Как вы думаете для чего нужны моральные нормы: Как вы думаете Для чего нужны моральные нормы?

Содержание

Рано или поздно наше общество научится говорить на сложные темы — Российская газета

К сожалению или к счастью, «прогресс нравственности» не столь очевиден в отличие от прогресса технического. К лучшему может меняться человек, но не человечество. Более того, если бы люди менялись, и менялись к лучшему, вся классическая литература, все мировое искусство, объектом которого является человек, уже потеряли бы актуальность. Но меняются времена, а вместе с ними — массовые представления о добре и зле, допустимом и недопустимом. Вот сейчас, например, вошли в обиход разговоры на темы, ранее либо табуированные, либо недостойные широкого обсуждения по причине своей мелкотравчатости. То, о чем прежде стыдились говорить на людях, выплеснулось на телеэкраны, затопило собой социальные сети. Мы переживаем революцию морали?

Обсудим тему с кандидатом философских наук, заведующим кафедрой этики философского факультета СПбГУ Вадимом Перовым.

Нравы в упадке всегда

Уже просто деваться некуда от телевизионных ток-шоу, участники которых с утра до вечера, не стесняя себя в выражениях, полощут свое и чужое грязное белье.

В публичном пространстве стало возможным то, что раньше даже в тесном семейном кругу нередко считалось лежащим за гранью приличий. Наше общество становится более открытым, и надо радоваться этому?

Вадим Перов: Я мало слежу за подобного рода ток-шоу, они мне не интересны. В свое время я пытался их смотреть в профессиональных целях, чтобы потом провести некоторый анализ, но мне стало скучно. К сожалению, эти ток-шоу и то, как они проводятся, — результат другого обстоятельства: у нас в стране минимизированы публичные дискуссии по общественно значимым темам. Я говорю не только о настоящих (а не имитируемых) дискуссиях по вопросам политики, но и о самом насущном, что волнует огромную аудиторию: образование, здравоохранение, общественная безопасность, социальное страхование, ЖКХ… Даже если в телеэфире все это не обсуждается, но существует в качестве досужих разговоров, никак не влияющих на решение этих вопросов, люди втягиваются в единственно доступную им публичную дискуссию о том, кто от кого забеременел и подтверждается ли чье-то отцовство анализом ДНК.

Так что уход от обсуждения действительно важных вещей в коммунальные свары — это едва ли признак того, что наше общество становится более открытым.

Массовые представления о приличиях, — они посредством таких зрелищ не меняются?

Вадим Перов: Я думаю, они меняются и сами по себе. Потому что меняется жизнь, меняется общество, меняются наши семейные отношения, которые встроены в социальные. Наблюдая, как дочь в прямом эфире кроет последними словами родную мать, можно, конечно, говорить об упадке нравов, но нравы в упадке находятся всегда, в этом нет ничего нового. Раньше сплетничали на завалинке или на лавочке у подъезда, теперь — в телестудии и с трансляцией на широкую публику. В известной степени это стало возможным еще и благодаря Интернету. Если в социальной сети я могу оскорблять оппонентов, то что мне мешает это делать по телевизору?

А что собой представляют старые нормы? Они сегодня не выглядят ханжескими?

Вадим Перов: Понятие «ханжество» многозначно. В 60-годы носить короткую юбку или брюки-дудочки считалось «аморальным». Считалось также, что человек, часто меняющий работу, не то чтобы аморален, но как бы не очень внушает доверие, про таких говорили — «летун». Потому что существовали определенные ценностные представления. Было индустриальное общество, которое предполагало определенную систему занятости, и в этой системе частая смена работы не поощрялась. Сегодня мы имеем постиндустриальное общество с более свободным отношением к труду, и частая смена работы уже не оценивается негативно. Потому что изменилось общество, и вследствие этого поменялись некоторые представления о том, «что такое хорошо и что такое плохо».

А что есть «традиционные ценности», внедряемые сегодня в российское общество как некий моральный императив?

Вадим Перов: Когда речь заходит о традиционных ценностях, чаще всего это ассоциируется с традиционными семейными отношениями. Это семья, в которой есть статусно-ролевые отношения между мужем и женой. Например, существуют знаменитые три «К» — дети, кухня, церковь, которые прежде была обязана чтить каждая замужняя немецкая женщина. Менталитет немецкого общества изменился, и если немке теперь сказать, что она должна жить в полном соответствии с этими три «К», то женщина обидится. В России сегодня тоже большинство женщин скажут, что три «К» — это не та семья, в которой они хотели бы жить. Но если их спросить: вы за традиционные семейные ценности? Они ответят: да! В этом смысле даже советская страна была более передовой, чем большинство стран Запада. Высшее образование в европейских странах женщины стали массово получать наравне с мужчинами только в конце 60-х — начале 70-х годов. Нельзя сказать, что мужчины и женщины были у нас абсолютно равны, но идея их равенства оказалась более укорененной в российском мировоззрении, чем в зарубежном.

Вдруг появилась мода на публичные разговоры о частной жизни, причем о самых потаенных, доселе скрываемых ее сторонах. Недавно, например, в социальных сетях прошел флешмоб «Я не боюсь сказать»: женщины лавинообразно заговорили о количестве бытового и сексуального насилия, которому они подвергались в своей жизни.

Вадим Перов: Я считаю, что это очень хорошо — такая откровенность. Это показатель развития общества — насколько сложные моральные проблемы в нем публично обсуждаются. Теперь можно надеяться, что в будущем количество подобного рода эксцессов станет меньше. Но не потому, что их будут скрывать, а, наоборот, потому, что они могут быть преданы огласке, и всякий, кто собирается домогаться женщины, сто раз подумает, прежде чем это сделать. Да, об этом нужно говорить, но не надо делать из этого шоу, не надо превращать серьезный разговор в подглядывание через замочную скважину. Я уверен, что рано или поздно наше общество научится говорить и на такие сложные темы.

Начинает формироваться сетевая этика

Можно ли сказать, что социальные сети, где стало возможно все — потоки брани, издевательский троллинг, выплески злобы, агрессии, — готовят революцию морали? Или эта революция уже произошла и поздно сетовать на «Фейсбук» с «Инстаграмом»?

Вадим Перов: Количество анонимных аккаунтов (а именно анонимность многим «развязывает языки») в сети резко сокращается, раньше их было гораздо больше. Но есть немало людей, которые ведут себя отвязно и под своими личными аккаунтами. Это происходит от того, что они не воспринимают пространство социальной сети как место своего реального проживания, для них это некая другая реальность. Возможно, здесь имеются и элементы карнавальной культуры. Если в былые времена карнавал проходил один раз в год, и в течение недели-двух можно было устраивать «вакханалии», «сатурналии», то социальная сеть дает возможность делать это чуть ли не каждый день. Действительно, люди выпускают пар. Хотя отсутствие здесь каких бы то ни было этических границ приводит к печальным последствиям. Но тот же «Фейсбук» и «Гугл» сейчас пытаются при помощи современных технологий отслеживать и пресекать проявления агрессии. Начинает формироваться сетевая этика.

Вы уверены, что в сети исподволь, постепенно утвердится свод неписаных моральных ограничений?

Вадим Перов: Он уже появляется. Когда начинался Интернет, его создатели декларировали, что это будет зона абсолютной моральной свободы — делай что хочешь.

Нынешние анонимусы, они, по сути, выражают идеологию создателей Интернета. Но те, кто сегодня в Интернете деньги зарабатывают, прекрасно понимают, что если они сами не наведут порядок в сети, то государство их прихлопнет или сильно ограничит. Я здесь не ставлю нам в пример Северную Корею или Китай, Индию, где имеются очень жесткие ограничения Интернета. Но какие-то моральные регуляторы в сети, несомненно, нужны, и она сама способна их выработать.

Двойная мораль свойственна любому обществу

Есть ли критерии, по которым определяется уровень общественной морали?

Вадим Перов: Они очень спорные. Тем не менее существуют методики социологического анализа ценностей. Есть два очень солидных регулярных исследования — европейское и всемирное. Всемирное проводится раз в четыре года, европейское — раз в два года. Там есть очень своеобразные параметры, по которым оценивается состояние нравственности в обществе. И, кстати, по этим параметрам в России все не так уж плохо.

По многим позициям мы находимся не так низко, как нам кажется. Что Россия европейская страна по целому ряду разделяемых ею ценностей — это уж совершенно точно.

Это показатель развития общества — насколько сложные моральные проблемы в нем публично обсуждаются

А двойная мораль нашему обществу разве не свойственна?

Вадим Перов: В той или иной степени она свойственна любому обществу. Двойная мораль — это, по сути, лицемерие. Кроме того, существует корпоративная мораль, тоже далеко не всегда безупречная. Это когда руководители корпорации ставят перед работниками такие задачи, которые не могут быть решены без обмана, подлога, отклонения от закона. И тогда работники, что называется, уходят в «серую зону». То есть создают некий специфический моральный суррогат и начинают жить по его нормам.

В 90-е годы наше общество оказалось в ситуации нравственного безвременья

Вы разделяете мнение, что «прогресса нравственности» не существует?

Вадим Перов: Нет, какой-то прогресс в этом смысле все-таки есть. Человечество признало, что каннибализм неприемлем. Что рабский труд — это плохо. Что равенство мужчин и женщин — это хорошо. Можно привести очень много таких примеров. Если же брать профессиональные этики, то, скажем, в медицине появилось «добровольное информированное согласие» пациента. Раньше не было такой нормы. Почитайте «Записки врача» Вересаева. Он там откровенно пишет, как проводил эксперименты над своими пациентами.

А «регресс нравственности», на ваш взгляд, возможен?

Вадим Перов: В результате каких-то общественных катаклизмов возможен и регресс. Мы, я считаю, пережили его в 90-е годы, когда рухнула прежняя система ценностей, а новая еще не народилась. В результате наше общество оказалось в ситуации нравственного безвременья. Что привело к некоторому падению нравов.

Верующий человек тоже бывает аморален

Презрение к морали более свойственно людям, лишенным религиозного сознания? Если Бога нет, то все позволено?

Вадим Перов: Здесь нет абсолютной взаимосвязи. Верующий человек тоже бывает аморален. На эту тему хорошо высказался Умберто Эко в своей книге «Пять эссе на темы этики». В ней писатель и философ беседует с одним из римских кардиналов. Умберто Эко атеист, а кардинал, естественно, является человеком верующим. И вот Умберто Эко говорит, что на самом деле верующий человек может быть даже менее нравственным, чем неверующий. Потому что верующему грозит Страшный суд, и только это удерживает его от дурных поступков. А представьте, как трудно быть нравственным атеисту, которому никакой Страшный суд не угрожает и который сам накладывает на себя моральные ограничения.

По данным «Левада-центра», большинство россиян положительно относятся к запретительным законам, принятым Госдумой в последнее время. Почти все эти законы регулируют сферу морали и нравственности. Должно ли государство вмешиваться в эту сферу и выдавать обществу моральные предписания?

Вадим Перов: Я отношусь к этому крайне отрицательно. Во-первых, это моя гражданская позиция, а, во-вторых, позиция профессиональная. Причем, профессиональная позиция очень проста. Откройте любой учебник по этике. Там на первых же страницах написано, что нравственность носит неинституциональный характер. Это значит, нет ни одного отдельного социального института, который бы «отвечал» за нравственность. Но одновременно это означает, что все социальные институты — государство, семья, церковь, корпоративные, профессиональные структуры — принимают участие в формировании общественной морали. И ни один их этих институтов не вправе претендовать на то, что его слово в моральных вопросах будет последним.

Вы считаете, нравственность не может быть нормативной?

Вадим Перов: Может. В том числе и ею ограничивается наша свобода. Хотя непонятно, что здесь главенствует. То ли свобода является условием нравственности, то ли нравственность — условием свободы.

Увеличение свободы в вопросах морали свидетельствует о гуманизации общества?

Вадим Перов: На мой взгляд, да. Это кардинально расширяет возможности человека, его способности к самореализации. Кроме того, я считаю, что нравственность обязательно имеет социальное, экономическое измерение. Возможно, вы слышали, что сейчас в некоторых странах планируется провести ряд экспериментов, цель которых — выяснить, что произойдет с обществом, если ввести минимальный гарантированный доход для всех граждан. Многие полагают, что эта революционная идея способна полностью изменить наше отношение к работе. Есть гарантированный доход, а дальше уже человек получает свободу. То есть в этом смысле у него отсутствует экономическое принуждение к труду. Пока что это воспринимается как фантастика. Швейцарцы, например, провели референдум и по его результатам отказались от этой идеи. А финны решили попробовать, и у них такой эксперимент уже идет.

Все-таки мы переживаем революцию морали?

Вадим Перов: Да, мы переживаем здесь некоторую трансформацию. В чем-то она, наверное, может считаться революционной, и связано это с динамизмом общественной жизни. Так было во все времена, и наше — не исключение, но сейчас эти изменения ощущаются сильнее.

Визитная карточка

Вадим Перов. Фото: Валерий Выжутович

Вадим Перов — кандидат философских наук, заведующий кафедрой этики Института философии СПбГУ. Родился в 1967 году в Ленинграде. Окончил философский факультет Ленинградского госуниверситета в 1991 году. С 1992 года работает преподавателем философии и этики в СПбГУ. Является одним из инициаторов и создателей бакалавриата и магистратуры по образовательной программе высшего образования Прикладная этика в России. Занимался исследованиями в области морального доверия и этической справедливости, прикладных и профессиональных этик, разрабатывал нормативную концепцию моральной ответственности. В настоящее время изучает проблемы нравственных конфликтов, в том числе конфликты традиционной и современной морали. Считает, что в основе современной нравственности должны быть светские, то есть внерелигиозные моральные нормы и ценности.

Декларация прав ребенка — Декларации — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Декларация прав ребенка

Принята резолюцией 1386 (ХIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 года

Преамбула

Принимая во внимание, что народы Объединенных Наций вновь утвердили в Уставе свою веру в основные права человека и в достоинство и ценность человеческой личности и преисполнены решимости содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе,

принимая во внимание, что Организация Объединенных Наций во Всеобщей декларации прав человека провозгласила, что каждый человек должен обладать всеми указанными в ней правами и свободами, без какого бы то ни было различия по таким признакам, как раса, цвет кожи, пол, язык, религия, политические или иные убеждения, национальное или социальное происхождение, имущественное положение, рождение или иное обстоятельство,

принимая во внимание, что ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения,

принимая во внимание, что необходимость в такой специальной охране была указана в Женевской декларации прав ребенка 1924 года и признана во Всеобщей декларации прав человека, а также в уставах специализированных учреждений и международных организаций, занимающихся вопросами благополучия детей, 

принимая во внимание, что человечество обязано давать ребенку лучшее, что оно имеет,

Генеральная Ассамблея

провозглашает настоящую Декларацию прав ребенка с целью обеспечить детям счастливое детство и пользование, на их собственное благо и на благо общества, правами и свободами, которые здесь предусмотрены, и призывает родителей, мужчин и женщин как отдельных лиц, а также добровольные организации, местные власти и национальные правительства к тому, чтобы они признали и старались соблюдать эти права путем законодательных и других мер, постепенно принимаемых в соответствии со следующими принципами:

Принцип 1

Ребенку должны принадлежать все указанные в настоящей Декларации права. Эти права должны признаваться за всеми детьми без всяких исключений и без различия или дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства, касающегося самого ребенка или его семьи.

Принцип 2

Ребенку законом и другими средствами должна быть обеспечена специальная защита и предоставлены возможности и благоприятные условия, которые позволяли бы ему развиваться физически, умственно, нравственно, духовно и в социальном отношении здоровым и нормальным путем и в условиях свободы и достоинства. При издании с этой целью законов главным соображением должно быть наилучшее обеспечение интересов ребенка.

Принцип 3

Ребенку должно принадлежать с его рождения право на имя и гражданство.

Принцип 4

Ребенок должен пользоваться благами социального обеспечения. Ему должно принадлежать право на здоровые рост и развитие; с этой целью специальные уход и охрана должны быть обеспечены как ему, так и его матери, включая надлежащий дородовой и послеродовой уход. Ребенку должно принадлежать право на надлежащие питание, жилище, развлечения и медицинское обслуживание.

Принцип 5

Ребенку, который является неполноценным в физическом, психическом или социальном отношении, должны обеспечиваться специальные режим, образование и забота, необходимые ввиду его особого состояния.

Принцип 6

Ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности; малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью. На обществе и на органах публичной власти должна лежать обязанность осуществлять особую заботу о детях, не имеющих семьи, и о детях, не имеющих достаточных средств к существованию. Желательно, чтобы многодетным семьям предоставлялись государственные или иные пособия на содержание детей.

Принцип 7

Ребенок имеет право на получение образования, которое должно быть бесплатным и обязательным, по крайней мере на начальных стадиях. Ему должно даваться образование, которое способствовало бы его общему культурному развитию и благодаря которому он мог бы, на основе равенства возможностей, развить свои способности и личное суждение, а также сознание моральной и социальной ответственности и стать полезным членом общества.

Наилучшее обеспечение интересов ребенка должно быть руководящим принципом для тех, на ком лежит ответственность за его образование и обучение; эта ответственность лежит прежде всего на его родителях.

Ребенку должна быть обеспечена полная возможность игр и развлечений, которые были бы направлены на цели, преследуемые образованием; общество и органы публичной власти должны прилагать усилия к тому, чтобы способствовать осуществлению указанного права.

