Экономические нормы это: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НОРМЫ | InvestFuture

Содержание

Понятие «нормы» в мировой экономике, возможно, перестало существовать

Новогодние обещания — добрая традиция. В начале каждого года мы непременно обещаем себе измениться к лучшему: есть поменьше, больше тренироваться, меньше волноваться, побольше сберегать. Не проходит и месяца, как эти обеты оказываются забыты или нарушены. Но мы не теряем надежды. Год спустя мы еще раз попробуем упорядочить свой кусочек мира, привести его «в норму».

Центральные банки ведут себя так же. Со времени Великого финансового кризиса 2008-2009 гг. по меньшей мере раз в год они дают обещания, надеясь инициировать перемены, которые вернут темпы экономического роста к «нормальным» уровням. Но сколько бы ни снижались процентные ставки, ни устанавливались цели по инфляции, ни урезались бюджетные расходы, мировая экономика по-прежнему растет вяло, и темпы ее роста упорно держатся ниже «нормальных» уровней.

Так, может быть, проблема не в этом, а в том, что должно измениться и многое другое? Возможно, мы уже пришли к «новой норме», а может быть, такого понятия, как «норма», больше не существует?

Большинство стран с развитой экономикой сегодня проводит ультрамягкую денежно-кредитную политику. Некоторые из них даже установили отрицательные номинальные процентные ставки, хотя такой инструменту крайне редко использовался в прошлом. Сегодня его применяют сразу в четырех европейских странах, к которым теперь присоединился Банк Японии. В США наблюдается обратная тенденция: Федеральная резервная система начала повышать процентные ставки, но по своему темпу этот цикл ужесточения сильно отличается от всех предыдущих.

Страны с развивающейся экономикой внезапно обнаружили, что все три основных источника роста их ВВП: экспорт, государственные расходы и частный внутренний спрос – перестали давать прежние результаты. А Китай, хотя и может стать крупнейшим инвестиционным партнером для развивающихся стран, пока что является одним из главных препятствий для роста всей мировой экономики. При этом волатильность на сырьевых рынках не снижается, поскольку инвесторы продолжают получать противоречивые сигналы о том, как скоро и на каком «нормальном» уровне установится фундаментальный баланс между спросом и предложением.

Так стоит ли надеяться на скорое возвращение в «нормальный» мир — с устойчиво растущей экономикой, положительными реальными процентными ставками, инфляцией, которая близка к целевым значениям, установленным центральными банками, и «традиционной» денежно-кредитной политикой? Мы полагаем, что тех, кто на это надеется, ждет разочарование.

По нашим оценкам, рост мировой экономики в 2015 г., рассчитанный на основе рыночных валютных курсов и официальных статистических данных, составил 2,6%. Однако с поправкой на реальные (а не публикуемые) темпы роста в Китае он, скорее всего, не превысил 2,5% — это самый низкий показатель с 2009 г. Более того, мы считаем, что вероятность ощутимого ускорения роста мировой экономики в 2016 г. крайне мала, тогда как высок риск глобальной рецессии (в данном случае означает отрицательный разрыв между фактическим и потенциальным выпуском в мировой экономике и падение темпов ее роста ниже потенциально возможных).

Замедление и структурная перестройка экономики Китая означает продолжение «медвежьего» тренда на сырьевых рынках. Мы ожидаем, что в 2016 г. цены на большинство сырьевых товаров останутся низкими, при этом среднегодовая цена нефти марки Brent окажется даже несколько ниже уровня 2015 г. Низкие цены на нефть по-прежнему будут действовать угнетающе на экономики, зависящие от ее экспорта, следствием чего может стать дальнейший спад деловой активности в Саудовской Аравии, Венесуэле, Нигерии, России и ряде других стран. Страны – импортеры нефти (в том числе Китай и Индия, а также многие развитые экономики, включая страны еврозоны и Японию), кажется, должны были бы оказаться в выигрыше. Однако импульс к увеличению потребления, который дало удешевление нефти, почти повсюду оказался ниже ожиданий. Поведение домохозяйств в большинстве развитых стран сильно изменилось по сравнению с докризисным периодом: сегодня люди предпочитают сберегать часть своих непредвиденных доходов.

Вялый экономический рост привел к возникновению новых глобальных социально-экономических рисков – утере доверия к элитам, растущему неравенству доходов, широкому распространению безработицы среди молодежи. Эти риски, наряду с уже существующими геополитическими рисками, могут привести к тому, что массовые протесты или отставки правительств из эпизодических явлений превратятся в системные, тем самым подрывая процесс глобализации.

Масштабы миграции растут, и она может стать серьезным дестабилизирующим фактором, особенно в Европе. Сниматься с места людей заставляют как гражданские войны и распад государств, так и экономические стимулы, связанные с растущим благосостоянием в странах с низким уровнем дохода и значительными различиями в доходах между государствами. Однако мы сомневаемся в том, что приток мигрантов может стать лекарством от низких потенциальных и реальных темпов роста, которые наблюдаются во многих развитых странах.

Впрочем, нас ждут не только перемены к худшему. Мы также постарались найти источники хороших новостей и считаем, что многие из них будут связаны с новыми технологиями.

Например, развитие технологий виртуальной и дополненной реальности (VR и AR) может привести к появлению нового и очень крупного рынка, который в конечном счете может занять место рынка смартфонов. Долгосрочный прогноз позволяет оценить его перспективы: мы считаем, что к 2025 г. его объем достигнет $674 млрд, и это не предел. В 2016 г. на этом рынке начнется фаза быстрого роста, и, по нашим расчетам, его совокупный среднегодовой темп в ближайшие десять лет может составить 122%.

Электромобили и транспорт на электрической тяге набирают популярность, быстро совершенствуются технологии «масштабируемых» (grid-scale) аккумуляторов. Мы считаем, что оба этих фактора будут благоприятствовать росту рынка литий-ионных батарей.

Технологии обработки больших массивов данных (big data) все чаще используются как инструмент при принятии инвестиционных решений, а это способствует росту качества моделей алгоритмической торговли. В конечном счете они усовершенствуются настолько, что границы между двумя моделями трейдинга — алгоритмической и фундаментальной — попросту исчезнут.

Наконец, мы считаем важным развитие технологии блочных цепей (blockchain), которая обещает со временем заметно изменить банковскую отрасль.

Поскольку с этой технологией, на которой основана работа криптовалюты, можно без централизованного управления обновлять информацию в реестрах, расположенных далеко друг от друга, она способна, ликвидировав необходимость в посредниках и больших объемах ручного труда, существенно повысить эффективность финансовых транзакций. Совместное использование инфраструктуры поможет банкам сократить издержки, потребности во внутридневной ликвидности и, в меньшей степени, в капитале. В более долгосрочной перспективе технология блочных цепей может создать новые рынки, сделав возможными ранее неосуществимые или нерентабельные операции, а также новые финансовые продукты.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Единые санитарно-эпидемиологические и гигиенические требования к продукции (товарам), подлежащей санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю)

Единые санитарно-эпидемиологические и гигиенические требования к продукции (товарам), подлежащей санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю)


 

(в ред. решений Комиссии Таможенного союза от 17.08.2010 № 341, от 18.11.2010 № 456, от 02.03.2011 № 571, от 07.04.2011 № 622, от 18.10.2011 № 829, от 09.12.2011 № 889, решений Коллегии Евразийской экономической комиссии от 19.04.2012 № 34, от 16.08.2012 № 125, от 06.11.2012 № 208, от 15.01.2013 № 6,
от 10.11.2015 № 149, от 06.08.2019 № 132​)


 

СОДЕРЖАНИЕ

Единых санитарно-эпидемиологических и гигиенических требований 
к товарам, подлежащим санитарно-эпидемиологическому 
надзору (контролю)

 

Номер раздела

Наименование

Номера страниц

ГЛАВА I

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ​​

ГЛАВА II

 

Раздел 1.  Требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов​

 

​Раздел 2. Требования безопасности к товарам детского ассортимента​

 

Раздел 3. Требования к материалам, реагентам, оборудованию, используемым для водоочистки и водоподготовки​​

 

 

Раздел 4. Требования к парфюмерно-косметическим средствам и средствам гигиены полости рта​ 

Раздел 5. Требования к товарам бытовой химии, лакокрасочным материалам​

 

Раздел 6. Требования к полимерным и полимерсодержащим строительным материалам и мебели​

 

Раздел 7. Требования к продукции машиностроения, приборостроения и электротехники

 

Раздел 8. Требования безопасности к печатным книгам и другим изделиям полиграфической промышленности​

 

 

 

 ​

Раздел 9. Требования к питьевой воде, расфасованной в емкости​

Раздел 10. Требования к материалам для изделий (изделиям), контактирующим с кожей человека, одежде, обуви​

Раздел 11. Требования к продукции, изделиям, являющимся источником ионизирующего излучения, в том числе генерирующего, а также изделиям и товарам, содержащим радиоактивные вещества​

 

Раздел 12.  Требования к средствам личной гигиены​

 

Раздел 13. Требования к сигаретам и табачному сырью​

 

Раздел 14. Требования к средствам индивидуальной защиты​

 

Раздел 15. Требования к пестицидам и агрохимикатам​

 

Раздел 16. Требования к материалам и изделиям, изготовленным из полимерных и других материалов, предназначенных для контакта с пищевыми продуктами и средами​

 

Раздел 17. Требования к оборудованию, материалам для воздухоподготовки, воздухоочистки и фильтрации​

 

Раздел 18.  Требования к изделиям медицинского назначения и медицинской технике​

 

Раздел 19. Требования к химической и нефтехимической продукции производственного назначения​

 

Раздел 20. Требования к дезинфицирующим средствам​

 

Раздел 21. Требования к минеральным водам​

Раздел 22. Требования безопасности пищевых добавок и ароматизаторов​

Раздел 23. Требования безопасности технологических вспомогательных средств​

ГЛАВА III

ПОРЯДОК ВНЕСЕНИЯ ИЗМЕНЕНИЙ ДОПОЛНЕНИЙ В ЕДИНЫЕ САНИТАРНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ​

​​​​

​​​

Плановые технико-экономические нормы и нормативы


из «Организация и планирование кислородного производства»

Исходя нз установленных технико-экономических норм, рассчитывается потребность в оборудовании, материалах, топливно-энергетических ресурсах, производится расстановка рабочей силы, планируются запасы производственных ресурсов. На основании установленных нормативов определяется качество продукции. Выполнение норм — важнейший критерий оценки работы каждого производственного участка, каждого рабочего. [c.249]
Нормативы характеризуют качественную сторону и выражаются относительной величиной (степенью) использования орудий и предметов труда, их расхода на единицу площади, веса,, объема (например, коэффициент использования сырья или материала съем продукции с 1 м производственной площади коэффициент использования емкости для хранения сжиженных газов и т. п.). [c.249]
Технико-экономическая норма использования производственных ресурсов определяет максимально допустимую величину расхода живого или овеществленного труда (сырья, материалов, топлива, энергии и других ценностей) на производство единицы продукции установленного качества или на выполнение заданного объема работ при определенных организационно-технических условиях. Технико-экономическая норма организации производственного процесса — это максимально допустимые запасы товарно-материальных ценностей, незавершенного производства, максимальная длительность производственного цикла. Нормы качества продукции представляют собой совокупность параметров, характеризующих потребительские свойства продукции, ее надежность и долговечность. [c.249]
Система технико-экономических норм и нормативов предполагает их взаимосвязь и взаимообусловленность. Например,, увеличение выхода готовой продукции из единицы сырья ь единицу времени непосредственно сказывается на показателе использования оборудования, на росте производительности труда, иа показателе фондоотдачи, который повышается, на. уровне себестоимости, величине прибыли и т. п. [c.249]
Технико-экономические нормы должны быть прогрессивными (отражать современный уровень техники и организации-производства, строиться с учетом передового опыта), динамичными (систематически пересматриваться по мере изменения-, техники и организащш производства), обоснованными (разрабатываться на основе технических расчетов и анализа производства). Такие нормы побуждают работников кислородных производств к мобилизации внутрипроизводственных резервов. [c.249]
Порядок расчета различных норм и нормативов рассматривается в соответствующих главах. [c.249]
Технико-экономические нормы и нормативы, разрабатываемые на предприятии и применяемые при составлении техпромфинплана, состоят из норм и нормативов средств и предметов труда и затрат живого труда. [c.250]
Средства труда при нормировании подразделяются на две части а) оборудование (активная часть), б) здания и сооружения. [c.250]
Нормирование оборудования ведется по следующим группам передаточные устройства, силовые машины и оборудование, прочие машины и оборудование, измерительные и регулирующие приборы и устройства, транспортные средства, инструменты, производственный и хозяйственный инвентарь. [c.250]
Для этих групп средств труда устанавливаются нормы режима их работы, технологического регламента и ремонта нормы использования машин, механизмов и сооружений нормы расхода инструментов, производственного и хозяйственного инвентаря. [c.250]
По нормативной базе, проектной и учетной документации определяются мощности производственных подразделений и цредприятия в целом, на оснований которых рассчитывается возможный объем производства, а по коэффициенту загрузки определяется степень использования.мощности. [c.250]
В качестве синтезирующего показателя эффективности использования основных фондов устанавливается норматив фондоотдачи. [c.250]
Нормативы и нормы расхода материальных и топливно-энергетических ресурсов подразделяются 1) на выпуск основной продукции, 2) на ремонтно-эксплуатационные нужды, 3) на изготовление инструмен Га и спецоснастки, 4) на изготовление средств механизации и автоматизации, 5) на создание запасов сырья, материалов и топлива, 6) на незавершенное производство. [c.250]
При нормировании затрат живого труда устанавливаются нормы затрат рабочего времени на изготозленне еди1 иаы продукции или нор-мы выработки продукции в единицу времени нормы обслуживания, определяющие количество работников, обслуживающих тот или иной агрегат, и их квалификационный состав, нормальный бюджет рабочего времени одного работника расценки за единицу продукции (работы) рабочих, труд которых оплачивается сдельно нормативы численности работников, занятых на различных видах работ. [c.251]
Проверенные нормативы трудовых затрат утверждаются, и на их основе рассчитываются нормы времени или нормы выработки. На основе норм рассчитывается трудоемкость единицы каждого вида продукции, находится трудоемкость всей продукции, устанавливается использование рабочего времени, размер заработной платы рабочих в зависимости от количества и качества затраченного ими труда, численность и фонд заработной платы промышленно-производственного персонала, определяется производительность труда. [c.251]
Технико-экономические нормы организации производственного процесса включают календарно-плановые нормативы и нормативы оборотных средств. [c.251]
Календарно-плановые нормативы регламентируют организацию производства и труд . Они определяют рациональность организации производственного процесса, предусматривают разработку норм длительности производственного цикла по видам продукции, простоя оборудования в ремонте, остановок блоков разделения на отогрев, т. е. показателей, необходимых для определения производственной мощности или пропускной способности оборудования. [c.251]
Нормативы оборотных средств регулируют нормы запасов сырья, материалов, топлива и нормы запаса готовой продукции. Они определяют оборачиваемость и норматив собственных оборотных средств в рублях нри составлении финансового плана. [c.251]
Нормативы качества готовых изделий включают в себя показатели, характеризующие технические данные о продукции, содержание в ней полезного вещества, эстетические свойства продукции, ее надежность и долговечность, гарантийный срок службы, сортность. [c.251]
Годовые нормы устанавливаются на год и являются основой для разработки годового плана по труду, использованию производственных мощностей, материально-техническому снабжению и т. п. В годовых нормах учитывается эффективность планируемых организационно-технических мероприятий с учетом сроков их внедрения, уровень работы передовиков производства, перспективы распространения передового опыта. Эти нормы должны стимулировать деятельность ИТР и рабочих по повышению производительности труда, лучшему использованию оборудования, сырья, материалов, топливно-энергетических ресурсов. [c.252]

Вернуться к основной статье

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН | Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

Нормативный правовой акт высшей юридической силы по отношению к иным актам, содержащий первичные нормы права, принятый в установленном порядке ФС РФ либо путем всенародного голосования. Является основой для указов Президента РФ, постановлений и распоряжений Правительства РФ, актов субъектов РФ и иных актов. Ф. з. – продукт законотворческого процесса и представляет собой властное предписание государства, подлежащее обязательному исполнению всеми гражданами, государственными и общественными организациями, предпринимательскими структурами и должностными лицами, на которых эти предписания распространяются. В РФ установлено верховенство закона, т. е. все издаваемые акты должны соответствовать федеральным законам. Ф. з. является типичным законом, не имеющим особых признаков, обладает всеми общими свойствами закона, принимается ГД и одобряется СФ в обычном порядке: большинством голосов. Затем он подписывается и опубликовывается Президентом РФ.

