»; V019 – РНЕ;

СЕЙЧАС НА ПОЛИТИЧЕСКОЙ АРЕНЕ ДЕЙСТВУЕТ МНОГО ПОЛИТИКОВ. СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, В КАКОЙ СТЕПЕНИ ВЗГЛЯДЫ СЛЕДУЮЩИХ ПОЛИТИКОВ БЛИЗКИ ВАШИМ?

(Интервьюер! Дайте респонденту карточку №4 со шкалой, зачитайте по порядку фамилии политиков и запишите номера ответов в кодировочный бланк. )

V034 – ЕЛЬЦИН; V035 – ЯВЛИНСКИЙ; V037 – ЗЮГАНОВ; V038 – ЖИРИНОВСКИЙ; V039 – ЛЕБЕДЬ; V040 – ПРИМАКОВ; V042 – ЛУЖКОВ;

V072. ПРЕДПОЛОЖИМ, ЧТО ЗАВТРА СОСТОЯТСЯ ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА РФ. ЗА КОГО ВЫ ПРОГОЛОСУЕТЕ? (Интервьюер! Фамилии политиков не читать! Кодировать со слов респондента. )

Л.Н. Богомолова

Несмотря на разнообразие и индивидуальность в политических предпочтениях, можно выделить несколько видов политических взглядов. В их числе:

Ультралевые — полностью отвергающие государство как институт, по убеждениям близки к ;
— — приверженцы коммунистической идеологии;
— умеренные левые — социал-демократы;
— левоцентристы — социал- ;
— правоцентристы — либералы;
— умеренные — консервативные либералы;
— правые — монархисты;
— — националисты и фашисты.

Но есть люди, которые не поддерживают не одно из существующих идеологических течений и вовсе не интересуются политикой. Про таких людей говорят, что у них индифферентные политические взгляды (от латинского «indifferens» — безразличный). Их совершенно не волнует политика, часто они даже не знают в политическую элиту. Они не ходят на выборы, не следят за избирательной гонкой, не участвуют в митингах. Практически в каждой стране есть люди с индифферентными политическими взглядами.

Индифферентные политические взгляды нельзя путать с протестным голосованием. В последнем случае речь идет о недовольстве существующей политической системой. Такие люди голосуют против всех не по причине отсутствия политических предпочтений, а потому что они считают, что никто из кандидатов (партий) не выражает их интересы.

Почему формируются индифферентные политические взгляды

Индифферентная политическая позиция получает все большее распространение в мире и на это есть ряд причин. Так, у человека может отсутствовать соответствующая предрасположенность. Его волнуют только бытовые дела, а также то, что происходит в его ближайшем окружении. Тогда как глобальные проблемы кажутся ему достаточно далекими и не представляют интереса.

Другая причина в том, что человек может не осознавать себя как часть политической сферы, т.е. не видит зависимости между своим положением и тем, что происходит в стране. Кстати во многих западных странах отсутствие интереса к политике обусловлено высоким уровнем жизни, развитостью прав и свобод. Поэтому многие люди даже не знают кто находится во главе государства.

Наконец, причина формирования индифферентных политических взглядов может заключаться в том, что человек считает, что он не в силах ничего изменить и его мнение ничего не решает. Именно эта причина является основополагающей для широкого распространения политической апатии в России. Согласно опросам общественного мнения низкая явка на региональные выборы обусловлена убеждением людей, что все уже решено за них и от их голоса ничего не зависит.

Часто люди испытывают разочарование в политических лидерах, т.к. они не оправдали их надежд. Иногда и само государство способствует распространению апатии жестко расправляясь с оппозицией, не прислушиваясь к гражданским инициативам и не создавая действенных механизмов, обеспечивающих связь государства и общества.

Низкая социальная активность людей — явление скорее негативное. Ведь политическая пассивность — основа для произвола элиты. Она даже выгодна властьимущих, т.к. управлять таким обществом гораздо легче. Существует известное высказывание по этому поводу: «Если вы не будете заниматься политикой, то политика займется вами». Поэтому только активная гражданская позиция позволяет изменить свою жизнь в лучшую сторону.

Политические взгляды: врожденные или приобретенные?

  • Тимандра Харкнесс
  • Журналист, ведущая научно-популярных программ

Автор фото, SCIENCE PHOTO LIBRARY

Подпись к фото,

Там выглядит мозг здорового человека под магнитно-резонансным сканером

Политические взгляды человека – одно из самых сложных проявлений мозговой активности.

Поэтому когда я услышала, что с помощью сканирования мозга якобы можно предсказать политические предпочтения человека, я отнеслась к этому весьма скептически.

Сегодня нейробиология достигла невиданных высот, однако пытаться с помощью сканера дать точное определение социальному поведению человека – это чересчур смело. Это все равно, что проводить сравнительный анализ двух мисок супа, в одной из которых бульон с овощами, а в другой – солянка из экономики и истории, приправленная идеями о равенстве и братстве.

Но, тем не менее, психологи и нейробиологи в США и Великобритании проводят серьезные исследования в поисках связи между политическими взглядами человека и тем, что творится в его мозгу на нейронном уровне.

«Рассматривая процесс обработки мозгом данных, связанных с политикой, мы надеемся чуть лучше понять, почему мы делаем то, что мы делаем», — поясняет Даррен Шрайбер из университета Эксетера.

Еще будучи в Америке, Шрайбер с помощью магнитно-резонансного сканирования изучал активность мозга в процессе принятия людьми важных решений, особенно связанных с риском.

Хотя решения, как правило, не сильно отличались друг от друга, доктор Шрайбер отметил разницу в работе тех участков мозга, которые были наиболее активны у людей, относившихся себя к консерваторам или либералам.

Не вдаваясь в подробности, доктор Шрайбер все же полагает, что разные политические взгляды отражают глубоко укоренившееся в людях видение мира.

Нейробиолог Университетского колледжа Лондона и политехнического университета Вирджинии Рид Монтагю поначалу весьма скептически отнесся к просьбе о помощи со стороны политтехнологов.

«Я над ними от души посмеялся», — вспоминает он, но когда Джон Хиббинг и его коллеги из университета Небраски поделились с Монтагю результатами своих исследований, он изменил свое мнение.

Риск, страх и отвращение

А исследования эти, проводившиеся над близнецами, показали частичную генетическую предрасположенность к определенным политическим взглядам.

Конечно, политические убеждения передаются по наследству не с такой же очевидностью, как рост, но все же есть много оснований предположить, что мы рождаемся консерваторами или либералами.

И вот Хиббинг и Монтагю захотели выяснить, как эта врожденная предрасположенность проявляется в работе мозга.

С этой целью они проверили инстинктивную реакцию на визуальные раздражители, провоцирующие отвращение или страх, и обнаружили связь между силой реакцией на соответствующие образы и степенью консервативности взглядов испытуемых.

«Здесь следует сделать четкое различие между экономическим и социальным консерватизмом, — отмечает доктор Хиббинг. – Люди, настороженно относящиеся к иммиграции, приверженцы жесткого наказания преступников, противники абортов намного сильнее реагируют на образы, вызывающие отвращение».

Автор фото, bbc

Подпись к фото,

Джон Хиббинг с готовностью демонстрирует реакцию отвращения на собственном примере

Эти реакции измерялись на биологическом уровне, чтобы проследить связь между устоявшимся комплексным мировоззрением и неосознанной реакцией.

На данный момент удалось выяснить, что наиболее заметна корреляция между внутренним политическим мировоззрением людей и тем, как они ощущают риск, страх или отвращение.

Проблема в том, как правильно интерпретировать это в каждой отдельно взятой ситуации.

«Человеческая политика – очень сложная вещь, тут дело не ограничивается одними лишь связями в мозгу, — признает доктор Шрайбер. — Наш мозг – не машина, механистический подход здесь неуместен. Если бы люди были столь примитивны, им не нужен был бы такой большой и сложный мозг».

Неудивительно, что никто из ученых, занимающихся этой темой, не берется утверждать, что наши политические взгляды являются врожденными.

Зачем тогда политика?

Человеческий мозг меняется на протяжении всей жизни, и нейробиологи охотно подтверждают, что наш мозг формируют не только гены, но и приобретенный опыт.

Однако Джон Хиббинг полагает, что подсознательные мотиваторы, развившиеся на заре становления человечества как ответ на острую физическую опасность, управляют нашими политическими взглядами намного сильнее, чем нам хотелось бы думать.

«Людям кажется, что их политические пристрастия рациональны, что это естественный ответ на окружающий их мир, и когда мы намекаем, что это может быть предрасположенность, ими в полной степени не осознаваемая, людям не хочется верить, что именно это в большой степени определяет их взгляды», — указывает Хиббинг.

Для наглядности он сравнивает наши внутренние идеологические тенденции с тем, какую руку мы предпочитаем использовать. Долгое время считалось, что это всего лишь привычка, которую можно изменить, но сегодня мы точное знаем, что на то eсть «глубокая биологическая предрасположенность».

Автор фото, bbc

Подпись к фото,

В 19-м веке френология считалась вполне весомой наукой, согласно которой характер человека определялся по шишкам и вмятинам на черепе

Последствия таких выводов для политической жизни могут быть самыми серьезными. Если склонность к левым убеждениям такая же врожденная, как левая рука у левши, то зачем тогда вообще нужна политика?

Не проще ли запихнуть человека в сканер и узнать, что он думает, и всегда будет думать, и прекратить все попытки повлиять на сознание?

К счастью, я с большим облегчением обнаружила, что даже Джон Хиббинг не склоняется к такому умозаключению.

«Не то, чтобы я считал, будто людям следует заткнуться и признать, что все мы – разные. Но я думаю, нужно принять тот факт, что многие люди никогда не изменят свои взгляды, или что переубедить их в чем-то будет крайней сложно. И одним лишь криком и напором ничего не поделаешь», — считает он.

Ну что ж, значит, в ближайшее время нам не грозит массовое сканирование мозгов вместо избирательных урн.

Что хорошо, поскольку я по-прежнему считаю, что наши взгляды не должны томиться в черепной коробке, их нужно обкатывать на практике в реальном мире, где существуют разные убеждения и противоречивые мнения.

И я совсем не против, если я с рождения запрограммирована на такой вывод.

Рассмотрены политические пристрастия московской молодёжи

    Сегодня перед всеми политическими силами России остро стоит вопрос привлечения молодёжи на свою сторону. КПРФ, взяв курс на омоложение рядов, успешно справляется с поставленной задачей. Московское городское отделение партии регулярно принимает в свои ряды людей до 30 лет. Однако работы в этом направлении предстоит ещё очень много.

    Для определения потенциала в данном направлении работы было проведено исследование политических настроений московской молодёжи. В качестве источника статистических данных был взят небезызвестный интернет-ресурс «В контакте», пользователи которого по большей части являются представителями молодого поколения. Этот сайт позволяет его участникам общаться друг с другом, икать единомышленников, находить новых и старых друзей. На своей персональной странице пользователь заполняет специальную анкету — информацию о себе. В частности, имеется возможность указать на выбор свои политические взгляды: либеральные, социалистические, коммунистические, консервативные, ультраконсервативные, монархические, индифферентные и умеренные.

    Общее количество пользователей из Москвы составляет 3 556 220 человек. Свои политические взгляды из них указали лишь 1 466 260 — 41% участников-москвичей. Но всё же общая цифра достаточно велика, для того, чтобы считаться показательной, а исследование — объективным. Итак, статистические данные в виде диаграммы приведены ниже:


Сразу хотелось бы отметить не слишком удачную подборку предложенных вариантов: грань между социалистическими и коммунистическими взглядами очень тонка и вряд ли все 140 000 человек, указавшие их в своём профиле, чётко понимают разницу. Поэтому их можно отнести к одной группе пользователей, разделяющих левые взгляды. Далее, не совсем понятно что имели в виду разработчики проекта, различая ультраконсервативные, консервативный и монархические взгляды. Участников, указавших их также можно отнести к одной группе — группе монархистов. Также вызывает сомнения вариант «умеренные» политические убеждения. Создатели намекают на центризм? Но в таких вопросах (как говорил В.И. Ленин) нет и не может быть компромисса. В итоге человек, считающий свои взгляды умеренными, всё равно оказывается или «слева» или «справа». Так что умеренные, как собственно, и индифферентные взгляды в данном контексте можно объединить в одну группу — «не определившиеся».

    Учитывая вышесказанное, общую массу зарегистрированных москвичей можно разделить на 4 большие группы с условными названиями: 1)»Социалисты» 2)»Монархисты» 3)»Либералы» 4) «Не определившиеся» (см. диаграмму)


 Что же мы видим? 62,5 % молодых людей в столице аполитичны или не определились с выбором. Они не являются ярыми сторонниками действующего режима, но и желания бороться у них тоже не наблюдается. Для таких людей необходима политическая сила, способная направить их в правильное русло и убедить в необходимости бороться за своё будущее. И эта сила — КПРФ. Перспективы её агитационной работы с последующим привлечением в свои ряды молодых людей огромны.

    Московским коммунистам есть на кого опереться. Кажущийся небольшим показатель в 9,4% левонастроенной молодёжи на самом деле говорит о многом: эти граждане не поддались буржуазной пропаганде, льющейся обильными грязевыми потоками из различных СМИ. Они осознают, что в стране необходима смена политического курса. И они готовы открыто об этом заявить.

    Также необходимо учитывать и тот факт, что исследование проводилось среди москвичей — жителей относительно благополучного российского города, в котором вращаются огромные средства. Статистика по России совсем иная. Очень многие жители отдалённых от центра регионов не понаслышке знакомы со всеми ужасами капитализма.

    При этом откровенных сторонников режима — либералов — для такого города, как Москва не так уж и много: чуть больше 11% — это всё, чего добилась власть, на полную мощность используя СМИ и административный ресурс.

    Не стоит забывать и о том, что не все молодые москвичи имеют доступ к интернету в силу бедственного экономического положения их семей. Несомненно, учитывая их — тех, кто на собственной шкуре ощутил удары отечественного либерализма — можно смело прибавлять к результату группы «социалисты» ещё несколько процентов.

    Подводя итог, хотелось бы отметить необходимость активизации агитационной работы в первую очередь среди молодёжи. Ведь именно за молодыми людьми стоит будущее нашего отечества. Надо только донести до них наши идеалы и ценности, прорываясь через мощную дымовую завесу лжи, окутавшую наше общество. 
 

Новым советником Дональда Трампа по нацбезопасности станет Джон Болтон

Президент США Дональд Трамп назначил нового советника по национальной безопасности взамен ушедшего в отставку генерала Герберта Макмастера. Новый назначенец, бывший посол США в ООН Джон Болтон считается «ястребом», имеющим жесткую позицию по Ирану, которая может привести к разрыву ядерной сделки и даже военному решению «иранской проблемы».

Президент США Дональд Трамп сообщил о назначении Джона Болтона, как это принято, в своем твиттере. «Я рад сообщить, что Джон Болтон станет моим новым советником по национальной безопасности», — написал Трамп.

Он также добавил, что официально Болтон будет назначен на данный пост 9 апреля. Кандидатура Болтона как возможного члена администрации Трампа даже в качестве вице-президента была на слуху в момент избирательной кампании 2016 года.