Принцип 8

Ребенок должен при всех обстоятельствах быть среди тех, кто первым получает защиту и помощь.

Принцип 9

Ребенок должен быть защищен от всех форм небрежного отношения, жестокости и эксплуатации. Он не должен быть объектом торговли в какой бы то ни было форме.

Ребенок не должен приниматься на работу до достижения надлежащего возрастного минимума; ему ни в коем случае не должны поручаться или разрешаться работа или занятие, которые были бы вредны для его здоровья или образования или препятствовали его физическому, умственному или нравственному развитию.

Принцип 10

Ребенок должен ограждаться от практики, которая может поощрять расовую, религиозную или какую-либо иную форму дискриминации. Он должен воспитываться в духе взаимопонимания, терпимости, дружбы между народами, мира и всеобщего братства, а также в полном сознании, что его энергия и способности должны посвящаться служению на пользу других людей.

Советы психолога: как привить ребенку мораль и нравственность | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

«Важная книга для родителей», — так написано на обложке. Наверное, о каждой книге Юлии Гиппенрейтер можно так написать. Уже ее первый бестселлер «Общаться с ребенком. Как?» разошелся мгновенно. Безусловно, это произойдет и с книгой, которая лежит передо мной и в выходных данных которой стоит 2020-й год. Она написана известным психологом вместе с мужем Алексеем Рудаковым и называется: «Каким человеком вырастет ваш ребенок?» (издательство АСТ). В ней идет речь о морали и нравственном воспитании детей и о проблемах, которые возникают у родителей с детьми.

Нравственное воспитание детей — тема для России достаточно редкая. Родители, как подчеркивают авторы, заботятся, в основном, о том, чтобы дети были здоровы, сыты, одеты-обуты, об их физическом и умственном развитии, успехах в учебе, но считают, что «хорошими людьми» они как бы станут сами. В нынешние времена особый упор делается также на успешную карьеру и материальное благополучие. А как же порядочность, честность, духовность, совесть, наконец?

Тут надо подчеркнуть, что психолог, как и во всех ее публикациях, и ее соавтор вовсе не пытаются брать на себя роль моралистов и навязывать мамам и папам какие бы то ни было нормы поведения. Они объясняют закономерности развития нравственных качеств детей и рассказывают о методах, с помощью которых взрослые могут помочь детям в этом. Ну, вот, скажем, одна из главных проблем: контролировать ли ребенка постоянно или, наоборот, предоставить ему больше свободы и самостоятельности?

Авторитарность и авторитетность

«Какая свобода?! — возмутятся сторонники тотального надзора. — Ребенок разболтается, свяжется с плохой компанией, а там, глядишь, наркотики!..» Такой подход — «в духе прошлых традиций», убеждены Юлия Гиппенрейтер и Александр Рудаков. Вместе с тем они явно не приветствуют и другую крайность, о чем говорят в главе «Авторитарность и авторитетность».

«Авторитарный родитель или учитель, — пишут они, — уверен в своей безусловной правоте, не обращает внимание на состояние или трудности ребенка. Он преимущественно сконцентрирован на себе, на своем праве настаивать. Личность воспитанника не учитывается, он подвластное существо». Конечно, это отрицательно сказывается и на формировании ребенка. Стиль воспитания серьезно влияет на развитие его морали. У детей авторитарных родителей превалирует страх, они чаще пытаются скрыть что-то, утаить от родителей, а дети авторитетных родителей чаще испытывают чувство раскаяния, сожалеют о том, что совершили. Отсюда возникает еще одна дилемма, еще один вопрос: наказывать ребенка за тот или иной «проступок» или объяснять, что в нем плохого?..

Авторы книги предлагают ответить на этот и подобные вопросы родителям, которые будут читать их книгу, разбирая множество конкретных ситуаций и подчеркивая при этом, что совершенно однозначных ответов здесь нет, — хотя бы потому, что дети разного возраста по-разному воспринимают одни и те же ситуации и реакцию на них родителей. В любом случае родителям, нужно «с пониманием относиться к особенностям психики и возможностям ребенка, — пишут Гиппенрейтер и Рудаков, — не завышать своих ожиданий, сохранять общий дружелюбный тон общения».

Теория и практика воспитания детей

Трудно удержаться от соблазна пересказывать эту книгу, приведенные в ней примеры и ситуации, цитировать чуть ли не все подряд, но уж лучше прочитать ее самим. Стыдно сказать: и я, отец четырех детей, нашел для себя в книге какие-то вещи, которые явно помогли бы мне (и, разумеется, моим детям), прочти я их лет пять-семь назад. Я бы, наверное, не сделал каких-то ошибок в воспитании детей, которые, к счастью, в моем случае не оказались непоправимыми. Думаю, почти все ответственные и внимательные к своим детям родители рано или поздно приходят к тому, о чем столь доходчиво, убедительно и, я бы сказал, афористично рассказывает книга «Каким человеком вырастет ваш ребенок?» Но вот лично я пришел скорее поздно, чем рано.

Книги для детей и родителей на ярмарке non/fiction в Москве

Первая часть книги, адресованная родителям, — это что-то вроде теории. Вторая часть — упражнения. Читателям (то есть родителям) они помогут понять, как они усвоили первую, теоретическую часть. Но далеко не только это. Речь идет о конкретных жизненных ситуациях, которые надо обсуждать с ребенком для его морально-нравственного развития. Авторы предупреждают: нельзя использовать эти истории как пособие для моральных поучений. Ребенок должен сам искать ответы, например, в такой ситуации.

Обманывать или ябедничать?

Хотя и не хотел слишком много цитировать, но все же без этого никак не обойтись. Вот краткий пересказ одного приведенного в книге эпизода. Два брата — старший и младший — вместе выходят из дома утром и идут в школу. На улице холодно, но старший никак не хотел надевать шапку. Мама все-таки настояла. Но мальчишка, едва они с младшим братом свернули за угол, тут же снял шапку и положил ее в карман. Когда они вернулись со школы, мама спросила младшего: «Твой брат случайно шапку на улице не снимал?»

В книге приведены несколько вариантов ответа, и ребенку, с которым вы будете анализировать эту ситуацию, предлагается выбрать один из них и объяснить, почему он выбрал именно такой вариант:

1. Он снял шапку, как только мы вышли на улицу,

2. Нет, не снимал,

3. Я не видел,

4. Я не знаю.

Ситуация не простая. Обмануть маму — или выдать брата (наябедничать, донести)? Ответы 3 и 4 не спасают: это тоже ложь,  хотя и в более смягченной форме.

Разумеется, авторы книги не оставляют эту историю, как и все другие, без комментария, адресованного  родителям. «Для детей старше 7 лет в подобных ситуациях нет хорошего ответа», — подчеркивают они и добавляют: «Родителям лучше воздержаться от вопросов, толкающих детей к доносительству».

Смотрите также:

  • Особенности немецких родителей

    Кормление грудью в общественных местах

    Мамы в Германии не стесняются кормить младенцев грудью прямо на улице. У немцев в целом спокойное отношение к обнаженному телу — сосущий грудь ребенок никого не смутит. Но и «заставить» людей наблюдать за кормлением нельзя. Поэтому владелец ресторана, например, учитывая пожелания гостей, может деликатно попросить прекратить «несанкционированный» обед.

  • Особенности немецких родителей

    Выбор имени

    «Как вы лодку назовете, так она и поплывет»… Влияет ли выбор имени на судьбу человека? Не факт! Бесспорно то, что имя ребенка «выдает» информацию о его родителях. Поэтому не стоит, каким бы нелепым оно вам ни казалось, давать волю эмоциям в присутствии пап и мам. В 2016 году самыми популярными именами в Германии были Мари и Элиас.

  • Особенности немецких родителей

    Папы и дети

    До какого возраста кормить ребенка молоком? Об этом тоже любят поспорить родители. Мамы, прикладывающие к груди трехлетних карапузов, — скорее исключение. Как правило, уже годовалых детей переводят на обычное питание, а мамы при этом возвращаются на работу. И вот тут активно подключаются к воспитательному процессу отцы: отпуск по уходу за ребенком часто берут и папы.

  • Особенности немецких родителей

    Правильный детсад

    Мест в детских садах Германии меньше, чем детей, поэтому дальновидные родители начинают искать подходящее заведение еще до рождения ребенка. Одни выбирают детсад поближе к дому, другим важно, чтобы ребенок проводил день в «правильной» социальной и педагогической среде, а кто-то ставит во главу угла требование, чтобы ребенок чувствовал себя комфортно.

  • Особенности немецких родителей

    Прививки

    Вакцинация в Германии — практически поголовная. За этим следят детские врачи с самого рождения ребенка. Но вот среди родителей тема эта спорная. Некоторые не видят от прививок большого вреда, другие видят в них только благо, а третьи категорически их отвергают, предпочитая, чтобы ребенок переболел всеми возможными детскими болезнями и закалил свой иммунитет естественным путем.

  • Особенности немецких родителей

    Ночной сон

    Маленькие дети имеют обыкновение просыпаться по ночам и плакать, требуя внимания родителей. На этот счет в Германии популярно мнение, что ребенка успокаивать не надо: поплачет, перестанет и научится спокойно спать в своей кроватке. Противники такого воспитания считают это жестокостью и мирятся с тем, что иным детям кровати родителей нравятся гораздо больше, чем их собственные.

  • Особенности немецких родителей

    Демократичное питание

    Некоторые родители не жалеют денег на самые свежие и экологически чистые продукты для своих детей. Другие считают нормой три раза в день кормить чадо макаронами. Кто-то готовит супы и каши сам, кто-то покупает баночное питание. Детей в Германии не пичкают: не хочешь — не ешь, захочешь — скажешь. Хочешь есть ложкой — будь любезен, хочешь ножом с вилкой — пожалуйста!

  • Особенности немецких родителей

    Неортодоксальная гигиена

    В отличие от некоторых стран, где ребенок рискует поплатиться здоровьем за выпачканные штанишки или порванные колготки, в Германии детям не только позволительно пачкаться во время прогулок, их даже в этом поощряют, позволяя ползать по земле и топать по лужам. Размазанные по детским лицу сопли родителей тоже часто не смущают. Детей здесь с малых лет приучают громко и основательно сморкаться.

  • Особенности немецких родителей

    Мультимедийное воспитание

    Приобщение к информационным технологиям — спорная тема. Есть родители, которые не видят ничего плохого в телевизоре и компьютерных играх. Другие стараются как можно дольше оттягивать момент «инициализации», запрещая или дозируя. Но, чего уж там, как противники, так и сторонники наслаждаются минутами покоя в момент общения ребенка с развлекательной электроникой.

  • Особенности немецких родителей

    Сладости

    В Германии считается, что действительно заботливые родители вообще не должны давать малышам сладкого: ни конфет, ни сладких напитков, ни даже чая с сахаром. Иногда можно покормить потомство пирогом — например, морковным.

  • Особенности немецких родителей

    Приобретение опыта

    Все перечисленные ранее «правила» распространяются, как правило, на первенца. С появлением второго, третьего ребенка, не говоря уже о последующих, «прописные истины» довольно быстро оказываются за бортом повседневной семейной жизни…

    Автор: Элизабет Грениэр, Элла Володина


Конспект урока обществознания в 6-м классе «Мораль в жизни человека»

Цель урока: определение  роли моральных норм в жизни как решающих регуляторов общественной жизни.

Задачи:

  • образовательные: объяснить понятия «мораль», «добро», «зло», «золотое правило нравственности»;
  • обучающие: совершенствование УУД:
    • коммуникативных: умения полно и точно выражать свои мысли в соответствии с задачами коммуникации, владения монологической и диалогической формами речи.
    • познавательных: умения находить и выделить необходимую информацию, умения выдвигать и обосновывать гипотезу; умения структурировать информацию – ИКТ технологии.
    • личностных: умения дать нравственно-этическую оценку, формирование личностного самоопределения.
    • регулятивных: умения ставить учебную задачу, умения оценить качество и уровень усвоения материала.
  • воспитательные: выявлять причины и последствия совершения аморальных поступков; определять и объяснять свое отношение к поступкам людей; задуматься над своими нравственными ценностями.
  • развивающие: анализировать, сравнивать, участвовать в эвристической беседе, дискуссии; работать с текстом учебника; выделять главное, актуализировать ранее изученное; составлять таблицы; выработать навыки работы в группе.

Тип урока: урок открытия новых знаний.

Формы работы учащихся: Работа с учебником, работа с раздаточным материалом, беседа, работа в парах, индивидуальная работа, заполнение схем.

Необходимое техническое оборудование: компьютер, мультимедийный проектор.

Ход урока

I. Организационный момент.

Мы начинаем наш урок. Давайте улыбнемся друг другу и пожелаем друг другу успехов, творчества и сообразительности на уроке.

Презентация.

2. Подготовка к изучению нового материала.

— Хочется начать наш урок с притчи “Яма”. Послушайте её внимательно. Притча “Яма”.

«Однажды пастух обидел одного человека, а тот затаил на него злобу и решил отомстить ему. Он знал, что обидчик пасёт животных в отдалённом месте, где почти никто не ходит, и решил воспользоваться этим: выкопать глубокую яму, чтобы пастух упал в неё. Поздней ночью человек начал копать. Когда он копал, то представлял себе, как его обидчик попадёт в яму и, может быть, что – нибудь себе сломает или умрёт в ней, не имея возможности вылезти оттуда. Или, по крайней мере, в яму упадёт его корова, овца или, на худой конец, коза. Долго и упорно он копал, мечтая о мести, не замечая, как яма становилась всё глубже. Но вот забрезжил рассвет, и он очнулся от своих мыслей. Каково же было его отчаяние, когда он увидел, что ….. ».

— Чем закончилась притча?

… за это время выкопал такую глубокую яму, что сам не сможет вылезти из неё.

— В чём смысл этой притчи?

Дети. Не желай зла другому.

— Какое отношение она имеет к сегодняшнему уроку?

3. Изучение нового материала.

— Мы живем в обществе, в котором существуют определенные ценности. Практически ежедневно мы стоим перед выбором — протянуть руку помощи своему другу или сделать вид, что это тебя не касается, пройти мимо бездомной собаки или накормить ее, навредить человеку, или простить его. Чтобы понять, какой выбор нужно сделать, мы опираемся на два регулятора: мораль и право. Они указывают как нам себя вести.

— Сегодня на уроке мы познакомимся с таким регулятором, как мораль, а о праве мы будем говорить в 8 классе.

— Откройте тетради, запишите тему урока «Мораль в жизни человека».

— План нашего урока вы видите на доске.

1. Что такое мораль?

2. «Золотое правило морали».

3. Нравственные (моральные) ценности.

— Давайте исходя из плана, сформулируем цель нашего урока. (Узнаем что такое мораль, для чего она существует, каковы ее признаки, что представляет собой  «золотое правило морали»)

Как вы думаете, на какой вопрос мы должны ответить во время урока?

Какую роль выполняет мораль в жизни человека и общества.

— Итак, с чего начнем? (С определения мораль)

— Ребята, какие ассоциации у вас возникают при слове “мораль”? Пусть каждый подумает о собственном понимании морали и попробует найти ключевые термины, характеризующие это чувство (хорошее, доброе, правильное).

(Высказывают свои ассоциации: хорошее, доброе)

— Давайте посмотрим, какое определение дается в учебнике на странице 122.

Мораль – это особые духовные правила, регулирующие поведение человека, его отношение к другим людям, к окружающей среде и к самому себе с позиции добра и зла, справедливости и несправедливости.

Работа с текстом учебника

А сейчас я предлагаю вам изучить пункт «Что такое мораль» на с. 122-123 и ответить на вопросы.

— Что включает в себя мораль? (Идеалы, традиции, нормы, принципы, критерии добра, чести, совести, справедливости)

— Какова основная функция морали? ( регулирует поведение человека, чтобы оно соответствовало требованиям общества)

— Какие существуют механизмы самоконтроля личности? (совесть, чувство долга)

— Приведите примеры поступков, на которые человека подвигает чувство долга и совесть. (защита Родины во время войны, помощь пострадавшим людям в случае аварий, катастроф, стихийных бедствий и т.д.)

— Попробуйте привести примеры моральных норм (уступить место в общественном транспорте пожилому или женщине, здороваться с незнакомым человеком, вставать при взрослых, обращаться к старшим по имени отчеству и т.д.).

— А кто устанавливает нормы морали? (общество)

— А где записаны эти правила? (они неписанные)

— Мудрецы придумали правило, благодаря которому люди стараются поступать правильно (морально). Это правило называется «золотым правилом морали».

Кто из вас знаком с этим правилом?

Чтобы с ним познакомиться прочитайте  текст на с. 124 учебника и выполните задание в парах.

Задание: Запишите, как звучит «золотое правило морали» в разных источниках.

  1. Древнеассирийское поучение (VII в. до н.э)
  2. Конфуций:
  3. Будда:
  4. Ветхий Завет:
  5. Христос:
  6. Мухаммад:

Поступай по отношению  к другим так, как хочешь, чтобы они относились к тебе.

— Почему его называют золотым?

В древности существовало поверье, что на одном плече человека сидит ангел, а на другом – дьявол, и каждый нашептывает свое. Кого послушает человек, так себя и поведет.

Но у человека всегда есть выбор: он ведь может услышать, что шепчет ангел и послушаться его. Но для этого ему необходимо вырабатывать мнение поступать в соответствии с нормами морали, а это нелегко.

Добру противостоит зло.