Ф. з. регулирует наиболее значимые экономические, политические, организационные, а также иные отношения и может иметь различные (кодифицированные и некодифицированные) формы и наименования: Ф. з., кодекс, Основы законодательства, которые указывают на степень систематизации, сгруппированности норм, содержащихся в конкретном законе.

Кодекс – это кодифицированный Ф. з., который на основе общих принципов права объединяет правовые нормы, регулирующие ту или иную отдельную сферу, область, группу общественных отношений (Уголовный кодекс РФ, Налоговый кодекс РФ и др.). В форме кодексов обычно принимаются федеральные законы, содержащие нормы, комплексно регулирующие большие группы наиболее важных сфер отношений.

Основы законодательства закрепляют основные положения и принципы регулирования определенных общественных отношений в институтах и отраслях права. Основы законодательства предпочтительны для осуществления федерального регулирования по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ. Федеральные законы действуют на всей территории РФ. По кругу лиц они могут подразделяться на общие, касающиеся всех юридических и физических лиц, и специальные, применяемые к отдельным сферам или видам деятельности, например, банковской деятельности, либо отдельным категориям участников правоотношений, например, государственным служащим, должностным лицам, несовершеннолетним и т. д.

Нормы и нормативы технико-экономические — Энциклопедия по экономике

МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВЛИЯНИЯ МЕРОПРИЯТИЙ НА ПЛАНОВЫЕ НОРМЫ И НОРМАТИВЫ, ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ ПРЕДПРИЯТИЯ  [c.114]

Экономически обоснованное планирование издержек обращения и себестоимости транспортировки и хранения нефти нефтепродуктов и газа достигается использованием системы технико-экономических норм и нормативов материальных, трудовых и денежных затрат.  [c.241]

Важнейшими направлениями дальнейшего совершенствования планирования являются выбор наиболее эффективных путей достижения высоких конечных результатов, рациональное сочетание отраслевого и территориального планирования, перспективных и текущих планов, внедрение более совершенных плановых показателей, разработка плановых заданий, сбалансированных по всем показателям. При разработке планов экономического и социального развития предприятий необходимо усилить роль пятилетних планов, внедрять систему научно обоснованных технико-экономических норм и нормативов в планах следует более полно учитывать внутренние резервы производства и новейшие достижения научно-технического прогресса.  [c.75]

Научно обоснованное планирование требует наличия или создания соответствующей нормативной базы. Разработка системы технико-экономических норм и нормативов, применяемых в планировании, является одной из важнейших задач предприятия и осуществляется на стадии подготовки производства. Особенно большую роль качество и прогрессивность норм и нормативов материальных затрат приобретает в связи с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 30 июня 1981 г. Об усилении работы по экономии и рациональному использованию сырьевых, топливно-энергетических и других материальных ресурсов . Это постановление имеет целью повысить роль науки в решении задач эффективного использования всех видов ресурсов, внедрения  [c.77]

Очень важно при разработке плана по труду, чтобы его показатели были увязаны с планами технического перевооружения производства, реконструкции, внедрения научной организации труда, социального развития, мероприятиями по внедрению прогрессивных норм труда, технико-экономических норм и нормативов использования оборудования, норм расхода материалов, топлива, энергии и других производственных ресурсов.  [c.204]

План по себестоимости, прибыли и рентабельности должен строиться на базе передовых технико-экономических норм и нормативов, техническое обоснование которых дается в плане технического и организационного развития предприятия.  [c.234]

Паспорт производственного нефтедобывающего объединения является строго обоснованным комплексным документом, отражающим состояние сырьевой базы и производственных мощностей, уровень технического, технологического, организационного, экономического и социального развития объединения и его подразделений. Паспорт содержит установленные нормы, нормативы и другие технико-экономические показатели, необходимые для составления пятилетних и годовых планов по объемам добычи нефти и газа, потребным ресурсам, повышению эффективности производства, социальному развитию.  [c.244]

Технико-экономические нормы и нормативы использования сырья, мощностей, материальных, трудовых и финансовых ресурсов — необходимое условие составления научно обоснованного  [c.129]

В зависимости от используемых производственных ресурсов различают следующие группы норм и нормативов нормы и нормативы средств труда, нормы и нормативы использования материальных средств и энергии, нормы и нормативы трудовых затрат, технико-экономические нормы и нормативы организации производства, финансовые нормы и нормативы, нормы качества продукции и др.  [c.130]

Технико-экономические нормы и нормативы организации производства включают календарно-плановые длительности производственного цикла, размер оптимальной партии выпуска одноименных предметов, норму опережения в обработке предмете труда производственными подразделениями и др. Эти нормы характеризуют рациональность организации производственного процесса и внедрение передовых методов его организации.  [c.131]

Наличие прогрессивных норм и нормативов—непременное условие планового ведения народного хозяйства, ибо научная обоснованность плана и его показателей определяется прогрессивностью соответствующих технико- экономических норм и нормативов. Прогрессивные нормы и нормативы способствуют выявлению и максимальному использованию резервов производства, разработке напряженных плановых заданий во всех звеньях народного хозяйства, служат базой оперативного планирования и контроля производственных процессов.  [c.230]

Основной классификационный признак — объект нормирования он охватывает все элементы процесса производства средства труда, предметы труда и сам труд. Нормы и нормативы, объединяемые этим признаком, отражают вещественное содержание расходуемых ресурсов. Исключение составляют технико-экономические нормы и нормативы организации производства. Они имеют свой объект нормирования — параметры и условия организации производства, т. е. соотношения и соединения личных и вещественных факторов в едином производственном процессе. Поэтому технико-экономические нормы и нормативы организации производства целесообразно объединить самостоятельным классификационным признаком.  [c.230]

Технико-экономические нормы и нормативы организации производства включают календарно-плановые нормативные показатели длительность производственного цикла, размер оптимальной партии выпуска одноименных предметов, нормативы отчислений в фонды экономического стимулирования и др.  [c.231]

Нормы и нормативы определяются на каждый воспроизводимый продукт для сопоставления затрат на производство продуктов и технологии их изготовления по комплексу используемых ресурсов. Создается картотека соответствующего вида продукции, где сосредоточиваются технико-экономические показатели этой продукции и аналогичные показатели по лучшим отечественным образцам.  [c.38]

Пятилетние планы разрабатываются на основе системы научно обоснованных технико-экономических норм и нормативов по видам работ, затратам труда, сырья, материалов и топливно-энергетических ресурсов, нормативов производственных мощностей и удельных капитальных вложений. Они (так же, как и годовые) составляются на основе экономических и инженерных расчетов, а не исходя из достигнутого, т. е. сложившейся динамики показателей за предшествующий период.  [c.208]

Существенное значение имеет напряженность пятилетних и годовых планов. В соответствии с методическими указаниями Госплана 1 напряженным считается план, обеспечивающий выполнение запланированных заданий и рациональное использование производственных мощностей и затрат материальных, трудовых, финансовых и других ресурсов на заданном нормативном уровне. Последний рассчитывается на основе научно разработанных технико-экономических норм и нормативов. Для оценки напряженности в планы включаются, как правило, показатели, утверждаемые вышестоящими организациями. Такими показателями могут быть имеющие существенное значение для повышения эффективности производства и качества работы использование производственной мощности производительность труда на одного работающего доля продукции высшей категории качества прибыль за счет снижения себестоимости и др., играющие важную роль в работе ПО (предприятия).  [c.253]

Очередность разработки и внедрения системы, а также создания информационного фонда первичных норм и нормативов по важнейшей технико-экономически обоснованной номенклатуре ресурсов.  [c.76]

При создании фондов первичных норм и нормативов весьма важным является вопрос правильного выбора и технико-экономического обоснования номенклатуры нормируемых материалов. Эту задачу практически решают на действующих предприятиях (буровых, газодобывающих, газотранспортных и др. ) на этапе создания нормативной базы в отрасли и после того, как она уже создана. Размещение газовой промышленности в связи с ее дальнейшим развитием, истощением некоторых эксплуатируемых и освоением новых месторождений природного газа постоянно изменяется. Отдельные предприятия отрасли прекращают свое существование, вместо них в осваиваемых районах создаются новые. На новых предприятиях необходимо создавать нормативную базу, выбирать, обосновывать номенклатуру нормируемых материалов с учетом местных конкретных условий и более совершенной техники и технологии. Учитывая, что создание нормативной базы —весьма трудоемкий процесс, решают эту задачу поэтапно. Прежде всего выбирают и технико-экономически обосновывают номенклатуру материалов, нормируемых в первую очередь. Газовая промышленность потребляет весьма обширную номенклатуру материалов, насчитывающую, несколько сот наименований номенклатурных групп. Причем почти каждая из них разделяется на несколько единиц (а иногда и десятков) различных типов, сортов и размеров. Поэтому разработать нормативную базу по всей номенклатуре потребляемых материалов в сжатые сроки невозможно.  [c.127]

Основой планирования и оценки деятельности подразделений предприятия (объединения) являются технико-экономические показатели и системы норм и нормативов.  [c.182]

Для эффективного функционирования хозяйственного механизма бригад необходим ряд организационных предпосылок обеспечение производственно-технологической завершенности работ, поручаемых бригаде организация разделения и кооперации труда в бригаде организация контроля и учета использования ресурсов создание организационных условий для функционирования экономического механизма, т. е. создание и постоянное поддержание на прогрессивном уровне системы технико-экономических норм и нормативов использование планово-учетных единиц, непосредственно характеризующих конечную продукцию бригады и связанных с конечной продукцией объединения сочетание директивного планирования с бригадным хозрасчетом, с предоставлением бригаде широкой оперативно-хозяйственной самостоятельности и использование присущих хозяйственному расчету экономических рычагов и стимулов.  [c.188]

Расчеты экономического эффекта находят отражение в существующих системах планирования деятельности народного хозяйства, отраслей, предприятий. Так, результаты расчетов экономического эффекта в целом, а также составляющих его элементов и других показателей эффективности новой техники отражаются в показателях, нормах и нормативах, применяемых при разработке пятилетних и годовых планов социально-экономического развития производственных звеньев, переведенных на полный хозрасчет и самофинансирование, исходя из плановых объемов внедрения новой техники в соответствующем году.  [c.223]

В задачи раздела плановые технико-экономические нормы и нормативы входят создание и систематизация плановых технико-экономических нормативов и норм для разработки научно  [c.143]

Структура техпромфинплана нефтегазодобывающего предприятия полностью соответствует рассмотренной выше. Тех-промфинплан бурового предприятия в силу присущих ему особенностей имеет существенные отличия. Вместо раздела План производства и реализации продукции в нем содержится раздел, именуемый План строительства скважин , кроме того, включен дополнительный раздел Объем буровых работ в сметных ценах .Вместо раздела План по прибыли, рентабельности производства и себестоимости продукции техпромфинплан бурового предприятия имеет два раздела Свод затрат по бурению и испытанию скважин и Смета накладных расходов . Вместо Плана материально-технического снабжения составляется раздел, именуемый Производственный план подсобных и вспомогательных подразделений . Кроме того,, в УБР в специальном разделе планируется План капитального строительства, осуществляемого хозяйственным способом , а План капитального ремонта выделен в самостоятельный раздел. Техпромфинплан бурового предприятия не имеет разделов План по фондам экономического стимулирования и Плановые технико-экономические нормативы И нормы .  [c.145]

Кроме контрольных цифр, государственных заказов, долговременных экономических нормативов и лимитов при разработке пятилетних планов в основу расчета плановых показателей должна быть положена система научно обоснованных технико-экономических норм и нормативов по видам работ, затратам труда, сырья, материалов, топливно-энергетических ресурсов, а также нормативов использования производственных мощностей и удельных капитальных вложений.  [c.11]

Для этого прежде всего необходимо обеспечить комплексность и научную обоснованность планов, которые достигаются путем их составления на основе технико-экономических расчетов, в процессе которых используются экономические методы и отраслевые методики определения количественного уровня всех показателей плана и научно обоснованные технико-экономические нормы и нормативы.  [c.15]

Нормативный — значение того или иного показателя плана определяется по научно обоснованным технико-экономическим нормам и нормативам, соответствующим тем производственно-техническим условиям, которые будут целенаправленно создаваться в процессе выполнения плана.  [c.16]

Проводится уточнение действующих и разработка новых прогрессивных технико-экономических норм и нормативов использования оборудования, расстановки рабочей силы и затрат рабочего времени, расхода сырьевых, топливно-энергетических и других материальных ресурсов. Эта работа проводится через научно-исследовательские и проектные институты отрасли, нормативно-исследовательские станции или непосредственно на предприятии.  [c.21]