Известно, что Болтон, занимавший в администрации Джорджа Буша-младшего посты заместителя госсекретаря по вопросам контроля над вооружениями, а затем и посла США в ООН, — один из немногих членов команды Буша, который согласился работать в команде Дональда Трампа. Правда, вначале он был активным сторонником республиканского кандидата Джеба Буша.

Болтон близок к ультраконсервативному крылу республиканцев и известен тем, что также поддерживало приятельские отношения со Стивом Бэнноном, некоторое время занимавшим должность советника Трампа, его даже называют идеологом «трампизма».

Стоит отметить, что назначение Болтона на важнейшую должность советника по нацбезопасности происходит за пару месяцев до того, как конгресс должен принять решение по ядерной сделке с Ираном.

Назначение Болтона может означать, что давление на Иран усилится, а сама сделка даже может быть разорвана, считают американские эксперты. Как пишет The Washington Post, «союзники уже бьют тревогу, что человек, который выступает за военное решение проблемы Северной Кореи и Ирана, будет иметь доступ к уху президента».

«Суннитские страны будут довольны»

Сам Болтон никогда не скрывал, что имеет жесткую позицию в отношении Тегерана. Он последовательно критиковал администрацию экс-президента США Барака Обамы за ядерную сделку с Ираном и выступал за решение конфликта военным путем.

«Я считаю, что соглашение — путь к тому, чтобы Иран обладал ядерным оружием. Это большая победа для режима аятоллы, которая несет риск распространения ядерного оружия. И речь не только об Иране: за ним может последовать Саудовская Аравия, Египет, Турция, возможно, другие страны»,

— говорил Болтон в интервью «Газете.Ru» три года назад, когда работал в экспертном сообществе.

Политик также считал, что если по Ирану нанести удар, то позиция США будет поддержана как Израилем, так и арабскими странами, которые не хотят, чтобы эта страна обладала ядерным оружием.

При этом он отмечал в то время, что удар по Ирану может нанести Израиль: «Да, есть риск ответного иранского удара, но суннитские арабские государства хотя и могут публично покритиковать Израиль, на самом деле будут очень довольны».

Сам Болтон неоднократно грозил Ирану военным решением и даже опубликовал книгу с говорящим названием «Остановить Иран — это бомбить Иран», в которой изложил свою позицию.

Все эти высказывания Болтона сегодня подхватила пресса, и британская леволиберальная газета The Guardian даже выходит с заголовком «Болтон наконец добрался до Белого Дома. Не означает ли это войны?» Этот вопрос задает на страницах издания обозреватель газеты Давид Шариатмадари.

В ней он называет Болтона «ястребом из ястребов» и «неоконом из неоконов».

Правда, журналист отмечает, что сам Болтон предпочитает называть себя «консерватором в стиле Голдуотера» — в честь известного политика 1960-х годов, кандидата в президенты США Барри Голдуотера, взгляды которого на политику виделись многими как «экстремистские».

Болтон называл Голдуотера своим кумиром и поддерживал смену режимов в Ливии и Сирии, а также занимал жестокую радикальную позицию в отношении Северной Кореи. Этот факт может оказать серьезное влияние на переговорную позицию США в отношении КНДР, если встреча двух лидеров действительно состоится.

Ультраконсервативные политические взгляды Болтона сформировались во времена работы в администрациях Рональда Рейгана, а затем и Джорджа Буша-старшего.

В администрации Джорджа Буша-младшего Болтон занял пост заместителя госсекретаря США и курировал вопросы контроля над вооружениями. В ходе этой работы он часто приезжал на переговоры с российскими коллегами в этой сфере. С 2005 по 2006 год Болтон занимал должность посла США в ООН, и

это назначение было воспринято многими как по меньшей мере странное, поскольку Болтон негативно относился к самой организации.

«Совет Безопасности, Генассамблея, Совет по правам человека находятся в достаточно плачевном состоянии, и я не вижу шансов на улучшение даже к юбилею», — рассказывал Болтон в интервью «Газете.Ru».

Упертый переговорщик

Комментируя ожидаемое назначение Болтона новым советником по нацбезопасности США, глава пресс-службы Кремля Дмитрий Песков отметил, что это «право президента США». «Мы надеемся, что в руководстве США будет больше людей, которые смогут абстрагироваться от той волны русофобии, которая захлестнула сейчас многие страны, включая США», — сказал Песков в интервью РИА «Новости».

Вместе с тем Болтон уже

оценил высылку российских дипломатов из Великобритании из-за так называемого «дела Скрипаля» как недостаточно жесткую меру и заявил, что ответ должен стать для России более чувствительным.

Кроме того, он неоднократно в жестких тонах критиковал позицию России по многим вопросам, но при этом никогда не позволял себе оскорбительных высказываний в адрес лично президента РФ Владимира Путина.

Как вспоминает один из бывших российских сотрудников посольства США в Москве, готовивший визит Болтона, тот любил бывать в России и охотно давал пресс-конференции. Как рассказывает собеседник «Газеты.Ru», главной темой был Иран — Болтон неоднократно заявлял, что действия Тегерана угрожают и интересам самой России.

Вместе с тем Болтона собеседник характеризует как «приятного в личном общении», но «упертого правдоруба, который будет гнуть свою линию».

У самого Болтона немало связей в Москве — ему приходилось вести переговоры со многими российскими руководителями, включая нынешнего замглавы администрации Сергея Кириенко, который в то время был главой госкомиссии РФ по уничтожению химоружия.

После заявления Трампа о кандидатуре Болтона американские СМИ также опубликовали приветствие «русскому народу», сделанное им в 2013 году в честь 20-летия российской Конституции.

Болтона также хорошо знают в Москве как жесткого, но опытного переговорщика в области стратегической стабильности, который, в частности, участвовал в подготовке «Московского договора» в 2002 году (Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов) — этот договор закончил свое действие после вступления в силу СНВ-3, с точки зрения Болтона, невыгодного для Вашингтона.

Не склонный к излишним сантиментам, Болтон вряд ли будет уговаривать Трампа готовить новую «кнопку перезагрузки» в отношениях с Москвой, однако в определенных обстоятельствах может стать и жестким реалистом, который учитывает интересы Москвы.

Салафитская идеология «чистого ислама»

Салафиты (от «салаф» — предки, предшественники) — общее название мусульманских религиозных деятелей, которые в различные периоды истории ислама выступали с призывами ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, «праведных предков» (ас-салаф ас-салихун), квалифицируя как бид’а все позднейшие нововведения в указанных сферах, начиная с методов симво-лико-аллегорического толкования Корана и кончая всевозможными новшествами, привнесенными в мусульманский мир его контактами с Западом.

К салафитам причисляются ваххабиты, деобандийцы, фара’идиты (представители возникшего в Индии в 1822 г. движения во главе с Хаджжи Шари’ат Аллахом), идеологи ассоциации «Братья-мусульмане» («аль-Ихван аль-муслимун»). В западной литературе для характеристики идеологии салафитов используются термины традиционализм, фундаментализм, возрожденчество (revivalism). В новое и новейшее время термином «салафиты» стали обозначать аравийских и индийских ваххабитов, фара’идитов, «братьев-мусульман», т.е. последователей ханбалитского мазхаба в исламе.

В IXв. идеи салафитов нашли продолжение со стороны ханбалитов приверженцев одного из четырех канонизированных суннитских мазхабов (школ), названного по имени автора этой доктрины Ахмада бен Ханбала. Ханбалитство сначала возникло как религиозно-политическое движение, а затем, к началу XIв., оформилось в догматико-правовую школу. Ханбалиты в своей теории и практике придерживались взглядов наиболее консервативных сторонников традиционализма (нынешние фундаменталисты), выдвинули идею очищения ислама от позднейших наслоений, выступили с отрицанием любых нововведений (бид’а) в области вероучения и права, не имеющих прямого обоснования в Коране и хадисах. В средние века сами мусульмане называли ханбалитов салафитами. В новое время ханбалитские идеи «обновления» ислама через обращение к сунне Пророка, борьбы с нововведениями были возрождены ваххабитами. В настоящее время ханбалит-ская идеология широко используется «Братьями-мусульманами» и «Аль-Каидой». Догматико-правовая школа ханбалитов официально принята в Саудовской Аравии.

«Ас-салафийя»является общим названием салафитского течения и египетского реформистского движения, основателями которого были Абдух и Аль-Афгани. Сегодня термин «салафийя» также используется арабскими богословами с целью заменить им иностранное понятие «фундаментализм».

По салафитскому учению «предками» считаются первые три поколения мусульман, чье поведение следует изучать и, если это возможно, следовать их примеру. Большинство салафитов восприняли крайне ортодоксальные ультраконсервативные воззрения исламских теологов. Некоторые из них избегают политики, другие обращаются к джихаду. Наиболее радикальных салафитов можно считать религиозными анархистами, отвергающими законность существования национальных государств и принятых людьми законов и признающими только закон Бога.

Салафия — это призыв ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, на создание исламского государства в качестве альтернативы западной модели и ее подобий в современном мире, на шариат в качестве единственного закона. Большинство нынешних салафитов не столь примитивны, как их порой представляют. Среди последователей салафии немало людей состоятельных, пользующихся политическим влиянием, преисполненных религиозно-политическими амбициями. Это богатые салафиты, часто занимающие влиятельные политические посты, основатели и спонсоры могущественных международных исламских организаций. Нередко они испытывают комплекс неполноценности из-за неудовлетворенного политического и мессианского честолюбия. Рядом с ними располагаются фундаменталистские идеологи, конструирующие салафитские модели мироустройства, основанные на доминировании ислама.

С другой стороны, доктрина салафитов привлекательна для многих обездоленных мусульман, которые в повседневной жизни противостоят своим режимам, не способным разрешить экономические трудности, страдают от произвола местных властей. Для них ислам — форма (и норма) социального протеста: с помощью ислама они мечтают добиться коренного перелома ситуации к лучшему в своей стране и в своем конкретном районе.

Было бы грубейшей ошибкой игнорировать салафитскую преданность Идее. Бен Ладен и его союзники заинтересованы в том, чтобы представить свои действия не просто как борьбу мусульманского Востока против Запада, но еще и как религиозную войну, в которой они являются исполнителями воли Всевышнего. Усама бен Ладен не играет в религиозную войну — он в нее верит. Ему в этом плане невольно подыграл Джордж Буш-младший, призвавший к крестовому походу.

 

Ваххабизм как продолжение салафитского течения

Ваххабитыявляются сторонниками религиозно-политического движения в суннитском исламе, возникшего в Аравии в середине XVIIIв. на основе учения Ибн’Абд ал-Ваххаба (1703-1792). В учении ваххабизма как составной части салафизма центральное место занимают безоговорочный возврат к священным источникам ислама — Корану, к единобожию (таухид), необходимость очищения ислама и возрождения его изначальных установлений.

Ваххабиты категорически осуждают культ святых в исламе, считая это отходом от главного принципа ислама — единобожия. По их воззрениям, чрезмерное признание и почитание праведников, сподвижников и святых приводит к передаче атрибутов Аллаха его творениям. В целом ваххабизм представляет собой развитие ханбалитских принципов в их крайнем выражении. В общественно-политической сфере ваххабиты проповедовали социальную гармонию, братство и единство всех мусульман, выступали с призывами строгого соблюдать морально-этические принципы ислама, осуждая роскошь, стяжательство и т. п. По мнению некоторых авторов, ваххабиты отрицали и отрицают все классические суннитские мазхабы (ханафиты, маликиты, шафииты и ханбалиты). Являясь по своей сути разновидностью салафизма (исламского фундаментализма), ваххабизм, тем не менее, жестко не привязан к какому-либо суннитскому мазхабу. Хотя принято считать, что салафиты-ваххабиты по своей мазхабной принадлежности являются ханбалитами, они обращаются к исламу времен пророка как бы через голову основателей четырех мазхабов. В этом — один из секретов достаточно успешного распространения салафизма на российском Северном Кавказе, где практикуется в основном суфийский суннитский ислам в форме шафиитского мазхаба мусульманского права.

В Центральной Азии ваххабитами называют фундаменталистов, пришедших из Пакистана или Афганистана, однако они не обязательно представляют какое-либо политическое движение. Например, в Таджикистане ваххабиты не считают себя политическим объединением. Тем не менее большинство режимов в центрально-азиатских государствах используют термин «ваххабит» в более широком плане, обозначая им исламские религиозные движения, находящиеся вне сферы государственного контроля.

С другой стороны, термин «салафи» или «салафийя» употребляют, говоря о себе ваххабиты, проживающие в западных и африканских странах. На Индостанском полуострове они называют себя «деобандийцами».

Важное место ими отводится идее джихада против многобожников — политеистов (мушрик) и мусульман, «отступивших» от принципов раннего ислама. Для ваххабизма характерны крайний фанатизм в вопросах веры и экстремизм в практике борьбы со своими политическими противниками.

Важнейшим элементом этой доктрины является специфическое представление о джихаде как непримиримой борьбе не только против язычников, но и против мусульман, не разделяющих ваххабитские идеи. Убеждение ваххабитов в том, что их противники — «кафиры» («неверные»), даже если они формально являются мусульманами, оправдывает нетерпимость и жестокость по отношению к ним. Одновременно такой фанатизм всегда сплачивал и дисциплинировал ваххабитов, создавая религиозно-идеологическое оправдание антиисламским по своему духу и характеру действиям. Благодаря этому учение Ваххаба с самого начала стало идеологией военной экспансии и грабительского набега (газават). Впоследствии эта, имеющая отнюдь не исламское происхождение, логика, согласно которой оправдывается убийство иноверца и просто оппонента, легла в основу террористической деятельности современных так называемых «мусульманских фундаменталистов» в Алжире, Кашмире, на Ближнем и Среднем Востоке, в Чечне, Дагестане и в других регионах мира. К началу XIXв. ваххабизм завоевал прочные позиции на большей части Аравийского полуострова, а затем получил распространение в Индии, Индонезии, Восточной и Северной Африке. В настоящее время ваххабизм — основа официальной идеологии Саудовской Аравии, его последователи есть в арабских эмиратах Персидского залива, ряде азиатских и африканских стран.

Современному ваххабизму как учению следуют до 100 млн. верующих в странах Персидского залива, в Индии, Индонезии, Восточной и Северной Африке, большинство которых далеки от радикализма и экстремизма тем более, от терроризма. По подсчетам активного противника ваххабитов, американского профессора Шварца, 10% всех мусульман мира являются салафитами либо ваххабитами. В то же время следует подчеркнуть, что «ваххабизм» — название, которое дали этому движению его противники, неаравийцы. Сами последователи этого течения в исламе именуют себя либо салафитами, либо единобожниками, либо просто мусульманами.

Наследниками ранних ваххабитов можно считать членов и сторонников современных радикальных исламских фундаменталистских организаций, начиная от египетских «Братьев-мусульман» и завершая «Аль-Каидой» и «Всемирным фронтом джихада», созданным Усамой бен Ладеном. Идеологи современного исламского фундаментализма прямо призывают членов организаций «Братья-мусульмане» и «Исламское общество» («Аль-Джема’а аль-Исламийя») брать власть в свои руки, уничтожать существующие государственные системы, провозглашать революцию и осуществлять государственные перевороты. Таким образом, они явно призывают к экстремизму и фанатизму, к войне.