 Между этими категориями с самого основания мира идёт борьба. К сожалению, в этой борьбе подчас сильнее оказывается зло, потому, что оно активнее и меньше требует усилий. Зло всегда связано с жестокостью, насилием. Насилие в современном обществе, к сожалению, не редкость, но его можно и нужно избегать. Насилию всегда противостоит ненасилие. История знает немало людей, для которых принцип ненасилия становился нормой. Таким человеком являлся индийский общественный деятель Махатма Ганди. Отстаивая независимость своей страны, он оставался сторонником этого принципа. И благодаря его усилиям Индия в 1947 г. мирным путем получила независимость.
С ненасилием связано еще одно понятие – это милосердие. Как вы его понимаете?

Милосердие — сердечность, сострадание к нуждающимся.

Послушайте сообщение о Дарье Севастопольской и ответьте на вопрос – Можно ли назвать Дарья Севастопольскую милосердным человеком? Почему?

Сообщение уч-ся

Милосердие движет и людьми, которые занимаются благотворительностью.

Благотворительность – добровольная деятельность людей, которые оказывают бескорыстную и безвозмездную помощь нуждающимся.

Сообщение учащегося  о благотворительном фонде.

Значение морали в жизни общества.

Ребята, но если у нас есть законы, которые строго поддерживают порядок в стране и наказывают за несоблюдение правовых норм, то зачем нам нужна мораль? Может быть, мы сможем обойтись и без неё? (Ответы детей)

Мораль играет большую роль в жизни общества. Она воспитывает в человеке качества, которые помогают ему совершать хорошие поступки, а не плохие.

А теперь давайте с вами составим синквейн со словом «мораль».

Синквейн

Мораль
Регулирует, воспитывает
Чистая, справедливая, правдивая
Регулирует поведение человека в обществе
Добро

4. Домашнее задание

§ 18, термины

Б.У. – вопросы 1-3

П.У. – вопросы 7 или 9

В.У. – Придумать макет медали «За милосердие»

Оценивание

5. Рефлексия

Учитель подводит итоги:

— Что  вы почувствовали на уроке?

— Задумывались ли вы о проблеме добра и зла раньше всерьёз?

— Полезен ли был урок?

— Надо ли говорить о добре и зле?

— Достаточно ли знать просто моральные нормы?

Просто знать недостаточно, самое главное – выполнять эти нормы, совершать добрые поступки. Проблема добра и зла – это вечная проблема, и, чтобы мир стал добрее, мы должны соблюдать моральные нормы.

«В политических коалициях в Госдуме нет необходимости» | Статьи

— Более двух месяцев прошло с того момента, как вы вступили на пост спикера Госдумы. Как за это время поменялось ваше представление о Госдуме, о депутатах?

— Законотворческую сферу я неплохо знаю по работе и в правительстве, и в администрации президента. Но, конечно, статус депутата Государственной думы у меня впервые. Несколько месяцев назад я задавал себе вопрос, органична ли будет для меня депутатская работа? Теперь я себе таких вопросов не задаю. В этом качестве чувствую себя вполне комфортно.

При этом я в полной мере осознаю, что на спикере парламента лежит особая ответственность, ведь приходится работать с депутатами, представляющими разные политические партии. Они отражают интересы и пожелания своих избирателей, и задача спикера — создать условия для работы каждого депутата, для исполнения им своих обязанностей и полномочий. А также для достижения согласия по тем законопроектам, которые рассматривает Государственная дума.

— Вносили изменения в обстановку рабочего кабинета? Не хуже, чем в администрации президента?

— Кабинет тот же, что и был у спикеров 5, 10, а может, и 15 лет назад. Меня он сейчас устраивает. Вообще, бытовые условия не так важны, они для меня не имеют существенного значения.

— В отличие от спикера двух прошлых созывов вы занимаете этот пост, будучи беспартийным. О вступлении в «Единую Россию» не думали?

— Я избирался от Ленинградской области по спискам «Единой России», коллеги по фракции выдвигали мою кандидатуру на пост спикера. Но, действительно, у меня нет партбилета. На мой взгляд, партийность председателя Государственной думы не является определяющим фактором для работы. Как я уже сказал, главная задача — создать условия для скоординированной работы всех думских фракций, учесть интересы не только партии большинства, но и оппозиции.

— Межпартийный диалог на заседаниях иногда переходит в настоящие баталии, и вы нередко вынуждены прерывать депутатов. На ваш взгляд, необходимы ли дополнительные меры контроля за поведением депутатов? Что вы понимаете под депутатской этикой?

— Прежде всего — цивилизованное поведение, присущее каждому воспитанному человеку. Депутаты должны соблюдать общепризнанные моральные нормы, не говоря уже о том, что для работы в зале заседаний необходимо обладать и тактом, и выдержкой, и умением слышать друг друга.

Этика ради этики — не мой лозунг. Между тем я считаю, что повышенные этические требования становятся почти профессиональным критерием для каждого, кто постоянно сталкивается в работе с альтернативной точкой зрения и должен уважать ее.

Наконец, мы не вправе забывать, что избраны народом России. И как депутат считал бы самым безнравственным для себя пренебрежение интересами граждан, невнимание к их позиции, расхождение между словом и делом. Поэтому, на мой взгляд, эффективно выполнять свои обязанности могут лишь те парламентарии, для кого этика не является пустым звуком.

— То, как сейчас проходят заседания, как ведут себя на них депутаты, соответствует нормам депутатской этики? Вы бы хотели что-либо изменить?

— Отдельные чрезмерные всплески эмоций бывают, но это издержки. В целом идет нормальный законотворческий процесс.

Большинство моих коллег имеют богатый опыт парламентской деятельности. При этом многие депутаты активно работают в зале, задают острые вопросы по докладам, отстаивают свою точку зрения, выдвигают дополнительные предложения по постановлениям, законопроектам. Так что парламент работоспособен и, думаю, будет эффективно выполнять свои задачи.

— Какие политические коалиции возможны в нынешней Думе, и есть ли в них необходимость?

— С формально-юридической точки зрения в них нет необходимости, потому что в парламенте есть партия большинства. При этом временные, тактические коалиции возможны и, наверное, даже желательны при разработке отдельных законопроектов и голосовании по ним. Я как председатель Государственной думы вижу одну из своих задач как раз в том, чтобы помогать в нахождении консенсуса, особенно по принципиальным вопросам.

— Например?

— Например, при голосовании по постановлению Государственной думы о результатах парламентских выборов. Оно было принято по итогам «правительственного часа» с участием главы Центризбиркома Владимира Чурова и руководителей целого ряда федеральных ведомств.

— Нынешние протестные акции, по статистике правоохранительных органов, с каждым разом собирают все большее число участников. Вас этот факт не пугает? Ведь протестная активность «заразила» и часть депутатов.

— Сам по себе рост политической активности в предвыборный период — это нормальное и естественное явление для любого демократического государства. Конечно, активизируются и депутаты в законодательных органах власти любого уровня, особенно те, кто непосредственно участвуют в избирательной кампании. В данном случае — в качестве кандидатов в президенты. Как вы знаете, таковыми являются трое руководителей фракций в Государственной думе.

Другое дело, что существует огромная разница между лозунговой демократией и реальным законотворческим процессом, задача которого — решение самых актуальных проблем.

Что касается митингов и демонстраций, то они, как известно, есть способ выражения недовольства либо, наоборот, поддержки. Однако после того, как лозунги озвучены, резолюции приняты и все разошлись, работа по реализации общественных требований должна переходить в парламент. Это, считаю, принципиальный момент. И Государственная дума сегодня готова работать со всеми, кто способен предложить решения самых острых вопросов в действующих конституционных рамках. А это уже серьезная работа, и далеко не каждый участник уличных шествий готов ею заниматься.

— Как вы думаете, почему все три кандидата в президенты, которые являются депутатами, эти митинги посещают, тем самым поддерживая протестную активность?

— Каждый из наших уважаемых кандидатов — это яркая фигура в политике. Они возглавляют крупные парламентские партии. И нет ничего удивительного в том, что они сами участвуют в различных митингах или даже выступают их организаторами. Здесь и выражение позиции возглавляемых ими партий, и часть их предвыборной кампании.

— На ваш взгляд, процедура декларирования доходов чиновников дает тот результат, который от нее ожидался?

— Контроль за доходами — это лишь одно из направлений борьбы с коррупцией. Какой-либо одной, даже самой жесткой мерой проблемы не решить. При этом я убежден, что сам факт декларирования госслужащими своих доходов и публичность этой информации имеют очень важное значение.

Надо ясно понимать, что коррупция — это системная угроза. Она разъедает государственный аппарат, подрывает экономическую конкуренцию и доверие к законам. И, как следствие, снижает эффективность их исполнения.

На сегодняшний день в России антикоррупционная правовая база в целом сформирована. Мы продолжаем работать в этом направлении и в Государственной думе шестого созыва. Так, уже ратифицирована Конвенция по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок.

— На ваш взгляд, сильно изменятся президентские законопроекты по либерализации политической системы в их окончательном варианте?

— Думаю, что депутаты поддержат концепцию этих законопроектов и примут их в первом чтении на заседании палаты 28 февраля.

Ко второму чтению наверняка будет предложено немало поправок. Уже сейчас мы видим, что разные фракции высказывают разные мнения по поводу политической реформы. Будем обсуждать.

Важную роль должна сыграть и совместная работа с непарламентскими партиями. Мы приглашаем их 28 февраля на пленарное заседание Государственной думы.

Напомню, что вслед за тремя законопроектами президент внес еще один, очень важный — о выборах депутатов Государственной думы.

Предлагается в целом сохранить пропорциональную систему выборов в Государственную думу, но существенно модернизировать ее. В частности, проводить выборы по 225 территориальным единицам, упростить процедуру регистрации списков, внедрить целый ряд других новаций.

Я считаю, что этот закон создаст новые возможности для развития конкуренции, не только межпартийной, но и внутрипартийной, повышая тем самым качество политического процесса.

Работа над законопроектом уже началась. Сразу же после внесения я направил его в профильный комитет Государственной думы.

Екатерина Шульман. Политика и мораль. Совместимы ли они?

Екатерина Шульман: Я благодарю организаторов, Фонд Егора Гайдара и руководство Европейской гимназии за возможность выступить перед такой прекрасной молодой аудиторией. Предыдущие лекции — чтоб не сглазить — были чрезвычайно удачными, я надеюсь, что и эта будет вам интересна и полезна.

Мое прошлое выступление ровно год назад, в эти же самые числа, было озаглавлено вопросом: «Можно ли быть оптимистом в России?» Как и тогда, нынешнее свое выступление, названное «Политика и мораль. Совместимы ли они?» хочется начать с того, что называется «спойлер». На вопрос, можно ли быть оптимистом в России, я тогда сразу ответила: да, можно, — и дальше попыталась обосновать свое мнение. По поводу того, совместимы ли мораль и политика, — да, разумеется, совместимы. Более того, никакого специфического противоречия между моральным планом и планом политическим, между общественно-политической деятельностью и соблюдением нравственных принципов, на самом деле, не существует.

Откуда возникает это кажущееся противоречие? Почему часто говорят, что политика — грязное дело? Почему это более грязное дело, чем бизнес, чем среднее образование, чем изготовление еды, чем какая-то любая другая человеческая деятельность? Это мнение возникает по двум причинам. Прежде всего, политическая деятельность — это деятельность, связанная с властью. Вообще определение политики и политического — большой камень преткновения в науках об обществе, в том числе и в моей родной политической науке. Существует множество определений, и самое общее из них, которое является в максимальной степени предметом научного консенсуса: «политическое — это касающееся власти». Все, что имеет отношение к власти, имеет отношение и к политике. Как вы понимаете, это расширенное определение, оно вносит в сферу политического целый ряд занятий и сфер, которые обычно не считаются к ней принадлежащими. Потому что вопрос о власти решается и в личных отношениях между людьми, и в бизнесе, и в любой производственной активности. Везде, где есть коммуникация, везде, где есть обмен, везде, где есть производство и потребление, возникает и вопрос о ресурсах, и вопрос о власти.

Вообще для нас, политологов, все есть политическое. Это, наверное, такая профессиональная деформация. Но даже если понимать политику в узком смысле как борьбу за административные посты, как борьбу за власть в обыденном понимании этого процесса, то, разумеется, все, что касается власти и ресурсов, является для людей ценным либо сверхценным. Там разыгрываются очень большие призы, сталкиваются очень серьезные интересы. Поэтому считается, что соблазн преступить моральные нормы больше для тех, кто облечен властью, нежели для тех, кто ею не облечен.

На самом деле, каким образом возникает соблазн преступить моральные нормы, каждый из нас может видеть, когда мы оказываемся в ситуации иерархической. То есть когда мы оказываемся старшими, главными и имеющими власть над теми, кто не может нам возразить. Для нынешней моей аудитории, видимо, можно привести не так много примеров. Но, на самом деле, это испытывает каждый человек, который становится родителем. Когда у тебя появляется ребенок, которому, в общем, некуда от тебя деваться, ты понимаешь, до какой степени тебе нужны моральные ограничения, чтобы, что называется, не давать себе воли. Потому что когда ты можешь сделать, в общем, много чего, и никто тебе не возразит, и никто тебя не остановит, то многих людей от этого, что называется, шатает. Они начинают позволять себе нечто, что потом их самих удивляет, типа: как я мог кричать на бедного ребенка, зачем же я так сделал, я вообще не знал, что я такой. Может быть, кто-то из вас видел это в своих отношениях с младшими, особенно если у вас есть младшие братья и сестры. Или с теми, кто моложе вас в школьной иерархии. Часто бывает, говоришь или делаешь что-нибудь такое, на что потом с изумлением смотришь: боже, зачем это я так. Это, торжественно выражаясь, соблазны власти.

Кроме того, люди, облеченные властью, находятся в специфическом информационном пузыре. Если говорить совсем упрощенно, то они слышат только то, что хотят слышать. Контакт с реальностью для них, в общем, затруднен. Мы с вами, так называемые «простые люди», хотя я не люблю это определение, находимся в перманентном контакте с реальностью. Если мы очень многое начнем себе позволять, то она к нам постучится в окно, и мы встретим какой-то отклик и отпор. Это нас ограничивает, держит в пределах разумного. Люди, находящиеся на административных постах, в общем, имеют мало шансов с этой самой реальностью соприкоснуться. Поэтому довольно часто они не столько преднамеренно преступают моральные нормы, сколько не знают, что они их преступают. Они слышат только одобрение, они получают ту информацию, которая соответствует их предварительным ожиданиям. Это называется научным термином confirmation bias, то есть подтверждение того, что вы уже знаете. Вы подбираете себе информацию так, чтобы слышать приятное, подтверждающее вашу правоту, мудрость, верность принятых вами решений.

На самом деле, как это выглядит, может понять каждый из нас, не занимая высших административных постов, на примере жизни в социальных сетях. Мы читаем ленту. Лента состоит из наших друзей. Неприятных нам людей, которые говорят что-то, что мы не хотим слышать, мы оттуда выкидываем. В крайних случаях вообще их забаниваем. Ну их, зачем они нужны, такие противные. В результате мы оказываемся в прекрасном мире, где все нас любят, все нас одобряют, все нами восхищаются, все думают так, как мы. А теперь представьте, что вы не просто ждете одобрения своим нарядам, или котикам, или пирогам, которые вы испекли, а принимаете решения, затрагивающие жизнь тысяч людей. Или сотен тысяч. Или даже миллионов. При этом все, что вы слышите, — это одобрение. Это восхищение вашим вчерашним мудрым решением, которое так замечательно удалось, и, соответственно, ожидание от вас следующего мудрого решения.

Для чего я, собственно, вам это рассказываю. Не для того, чтобы вы посочувствовали людям, которые находятся на высоких или высших административных постах. Для того чтобы обеспечить им контакт с реальностью, обеспечить им некоторую базовую адекватность, придуманы основные демократические механизмы, главный из которых — ротация. То есть смена начальников путем выборов. Соответственно, в нормальной демократической системе при наличии нормального демократического механизма они просто особо не успевают пребывать в своем прекрасном мире иллюзий и всеобщего восхищения. Как только они отрываются от реальности окончательно, реальность приходит к ним в виде избирателей.

Что, на самом деле, нам с вами важно понимать, когда мы говорим о морали? Мне бы хотелось немножко рассказать вам о том, что науки об обществе вообще думают, и изучают, и знают о наших моральных принципах. О тех нормах, которыми мы руководствуемся. Откуда они вообще берутся? С одной стороны, кажется, что мораль — это нечто стабильное и неизменное. Вот есть десять заповедей, есть базовые гуманистические принципы, сформулированные еще древними греками, есть категорический императив Канта — «не делай другому то, что не хочешь, чтобы делали тебе», есть Протагор с его максимой «человек — мера всех вещей», есть евангельские нормы — пожалуйста, бери и руководствуйся. Кажется, что это нечто древнее, базовое и неизменное. На самом деле, с трансформациями, с изменениями, которые происходят в обществах, трансформируются и моральные нормы, то есть представления о приемлемом.