В социалистическом хозяйстве нормы и нормативы служат основой планирования затрат живого и овеществленного труда, разработки плановых балансов трудовых, технических и материально-энергетических ресурсов. Они способствуют пропорциональности развития производства в соответствии с требованиями экономических законов, с учетом объективных условий той или иной отрасли, района, предприятия. Прогрессивные нормы и нормативы — непременное условие планового ведения народного хозяйства, ибо научная обоснованность плана и его показателей определяется прогрессивностью соответствующих технико-экономических норм и нормативов. Прогрессивные нормы и нормативы способствуют выявлению и максимальному использованию резервов производства, разработке напряженных плановых заданий во всех звеньях народного хозяйства, служат базой оперативного планирования и контроля производственных процессов.  [c.25]

Методы разработки плановых технико-экономических норм и нормативов обусловлены отраслевыми особенностями вырабатываемой продукции, технологических процессов и состава производственных ресурсов  [c. 29]

Непрерывное совершенствование техники и технологии производства, внедрение новых методов организации труда вызывают необходимость систематического пересмотра и уточнения нормативной базы на предприятии. Принимаемые на этой основе прогрессивные плановые нормы и нормативы находят отражения в специальных таблицах тех-промфинплана. Завершающий этап при разработке плановых норм расхода материальных ресурсов заключается в расчете экономической эффективности планируемых расходных норм, определяемой степенью их улучшения по сравнению с предшествующим периодом и абсолютной и относительной суммой снижения себестоимости выпускаемой продукции в результате применения новых прогрессивных норм.  [c.32]

Плановую себестоимость добычи нефти и газа определяют на основе технико-экономических расчетов затрат на производство и реализацию этих видов продукции, используя данные других разделов плана экономического и социального развития, в том числе об объеме валовой и товарной добычи нефти и газа, производстве продуктов стабилизации нефти, фонде заработной платы по отдельным подразделениям нефтегазодобывающих предприятий и категориям про-мышленно-производственного персонала нормы и нормативы расхода материально-технических средств, использования основных фондов с учетом ожидаемых результатов внедрения организационно-технических мероприятий по повышению эффективности производства и др.  [c.189]

ЦК КПСС и Совет Министров СССР обязали Госплан СССР поднять на качественно новый уровень содержание планирования на основе усиления роли перспективных планов широкого применения программно-целевого метода внедрения научно обоснованных технико-экономических норм и нормативов.  [c.132]

В основе пятилетних планов должны быть научно обоснованные технико-экономические нормы и нормативы по видам работ, затратам труда, сырья, материалов, топливно-энергетических ресурсов, а также нормативы использования производственных мощностей, удельных капитальных вложений.  [c.143]

При экономическом анализе целесообразно провести сопоставление технико-экономического уровня производства, качественных показателей производственной деятельности объединений (предприятий) с соответствующими показателями, достигнутыми в отрасли, на аналогичных зарубежных предприятиях. Особенно важен сравнительный анализ натуральных технико-экономических показателей, норм и нормативов, характеризующих использование материалов, топливно-энергетических ресурсов, оборудования, рабочих мест и производственных мощностей. Необходимо рассмотреть степень удовлетворения потребностей народного хозяйства и населения в продукции (услугах) отрасли и наметить меры по лучшему решению этих задач.  [c.152]

При планировании применяют технико-экономические нормы и нормативы, разработка которых является одним из этапов плановых расчетов. Основной задачей, решаемой при подготовке нормативного обеспечения плана, является оптимальное использование и распределение нововведений, включая внедрение новой техники, технологии, средств и систем организации труда и производства, методов экономического стимулирования. Нормативы пятилетнего планирования разрабатывают по объектам планирования (нефтепроводным предприятиям, направлениям перекачки и т. п.). Нормативы перспективного планирования уточняют и конкретизируют.  [c.155]

Реализацией годового (народнохозяйственного) эффекта в отраслях и на предприятиях, изготовляющих и потребляющих новую технику, является хозрасчетный экономический эффект, а также сокращение норм и нормативов расхода материально-технических средств, рост производительности труда и прибыли, снижение себестоимости продукции, что находит отражение в планах отрасли и. предприятий.  [c.73]

Пятилетние планы составляют на основе научно обоснованных технико-экономических норм и нормативов по видам работ, затратам труда, сырья, материалов и топливно-энергетических ресурсов, а также нормативов использования производственных мощностей и удельных капитальных вложений. В течение пятилетки стабильными сохраняются оптовые цены на основные продукты промышленности, сметные цены в капитальном строительстве и тарифы на грузовые перевозки. Выполнение пятилетнего плана на всех уровнях хозяйственного управления оценивают нарастающим итогом.  [c.155]

Решение задач по дальнейшему повышению эффективности общественного производства, ускорению научно-технического прогресса, росту производительности труда, улучшению качества продукции невозможно без тщательного и всестороннего анализа экономических возможностей каждого предприятия и его подразделений. Экономический анализ выступает одним из важнейших этапов процесса разработки системы научно обоснованных технико-экономических норм и нормативов, а на их основе — планов экономического и социального развития.  [c.48]

Оценку соответствия рабочих мест прогрессивным нормам и нормативам, передовому опыту проводят по трем уровням технико-технологическому, организационно-экономическому, условиям труда и технике безопасности. По каждому из этих уровней определяют конкретные оценочные показатели. Например, по первому — соответствие оборудования требованиям научно-технического прогресса, степень его использования, прогрессивность управления технологическим процессом и др. по второму — рациональность его планировки, обслуживания, уровень нормирования труда, прогрессивность форм организации труда, оргоснастки и др. по третьему — соответствие фактических условий труда санитарно-гигиеническим нормам, обеспеченность рабочих спецодеждой, спецобувью и т. д. Особое внимание уделяют снижению доли тяжелого физического и ручного труда.  [c.88]

Важное значение при создании АСН имеет обеспечение достоверности информации на всех уровнях управления. С этой целью необходимо осуществить комплекс технико-экономических мероприятий, направленных на повышение ответственности предприятий, министерств, ведомств и союзных республик за формирование научно обоснованных и объективных норм и нормативов в условиях функционирования взаимодействующих автоматизированных систем.  [c.65]

Технико-экономические нормы и нормативы являются расчетной базой и основой разработки многих разделов техпром-финплана. Показатели данного раздела следующие нормы расхода материалов и запасных частей, расхода газа и электроэнергии на собственные нужды, потерь нефти, нефтепродуктов и газа при транспортировке и хранении, а также нормативы численности персонала, оборотных средств, качества и надежности оборудования и др.  [c.140]

Нормы и нормативы расхода и запаса материально-технических ресурсов представляют собой сложные образования технико-экономической информации, охватывающие количественную характеристику и описание многооб-  [c.9]

Методы планирования1 эффективно можно использовать лишь при наличии научно обоснованной нормативной базы плана. Наряду с технико-экономическими нормами и нормативами большое значение имеют социально-экономические нормы и нормативы.  [c.147]

Собственность в экономике — определение и виды — обществознание

Статья находится на проверке у методистов Skysmart.
Если вы заметили ошибку, сообщите об этом в онлайн-чат
(в правом нижнем углу экрана).

Понятие собственности и права собственности

Что такое собственность? Это принадлежность вещей определенным лицам, а также отношения, которые возникают в связи с принадлежностью имущества. То есть собственность — это одновременно и юридическая, и экономическая категория.

Юридическая собственность — это право на принадлежность вещей. Состоит из права владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом.

Собственность как гражданско-правовой институт — это совокупность юридических норм, которые направлены на регулирование экономических отношений собственности методами гражданского права.

Собственность в экономике — это общественные отношения в рамках принадлежности, раздела и передела объектов собственности. Важны именно фактические отношения — кто действительно контролирует объект собственности и принимает решения о его использовании, распоряжается им, а не формальное право по документам.

Экономическое содержание собственности раскрывается через владение, управление и контроль.

Собственность — базовый экономический институт, который существует с тех пор, как у людей появились первые вещи и такие понятия, как «мое» и «чужое».

Мы узнали основные определения собственности, теперь перейдем к ее видам.

Формы собственности в экономике

Современная рыночная экономика — это экономика со смешанной собственностью. Поэтому закон признает различные виды собственности, в том числе смешанные.

О формах собственности подробно говорят в старших классах на уроках обществознания. Мы же рассмотрим только основные классификации.

Формы собственности в РФ разделяют на следующие виды:

  1. Государственная федеральная — природные богатства, включенные в хозяйственный оборот, средства производства, информация, то есть все то, что находится в ведении и распоряжении государства и под его ответственностью.

  2. Государственная региональная — все то же самое, переданное субъектам Федерации.

  3. Муниципальная собственность, которая находится в ведении местных органов самоуправления.

  4. Частная — собственность граждан и юридических лиц.

  5. Собственность общественных организаций.

С точки зрения правового регулирования собственность можно разделить на такие группы:

  • Недвижимое имущество — земля, здания, сооружения, объекты инфраструктуры.
  • Движимое имущество — то, что можно передвинуть: машины, оборудование, инструменты.
  • Интеллектуальная собственность — продукт умственной деятельности человека: научные труды, рукописи, изобретения, открытия, достижения в искусстве и литературе.

Классификация форм собственности по правовому режиму:

  • По признаку субъектов (собственников) собственности — отдельные граждане, коллективы, юридические лица, государство.
  • По форме присвоения — индивидуальная, коллективная и государственная собственность.
  • По составу субъектов (собственников) — индивидуальная, групповая, общественная.

Виды собственности по численному признаку:

  • Частная собственность — это вещь, которая принадлежит одному человеку.
  • Коллективная собственность — это вещь, которая принадлежит группе людей, и каждый из них имеет какую-то часть в этой собственности.
  • Общественная собственность — это вещь, которая принадлежит всем.

Готовьтесь к ЕГЭ по обществознанию на курсах от Skysmart — увлекательно и эффективно!

Субъекты и объекты собственности

Субъектом собственности называют собственника, которому принадлежит имущество. Субъектами собственности могут быть отдельный человек, группа людей (семья, трудовой коллектив, население территории), государство и его органы управления, народ страны.

По законам РФ, субъектами собственности могут быть физические и юридические лица, муниципальные образования, Российская Федерация и ее субъекты.

Объекты собственности — это имущество, на которое распространяется право собственности. Объектами собственности могут быть факторы производства и готовая продукция: земля, недвижимость, деньги, ценные бумаги, товары и другие материальные ценности.

По российским законам, некоторые субстанции не могут быть объектами права собственности. Например: воздушное пространство, дикие животные.

Нематериальные результаты интеллектуальной деятельности в России нельзя считать объектами права собственности. Интеллектуальная собственность на произведения искусства, компьютерные программы и другие объекты входит в исключительные права.

В таблице перечислили примеры субъектов и объектов собственности.

Субъекты собственности Объекты собственности

Человек

Семья

Трудовой коллектив предприятия

Социальная группа

Население территории

Органы управления всех уровней

Народ страны

Земля, земельные участки, площади, угодья

Деньги, валюта, ценные бумаги

Материально-имущественные ценности

Природные богатства

Драгоценности

Основания права собственности

Право собственности — совокупность правовых норм, которые закрепляют присвоенность вещей отдельным лицам и коллективам.

В России основания приобретения права собственности можно разделить на первоначальные и производные.

Право собственности возникает:

  • в результате изготовления вещи своими силами из своих или бесхозных материалов;
  • в результате использования имущества, например, право собственности на доходы от аренды или на фрукты, которые выращены на своем участке;
  • в результате приобретения имущества по сделке купли-продажи, мены, дарения, приватизации;
  • в результате получения наследства;
  • по праву первого нашедшего бесхозную вещь, например, клад;
  • по праву давности владения — 15 лет для недвижимости и 5 лет для иного имущества.

Основания для прекращения права собственности: отказ собственника от права собственности, гибель или уничтожение имущества.

Человек может быть принудительно лишен права собственности по суду — в счет погашения обязательств, при конфискации, изъятии, принудительном выкупе.

По законам РФ, право собственности включает три составляющих: право владения, пользования и распоряжения вещью. Узнаем больше про суть права собственности.

Содержание права собственности: владение, пользование и распоряжение

Право собственности действует все время существования имущества. Юридическое содержание собственности реализуется через владение, пользование и распоряжение (п. 1 ст. 209 Гражданского кодекса РФ).

Владение — это фактическое обладание имуществом. Право владения значит, что вещь можно удерживать в собственном владении, обладать ею. Например, у гражданина есть в собственности автомобиль, и он имеет право сохранять этот автомобиль любое количество времени.

Пользование — это извлечение полезных свойств из имущества, например доходов. Например, гражданин имеет право ездить на собственном автомобиле, возить пассажиров и грузы или ничего не возить, может разобрать автомобиль на запчасти, а может просто поставить в гараж.

Распоряжение — это возможность изменить состояние, назначение, юридическую принадлежность имущества: продать, подарить, передать по наследству, сдать в аренду. Например, гражданин может продать автомобиль, может по доверенности дать его на время другу, может подарить машину кому-то или завещать детям.

Эти права тесно взаимосвязаны и только в комплексе составляют юридическое содержание собственности.

Право собственности может быть ограничено при условиях, которые предусмотрены законом, при нарушении чужих прав и при осуществлении своих прав с намерением причинить вред.

Способы прекращения и приобретения права собственности:

  1. Национализация — передача собственности из частных рук в руки государства.

  2. Приватизация — передача собственности государства отдельным гражданам или создаваемым ими юрлицам.

Экономические санкции как политическое понятие

Цель статьи — анализ понятия экономических санкций как политической категории. В юридической и экономической литературе санкции рассматриваются с точки зрения содержания законодательных актов и нормативных документов, а также их последствий для отдельных государств, секторов экономики, компаний и корпораций. Однако такой подход упускает из вида политическую функцию санкций, которые используются в международных отношениях как инструмент господства и навязывания воли одних стран другим. Как правило, санкции применяются экономически сильными державами и коалициями против более слабых государств. То есть сама возможность применения санкций определяется асимметрией системы международных отношений и заложенным в неё неравенством. Это порождает нормативный и этический спор между сторонниками использования односторонних санкций как вполне легитимного инструмента принуждения к «правильному» поведению и противниками их использования в обход решений Совета Безопасности ООН. Представители второй точки зрения исходят из приоритета прав человека над политической целесообразностью. Первая точка зрения продвигается США и ЕС. Вторая — Россией, КНР и группой из нескольких десятков развивающихся стран. Иными словами, спор о легитимности и этичности санкций становится индикатором линий размежевания на международной арене. Спор о санкциях отражает отличия в подходах к более фундаментальной проблеме — суверенитета и вмешательства в дела суверенных государств. Санкции являются инструментом такого вмешательства. Признание их легитимным инструментом будет означать также и признание легитимности вмешательства развитыми государствами в суверенные дела развивающихся государств в обход ООН. В работе проводится ревизия интерпретации санкций как политического понятия. Даётся классификация санкций, определяются их функции. Проводится разграничение понятия «санкций» с понятием «торговых войн». Подобное размежевание критически важно для концептуализации санкций как политического понятия. Если торговые войны ведутся для максимизации прибыли, то экономические санкции используются для достижения политических целей. Это определяет принципиальную разницу в отношениях бизнеса и власти: в случае торговых войн бизнес выступает основным лоббистом решений государственных органов, в случае санкций инициатором выступает правительство, а бизнес вынужден подстраиваться под сложившуюся ситуацию. В первом случае бизнес действует как субъект, во втором — как объект. Работа актуальна в контексте растущего санкционного давления на Россию, а также в связи с развертыванием санкционных кампаний против её партнёров на международной арене.