Наиболее прочная связь между салафитами и ваххабитами наблюдается в общности их доктрин — враждебности к христианам, евреям, шиитам и к любым формам суфизма, культу святых и анимистическим инновациям. Салафитам не нравится слишком уж явно выраженный сектантский характер ваххабизма, в связи с чем они иногда называют себя «неоханбалитами». Однако, судя по программам возникших в последнее время салафитских групп, эти различия становятся почти незаметными.

Однако термин «ваххабизм» нередко используют слишком вольно. Например, российские СМИ, по западным оценкам, «неправомерно» относят его к мусульманским активистам Центральной Азии и на Кавказе, а также внутри самой России. В то же время западные СМИ придерживаются весьма туманного и неконкретного по своей сути термина «исламский фундаментализм». Некоторые вооруженные группы, действующие на пространстве бывшего Советского Союза, являются ваххабитскими, другие — нет. Например, Хаттаб, конечно, был ваххабитом. Однако то, что понастоящему объединяло Хаттаба и Басаева, это не ваххабизм, а идея исламского джихада, проводимого во всемирном либо, по крайней мере, в региональном масштабе.

Постепенно острота исламского радикализма снижалась и вектор салафитской идеологии устойчиво переориентировался на земные дела. На протяжении XXстолетия, например, «Братья-мусульмане» в конечном счете превратились в политическую партию и стали участниками светского политического процесса. В послевоенном салафизме религия сливается с политикой, исламские радикалы стремятся оказывать давление на внутреннюю политику режимов и нередко для достижения своих политических целей используют «праведный» террор, прибегают к убийству президентов, министров, депутатов.

Набирающий силу исламский радикализм далеко не однороден. Исламских радикалов можно поделить на две части: а) искренне верящие в исламскую справедливость, в исламское государство; б) лицемерные прагматики, относящиеся к исламу как к инструменту достижения своих целей.

Радикальный исламский терроризм, во многих случаях выступающий в качестве компонента этнических конфликтов, переместился из шиитской ветви ислама в суннитскую. Значение этого явления весьма велико, поскольку сунниты составляют подавляющее большинство в мусульманском мире. Угроза, исходящая от этого вида терроризма, заметно возросла и вовлекла в свою орбиту такие крупные страны, как Россия, Индия и Китай.

Масштабы террористических проявлений также резко расширились, захватив многие арабские и мусульманские страны: Алжир, Египет, Пакистан, Саудовскую Аравию и не так давно Индонезию, Кавказ, Центральную Азию, зону израильско-палестинского конфликта, а также те страны, где имеются мусульманские меньшинства, например, Филиппины и некоторые другие государства ЮВА.

Еще одним следствием смещения главного полюса терроризма с шиитской ветви на суннитскую считается появление транснациональных международных сетей исламских террористов, наиболее известной из которых является «Аль-Каида».

Очень важной тенденцией, также порожденной увеличением веса «суннитского терроризма», стало усиление роли салафито-ваххабитской идеологии и крайних проявлений исламистского фундаментализма, религиозные и политические установки которых все чаще берут на вооружение быстро размножающиеся по всему миру экстремистские исламские организации.

По определению профессора М. Малика, работающего в американском «Азиатско-тихоокеанском центре по изучению проблем безопасности», «сегодняшний ваххабизм есть маоизм 1960-х» (с точки зрения иррациональности их идеологической ориентации).

Ваххабизм и неоваххабизм (доктрины неоваххабизма придерживаются египетские «Братья-мусульмане» и пакистанские исламисты) являются главными источниками исламского экстремизма в современном мире. Ваххабизм выступает в форме четко выраженного, ультрарадикального исламизма. Субсидируется это движение саудовским режимом.

Ваххабизм является официальной идеологией в Саудовской Аравии. Он пользуется влиянием среди мусульман Катара, Кувейта и ОАЭ. Например, в Катаре (100 тыс. мусульман) почти 100% жителей являются суннитами — последователями ваххабизма. Значительное количество последователей этого течения имеется в Йемене. В Бахрейне и Омане влияние ваххабизма незначительно.

Вне Аравийского полуострова ваххабизм получил широкое распространение. Особые формы неоваххабизма и ваххабитской идеологии в целом имеют сильное влияние в Египте и в Пакистане: в обеих странах неоваххабиты подвергают нападкам представителей других ветвей ислама. Экспансия ваххабизма в Алжире и Таджикистане была приостановлена, но зато его проникновение продолжается на Кавказе и в Кашмире, где он выступает в качестве ярого противника урегулирования конфликтов. Экстремизм и терроризм, являющиеся постоянными спутниками ваххабизма, осаждают Нигерию, Узбекистан, Индонезию и Филиппины, хотя его реальных сторонников в указанных странах не так много.

Попытка инфильтрации ваххабитов на Балканы оказалась неудачной. Афганские талибы, исповедующие ваххабизм, в смеси с идеологией деобандийцев, потерпели поражение. Не наблюдается массовой поддержки ваххабитского учения мусульманами франкофонской Западной Африки, Марокко, Ливии, Индии и Малайзии, республик Центральной Азии.

Что касается Ближнего Востока, то ваххабизм крайне непопулярен в Ираке и среди иракских курдов, за исключением отдельных групп экстремистов. Сирия относится к числу мусульманских стран, полностью отвергающих ваххабизм. В Иордании правят хашемиты, традиционно выступающие против доктрины ваххабитов и их политической практики. Турецкие мусульмане также не любят ваххабитов из-за роли последних в разрушении Оттоманского халифата. В Иране ваххабизм ненавидят как учение, призывающее к убийству шиитов, ликвидации культа святых и т.п.

В Судане присутствие ваххабизма не очень ощутимо, но для Восточной Африки проникновение этой идеологии становится проблемой.

В Западной Европе ваххабизм присутствует в мусульманской общине Франции, хотя зверства ваххабитов в Алжире значительно подорвали их авторитет в континентальной Европе. В Великобритании немало клерикалов, выступающих в роли рупоров ваххабизма и неоваххабизма, однако массовой поддержки их лозунгов со стороны местных мусульман не наблюдается. Ваххабизм и исламский экстремизм не располагают сильными позициями в Германии, где большинство в мусульманской колонии составляют турки и курды. Ячейки ваххабитов активно действуют в Испании и Италии.

Со временем ваххабизм вышел на международную арену. Внедрение его осуществлялось не только в арабские и мусульманские страны. Эта деятельность активизировалась в 1980-х гг., в период перестройки и гласности в СССР, и использовалась для дестабилизации ситуации в Центральной Азии, на Кавказе и в других регионах страны. Советским мусульманам салафизм был известен в основном теоретически; по различным причинам он получил известность и вошел в общественный оборот как ваххабизм в его значении как политического течения.

Среди части исследователей существует точка зрения, в соответствии с которой исламские фундаменталисты, цель которых заключается в том, чтобы заменить светскую демократию на теократию, должны быть встроены в демократическую систему. Подобное намерение не осуществимо, ибо в этом случае радикальные исламисты должны были бы изменить свои убеждения, что невозможно априори. Точно так же попытки отыскать «умеренных» представителей талибов в Афганистане провалились.

Проявляющие осторожность умеренные деятели ислама призывают не считать ваххабитов сторонниками сатаны, а их противников — ангелами. Зверства, которые допускали в Европе католики, преследуя протестантов, вполне сравнимы с жестокими репрессиями, осуществляемыми против ваххабитов их мусульманскими властными лицами в Алжире, Мавритании, Узбекистане, Киргизии, Китае, Сирии и других странах. Одновременно они выступают за то, чтобы «нынешний политический радикальный ваххаббизм (салафизм) был убран из жизни общества».

 

Деобандийская школа

В Южной Азии проживает 40% мусульман всего мира. Из них миллионы следуют учению движения деобандийцев. Помимо Индии, Пакистана и Афганистана идеи деобандийцев популярны среди индийских диаспор в Южной Африке и в странах Карибского бассейна.

Пакистан был создан в 1948 г. в качестве государства для индийских мусульман, которые, наряду с индусами, активно участвовали в борьбе за освобождение от британского колониального владычества. Параллельно с политической борьбой за независимость шел процесс возрождения исламских идей. Этот процесс ассоциировался с деятельностью исламского университета («Дар уль-Улюм») в индийском г. Деобанд, название которого дало имя движению деобандийцев.

Основателем этого движения был известный теолог Абуль-Алла Маудуди. Подобно С. Кутбу, Маудуди имел собственное, специфическое видение ислама. Его идеи концентрировались вокруг необходимости джихада, направленного против угнетателей. Маудуди указывал на то, что Пакистан освободился от политического доминирования Британии, однако продолжал страдать из-за господства западной культуры — секуляризма, а потому призывал мусульман продолжать борьбу до своего полного освобождения и создания действительно исламского государства. Маудуди явился основателем «Исламского общества» (TheJamaat-i-Islami) — политической организации, посвятившей свою деятельность установлению в Пакистане исламских законов. В наше время последователями С. Кутба и А. Маудуди — деобандийцами стали афганские талибы, а наиболее радикальными их продолжателями — А. Аззам, А. Завахири и Усама бен Ладен.

Город Деобанд расположен в 90 милях к северо-востоку от Пью-Дели. В Деобанде находится крупнейший исламский учебный центр «Дар уль-Улюм». К 2001 г. «Дар уль-Улюм» закончили 65 тыс. мусульманских студентов из большинства азиатских стран, которые затем преподавали в тысячах медресе в Пакистане и Афганистане. В настоящее время в Азии насчитывается более 15 тыс. медресе, относящихся к деобандийской школе. В одном только Пакистане в 2001 г. таких медресе было примерно 4 тысячи.

«Дар уль-Улюм» в учебном процессе следует примерно тем же установкам, что и ваххабиты. Отвергая другие культуры, влияние Запада и защищая «чистоту ислама», центр оказывал постоянную поддержку талибам, одобрив, например, уничтожение ими статуи Будды в Бамиане. После событий 11 сентября «Дар уль-Улюм» издал фетву, в которой выдвигался вариант об ответственности за них Израиля, в том числе его специальных служб.

Деобандийцы имеют и ряд отличий от ваххабитов. Последние весьма активны при проведении прозелитской деятельности, тратя миллионы долларов на строительство мечетей и школ во всех уголках мусульманского мира. «Дар уль-Улюм» не занимается этим. Он также не побуждает своих студентов к использованию насилия для «защиты ислама».

Вместе с тем, смесь деобандийских и ваххабитских доктрин в Пакистане и Афганистане дала разрушительный эффект. В апреле 2001 г. при содействии пакистанских спецслужб в Пешаваре прошла конференция деобандийцев, в которой приняли участие Усама бен Ладен, лидер талибов мулла Мохаммед Омар и ливийский руководитель Муамар Каддафи.

Машков И.Г.

Если завтра дефолт – Газета Коммерсантъ № 139 (4680) от 01.08.2011

США переживают едва ли не самый серьезный политический кризис за последние годы. Дебаты в конгрессе о повышении лимита госдолга для того, чтобы избежать дефолта,— лишь формальная тому причина. Ими решили воспользоваться ультраконсервативные республиканцы из «Движения чаепития» для шантажирования Белого дома. Они уже добились крупных уступок, но требуют большего. На поиски компромисса остаются сутки. Если переговоры провалятся, завтра США придется объявить технический дефолт. Проиграют от этого, в частности, и сами республиканцы.

Президент США Барак Обама вот уже неделю практически не спит. Об этом сообщил вчера вашингтонский корреспондент британской газеты Guardian Эван МакАскил, сославшись на источник в Белом доме. «И вряд ли ему удастся выспаться в ближайшие 48 часов»,— это журналист добавил уже от себя. Времени для предотвращения дефолта у главы Белого дома, действительно, в обрез. Если до 2 августа конгрессмены не согласятся на дополнительные заимствования, США грозит технический дефолт. Это значит, что у Вашингтона закончатся деньги на текущие выплаты — впервые в истории страны.

Последствия такого сценария эксперты называют «катастрофическими» — не только для США, но и для мировой экономики. По подсчетам швейцарского банка Credit Suisse, показатели американской экономики могут сократиться на 5%, а котировки компаний США упасть на 30%. Если это произойдет, крах инвестбанка Lehman Brothers, с которого начался мировой кризис 2008-2009 годов, покажется легким испугом.

Предотвратить дефолт несложно. Для этого конгресс должен всего лишь повысить лимит госдолга. С конца второй мировой войны конгресс повышал предел заимствований более 140 раз, и прежде эта в общем-то бюрократическая процедура не вызывала ожесточенных споров, как сейчас. Ныне действующий верхний предел заимствования в $14,3 трлн, одобренный в прошлом году, США превысили 16 мая. С тех пор Белый дом пытается убедить конгресс повысить планку на $2,4 трлн.

Раньше в конгрессе не было представителей «Движения чаепития» — группы ультраконсервативных республиканцев, выступающих за ограничение роли государства в экономике и резкое сокращение госрасходов. В сенате и палате представителей — около 50 республиканцев, считающихся членами этого движения. 20 наиболее активных из них составляют его ядро. По сути именно эта группа вот уже несколько недель держит США и весь мир в напряжении, не позволяя умеренным республиканцам пойти на компромисс с демократами.

«Движению чаепития» уже удалось заставить Белый дом отказаться от многих позиций. Республиканцы увязали повышение лимита госдолга с принятием закона о сокращении бюджетного дефицита за счет урезания расходов на образование, пенсионное обеспечение и государственное медицинское страхование. Барак Обама согласился с этим — при том, что увеличение расходов на социальные нужды считается чуть ли не главным достижением его администрации. Взамен демократы потребовали отменить налоговые льготы для богатых и сверхбогатых. Но республиканцы, и прежде всего члены «Движения чаепития», выступили категорически против этого. Демократы попытались продавить свой вариант законопроекта через конгресс, но, потерпев неудачу, опять отступили: с прошлой недели Белый дом уже и не заикается о повышении налогов — лишь бы не было дефолта.

Однако республиканцам-радикалам этого мало. Они предлагают повышать лимит госдолга по частям: сейчас — на триллион, в 2012 году — еще на триллион, но только при условии выполнения Белым домом обязательств по сокращению расходов. Стратегия «Движения чаепития» понятна: в 2012 году в США состоятся выборы, и очередная угроза дефолта может стоить Бараку Обаме президентского кресла. «Если кризис разразится во время предвыборной кампании, у него не останется ни одного шанса на второй срок»,— заявил в эфире телекомпании Fox один из ведущих технологов Республиканской партии Карл Роув.

Однако в этом вопросе демократы отступать не намерены. В пятницу вечером контролируемая республиканцами палата представителей приняла закон о повышении планки госдолга по частям (218 голосами против 210), однако через два часа сенат, большинством в котором обладают демократы, его отклонил (59 голосами против 41). Демократы требуют повысить лимит заимствований сразу, с тем чтобы эта тема не всплывала как минимум до 2013 года. Соответствующий законопроект сенат принял в субботу, однако его в тот же день забраковала нижняя палата парламента США.