Теоретически все согласны с тем, что надо делать хорошо и не надо — плохо, но в чем именно выражается делание хорошего и делание плохого — зависит от состояния общества, от того этапа, на котором оно находится. Эти изменения непрерывны, и по этой самой причине они не очень сильно нами замечаются, мы не чувствуем изменения моральных норм. Но если мы поднимемся на некоторый уровень рефлексии и оглянемся назад — ну, для этого нужно прожить немножко дольше, но тем не менее, — мы вдруг можем увидеть, что то, что двадцать лет назад считалось совершенно нормальным, вдруг перестает считаться таковым. И наоборот. Например, в ходе прогрессивного развития человечества все менее и менее приемлемыми становятся практики, связанные с насилием. В целом, человечество становится менее жестоким. Все менее приемлемой является смертная казнь. Слава богу, помаленьку в прошлое уходят большие фронтальные войны, то есть не вооруженные конфликты как таковые, а войны между государствами с применением всей силы государственной машины убийства. Как выработались нормы отношения к мирному населению во время военных конфликтов, к военнопленным?

Нормы того, что называется, семейно-половой морали, тоже, в общем, смягчаются. За супружескую измену уже не убивают, незаконнорожденных детей тоже не топят. Даже физические наказания для детей являлись раньше общепринятой нормой в странах первого мира, люди не понимали, что в этом, собственно говоря, такого. Сэмюел Джонсон, известный британский лексикограф XVIII века, писал, что гораздо лучше применять в школе физические наказания, чем устраивать соревнования между учениками. Почему? Потому что если ребенок боится розги, то он боится розги, учит свой урок, и на этом все заканчивается. А так вы учите братьев и сестер ненавидеть друг друга. Понятно, в чем была его мысль? Тогда она казалась ему совершенно правильной и гуманной. Заставляя детей соревноваться между собой, вы их ставите в жестокие отношения конкуренции. А то, что вы его выпороли, — ну, выпороли и выпороли, почесался и дальше пошел. То есть тогда не казалось, что в этом есть что-то необыкновенное.

Еще пример: пытка как инструмент судебного расследования применялся в римском праве по отношению к, например, рабам в любом статусе, то есть даже если раб был свидетелем, для начала разговора его подвергали пыткам. Подозреваемых пытали вплоть до уже вполне себе цивилизованных лет европейской истории. Мишель Монтень, французский философ XVI века, спорил в своих опытах с этой мыслью. Но эта мысль была предметом консенсуса для абсолютно всех юристов Европы в это время. Ну а как с ним по-другому, с подозреваемым, он же иначе будет запираться, он же правду-то не скажет, а нам правда нужна, мы же добиваемся истины и справедливости. Так вот, Мишель Монтень задавал вопрос: «Чем он [подозреваемый] ответственен за ваше незнание?» Почему он должен подвергаться страданиям за то, что вы чего-то не знаете? Сейчас нам кажется это само собой разумеющимся — действительно, зачем же человека на дыбу вешать из-за того, что вы его в чем-то подозреваете.

Так вот, я могу сказать, что лет через двадцать, бог даст, а может быть, и раньше, наше очень распространенное ныне предварительное заключение в уголовном процессе будет казаться такой же варварской практикой, как досудебная пытка. Тот же самый вопрос относительно подозреваемого, который задавал Монтень, я задаю относительно подозреваемого, который сидит в СИЗО. Чем он ответственен за ваше незнание? Почему вы запираете человека по подозрению в каком-то преступлении? Почему для того, чтобы следователю было удобнее работать, вы подвергаете человека жестокому и бесчеловечному обращению? Сейчас, когда этот вопрос возникает у суда, встает представитель обвинения, представитель следствия и говорит: он может скрыться, он может повлиять на других участников процесса, он что-то еще там может сделать нехорошее, поэтому давайте его запрем в камеру до суда. Так вот, это еще один небольшой шаг, который сделает человечество, и, оглядываясь назад, люди будут изумляться: как мы вообще могли это делать? Как мы могли быть такими дикими, такими варварами? Вот что такое трансформация норм, вот что такое трансформация морали.

На основе чего возникают и развиваются моральные нормы? С точки зрения наук об обществе, социологии, политологии и антропологии, например, не существует такого понятия, как менталитет, — это слово, которое вы, может быть, многократно слышите, но это нечто вроде гомеопатии, совершенно ненаучное понятие. Под менталитетом обычно подразумевается некая характеристика того или иного народа, которая является неизменной. Вот у нас такой менталитет, мы любим переходить дорогу на красный свет. А у кого-то другой менталитет, они много работают и зарабатывают много денег. Так вот, это все антинаучная болтовня, никакого менталитета не существует. Что существует? Существует то, что наука называет ценностями. Эти ценности меняются. Как они меняются и как их изучают? Скажем об этом несколько слов, потому что это важно.

Существует известнейшее всемирное исследование под названием “World Values Survey” — «Всемирное исследование ценностей». Оно проходит с 1981 года, а с конца 1980-х — и в России. Проводит его профессор Рональд Инглхарт с коллегами. Всем, кто занимается социумами, оно, в общем, известно. Что это такое? Это исследование, в ходе которого людям задают вопросы, скажем так, наводящего характера, потому что в принципе, если спросить человека в лоб, типа: «А что у тебя есть святого?» или «Каковы твои моральные принципы?», он обычно говорит какую-нибудь ерунду.

Соцопросы вообще — сложное искусство, потому что респондент, тот, кто отвечает, — он, в общем, хитрый и склонен увиливать от прямого ответа. Поэтому, кстати говоря, когда вы слышите в СМИ, например, результаты всяких соцопросов, типа «Любите ли вы своего начальника так, как он хочет быть любимым?», имейте в виду, что процент, который вам показывают, — это не процент от всех граждан, а процент от согласившихся отвечать. А проклятье современной опросной индустрии — это очень высокий процент отказывающихя. В России он доходит до 70%. Просто представьте это в себе. Из 10 людей, к которым обращается поллстер — тот, кто проводит опросы, — 7 посылают его. Только трое соглашаются отвечать. Это первое, и второе: имейте в виду, что когда человек отвечает на прямой вопрос, то он скорее говорит не то, что он сам думает, он, может быть, за минуту до этого не думал ни о чем таком, он приблизительно пытается угадать, что от него хотят услышать. Люди хотят быть хорошими, мы — не только россияне, а вообще люди — конформисты по своей природе. Это свойство здоровой психики. Если вы не социопат, то вы в принципе хотите одобрения тех, кто рядом с вами. У этого есть хорошая сторона, есть плохая сторона, но просто имейте в виду, что это так. Люди — здоровые люди — конформисты. На этом основан известный социологам принцип так называемой «спирали молчания». Обычно ее объясняют в том духе, что люди боятся говорить — типа у меня есть мнение, а я его скрываю. На самом деле, спираль молчания не об этом. Спираль молчания о том, что человек не думает ничего, ему вообще эта тема может быть неинтересна, он отвечает так, как, он думает, от него ждут, чтобы он ответил. Он хочет выглядеть хорошим и, соответственно, дает некий хороший, правильный ответ.

Это было отступление о сложностях опросов, теперь вернемся к нашему Инглхарту. Итак, довольно длинный список вопросов. Я сейчас попрошу показать на экране список вопросов, касающийся России. Мы не будем его весь читать, потому что, как вы видите, там много довольно всяких страниц, и циферок, и букв. Что, собственно, я вам хочу показать? Чтобы вы понимали, какого рода вопросы задают людям во всем мире. Что для нас в жизни важно? Свободное время, политика, ценности, работа, религия. Уровень счастья: вы сейчас скорее счастливы, скорее несчастливы, совсем несчастливы, вообще не знаю. Здоровы ли вы? Здоровы, совсем не здоровы, помираю, все хорошо. Дальше был длинный список, какие качестве вы бы считали нужным воспитывать у детей в семье? Опять же, не смотрите на эти цифры, не углубляйтесь, просто обратите внимание на то, какой контур пытаются обрисовать опрашивающие. Можно выбрать пять качеств, какими должны быть дети: религиозные, независимые, творческие, послушные, склонные к самовыражению, удовлетворенные жизнью. Не совсем то же самое, что счастье. Счастье — это скорее эмоциональный фон, удовлетворенность жизнью — это оценка параметров, то есть человек говорит: в принципе, у меня все нормально. Или: нет, вообще я лузер. А счастье может не зависеть от обстоятельств, хотя, конечно, эти вещи взаимосвязаны.

Ужасно важный для России параметр — уровень доверия. Один из, я бы сказала, базовых социальных конструктов. Уровень доверия — его высота или его низость — прямо коррелируется с экономическим положением в обществе. Страны с низким уровнем доверия — бедные. Страны с высоким уровнем доверия — богатые. В экономике, социологии и политологии не так много прямых корреляций, но эта есть. Какое это отношение имеет к России, мы еще с вами скажем, когда будем смотреть, собственно, на карту ценностей. Участие в общественных организациях — религиозных и нерелигиозных. В каких из них вы участвовали, знаете ли вы какие-то из них. Это тоже, в общем, про связанность, про connectivity, как говорят социологи, про то, насколько люди склонны работать вместе, взаимодействовать друг с другом.

Кто вам не нравится? С какими группами вы не хотели бы жить по соседству. Вот люди другой расы, больные СПИДом, иммигранты, гомосексуалисты, люди другой религии, пьющие или, например, удивительный параметр — живущая вместе, но не состоящая в браке пара. Волнует ли вас, что ваши соседи не зарегистрированы в ЗАГСе. Бывают люди, которых это волнует. Люди, которые говорят на другом языке. Дальше идут вопросы, связанные с ролями мужчин и женщин. Кто как должен работать, должны женщины зарабатывать или не должны. Детско-родительские отношения. Важно ли вам мнение родителей? Должны ли мать работать? Мужчины — лучшие лидеры, чем женщины? Надо ли учить девочек, или пусть бегают неграмотные? Должны ли девочки зарабатывать деньги? Важно ли домашнее хозяйство, или это так, ерунда? Свобода выбора — есть ли у вас? Это уже почти политический вопрос. Marital status — вопросы о семейном статусе, женат или не женат, состоите ли в отношениях и так далее.

Почему я вам это все показала? Здесь нет вопросов о политике. Здесь нет вопросов, довольны ли вы властью. Здесь нет вопросов, голосуете ли вы. Здесь даже нет прямых вопросов типа «хороший ли вы человек и не нарушаете ли вы десять заповедей». Но из ответов на эти вопросы складывается некая картина, которую потом исследователи наносят на карту. Я сейчас попрошу показать большую красивую картинку с разноцветными облачками. Это и есть знаменитая карта ценностей Инглхарта, на которую молятся все исследователи обществ, в том числе многие политологи.

Конституция человечества. Пензенские педагоги разработали факультативный курс «Основы нравственности» для старшеклассников

Данный курс поможет учащимся осмыслить и задуматься над вечными вопросами. Что такое человек? В чем подлинное назначение человеческой жизни? Что же будет после смерти? Все кончится? Существуют ли абсолютные законы человеческого бытия? Где пролегает граница между добром и злом?

В старших классах «Основы нравственности» – интеграктивный курс, включающий материалы по философии, истории, литературе, психологии, культурологии. Преподавать его может как один учитель, так и несколько специалистов (соответственно разделам программы). В качестве помощников и собеседников избираются произведения крупных мыслителей и писателей (Н.Бердяева, С.Франка, А.Чехова, Л.Толстого, Ф.Достоевского, Д.Лихачева и др.). Священное писание и народная мудрость.

Материал курса не дает готовых ответов на поставленные вопросы, но помогает старшекласснику сделать достойный выбор в решении главных, фундаментальных вопросов человеческой жизни. Читая и проживая нравственные жизненные коллизии с героями произведений, ученик приоткроет неизведанные тайны человеческого бытия. Цель курса – пробудить у подростков серьезные намерения трудиться всю жизнь по саморазвитию и укреплению в себе основательных добродетелей, которые составляют подлинную человеческую сущность.

Курс «Основы нравственности» поможет старшеклассникам разобраться в психологических проблемах, типичных для юношеского возраста, когда еще не сформировались нравственные эталоны и идеалы, нет четкого понимания смысла жизни, происходит неприятие позиций и требований взрослых.

Особое место в программе отводится вопросам. В них сосредотачивается резюме основного текста, его главные акценты.

Нетрадиционный школьный предмет допускает и нетрадиционные формы общения. Проблемы смысла жизни лучше обсуждать в кругу из стульев. Беседы, дискуссии дадут возможность учащимся высказывать свое мнение.

Творческий план курса «Основы нравственности»

8-й класс (34 ч.)

Понятие этики. Нравственность (1 ч.)

Духовная природа человека (14 ч.)

Духовная жажда – исключительная черта человека. Предназначение человека в понимании античных философов и христианства. Проблема души и тела.

Проблема добра и зла. Идеал.

Ориентация в нравственном поиске правды (по Л.Толстому). К свету и целостности подлинной человечности (по А.Шмеману).

Покаяние. Самовоспитание. Свобода.

К.Льюис. Главные добродетели человека.

О природе совести. Совесть как всеобщий естественный закон. Психологическая сторона совести.

Надежда. Стремление к трансцедентному.

Понятие смысла жизни в религиях и философиях мира (14 ч.)

Поиски веры. Агностики. Атеисты.

Языческие религиозные системы.

Философия древних греков и римлян.

Религия и ее роль в духовно-нравственной жизни человека.

Иудаизм.

Христианство. Православие. Нагорная проповедь.

Десять Заповедей – основа нравственности человека.

Христианское понимание смысла жизни.

Проблема смысла жизни в философских течениях. Выбор веры.

Возникновение древнерусской литературы.

Современность – это итог прошлой жизни.

Жизнь и смерть (5 ч.)

Что значит жить? О самом надежном капиталовложении в жизни.

Не убивай.

Языческие религии о смерти.

Поиск подлинной реальности. Материалистический и христианский взгляды на смерть.

9-й класс (34 ч.)

Проблема смысла жизни в русской классической литературе (7 ч.)

Л.Толстой. А для чего жить-то?

Н.Лесков. Отчего на свете доброе не ладится?

А.Чехов. Художество. Жизнь в вопросах и восклицаниях.

И.Тургенев. Когда поет в самом нутре.

В.Немирович-Данченко. Пока еще сердце бьется в груди.

Этическая мысль в XX веке (15 ч.)

Н.Бердяев. Назначение человека.

С.Франк. Смысл жизни.

Д.Лихачев. Родина.

М.Дунаев. Православие и русская культура.

В.Никифоров-Волгин. Добро и зло.

Т.Карлейль. Труд.

Э.Фромм. Современный человек.

Н.Лосский. Свобода воли.

П.Вышеславцев. Благодать.

Искусство и современная культура (10 ч.)

Творчество как способ осмысления жизни. Театральное искусство древних греков и римлян. Библия как основа европейского искусства и фундамент нравственности человечества. Массовая культура.

10-й класс (34 ч.)

О смысле жизни (13 ч.)

Этицизм.

Все развивается. Бессознательная и сознательная жизнь. Экстремальные ситуации. Психологический кризис. Добро и зло.

Два подхода к осмыслению своего существования (8 ч.)

Две модели истории Земли. Материалистический подход.

Сакральные ценности. Мораль и нравственность.

Сила материнской любви.

Спор о жизненном пути. Вопрос о смысле жизни в древнерусской живописи.

Нравственность и пол (10 ч.)

И.Тургенев. Первая любовь.

Смысл половой дифференциации.

Творческая сила в человеке.

О целомудрии.

Когда в сердце загорается любовь. Жизнь в браке. Семья как целостная единица.

Монашество.

Внебрачная половая жизнь.

Кризис семьи.

Любовь родителей к детям.

Любовь детей к родителям.

Жива ли дружба в современном мире?

Проблемы смысла жизни в русской классической литературе (2 ч.)

Ф.Достоевский. Преображение утром перед дуэлью.

И.Гончаров. Сильнее всякой морали.

Мудрость, справедливость, мужество, самообладание – эти понятия в древнегреческой культуре обозначают добрый нрав. В христианстве идеальное включено в понятие веры в Бога, надежды, любви.

Идеальную цель и добро обычно обозначают понятием ценность и выражают таким образом известное совершенство, идеал, должное, а также то, к чему следует стремиться, чтобы поддержать развитие и способствовать совершенствованию жизни.

Ценность является тем, чего еще, возможно, и нет, но что должно быть и к чему стоит идти.

Есть ли смысл говорить об общности духовных ценностей сегодня, если в обществе господствует плюрализм ценностей? Способен ли человек жить идеально и совершенно? Стоит ли стремиться к тому, что недостижимо?

Конечно, стоит! Хотя, бесспорно, это очень трудно! Впрочем, не менее трудно, чем найти ответ на вечный вопрос каждого человека: «Быть или не быть?» С момента раскрытия предательского убийства отца Гамлет должен был решить для себя: быть или не быть человеком, посвятить свою жизнь бездумной, безропотной дреме, предаться наслаждениям и удобствам придворной жизни или воззвать к истине и понять, что степень падения окружающих тормозит развитие жизни и вызывает протест?

Быть означает волю к более наполненной жизни и преодоление удовлетворенности настоящим. Быть означает жить духовно, жить в соответствии с идеалом, с тем, чего еще нет, но что должно быть, чтобы мир стремился к более совершенному состоянию.

С понятием духовных ценностей тесно связано понятие сакральных ценностей. Сакральный (от лат. sacralis) – это священный, относящийся к религиозному ритуалу, обряду. Уже в мифах сакральное отделено от обыденного. Оно сохраняется и оберегается в обрядах, чтобы у человека было нечто более высокое, чем его неприхотливая повседневность.

Понятие этики (от греч.ethos – нрав, характер, привычка, обычай) используют в основном для обозначения учения о морали и нравственности. Это слово введено древними греками, и уже в IV веке до н.э. Аристотель написал «Никомахову этику».