На сегодняшний день экономические санкции представляют собой один из наиболее распространённых инструментов внешней политики. Санкции заняли прочное место во внешнеполитическом инструментарии как альтернатива или дополнение к применению силы, а также для подкрепления переговорных позиций. Они активно используются в качестве средства принуждения отдельных государств к выполнению политических требований стран-инициаторов санкций. Растёт число случаев использования санкций Советом Безопасности ООН. В то же время совершенствуются механизмы обхода санкций и смягчения их влияния на национальные экономики и стабильность «государств-целей». Зачастую применение санкций становится предметом нормативных и этических расхождений между объектами санкций (как правило, это развивающиеся страны) и инициаторами санкций (обычно в этой роли выступают развитые государства). Инициаторы рассматривают санкции как один из легитимных способов принуждения к выполнению международных обязательств или соблюдению определённых норм. Страны, подвергшиеся санкциям, воспринимают их как угрозу своей национальной безопасности, «запрещённый приём», которым злоупотребляют страны-инициаторы санкций, имеющие экономическое и технологическое превосходство. В лучшем случае эти страны признают легитимность санкций, введённых Советом Безопасности ООН, но не односторонние меры развитых стран.

Широкое применение в политической практике сочетается с широкой трактовкой самого понятия санкций; иногда к санкциям причисляют меры торговой или экономической войн. В экспертном сообществе по-разному трактуют функции санкций, предлагают различные варианты типологии санкций. Ключевым в научном дискурсе можно считать вопрос о причинах и условиях эффективности санкций. Почему в одних случаях санкции оказываются успешными, а в других бесполезными и даже приводят к результатам, противоположным ожиданиям? В поисках ответа на этот вопрос исследователи часто обходят вниманием терминологическую сторону проблемы. Между тем использование термина «по умолчанию», когда предполагается, что все понимают под ними одно и то же, может порождать расхождения в интерпретации исследовательских результатов. В гуманитарных науках вряд ли существуют понятия, которые можно интерпретировать одинаково. И всё же важный этап исследовательской работы состоит в определении «концептуального ядра понятия» [i] — то есть свойств, которые закрепляются за ним большинством исследователей в рамках определённой парадигмы, и «концептуальной периферии» — свойств, которые составляют предмет расходящихся взглядов или же пересечения с близкими понятиями.

Исследовательскую проблему предлагаемой статьи можно свести к вопросу о том, почему санкции, являясь по своей сути экономическим инструментом, можно концептуализировать как политическое понятие? Определение «концептуального ядра» и «концептуальной периферии» понятия санкций представляет цель настоящей статьи. Мы исходим из того, что «концептуальным ядром» понятия санкций является их политическая природа, выражаемая в терминах господства и силы. Политическая природа санкций может быть интерпретирована через понятия господства Макса Вебера, которое подразумевает легитимную возможность одного субъекта властных отношений, навязывать свою волю другому. «Концептуальной периферией» будем считать свойства санкций, которые роднят их, например, с понятием торговой войны, а также те свойства, которые становятся предметом нормативных споров об источниках легитимности и этичности санкций. Для проверки этого допущения обратимся к корпусу эмпирической и теоретической литературы по исследованию санкций в международных отношениях.

1

Экономические санкции — инструмент внешней политики столь же древний, как государство, война или дипломатия. Сам факт наличия торговых или экономических отношений, различных экономических возможностей, асимметрии в торговле или зависимости от отдельных товаров и услуг порождает возможность манипуляций для достижения политических целей. Случаи экономического давления или вмешательства в торговлю с политической подоплёкой известны в Античности и Средневековье. Так, в 492 г. до н.э. город-государство Эгина захватил афинские торговые корабли в ответ на пленение своих граждан. В Средние века односторонние ограничительные меры активно применяли церковные власти европейских государств против мусульман: им запрещалась продажа кораблей, оружия, боеприпасов и других товаров. Латеранский собор 1179 г. официально закрепил эту практику [ii. В Новое время, с его бумом экономики, производства и торговли, санкции приобрели широкий размах. Например, поход Наполеона на Россию был не в последнюю очередь спровоцирован тем, что Петербург фактически саботировал континентальную блокаду — систему мер по экономическому удушению Великобритании. Качественно новый смысл санкции обрели с появлением национального государства современного типа, важной целевой и ценностной установкой которого выступают защита своего рынка и торговая экспансия. Национальное государство мобилизует для санкционных войн мощь своей бюрократии и «рациональные» инструменты контроля над рынком. Наконец, глобализация экономики во второй половине ХХ в. сделала санкции удобным инструментом для тех, кто находится в «сердцевине» мир-системы. Санкции приобрели асимметричный характер в том смысле, что мировой гегемон получил возможность эффективно использовать против широкого круга государств санкции, не опасаясь симметричного ответа.

В ХХ в. санкции в международных отношениях применялись 174 раза. Это число включает санкции международных организаций (Лига Наций и ООН), а также развитых стран. Более полную статистику, охватывающую санкции, инициированные развивающимися странами или региональными лидерами, приводят Гери Хафбауэр, Джефри Шотт, Кимберли Элиотт и Барбара Оег в своей знаменитой работе «Новый анализ экономических санкций» [10]. Она издавалась в 1985, 1990 и 2009 гг. Вплоть до настоящего времени книга считается ключевым исследованием санкционной проблематики и цитируется практически во всех источниках по данной теме. Закреплённая в ней дефиниция санкций также широко используется в литературе. Названные авторы понимают под санкциями намеренные действия государства («страны-инициатора»), коалиции таких государств или международных организаций по сокращению, ограничению или выходу из таможенных, торговых или финансовых отношений с «целевой страной», или «страной-адресатом». Действия такого рода преследуют политические цели: изменение политического режима, основ или отдельных составляющих внутренней и внешней политики, выполнение или отказ от определённых политических обязательств. Экономические санкции создают такие условия, при которых экономический ущерб, упущенная выгода, а также их последствия для общества и политической системы делают невыгодным сохранение старого политического курса и заставляют целевое государство идти на уступки требованиям страны-инициатора [10, p. 3–5]. Таким образом, в большинстве случаев санкции означают прямое или косвенное вмешательство одной страны в процесс принятия решений другой. В современных международных отношениях, ключевой единицей которых всё ещё остаётся суверенное государство, санкции можно понимать как попытку ограничить или повлиять на суверенитет и суверенный политический курс мерами экономического характера.

Понятие «суверенитета» значительно более разнородно, нежели понятие «санкций». Однако оно полезно для его концептуализации. Можно выделить два не тождественных друг другу измерения суверенитета. Первое — международно-правовое. С точки зрения международного права государства обладают равным суверенитетом, то есть все международно признанные государства (например, члены Генеральной Ассамблеи ООН) равны между собой: у США суверенитета не больше, но и не меньше, чем, например, у Люксембурга, Колумбии или Бурунди. Каждое государство обладает монополией власти на определённой территории и выступает независимым творцом своей внешней и внутренней политики. Второе измерение отражает реальную способность государства выполнять функции суверена. Очевидно, например, что государства различаются между собой по способности самостоятельно обеспечивать своё развитие; есть немало государств, существование которых немыслимо без внешней донорской помощи. Другое важное отличие — способность контролировать свою территорию; есть государства, раздираемые внутренними конфликтами и гражданскими войнами. Не менее важна стабильность политического режима — будь то автократического или демократического. Можно упомянуть и способность государства самостоятельно обеспечивать свою безопасность: есть множество государств, на территории которых размещены иностранные войска, базы или инфраструктура. Как мы видим, существует множество параметров, которые определяют степень самостоятельности государств и эффективность их политики. То есть равный международно-правовой статус накладывается на принципиально разные возможности его реализовать. На практике современные международные отношения образуются государствами, обладающими разными возможностями защитить и обеспечить свой суверенитет. Государства также радикально отличаются друг от друга по своей мощи — совокупному объёму военного, промышленного и экономического потенциалов. С точки зрения суверенитета, современные международные отношения симметричны, а с точки зрения мощи, крайне асимметричны [iii].

Такая асимметрия — важная предпосылка политики санкций. По расчётам Хафбауэра и его коллег, в ХХ в. из 174 случаев применения санкций 109 инициировали США, 16 — Великобритания, 14 — ЕС, 13 — СССР и Россия и 20 — ООН. Иными словами, санкции — инструмент мощных, передовых и развитых государств или их объединений. Они могут позволить себе применение санкций в силу своего размера и веса, а также глобальных и региональных амбиций [10, p. 5, 17]. Размер и вес дают стране-инициатору запас прочности, позволяющий относительно безболезненно нести экономические издержки санкций и нивелировать ответ целевой страны. Зачастую страны-инициаторы экономически превосходят страны-адресаты в десятки и даже сотни раз [10, p. 89]. Всё это делает возможным использование санкций как инструмента господства в веберовском понимании этого слова — способности субъекта А навязывать свою волю субъекту Б [2]. Легитимность такого господства страны-инициаторы обеспечивают через нормы международного права (например, устав ООН) или национального законодательства, а также через отсылку к принципам своей морали или идеологии. Следующий шаг в концептуализации понятия санкции — характеристика политических целей, с которыми они принимаются, а также используемых экономических инструментов. На этой основе можно провести типологию санкций. Хафбауэр и его коллеги классифицируют санкции по следующим типам политических целей.

Первая цель — подрыв или ограничение военного потенциала целевой страны, сокращение экономической базы для производства отдельных вооружений и военной техники. Такие санкции зачастую идут рука об руку с мерами военного сдерживания. К их ярким примерам можно отнести экспортные ограничения против СССР и КНР (так наз. Сocom и Chicom) периода холодной войны. Могут применяться ограничения на поставки материалов, необходимых для производства ядерного оружия, ОМУ, ракетных технологий и других вооружений и средств их производства или меры, направленные на отказ отдельных стран от имеющихся в их арсенале вооружений и военных технологий.

Вторая цель — предотвращение военных действий или удержание страны-адресата от наступательных действий. Классический (при этом неудачный) случай — это санкции Лиги Наций против Италии за вторжение в Абиссинию. Другой пример — всеобъемлющее эмбарго против Ирака после вторжения в Кувейт. Современным примером можно считать западные санкции против России в контексте гражданской войны на Украине. Во всех этих случаях инициаторы исходят из гипотезы сдерживания, подразумевая, что экономические санкции смогут либо послать сигнал, либо сделать неприемлемой цену наступательной политики.

Третья цель — смена политического режима или дестабилизация политической системы страны-адресата. По данным Хафбауэра и его коллег, это самая распространённая цель введения санкций: из 174 рассмотренных авторами кейсов смены политического режима добивались в 80. При этом речь может идти о наказании политического режима, пришедшего к власти нелегитимным путём (перевороты, явные или мнимые подтасовки результатов выборов и др.). В период холодной войны были распространены случаи наказания бывших союзников, которые «переметнулись» в лагерь оппонента. Часто санкции подобного рода сопровождаются секретными операциями специальных служб по устранению режима или его лидеров.

Все три названные цели — это предвестники войны или силовых действий, то есть санкции вводятся как часть широкого пакета мер давления на определённую страну. В случае значительного потенциала целевых стран, война может не начаться (санкции против СССР или КНР), однако санкции остаются её предвестником или сопутствующим методом силового давления на страну [iv].

Четвёртая цель — умеренное изменение политического курса страны-адресата. Такие случаи крайне редко сопровождаются мерами военного сдерживания или операциями спецслужб. Санкции здесь используются сами по себе, в чистом виде. Пример таких целей — давление с целью улучшить ситуацию с правами человека, решить вопрос с экспроприацией собственности, вынудить присоединиться к тем или иным соглашениям. Число таких эпизодов в базе Хафбауэра и его коллег также достаточно заметно — 43, причём относительно дружеские или добрососедские отношения между инициатором и объектом санкций способствовали их успеху [10, p. 66–72].

С точки зрения экономического наполнения можно выделить торговые и финансовые санкции. В первом случае вводятся ограничения на внешнеторговые операции со страной-адресатом, а с её стороны возможны ответные меры. Экспортные санкции могут принимать вид эмбарго на поставку вооружений, военной техники и технологий или ограничений на поставку оборудования для отдельных секторов экономики. В качестве примеров приведём антироссийские санкции 2014–2017 гг. и нефтяное эмбарго арабских стран в 1973 г. Примеры импортных санкций: ограничения на покупку иранской нефти со стороны США; российские ограничения продовольственного импорта из США, стран ЕС и других стран-инициаторов антироссийских санкций.

Проблема эффективности торговых санкций состоит в том, что их легко обойти, особенно если речь не идёт об эксклюзивном товаре. Правда, в этом случае за счёт посреднических издержек, рисков контрабанды или коррупции повышается цена товара, но технически страны-адресаты могут обойти торговые ограничения. КНР эффективно обходит западные ограничения на поставки современных вооружений, заказывая их в России и производя собственные аналоги. Россия ведёт политику импортозамещения, а ЕС для компенсации утраченного российского рынка диверсифицирует рынки сбыта продукции. Сложнее обстоит дело с эксклюзивными товарами вроде ядерных реакторов. Но, как показал опыт Северной Кореи, и здесь политическая воля стран-адресатов может перевесить ограничения.

Совершенно иным образом обстоит дело в случае финансовых санкций. Такие санкции могут принимать разные формы: задержка или отмена кредитов, грантов, помощи развитию, военной помощи, запрет на инвестиции в страны или компании, запрет на финансовые операции со странами, компаниями и физическими лицами, запрет на финансирование избранных программ. Отдельное место в этом ряду занимает (временная) заморозка или бессрочная конфискация банковских активов отдельных лиц, компаний или стран в стране-инициаторе или по её просьбе. По данным Хафбауэра и его коллег, 80% таких санкций накладывали США. Что не удивительно, так как эффективность такого рода санкций обеспечивается господством США в мировых финансах и ролью доллара в мировых расчётах. В сравнении с торговыми, преимущество финансовых санкций в том, что их проще и быстрее ввести (финансовый рынок лучше регулируется государством) и значительно сложнее обойти (поиск альтернативных инвесторов или доноров крайне затруднён, если санкции накладывают США). К тому же финансовые санкции могут отпугивать даже инвесторов из стран, на которых не накладывали санкций, потому что инвесторы вынуждены делать выбор между американским рынком и рынком страны-объекта санкций [7, 9]. Выбор большинства компаний очевиден. Ответить на финансовые санкции крайне сложно. В итоге финансовые санкции более болезненны в сравнении с торговыми. По расчётам Хафбауэра и его коллег, цена финансовых санкций для стран-адресатов в среднем составляла 1,7%, а торговых — 0,7% ВНД. Если оба типа санкций вводились одновременно, потери составляли в среднем 2,9%, с добавлением заморозки активов — 4,3% ВНД [10, p. 97–98].