Очередное голосование по вопросу о госдолге было намечено на вечер воскресенья по московскому времени. Накануне голосования лидер демократов в сенате Гарри Рейд заявил, что «это последний шанс уберечь нацию от дефолта».

К такому выводу, видимо, пришли и в Республиканской партии. В отличие от «Движения чаепития», большинство членов которого пришли в конгресс полгода назад, опытные республиканцы, стоящие у руля партии, понимают: без компромисса решить вопрос невозможно. Из-за различия в подходах в Республиканской партии наметился раскол. Ее рейтинг падает. И если дефолт случится, он упадет еще больше.

Предвидя это, лидер республиканцев в палате представителей Джон Бейнер жестко призвал своих радикально настроенных коллег «не высовываться». После чего глава республиканцев в сенате Митч Макконнелл заверил журналистов, что конгресс «очень близок к принятию решения».

Кирилл Белянинов, Нью-Йорк; Елена Черненко

Общественный редактор NPR: NPR

Юта, пожалуй, один из самых консервативных штатов и, несомненно, один из самых республиканских штатов.

Итак, как вы описываете штат, когда пытаетесь объяснить, почему один консервативный республиканец, баллотирующийся в Сенат, победил другого консерватора?

Корреспондент NPR Говард Беркс, базирующийся в Солт-Лейк-Сити, решил, что это вопрос степени, когда он писал о предварительных выборах, на которых республиканцы Юты выбирали замену изгнанному U.Сенатор-республиканец Боб Беннет, ветеран с 18-летним стажем.

В ролике для выпусков новостей NPR 22 июня, когда жители штата Юта собирались на избирательные участки, Беркес использовал термин «ультраконсерватор»:

«Только республиканцы могут голосовать на предварительных выборах Республиканской партии штата Юта, где участвуют два ультраконсерватора. борется за замену ветерана сенатора Боба Беннета, который не был признан достаточно консервативным на съезде штата в прошлом месяце. Ожидается, что победитель победит в ноябре. Прошло 40 лет с тех пор, как Утаханс отправил демократа в США.Сенат ».

Когда Ричард Уокер из Арлингтона, штат Вирджиния, услышал ежечасный выпуск новостей, ему в голову бросился термин« ультраконсерватор ».

« Вы назвали двух кандидатов-республиканцев в Юте ультраконсерваторами. «» — написал Уокер. «Называет ли NPR когда-нибудь кандидата« ультра-либералом »? Барбара Ли? Деннис Кусинич? Берни Сандерс? Или в мире NPR только консерваторы «ультра»? »

Почти, но не совсем. Библиотекарь NPR Кэти Даугерт привела 8 примеров групп или людей, описываемых как «ультра-либеральные» за последние 5 лет.В 2 случаях термин использовался штатными сотрудниками NPR; другое использование было гостями или комментаторами.

Напротив, термин «ультраконсервативный» появлялся в эфире 42 раза за последние 5 лет. Сотрудники NPR использовали его 17 раз, другие — 24 раза.

Беркес объяснил, почему он считал, что «ультраконсервативный» был необходим в своем новостном ролике.

«Ультраконсерватор» признает политическую реальность в государстве, где «консервативный» — слишком широкое определение, — сказал Беркес, который присоединился к NPR почти три десятилетия назад.«По всем общепринятым критериям (протокол голосования, публичные позиции по вопросам, мнение своих коллег) Беннетт — твердый консерватор. Но в политически раздробленной Юте есть градации консерватизма, которые являются политически критическими».

Он сказал, что в Юте нужно думать о подгруппах консерваторов. Некоторые из них — строгие конституционалисты. Некоторые находятся в чаепитии. Некоторые из них являются активистами против иммиграции.

«Это разнообразная группа, имеющая один общий атрибут», — сказал Беркс.«Они считают себя более консервативными, чем Боб Беннетт и другие избранные консерваторы, против которых они выступали или которым они отчитывались. Они ультраконсерваторы».

Он рассматривал возможность использования терминов «крайние консерваторы» или даже «экстремисты», но справедливо решил, что оба имеют отрицательный оттенок.

«В Юте термин« ультраконсерватор »- это точный и уважительный способ описания политического явления, которое, среди прочего, свергло популярного действующего президента, который явно консервативен, но недостаточно консервативен по мнению тех, кто его свергнул», — сказал он. сказал.

Что касается ультра-либерала, Беркс сказал, что он вряд ли появится в Юте, где называться «либералом» — это политический поцелуй смерти.

«Бесчисленное количество демократов здесь были избиты как« либералы Типа О’Нила »,« либералы Теда Кеннеди »или« либералы Нэнси Пелоси », а теперь как« либералы Барака Обамы », — сказал Беркес. здесь. Но если появятся градации, я без колебаний употреблю слово «ультра-либеральный». «

Термин» ультра «- независимо от того, применяется ли он к политическим, религиозным или любым другим убеждениям — по возможности лучше избегать.Для многих это все равно, что называть кого-то «экстремистом». Также, как и в случае с «экстремистом», термин «ультра» привлекает внимание смотрящего.

Скорее всего, республиканцы, которые баллотировались против сенатора Беннета, и те, кто проголосовал за его отставку, считают себя участниками мейнстрима республиканизма Юты, и для них сенатор был вне линии.

Даже в этом случае журналистам нужны слова для описания людей и вещей, особенно при передаче новостей тем, кто не очень хорошо знаком с предметом или деталями какой-либо конкретной истории.

Учитывая контекст этой конкретной истории, Берксу было разумно называть оппонентов Беннета «ультраконсерваторами», хотя бы для того, чтобы помочь слушателям за пределами Юты понять, почему республиканцы этого штата выбирали замену ветерану-сенатору.

ПОСЛЕДУЮЩИЕ УСЛОВИЯ:

Когда « Все учтено», 5 июля провела интервью с актрисой Хелен Миррен о ее фильме « Love Ranch », некоторые из ее грубых слов замолчали.

Мисс МИРРЕН: (как Грейс Бонтемпо) Мм-хм.

Неопознанная женщина: (как персонаж) Что за (писк) в ней? Я собираюсь сказать Чарли.

Мисс МИРРЕН: (как Грейс Бонтемпо) Не давайте мне этого мачо (писк).

Удобный звонок, — сказал Кристофер Терпин, исполнительный продюсер ATC. «Как я уже упоминал, в данном случае слова были« ебать »и« дерьмо », поэтому особого обсуждения не было, поскольку оба являются явным нарушением правил FCC», — сказал он.

На прошлой неделе я предложил NPR ввести политику, при которой слово «черт возьми» заглушалось бы в эфире, точно так же, как слова, запрещенные FCC в эфире. Напрасное использование имени Бога не подпадает под рубрику FCC.

Я процитировал Эллен Вайс, старшего вице-президента NPR по новостям, которая сказала, что она не видит необходимости менять текущую практику. Мне следовало бы лучше объяснить практику NPR, которая в основном заключается в оценке умопомрачения «черт возьми» в каждом конкретном случае.

Вайс сказал, что вопрос о том, следует ли заглушить слово в клипе Тома Круза, серьезно обсуждался, и было принято решение оставить его.

Станциям была дана рекомендация, что означает, что они могли решить не использовать эту историю. Но NPR не предоставило эфирного предупреждения.

По словам Вайса, NPR «учитывает контекст замечания, то, кто его говорит, и его отношение к истории. При необходимости мы даем рекомендации аудитории. Это было нашей практикой в ​​этой истории, и это то, что я имел в виду, когда сказал, что не вижу веских причин для изменения нашей политики.»

Я не сторонник прямого запрета на бог ****, только чтобы поднять его, когда он используется для акцента, как это делает Круз, или в других видеоклипах.

Если президент Обама или любой другой политик использовал его в выступление или публично, NPR должно держать это в себе. В этом случае это была бы важная, возможно, важная деталь. Но подайте звуковой сигнал, когда это просто безвозмездно. Абсолютно ничего не было бы потеряно в звуке клипа Cruise.

conservative — определение ультраконсервативного в The Free Dictionary

blimp См. POMPOSITY .

Дейм Партингтон и ее швабра Упорное и тщетное противодействие неизбежному, особенно экономическим, политическим или социальным реформам. Это редко используемое выражение происходит из английских газетных статей за ноябрь 1824 года, в которых рассказывается о женщине, которая использовала только швабру, пытаясь избавить свой почти затопленный приморский дом от воды во время бушующего шторма. В конце концов женщина прекратила борьбу и стала искать убежища в другом месте. В октябре 1831 года преподобный Сидней Смит сравнил отклонение законопроекта о реформе Палатой лордов с тяжелым положением дамы Партингтон.

твердый См. НАДЕРЖАНИЕ .

каска Рабочий консерватор, так называемый защитный металлический или пластиковый шлем, который носят строители. «Санди мейл» (Брисбен, июнь 1970 г.) предлагает следующее объяснение термина:

«Каска» — это рабочий-строитель, но его шлем символизирует всех тех крепких синих воротничков, которые внезапно превратились в кузнечиков. сильная правая рука молчаливого большинства президента Никсона.

быдло Ультраконсерватор. Этот уничижительный термин обычно относится к бедным белым фермерам из южной глуши, печально известным своей предполагаемой нетерпимостью к либералам, интеллектуалам, черным и хиппи. Redneck , возникший как намек на постоянно обгоревшую на солнце шею фермера, теперь стал эпитетом для любого человека, который разделяет подобные предубеждения.

правых Реакционных, консервативных; отвращение к переменам, упорство. Этот термин, по общему мнению, возник из-за расположения мест в Национальном собрании Франции 1789 года, когда консерваторы сидели с правой стороны или крыла зала.Сегодняшний термин правый , как и левый , имеет уничижительные коннотации экстремизма — в данном случае фанатизма, предубеждений, денежных интересов, антигуманизма и т. Д. Оба термина используются в основном для очернения и стигматизации. свои противники; политический консерватор не назвал бы себя правым , так же как либерал не назвал бы себя левым ; , тем не менее, каждый вполне может обозначить другого подходящим эпитетом.

Живописные выражения: тематический словарь, 1-е издание.© 1980 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

Что значит быть консерватором сегодня? | Американский институт предпринимательства

Для большинства американцев консерватизм в основном означает то, за что выступают республиканцы, а либерализм означает то, за что выступают демократы. Я имею в виду не критику, а констатацию факта.

Одна из замечательных особенностей Америки заключается в том, что политика — не говоря уже о политической философии — не составляет большой части жизни большинства людей. Связывание совокупности идей с институтами (политическими партиями), которые непосредственно отвечают за претворение идей в жизнь, — это прагматичный способ перейти к делу.Обращать внимание на то, что умники и теоретики левых и правых хотят, чтобы партии делали, имеет смысл только в том случае, если вы особенно заинтересованы в политике.

Проблема для консерваторов в наши дни заключается в том, что Республиканская партия действительно не знает, для чего она нужна, кроме защиты президента Трампа и противостояния демократам и социализму. В то время как борьба за импичмент поглощает весь кислород публики, за кулисами идет ожесточенная борьба за то, что значит быть консерватором.

Некоторые из них вылились в общественное мнение, обычно сосредоточиваясь на национализме — что это значит, чего требует с точки зрения политики, чем он отличается от традиционного консерватизма или вообще отличается от него. Сенсоры Джош Хоули и Марко Рубио, например, предложили продуманные версии «экономического национализма», противопоставляя его либертарианству (как реальному, так и воображаемому).

Здесь существует множество различных школ мысли, но общая тема — это идея о том, что правительство должно более активно вмешиваться в экономику: директивным органам следует с большей готовностью отвергать рынок во всем, от крупных технологий до ухода за детьми и торговли.

республиканцев были возмущены тем, как администрация Обамы «выбирала победителей и проигравших» в экономике. Некоторые были потрясены, когда Обама выручил автопроизводителей огромной помощью. Сейчас Трамп оказал фермерам больше помощи, чем Обама когда-либо оказывал Детройту, и если избранный республиканец пожаловался на это, я пропустил это. Честно говоря, помощь фермерам была вызвана президентскими торговыми войнами. Но это просто демонстрирует готовность республиканцев заменить рыночные суждения своим.

Есть и культурная версия националистического проекта. Некоторые консервативные интеллектуалы — в основном, но не исключительно католики — считают, что государство играет определенную роль в навязывании своего суждения на рынке идей.

У меня есть твердые взгляды на все это, но я подумал, что было бы полезно предложить несколько скромных предложений о том, как думать о таких вещах, когда эти дебаты разгораются.

Во-первых, корень консерватизма — это сохранение. Великий консервативный философ Роджер Скратон, скончавшийся ранее в этом месяце, сказал: «Консерватизм начинается с чувства, которое легко разделяют все зрелые люди: чувства, что хорошее легко разрушить, но не легко создать.«Это чувство лежит в основе традиционного консерватизма, но оно не ограничивается идеологией или пристрастием. Многие либералы (и даже некоторые социалисты) проявили этот темперамент.

Во-вторых, с большим разрывом в консервативной теории есть те, кто настроен против левых, и кто настроен против государства. В качестве грубой иллюстрации: некоторые люди выступают против государственных школ, потому что не считают образование надлежащей задачей государства. (Милтон Фридман называл их «государственными школами.») Другие правые думают, что в государственных школах все в порядке; они просто возражают против того, как ими управляют прогрессисты, наполняя детские головы нежелательными идеями.

Очевидно, что большинство либертарианских пуристов принадлежат к антигосударственному лагерю, но для большинства консерваторов это баланс. Последовательный консерватор может быть либертарианцем почти по всем вопросам политики и по-прежнему выступать за жесткое регулирование или даже запрет порнографии.

Другая линия разлома вращается вокруг вопроса: «О каком состоянии мы говорим?»

Позвольте мне немного показать свои карты, помимо внешней политики, я очень либертарианец на национальном уровне, в основном либертарианец на государственном уровне и довольно коммунитарный на местном уровне.Позволить людям жить так, как они хотят жить там, где они на самом деле живут, при условии соблюдения основных гражданских прав, всегда казался мне лучшим способом максимизировать счастье и демократическую подотчетность.

Это поднимает последний вопрос: действительно ли государство может делать то, что вы от него хотите?

В основе консервативной критики левых всегда лежал базовый скептицизм по поводу того, что планирование сверху вниз из Вашингтона может работать. Раньше сторонники такого планирования были в основном слева.Это уже не так. И еще неизвестно, работает ли планирование сверху вниз справа лучше, чем слева.

Консервативное определение и значение | Словарь английского языка Коллинза

Примеры «консервативный» в предложении

консервативный

Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент. Подробнее… Президент приложил огромные усилия, чтобы заниматься дорогостоящими проблемами для консервативных религиозных групп.

Times, Sunday Times (2017)

Консерваторы также пообещали предоставить трастам выбор поставщиков услуг, тем самым увеличивая конкуренцию и потенциально снижая затраты.

Computing (2010)

Непонятно, как актриса, известная своим гедонистическим образом жизни, стала чемпионкой партии с консервативными религиозными взглядами.

Times, Sunday Times (2016)

Религия иногда является скорее радикальной, чем консервативной силой.