Этика включает в себя знания и рефлексию о морали и нравственности, но поскольку обе они являются составной частью культуры жизни, то этику иногда называют и учением о жизни.

Понятие мораль (от лат. moralis – нравственный) очень близко к понятию этики и часто используется как его синоним. Мораль – это идеальная программа, которая ориентирована на разумное и доброе.

Если под моралью понимать только сознание, то обособление от деятельности принизило бы смысл морали. Сознание формируется, чтобы объективироваться, то есть стать человеческими деяниями и отношениями. Поэтому термин мораль часто является синонимом слова нравственность. Однако некоторые авторы подчеркивают, что понятие морали касается объективной, общественной стороны явления, а нравственность – это субъективная, индивидуальная сторона того же явления.

Образно говоря, моральные нормы – это инструкции, обеспечивающие правильную работу «человеческой машины».

Мы сравнили моральные нормы с инструкциями, обеспечивающими правильную работу «человеческой машины». В этом случае каждое из правил морали нацелено на то, чтобы предотвратить поломку, перенапряжение или трение. Вот почему на первый взгляд кажется, будто они постоянно вмешиваются в нашу жизнь и препятствуют проявлению наших природных наклонностей. Когда вы учитесь работать на какой-нибудь машине, инструктор то и дело поправляет вас: «Нет, не так, никогда не делайте этого». Это потому, что в обращении с машиной у вас постоянно возникает искушение попробовать сделать то, что нам представляется естественным и удачным, но в результате этого машина ломается.

Вопросы

1. Как вы думаете, имеет ли человек право распоряжаться своей жизнью без оглядки на других?

2. Объясните, пожалуйста, понятия этики, морали и нравственности.

3. Что является ценным в жизни для вас?

4. Как вы думаете, может ли человек быть счастлив, если все его интересы связаны лишь с материальной сферой жизни? Почему?

Три части морали

Следуя К.С.Льюису, сделаем еще один шаг вперед. «Человеческая машина» может выходить из строя двумя путями. Один – это когда человеческие индивиды сталкиваются и причиняют друг другу вред обманом или грубостью. Второй – когда что-то ломается внутри индивида, то есть когда его способности, желания и т.п. противоречат друг другу либо приходят в столкновение между собой.

Проще будет понять эту идею, если вы представите нас в виде кораблей, плывущих в определенном порядке. Плавание будет успешным только в том случае, если, во-первых, корабли не сталкиваются друг с другом и не преграждают пути один другому и, во-вторых, если каждый корабль годен к плаванию и двигатель у каждого в полном порядке. Необходимо, чтобы исполнялись оба эти условия. Ведь, если корабли будут постоянно сталкиваться, они скоро станут не пригодными к плаванию. С другой стороны, если штурвалы не в порядке, корабли не смогут избежать столкновений. Или, если хотите, представьте себе человечество в виде оркестра, исполняющего какую-то мелодию. Чтобы игра получилась слаженной, необходимы два условия: каждый инструмент должен быть настроен и каждый должен вступать в положенный момент, чтобы не нарушать общей гармонии.

Но мы с вами не учли одного. Мы еще не спросили, куда собирается наша флотилия или какую музыку хочет сыграть наш оркестр. Инструменты могут быть хорошо настроенными, и каждый из них может вступать в нужный момент, но и в этом случае вступление не будет успешным, если музыкантам заказана танцевальная музыка, а они исполняют похоронный марш. И как бы хорошо ни проходило плавание, оно обернется неудачей, если корабли приплывут в Калькутту, в то время как порт их назначения – Калининград.

Соблюдение моральных норм связано, таким образом, со следующими тремя вещами. Первое – с честными намерениями и гармоническими отношениями между людьми. Второе – с тем, что можно было бы назвать наведением порядка внутри самого человека. И, наконец, третье – с определением общей цели человеческой жизни; с тем, для чего человек создан; с тем, по какому курсу должна следовать флотилия.

Философ Е.Трубецкой, размышляя о цели жизни, о том, для чего человек создан, писал:

«Вся наша жизнь есть стремление к цели. От начала до конца она представляется в виде иерархии целей, из которых одни подчинены другим в качестве средств. Есть цели, желательные не сами по себе, а ради чего-нибудь другого: например, нужно работать, чтобы есть и пить. Но есть и такая цель, которая желательна сама по себе. У каждого из нас есть что-то бесконечно дорогое, ради чего он живет. Всякий сознательно или бессознательно предполагает такую цель или ценность, ради которой, безусловно, стоит жить.

Эта цель или жизненный смысл есть предположение неустранимое, необходимо связанное с жизнью как таковой; и вот почему никакие неудачи не могут остановить человечество в искании этого смысла».

1. Е.Трубецкой пишет, что «у каждого из нас есть что-то бесконечно дорогое, ради чего он живет». Расскажите, пожалуйста, о том бесконечно дорогом, ради чего вы живете.

2. Как вы понимаете часто в жизни употребляемое выражение «мораль сей басни такова»?

Десять заповедей – основа нравственности человечества

Итак, за полторы тысячи лет до Рождества Христова, после великих чудес, совершенных пророком Моисеем в Египте, фараон вынужден был отпустить еврейский народ, и он, перейдя чудесным образом Чермное (Красное) море, пошел по пустыне Синайского полуострова на юг, направляясь к обещанной (Обетованной) земле.

К пятидесятому дню после исхода из Египта еврейский народ подошел к подножию Синайской горы и расположился здесь станом. Здесь пророк Моисей взошел на гору, и Господь объявил ему: «Скажи сынам Израилевым: если будете слушаться голоса Моего и соблюдать Завет Мой, то будете Моим народом». Когда Моисей передал волю Божию евреям, они отметили: «Все, что сказал Господь, исполним и будем послушны!»

Тогда Господь повелел Моисею к третьему дню приготовить народ для принятия закона, и евреи постом и молитвой стали готовиться к нему. На третий день густое облако покрыло вершину горы Синай. Сверкали молнии, гремел гром, и раздавался сильный трубный звук. От горы восходил дым, и вся она сильно колебалась. Народ стоял вдалеке и с трепетом наблюдал происходящее. На горе Господь сказал Моисею Свой закон в виде Десяти заповедей:

1. Я Господь, Бог твой… Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим.

2. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся и не служи им…

3. Не произноси имя Господа, Бога твоего, напрасно…

4. Помни день покоя, чтобы проводить его свято; шесть дней трудись и совершай в них все твои дела, а день седьмой – день покоя – да будет посвящен Господу, Богу твоему…

5. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе…

6. Не убивай…

7. Не прелюбодействуй…

8. Не кради…

9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего…

10. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его…, ничего, что у ближнего твоего.

Закон, который пророк Моисей дал еврейскому народу, имел цель регулировать не только его религиозную, но и гражданскую жизнь.

О Десяти заповедях надо сказать, что они содержат в себе самые основы нравственности, закладывают те фундаментальные принципы, без которых невозможно существование никакого человеческого общества. Поэтому они являются конституцией человечества. Вероятно, по причине такой чрезвычайной важности и неприкосновенности Десять заповедей, были написаны на камне.

В Десяти заповедях есть определенная последовательность. Так, в первых четырех заповедях говорится об обязанностях человека по отношению к Богу, следующие пять определяют взаимоотношения между людьми, а последняя призывает к чистоте мыслей и желаний.

Несомненно, есть некоторые общие черты между Десятью заповедями и законами древних народов, заселявших северо-западную часть Месопотамии. Известны законы шумерского царя Ur-Nammu (2050 год до Рождества Христова), аморитского царя Bilalama, шумеро-аккадского правителя Lipit-Ishtal, вавилонского царя Hammurabi (1800 год до Рождества Христова), ассирийские и хеттские законы, составленные около полутора тысяч лет до Рождества Христова.

Эти общие элементы и совпадения можно объяснить полным единством нравственного закона, заложенного Богом в душу человека.

Л.ФАХРЕТДИНОВА, заместитель директора школы №57; В.КОРОВИНА, учитель; Т.ТИМОШИНА, психолог

6. ..

Пять фактов, которые мы узнали об американцах и моральных ценностях

В последние годы в США изменились нормы поведения, связанные с сексуальным поведением и репродуктивной функцией. Там, где когда-то было нормативное табу, определенные формы поведения и образ жизни теперь с гораздо большей вероятностью будут подвергнуты нормативным санкциям.С этими нормативными сдвигами связана растущая тенденция американцев навешивать на себя ярлык социально-либеральных, низвергая статус большинства, которым до сих пор пользовался ярлык «социальный консерватор».

Нормы — это общие ожидания поведения в определенных ситуациях. Поведение, связанное с нормами, часто нарушается на практике, но наличие нормы означает, что эти нарушения, как правило, проявляются в частном порядке, а не публично. Исторически сложилось так, что примеры нормативно запрещенного поведения в США.С. включала гомосексуальные и лесбийские отношения, внебрачный секс, внебрачное рождение ребенка и многоженство. Как уже отмечалось, американские нормы, регулирующие такое поведение, претерпевают изменения.

Мы в Gallup сообщили об этих сдвигах в серии статей, и различные новостные агентства и комментаторы высказали свое мнение о том, что эти сдвиги могут означать, по мере того, как стали известны результаты. Вот пять моментов, которые представляются особенно интересными для рассмотрения в связи с этим изменяющимся отношением.

1. Сдвиг в сторону более либеральных взглядов по ряду социальных и ценностных вопросов произошел во всех возрастных группах, а не только среди молодежи. Изменения не являются результатом исключительно волнового эффекта, когда молодые миллениалы занимают новые позиции по моральным вопросам и по мере старения берут с собой новые ценности через возрастной цикл, постепенно заменяя умирающих пожилых людей. Вместо этого мы видели, как группа 65 лет и старше сместилась влево так же сильно, как и сдвиг среди молодежи от 18 до 29 лет за последние полтора десятилетия.Различия между возрастными группами по-прежнему сохраняются, но мы наблюдаем прилив, поднявший все корабли в море морального поведения.

Вот возрастная тенденция моральной приемлемости отношений геев и лесбиянок:

Обратите внимание, что сдвиг за последние 14 лет в моральной приемлемости отношений геев и лесбиянок среди американцев в возрасте 55 лет и старше составил 28 процентных пунктов (от 27% до 55%). Сдвиг среди 18- до 34-летних составил 27 пунктов, почти столько же.В некоторой степени это может быть возрастное замедление, поскольку каждый год часть лиц из младшей возрастной группы переходит в более старшую возрастную группу. Но если бы это было сплошным возрастным изменением, мы бы увидели, что группа 55+ стабильно удерживается в качестве молодой группы в возрасте от 35 до 54 лет. Но мы этого не видели. Американцы старшего возраста меняют свое отношение так же быстро, как и молодые американцы.

Группа от 18 до 34 лет в 2015 г. в основном состоит из лиц моложе 18 лет, когда мы впервые брали интервью на эту тему в 2001 г.Очевидно, что те, кому в 2001 году было меньше 18 лет, проявили либеральные позиции по этому вопросу, поскольку за последние 14 лет они перешли в возрастную группу от 18 лет и старше. Они не выказывают признаков того, что они менее либеральны, чем их братья и сестры, которые были до них.

Но в целом, лучшее объяснение, по-видимому, состоит в том, что силы, продвигающие более высокую приемлемость отношений геев и лесбиянок (и другие проблемы), действуют на всю американскую культуру во всем возрастном спектре, а не только на молодых людей.

2. Американцы со временем не изменили свои взгляды на все моральные вопросы. Заметным исключением является мнение американской общественности о женатых мужчинах и женщинах, имеющих роман, которые практически не изменились. Это конкретное поведение остается по существу культурным табу (в том смысле, что оно рассматривается как морально неприемлемое для 90% + населения), даже несмотря на то, что другие формы поведения, связанные с сексуальным поведением и деторождением, изменились. Это довольно примечательное явление. Одним из объяснений того, почему общественность растет с одобрением других проблем, является тот факт, что есть фактические доказательства того, что такое поведение происходит в реальном мире, и общественность может прийти к тому моменту, когда они сочтут целесообразным пойти дальше. впереди и прими неизбежное.Но, безусловно, есть свидетельства того, что внебрачные связи случаются — между президентами, губернаторами и сенаторами, не говоря уже о людях из многих неполитических слоев общества. Хотя у меня нет эмпирических доказательств, подтверждающих это, это разумное предположение, что многие американцы знают кого-то, кто был вовлечен во внебрачную связь. Однако распространение такого поведения не повлияло на окружающие его нормы. Роман по-прежнему не одобряется обществом с моральной точки зрения.

3. Наибольшие сдвиги в культурных установках были связаны с проблемами геев и лесбиянок. Я уверен, что будут написаны книги (некоторые из них уже опубликованы) и будут проведены академические исследования, изучающие, как и почему этот поистине замечательный сдвиг в культурных нормах произошел всего за несколько лет. Этот сдвиг станет особенно заметным, если в конце этого месяца Верховный суд постановит, что запрещение однополых браков в штатах является незаконным.

Я не думаю, что кто-то полностью понимает, почему произошли эти изменения, и как социолог я могу сказать, что трудно думать, что мы когда-либо точно узнаем, что произошло.Мы знаем, что известные люди публично заявили, что они геи или лесбиянки, и это могло иметь значение. Индустрия развлечений приложила особые усилия, чтобы показать геев и лесбиянок как более популярных персонажей в своих постановках. В действующее законодательство, касающееся поведения геев и лесбиянок, были внесены изменения, в том числе ряд штатов, которые объявили однополые браки законными в пределах своих границ. Лидеры публично заявили о своей поддержке интересов геев и лесбиянок.Лидеры геев и лесбиянок очень проницательно позиционируют права геев и лесбиянок как проблему гражданских прав, что усложняет другим противодействие изменениям. Сейчас меньше американцев, чем в прошлом, имеют формальную религиозную идентичность, и это ослабление влияния религии могло быть фактором.

4. Несмотря на эти сдвиги во взглядах, 72% американцев говорят, что состояние моральных ценностей в этой стране скорее ухудшается, чем улучшается. И почти столько же оценивают состояние моральных ценностей в этой стране как плохое или справедливое.

Как отметил в своем обзоре мой коллега Джастин Маккарти, такое отношение осталось очень стабильным, несмотря на сдвиг влево в позициях американцев (и республиканцев) по конкретным моральным вопросам и тому, как они навешивают на себя ярлыки. В серии статей Gallup отмечал, что американцы сдвигаются влево по моральным вопросам . Но они не меняют своих взглядов на состояние моральных ценностей в стране. Почему изменения в одной области, а не в другой?

Частично это можно объяснить пониманием того, что, когда американцев спрашивают о моральных ценностях («Как бы вы оценили общее состояние моральных ценностей в этой стране сегодня — как отличное, хорошее, только справедливое или плохое?» И «Верно»? Теперь, как вы думаете, состояние моральных ценностей в стране в целом улучшается или ухудшается? ») они думают не только о нормах сексуального поведения и репродуктивных проблем.Когда несколько лет назад мы попросили американцев поговорить о том, что не так с моральными ценностями, многие ответили, что говорили о недостатке внимания к другим, недостатках сострадания в обществе, личной ответственности, уважении и терпимости; жадность, эгоизм, нечестность — в дополнение к таким вещам, как изменение структуры семьи, отсутствие религии, отсутствие морали (несколько тавтологический ответ) и довольно небольшой процент упоминаний сексуальной распущенности, абортов и, в частности, однополых браков.Таким образом, у нас есть американцы, которые в основном говорят, что общий моральный тон нашей культуры находится в плохом состоянии и ухудшается, даже несмотря на то, что они все чаще говорят, что ранее табуированное поведение морально приемлемо.

5. Все культурные сдвиги имеют последствия. Одно из таких последствий — политика. Обозреватель газеты «Нью-Йорк Таймс» Чарльз Блоу недавно проанализировал данные Gallup, обсуждая политические последствия этих нормативных изменений в недавнем обзоре общественного мнения, отметив:

Это изменение [более либеральная позиция по социальным вопросам] представляет собой особую проблему для Республиканской партии и ее национальных устремлений не столько в отношении мест в Конгрессе, многие из которых безопасны, сколько для кандидатов в президенты.

Частично проблема, как выразился вероятный кандидат Джеб Буш в прошлом году , состоит в том, что для того, чтобы республиканец стал президентом, он или она должны быть готовы «проиграть праймериз, чтобы выиграть всеобщие» выборы. .

Это была запоминающаяся фраза, и все понимали, что он говорил: не позволяйте республиканским дебатам и праймериз затянуть вас так далеко вправо, что вы никогда не сможете восстановиться на всеобщих выборах. Но проблема в том, что невозможно соревноваться в общем без победы на праймериз и обеспечения номинации.

Этот общий процесс, конечно, не нов. Кандидаты по обе стороны прохода всегда — по крайней мере, в последние десятилетия — были вынуждены заправлять иглу апелляции к своей более идеологической партийной базе в первичном сезоне, сохраняя при этом взаимную апелляцию на всеобщих выборах. Проблема для консерваторов сейчас, как указали Блоу и другие, заключается в том, что база тех, кто придерживается социально-консервативных взглядов, сократилась как среди сторонников партии, так и среди населения в целом.Например, такой кандидат, как Майк Хакаби, отличительной чертой которого является его религиозное происхождение и сильные позиции по моральным вопросам, может столкнуться с большей проблемой сейчас, чем в прошлом, если он попытается в первую очередь работать на платформе социальных / ценностных проблем.