В последнее время в литературе и в политическом лексиконе хождение получило понятие умных или целенаправленных (целевых) санкций [8]. Под ними понимаются точечные воздействия на отдельные лица, компании или сектора экономики страны-адресата. В основном такие санкции носят финансовый характер. К ним также можно добавить визовые ограничения. Смысл умных санкций в том, чтобы «наказать» политическую элиту или отдельных лиц (например, наркоторговцев или террористов), избегая излишнего давления на население. Умные санкции противопоставляются всеобъемлющим санкциям — таким, как санкции против Ирака в 1990-е гг. Тогда санкции нанесли колоссальный ущерб экономике и населению страны, но Саддам Хусейн и его окружение не пострадали и оставались у власти. Военный потенциал Ирака был подорван вторжением союзников, а не санкциями.

Ещё одна тенденция в исследовательском дискурсе — различение санкций как состоявшегося прецедента и как угрозы их применения. Так, Нэвин Бапат исследовала эффективность применения санкций и в случае угрозы их применения [4]. Таким образом, санкции могут рассматриваться как инструмент «символической власти», поскольку есть прецеденты, когда для достижения результатов достаточно угрозы применения санкций. Здесь уместна аналогия с демонстрацией флага боевыми кораблями или сухопутными войсками, имеющая сходное символическое значение.

Примечательно, что угроза применения санкций может быть направлена как на целевую страну, так и на общественность страны-инициатора. Нередко руководство страны-инициатора накладывает санкции без какой-либо внятной стратегии в отношении страны адресата, только для того, чтобы убедить внутреннюю аудиторию в готовности решать существующую политическую проблему. К санкциям применима функция «театра безопасности», когда власти страны-инициатора пытаются создать впечатление деятельности для укрепления своих позиций и защиты от критики [10, p. 5–6].

2

Роберт Пейп, один из критиков исследования Хафбауэра, Шотта и Элиотт, справедливо указал на необходимость отличать экономические санкции от торговых и экономических войн. Определение санкций по Пейпу во многом схоже с дефиницией коллектива Хафбауэра. Ключевой сущностной чертой санкций Пейп считает наличие политической цели. Эта цель заключается в том, чтобы подорвать/снизить благосостояние страны-адресата и с помощью торговых/ финансовых инструментов принудить её к определённым действиям политического характера. Пейп выделяет прямые и непрямые санкции. В первом случае давление оказывается непосредственно на правительство страны, создаются условия, при которых оно должно сделать вывод о том, что выгоднее пойти на уступки, чем терпеть санкции. Во втором случае провоцируется общественное недовольство, с тем чтобы рост протестных настроений привёл к смене политической власти в стране-адресате [14, p. 94].

Экономическую войну Пейп интерпретирует иначе, чем Хафбауэр и его соавторы. Пейп предлагает считать экономической войной те меры сдерживания, которые направлены на подрыв военного потенциала целевого государства в мирное или военное время. У Хафбауэра экономические меры, имеющие целью сдерживание, рассматриваются как подвид санкций. Такая позиция представляется более обоснованной, так как военное сдерживание явно преследует политическую цель. Санкции вполне могут быть предвестником войны, как например, конфликт Японии и США в период Второй мировой войны. Они могут действовать и в военное время. В частности, санкции стран Антанты против Германии действовали в годы Первой мировой войны, а Великобритания вводила санкции против Аргентины в ходе Фолклендского конфликта. Вполне достаточным представляется методологический ход команды Хафбауэра, которая выделила военные аспекты в отдельную категорию целей санкций.

Однако идея Пейпа о разграничении понятий экономических санкций и торговых войн заслуживает пристального внимания. Пайп обращает внимание на то, что санкции и торговые войны отличаются целевыми установками. Если санкции направлены на достижение политических целей, то смысл торговой войны — максимизация экономической выгоды. В обоих случаях имеет место принуждение, но торговая война преследует цель добиться для себя экономически более выгодных условий торговли и производства, а в случае санкций участники стремятся достичь политических целей, не считаясь с экономическими потерями. Торговые войны обычно происходят между торговыми партнёрами. Обмен санкциями, наоборот, может идти как между партнёрами, так и между странами со слабой торговлей [14]. Попробуем разобраться в этих различиях, отталкиваясь от литературы по торговым войнам.

Классическое определение торговой войне дал Гарри Джонсон; именно его дефиниция лежит в основе многих современных работ. Под торговой войной Джонсон понимал конфликт двух и более стран, в котором стороны добиваются преимуществ в экономических отношениях за счёт временного ограничения двусторонней торговли [11, p. 142–153]. Как и санкции, торговые войны — не новый инструмент. Его можно найти в XIV–XVII вв. (торговые войны Ганзейского союза, Англии с Нидерландами, которые впоследствии переросли в вооружённые конфликты) [6]. В современном понимании торговые войны трактуются в контексте концепций меркантилизма и протекционизма, но в большей степени — концепции свободной торговли. В условиях глобализации правительство стремится максимизировать полезность своей торговли с использованием инструментов тарифной политики, экспортных и импортных квот, нетарифных ограничений (технические стандарты, нормативы качества, таможенные процедуры и т.п.). Набор мер также включает в себя антидемпинговые меры (компенсационные пошлины), а также чрезвычайные ограничения, связанные с вопросами национальной безопасности. При введении экономических санкций в ход пускаются иные инструменты: всеобъемлющий или частичный запрет на экспорт и импорт отдельных товаров, запрет на финансовые операции, конфискация имущества и активов, запрет на транзакции с определёнными лицами, компаниями и странами. Качественная разница налицо: участники торговых войн преследуют цель создать среду для максимизации прибыли национального бизнеса, а санкции должны привести к подрыву доверия инвесторов к стране-адресату.

Обозначим ряд других отличий. Как справедливо отмечает Пейп, торговые войны в современном мире ведутся в основном между партнёрами. Пример — опыт ожесточенных войн политически близких союзников Японии и США. Санкции также применяются против партнёров и союзников, но, в понимании коллектива Хафбауэра, санкции преследуют умеренные цели. Очевидно, что установка на смену политического режима или военное сдерживание не способствует близости политических отношений.

Следующее отличие — число участников и баланс их потенциалов. В торговых войнах обычно участвуют два игрока, а остальные игроки пассивны (хотя есть и другие случаи). В санкционных войнах нередко тоже только два участника, однако распространены случаи широких коалиций стран-инициаторов (санкции против КНДР) или наложение санкций против группы стран (санкции США против стран, поддерживающих терроризм). Часто ущерб наносится странам, компаниям или физическим лицам, не имеющим отношения к санкциям — к примеру, за транзакции со страной-адресатом или её агентами.

В случае санкций и торговых войн больше шансов на победу имеет крупный игрок, но в торговых войнах нередко в выигрыше оказываются мелкие игроки [12]. Экономический перевес побуждает инициатора к введению санкций, тогда как адресат в лучшем случае способен лишь снизить наносимый ему ущерб. Иными словами, отношения в торговой войне скорее равновесны, а в санкционной войне асимметричны.

Ещё одно важное отличие — роль промышленного и коммерческого лобби. В случае торговых войн у бизнеса высока мотивация выступать активным игроком, предлагая правительству те или иные решения. За торговыми войнами часто стоит именно бизнес. В случае санкций ведущая роль принадлежит правительству и парламенту, а бизнес вынужден подстраиваться под санкции. Он может протестовать, прилагать усилия по их отмене, но не является инициатором [10, p. 7].

Примечательно, что в современных условиях санкции и торговые войны могут переплетаться. К примеру, в ответ на финансовые и секторальные санкции западных стран Россия ввела продовольственное эмбарго. Отталкиваясь от норм ВТО по регулированию торговых отношений, ЕС интерпретировал некоторые ограничительные меры не только как ответные санкции, но и как попытку использования санкций для достижения торговых преимуществ, в частности, при ограничении на ввоз в Россию живых свиней. Таким способом ЕС снижает эффективность российских санкций, повышая результативность своих.

3

Использование санкций нередко оказывается предметом ожесточенного нормативного спора. В центре дискуссии вопрос о законности санкций и источниках их легитимности. Это и вопрос политической морали — насколько этично использовать санкции, которые потенциально могут нанести ущерб широким слоям населения целевых стран или фактически беззащитным против санкций развивающимся государствам? На этот счёт можно выделить две противоположных точки зрения.

Первая предполагает, что санкции — эффективный и вполне законный инструмент внешней политики. Он целесообразен постольку, поскольку позволяет избежать применения военной силы, добиться нужных политических результатов мирным путём или ослабить военный потенциал целевой страны, что позволяет провести последующую военную кампанию с меньшими потерями. Санкции, одобренные Советом Безопасности ООН — идеал, к которому нужно стремиться. Но односторонние санкции также должны применяться, особенно тогда, когда требуются оперативные действия и быстрые результаты. Легитимность санкций увязывается с международным и национальным правом, но также и с национальными интересами, идеологическими установками и моралью страны-инициатора. Так, например, понятие демократии рядом стран рассматривается как моральная категория. Соответственно, наложение санкций против тех, кто, по их мнению, нарушает принципы демократии, обосновано морально.

Наиболее ярким адептом такого подхода являются США. В Стратегии национальной безопасности 2017 г. отдельный раздел посвящён экономической дипломатии. Санкции в нём рассматриваются как важный элемент комплекса мер по сдерживанию, принуждению и изоляции противников США. Примечательно, что отношения «свой–чужой» в разделе рассматриваются с нормативной точки зрения. «Свои» — это рыночные экономики, союзники и партнёры США. «Чужие» — экономики с ведущей ролью госсектора. США находятся в центре мировой экономики, что позволяет им, согласно Стратегии, играть лидирующую роль и одновременно эффективно защищать свои интересы [v]. В Стратегии национальной безопасности 2015 г. «умные санкции» определяются как эффективный инструмент политики против «безответственных» акторов, не выполняющих свои международные обязательства, а также против криминальных и террористических сетей. В Стратегии отмечается, что США будут продвигать санкции под эгидой ООН, но при необходимости будут действовать самостоятельно [vi].

В доктринальных документах Европейского [vii] союза санкции рассматриваются как важный инструмент сдерживания и предотвращения конфликтов, который необходимо использовать наряду с дипломатией. Источник их легитимности — международное право, право ЕС, международные обязательства Евросоюза в рамках ГАТТ, ВТО и других организаций. Иными словами, односторонние меры допускаются наряду с многосторонними. При этом отмечается желательность максимальной калибровки санкций, чтобы избежать деструктивных социальных последствий. Кроме того, санкции определяются как один из инструментов реагирования на кризисные ситуации (наряду с гуманитарной помощью, дипломатией и др.). ЕС даёт подробную характеристику санкций и порядка их применения [viii].

Иных взглядов придерживается Россия, рассматривающая единственным источником легитимности санкций Совет Безопасности ООН. Любые односторонние меры экономического принуждения расцениваются как неприемлемые. В частности, это фиксируется в Концепции внешней политики России 2016 г.: «… продолжать усилия по совершенствованию механизма применения ООН санкций, исходить, в частности, из того, что решения о введении таких санкций должны приниматься СБ ООН на коллегиальной основе после всестороннего рассмотрения…; содействовать исключению из практики международного взаимодействия незаконных односторонних принудительных мер, принимаемых в нарушение Устава ООН и других норм международного права» [ix]. Данную позицию разделяют КНР и значительное число развивающихся государств. В частности, в Декларации саммита лидеров «КНР и 77 развивающихся государств» в Санта-Крус (Боливия) отмечалось, что односторонние экономические меры принуждения неприемлемы и должны быть искоренены из практики международных отношений [x].

Последовательную критику односторонних санкций высказывает специальный докладчик по вопросу о негативном воздействии односторонних принудительных мер на осуществление прав человека Идрис Джазаири. Должность специального докладчика была учреждена в 2015 г. О влиянии санкций на осуществление прав человека И. Джазаири подготовил три доклада, затрагивая в них целый ряд правовых, политических и этических вопросов.

Прежде всего, Джазаири вводит разницу между односторонними и международными принудительными мерами. И те, и другие часто объединяются понятием санкций. Но между ними есть существенная разница. Международными могут считаться только те меры, которые принимаются СБ ООН на основании статьи 41 Устава ООН [xi]. Именно здесь — ключевой источник их легитимности. Односторонние меры принимаются отдельными государствами или их коалициями в обход Совета Безопасности ООН. Кроме того, легитимными можно считать санкции, которые применяют международные организации против своих членов на основании уставов, так как членство в таких организациях добровольное [xii]. Важная черта односторонних принудительных мер — их экстерриториальность. Они вводятся одной или несколькими странами и применяются за пределами их территории, затрагивая целевые страны и, через механизм вторичных санкций, третьи страны [xiii]. Поэтому санкции можно считать инструментом вмешательства в суверенные дела целевого государства или третьих стран.