Сандерсон, Стивен К. Макросоциология: введение в человеческое общество (1995)

Теперь он считается консерватором и старается не выделяться.

Times, Sunday Times (2012)

Их консервативный стиль инвестирования имеет тенденцию защищать инвесторов от всей силы любого спада.

Times, Sunday Times (2016)

Консервативная монархия также испытывает давление со стороны иностранных правительств.

Times, Sunday Times (2015)

Непростой вопрос как для либералов, так и для консерваторов.

Times, Sunday Times (2011)

Он также утверждал, что религия является глубоко консервативной силой.

Сандерсон, Стивен К.Макросоциология: введение в человеческое общество (1995)

Египет — консервативная страна, и многие хотят видеть ее у власти.

Times, Sunday Times (2012)

Показать больше …

Консервативная культура также означает, что сожительство редко и пары вступают в брак раньше, чем где-либо еще.

Times, Sunday Times (2014)

Его консервативный подход к журналистике противоречил его смелости, когда он сталкивался с проблемами свободы прессы.

Times, Sunday Times (2012)

Мы очень условные, консервативные люди.

Times, Sunday Times (2009)

Консерваторы теперь признают, что справедливость имеет значение.

Times, Sunday Times (2010)

Следует помнить, что консерваторам не удалось получить абсолютное большинство на выборах.

Times, Sunday Times (2010)

Чтобы объединиться, придерживайтесь менее консервативного подхода и, наконец, сделайте выбор в пользу видео.

The Sun (2012)

Сейчас нет причин, по которым ястреб, занимающийся внешней политикой, должен объединяться с религиозным консерватором.

Times, Sunday Times (2007)

Результатом является тупик, который, как признают высокопоставленные консерваторы, может дорого им обойтись на президентских выборах в следующем году.

Times, Sunday Times (2011)

При этом он не был обычным консерватором.

Times, Sunday Times (2014)

Тем не менее старшие консерваторы стали нервничать.

Times, Sunday Times (2008)

Это вызвало бы вторые всеобщие выборы, на которых консерваторы, скорее всего, победили бы.

Times, Sunday Times (2012)

Во вторник консерваторы использовали один из хит-синглов с этого альбома для запуска своего всеобщего предвыборного манифеста.

Times, Sunday Times (2010)

Но после того, как он был отстранен от власти в 1998 году, более строгие и консервативные религиозные формы начали утверждать себя.

Times, Sunday Times (2014)

В отличие от пастырства или проповеди, обучение более широко принято в консервативных кругах, но женщинам по-прежнему нужен план.

Христианство сегодня (2000)

Неполитические образы вызывают нейронные предсказания политической идеологии

Curr Biol. 2014 17 ноя; 24 (22): 2693–2699.

, 1, 2 , 1, 2 , 2, 3 , 1, 2 , 1, 2 , 4 , 5 6 , 5 , 7 и 1, 2, 3, 8,

Woo-Young Ahn

1 Virginia Tech Carilion Research Institute, Virginia Tech Carilion Research Institute, Virginia Tech Carilion Research Institute, Virginia Tech Carilion Research Institute, Virginia Tech Carilion Research Institute Roanoke, VA 24016, USA

2 Computational Psychiatry Unit, Virginia Tech, Roanoke, VA 24016, USA

Kenneth T.Kishida

1 Virginia Tech Carilion Research Institute, Virginia Tech, Roanoke, VA 24016, USA

2 Computational Psychiatry Unit, Virginia Tech, Roanoke, VA 24016, USA

Xiaosi Gu

2 Computational Psychiatry Unit, Virginia Tech, Roanoke, VA 24016, USA

3 Wellcome Trust Center for Neuroimaging, University College London, 12 Queen Square, London WC1N 3BG, UK

Terry Lohrenz

1 Virginia Tech Carilion Research Institute, Virginia Tech, Roanoke, VA 24016, USA

2 Отдел вычислительной психиатрии, Virginia Tech, Roanoke, VA 24016, USA

Ann Harvey

1 Virginia Tech Carilion Research Institute, Virginia Tech Carilion Research Institute, Virginia Tech, Roanoke, VA 24016, США

2 Подразделение вычислительной психиатрии, Технологический институт Вирджинии, Роанок, Вирджиния 24016, США

Джон Р.Олфорд

4 Департамент политологии, Университет Райса, Хьюстон, Техас 77251-1892, США

Кевин Б. Смит

5 Департамент политологии, Университет Небраски-Линкольн, Линкольн, NE 68588-0328 , США

Гидеон Яффе

6 Йельская школа права, Йельский университет, Нью-Хейвен, Коннектикут 06511, США

Джон Р. Хиббинг

5 Департамент политологии Университета Небраски-Линкольн, Линкольн, штат Невада 68588-0328, США

Питер Даян

7 Gatsby Computational Neuroscience Unit, University College London, London WC1N 3AR, UK

P.Читать Монтегю

1 Virginia Tech Carilion Research Institute, Virginia Tech, Roanoke, VA 24016, USA

2 Computational Psychiatry Unit, Virginia Tech, Roanoke, VA 24016, USA

3 Wellcome Trust Center for Neuroimaging , University College London, 12 Queen Square, London WC1N 3BG, UK

8 Департамент физики, Virginia Tech, Blacksburg, VA 24061, USA

1 Virginia Tech Carilion Research Institute, Virginia Tech, Roanoke, VA 24016 , США

2 Отделение вычислительной психиатрии, Технологический институт Вирджинии, Роанок, Вирджиния 24016, США

3 Wellcome Trust Center for Neuroimaging, University College London, 12 Queen Square, London WC1N 3BG, UK

4 Department наук, Университет Райса, Хьюстон, Техас 77251-1892, США

5 Департамент политологии, Университет Небраски-Линкольн, Линкольн, NE 68588-0 328, США

6 Юридическая школа Йельского университета, Йельский университет, Нью-Хейвен, Коннектикут 06511, США

7 Группа вычислительной неврологии Гэтсби, Университетский колледж Лондона, Лондон, WC1N 3AR, Великобритания

8 Департамент физики, Virginia Tech, Blacksburg, VA 24061, USA

Поступила в редакцию 30 мая 2014 г .; Пересмотрено 29 августа 2014 г .; Принята в печать 19 сентября 2014 г.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.
Дополнительные материалы

Документ S1. Дополнительные экспериментальные процедуры, рисунки S1 – S4, таблицы S1 – S4 и приложения S1 и S2

GUID: 1AF861A0-0C08-4506-8B0E-DFE82709AB36

Документ S2. Статья плюс дополнительная информация

GUID: 7557EE28-98EF-406F-A106-97C27F611D8C

Резюме

Политические идеологии суммируют аспекты жизни, которые определяют, как человек организует свое публичное и личное поведение, включая его отношение к сексу, семье , образование и личная автономия [1, 2].Несмотря на абстрактный характер такой чувствительности, было обнаружено, что фундаментальные черты политической идеологии глубоко связаны с основными биологическими механизмами [3–7], которые могут служить для защиты от экологических проблем, таких как загрязнение и физическая угроза [8–12]. Эти результаты наводят на мысль о том, что нейронные реакции на неполитические стимулы (например, зараженная еда или физические угрозы) должны в высокой степени предсказывать абстрактные политические взгляды (например, отношение к контролю над огнестрельным оружием и абортам) [13].Мы применили метод машинного обучения к данным фМРТ, чтобы проверить гипотезу о том, что реакция мозга на эмоционально вызывающие образы предсказывает индивидуальные оценки в стандартном анализе политической идеологии. Отвратительные образы, особенно связанные с отвращением к животным (например, изуродованное тело), ​​генерируют нейронные реакции, которые в высокой степени предсказывают политическую ориентацию, даже если эти нейронные предикторы не согласуются с сознательной оценкой стимулов участниками. Образы из других аффективных категорий не подтверждают такие прогнозы.Примечательно, что реакции мозга на один-единственный отвратительный раздражитель были достаточны, чтобы делать точные прогнозы относительно политической идеологии отдельного субъекта. Эти результаты убедительно подтверждают идею о том, что фундаментальные различия в нейронной обработке, возникающие при вызове эмоционально вызывающих стимулов, могут служить для структурирования политических убеждений способами, которые ранее не оценивались.

Результаты

Мы провели эксперимент с пассивным просмотром изображений, чтобы проверить гипотезу о том, что неполитические, но эмоционально вызывающие воспоминания образы вызывают реакции мозга, которые предсказывают политическую идеологию, оцениваемую с помощью стандартной меры политической идеологии.Здоровым добровольцам (n = 83) было предложено смотреть на представленные изображения, лежа в сканере, а для контроля внимательности мы давали им указание нажимать кнопку, когда на экране появлялся крестик фиксации (). Изображения были взяты из базы данных International Affective Pictures [14] и включали отвратительные, угрожающие, приятные и нейтральные изображения (см. Приложение S1, доступное в Интернете). У каждого эмоционального состояния было два подусловия (см. Дополнительные экспериментальные процедуры). После сеанса фМРТ участники завершили сеанс поведенческой оценки, в котором они оценили все изображения, которые они видели в сканере (с использованием девятибалльной шкалы Лайкерта), как отвратительные, угрожающие или приятные.Наконец, участники заполнили компьютерные анкеты, оценивая свои политические взгляды, чувствительность к отвращению и уровень тревожности, связанной с состоянием / чертой характера. См. Дополнительные экспериментальные процедуры для получения подробной информации о поведенческой оценке и сеансах опроса.

Ход эксперимента

Каждый испытуемый сначала участвовал в аффективном задании по просмотру изображений в сканере фМРТ, во время которого они просмотрели 80 цветных изображений (20 отвратительных, 20 угрожающих, 20 приятных и 20 нейтральных).Иногда на экране появлялся фиксирующий крест, и участников просили нажать кнопку, как только они увидели крест. Каждое изображение было представлено в течение 4 секунд, и крест фиксации был представлен до тех пор, пока участники не нажали кнопку. Средний межпробный интервал (ITI) составлял 10 с. Затем участники завершили сеанс поведенческой оценки и несколько компьютеризированных опросов (см. Дополнительные экспериментальные процедуры). См. Также рисунок S1.

Политическая идеология была суммирована на основе нескольких пунктов обзора (Приложение S2), включая идеологическую позицию, партийную принадлежность и политические предпочтения (напр.g., контроль над огнестрельным оружием и иммиграция, представленные в хорошо известном формате Уилсона-Паттерсона [15]). Пункты опроса по политической идеологии постоянно нормализовались от 0 (крайне либеральный) до 1 (крайне консервативный) (см. Дополнительные экспериментальные процедуры). A показывает его распределение по всем участникам. Политические установки и интерес не показали значимой линейной зависимости [r (81) = -0,148, p = 0,182], но вместо этого показали U-образную кривую (рисунок S1A), что указывает на то, что больший политический интерес связан с поляризованными политическими взглядами.При тестировании на подмножестве участников наш показатель политических взглядов показывает превосходную надежность повторного тестирования (коэффициент корреляции Пирсона = 0,952; B). Чтобы сфокусировать наш анализ на поляризованных политических группах, мы разделили участников на три группы в зависимости от их политической идеологии (таблица S1): либеральные (n = 28), умеренные (n = 27) и консервативные (n = 28).

Поведенческие результаты и иллюстрация рабочего процесса для штрафного регрессионного анализа

(A) Распределение политических взглядов (ориентация).Политические установки оцениваются по шкале от 0 (крайне либеральные) до 1 (крайне консервативные) (среднее значение = 0,500, стандартное отклонение = 0,225). Мы разделили участников (n = 83) на три группы (либеральные [n = 28], умеренные [n = 27] и консервативные [n = 28]) в зависимости от их политических взглядов. Красные пунктирные линии обозначают тертили (33,3% и 66,6%).

(B) Тест-ретест на достоверность политических взглядов. Коэффициент корреляции Пирсона равен 0,952, p <2,2 × 10 −16 , а коэффициент устойчивой корреляции равен 0.986, p <2,0 × 10 −16 .

(C) Субъективные оценки эмоциональных картинок для каждой группы. Планки погрешностей показывают ± 1 SE.

(D) Схематическое изображение рабочего процесса для модели машинного обучения (штрафной регрессии). 10-кратная перекрестная проверка используется для оценки двух параметров настройки модели упругой сети. Уровень выживаемости был спроектирован обратно в пространство мозга (см. Дополнительные экспериментальные процедуры и рисунок S3A).

См. Также рисунок S3.

Как видно на C, группы существенно не различались по субъективным оценкам отвратительных, угрожающих или приятных картинок (также см. Таблицу S2).Кроме того, не было значительных групповых различий по показателям самооценки, за исключением того, что консервативная группа имела немного более высокую чувствительность к отвращению, чем либеральная [t (54) = 1,711, p = 0,093; Рисунок S1B и Таблица S1]. Обратите внимание, что при некоторых условиях эмоциональные состояния могут быть неявными или бессознательными [16]. Меры самоотчета могут не выявить некоторых индивидуальных различий в чувствительности отвращения [17].

Охарактеризовав поведение либеральных и консервативных групп и подтвердив ответы, зависящие от уровня кислорода в крови (жирный шрифт) на аффективные картины (рисунок S2 и таблица S3), мы использовали подход машинного обучения для прогнозирования индивидуальных различий в политической ориентации на основе моделей поведения. Смелые ответы всего мозга.В частности, мы применили метод штрафной регрессии, называемый эластичной сеткой [18], к нашим данным фМРТ (D и S3 и дополнительные экспериментальные процедуры). Алгоритм эластичной сети предлагает несколько преимуществ для данных фМРТ, включая автоматический выбор переменных (т. Е. Коэффициенты регрессии неважных переменных [вокселей] уменьшаются до нуля) и регуляризацию модели, что увеличивает интерпретируемость результатов. Эластичная сеть также обладает эффектом группировки, который объединяет сильно коррелированные предикторы в набор групп.Эффект группировки полезен для данных фМРТ, потому что они содержат много коррелированных предикторов (вокселей) из-за своей внутренней природы (то есть область мозга может состоять из многих вокселей) и пространственного сглаживания, которое является обычно используемым этапом предварительной обработки. Предыдущие исследования показали, что эластичная сеть работает лучше, чем оператор наименьшего абсолютного сжатия и выбора (LASSO), особенно когда количество предикторов намного превышает количество наблюдений [18]. Эластичная сеть начинает применяться к данным фМРТ [19, 20] и, по-видимому, является многообещающим инструментом для разработки прогностических моделей на основе данных нейровизуализации (и других типов).Используя алгоритм эластичной сети (анализ логистической регрессии со штрафными санкциями) и карты контраста ([отвратительно> нейтральный], [угрожающий> нейтральный] или [приятный> нейтральный]), мы исследовали области мозга, критические для перекрестно проверенной точности классификации (либеральная или консервативная группы; см. Дополнительные экспериментальные процедуры).