Но это не означает, что кандидат не может позиционировать себя как обеспокоенный моральными ценностями нации в целом. Как мы видели, утверждение о том, что моральные ценности снижаются, резонирует с взглядами огромного процента американцев.Теоретически кандидаты могли бы связать эти опасения с доказательствами, показывающими ценность брака как института — с учетом его положительной связи с личным благополучием и результатами детей (хотя причины этих отношений сложны). Но, вообще говоря, нет никаких сомнений в том, что на этих выборах консервативным кандидатам будет сложнее сосредоточиться на конкретных моральных вопросах, чем это было в предыдущих циклах.

Что такое этика? — Центр прикладной этики Марккулы

Мануэль Веласкес, Клэр Андре, Томас Шанкс, С.Дж. И Майкл Дж. Мейер


Этика основана на хорошо обоснованных стандартах правильного и неправильного, которые предписывают, что люди должны делать, обычно с точки зрения прав, обязательств, пользы для общества, справедливости или определенных добродетелей.

Несколько лет назад социолог Раймонд Баумхарт спросил деловых людей: «Что для вас этика значит?» Среди их ответов были следующие:

«Этика связана с тем, что мои чувства говорят мне, правильно или неправильно».
«Этика связана с моими религиозными убеждениями.»
» Быть этичным — значит делать то, что требует закон. «
» Этика состоит из стандартов поведения, которые принимает наше общество. «
» Я не знаю, что означает это слово «

Эти ответы могут быть типичными для нас. Значение слова «этика» трудно определить, и взгляды многих людей на этику шатки.

Как и первый респондент Баумхарта, многие люди склонны отождествлять этику со своими чувствами. Но быть этичным, очевидно, не значит следовать своим чувствам.Человек, который следует своим чувствам, может отказаться от того, что поступает правильно. На самом деле чувства часто отклоняются от этических норм.

Не следует отождествлять этику с религией. Конечно, большинство религий отстаивают высокие этические стандарты. Но если бы этика ограничивалась религией, то этика применялась бы только к религиозным людям. Но этика применима как к поведению атеиста, так и к поведению набожного религиозного человека. Религия может устанавливать высокие этические стандарты и обеспечивать сильную мотивацию этического поведения.Однако этика не может быть ограничена религией и не тождественна религии.

Быть этичным — это не то же самое, что следовать закону. Закон часто включает этические стандарты, которых придерживается большинство граждан. Но законы, как и чувства, могут отклоняться от этического. Наши собственные законы о рабстве, существовавшие до Гражданской войны, и старые законы апартеида в современной Южной Африке — гротескно очевидные примеры законов, отклоняющихся от этических норм.

Наконец, быть этичным — это не то же самое, что делать «все, что принимает общество».«В любом обществе большинство людей принимают стандарты, которые, по сути, являются этическими. Но стандарты поведения в обществе могут отличаться от этических. Все общество может стать этически коррумпированным. Нацистская Германия — хороший пример морально коррумпированного общества.

Более того, если бы этичность означала «все, что принимает общество», то, чтобы выяснить, что этично, нужно было бы выяснить, что принимает общество. Например, чтобы решить, что мне следует думать об абортах, мне нужно будет провести опрос американского общества, а затем согласовать свои убеждения с тем, что общество принимает.Но никто никогда не пытается решить этический вопрос с помощью опроса. Кроме того, отсутствие общественного согласия по многим вопросам делает невозможным отождествление этики с тем, что принимает общество. Некоторые люди принимают аборт, а многие — нет. Если бы этичность означала то, что принимает общество, нужно было бы прийти к соглашению по вопросам, которых на самом деле не существует.

Что же такое этика? Этика — это две вещи. Во-первых, этика относится к хорошо обоснованным стандартам правильного и неправильного, которые предписывают, что люди должны делать, обычно с точки зрения прав, обязательств, пользы для общества, справедливости или определенных добродетелей.Этика, например, относится к тем стандартам, которые налагают разумные обязательства воздерживаться от изнасилования, воровства, убийства, нападения, клеветы и мошенничества. Этические стандарты также включают те, которые предписывают добродетели честности, сострадания и лояльности. И этические стандарты включают стандарты, касающиеся прав, таких как право на жизнь, право на свободу от травм и право на неприкосновенность частной жизни. Такие стандарты являются адекватными стандартами этики, потому что они поддерживаются последовательными и хорошо обоснованными причинами.

Во-вторых, этика относится к изучению и развитию своих этических стандартов. Как упоминалось выше, чувства, законы и социальные нормы могут отличаться от этических норм. Поэтому необходимо постоянно проверять свои стандарты, чтобы убедиться, что они разумны и обоснованы. Этика также означает постоянные усилия по изучению наших собственных моральных убеждений и нашего морального поведения, а также стремление обеспечить, чтобы мы и институты, которые мы помогаем формировать, соответствовали стандартам, которые являются разумными и прочно обоснованными.

Эта статья впервые появилась в Issues in Ethics IIE V1 N1 (осень 1987 г.). Пересмотрена в 2010 г.

Как мы принимаем моральные решения? Новое исследование показывает, как ваше моральное поведение может меняться в зависимости от контекста — ScienceDaily

Когда дело доходит до принятия моральных решений, мы часто думаем о золотом правиле: поступайте с другими так, как вы хотели бы, чтобы они поступали с вами. Тем не менее, почему мы принимаем такие решения, широко обсуждается. Мотивирует ли нас чувство вины, когда мы не хотим чувствовать себя плохо из-за того, что подвели другого человека? Или по справедливости, когда мы хотим избежать неравных результатов?

Некоторые люди могут полагаться как на принципы вины, так и на принципы справедливости, и могут менять свои моральные правила в зависимости от обстоятельств, согласно исследованию Университета Радбауд — Дартмутский колледж, посвященному принятию моральных решений и сотрудничеству.Полученные данные ставят под сомнение предыдущие исследования в области экономики, психологии и нейробиологии, которые часто основываются на предпосылке, что люди руководствуются одним моральным принципом, который остается неизменным с течением времени. Исследование было недавно опубликовано в журнале Nature Communications .

«Наше исследование демонстрирует, что с моральным поведением люди на самом деле не всегда могут придерживаться золотого правила. В то время как большинство людей склонны проявлять некоторую заботу о других, другие могут демонстрировать то, что мы называем« моральным оппортунизмом », где они все еще хотят выглядят морально, но хотят получить максимальную выгоду », — сказал ведущий автор Йерун ван Баар, научный сотрудник отделения когнитивных, лингвистических и психологических наук в Университете Брауна, который начал это исследование, когда был ученым в Дартмуте, посещая Институт мозга, познания и поведения Дондерса при университете Радбауд.

«В повседневной жизни мы можем не замечать, что наша мораль зависит от контекста, поскольку наши контексты, как правило, остаются неизменными каждый день. Однако в новых обстоятельствах мы можем обнаружить, что моральные правила, которым, как мы думали, мы всегда будем следовать, на самом деле довольно гибкий », — объяснил соавтор Люк Дж. Чанг, доцент кафедры психологии и науки о мозге и директор Лаборатории вычислительной социальной аффективной нейробиологии (Cosan Lab) в Дартмуте. «Это имеет огромные последствия, если учесть, как наше моральное поведение может измениться в новых условиях, например, во время войны», — добавил он.

Чтобы изучить принятие моральных решений в контексте взаимности, исследователи разработали модифицированную игру доверия, названную «Игра скрытого множителя доверия», которая позволила им классифицировать решения, принимаемые в ответ на доверие, как функцию моральной стратегии человека. С помощью этого метода команда могла определить, какой тип моральной стратегии использовал участник исследования: неприятие несправедливости (когда люди отвечают взаимностью, потому что хотят добиваться справедливости результатов), неприятие вины (когда люди отвечают взаимностью, потому что хотят избежать чувства вины), жадность или моральный оппортунизм (новая стратегия, которую определила команда, при которой люди переключаются между неприятием несправедливости и неприятием вины в зависимости от того, что лучше всего служит их интересам).Исследователи также разработали вычислительную модель моральной стратегии, которую можно использовать для объяснения поведения людей в игре, и изучили модели активности мозга, связанные с моральными стратегиями.

Полученные данные впервые показывают, что уникальные паттерны мозговой активности лежат в основе стратегий неприятия неравенства и неприятия вины, даже если эти стратегии приводят к одинаковому поведению. Для участников, которые были морально оппортунистическими, исследователи заметили, что их мозговые паттерны переключались между двумя моральными стратегиями в разных контекстах.«Наши результаты показывают, что люди могут использовать разные моральные принципы при принятии решений, и что некоторые люди гораздо более гибкие и будут применять разные принципы в зависимости от ситуации», — пояснил Чанг. «Это может объяснить, почему люди, которых мы любим и уважаем, иногда делают вещи, которые мы считаем морально неприемлемыми».

История Источник:

Материалы предоставлены Дартмутским колледжем . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Люди меняют свои моральные ценности, чтобы приносить пользу себе по сравнению с другими — ScienceDaily

Согласно старой пословице, если кто-то говорит вам, что «дело не в деньгах, а в принципах», скорее всего, дело в деньгах. Новое исследование, опубликованное в Proceedings of the Royal Society B , показывает, что люди быстро меняют свои моральные ценности в зависимости от того, какое правило означает больше денег для них, а не для других.

Исследование под названием «Справедливость или равенство? Моральные суждения следуют за деньгами» было проведено Питером ДеСциоли, доцентом кафедры политологии Университета Стоуни-Брук и заместителем директора Центра поведенческой политической экономии, и его коллегами.

«Предыдущее исследование подчеркивает, что личность, гены и воспитание людей являются основным источником моральных ценностей и разногласий по поводу морали», — сказал ДеСциоли. «Мы обнаружили, что люди также корректируют свои моральные ценности в зависимости от того, какой принцип приносит им наибольшую пользу. Наши моральные принципы более гибкие и корыстные, чем мы хотели бы признать».

В исследовании участники работали парами, чтобы расшифровать абзац для получения денежного вознаграждения. Один участник был машинисткой, которая расшифровывала три абзаца, а другой была контролером, которая расшифровывала один параграф, случайно выбранный из параграфов машинистки.Если транскрипции двух партнеров совпадали, то они вместе получали денежное вознаграждение. Крайне важно, чтобы машинистка решала, как разделить эти деньги за вознаграждение.

Машинистка может разделить деньги поровну, по 50% каждому, или в соответствии с работой, которую выполнил каждый человек, 75% машинистке, которая расшифровала три абзаца, и 25% контролеру, который расшифровал один абзац. Большинство машинисток в этой ситуации забирали большую долю пирога, что соответствовало их личным интересам.

Но не только выбор машинисток был корыстным.Участники также оценили мораль и справедливость каждого правила разделения: равенство (равные выплаты) или справедливость (выплаты пропорциональны труду). Эти моральные суждения тоже были корыстными. Участники, назначенные машинистками, считали, что равенство было более справедливым и нравственным, в то время как участники, назначенные шашками, считали равенство более справедливым и нравственным.

Более того, когда исследователи измеряли моральные ценности до и после того, как участники были распределены по ролям, люди были пойманы на месте действия: их моральные ценности изменились за несколько минут в пользу правила, которое давало им большую долю денег.

ДеСциоли отмечает, что это открытие применимо ко многим ситуациям, в которых людям необходимо разделить ресурсы, такие как члены семьи, делящие имущество, деловые партнеры делят прибыль, граждане решают, как будут потрачены налоговые доллары, или страны, разделяющие территорию.

«Однако у нашего эгоизма есть некоторые пределы», — подчеркнул ДеСциоли. В последнем эксперименте исследователи устранили оправдание неравного разделения, попросив обоих партнеров записать один абзац.В этом сценарии большинство машинисток (78%) разделили награду поровну, а не получили большую долю. И машинистки больше не меняли свои моральные суждения в корыстном направлении.

Исследователи приходят к выводу, что «преследование собственных интересов сдерживается, однако, ограничениями координации. Люди стремятся не только принести пользу себе, но и убедить других в том, что они поступают морально правыми».

История Источник:

Материалы предоставлены Университетом Стоуни-Брук . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Основы принятия этических решений

ВЫБОР: ОСНОВА ДЛЯ ПРИНЯТИЯ ЭТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ

Решения о правильном и неправильном пронизывают повседневную жизнь. Этика должна касаться всех уровней жизни: действовать правильно как отдельные личности, создавать ответственные организации и правительства и делать наше общество в целом более этичным. Этот документ разработан как введение в принятие этических решений.Он признает, что решения о «правильном» и «неправильном» могут быть трудными и могут быть связаны с индивидуальным контекстом. Сначала приводится краткое изложение основных источников этического мышления, а затем представлена ​​структура для принятия решений.

1. ЧТО ТАКОЕ ЭТИКА? :

Этика предоставляет набор стандартов поведения, которые помогают нам решить, как нам следует действовать в различных ситуациях. В некотором смысле мы можем сказать, что этика — это все, чтобы делать выбор и указывать причины, по которым мы должны делать этот выбор.

Этику иногда путают или путают с другими способами принятия решений, включая религию, закон или мораль. Многие религии поощряют принятие этических решений, но не всегда рассматривают весь спектр этических решений, с которыми мы сталкиваемся. Религии могут также пропагандировать или запрещать определенные виды поведения, которые могут не считаться надлежащей сферой этики, например ограничения в питании или сексуальное поведение. Хорошая система права должна быть этичной, но закон создает прецедент, пытаясь диктовать универсальные руководящие принципы, и, таким образом, не может реагировать на индивидуальный контекст.Законодательству может быть сложно разработать или обеспечить соблюдение стандартов в некоторых важных областях, и он может медленно решать новые проблемы. И закон, и этика имеют дело с вопросами о том, как мы должны жить вместе с другими, но иногда считается, что этика применима и к тому, как люди действуют, даже когда другие не участвуют. Наконец, многие люди используют термины мораль и этика как синонимы. Другие оставляют мораль для состояния добродетели, рассматривая этику как кодекс, который делает возможной мораль.Еще один способ подумать о взаимосвязи между этикой и моралью — это увидеть в этике рациональную основу морали, то есть этика дает веские причины того, почему что-то является моральным.

2. ТРАДИЦИОННОЕ УСТРОЙСТВО В ОБЛАСТИ ЭТИКИ :

Существует множество этических систем и множество способов думать о правильных и неправильных действиях или о хорошем и плохом характере. Сфера этики традиционно делится на три области: 1.) метаэтика, которая имеет дело с природой права или блага, а также с природой и обоснованием этических требований; 2.) нормативная этика, которая касается стандартов и принципов, используемых для определения того, является ли что-то правильным или хорошим; 3.) прикладная этика, которая касается фактического применения этических принципов в конкретной ситуации. Хотя полезно подходить к области этики именно в таком порядке, мы могли бы иметь в виду, что этот подход «сверху вниз» не исчерпывает изучение этики. Наш опыт применения определенных этических стандартов или принципов может помочь нам понять, насколько хороши эти стандарты или принципы.

Три широких типа этической теории:
Этические теории часто делятся на три типа: i) теории консеквенциализма, которые в первую очередь касаются этических последствий конкретных действий; ii) теории, не связанные с консеквенциализмом, которые, как правило, в основном связаны с намерениями человека, принимающего этические решения относительно конкретных действий; и iii) агентно-центрированные теории, которые, в отличие от консеквенциалистских и неконсеквенциалистских теорий, больше озабочены общим этическим статусом индивидов или агентов и меньше озабочены выявлением морали конкретных действий.Каждая из этих трех широких категорий содержит различные подходы к этике, некоторые из которых имеют общие характеристики для разных категорий. Ниже приведены некоторые из наиболее важных и полезных из этих этических подходов.

i.) Consequentialist Theories :

Утилитаристский подход
Утилитаризм восходит к школе древнегреческого философа Эпикура Самосского (341–270 гг. До н. Э.), Который утверждал, что лучшая жизнь — это та, которая причиняет меньше всего боли и страданий.Британский философ 18-х годов века Джереми Бентам (1748-1832) применил аналогичный стандарт к индивидуальным действиям и создал систему, в которой действия могут быть описаны как хорошие или плохие в зависимости от количества и степени удовольствия и / или боли, которые они испытывают. будет производить. Ученик Бентама, Джон Стюарт Милль (1806-1873) изменил эту систему, сделав ее стандартом блага более субъективным понятием «счастье», в отличие от более материалистического представления о «удовольствии».

Утилитаризм — один из наиболее распространенных подходов к принятию этических решений, особенно решений с последствиями, которые затрагивают большие группы людей, отчасти потому, что он инструктирует нас взвешивать различные количества хорошего и плохого, которые будут произведены нашими действиями.Это соответствует нашему чувству, что некоторые хорошие и плохие обязательно будут результатом наших действий, и что лучшим действием будет то, которое принесет больше всего пользы или принесет наименьший вред, или, другими словами, приведет к наибольшему балансу. добра над вредом. Таким образом, этические экологические действия приносят наибольшую пользу и наносят наименьший вред всем, кого затрагивают: правительству, корпорациям, сообществу и окружающей среде.