Одна из главных проблем применения односторонних ограничительных мер, по мнению Джазаири, состоит в том, что они ущемляют права человека в целевых странах. Зачастую они наносят ущерб незащищённым слоям населения, резко снижая качество жизни, подрывая благосостояние и обостряя социальные проблемы. При этом «умные» или «точечные» санкции не являются панацеей [xiv]. Ограничения против отдельного экономического сектора могут больно ударить по благосостоянию граждан, но не принести политических результатов. Именно права человека должны быть основным мерилом этичности, легитимности и эффективности санкций. Санкции противоправны, если они преследуют экономический интерес страны-инициатора. Джазаири отмечает, что с точки зрения международного права санкции могут считаться легитимными, будучи применены в ответ на нарушение международных обязательств, которое причиняет ущерб другому государству или государствам. Эти обстоятельства придают легитимность праву на реторсию или возмездие. Но и здесь права человека — важный индикатор. Их соблюдение — критерий смягчения норм международного права. Если санкции применяются бессрочно, происходит ущемление прав человека и не достигаются заявленные цели, применение односторонних мер должно быть ограничено [xv]. Специальный докладчик занимается выработкой рекомендаций, которые позволили бы сделать международные и односторонние ограничительные меры более чувствительными к нарушению прав человека. Его деятельность представляется большим шагом вперёд в продвижении к более справедливому (с точки зрения прав человека) подходу к санкциям. Вопрос об этом уже неоднократно поднимался Генеральной Ассамблеей ООН. Растёт число стран, считающих односторонние меры неприемлемыми. Если в 1996 г. за соответствующую резолюцию проголосовало 57 стран, при 45 против и 59 воздержавшихся (A/Res/51/103), то в 2014 г. сходную резолюцию поддержало уже 134 страны при 53 против и одной воздержавшейся (A/ Res/69/180). На эти данные ссылается в своей работе известный исследователь санкций Майкл Бржоска [5, p. 1345]. Он отмечает ещё одну важную тенденцию. Как правило, развитые страны сочетают односторонние и многосторонние меры, действуя по двум алгоритмам. В одном случае сначала вводятся односторонние санкции, а затем осуществляется попытка придать санкциям бóльшую легитимность через СБ ООН. При этом страны-инициаторы и предлагают проекты соответствующих резолюций. В ином случае развитые страны вводят дополнительные односторонние санкции после резолюций СБ ООН, если считают принятые санкции слишком мягкими или не согласны с ними [5, p. 1339–1349]. Хороший тому пример — это санкции против Ирана. В 2015 г. СБ ООН принял резолюцию 2231, которая закрепляла «сделку» по ядерному вопросу и отменяла наложенные ранее санкции. Однако в 2017 г. Конгресс США принял законопроект 3364 (CAATSA), по которому на Иран накладываются санкции за разработку баллистических ракет, нарушение прав человека и по другим поводам. Сверх того, США поставили вопрос о пересмотре ядерной сделки. Такие действия девальвируют эффективность СБ ООН как единственного источника легитимных международных санкций.

Понятие санкций обладает достаточно устойчивым «концептуальным ядром». Санкции следует понимать как инструмент господства в международных отношениях, который предполагает использование странами-инициаторами мер экономического давления на страны-адресаты с целью добиться изменения их политического курса. В силу экстерриториального характера действия санкции можно рассматривать в качестве средства вмешательства в суверенные дела зарубежных государств. Асимметрия суверенитета и мощи — два важных условия введения санкций. Страна-инициатор или их коалиция, как правило, значительно превосходит страну-адресат, что обеспечивает ей/им неуязвимость для ответных мер. Санкции отличаются от торговых войн, в которых экономические цели превалируют над политическими; участники войны часто являются партнёрами, а не соперниками, баланс сил не играет принципиально важной роли. Иными словами, экономические санкции — это политическое понятие, несмотря на то, что в их основе лежит применение экономических методов.

Острые нормативные и этические дебаты, которые идут вокруг понятия санкции, также отражают их политическую природу. С точки зрения развитых стран, которые зачастую инициируют санкции, — это инструмент законный и эффективный; напротив, развивающиеся страны, которые становятся объектами санкций, считают их инструментом нормативно и этически неприемлемым. Права человека — один из базовых критериев оценки справедливости санкций. Даже односторонние санкции могут быть законными, если они выступают как контрмера, но их легитимность и эффективность в конечном итоге должна определяться мерой ущемления прав человека в странах-адресатах и за их пределами. Однако практика показывает, что в сравнении с международно-правовой легитимностью и этичностью более значимым фактором выступает политическая целесообразность. Страны-инициаторы могут «подстраивать» деятельность международных организаций под свои интересы и даже нарушать букву и дух их правил. Важной страховкой от применения санкций в адрес отдельных стран остаётся их реальная экономическая мощь и шире — потенциал сдерживания, которым они располагают.

Список литературы

1. Алексеева Т.А. Политическая философия: от концепций к теориям. — М.: РОССПЭН, 2007. 400 с.

2. Вебер М. Хозяйство и общество: очерки понимающей социологии. Социология. М.: Издательский дом ГУ-ВШЭ, 2016. 448 с.

3. Allison G., Simes D. Stumbling to War // The National Interest. May/June 2015. Pp. 9-21.

4. Bapat N., Heinrich T., Kobayashi Y., Morgan C. Determinants of Sanctions Effectiveness: Sensitivity Analysis Using New Data // International Interactions. 2013. Vol. 39. Pp. 79–98.

5. Brzoska M. International Sanctions Before and Beyond UN Sanctions // International Affairs. 2015. Vol. 91, no 6. Pp. 1339–1349.

6. Conybeare J. Trade Wars. A Comparative Study of Anglo-Hanse, Franco-Italian, and HawleySmooth Conflicts // World Politics. October 1985. Vol. 38, no 1. Pp. 147–172.

7. Cooper Z., Lorber E. Sanctioning the Dragon // The National Interest, March/April 2016. Pp. 36–42.

8. Drezner D. Targeted Sanctions in a World of Global Finance // International Interactions. 2015. Vol. 41. Pp. 755–764.

9. Feaver P., Lorber E. The Sanctions Myth // The National Interest, July/August, 2015. Pp. 22-27.

10. Hufbauer G., Shott J., Elliott K., Oegg B. Economic Sanctions Reconsidered. Third Edition. Peterson Institute for International Economics, 2009. 248 p.

11. Johnson H. Optimum Tariffs and Retaliation. // The Review of Economic Studies. 1953. Vol. 21, no. 2. Pp. 142–153.

12. Kreinin M., Dinopoulis E., Syropoulis C. Bilateral Trade Wars // The International Trade Journal. 1996. Vol. 10, no. 1. Pp. 3–20.

13. Melatos, Mark; Pascalis, Raimondos-Moller; Gibson, Matthew. Who Wins a Trade War? URL: http://www.etsg.org/ETSG2007/papers/melatos.pdf (дата обращения: 15.04.2018).

14. Pape R. Why Economic Sanctions Do Not Work? // International Security. 1997. Vol. 22, no. 2. Pp. 90–136.

15. Syropoulos C. Optimum Tariffs and Retaliation Revisited: How Country Size Matters? // Review of Economic Studies. 2002. Vol. 69. Pp. 707–727.

Впервые опубликовано в «Вестнике МГИМО-Университета. 2018. 2(59)».

i. Понятие «концептуального ядра» здесь заимствовано у Т.А. Алексеевой. См. [1].

ii. См.: Джазаири И. Доклад специального докладчика по вопросу о негативном воздействии односторонних принудительных мер на осуществление прав человека. Генеральная ассамблея ООН. Совет по правам человека. 10 августа 2015 г. С. 8.

iii. Измерения суверенитета (уровня «государственности»), а также способности проецировать силу в международных отношениях проводились под руководством А.Ю. Мельвиля. Индекс государственности показал большой разброс между странами мира, а индекс потенциала международного влияния – подавляющее превосходство США над последующим десятком стран, и подавляющее превосходство десятка – над всеми остальными. См.: Мельвиль А.Ю, Полунин Ю.А, Ильин М.В. Миронюк М.Г., Мелешкина Ю. А., Тимофеев И.Н. Политический атлас современности. М.: Издательство МГИМО МИД России, 2007. 272 с. Более свежий обзор этих данных см.: Тимофеев И.Н. Мировой порядок или мировая анархия? Взгляд на современную систему международных отношений. М. Спецкнига, 2014. 48 с. О дисбалансах суверенитета см.: Тимофеев И.Н. Дилеммы государства в современном мировом порядке // Вестник МГИМО-Университета, том 46, 2016, №1. С. 29–41.

iv. Иллюстрацией к сказанному служит логика Грэма Аллисона и Дмитрия Саймса, анализирующих политику сдерживания России. См. [3].

v. National Security Strategy of the United States of America. December 2017. P. 34. https://www.whitehouse.gov/wpcontent/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905.pdf (дата обращения: 15.04.2018)

vi. National Security Strategy of the United States of America. February 2015. Pp. 4, 11, 23.

vii. См.например, Shared Vision, Common Action: A Stronger Europe. A Global Strategy for the European Union’s Foreign and Security Policy. June 2016. https://eeas.europa.eu/archives/docs/top_stories/pdf/eugs_review_web.pdf (дата обращения: 15.04.2018).

viii. См. Guidelines on Implementation and Evaluation of Restrictive Measures (sanctions) in the Framework of the EU Common Foreign and Security Policy. 15 June 2012. http://register.consilium.europa.eu/doc/srv?l=EN&f=ST%20 11205%202012%20INIT (дата обращения: 15.04.2018).

ix. Концепция внешней политики Российской Федерации. 30 ноября 2016 г. Раздел 26, пункт Д. http://www.mid.ru/ foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2542248 (дата обращения: 15.04.2018).

x. Summit of Heads of State and Government of the Group of 77. Santa Cruz, Bolivia. June 2014. http://www. harmonywithnatureun.org/content/documents/275yellow_g77%20English.pdf (дата обращения: 15.04.2018)

xi. Джазаири И. Указ. соч. С. 5.

xii. Там же.

xiii. Там же. С. 7.

xiv. Там же. С. 10.

xv. Там же. С. 14.


Права и недостатки мрачной науки Дэни Родрик

Краткая и ясная защита методологических подходов, принятых экономистами в стиле Солоу. Модели

: упрощения, призванные показать, как работают конкретные механизмы, изолируя их от других, искажающих эффектов. Они похожи на басни тем, что ясно объясняют принцип за счет реализма. Они похожи на эксперименты в том смысле, что изолируют и изолируют ключевые факты о мире, чтобы выявить причинно-следственный эффект (а).

Модели могут иметь нереалистичные предположения, но они должны быть реальными. Модели

: упрощения, призванные показать, как работают конкретные механизмы, изолируя их от других, искажающих эффектов. Они похожи на басни тем, что ясно объясняют принцип за счет реализма. Они похожи на эксперименты в том смысле, что изолируют и изолируют ключевые факты о мире, чтобы выявить причинно-следственный эффект (а).

Модели могут иметь нереалистичные допущения, но они должны иметь реалистичные *критические* допущения (т.е. если модификация допущения в сторону реализма приведет к существенно другому выводу).

Математика важна для моделей, поскольку она гарантирует ясность и последовательность. Вербальные модели игнорируют взаимодействия.

Простые модели, написанные карандашом и бумагой, более ценны, чем модели, требующие больших вычислительных ресурсов, потому что (1) предположения в последних строятся первыми, и (2) без предположений, основанных на части 1, модели становятся черными ящиками: все предсказания и отсутствие понимания (например: CGE)

Модели являются важной частью научного процесса, потому что (1) они проясняют и генерируют гипотезы, и (2) добавляют в нашу библиотеку моделей, и (3) они генерируют *проверяемые* гипотезы , и поэтому подразумевают эмпирический метод, и (4) они основаны на общепринятых профессиональных стандартах, поэтому речь идет о качестве, а не об идентичности.

(1) Проясняйте и выдвигайте гипотезы: потому что они заставляют вас критически относиться к взаимодействиям, лежащим в основе наблюдения и интуиции. Это важно в (1) взаимодействиях общего равновесия, которые отслеживают эффекты обратной связи, (2) анализе второго лучшего, в котором методы лечения, введенные несовершенными рынками или институтами, могут привести к противоречивым результатам, (3) стратегическое поведение и (4) ) несогласованные во времени предпочтения.

(2) Добавить в нашу библиотеку моделей: Невозможно напрямую проверить или отклонить модели, потому что (1) социальный мир не предоставляет чистых доказательств, (2) мы никогда не ожидаем, что наши модели будут универсальными.В результате экономический прогресс достигается за счет расширения библиотеки моделей и повышения нашей способности выбирать между ними в конкретных ситуациях. Обучение основано на прецедентах, а не на правилах.

(3) Создание проверяемой гипотезы: базовый шаблон для оценки политики заключается в том, чтобы подумать о том, что каждая модель в библиотеке предполагает/прогнозирует, а затем проверяет эти предположения и прогнозы на основе наилучших доступных данных. (Например, иногда доминируют проблемы со стороны предложения, иногда со стороны спроса.)

(4) Меньше иерархии: немного б.с. о меньшем авторитете в экономике, основанном на розыгрыше Сокаля.

Мы выбираем модели путем (1) проверки критических допущений, справедливых в данном случае (например, обладают ли фирмы рыночной властью в отношении нефти), (2) проверки того, что механизмы в модели работают (причинно-следственные связи между критическими допущениями и результатами, например, фирма предложение и рыночная цена), (3) проверка прямых следствий — видим ли мы, что прямое значение басни разыгрывается на практике, (4) проверка случайных следствий.

Экономические модели НЕ являются общими теориями общества, которые претендуют на то, чтобы дать основу для всех вопросов. Это целевые модели для объяснения конкретных результатов в конкретных условиях.

Потом куча размышлений о конкретных дебатах по экономике, которые не очень интересны и основательны.

(а) Но они больше похожи на басни, чем на эксперименты, потому что вы выдумываете ключевые факты в моделях и баснях, но в конечном итоге вы связаны тем, что мир может открыть вам в экспериментах.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «криком»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Экономическое право — обзор

Конкуренция необходима в рыночной экономике Китая

В настоящее время экономическая основа Китая имеет шесть экономических форм: государственная собственность на капитал (играет доминирующую роль в национальной экономике), коллективная собственность, общественный капитал ( капитал фондового рынка), иностранный капитал, совместный венчурный капитал и индивидуальный собственный капитал. Последние три экономические формы принадлежат к капиталистической экономике под руководством социалистической рыночной экономики, которые играют важную роль в социалистической экономике.

Шесть экономических форм, определяющих социалистический экономический закон, основывают производство на более высокой степени техники, которая постоянно растет и совершенствуется, чтобы обеспечить максимальное удовлетворение потребностей материального и культурного потребления. При его соединении с самым основным врожденным естественным законом в процессе экономического развития вырабатывается финансово-экономический операционный механизм макроконтроля и рыночного регулирования.

Социалистическая рыночная экономика и капиталистическая рыночная экономика существенно различаются. Однако, учитывая конкуренцию потребления, они последовательны. Разнообразие форм хозяйствования в развитии товарного производства в Китае неизбежно формирует конкуренцию за товарное производство, хотя такая конкуренция находится под руководством национального макроконтроля, а не слепой свободной производственной конкуренции. Даже в условиях рыночной экономики конкуренция должна осуществляться под руководством национального макроконтроля; в противном случае это будет противоречить основному социалистическому экономическому закону.Общественное товарное производство также развивается в условиях конкуренции, но для конкуренции большое значение имеет национальный макроконтроль. Конкуренция должна управляться и регулироваться под макроконтролем. Нет конкуренции, нет прогресса; в то же время видно, что социалистический макроконтроль необходим для всего социалистического строительства. Чем серьезнее ошибки в регулировании, тем больше будет потерь и тем больше риск. Макроконтроль имеет жизненно важное значение.