A показывает сеть областей мозга, предсказывающих консервативную и либеральную принадлежность к группе, выявленную методом машинного обучения, с контрастом [отвратительно> нейтрально].Отдельные тесты производительности вне выборки подтвердили надежность результатов (B и дополнительные экспериментальные процедуры). Ни один воксель не выдержал перекрестной проверки на других контрастах. Красно-желтые и сине-зеленые области обозначают вокселы, предсказывающие консервативные и либеральные группы, соответственно. Как видно на рисунке A, членство в консервативной группе было предсказано увеличением базальных ганглиев (пик MNI = [16, 8, −8], k = 234) / таламуса (пик MNI = [20, −18, 6]) / периакведуктального серый (PAG; пик MNI = [10, −24, −12] / гиппокамп (пик MNI = [−14, −4, −14]) / миндалины (пик MNI = [−18, −4, −14]) , дорсолатеральная префронтальная кора (DLPFC; пик MNI = [-44, 4, 52], k = 26), средняя / верхняя височная извилина (MTG / STG; пик MNI = [-60, -44, 6], k = 33 ), преддополнительная моторная область (пре-SMA; пик MNI = [−4, 8, 56], k = 56), веретенообразная извилина (FFG; пик MNI = [−42, −52, −10], k = 24 дюйма). левая сторона и [42, -60, -10], k = 16 в правой части) и нижняя лобная извилина (IFG; пик MNI = [52, 28, 4], k = 15).Увеличение вторичной соматосенсорной коры (S2) / задней части островка (пик MNI = [−40, −26, 19]) / нижней теменной доли (IPL; пик MNI = [−48, −40, 36], k = 125 в левой части и [48, −52, 54], k = 17 в правой части), лобной островке (MNI = [40, 16, −12], k = 19) и прецентральной извилине (пик MNI = [ -38, -12, 50], k = 25 в левой части и [40, -12, 52], k = 13 в правой части) предсказывали членство в либеральной группе. Обратите внимание, что групповые различия с использованием традиционного общего линейного моделирования (GLM) выявили аналогичные результаты с некоторыми различиями (рисунок S2D, таблица S4 и дополнительные экспериментальные процедуры).Средняя площадь под кривой (AUC) кривой рабочих характеристик приемника (ROC) составляла 0,981 (SD = 0,043). См. Дополнительные экспериментальные процедуры и рисунок S4 для получения более подробной информации и дополнительных результатов с использованием штрафной линейной регрессии для всех участников. Когда мы исследовали точность прогноза каждого подусловия отвращения (ядро / загрязнение и напоминание о животных), только отвращение, напоминающее животное (например, изуродованное тело), ​​было сильным предиктором политических взглядов (C; среднее значение AUC = 0,998, SD = 0.003 для напоминания о животных; среднее значение AUC = 0,548, SD = 0,125 для ядра / загрязнения).

Многовариантные модели мозговой активности, которые предсказывают политическую идеологию

(A) Вокселы, предсказывающие консервативное (красный-желтый) или либеральное (синий-зеленый) членство в группе, на основе штрафного логистического регрессионного анализа (размер кластера, k ≥ 10) . Выживаемость тесно связана с весами вокселей (регрессии) (см. Рисунок S3B). DLPFC, дорсолатеральная префронтальная кора; пре-SMA, прекомплементарная моторная область; Str, полосатое тело; GP, globus pallidus; HIPP, гиппокамп; AMYG, миндалевидное тело; MTG / STG, средняя / верхняя височная извилина; IFG, нижняя лобная извилина; S2 — вторичная соматосенсорная кора; IPL, нижняя теменная долька; и FFG, веретенообразная извилина.Цветовая шкала обозначает выживаемость.

(B) Распределение перекрестно проверенной площади под кривой (AUC). Мы выполнили 1000 итераций 5-кратной процедуры перекрестной проверки. Для каждой итерации мы сначала нашли λ, которое минимизировало биномиальное отклонение вне выборки в четыре раза (80% данных). Затем для каждого из пяти складок мы вычислили площадь под кривой рабочей характеристики приемника (ROC), используя прогнозы, полученные в результате подгонки модели к остальным данным с использованием минимального значения λ. Это привело к 5000 (1000 итераций × 5 AUC на итерацию) вычислений AUC, нанесенных на гистограмму (среднее значение = 0.757, медиана = 0,771, мода = 0,833, SD = 0,150). На вставке в верхнем левом углу показана производительность прогнозирования вне выборки для половины данных (тестовый набор), когда модель обучается на другой половине данных (обучающий набор) для линейной регрессии со штрафными санкциями. По осям x и y показаны баллы Z фактических политических взглядов и предсказанные политические отношения на основе ЖИРНЫХ сигналов, соответственно. Коэффициент корреляции Пирсона = 0,52, p = 0,0004; коэффициент робастной корреляции = 0,44, p = 0.0024. См. Дополнительные экспериментальные процедуры для получения полной информации.

(C) Вокселы, прогнозирующие консервативное или либеральное членство в группе на основании каждого подусловия отвращения (т. Е. С использованием контрастных карт [отвращение к животным> нейтральное] или [ядро / отвращение к загрязнению> нейтральное]; подробности см. В дополнительных экспериментальных процедурах подусловий). Критерий выживаемости вокселей такой же, как и для (A).

См. Также рисунок S2.

Недавняя работа предполагает, что данные BOLD временного ряда от одного стимула могут категорически отличать здоровых людей от людей с диагнозом расстройство аутистического спектра (неопубликованные данные).Лу и др. применил подход машинного обучения к данным временных рядов из конкретной интересующей области и продемонстрировал, что ответы мозга на один стимул на определенный тип стимула могут использоваться для точных категориальных прогнозов статуса расстройства. Мы проверили гипотезу о том, что измерение одного стимула в сочетании с подходом машинного обучения может содержать достаточно информации, чтобы предсказать либеральное и консервативное членство в группе для каждого отдельного участника. Следуя Луи и др., Мы извлекли весь ЖИРНЫЙ временной ряд отклика на первую отвратительную картину.Данные временных рядов каждые 2 секунды пространственно усреднялись в пределах каждого из двух типов паттернов, показанных на A: (+) воксели (области от красного к желтому, прогнозирующие консервативную группу) и (-) воксели (области от синего к зеленому, прогнозирующие либеральную группу). group) (см. Дополнительные экспериментальные процедуры).

Как видно на рисунке A, представление отвратительных картинок с одним стимулом надежно дифференцировало консервативные и либеральные группы в (+) вокселях. Гемодинамический ответ консервативной группы имел более крутой наклон и более высокий пик, чем у либеральной группы.Средняя AUC кривой ROC с использованием представления одного стимула составила 0,845 (SD = 0,009; B). Когда мы использовали каждую интересующую область в (+) вокселях для одного и того же анализа (C), таламус (средняя AUC = 0,816, SD = 0,023) и DLPFC (средняя AUC = 0,807, SD = 0,018) были самыми сильными прогнозами. области, за которыми следуют базальные ганглии (средняя AUC = 0,789, SD = 0,005), FFG (средняя AUC = 0,764, SD = 0,047), пре-SMA (средняя AUC = 0,733, SD = 0,044), миндалина / гиппокамп (средняя AUC = 0,721, SD = 0,079), PAG (средняя AUC = 0.662, SD = 0,100) и MTG / STG (среднее значение AUC = 0,654, SD = 0,105). В то время как увеличение (-) вокселей предсказывало либеральное членство в группе с полными данными, ни один из ЖИРНЫХ временных рядов данных из (-) вокселей не выжил с использованием анализа одного стимула.

Однократного предъявления отвратительного стимула достаточно для точного прогнозирования политической ориентации человека

(A) Гемодинамический ответ на первый отвратительный стимул для либеральных и консервативных групп, извлеченный из красно-желтых вокселей в A.Заштрихованные области указывают ± 1 SE. Данные временных рядов линейно интерполировались каждые 1 с для целей отображения. «AUC» обозначает среднюю AUC кривых ROC за 1000 итераций.

(B) Типичная кривая ROC.

(C) Гемодинамический ответ на первый отвратительный стимул, извлеченный из каждой прогностической области, а также средние значения AUC соответствующих кривых ROC. Ось x — это время с момента предъявления стимула (-ий), а ось y — процентное изменение сигнала (в процентах). Черные перевернутые треугольники обозначают начало стимула, нижняя часть которого находится на отметке 0.05% изменение сигнала. DLPFC, дорсолатеральная префронтальная кора; пре-SMA, прекомплементарная моторная область; БГ — базальные ганглии; AMYG / HIPP, миндалевидное тело / гиппокамп; MTG / STG, средняя / верхняя височная извилина; FFG, веретенообразная извилина; и PAG, периакведуктальный серый.

См. Также рисунок S4.

Обсуждение

Неврология начала предоставлять обширную информацию о нейрофизиологических процессах, лежащих в основе политического поведения. Наши результаты имеют важное значение для более фундаментальных связей между биологией, эмоциями, политической идеологией и человеческой природой.В то время как предыдущие исследования с использованием реакции проводимости кожи [9–11], нейровизуализации [21–24] и анкетирования [25, 26] указывали на роль эмоций в политических установках, насколько нам известно, это первое исследование с помощью фМРТ, которое выявляет многомерные закономерности. активности мозга, которые различаются у либералов и консерваторов во время эмоциональной обработки сенсорных стимулов. Накапливающиеся данные свидетельствуют о том, что познание и эмоции глубоко взаимосвязаны [27], а взгляд на разделение познания и эмоций становится устаревшим [28].Люди склонны считать свои политические взгляды чисто когнитивными (т. Е. Рациональными). Однако наши результаты дополнительно подтверждают представление о том, что эмоциональные процессы тесно связаны со сложными и многомерными системами человеческих убеждений [13], и такие эмоциональные процессы могут играть гораздо большую роль, чем мы думаем в настоящее время, возможно, вне нашего понимания их влияния [ 29]. Несмотря на растущее количество данных из различных областей, включая генетику, когнитивную нейробиологию и психологию, многие политологи по-прежнему скептически относятся к исследованиям, связывающим биологические факторы с политической идеологией, по-разному утверждая, что биология не имеет отношения к центральным политическим вопросам [30], что теоретическая основа для ожидания Актуальность биологии слаба и туманна [31], признание роли биологии является редукционистским [32], а признание значимости биологии для человеческих убеждений и поведения потенциально опасно [33].Мы надеемся, что часть этого скептицизма может быть уменьшена после нашей демонстрации того, что данные фМРТ, даже от одного стимула, могут служить сильным предсказателем политической идеологии.

Несколько групп предположили, что люди рождаются с определенными предрасположенностями и чертами, которые влияют на формирование их политических убеждений [3, 4]. Кроме того, несколько исследований показали, что жизненный опыт (например, [34]) и травматический опыт [35] могут влиять на политические взгляды. Наши результаты согласуются с идеей о том, что политические убеждения связаны с нейробиологическим составом.Но и генетика, и история жизни играют важную роль в установлении как связей между нейроанатомическими регионами, так и их склонности реагировать на стимулы окружающей среды. Мы не изолировали отдельные роли, которые генетика и история жизни играют в развитии измеряемых нами реакций мозга.

Широкий спектр областей мозга способствовал предсказанию политической идеологии (A), в том числе те, которые, как известно из прошлых работ, участвуют в обработке и интероцепции отвращения и других стимулов с отрицательной аффективной валентностью, а также вовлечены в более простые аспекты внимательной сенсорной обработки: мы обнаружили области, которые, как известно, участвуют в распознавании отвращения [17, 36–38] (например,g., островок, базальные ганглии и миндалевидное тело), ​​восприятие телесных сигналов [39] (например, островка), переживание физической / социальной боли [40] или наблюдение за другими людьми при боли [41] (например, S2, островок, PAG и таламус), а также регуляцию эмоций [42] (например, DLPFC, островок, миндалевидное тело и пре-SMA), а также регионы, участвующие в интеграции информации [43] (например, таламус и миндалевидное тело), ​​внимание [43, 44 ] (например, миндалевидное тело, IPL, FFG, STG / MTG), извлечение памяти [44, 45] (например, гиппокамп, миндалевидное тело и IPL), а также ингибирующий контроль [46] (напр.g., IFG, DLPFC и pre-SMA), возможно, для подавления врожденных реакций. Хотя наши результаты предполагают, что отвратительные картинки вызывают совершенно разные эмоциональные реакции у консерваторов и либералов, в будущем потребуется ряд целевых исследований, чтобы выявить отдельный вклад каждой цепи мозга.

Мы предположили, что консерваторы, по сравнению с либералами, имеют больший негативный уклон [13], который включает в себя как отвратительные, так и угрожающие условия в нашем исследовании. Наш вывод о том, что только отвратительные картинки, особенно в категории напоминаний о животных, отличают консерваторов от либералов, может свидетельствовать о примате отвращения в пантеоне человеческих отвращений, но также возможно, что этот результат связан с тем, что, по сравнению к угрозе отвращение гораздо легче вызвать с помощью визуальных образов на экране компьютера.

Наконец, это исследование поднимает несколько важных, но нерешенных вопросов. Во-первых, хотя политическая идеология влияет на многие формы поведения (включая, помимо прочего, поведение при голосовании), неизвестно, влияет ли она на это благодаря нейронным различиям в аффективной обработке, которые мы измерили. Во-вторых, и, соответственно, важно также знать, как индивидуальные различия в способности регулировать эмоции [26] и нейронные основы этой способности связаны с политической идеологией.Третий блок вопросов касается влияния настоящего исследования на развитие биологических показателей политической идеологии. Хотя его можно использовать в различных условиях для измерения политической идеологии (например, политические опросы обычно включают в себя некоторое ее измерение), остается открытым вопрос, могут ли биологические меры стать более точными или более полезными, чем инструменты ( такие как меры самоотчета), которые используются в настоящее время. Для определения ответа на этот вопрос потребуется ответить на множество других: как модель машинного обучения, основанная на данных, собранных в одном регионе (например,г., Нью-Йорк) поддерживают прогнозы политических взглядов людей в другом регионе (например, в Техасе)? Насколько детальны категории аффективного ответа, связанные с политической идеологией? Хотя наши результаты показывают большую дифференциацию политической идеологии в случаях отвращения с напоминанием о животных, чем отвращение к ядру / загрязнению, каковы связи между политической идеологией и другими формами отвращения, такими как моральное отвращение? Чем больше мы узнаем о чувствительности политической идеологии к тонким различиям в аффективных реакциях и их нейронных основах, тем больше мы узнаем о возможности использования полезных и портативных инструментов для биологического измерения идеологии.Тогда это поднимет еще один сложный этический вопрос об обстоятельствах, если таковые имеются, при которых уместно использовать такие инструменты. И, наконец, настоящее исследование поднимает важные вопросы о возможности и препятствиях к взаимопониманию и сотрудничеству, несмотря на разногласия в политической идеологии. Может ли признание того, что люди с разными политическими убеждениями, отличными от наших, также проявляют разные реакции отвращения со стороны наших собственных, поможет нам или помешает нам в нашей способности принять их как равных в демократическом управлении? Чтобы ответить на эти важные вопросы, потребуется дальнейшая работа.

Экспериментальные процедуры

Участники

Были набраны 83 здоровых человека (мужчины / женщины = 41/42; возраст = 18–62; среднее [SD] = 29,0 [11,3] лет) в Роаноке и Блэксбурге, штат Вирджиния, области были набраны из большой базы данных, поддерживаемой Лабораторией нейровизуализации человека в период с сентября 2012 г. по сентябрь 2013 г. См. дополнительные экспериментальные процедуры для получения информации о критериях включения / исключения для участников и демографических данных.