Эгоистический подход
Один из вариантов утилитарного подхода известен как этический эгоизм или этика личных интересов.При таком подходе человек часто использует утилитарный расчет, чтобы произвести наибольшее количество благ для себя. Древнегреческие софисты, такие как Фразимак (ок. 459–400 до н. Э.), Которые, как известно, утверждали, что сила делает правильным, и ранние современные мыслители, такие как Томас Гоббс (1588–1679), могут считаться предшественниками этого подхода. Одним из самых влиятельных сторонников этического эгоизма в последнее время была русско-американский философ Айн Рэнд (1905-1982), которая в книге Добродетель эгоизма (1964) утверждает, что личный интерес является предпосылкой для самореализации. уважение и уважение к другим.Существует множество параллелей между этическим эгоизмом и экономическими теориями невмешательства, в которых преследование личных интересов рассматривается как ведущее к благу общества, хотя благо общества рассматривается только как удачный побочный продукт следования личным личным интересам. , а не его цель.

Подход общего блага
Древнегреческие философы Платон (427–347 до н. Э.) И Аристотель (384–322 до н. Э.) Придерживались точки зрения, согласно которой наши действия должны способствовать этической общественной жизни.Самым влиятельным современным сторонником этого подхода был французский философ Жан-Жак Руссо (1712–1778), который утверждал, что лучшее общество должно руководствоваться «общей волей» людей, которая затем будет производить то, что лучше для людей. в целом. Такой подход к этике подчеркивает сетевые аспекты общества и подчеркивает уважение и сострадание к другим, особенно к тем, кто более уязвим.

ii.) Неконсеквенциалистские теории :

Подход, основанный на долге
Подход, основанный на долге, иногда называемый деонтологической этикой, чаще всего ассоциируется с философом Иммануилом Кантом (1724–1804 гг.), Хотя он имел важные предшественники в более раннем неконсвенциалистском, часто явно религиозном, думать о таких людях, как святой Августин Гиппопотам (354–430), который подчеркивал важность личной воли и намерения (и всемогущего Бога, который видит это внутреннее ментальное состояние) для принятия этических решений.Кант утверждал, что правильные поступки связаны не с последствиями наших действий (чем-то, что мы в конечном итоге не можем контролировать), а с правильным намерением при выполнении действия. Этическое действие является следствием долга, то есть совершается именно потому, что это наша обязанность. Этические обязательства одинаковы для всех разумных существ (они универсальны), и знание того, что они влекут за собой, достигается путем открытия правил поведения, которым не противоречит разум.

Известная формула Канта для открытия нашего этического долга известна как «категорический императив». У него есть несколько различных версий, но Кант считал, что все они сводятся к одному и тому же императиву. Самая основная форма повеления такова: «Действуйте только в соответствии с той максимой, по которой вы в то же время можете пожелать, чтобы она стала универсальным законом». Так, например, ложь неэтична, потому что мы не можем универсализировать максиму, гласящую: «Всегда нужно лгать». Такая максима сделала бы все речи бессмысленными.Однако мы можем универсализировать максиму «Всегда говори правдиво», не впадая в логическое противоречие. (Обратите внимание, что подход, основанный на долге, ничего не говорит о том, насколько легко или сложно было бы выполнять эти максимы, а только о том, что это наш долг как разумных существ.) Действовать в соответствии с законом, который, как мы обнаружили, является рациональным. в соответствии с нашим собственным универсальным разумом мы действуем автономно (саморегулирующимся образом) и, таким образом, связаны долгом — долгом, который мы возложили на себя как на разумные существа.Таким образом, мы свободно выбираем (мы будет ) связать себя моральным законом. Для Канта выбор повиновения универсальному моральному закону является самой природой этичного поведения.

Правозащитный подход
Правовой подход к этике — это еще один неконсеквенциалистский подход, который в значительной степени черпает свою нынешнюю силу из кантовской этики, основанной на долге, хотя он также имеет историю, которая восходит, по крайней мере, к стоикам Древней Греции и Рим, и имеет другое влиятельное течение, которое вытекает из работ британского философа-эмпирика Джона Локка (1632–1704).Этот подход предусматривает, что наилучшее этическое действие — это то, что защищает этические права тех, на кого это действие влияет. Он подчеркивает веру в то, что все люди имеют право на достоинство. Это основано на формулировке категорического императива Канта, который гласит: «Действуйте так, чтобы относиться к человечеству, будь то в себе или в лице другого, всегда одновременно как цель и никогда просто как средство. к концу.» Список этических прав обсуждается; многие сейчас утверждают, что животные и другие нечеловеческие существа, такие как роботы, также имеют права.

Подход справедливости или справедливости
Свод законов Хаммурапи в Древней Месопотамии (ок. 1750 г. до н. Э.) Постановил, что со всеми свободными людьми следует обращаться одинаково, как и со всеми рабами. В сочетании с универсальностью правового подхода подход справедливости может применяться ко всем людям. Наиболее влиятельная версия этого подхода сегодня находится в работе американского философа Джона Ролза (1921-2002), который утверждал, в соответствии с кантианскими принципами, что именно этические принципы — это те принципы, которые были бы выбраны свободными и рациональными людьми в исходной ситуации. равенства.Этот гипотетический контракт считается справедливым или просто потому, что он обеспечивает процедуру того, что считается справедливым действием, и не касается последствий этих действий. Справедливость отправной точки — это принцип того, что считается справедливым.

Подход Божественного Повеления
Как следует из названия, этот подход рассматривает то, что правильно, как то, что заповедует Бог, а этические стандарты являются творением Божьей воли. Следование воле Бога рассматривается как само определение этичного.Поскольку Бог рассматривается как всемогущий и обладающий свободной волей, Бог может изменить то, что сейчас считается этичным, и Бог не связан никакими стандартами правильного или неправильного, за исключением логического противоречия. Средневековый христианский философ Уильям Оккам (1285–1349) был одним из самых влиятельных мыслителей этой традиции, и его труды служили руководством для протестантских реформаторов, таких как Мартин Лютер (1483–1546) и Жан Кальвин (1509–1564). Датский философ Сорен Кьеркегор (1813-1855), восхваляя готовность библейского Патриарха Авраама убить своего сына Исаака по повелению Бога, утверждал, что истинно правильные действия должны в конечном итоге выйти за рамки повседневной морали и превратиться в то, что он назвал «телеологической приостановкой этического. »Снова демонстрируя несколько слабую связь между религией и этикой, упомянутую ранее.

iii.) Агентно-центрированные теории :

Подход добродетели
Один давний этический принцип утверждает, что этические действия должны соответствовать идеальным человеческим добродетелям. Аристотель, например, утверждал, что этика должна касаться всей жизни человека, а не отдельных отдельных действий, которые человек может совершить в любой данной ситуации. Человек с хорошим характером — это тот, кто достиг определенных добродетелей. Этот подход также заметен в незападных контекстах, особенно в Восточной Азии, где традиция китайского мудреца Конфуция (551-479 гг. До н.э.) подчеркивает важность добродетельных действий (надлежащим образом) в различных ситуациях.Поскольку этика добродетели касается всей жизни человека, она серьезно относится к процессу обучения и подготовки и подчеркивает важность ролевых моделей для нашего понимания того, как участвовать в этических дискуссиях.

Феминистский подход
В последние десятилетия добродетельный подход к этике был дополнен, а иногда и значительно пересмотрен мыслителями феминистской традиции, которые часто подчеркивают важность опыта женщин и других маргинализованных групп для этических размышлений.Одним из наиболее важных вкладов этого подхода является то, что он выдвигает на первый план принцип заботы как законно основную этическую заботу, часто в противоположность кажущемуся холодному и безличному подходу к правосудию. Как и этика добродетели, феминистская этика касается всей человеческой жизни и того, как эта жизнь влияет на то, как мы принимаем этические решения.

Прикладная этика

Термины, используемые в этических суждениях
Прикладная этика касается вопросов частной или общественной жизни, которые являются предметом этических суждений.Ниже приведены важные термины, используемые при вынесении моральных суждений о конкретных действиях.

Обязательно: Когда мы говорим, что что-то этически «обязательно», мы имеем в виду, что это не только правильно, но и неправильно не делать этого. Другими словами, у нас есть этическое обязательство выполнить действие. Иногда самый простой способ узнать, является ли действие этически обязательным, — это посмотреть, что означает НЕ выполнять действие. Например, мы могли бы сказать, что забота о своих детях является этически обязательной для родителей не только потому, что это правильно для них, но также потому, что для них неправильно не делать этого.Дети пострадают и умрут, если родители не будут о них заботиться. Таким образом, родители этически «обязаны» заботиться о своих детях.

Недопустимо: Противоположностью этически обязательного действия является действие, которое этически недопустимо, что означает, что делать это неправильно и правильно не делать. Например, мы бы сказали, что убийство недопустимо с этической точки зрения.

Допустимые: Иногда действия называются этически допустимыми или этически «нейтральными», потому что совершать или не делать их ни правильно, ни неправильно.Мы могли бы сказать, что проведение пластической хирургии этически допустимо, потому что операция не является неправильной (это не недопустимо), но и не является этически необходимой (обязательной) операцией. Некоторые утверждают, что самоубийство допустимо при определенных обстоятельствах. То есть человек не ошибется, совершив самоубийство, и не ошибется, если не совершит самоубийство. Другие сказали бы, что самоубийство недопустимо с этической точки зрения.

Сверхподчинение: Четвертый тип этического действия называется сверхнормативным.Подобные действия рассматриваются как выходящие «за рамки служебного долга». Они поступают правильно, но не делать их неправильно. Например, два человека идут по коридору и видят, как третий бросает их сумку с книгами, рассыпая все их книги и бумаги на пол. Если один человек останавливается, чтобы помочь третьему человеку забрать свои книги, но другой продолжает идти, мы каким-то образом чувствуем, что человек, который остановился, чтобы помочь, действовал более этически приемлемым образом, чем человек, который не останавливался, но мы не могу сказать, что человек, который не остановился, поступил неэтично, не остановившись.Другими словами, человек, который не помог, никоим образом не был обязан (это не было этически обязательным) помогать. Но мы, тем не менее, хотим с этической точки зрения похвалить человека, который остановился, поэтому мы называем его или ее действия чрезмерными.

3. ОСНОВЫ ПРИНЯТИЯ ЭТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ :

Принятие правильных этических решений требует обученного восприятия этических вопросов и отработанного метода изучения этических аспектов решения и взвешивания соображений, которые должны повлиять на наш выбор курса действий.Важно иметь метод принятия этических решений. При регулярной практике метод становится настолько привычным, что мы работаем с ним автоматически, не обращая внимания на конкретные шаги. Это одна из причин, по которой мы иногда можем сказать, что у нас есть «моральная интуиция» относительно определенной ситуации, даже если мы не продумали ее сознательно. Мы привыкли выносить этические суждения, точно так же, как мы можем научиться играть на пианино и можем хорошо сидеть и играть, «не задумываясь». Тем не менее, не всегда рекомендуется следовать нашей непосредственной интуиции, особенно в особо сложных или незнакомых ситуациях.Здесь наш метод принятия этических решений должен позволить нам распознавать эти новые и незнакомые ситуации и действовать соответственно.

Чем новее и труднее стоит перед нами этический выбор, тем больше нам нужно полагаться на обсуждение и диалог с другими о дилемме. Только путем тщательного изучения проблемы, опираясь на мнения и различные точки зрения других, мы можем сделать правильный этический выбор в таких ситуациях.

Три концепции
Основываясь на разделении на три части традиционных нормативных этических теорий, о которых говорилось выше, имеет смысл предложить три широкие основы для руководства принятием этических решений: концепция консеквенциализма; Структура обязанностей; и рамки добродетели.

Хотя каждая из трех схем полезна для принятия этических решений, ни одна из них не идеальна — иначе совершенная теория давно бы вытеснила другие несовершенные теории. Знание преимуществ и недостатков фреймворков поможет решить, какая из них наиболее полезна в подходе к конкретной ситуации, с которой мы сталкиваемся.

Структура консеквенциализма
В рамках концепции консеквенциализма мы сосредотачиваемся на будущих эффектах возможных вариантов действий, учитывая людей, которые будут прямо или косвенно затронуты.Мы спрашиваем, какие результаты желательны в данной ситуации, и считаем, что этичным поведением является то, что приведет к наилучшим результатам. Человек, использующий структуру «Последствия», желает производить как можно больше пользы.

Одним из преимуществ этой этической основы является то, что сосредоточение внимания на результатах действия является прагматическим подходом. Это помогает в ситуациях, в которых участвует много людей, некоторые из которых могут извлечь выгоду из действия, а другие — нет. С другой стороны, не всегда можно предсказать последствия действия, поэтому некоторые действия, которые, как ожидается, приведут к положительным последствиям, могут в конечном итоге навредить людям.Кроме того, люди иногда негативно реагируют на использование компромисса, которое является неотъемлемой частью этого подхода, и отшатываются от того, что цель оправдывает средства. Он также не включает заявление о том, что определенные вещи всегда ошибочны, поскольку даже самые отвратительные действия могут привести к хорошему результату для некоторых людей, и эта структура позволяет таким действиям быть этичными.

Структура обязанностей
В структуре обязанностей мы фокусируемся на обязанностях и обязательствах, которые у нас есть в данной ситуации, и рассматриваем, какие этические обязательства у нас есть и чего мы никогда не должны делать.Этическое поведение определяется выполнением своих обязанностей и правильными поступками, а целью является выполнение правильных действий.

Эта структура имеет то преимущество, что создает систему правил, которая соответствует ожиданиям всех людей; если действие является этически правильным или требуется обязанность, оно применимо к каждому человеку в данной ситуации. Эта беспристрастность побуждает относиться ко всем с равным достоинством и уважением.

Эта концепция также фокусируется на следовании моральным правилам или долгу независимо от результата, поэтому она допускает возможность того, что кто-то мог действовать этично, даже если был плохой результат.Таким образом, эта структура лучше всего работает в ситуациях, когда есть чувство долга, или в тех, в которых нам нужно учитывать, почему долг или обязательство предписывает или запрещает определенные действия.

Однако эта структура также имеет свои ограничения. Во-первых, он может показаться холодным и безличным, поскольку может потребовать действий, которые, как известно, причиняют вред, даже если они строго соответствуют определенному моральному правилу. Это также не дает возможности определить, какую обязанность мы должны выполнять, если мы сталкиваемся с ситуацией, в которой две или более обязанности конфликтуют.Он также может быть жестким в применении понятия долга ко всем, независимо от личной ситуации.

Структура добродетели
В рамках концепции добродетели мы пытаемся определить черты характера (положительные или отрицательные), которые могут мотивировать нас в данной ситуации. Нас волнует, какими людьми мы должны быть и что наши действия говорят о нашем характере. Мы определяем этическое поведение как то, что добродетельный человек поступил бы в данной ситуации, и мы стремимся развивать подобные добродетели.

Очевидно, что эта структура полезна в ситуациях, когда спрашивают, каким человеком нужно быть. Как способ осмыслить мир, он позволяет называть этичным широкий спектр поведения, поскольку может быть много разных типов хорошего характера и множество путей его развития. Следовательно, он принимает во внимание все аспекты человеческого опыта и их роль в этических размышлениях, поскольку считает, что все переживания, эмоции и мысли могут влиять на развитие характера.

Хотя эта схема учитывает различный человеческий опыт, она также затрудняет разрешение споров, поскольку часто может быть больше разногласий по поводу добродетельных качеств, чем этических действий. Кроме того, поскольку структура смотрит на характер, она не особенно хороша для того, чтобы помочь кому-то решить, какие действия предпринять в данной ситуации, или определить правила, которыми будут руководствоваться эти действия. Кроме того, поскольку он подчеркивает важность ролевых моделей и образования для этического поведения, иногда он может просто укрепить существующие культурные нормы как стандарт этического поведения.

Объединение фреймворков
Обозначая ситуацию или выбор, с которыми вы сталкиваетесь, одним из представленных выше способов, можно более четко выделить конкретные особенности. Однако следует отметить, что у каждой структуры есть свои ограничения: если сосредоточить внимание на одном наборе функций, другие важные функции могут быть скрыты. Следовательно, важно знать все три концепции и понимать, как они соотносятся друг с другом — где они могут пересекаться, а где могут отличаться.

Приведенная ниже таблица предназначена для выделения основных различий между тремя системами:

Консеквенциалист

Дежурный

Добродетель

D Отборочный процесс

Какие результаты я должен получить (или попытаться добиться)?

Каковы мои обязанности в этой ситуации и чего мне никогда не следует делать?

Каким человеком я должен быть (или стараться быть), и что мои действия скажут о моем характере?

Фокус

Обращает внимание на будущие последствия действия для всех людей, на которых это действие прямо или косвенно повлияет.

Обращает внимание на обязанности, которые существуют до ситуации, и определяет обязанности.

Попытки различить черты характера (достоинства и пороки), которые являются или могли бы мотивировать людей, вовлеченных в ситуацию.

Определение этического поведения

Этическое поведение — это действие, которое приведет к наилучшим последствиям.

Этичное поведение предполагает всегда поступать правильно: никогда не нарушать свой долг.

Этическое поведение — это то, что добродетельный человек поступил бы в данных обстоятельствах.

Мотивация

Цель — производить как можно больше хорошего.

Цель — совершить правильное действие.

Цель — развить характер.

───

Поскольку ответы на три основных типа этических вопросов, задаваемых каждой структурой, не исключают друг друга, каждая система может быть использована для достижения хотя бы некоторого прогресса в ответах на вопросы, поставленные двумя другими.

Во многих ситуациях все три структуры приводят к одним и тем же — или, по крайней мере, очень похожим — выводам о том, что вам следует делать, хотя обычно приводят разные причины для таких выводов. .