Одно из отношений между рыночной экономикой и плановой экономикой заключается в том, что рыночная экономика в Китае развивается под руководством национального макроконтроля, а это означает, что она не развивается вслепую.С одной стороны, она развивается в регулируемой рынком конкуренции. В то же время банки контролируют капитал. Кроме того, существует налоговый и процентный контроль, а также необходимое административное вмешательство для предотвращения серьезного перепроизводства определенных товаров и последующих больших убытков. Рыночная экономика всегда следует своим законам и движется вперед в конкурентной борьбе. Он имеет положительную сторону и отрицательную сторону. Социалистическое экономическое и финансовое право также имеет противоречия внутри противоположного и единого процесса движения, что требует развития финансово-экономического права под макроуправлением; с другой стороны, социалистическая экономика в самом Китае должна быть рыночной экономикой при осуществлении макроконтроля.

Так называемая неадекватность плановой экономики заключается главным образом в субъективном понимании плана людьми. В ряде случаев появляются изменения, отстающие от объективной действительности, особенно плана в отношении повседневных потребностей людей, и трудно достичь баланса между спросом и предложением для своевременного удовлетворения спроса на разнообразную продукцию. В этом аспекте ничего не остается, кроме как полностью полагаться на саморегулирование естественного экономического закона рынка, чтобы своевременно отражать новые изменения и предоставлять информацию как основу для внесения поправок и корректировок. производственный план предприятия.

Рыночная экономика Китая развивается в условиях конкуренции при осуществлении макроконтроля со стороны государства. Более того, в процессе товарного производства систематичность производства самого микрохозяйственного предприятия очень строгая, так как закон планового производства товара и экономическая прибыль предприятий тесно связаны. Если внутренний производственный план предприятия нарушает самый общий, присущий ему естественный закон экономического развития, то экономическая прибыль предприятий будет чутко снижаться и вскоре затруднит нормальное выполнение производственного плана.Это заставит руководителей составлять, изменять и реализовывать свой производственный план в соответствии с потребностями рынка и строго следовать плану по организации производства. В то же время руководители предприятий будут вынуждены проводить исследования, чтобы своевременно прогнозировать потребности рынка, а также подписывать договоры купли-продажи и поставки сырья и вспомогательных материалов на основе обязательных планов и потребностей рынка, и организовать производство. Только таким образом предприятия могут быть обеспечены большей экономической прибылью.

Если все народное хозяйство будет включено в контрактное производство, то развитие народного хозяйства пойдет по пути легального хозяйственного производства. В этом случае потери от бюрократизма и безответственности в хозяйственной работе будут гораздо меньше, и в то же время увеличится накопленная социалистическая прибавочная стоимость продукта, и социалистическое строительство значительно ускорится.

Я беру систему организации производства на основе контракта как специфический способ в общем смысле, при котором социалистический план контроля и рыночный контроль регулируют отношения между производством и потреблением. Это закон социально-правового регулирования, поэтому его называют законом договорного товарного производства.

Третье соотношение между рыночной экономикой и плановой экономикой заключается в том, что при развитии социалистической экономики предприятие, которое хочет быть ориентированным на прибыль и избавиться от контроля национального плана, обязательно будет наказано. Контроль национального плана и руководство финансовым и экономическим законом рынка заключается в ограничении слепого развития товарного производства; государство предоставляет информацию о рыночном спросе и предложении для предприятия, производящего товар, чтобы направить производственную единицу на конкуренцию и развитие в соответствии с потребностями рынка.Более того, путем принятия закона стоимости, действия рычагов банков, административных и налоговых мер государство должно поддерживать конкуренцию предприятий в краткосрочном товарном производстве и ограничивать скорость развития долгосрочного производства. .

Итак, социалистическая экономика развивается в конкурентной борьбе. Без конкуренции не будет прогресса, и да здравствует конкуренция! Некоторые ученые нападали на социалистическую теорию с такой точки зрения: «С искоренением частной собственности поднимется ветер лени.Это вопрос, который задают некоторые ученые о том, есть ли у социалистической экономики импульс для развития. Внедрение механизма конкуренции в социалистическую экономическую систему, несомненно, станет мощной движущей силой экономического развития. Конечно, при введении механизма конкуренции мы должны одновременно строго следовать финансово-экономическому закону рыночного регулирования под государственным макроконтролем и в полной мере использовать функцию конкуренции в самом общем присущем естественном законе в процесс экономического развития.Это требует от нашего правительства и плановых ведомств организации сильного информационного института, внедрения современных информационно-статистических средств для своевременного, но точного сбора статистических сводных данных о спросе и предложении и тенденциях динамического развития для анализа и прогнозирования тенденций экономического развития в целях предоставлять достоверную информацию, согласно которой органы государственного планирования и регулирования могут своевременно вносить изменения и дополнения в план регулирования. На этой основе органы макроконтроля государства могут непрерывно регулировать динамический видный процесс – баланс, баланс – видный процесс в процессе макроконтроля.Только так социалистическое рыночное хозяйство может быстро развиваться в условиях конкуренции, на всем протяжении подчиняясь объективному экономическому закону.

Подпишитесь, чтобы читать | Файнэншл Таймс

Разумный взгляд на глобальный образ жизни, искусство и культуру

  • Проницательные чтения
  • Интервью и обзоры
  • Кроссворд FT
  • Путешествия, дома, развлечения и стиль

Выберите свою подписку

Пробный

Попробуйте полный цифровой доступ и узнайте, почему более 1 миллиона читателей подписались на FT

  • В течение 4 недель получите неограниченный цифровой доступ Премиум к проверенным, отмеченным наградами бизнес-новостям FT
Подробнее

Цифровой

Будьте в курсе важных
новостей и мнений

  • MyFT – отслеживайте наиболее важные для вас темы
  • FT Weekend — полный доступ к контенту выходных
  • Приложения для мобильных устройств и планшетов — загрузите, чтобы читать на ходу
  • Подарочная статья — делитесь до 10 статей в месяц с семьей, друзьями и коллегами
Подробнее

электронная бумага

Удобная цифровая копия печатного издания

  • Читайте печатное издание на любом цифровом устройстве, доступное для чтения в любое время или загрузки на ходу
  • Доступно 5 международных изданий с переводом более чем на 100 языков
  • Журнал FT, журнал How to Spend It и информационные приложения в комплекте
  • Доступ к 10-летним предыдущим выпускам и архивам с возможностью поиска
Подробнее

Команда или предприятие

Премиум ФУТ. com доступ для нескольких пользователей, с интеграцией и инструментами администрирования

Премиум цифровой доступ плюс:
  • Удобный доступ для групп пользователей
  • Интеграция со сторонними платформами и CRM-системами
  • Цены на основе использования и оптовые скидки для нескольких пользователей
  • Инструменты управления подпиской и отчеты об использовании
  • Единый вход на основе SAML (SSO)
  • Выделенные команды по работе с клиентами и работе с клиентами
Подробнее

Узнайте больше и сравните подписки содержимое раскрывается выше

Или, если вы уже являетесь подписчиком

Войти

Вы студент или профессор?

Проверьте, есть ли у вашего университета членство в FT, чтобы читать бесплатно.

Проверить мой доступ Книга в кратком изложении

правил экономики Дэни Родрик

Экономист Дэни Родрик критикует экономическую дисциплину как социальную науку, признавая ее случайные успехи, но также подвергая резкой критике ее многочисленные неудачи. Он включает исторический контекст, теорию и четкие объяснения того, как экономисты решают проблемы реального мира, и все это ему удается делать, не засоряя текст математическими уравнениями или греческими буквами, понятными только специалистам.Аргумент Родрика, вполне доступный для неэкономиста, поучительный и почти развлекательный. getAbstract полагает, что студенты, преподаватели и наставники, занимающиеся экономикой и фискальной политикой, оценят такой редкий подвиг в книге о мрачной науке.

«Экономическая наука»

Экономисты часто расходятся со своими коллегами в социальных науках. Социологи считают, что экономисты склонны использовать простые подходы для изучения и объяснения сложных ситуаций.И наоборот, экономисты считают социологов многословными, «мягкими», им не хватает дисциплины и надежного эмпирического анализа. Тем не менее существует множество примеров, иллюстрирующих успешное применение экономической теории к реальным потребностям, в том числе следующие:

  • Бреттон-Вудская система, установившая международный экономический порядок, просуществовавший более 30 лет.
  • Плата за перегрузку, которая успешно использует экономические инструменты для улучшения трафика.
  • Программы условных денежных переводов, которые вознаграждают лиц с низким доходом за принятие решений, которые хотят поощрять политики.

Но социальные приложения экономики не всегда работают. Неудачи часто связаны с математикой или моделью, лежащей в основе экономики. Математика в экономике противоречива. По словам экономиста Ха-Джуна Чанга, автора книги «Экономика: руководство пользователя» , «95 % экономической теории — это здравый смысл, который кажется сложным из-за использования жаргона и математики…

».

Экономист Дэни Родрик — профессор международной политической экономии Гарвардского университета имени Джона Ф.Кеннеди и автор книги «Парадокс глобализации» .

Экономика «Отказ от участия» в сравнении с «Подтверждением» Правил конфиденциальности

В Соединенных Штатах федеральные законы используют различные механизмы для защиты частной жизни человека. Некоторые из этих законов, особенно те, которые касаются крайне конфиденциальных данных, таких как Закон о защите конфиденциальности детей в Интернете (COPPA), требуют, чтобы люди согласились, прежде чем компании смогут собирать, использовать и делиться их личной информацией.Другие, такие как Закон Грэмма-Лича-Блайли (GLBA), действуют на основе отказа, когда компании предоставляют информацию о том, как они собирают, используют и передают личную информацию, и позволяют отдельным лицам отказаться, если они того пожелают. Что лучше: подписаться или отказаться? Многие ученые изучали этот вопрос, и неопровержимые данные показывают, что в большинстве случаев отказ от правил сбора и обмена данными лучше для инноваций и производительности, но при этом защищает конфиденциальность.

Экономическая теория и права на неприкосновенность частной жизни

Некоторые ученые, такие как Лакер (2002), утверждали, что решение о том, следует ли отказаться или подписаться, может быть лучше всего охарактеризовано экономической теорией, разработанной экономистом, лауреатом Нобелевской премии Рональдом Коузом (1960). Коуз говорит, что на конкурентном рынке с четко определенными правами собственности и отсутствием транзакционных издержек стороны, столкнувшиеся с внешними эффектами, будут договариваться об эффективном результате. В случае конфиденциальности теорема Коуза предполагает, что контроль над данными перейдет к стороне, которая больше всего их ценит, независимо от того, кто изначально имеет «право» на данные (т. е. должен ли человек согласиться или отказаться).

Это означает, что если закон требует, чтобы отдельные лица согласились, прежде чем компания сможет собирать или использовать данные, то компания может предоставить пользователям стимулы для согласия на обмен своими данными.Естественно, компания не предложит платить больше, чем ей стоят данные. Люди, которые ценят свои данные больше, чем компания, не примут это предложение, но люди, которые ценят свои данные меньше, чем компания. В качестве альтернативы, если закон требует, чтобы у отдельных лиц была возможность отказаться, компания может предоставить пользователям стимулы, чтобы они не отказывались от обмена своими данными. Опять же, это предложение примут только пользователи, которые ценят свои данные меньше, чем компания. И из-за положительных внешних эффектов обмена данными даже эти рыночные решения часто приводят к субоптимальному общественному благосостоянию, поскольку люди с недооцененной долей или компании будут платить слишком много.

Однако, хотя теорема Коуза может быть верна в теории, в реальном мире эти условия не существуют, и поэтому решение о создании правил согласия или отказа имеет значение по нескольким причинам.

Рынки данных имеют информационную асимметрию

Теорема Коуза работает лучше всего, если все стороны обладают одинаковыми знаниями о сделке, чтобы договориться об эффективном результате. Однако часто существует информационная асимметрия между предприятиями и потребителями. Некоторые потребители могут не понимать политику конфиденциальности компании.Они могут ошибочно полагать, что политика конфиденциальности компании обеспечивает большую защиту, чем на самом деле, и поэтому решают разрешить обмен своими данными, даже если это противоречит их предпочтениям. Или они могут ошибочно полагать, что политика и методы обеспечивают меньшую защиту, чем на самом деле, и поэтому решают ограничить обмен своими данными. Конечно, многие потребители обычно не читают и не понимают уведомления о конфиденциальности. Дженсен и др. др. (2005) показали, что пользователи редко обращались к политике конфиденциальности веб-сайта и часто имели неточное представление о своих собственных знаниях о том, как онлайн-технологии могут повлиять на их конфиденциальность.Кроме того, многие люди, вероятно, предпочитают рационально не знать о своих предпочтениях в отношении конфиденциальности (намеренно не читая или игнорируя политику конфиденциальности), потому что преимущества чтения уведомления о конфиденциальности слишком малы по сравнению со временем, необходимым для его понимания.

Эта информационная асимметрия может указывать на то, что политики должны отдавать предпочтение требованиям согласия, поскольку это сводит к минимуму вероятность того, что данные будут использоваться вопреки желанию человека. Однако недавние исследования показывают, что на поведение потребителей не влияет то, читают ли они уведомления о конфиденциальности.Бен-Шахар и Чилтон (2016) проанализировали поведение участников на основе политики конфиденциальности приложения для знакомств, где одна политика объясняла, что приложение будет собирать очень конфиденциальную информацию, такую ​​как сексуальная история, и продавать эту информацию сторонним рекламодателям. . Авторы обнаружили, что готовность потребителей делиться этой информацией была одинаковой, независимо от того, что говорилось в политике конфиденциальности и читали ли ее участники. Даже когда люди понимали политику конфиденциальности и информация была очень конфиденциальной, они все равно предпочитали делиться ею.Отчасти это может быть связано с тем, что они считают, что получат некоторую выгоду от обмена, которая перевешивает риск от этого обмена.

Решения о конфиденциальности имеют транзакционные издержки

Теорема Коуза требует, чтобы транзакционные издержки были близки к нулю, чтобы стороны могли договориться об эффективном исходе. Однако транзакционные издержки решений о конфиденциальности могут быть значительными, особенно когда потребители должны согласиться с тем, чтобы компании могли использовать данные. Получение положительного согласия влечет за собой значительные затраты для бизнеса.Блум и др. (2010) попытались рассчитать стоимость больниц, если правительство Техаса примет политику отказа от регистрации для отслеживания медицинских карт иммунизации детей в штате. Исследование показало, что получение согласия на каждого ребенка, родившегося в штате, будет стоить примерно 1,4 миллиона долларов или примерно 2 доллара на ребенка в год. И наоборот, переход на систему отказа снизит эти ежегодные расходы до 110 000 долларов США или 0,29 доллара США на ребенка, что может перенаправить ограниченное финансирование здравоохранения на критически важные области, такие как закупка вакцин.Точно так же в 1997 году телекоммуникационный провайдер Qwest, ранее называвшийся U.S. West, провел исследование, чтобы получить положительное согласие на использование информации о шаблонах звонков клиентов для рекламы им новых услуг. Компания использовала как прямую почтовую рассылку, так и телемаркетинг, чтобы получить это согласие. Хотя телемаркетинг был более успешным в получении согласия, чем прямая почтовая рассылка, Qwest по-прежнему сообщала, что для получения согласия требовалось в среднем 4,8 телефонных звонка на домохозяйство. Компания определила, что политика подписки не была жизнеспособной бизнес-стратегией, поскольку она была слишком дорогостоящей и неэффективной.Если компании вынуждены жить по правилам согласия, более высокие затраты в конечном итоге переложатся на потребителей в виде более высоких цен или приведут к меньшему количеству бесплатных услуг.