Задача фМРТ

Участников проинформировали, что они выполнят простую задачу визуального восприятия.Им было сказано просто смотреть на эмоциональные картинки, когда они были представлены, но нажимать кнопку, когда они видели крест фиксации. изображает временной ход эксперимента фМРТ. Это пассивная задача по просмотру картинок, в которой в общей сложности представлены 20 отвратительных, 20 угрожающих, 20 приятных и 20 нейтральных картинок, порядок которых был случайным для каждого участника. Все изображения были взяты из Международной системы аффективных изображений (IAPS) [14]. См. Приложение S1, где указаны номера изображений IAPS, описание и рейтинги валентности / возбуждения всех изображений.В таблице S2 приведены средние значения валентности и возбуждения IAPS для каждого эмоционального состояния. Каждая фотография была представлена ​​в течение 4 с. Десять попыток нажатия кнопок (фиксация-крест) были псевдослучайно смешаны с эмоциональными картинками, чтобы помочь участникам полностью бодрствовать и обращать внимание на визуальные стимулы. Крест фиксации оставался на экране до нажатия кнопки. Каждое испытание было разделено интервалом переменной с распределением Пуассона (среднее значение = 10 с, стандартное отклонение = 10 с, минимум = 6 с, максимум = 17 с). Всего эксперимент длился около 20 минут.NEMO (http://labs.vtc.vt.edu/hnl/nemo/index.html) использовался для представления стимулов и сбора поведенческих ответов.

Вклад авторов

W.-Y.A., X.G., T.L., A.H., J.R.A., K.B.S., J.R.H. и P.R.M. задумал и спланировал эксперименты; W.-Y.A. выполнил исследование; W.-Y.A. и Т. проанализировали данные; P.R.M. курировал проект; и все авторы написали статью.

Выражение признательности

Эта работа финансировалась основным исследовательским сообществом Wellcome Trust (P.R.M.), Благотворительный фонд Гэтсби (P.D.), Национальный научный фонд (J.R.H., K.B.S., J.R.A. и P.R.M.) и Фонд семьи Кейн (P.R.M.). Авторы благодарят Себастьяна Хету, Якоба И. Ли и Ирис Виларес за их полезные комментарии к предыдущей версии рукописи.

Дополнительная информация

Документ S1. Дополнительные экспериментальные процедуры, рисунки S1 – S4, таблицы S1 – S4 и приложения S1 и S2: Документ S2. Артикул плюс дополнительная информация:

Ссылки

1.Йост Дж. Т., Федерико К. М., Напье Дж. Л. Политическая идеология: ее структура, функции и выборное сходство. Анну. Rev. Psychol. 2009. 60: 307–337. [PubMed] [Google Scholar] 2. Хайдт Дж. Пантеон; Нью-Йорк: 2012. Праведный разум: почему хорошие люди разделяются религией и политикой. [Google Scholar] 3. Фаулер Дж. Х., Бейкер Л. А., Дауэс К. Т. Генетическая изменчивость в политическом участии. Являюсь. Полит. Sci. Ред. 2008; 102: 233–248. [Google Scholar] 4. Алфорд Дж. Р., Функ С. Л., Хиббинг Дж. Р. Передаются ли политические ориентации генетически? Являюсь.Полит. Sci. Ред. 2005; 99: 153–167. [Google Scholar] 5. Хатеми П.К., Гиллеспи Н.А., Ивз Л.Дж., Махер Б.С., Уэбб Б.Т., Хит А.С., Медланд С.Е., Смит Д.К., Биби Н.Н., Гордон С.Д. Полногеномный анализ либеральных и консервативных политических взглядов. J. Полит. 2011. 73: 271–285. [Google Scholar] 6. Settle J.E., Dawes C.T., Fowler J.H. Наследственность партизанской привязанности. Полит. Res. Q. 2009; 62: 601–613. [Google Scholar] 7. Kanai R., Feilden T., Firth C., Rees G. Политические ориентации коррелируют со структурой мозга молодых людей.Curr. Биол. 2011; 21: 677–680. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 8. Амодио Д.М., Йост Дж. Т., Мастер С. Л., Йи К. М. Нейрокогнитивные корреляты либерализма и консерватизма. Nat. Neurosci. 2007. 10: 1246–1247. [PubMed] [Google Scholar] 9. Оксли Д.Р., Смит К. Наука. 2008; 321: 1667–1670. [PubMed] [Google Scholar] 10. Додд M.D., Balzer A., ​​Jacobs C.M., Gruszczynski M.У., Смит К.Б., Хиббинг Дж. Филос. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 2012; 367: 640–649. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Смит К. Б., Оксли Д., Хиббинг М. В., Алфорд Дж. Р., Хиббинг Дж. Р. Чувствительность к отвращению и нейрофизиология левых и правых политических ориентаций. PLoS ONE. 2011; 6: e25552. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 12. Шаллер М., Парк Дж.H. Поведенческая иммунная система (и почему это важно) Curr. Реж. Psychol. Sci. 2011; 20: 99–103. [Google Scholar] 13. Хиббинг Дж. Р., Смит К. Б., Алфорд Дж. Р. Различия в предвзятости к негативности лежат в основе вариаций политической идеологии. Behav. Brain Sci. 2014; 37: 297–307. [PubMed] [Google Scholar] 14. Лэнг П.Дж., Брэдли М.М., Катберт Б.Н. Университет Флориды; Гейнсвилл: 2008. Международная система аффективных изображений (IAPS): эмоциональные рейтинги изображений и инструкция по эксплуатации. Технический отчет A-8. [Google Scholar] 15.Уилсон Г.Д., Паттерсон Дж. Р. Новая мера консерватизма. Br. J. Soc. Clin. Psychol. 1968; 7: 264–269. [PubMed] [Google Scholar] 16. Винкельман П., Берридж К. Бессознательная эмоция. Curr. Реж. Psychol. Sci. 2004. 13: 120–123. [Google Scholar] 17. Судзуки А., Хосино Т., Сигемасу К., Кавамура М. Нарушение распознавания мимики, специфическое для отвращения, при болезни Паркинсона. Головной мозг. 2006. 129: 707–717. [PubMed] [Google Scholar] 18. Цзоу Х., Хасти Т. Регуляризация и выбор переменных с помощью эластичной сети.J. R. Stat. Soc., B. 2005; 67: 301–320. [Google Scholar] 19. Ряли С., Супекар К., Абрамс Д. А., Менон В. Разреженная логистическая регрессия для классификации данных фМРТ для всего мозга. Нейроизображение. 2010. 51: 752–764. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Уилан Р., Уоттс Р., Орр С.А., Альтхофф Р.Р., Артижес Э., Банашевски Т., Баркер Г.Дж., Бокде А.Л.У., Бюхель К., Карвалью Ф.М., Нейропсихосоциальные профили нынешних и будущих подростков, злоупотребляющих алкоголем, Консорциума IMAGEN. Природа. 2014; 512: 185–189.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Вестен Д., Благов П.С., Харенски К., Килтс С., Хаманн С. Нейронные основы мотивированного рассуждения: исследование FMRI эмоциональных ограничений пристрастных политических суждений на президентских выборах в США 2004 года. J. Cogn. Neurosci. 2006; 18: 1947–1958. [PubMed] [Google Scholar] 22. Митчелл Дж. П., Макрэй С. Н., Банаджи М. Р. Диссоциативные медиальные префронтальные вклады в суждения подобных и непохожих других. Нейрон. 2006. 50: 655–663. [PubMed] [Google Scholar] 23.Туше А., Кант Т., Вишневски Д., Хейнс Дж. Д. Автоматическая обработка политических предпочтений в человеческом мозге. Нейроизображение. 2013; 72: 174–182. [PubMed] [Google Scholar] 24. Каплан Дж., Фридман Дж., Якобони М. Мы против них: политические взгляды и партийная принадлежность влияют на нейронную реакцию на лица кандидатов в президенты. Нейропсихология. 2007. 45: 55–64. [PubMed] [Google Scholar] 25. Инбар Ю., Писарро Д., Айер Р., Хайдт Дж. Чувствительность к отвращению, политический консерватизм и голосование. Soc. Psychol.Чел. Sci. 2012; 3: 537–544. [Google Scholar] 26. Ли Дж. Дж., Сон Ю., Фаулер Дж. Х. Регулирование эмоций как основа политического отношения: снижает ли переоценка поддержку консервативной политике? PLoS ONE. 2013; 8: e83143. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 27. Гу X., Лю X., Ван Дам Н.Т., Хоф П.Р., Фань Дж. Интеграция когнитивных эмоций в передней части коры островка. Цереб. Cortex. 2013; 23: 20–27. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 28. Пессоа Л. О взаимосвязи эмоций и познания.Nat. Rev. Neurosci. 2008. 9: 148–158. [PubMed] [Google Scholar] 29. Вестен Д. Связи с общественностью; Нью-Йорк: 2008. Политический мозг. [Google Scholar] 30. Шлозман К.Л. Две проблемы по поводу десяти заблуждений. Перспектива. Полит. 2013; 11: 490–491. [Google Scholar] 31. Энгельманн С.Г. Проблемы теории: на примере биополитической науки. Aust. J. Полит. Sci. 2010; 1: 55–71. [Google Scholar] 32. Дастер Т. Возрождение против редукционизма в дебатах о роли биологии в политике. Перспектива. Полит. 2013; 11: 495–499. [Google Scholar] 33.Чарни Э. Гены и идеологии. Перспектива. Полит. 2008. 6: 299–319. [Google Scholar] 35. Кармил Д., Брезниц С. Личная травма и мировоззрение — связаны ли чрезвычайно стрессовые переживания с политическими взглядами, религиозными убеждениями и ориентацией на будущее? J. Trauma. Стресс. 1991; 4: 393–405. [Google Scholar] 36. Филлипс М.Л., Янг А.В., Сеньор К., Браммер М., Эндрю С., Колдер А.Дж., Баллмор Э.Т., Перретт Д.И., Роуленд Д., Уильямс С.С. Специфический нейронный субстрат для восприятия выражений лица отвращения.Природа. 1997. 389: 495–498. [PubMed] [Google Scholar] 37. Шпренгельмейер Р., Рауш М., Эйзель У. Т., Прзунтек Х. Нервные структуры, связанные с распознаванием выражений лица основных эмоций. Proc. Биол. Sci. 1998; 265: 1927–1931. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Шпренгельмейер Р., Янг А. В., Колдер А. Дж., Карнат А., Ланге Х., Хемберг В., Перретт Д. И., Роуленд Д. Потеря отвращения. Восприятие лиц и эмоций при болезни Хантингтона. Головной мозг. 1996; 119: 1647–1665. [PubMed] [Google Scholar] 39.Крейг А.Д. Интероцепция: ощущение физиологического состояния тела. Curr. Opin. Neurobiol. 2003. 13: 500–505. [PubMed] [Google Scholar] 40. Вейджер Т.Д., Атлас Л.Ю., Линдквист М.А., Рой М., Ву К.-В., Кросс Э. Неврологический признак физической боли на основе фМРТ. N. Engl. J. Med. 2013; 368: 1388–1397. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Кейзерс К., Каас Дж. Х., Газзола В. Сомато-чувствительность в социальном восприятии. Nat. Rev. Neurosci. 2010; 11: 417–428. [PubMed] [Google Scholar] 42. Вейджер Т.Д., Дэвидсон М.Л., Хьюз Б.Л., Линдквист М.А., Охснер К.Н. Префронтально-подкорковые пути, обеспечивающие успешную регуляцию эмоций. Нейрон. 2008; 59: 1037–1050. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Пессоа Л., Адольфс Р. Обработка эмоций и миндалевидное тело: от «низкой дороги» к «многим дорогам» оценки биологической значимости. Nat. Rev. Neurosci. 2010. 11: 773–783. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 44. Хатчинсон Дж. Б., Ункафер М. Р., Вагнер А. Д. Задняя теменная кора и эпизодическое извлечение: конвергентные и дивергентные эффекты внимания и памяти.Учиться. Mem. 2009. 16: 343–356. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 45. Фелпс Э.А. Человеческие эмоции и память: взаимодействие миндалевидного тела и комплекса гиппокампа. Curr. Opin. Neurobiol. 2004. 14: 198–202. [PubMed] [Google Scholar] 46. Арон А. От реактивного к упреждающему и выборочному контролю: разработка более совершенной модели для остановки неадекватных реакций. Биол. Психиатрия. 2011; 69: e55 – e68. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 47. Фридман Дж., Хасти Т., Тибширани Р. Пути регуляризации для обобщенных линейных моделей посредством координатного спуска.J. Stat. Софтв. 2010; 33: 1–22. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Идея «свободы» имеет два разных значения. Вот почему

Мы склонны думать о свободе как об идеале освобождения — и не без оснований. На протяжении всей истории стремление к свободе вдохновляло бесчисленные маргинализированные группы бросать вызов правлению политических и экономических элит. Свобода была лозунгом атлантических революционеров, которые в конце 18 века свергнули автократических королей, высокомерную элиту и (на Гаити) рабовладельцев, положив тем самым конец Старому режиму.В XIX и XX веках чернокожие активисты за гражданские права и феминистки боролись за расширение демократии во имя свободы, в то время как популисты и прогрессисты боролись за то, чтобы положить конец экономическому господству рабочих.

Хотя эти группы имели разные цели и амбиции, иногда ставя их в противоречие друг с другом, все они согласились, что их главная цель — свобода — требует усиления голоса народа в правительстве. Когда покойный респ.Джон Льюис призвал американцев «позволить свободе звенеть», он опирался на эту традицию.

Но у истории свободы есть и другая сторона. За последние 250 лет призыв к свободе также использовался консерваторами для защиты интересов элиты. По их мнению, настоящая свобода — это не коллективный контроль над правительством; оно заключается в личном наслаждении своей жизнью и благами. С этой точки зрения сохранение свободы имеет мало общего с обеспечением подотчетности правительства перед народом.Консерваторы указывают, что демократически избранное большинство представляет такую ​​же или даже большую угрозу личной безопасности и правам личности — особенно праву на собственность — как хищные короли или жадные элиты. Это означает, что свободу лучше всего могут сохранить институты, ограничивающие власть этого большинства, или просто максимально сузив сферу управления.

Этот особый образ мышления о свободе был впервые предложен в конце 18 века защитниками Старого режима.Начиная с 1770-х годов, когда революционеры по обе стороны Атлантики восстали во имя свободы, появился поток брошюр, трактатов и газетных статей с такими заголовками, как Некоторые наблюдения о свободе , Заявление о гражданской свободе или О свободе Свобода гражданина . Их авторы категорически отрицали, что Атлантические революции принесут большую свободу. Как, например, объяснил шотландский философ Адам Фергюсон — стойкий противник американской революции, свобода заключается в «защите наших прав».И с этой точки зрения американские колонисты уже были свободны, хотя им не хватало контроля над тем, как ими управляли. Как британские подданные, они пользовались «большей безопасностью, чем когда-либо прежде». Это означало, что свободу колонистов лучше всего сохранить, поддерживая статус-кво; их попытки управлять собой могли закончиться только анархией и правлением толпы.