Однако, поскольку они сосредоточены на различных этических особенностях, выводы, сделанные с помощью одной концепции, будут иногда отличаться от выводов, сделанных с помощью одной (или обеих) других.


4.ПРИМЕНЕНИЕ РАМКИ К СЛУЧАЯМ:

При использовании структур для вынесения этических суждений по конкретным случаям будет полезно следовать приведенному ниже процессу.

Распознавание этической проблемы
Одна из самых важных вещей, которую нужно сделать в начале этического обсуждения, — это выявить, насколько это возможно, специфические этические аспекты рассматриваемой проблемы. Иногда то, что кажется этическим спором, на самом деле является спором о фактах или концепциях.Например, некоторые утилитаристы могут утверждать, что смертная казнь этична, потому что она сдерживает преступность и, таким образом, приносит наибольшую пользу при наименьшем вреде. Однако другие утилитаристы могут возразить, что смертная казнь не удерживает преступников и, таким образом, приносит больше вреда, чем пользы. Аргумент здесь заключается в том, какие факты говорят в пользу нравственности конкретного действия, а не просто в пользу морали определенных принципов. Все утилитаристы придерживались бы принципа приносить наибольшее благо при наименьшем вреде.

Учитывайте вовлеченные стороны
Еще один важный аспект, о котором следует подумать, — это различные лица и группы, на которых может повлиять ваше решение. Подумайте, кому может быть причинен вред, а кому может быть выгодно.

Соберите всю относящуюся к делу информацию
Прежде чем принимать меры, рекомендуется убедиться, что вы собрали всю относящуюся к делу информацию и что были изучены все потенциальные источники информации.

Сформулируйте действия и рассмотрите альтернативы
Оцените варианты принятия решений, задав следующие вопросы:

Какое действие принесет наибольшую пользу и наименьший вред? (Утилитарный подход)

Какое действие уважает права всех, кто участвует в принятии решения? (Правозащитный подход)

Какое действие относится к людям одинаково или пропорционально? (Правосудие подход)

Какое действие служит сообществу в целом, а не только отдельным участникам?
(Подход общего блага)

Какое действие заставляет меня действовать как человек, которым я должен быть? (Подход добродетели)

Примите решение и рассмотрите его
После изучения всех возможных действий, какое из них лучше всего разрешает ситуацию? Как я отношусь к своему выбору?

Act
Многие этические ситуации вызывают дискомфорт, потому что мы никогда не можем получить всю информацию.Даже в этом случае мы должны часто действовать.

Размышляйте о результате
Каковы были результаты моего решения? Каковы были запланированные и непредвиденные последствия? Мог бы я что-нибудь изменить сейчас, когда увидел последствия?

5. ВЫВОДЫ :

Принятие этических решений требует чуткости к этическим последствиям проблем и ситуаций. Это также требует практики. Принципиально важно иметь основу для принятия этических решений.Мы надеемся, что приведенная выше информация поможет вам развить собственный опыт в принятии решений.

Благодарности:

Эта основа этического мышления является продуктом диалога и дебатов на семинаре Делая выбор: этические решения на рубеже глобальной науки , проведенном в Университете Брауна в весеннем семестре 2011 года. Он основан на этических основах, разработанных в Центре Марккула. для прикладной этики в Университете Санта-Клары и этических рамок, разработанных Центром этических дискуссий в Университете Северного Колорадо, а также этических рамок для принятия академических решений на сайте Faculty Focus, который, в свою очередь, опирается на понимание этических рамок для E -Принятие решения об обучении, 1 декабря 2008 г., Отчет о дистанционном обучении (найти URL)

Основными участниками являются Шейла Бонд и Пол Фиренце, а критический вклад внесли Джеймс Грин, Марго Гринберг, Жозефина Корин, Эмили Левой, Алиша Найк, Лаура Учик и Лиза Вайсберг.Последний раз он редактировался в мае 2013 г.

Связанные файлы

BBC — Этика — Введение в этику: Этика: общее введение

Какая польза от этики?

Этика должна давать ответы. Фото: Джеффри Холман ©

Чтобы этические теории были полезными на практике, они должны влиять на поведение людей.

Некоторые философы думают, что этика делает это. Они утверждают, что если человек осознает, что было бы морально хорошо что-то делать, то для него было бы иррационально не делать этого.

Но люди часто ведут себя иррационально — они следуют своему «внутреннему инстинкту», даже когда их голова подсказывает другой образ действий.

Однако этика дает хорошие инструменты для размышлений о моральных проблемах.

Этика может составить карту морали

Большинство моральных проблем заставляют нас сильно волноваться — подумайте об аборте и эвтаназии для начала. Поскольку это такие эмоциональные проблемы, мы часто позволяем сердцу спорить, а мозг просто плывет по течению.

Но есть другой способ решения этих проблем, и здесь могут помочь философы — они предлагают нам этические правила и принципы, которые позволяют нам более прохладно смотреть на моральные проблемы.

Итак, этика дает нам моральную карту, основу, которую мы можем использовать, чтобы найти свой путь в трудных вопросах.

Этика может выявить разногласия

Используя этические принципы, два человека, которые спорят по моральным вопросам, часто могут обнаружить, что то, в чем они не согласны, — это лишь одна конкретная часть проблемы, и что они в целом согласны во всем остальном.

Это может снять остроту спора, а иногда даже намекнуть на способ решения своей проблемы.

Но иногда этика не оказывает людям той помощи, в которой они действительно нуждаются.

Этика не дает правильных ответов

Этика не всегда дает правильный ответ на моральные проблемы.

Действительно, все больше и больше людей думают, что для многих этических вопросов нет единственного правильного ответа — только набор принципов, которые можно применить к конкретным случаям, чтобы дать заинтересованным сторонам четкий выбор.

Некоторые философы идут дальше и говорят, что все, что может сделать этика, — это устранить путаницу и прояснить проблемы. После этого каждый должен сделать собственные выводы.

Этика может дать несколько ответов

Многие люди хотят получить единственный правильный ответ на этические вопросы. Им трудно жить с моральной двусмысленностью, потому что они искренне хотят поступать «правильно», и даже если они не могут понять, что это за правильный поступок, им нравится идея, что «где-то» есть один правильный ответ.

Но часто нет одного правильного ответа — может быть несколько правильных ответов или просто несколько худших ответов — и человек должен выбирать между ними.

Для других моральная двусмысленность затруднена, потому что она заставляет их брать на себя ответственность за свой собственный выбор и действия, а не прибегать к удобным правилам и обычаям.

Этика и люди

Этика о «другом»

Этика касается других людей ©

В основе этики лежит забота о чем-то или о ком-то, кроме нас самих, а также о наших собственных желаниях и личных интересах.

Этика занимается интересами других людей, интересами общества, интересами Бога, «конечными благами» и так далее.

Итак, когда человек «думает этично», он хотя бы немного думает о чем-то, кроме него самих.

Этика как источник силы группы

Одна из проблем этики — это то, как ее часто используют в качестве оружия.

Если группа считает, что определенная деятельность «неправильна», она может использовать мораль как оправдание для нападок на тех, кто практикует эту деятельность.

Когда люди поступают так, они часто видят тех, кого они считают аморальными, в чем-то менее человечными или заслуживающими уважения, чем они сами; иногда с трагическими последствиями.

Хорошие люди и добрые дела

Этика — это не только мораль определенного образа действий, но также вопрос о добродетели людей и о том, что значит жить хорошей жизнью.

Этика добродетели уделяет особое внимание моральным качествам людей.

В поисках истока правильного и неправильного

В прошлом некоторые люди думали, что этические проблемы можно решить одним из двух способов:

  • через открытие того, что Бог хотел, чтобы люди делали
  • строго размышляя о моральных принципах и проблемах

Если бы человек сделал это правильно, он бы пришел к правильному выводу.

Но теперь даже философы менее уверены в том, что можно разработать удовлетворительную и полную теорию этики — по крайней мере, такую, которая не приводит к выводам.

Современные мыслители часто учат, что этика ведет людей не к выводам, а к «решениям».

С этой точки зрения роль этики ограничивается разъяснением того, «что поставлено на карту» в конкретных этических проблемах.

Философия может помочь определить диапазон этических методов, бесед и систем ценностей, которые могут быть применены к конкретной проблеме. Но после того, как все это прояснилось, каждый человек должен принять собственное индивидуальное решение о том, что делать, а затем соответствующим образом отреагировать на последствия.

Четыре этических «изма»

Когда человек говорит, что «убийство — это плохо», что он делает?

Это вопрос, который задает только философ, но на самом деле это очень полезный способ получить четкое представление о том, что происходит, когда люди говорят о моральных проблемах.

Различные «измы» считают, что человек, произносящий утверждение, делает разные вещи.

Мы можем показать, что я делаю, когда говорю «убийство — это плохо», переписав это утверждение, чтобы показать, что я на самом деле имею в виду:

  • Я могу сделать заявление об этическом факте
    • «Убивать нельзя»
    • Это моральный реализм
  • Я могу сделать заявление о своих чувствах
    • «Не одобряю убийство»
    • Это субъективизм
  • Я могу выразить свои чувства
    • «Долой убийство»
    • Это эмотивизм
  • Я могу дать указание или запретить
    • «Не убивайте людей»
    • Это прескриптивизм

Моральный реализм

Моральный реализм основан на идее, что во вселенной существуют реальные объективные моральные факты или истины.Моральные утверждения предоставляют фактическую информацию об этих истинах.

Субъективизм

Субъективизм учит, что моральные суждения — это не что иное, как утверждения о чувствах или отношениях человека, и что этические утверждения не содержат фактических истин о добре или зле.

Более подробно: субъективисты говорят, что моральные утверждения — это утверждений о чувствах, отношениях и эмоциях , которые этот конкретный человек или группа имеет по поводу определенной проблемы.

Если человек говорит что-то хорошее или плохое, он говорит нам о своих положительных или отрицательных чувствах к этому предмету.

Итак, если кто-то говорит, что «убийство — это неправильно», они говорят нам, что не одобряют убийство.

Эти утверждения верны, если человек действительно придерживается соответствующего отношения или испытывает соответствующие чувства. Они ложны, если человек этого не делает.

Эмотивизм

Эмотивизм — это точка зрения, согласно которой моральные претензии являются не более чем выражением одобрения или неодобрения.

Звучит как субъективизм, но в эмотивизме моральное утверждение не предоставляет информацию о чувствах говорящего по теме , а выражает эти чувства .

Когда эмотивист говорит «убийство — это неправильно», это все равно, что сказать «долой убийство» или «убийство, да!» или просто сказать «убийство», скривив испуганное лицо, или показать большой палец вниз одновременно со словами «убийство — это неправильно».

Итак, когда кто-то выносит моральное суждение, он показывает свои чувства к чему-либо.Некоторые теоретики также предполагают, что, выражая чувство, человек дает указание другим о том, как действовать в отношении предмета.

Прескриптивизм

Прескриптивисты считают этические утверждения инструкциями или рекомендациями.

Итак, если я говорю, что что-то хорошее, я рекомендую вам это сделать, а если я говорю что-то плохое, я говорю вам не делать этого.

В любом этическом утверждении реального мира почти всегда есть предписывающий элемент: любое этическое утверждение можно переработать (с небольшими усилиями) в утверждение, содержащее «следует».Например: «ложь — это неправильно» можно переписать как «люди не должны лгать».

Откуда взялась этика?

У философов есть несколько ответов на этот вопрос:

  • Бог и религия
  • Человеческая совесть и интуиция
  • рациональный моральный анализ затрат и выгод действий и их последствий
  • пример хороших людей
  • стремление к лучшему для людей в каждой уникальной ситуации
  • политическая власть

Этика, основанная на Боге — сверхъестественное

Сверхъестественное делает этику неотделимой от религии.Он учит, что единственный источник моральных правил — это Бог.

Итак, что-то хорошо, потому что Бог говорит, что это так, и способ вести хорошую жизнь — это делать то, что Бог хочет.

Интуиционизм

Интуиционисты думают, что хорошее и плохое — это реальные объективные свойства, которые нельзя разделить на составные части. Что-то хорошо, потому что это хорошо; его добродетель не нуждается ни в оправдании, ни в доказательствах.

Интуиционисты думают, что добро или зло могут быть обнаружены взрослыми — они говорят, что люди обладают интуитивным нравственным чутьем, которое позволяет им обнаруживать настоящие моральные истины.

Они думают, что основные моральные истины о том, что хорошо и что плохо, очевидны для человека, который направляет свой ум на моральные проблемы.

Итак, хорошие вещи — это вещи, которые здравомыслящий человек осознает хорошими, если он потратит некоторое время на обдумывание этой темы.

Не запутайтесь. Для интуициониста:

  • моральные истины не открываются с помощью рациональных аргументов
  • моральные истины нельзя открыть интуитивно
  • моральные истины не открываются с помощью чувства

Это скорее моральный момент «ага» — осознание истины.

Консеквенциализм

Это этическая теория, которую, по мнению большинства нерелигиозных людей, они используют каждый день. Он основывает мораль на последствиях человеческих действий, а не на самих действиях.

Консеквенциализм учит, что люди должны делать то, что дает наибольшие положительные последствия.

Одна из известных формулировок — «величайшее благо для наибольшего числа людей».

Наиболее распространенными формами консеквенциализма являются различные версии утилитаризма, которые отдают предпочтение действиям, приносящим наибольшее счастье.

Несмотря на очевидную привлекательность для здравого смысла, консеквенциализм оказывается сложной теорией и не дает полного решения всех этических проблем.

Две проблемы с консеквенциализмом:

  • это может привести к выводу, что некоторые довольно ужасные поступки хороши
  • Предсказать и оценить последствия действий часто очень сложно

Неконсвенциализм или деонтологическая этика

Неконсвенциализм касается самих действий, а не последствий.Это теория, которую люди используют, когда ссылаются на «принцип вещи».

Он учит, что некоторые действия правильны или неправильны сами по себе, независимо от последствий, и люди должны действовать соответственно.

Этика добродетели

Этика добродетели рассматривает добродетель или моральный характер, а не этические обязанности и правила или последствия действий — действительно, некоторые философы этой школы отрицают возможность существования таких вещей, как универсальные этические правила.

Этика добродетели уделяет особое внимание образу жизни людей и в меньшей степени оценивает конкретные действия.

Он развивает идею хороших поступков, глядя на то, как добродетельные люди выражают свою внутреннюю доброту в том, что они делают.

Проще говоря, этика добродетели учит, что действие является правильным тогда и только тогда, когда это действие, которое добродетельный человек совершил бы в тех же обстоятельствах, и что добродетельный человек — это тот, кто обладает особенно хорошим характером.

Ситуационная этика

Ситуационная этика отвергает предписывающие правила и утверждает, что индивидуальные этические решения должны приниматься в соответствии с уникальной ситуацией.

Вместо того, чтобы следовать правилам, лицо, принимающее решения, должно руководствоваться желанием найти лучшее для вовлеченных людей. Нет никаких моральных правил или прав — каждый случай уникален и заслуживает уникального решения.

Этика и идеология

Некоторые философы учат, что этика является кодификацией политической идеологии и что функция этики состоит в том, чтобы утверждать, поддерживать и сохранять определенные политические убеждения.

Они обычно продолжают говорить, что этика используется доминирующей политической элитой как инструмент для контроля над всеми остальными.

Более циничные авторы предполагают, что правящие элиты навязывают другим людям этический кодекс, который помогает им контролировать этих людей, но не применяют этот кодекс к своему собственному поведению.

Моральные стандарты при принятии решений: предубеждение самому себе и другому в поддержку государственной политики

Моральные стандарты при принятии решений: предубеждение самому себе и другому в поддержку государственной политики

Джеймс Корнуэлл, Дэвид Кранц

Цель этой теоретической статьи — помочь установить новую парадигму, с помощью которой можно рассматривать моральные стандарты.Вместо того, чтобы рассматривать стандарты как чисто «субтрактивные» при принятии решений, то есть вместо того, чтобы рассматривать их как сокращающие возможные выборы, которые человек может сделать, либо подавляя поведение, либо требуя его, мы предлагаем рассматривать стандарты как цели в сфере сами по себе, которые могут предлагать новые модели поведенческой активации или торможения в дополнение к ограничениям. В статье мы суммируем ряд теоретических проблем, решаемых таким образом на мораль, а также ряд других потенциальных практических преимуществ такого подхода.В статье суммируются теоретические достижения в философии, социологии и науке о принятии решений, а также нравственные стандарты интегрируются в модель принятия решений человеком. В документе также демонстрируется полезность этой модели для объяснения реальных исследований, демонстрирующих «иррациональное» поведение в соответствии с простыми экономическими моделями принятия решений.

Основные результаты

  • Совершенно очевидно, что моральные стандарты влияют на принятие решений людьми в самых разных контекстах.Наш документ призван прояснить, как эти стандарты интегрированы в модель принятия решений. В статье суммируются теоретические достижения в философии, социологии и науке о принятии решений, а также нравственные стандарты интегрируются в модель принятия решений человеком.
  • В документе также демонстрируется полезность этой модели для объяснения реальных исследований, демонстрирующих «иррациональное» поведение в соответствии с простыми экономическими моделями принятия решений.

Более широкое воздействие

  • Понимание того, как моральные стандарты интегрируются в процесс принятия решений, может помочь нам лучше структурировать наши институты, чтобы этические цели считались первостепенными.

Премия CRED2 (2010-2015): Финансирование было предоставлено в соответствии с соглашением о сотрудничестве NSF SES-0951516, присужденным Центру исследований экологических решений.




.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.