Даже небольшие транзакционные издержки будут значительными, учитывая ценность многих типов данных для каждого пользователя. Например, когда компании платят за рекламные профили пользователей, т. е. информацию о том, что пользователь любит и предпочитает для целевой рекламы, они покупают их оптом, что в конечном итоге стоит около 0 долларов.005 на пользователя. Из-за этой низкой маржи большинство компаний, которые монетизируют свои продукты с помощью онлайн-рекламы, не могут разумно платить клиентам даже небольшие суммы за использование их данных. Вместо этого этим компаниям, вероятно, будет выгоднее использовать бизнес-модель с оплатой за услуги, и больше клиентов в конечном итоге будут платить за онлайн-услуги.

Положительные внешние эффекты от данных часто являются общественным благом

Многие виды использования данных создают положительные внешние эффекты, и эти преимущества растут по мере того, как все больше сторон обмениваются данными.Например, исследователи в области здравоохранения могут использовать данные для отслеживания заболеваний, поиска способов лечения и ускорения инноваций в области здравоохранения, и возможности для получения этих преимуществ увеличиваются по мере того, как данные становятся доступными для большего числа сторон. Однако многие из этих преимуществ являются общественными благами, такими как уменьшение пробок на дорогах или более эффективное производство энергии, и преимущества не полностью используются какой-либо конкретной стороной. Это создает проблему коллективных действий безбилетников, когда люди получают выгоду от такого обмена данными, даже если они отказываются от участия в индивидуальном порядке.

Негативные последствия правил отказа

Если экономическая теория Коуза не соответствует дискуссиям об отказе или отказе от подписки, то мы должны обратиться к дополнительным академическим исследованиям, чтобы определить, какой вариант лучше. Исследования показывают, что внедрение правил и положений о конфиденциальности данных может иметь несколько негативных последствий.

Во-первых, правила подписки ограничивают рыночные инновации. Голдфарб и Такер (2010) обнаружили, что правила конфиденциальности могут негативно повлиять на эффективность онлайн-рекламы, ограничивая основной механизм финансирования современного Интернета.В частности, Гольдфарб и Такер проанализировали влияние Директивы Европейского союза о конфиденциальности и электронных коммуникациях (2002/58/EC), которую ввели различные европейские страны, чтобы ограничить сбор и использование рекламодателями информации о потребителях для целевой рекламы. Авторы обнаружили, что после того, как политика подписки вступила в силу, результатом стало среднее снижение эффективности онлайн-рекламы примерно на 65 процентов. Авторы отмечают, что если бы рекламодатели сократили свои расходы на онлайн-рекламу в соответствии с этим снижением эффективности, «доходы от медийной онлайн-рекламы могли бы упасть более чем наполовину с 8 миллиардов долларов до 2 долларов.8 миллиардов». Таким образом, политика подписки сократит доступное финансирование для онлайн-компаний, уменьшит их способность к инновациям и снизит функциональность для их потребителей. Это одна из важных причин относительно меньшего числа интернет-стартапов в Европе, поскольку им труднее финансировать свой бизнес с помощью рекламы, чем интернет-стартапам в Соединенных Штатах.

Во-вторых, требование, чтобы пользователи соглашались на сбор данных, наложило бы на потребителей другие бремена, такие как нежелательные звонки или электронные письма.Есть много ситуаций, когда компаниям нужны данные только об избранной группе лиц. Если они не могут определить эту группу заранее, выбор требований вынуждает компании пытаться получить разрешение на сбор данных от всех в популяции, даже если они действительно хотят получить данные только от подмножества этих людей. Чтобы проиллюстрировать этот момент, Staten and Cate (2003) приводят интересный пример корпорации MBNA (приобретенной Bank of America в 2006 году). Чтобы рекламировать свою продукцию, MBNA напрямую связалась с потенциальными клиентами.MBNA сократила эти большие списки потенциальных клиентов до приемлемого размера, используя личную информацию для определения подходящих потенциальных клиентов. В этом исследовании MBNA хотела сократить свой список с 800 миллионов до 400 миллионов контактов. Если бы требовалось утвердительное согласие, то банку нужно было бы обратиться ко всем 800 миллионам человек, чтобы получить разрешение предложить предложение 400 миллионам человек. Половина из этих людей получила бы ненужное ходатайство, которое они не имели бы права получать. Эта неэффективность в конечном итоге передастся клиентам MBNA, что приведет к повышению цен.

В-третьих, требования согласия формируют выбор потребителей таким образом, что это приводит к неоптимальному обмену данными. Вопреки ранним экономическим моделям, предполагавшим, что люди всегда действуют рационально, Тверски и Канеман (1986) обнаружили, что то, как формируется выбор, влияет на то, как он делается. Люди часто делают выбор, основываясь на множестве иррациональных причин, таких как склонность избегать потерь, а не пытаться получить выгоду, и их выбор часто зависит от того, как сформулирован вопрос. Исследования Fischhoff (1991) и Slovic (1995) также показывают, что потребители не вспоминают ранее вычисленные предпочтения при принятии решения, а скорее генерируют ответ, услышав вопрос.В контексте конфиденциальности онлайн-опросов о здоровье Джонсон, Беллман и Лозе (2000) изучали, как формулировка вопросов об отказе и отказе от участия влияет на реакцию людей. В ходе исследования вопросы отказа спрашивали, хотят ли клиенты не получать уведомления, в то время как вопросы отказа требовали, чтобы потребители утвердительно согласились делиться информацией. Например, исследователи сформулировали вопрос согласия как утвердительный: «Уведомлять меня о дополнительных обследованиях здоровья», а вопрос отказа — как отрицательный: «НЕ уведомлять меня о дополнительных обследованиях здоровья.Исследование показало, что в два раза больше людей подписались, чтобы поделиться своей информацией, когда вариант по умолчанию использовал фреймирование отказа (96 процентов), чем фреймирование согласия (48 процентов).

Кроме того, Acquisti et al (2013) опросили респондентов о том, будут ли они обменивать данные о будущих покупках на подарочные карты. Исследователи обнаружили, что когда вопрос формулировался как явный выбор поделиться будущими данными за дополнительные 2 доллара, большинство респондентов (52 процента) отклонили бы это предложение. Однако, когда вопрос был сформулирован как неявный выбор заплатить 2 доллара, чтобы избежать сбора данных в будущем — путем перехода с подарочной карты на 12 долларов на подарочную карту на 10 долларов, — согласились только 10 процентов испытуемых. Кроме того, Cranor and McDonald (2010) показали, что небольшое отклонение в вопросе — получит ли группа скидку в 1 доллар за сбор данных для поведенческой рекламы или заплатит 1 доллар за услуги по защите конфиденциальности — может привести к совершенно другим результатам. Несмотря на то, что оба варианта дадут одинаковый результат, на вопрос об оплате в долларах только 11% респондентов выбрали вариант защиты конфиденциальности, а 69% не согласились бы на скидку в обмен на свои данные.

Люди говорят, что хотят большей конфиденциальности, но мало кто это делает

Так почему же некоторые опросы общественного мнения подтверждают более строгие законы о конфиденциальности? Хотя люди говорят, что конфиденциальность является важным фактором при принятии ими решений, на практике это часто не так. Прейбуш и др. (2013) провели исследование участников, покупающих DVD-диски в двух интернет-магазинах, причем в одном из них пользователям предлагалось заполнить анкету, нарушающую конфиденциальность. Исследование показало, что при одинаковых ценах ни один магазин не выигрывал у другого.Но когда им предложили скидку в обмен на заполнение анкеты, подавляющее большинство участников предпочли купить у более дешевой фирмы, нарушающей конфиденциальность. Точно так же Happ et al. (2016) показали, что более трети респондентов с готовностью отдали бы свои личные пароли к рабочим или учебным учетным записям за плитку шоколада, несмотря на связанные с этим риски. Кроме того, Страхилевиц и Куглер (2016) обнаружили, что, несмотря на беспокойство большинства участников по поводу того, что провайдер электронной почты использует автоматизированный анализ контента, когда компьютерный алгоритм, а не человек, анализирует содержимое электронной почты для показа более целенаправленной рекламы, 65% из них не хотели заплатить любую сумму за альтернативу.Короче говоря, потребители заботятся о ценах, когда принимают решения, связанные с конфиденциальностью. Причина, по которой опросы общественного мнения показывают такую ​​поддержку строгих законов о конфиденциальности, заключается в том, что эти опросы редко ставят потребителей перед ценовыми последствиями их выбора. Очевидно, что потребители гораздо охотнее говорят, что хотят большей конфиденциальности в Интернете, когда вопросы формулируются так, чтобы позволить им получить свой пирог и съесть его.

Правила отказа также неоптимальны, потому что только относительно небольшая группа высоко мотивированных лиц чрезвычайно обеспокоена своей конфиденциальностью и, следовательно, мотивирована ею.Кумарагуру и Крэнор (2005) изучили 14 исследований конфиденциальности, первоначально проведенных исследователем конфиденциальности Аланом Вестином, и обнаружили, что лишь небольшая часть людей, группа, которую Вестин назвал «фундаменталистами конфиденциальности», придают такое большое значение своей конфиденциальности, что они не желают делиться своей информацией практически ни при каких условиях. Подавляющее большинство респондентов во всех исследованиях либо хотели обменять свою информацию на что-то ценное, либо их не беспокоили организации, собирающие их информацию.Действительно, эти результаты отражают другие исследования, такие как отраслевые оценки American Banker (2001), согласно которым около 5 процентов людей отказываются от обмена финансовой информацией в соответствии с требованиями GLBA. Это говорит о том, что правила отказа от рассылки намного эффективнее, чем правила согласия, потому что большинство пользователей готовы делиться своей информацией в обмен на некоторую ценность.

Последняя проблема политик согласия заключается в том, что они ставят выгоду отдельного человека выше пользы сообщества.Как отмечалось ранее, несмотря на то, что правила согласия по умолчанию предусматривают, что преимущества конфиденциальности получают больше людей, чем они в противном случае выбрали бы, общество будет нести расходы, поскольку все потребители теряют положительные внешние эффекты, связанные с обменом информацией. Общественные товары (например, общественное здравоохранение и транспорт) и коммерческие товары (например, приложения для электронной коммерции) будут в худшем положении, поскольку у них будет меньше данных для создания ценности для потребителей. И наоборот, правила отказа позволили бы тем людям, которые ценят свое собственное благополучие гораздо больше, чем общественное благополучие, таким как фундаменталисты конфиденциальности, сделать этот выбор, в то же время позволяя большинству людей, которые ценят и себя, и общество, легко делиться информацией по своему выбору.

Заключение

Некоторые люди ошибочно полагают, что в большинстве дебатов о конфиденциальности интересы бизнеса или правительства противопоставляются интересам потребителей, где бизнес выигрывает, а потребители проигрывают. Однако это просто неправильно. Многие типы организаций, от коммерческих до некоммерческих и государственных учреждений, собирают, используют и обмениваются личными данными, и как организация, так и отдельные лица получают выгоду от такого обмена. Организации получают выгоду, используя данные для таких целей, как улучшение продуктов и услуг, проведение медицинских исследований, предоставление целевой онлайн-рекламы, картирование заторов на дорогах, улучшение образования и т. д.И люди получают преимущества, такие как скидки в продуктовом магазине, доступ к бесплатным или недорогим онлайн-приложениям и услугам, а также улучшение медицинских знаний среди их поставщиков медицинских услуг. Тот факт, что кто-то с устройством и широкополосным подключением теперь может легко сделать звонок по видеоконференции кому-то еще в любой точке мира бесплатно благодаря онлайн-рекламе, является свидетельством преимуществ, которые дает надежная экосистема данных.

В действительности дебаты о конфиденциальности лучше охарактеризовать как потребитель против потребителя.Разные люди по-разному оценивают свою конфиденциальность в зависимости от личных предпочтений. Когда политики вводят строгие законы и положения о конфиденциальности, особенно правила согласия, относительно небольшая доля лиц, чувствительных к конфиденциальности, выигрывает за счет остального общества, затрудняя для организаций сбор и эффективное использование данных.

Короче говоря, законы об отказе от подписки менее эффективны и обходятся дороже, чем законы об отказе от подписки. Учитывая обилие исследований по этой теме, когда законодатели и регулирующие органы создают законы и положения о конфиденциальности, они должны отдавать предпочтение правилам отказа, потому что они приносят пользу потребителям, предприятиям и экономике в целом, защищая выбор потребителей.

Магистр экономического права | Школа права Sciences Po

Магистр экономического права — это двухгодичная программа. Процедура подачи заявок точно такая же, как и для других магистерских программ в Sciences Po, с одинаковой платой за обучение, сроками и стипендиями.

Метод обучения

Курсы магистра экономического права разработаны поэтапно, так что студенты, даже не имеющие каких-либо специальных юридических знаний до поступления, могут ознакомиться с необходимыми методами.Таким образом, занятия в первом семестре будут в основном охватывать основные понятия, в то время как последующие семестры будут постепенно развиваться в сторону специализированных и практических областей права.

Чтобы реализовать этот поэтапный подход, курсы первого года преподаются учеными, а курсы второго года в основном преподают профессионалы.

Учебная программа юридической школы Sciences Po дает учащимся четкое представление об основных концепциях права, глубокое понимание их теоретических основ и четкое понимание их практических последствий.Поэтому курсы в основном опираются на метод обучения, который отдает приоритет дебатам между профессорами и студентами. Это само по себе требует, чтобы занятия готовились каждым учащимся заранее, на основе раздаваемых раздаточных материалов. Таким образом, студенты приобретают глобальное понимание права, а также опыт изложения и обсуждения различных точек зрения. Особое внимание также уделяется чтению, анализу решений, изучению конкретных дел (прошедших или текущих), разработке контрактов и т. д.

Организация курсов

Магистр экономического права — очень интенсивное образование.Учебный план построен следующим образом:

  • На первом курсе преподаются основы права и хозяйственного права для приобретения или закрепления необходимой правовой культуры

  • Второй год является необязательным, студенты могут взять годичный перерыв и стать стажерами в юридических фирмах, компаниях или государственных службах, учитывая, что практический опыт абсолютно необходим при изучении права

  • В последний год студенты должны выбрать свою специализацию среди шести созданных.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.