Исправьте историю в одном месте: подпишитесь на еженедельную рассылку TIME History

В течение XIX века эта точка зрения получила широкое распространение среди европейских элит, которые продолжали яростно противостоять приходу демократии.Бенджамин Констан, один из самых известных политических мыслителей Европы, отверг пример французских революционеров, заявив, что они смешали свободу с «участием в коллективной власти». Вместо этого сторонникам свободы следует обратиться к британской конституции, в которой прочно укоренилась иерархия. Здесь, по утверждению Константа, свобода, понимаемая как «мирное наслаждение и личная независимость», была совершенно безопасной, даже несмотря на то, что менее пяти процентов взрослых британцев могли голосовать. С этим согласился венгерский политик Йожеф Этвеш и многие другие.Писая после жестоко подавленных революций, которые поднялись против нескольких европейских монархий в 1848 году, он жаловался, что повстанцы, борющиеся за избирательное право мужественности, смешали свободу с «принципом верховенства народа». Но такая неразбериха могла привести только к демократическому деспотизму. Истинная свобода, определяемая Этвешем как уважение «заслуженных прав», лучше всего может быть достигнута путем максимального ограничения государственной власти, а не путем демократизации.

В U.С., консерваторы также стремились заявить, что они, и только они, были настоящими защитниками свободы. В 1790-х годах некоторые из наиболее радикальных федералистов пытались противостоять демократическим достижениям предыдущего десятилетия во имя свободы. С точки зрения стойкого федералиста Ноя Вебстера, например, было ошибкой думать, что «для обретения свободы и установления свободного правительства ничего не нужно, кроме как избавиться от королей, дворян и священников». Чтобы сохранить истинную свободу, которую Вебстер определил как мирное наслаждение жизнью и имуществом, необходимо было ограничить власть народа, предпочтительно оставив сенат для богатых.Тем не менее, такие взгляды медленнее набирали обороты в Соединенных Штатах, чем в Европе. В целом, к разочарованию Вебстера, его современники считали, что свободу лучше всего сохранить путем расширения демократии, а не ограничения народного контроля над правительством.

Но к концу XIX века консервативные попытки вернуть себе концепцию свободы все же прижились. Отмена рабства, быстрая индустриализация и массовая миграция из Европы экспоненциально расширили сельскохозяйственный и промышленный рабочий класс, а также предоставили им более широкое политическое влияние.Это вызвало растущее беспокойство по поводу народного правительства среди американских элит, которые теперь начали утверждать, что «массовая демократия» представляет серьезную угрозу свободе, особенно праву на собственность. Фрэнсис Паркман, потомок влиятельной бостонской семьи, был лишь одним из растущего числа государственных деятелей, высказавших сомнения в целесообразности всеобщего избирательного права, поскольку «массы нации … хотят равенства больше, чем свободы».

Уильям Грэм Самнер, влиятельный профессор Йельского университета, также высказался за многих, когда он предупредил о появлении нового, демократического вида деспотизма — опасности, которой лучше всего избежать, максимально ограничив сферу управления.« Laissez faire », или, грубо говоря, «занимайся своим делом», — заключил Самнер, — было «доктриной свободы».

Внимательное отношение к этой истории может помочь нам понять, почему сегодня люди могут использовать одно и то же слово — «свобода» — для обозначения двух очень разных вещей. Когда консервативные политики, такие как Рэнд Пол и правозащитные группы FreedomWorks или Федералистское общество, говорят о своей любви к свободе, они обычно имеют в виду нечто совершенно отличное от борцов за гражданские права, таких как Джон Льюис, и от революционеров, аболиционистов и феминисток, по стопам которых пошел Льюис.Вместо этого они направляют консерваторов 19-го века, таких как Фрэнсис Паркман и Уильям Грэм Самнер, которые считали, что свобода заключается в защите прав собственности — в случае необходимости, путем противодействия демократии. Сотни лет спустя эти два конкурирующих взгляда на свободу остаются в значительной степени несовместимыми.

Аннелиен де Дейн является автором книги « Свобода: Неуправляемая история », которую теперь можно получить в издательстве Harvard University Press.

Еще истории из TIME, которые необходимо прочитать


Свяжитесь с нами по [email protected]

Консервативный и либеральный разум могут иметь некоторые реальные различия

В 1968 году состоялись дебаты между консервативным мыслителем Уильямом Ф. Бакли-младшим и либеральным писателем Гором Видалем.Была надежда, что эти два представителя противостоящих интеллектуальных элит покажут американцам, живущим в неспокойные времена, что политические разногласия могут быть цивилизованными. Эта идея просуществовала недолго. Вместо этого Бакли и Видаль быстро начали обзывать. После этого они подали друг на друга в суд за клевету.

История дебатов 1968 года открывает хорошо известную книгу 2013 года под названием Predisposed , которая познакомила широкую публику с областью политической нейробиологии. Авторы, трио политологов из Университета Небраски-Линкольна и Университета Райса, утверждали, что если различия между либералами и консерваторами кажутся глубокими и даже непреодолимыми, то это потому, что они коренятся в личностных характеристиках и биологических предрасположенностях.

В целом, как показывают исследования, консерваторы больше либералов стремятся к безопасности, предсказуемости и авторитету, а либералам больше нравится новизна, нюансы и сложность. Если бы вы поместили Бакли и Видаля в аппарат магнитно-резонансной томографии и представили им идентичные изображения, вы, вероятно, увидели бы различия в их мозге, особенно в областях, которые обрабатывают социальную и эмоциональную информацию. Объем серого вещества или тел нервных клеток, составляющих переднюю поясную кору, область, которая помогает обнаруживать ошибки и разрешать конфликты, у либералов обычно больше.А миндалевидное тело, которое важно для регулирования эмоций и оценки угроз, у консерваторов больше.

Хотя эти результаты удивительно последовательны, они являются вероятностями, а не определенностью, что означает, что существует множество индивидуальных вариаций. В политическом ландшафте есть левши, которые владеют оружием, правые, которые водят Prius, и все, что между ними. Существует также нерешенная проблема курицы и яйца: начинают ли мозги обрабатывать мир по-другому или они становятся все более разными по мере развития нашей политики? Более того, до сих пор не совсем ясно, насколько полезно знать, что мозг республиканца загорается над X, а мозг демократа отвечает на Y.

Итак, что изучение нейронной активности может сказать о политическом поведении? Все еще развивающаяся область политической нейробиологии начала выходить за рамки описания основных структурных и функциональных различий мозга между людьми разных идеологических убеждений — определения того, у кого самая большая миндалина — к более тонким исследованиям того, как определенные когнитивные процессы лежат в основе нашего политического мышления и решений. -изготовление. Пристрастие влияет не только на наш голос; он влияет на нашу память, рассуждения и даже на наше восприятие истины.Знание этого не объединит нас всех волшебным образом, но исследователи надеются, что продолжение понимания того, как пристрастие влияет на наш мозг, может, по крайней мере, позволить нам противостоять его худшим последствиям: расколу, который может разрушить общие ценности, необходимые для сохранения чувства национального единства. единство.

Социологи, наблюдающие за поведением в политической сфере, могут получить существенное представление об опасностях ошибочной приверженности. Однако политическая нейробиология пытается углубить эти наблюдения, предоставляя доказательства того, что убеждение или предвзятость проявляются как мера объема или активности мозга, демонстрируя, что отношение, убеждение или заблуждение на самом деле является подлинным.«Структура и функции мозга обеспечивают более объективные измерения, чем многие типы ответов на опросы», — говорит политический нейробиолог Ханна Нам из Университета Стоуни-Брук. «Участников могут побудить быть более честными, если они думают, что у ученых есть« окно »в их мозг». Это не означает, что политическая нейробиология может использоваться как инструмент для «чтения мыслей», но она может улавливать несоответствия между заявленными позициями и лежащими в основе когнитивными процессами.

Сканирование мозга также вряд ли будет использоваться в качестве биомаркера для конкретных политических результатов, потому что отношения между мозгом и политикой не однозначны.Тем не менее, «нейробиологические характеристики могут использоваться в качестве предиктора политических результатов — но не детерминированным образом», — говорит Нам.

Чтобы изучить, как мы обрабатываем политическую информацию в газете 2017 года, политический психолог Ингрид Хаас из Университета Небраски-Линкольн и ее коллеги создали гипотетических кандидатов от обеих основных партий и назначили каждому кандидату набор политических заявлений по таким вопросам, как школьная молитва, Медицинское обслуживание и расходы на оборону. Большинство заявлений были такими, как вы и ожидали: республиканцы, например, обычно выступают за увеличение расходов на оборону, а демократы в целом поддерживают расширение Medicare.Но некоторые заявления вызвали удивление, например, консерватор, выступающий за выбор, или либеральный аргумент в пользу вторжения в Иран.

Хаас поместил 58 человек с разными политическими взглядами на сканер мозга. В каждом испытании участников спрашивали, хорошо или плохо то, что кандидат занимал позицию по определенному вопросу, а не соглашались ли они лично или не соглашались с этим. Такая постановка задачи позволила исследователям взглянуть на нейронную обработку как на функцию того, была ли информация ожидаемой или неожиданной — то, что они назвали конгруэнтной или неконгруэнтной.Они также рассмотрели партийную принадлежность участников и наличие связи между идеологическими различиями и тем, как испытуемые выполняли задание.

Либералы оказались более внимательными к несоответствующей информации, особенно к кандидатам от Демократической партии. Когда они столкнулись с такой позицией, им потребовалось больше времени, чтобы решить, хорошая она или плохая. Они, вероятно, демонстрировали активацию несовместимой информации в двух областях мозга: островке и передней поясной коре головного мозга, которые «участвуют в помощи людям в формировании своего отношения и обдумывании его», — говорит Хаас.Как нестандартные позиции влияют на последующее голосование? Хаас подозревает, что более широкое использование такой информации может повысить вероятность того, что избиратели позже накажут за нее кандидатов. Но она, , признает, что вместо этого они могут использовать особую форму предвзятости, называемую «мотивированное рассуждение», чтобы преуменьшить несоответствие.

Мотивированные рассуждения, при которых люди упорно трудятся, чтобы оправдать свои мнения или решения, даже несмотря на противоречивые доказательства, было популярной темой в политической нейробиологии, потому что ее много обсуждают.Хотя пристрастие играет свою роль, мотивированные рассуждения идут глубже. Подобно тому, как большинству из нас нравится думать, что мы добросердечные люди, люди обычно предпочитают верить, что общество, в котором они живут, желательно, справедливо и законно. «Даже если общество несовершенно и есть за что критиковать, есть предпочтение думать, что вы живете в хорошем обществе», — говорит Нам. Когда это предпочтение особенно велико, добавляет она, «это может привести к таким вещам, как простое обоснование или принятие давнего неравенства или несправедливости.Психологи называют познавательный процесс, который позволяет нам это делать, «системным оправданием».

Нам и ее коллеги намеревались понять, какие области мозга управляют аффективными процессами, лежащими в основе системного обоснования. Они обнаружили, что объем серого вещества в миндалине связан с тенденцией воспринимать социальную систему как законную и желательную. Их интерпретация состоит в том, что «это предпочтение системного обоснования связано с этими основными нейробиологическими предрасположенностями быть бдительными в отношении потенциальных угроз в вашем окружении», — говорит Нам.

После первоначального исследования команда Нама наблюдала за подгруппой участников в течение трех лет и обнаружила, что структура их мозга предсказывала вероятность того, участвовали ли они в политических протестах в это время. «Большой объем миндалины снижает вероятность участия в политических протестах», — говорит Нам. «Это имеет смысл, поскольку политический протест — это поведение, которое говорит:« Мы должны изменить систему ».

Понимание влияния партийности на идентичность, вплоть до уровня нейронов, «помогает объяснить, почему люди ставят партийную лояльность выше политики и даже правды», — утверждали психологи Джей Ван Бавель и Андреа Перейра, оба в то время. в Нью-Йоркском университете, в Trends in Cognitive Sciences в 2018 году.Короче говоря, мы получаем свою идентичность как из наших индивидуальных характеристик, таких как родительский статус, так и из принадлежности к нашей группе, например, из-за того, что мы житель Нью-Йорка или американец. Эти связи служат нескольким социальным целям: они подпитывают нашу потребность в принадлежности и стремлении к замкнутости и предсказуемости, а также поддерживают наши моральные ценности. И наш мозг представляет их во многом, как и другие формы социальной идентичности.

Среди прочего, партизанская идентичность затуманивает память. В исследовании 2013 года либералы с большей вероятностью неправильно запомнили Джорджа У.Буш оставался в отпуске после урагана «Катрина», и консерваторы с большей вероятностью ошибочно вспомнили, как Барак Обама пожимал руку президенту Ирана. Партизанская идентичность также формирует наше восприятие. Когда им показали видео политического протеста в исследовании 2012 года, либералы и консерваторы с большей или меньшей вероятностью предпочли вызвать полицию в зависимости от их интерпретации цели протеста. Если цель была либеральной (противодействие вооруженным силам, запрещающим открытые геи на службе), консерваторы с большей вероятностью захотели бы полицейских.Обратное было верно, когда участники думали, что это консервативный протест (против клиники абортов). Чем сильнее мы отождествляем себя с партией, тем больше вероятность, что мы удвоим ее поддержку. Эта тенденция усугубляется безудержной политической дезинформацией, и слишком часто идентичность побеждает точность.

Если мы понимаем, что происходит, когнитивно, мы могли бы вмешаться и попытаться ослабить некоторые негативные эффекты партийности. Напряжение между точностью и идентичностью, вероятно, связано с областью мозга, называемой орбитофронтальной корой, которая вычисляет ценность целей и убеждений и тесно связана с памятью, исполнительными функциями и вниманием.«Если идентичность помогает определить ценность различных убеждений, она также может исказить их», — говорит Ван Бавель. Признание того, что политическая принадлежность удовлетворяет эволюционную потребность в принадлежности, предполагает, что мы должны создать альтернативные средства принадлежности — деполитизировать новый коронавирус, например, призвав нас объединиться, как американцев. И поощрение необходимости быть точным может повысить важность, придаваемую этой цели: было доказано, что платить деньги за точные ответы или привлекать людей к ответственности за неправильные.

Будет практически невозможно ослабить партийное влияние до выборов 3 ноября, потому что объем политической информации будет только увеличиваться, ежедневно напоминая нам о нашей политической идентичности. Но вот и хорошие новости: крупное исследование 2020 года, проведенное Гарвардским университетом, показало, что участники постоянно переоценивали уровень негруппового негатива по отношению к своей группе. Другими словами, другая сторона может не любить нас так сильно, как мы думаем. Неточная информация усилила негативное предубеждение, и (больше хороших новостей) исправление неточной информации значительно уменьшило его.

«Биология и нейробиология политики могут быть полезны с точки зрения того, что эффективно доходит до людей», — говорит Ван Бавель. «Может быть, способ взаимодействовать с кем-то, кто не согласен со мной политически, — это не пытаться убедить их в серьезном вопросе, потому что я, возможно, никогда не добьюсь этого.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *