Литература профессиональное выгорание: Профессиональное выгорание как следствие дефицита профессиональной готовности (на основе анализа научной литературы) Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Содержание

Список литературы

  • Александрова Л.А. К концепции жизнестойкости в психологии // Сибирская психология сегодня: Сб. научн. трудов. Вып. 2, 2004. С. 82-90.

  • Александрова Л.А. К осмыслению понятия «жизнестойкость личности» в контексте проблематики психологии способностей Психология способностей: Современное состояние и перспективы исследований: Материалы научной конференции, посвященной памяти В.Н. Дружинина, ИП РАН, 19–20 сентября 2005 г.— М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005.

  • Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1968.

  • Баранов А.А. Стресс - толерантность педагога: теория и практика. -М.: АСТ; Ижевск: Изд-во УдГУ, 2002.

  • Безносов С.П. Профессиональная деформация личности. – СПб.: Речь, 2004.

  • Бодров В. А. Когнитивные процессы и психологический стресс// Психол. журн. 1996, т. 17, № 4, с. 64-74

  • Бодров В.А. Психологический стресс: развитие и преодоление. – М.: Изд-во «ПЕР СЭ», 2006

  • Бойко В.В.Энергия эмоций. Взгляд на себя и других. – СПб.: Питер, 2004

  • Борисова М.В. Психологические детерминанты феномена эмоционального выгорания у педагогов // Вопросы психологии. 2005. – № 2. – С. 96–103.

  • Водопьянова Н. Е. Психодиагностика стресса. – СПб.: Питер,2009. (Серия «Практикум»).

  • Водопьянова Н. Е., Старченкова Е. С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. 2 – изд. – СПб.: Питер, 2009. (Серия «Практическая психология»).

  • Вуколов Э. А. Основы статистического анализа. Практикум по статистическим мсетодам и исследованию операций с использованием пакетов STATISTICA и EXCEL. Учебное пособие.-2 – е изд.,испр. и доп. – М.: ФОРУМ, 2008.(Высшее образование).

  • Грабе М. Синдром выгорания - болезнь нашего времени. Почему люди выгорают и что можно против этого предпринять. Пер. с нем. – СПб.: Речь, 2008.

  • Гринберг, Джеррольд Управление стрессом Серия: Мастера психологии Издательство: СПб: Питер; Издание 7-е; 2004 г.

  • Ильин Е.П.. Дифференциальная психология . – СПб.:Питер,2004.

  • Ильин. Е.П.Дифференциальная психология профессиональной деятельности. – СПб.:Питер,2008.

  • Казанская В. Г. Педагогическая психология. – СПб.: Питер, 2005. Учеб. Пособие (Серия «Краткий курс»).

  • Карсон Р., Батчер Дж., Минека С. Анормальная психология. – 11 – е изд. СПб.: Питер, 2004. (Серия «Мастера психологии»).

  • Константинов В. В. Экспериментальная психология. Курс для практического психолога. – СПб.: Питер, 2006.

  • Кризисная психология. Справочник практического психолога / сост. СЛ. Соловьева. — М.: АСТ; СПб.: Сова, 2008.

  • Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования Эмоциональный стресс: физиологические и психологические реакции. Под ред. Л. Леви;

  • Лапин И.П. Зачем «копинг», когда есть совладание? // Социальная и клиническая психиатрия. 2009, № 2. С. 57 –59.

  • Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М.: Academia, 2004.

  • Либина А., Либин А. Стили реагирования на стресс: психологическая защита или совладание со сложными обстоятельствами? / Стиль человека: психологический анализ – М.: Смысл, 1998. C. 190 – 204.

  • М. Е. Сандомирский. Защита от стресса. Телесные технологии. 2-е изд. – СПб.: Питер, 2008. стр 90.

  • Маклаков А.Г. Личностный адаптационный потенциал: его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях Психологический журнал. – 2001. – Т. 22. – № 1. – С. 16 – 24.

  • Малкина-Пых И.Г. Справочник практического психолога. Психосоматика. – М.: Эксмо, 2005.

  • Меграбян А. А. Деперсонализация. Ереван: Армянское государственное издательство.

  • Мерзлякова Д Р Влияние профессионального «выгорания» педагога на личностные характеристики и успешность учебной деятельности младшего школьника Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Ижевск - 2006

  • Митина Л . М . Психология труда и профессионального развития учителя:Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2004

  • Митина Л.М. и др. Интеллектуальная гибкость учителя: психологическое содержание, диагностика, коррекция. – М., 2003.

  • Муздыбаев К. Стратегия совладания с жизненными трудностями: теоретический анализ// Журнал социологии и социальной антропологии. 1998, т. 1, № 2

  • Налчаджян А. А. Психологическая адаптация: механизмы и стратегии. 2 е изд., перераб. и доп. – М.: Эксмо, 2010.(Психологическое образование).

  • Нартова-Бочавер С. К. «Coping behaviour» в системе понятий психологии личности. Психол. журн. 1997, т. 18, № 5, с. 20-30

  • Никольская И. М., Грановская Р. М. Психологическая защита у детей. – СПб.: Речь, 2000.

  • Носкова Е.Г Психология труда : Учеб. пособие для студ. Высш. учеб. заведений /под ред. Е. А. Климова. – .:Издательский центр «Академия»,2004.

  • Орел В.Е. Синдром психического выгорания личности. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005.

  • Перре Майнрад, Антон-Руперт Лайрейтер, Урс Бауман; «Стресс и копинг как факторы влияния» Клиническая психология - СПБ.: Питер, 2007

  • Прохоров А.О. Саморегуляция психических состояний: феноменология, механизмы, закономерности. – М.: ПЕР СЭ. 2005

  • Р.В.Овчарова. Технологии работы школьного психолога с педагогическим коллективом. - Курган: изд-во Курганского гос. ун-та, 2006.

  • Реан А.А. Психология адаптации личности/ Реан, А. Р. Кудашев, А. А. Баранов. – СПб.: Прайм- ЕВРОЗНАК,2008

  • Реан А.А., Баранов А.А. Факторы стрессоустойчивости учителей // Вопросы психологии. − 1997. − № 1. – С.45–55.

  • Рогов Е. И. Настольная книга практического психолога в образовании. – М., 2006.

  • Сандомирский М. Е. Защита от стресса. Телесные технологии, 2 – е изд. – СПб.: Питер, 2008. (Серия «Учебное пособие»).

  • Сапегин А. Г. Психологический анализ в среде Ехсеl. Математические методы и инструментальные средства. – М.: Ось – 89. 2005.

  • Селье Г. Стресс без дистресса. М.: Прогресс 1972.

  • Сидоренко Е. В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: Социально-психологический центр, 1996.

  • Скугаревская М.М. Синдром эмоционального выгорания // Медицинские новости. — 2002. — №7. — С. 3–9.

  • Трунов Д.Г. "Синдром сгорания": позитивный подход к проблеме // Журнал практического психолога. - 1998. - № 8. - С. 84-89.

  • Трунов Д.Г. Еще раз о профессиональной деформации // Психологическая газета. – 2004. – № 6. С. 32–34

  • Форманюк Т.В. Форманюк Т.В. Синдром «эмоционального сгорания» как показатель профессиональной дезадаптации учителя // Вопросы психологии. – 1994. – № 6.

  • Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. – 3-е изд. – СПб.: Питер, 2007 – (Серия « Мастера психологии»)

  • Щербатых Ю. В. Психология стресса и методы коррекции. – СПб.: Питер, 2008. – (Серия «Учебное пособие»).

  • История созданных списков литературы | Список литературы, содержащий слова: "профессиональное выгорание

    Список литературы

    Генератор кроссвордов

    Генератор титульных листов

    Таблица истинности ONLINE

    Прочие ONLINE сервисы

     

    Список литературы

    1. Бабич, О. И. Профилактика синдрома профессионального выгорания педагогов. Диагностика, тренинги, упражнения / О.И. Бабич. - М.: Учитель, 2014. - 124 c.
    2. Воскобойников, Я.С. Журналист и информация. Профессиональный опыт западной прессы / Я.С. Воскобойников, В.К. Юрьев. - М.: РИА-Новости, 2012. - 208 c.
    3. Дина, Рафаиловна Мерзлякова und Александр Аркадьевич Баранов Профессиональное "выгорание" педагога и развитие личности школьника / Дина Рафаиловна Мерзлякова und Александр Аркадьевич Баранов. - Москва: Наука, 2015. - 152 c.
    4. Лизинский, В. М. Профессионально-личностное выгорание и способы повышения сохранности и способности качественно выполнять свои профессиональные и социальные обязанности: моногр. / В.М. Лизинский. - М.: Центр "Педагогический поиск", 2013. - 432 c.
    5. Пост Деловой этикет. Персональные коммуникации для профессионального успеха / Пост, Пост Пегги; , Питер. - М.: Эксмо, 2013. - 304 c.


    Внимание: данные, отмеченные красным цветом, являются недостоверными!

    Книги, использованные при создании данного списка литературы:

    В нашем каталоге

    Околостуденческое

    Список литературы. Синдром «белого воротничка» или Профилактика «профессионального выгорания»

    Список литературы

    Аболин Л.М. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека. Казань: Издательство Казанского университета, 1987.

    Абрамова Г.С., Юдчиц Ю.А. Психология в медицине. М.: Наука, 1998.

    Абрумова А.Г. Анализ состояний психологического кризиса и их динамика. М.: Наука, 1985.

    Абульханова—Славская К.А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 1980.

    Акиндинова И. А., Баканова А.А. Эмоциональное выгорание в профессиональной деятельности педагога: проявления и профилактика // Педагогические вести. – СПб.: Издательство РГПУ им. А.И. Герцена, 2003. – № 5.

    Ананьев Б.А. Введение в психологию здоровья. СПб.: Питер, 1999.

    Анциферова Л.И. Условия деформации личности. Новые исследования. М.: Наука, 1998.

    Артамонова В.Г., Шаталов Н.Н. Профессиональные болезни. М.: Медицина, 1996.

    Барабанова М.В. Изучение психологического содержания синдрома выгорания // Вестник Московского университета. Серия 14. «Психология». М.: Издательство МГУ, 1995. – № 1.

    Безносов С.П. Профессиональная деформация личности. СПб.: Речь, 2004.

    Белов В.М. Психология здоровья. СПб.: Алетейя, 1997.

    Бойко В.В. Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении. СПб.: Питер, 1999.

    Бойко В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и других. М.: Наука, 1996.

    Водопьянова Н.Е. Психическое выгорание. М.: Медицина, 2002.  – № 7.

    Водопьянова Н.Е. Синдром психического выгорания в коммуникативных профессиях. Психология здоровья. СПб.: Издательство СПб ГУ, 2000.

    Климов Е.А. Психология профессионала: Избранные психологические труды. М.: Институт практической психологии, 1996.

    Литвак М.Е. Не нойте! Практикум по психологическому айкидо. Ростов н/Д: Феникс, 2005.

    Наенко Н.И. Психическая напряженность. М.: Наука, 1976.

    Немчин Т.А. Состояние нервно—психического напряжения. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1983.

    Ронгинская Т.И. Синдром выгорания в социальных профессиях. М.: Наука, 2002.

    Трунов Д. Синдром сгорания: позитивный подход к проблеме // Журнал практического психолога. – М.: Издательство МГУ, 1998. – № 8.

    Данный текст является ознакомительным фрагментом.

    Продолжение на ЛитРес

    Изучение синдрома эмоционального выгорания как нарушения ценностно-смысловой сферы личности (теоретический аспект) - Культурно-историческая психология

    Под «эмоциональным выгоранием» понимают специфический синдром, который развивается у человека в процессе его профессиональной деятельности и выражается в состоянии эмоционального и физического истощения, отчуждении от людей, с которыми человек взаимодействует, а также в отсутствии профессиональных планов и крушении надежд [2]. Феномен выгорания (англ. burnout) является популярным предметом изучения за рубежом начиная с 70­х гг. XX в. Последнее десятилетие ознаменовалось повышением интереса к выгоранию со стороны отечественной науки [2; 3; 19; 21; 22].

    Теоретический интерес к теме выгорания обусловлен практическим запросом. Так как феномен выгорания возникает у человека в контексте работы и имеет негативные последствия для него самого, организации в целом и психического благополучия клиентов, учеников, пациентов, коллег, т. е. тех, с кем он взаимодействует, синдром изучен больше всего в психологии труда и социальной психологии (как в отечественной, так и зарубежной). Несмотря на изученность синдрома в иностранной психологии, представленность данной проблематики в работах отечественных психологов и на то, что к настоящему моменту накоплено достаточно много фактического материала (относящегося к условиям, при которых возникает выгорание, его негативным последствиям), актуальность изучения синдрома выгорания не уменьшается. Это обусловлено тем, что объяснительные возможности существующих подходов к выгоранию невелики, и до сих пор нет хорошей теории, которая объясняла бы данный синдром [38]. Как отмечается в современной докторской диссертации, посвященной выгоранию, практически нет работ, которые бы носили постановочный характер и выходили на теоретический уровень анализа, рассматривая синдром выгорания в более широком контексте [21; 22].

    Понятие «burnout» (выгорание) было введено в науку американским психиатром Х. Дж. Фрейден­бергом в 1974 г. для описания особого расстройства личности у здоровых людей, возникающего вследствие интенсивного и эмоционально нагруженного общения в процессе профессиональной работы с клиентами, пациентами, учениками. К этому времени было собрано достаточно много фактов, говорящих о том, что среди учителей, врачей, психологов, полицейских и различного рода социальных работников часто можно встретить людей сухих, резких и неадекватных в общении. В то же время ряд исследований показал, что представители этих профессиональных групп чаще других подвержены разного рода психосоматическим расстройствам [24]. Первоначально выгорание считалось «платой за сочувствие», а затем превратилось в «болезнь коммуникативных профессий». В настоящее время говорят о синдроме выгорания представителей самых разных профессий, отмечая некоторую специфику [21].

    Развитие представлений о выгорании на первых этапах изучения проходило путем накопления описаний симптомов, которые связаны с ним. Большинство исследований имело сугубо эмпирическую направленность и не пыталось дать теоретически обобщенного определения [38]. Авторы обзора, посвященного выгоранию, Т. Кокс и А. Гриффитс, перечисляют около 150 симптомов, которые исследователи относят к выгоранию. Среди них аффективные симптомы: угрюмость, плаксивость, пониженность и нестабильность настроения, истощение эмоциональных ресурсов, когнитивные симптомы — ощущение безысходности и безнадежности, ригидность мышления, циничность, отстраненность в общении с коллегами и клиентами, стереотипное отношение. Все это сопровождается типичными для стресса жалобами на здоровье: головные боли, тошнота, головокружение, беспокойство и бессонница. К мотивационным симптомам относится исчезновение присущих человеку мотиваций: старания, энтузиазма, заинтересованности и идеализма; и напротив, появление разочарования, неудовлетворенности, возможен отказ от должности [38, c. 25—30].

    Многообразие симптомов легко может запутать. Часть из них является индикаторами стресса, другая связана с личностными расстройствами, таким образом, само понятие выгорания несколько размывается. В концептуальном плане наиболее разработана модель выгорания, предложенная в 1976 г. исследователями К. Маслак и С. Джексоном. В данной модели выгорание впервые рассматривается как синдром, который проявляется в трех базовых симптомах: эмоциональном истощении, деперсонализации и редукции личных достижений. Под эмоциональным истощением понимается комплекс проявлений «эмоциональной усталости» или «выпотрошенности» от постоянно переживаемого напряжения и стрессовых реакций в процессе работы с людьми. Деперсонализация выражается прежде всего в тенденции видеть преимущественно «плохие» стороны в характере и поведении других людей. Редукция личных достижений отмечается, если человек утрачивает чувство собственной значимости в профессиональном плане, не видит перспектив своего дальнейшего развития [38]. Необходимо подчеркнуть, что только совокупность этих трех компонентов составляет содержание синдрома выгорания. Ни один из них в отдельности синдромом не является. Именно данные симптомы в исследованиях стабильно коррелировали между собой, а трехкомпонентная модель выгорания легла в основу опросника MBI (Maslach Burnout Iventory).

    Чаще всего выгорание в иностранной литературе рассматривают как следствие длительного профессионального стресса, и часто термины «стресс» и «выгорание» используются в качестве синонимов [38]. В симптомах, которые относят к феномену вы­горания, большое место занимают симптомы стресса. Тем не менее переменная стресса объясняет 30 % дисперсии симптома эмоционального истощения и лишь незначительную долю дисперсии по двум другим симптомам: деперсонализации и редукции личных достижений. В психологических исследованиях 30 % объясняемой дисперсии считается значимым показателем связанности двух конструктов или переменных [38, с. 39]. Таким образом, стресс объясняет лишь симптом эмоционального истощения и не объясняет два других симптома: деперсонализацию и редукцию личных достижений. Следовательно, можно сделать вывод, что стресс не объясняет синдром выгорания в целом.

    С самого начала постановки проблемы выгорания в психологии ведется спор о связи синдрома с депрессией. Несмотря на схожесть проявлений, исследователи указывали, что депрессия проявляется во всех сферах жизни человека, в то время как выгорание на начальных этапах своего развития существует лишь в отношении работы, а в других сферах жизни человек может быть вполне счастлив. На поздних же этапах выгорание действительно проявляется во всех сферах жизни [38]. Причем исследователями подчеркивалось, что выгорание возникает у психически здоровых людей. С точки зрения Маслак, синдром выгорания в большей степени характеризует работу человека, чем его самого [21; 22]. В эмпирических исследованиях 25 % дисперсии эмоционального истощения объяснялось депрессией, что касается остальных двух симптомов, то дисперсия, объясняемая депрессией, составляла меньше 10 % [38].

    Е. Эделвич и А. Бродский описывают выгорание как процесс крушения иллюзий. Они определяют выгорание в «помогающих профессиях» как прогрессирующую потерю идеализма и энергии, которую испытывают люди в результате специфических условий их работы. Исследователи считают, что изначальный идеализм и благородные стремления становятся залогом фрустрации в будущем [39].

    Д. Этзион определяет «выгорание» как «психологическую эрозию». Она считает, что выгорание возникает постепенно и незаметно для человека, и невозможно отнести его к конкретным стрессовым событиям. Исследователь также говорит о несоответствии между индивидуальными и средовыми характеристиками (ожиданиями и требованиями среды). Это несоответствие действует как постоянный источник стресса [38]. К. Маслак и М. Ляйтер также назвали выгорание «эрозией души». «Оно представляет собой эрозию в ценностях, настроении и воле — эрозию человеческой души» [42, с. 17].

    В целом теоретические подходы к объяснению выгорания в иностранных исследованиях можно разделить на три общих направления:

    1. индивидуально-психологический подход: в нем подчеркивается характерное для некоторых людей несоответствие между слишком высокими ожиданиями от работы и действительностью, с которой им приходится сталкиваться ежедневно;
    2. социально-психологический: причиной феномена выгорания считается специфика самой работы в социальной сфере, отличающаяся большим количеством нагружающих психику неглубоких контактов с разными людьми;
    3. организационно-психологический: причина синдрома связывается с типичными проблемами личности в организационной структуре — недостатком автономии и поддержки, ролевыми конфликтами, неадекватной или недостаточной обратной связью руководства и отдельного работника и т. д.

    Т. Кокс и А. Гриффитс на основе анализа данных многочисленных исследований пытаются описать интегративную модель синдрома выгорания, куда они включают три стабильно повторяющихся в большинстве работ аспекта: сильная мотивация, неблагоприятная рабочая обстановка и использование человеком неадекватных копинговых стратегий.

    Сильная мотивация. Кокс и Гриффитс отмечают, что в большинстве подходов к объяснению синдрома выгорания обращается внимание на решающую роль первоначально сильной мотивации, дале­ко идущих планов, ожиданий, стремлений, а также идеализма и включенности в работу. По словам А. М. Пайнс, для того чтобы «сгореть, необходимо гореть» [44, с. 41].

    Неблагоприятная рабочая обстановка. По словам Кокс и Гриффитс, многие исследователи предполагают, что выгорание, скорее всего, возникнет тогда, когда есть столкновение сильной мотивации профессионала и условий конкретной профессиональной среды, в которой ему приходится работать. То, что выгорание было обнаружено и чаще всего встречается в «помогающих» профессиях, авторы объясняют тем, что именно в них происходит столкновение идеалистических установок и высокой мотивации с реальными условиями профессиональной среды. В связи с тем что эти профессии привлекают так называемый «чувствующий тип» людей, которые хотят «всех вылечить, всем помочь», а реальные условия работы очень тяжелы и насыщены стрессом, это неизбежно приводит к выгоранию.

    Неадекватные способы борьбы (копинговые стратегии). Выгорание, как правило, возникает при использовании человеком неадекватных способов борьбы со стрессом и проявляется на индивидном (проблемы со здоровьем, депрессия, низкая самооценка) и организационном (абсентеизм, плохое исполнение обязанностей) уровнях.

    Динамика процесса выгорания, согласно Маслак, протекает следующим образом.

    1. Идеализм и чрезмерные требования
    2. Эмоциональное и психическое истощение
    3. Дегуманизация как средство противодействия
    4. Конечная стадия: синдром отвращения (против себя — против других — против всего) и, наконец, крах — увольнение, болезнь [41; 43].

    Проблема выгорания исследуется в отечественной науке начиная с 1980­х гг. Равноправно при этом используются такие термины, как «профессиональное выгорание», «эмоциональное выгорание» и «психическое выгорание». Первоначально в отечественной психологии появился термин «эмоциональное сгорание», введенный Форманюк [32]. Использование термина «эмоциональное выгорание» закономерно потому, что симптом эмоционального истощения является самым первым и основным в данном синдроме и запускает остальные симптомы. Используя термин «профессиональное выгорание», исследователи подчеркивают, что данный синдром проявляется в профессиональной сфере и связан с отношением человека к работе. Наиболее распространенный в данное время термин «психическое выгорание» [21; 22; 19] акцентирует внимание на том, что выгорание происходит в сфере психического и затрагивает все сферы личности. Хотя использование термина «психическое выгорание» является на данный момент наиболее популярным, мы считаем термин «эмоциональное выгорание» более удачным.

    В отечественной психологии синдром выгорания в большей степени является проблемой психологии труда. В последнее время больше всего книжных публикаций по данной теме выпускают исследователи из Санкт-Петербурга [2; 19]. Обзору проблемы выгорания посвящена книга «Синдром выгорания: диагностика и профилактика» [2]. Нужно отметить, что этот обзор во многом базируется на представлениях о выгорании, существующих в зарубежной психологии, синдром выгорания на протяжении всей книги употребляется в качестве синонима профессионального стресса. Но, как было указано выше, такой подход не совсем правомерен, и синдром выгорания является самостоятельным понятием, обозначающим отличающуюся от стресса реальность.

    Типичным для отечественной психологии является рассмотрение синдрома «выгорания» в контексте профессионализации, особенно в исследованиях выгорания учителей. Например, Н. В. Мальцева дает следующее определение: «Синдром психического выгорания представляет собой сложное структурно-динамическое образование, которое формируется в процессе педагогической деятельности и является негативным эффектом профессионализации» [19].

    Исследователь ссылается на положение В. В. Бойко, который «понимает под синдромом психического выгорания выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на избыточное психотравмирующее воздействие» [19]. Таким образом, мы наблюдаем замкнутый круг, выход из которого предлагается другим исследователем выгорания школьных учителей — О. Н. Гнездиловой. [3]. Она рассматривает инновационную психологическую деятельность как фактор предупреждения эмоционального выгорания учителя. Инновационная педагогическая деятельность, по мнению автора, активизирует творческий потенциал учителя и служит эффективным средством его личностного развития [3].

    Автор докторской диссертации «Структурно-функциональная организация и генезис психического выгорания» [21] и книги «Синдром психического выгорания учителей» [22] В. Е. Орел считает, что в «общеметодологическом плане отсутствует определение места выгорания среди таких традиционных для психологии понятий, как «деятельность», «личность», «психические свойства», «психические процессы» [21, с. 12]. По мнению автора, «упоминание о том, что выгорание представляет собой профессиональный феномен, абсолютно не означает четкого определения его статуса, а порождает новые проблемы, связанные с дифференциацией феномена выгорания от таких понятий, как “профессиональный кризис” и “профессиональная деформация” [21, с. 14]. Справедливо отмечается также, что нет единой объясняющей концепции. В результате проведения теоретических и эмпирических исследований В. Е. Орел считает: «Влияние выгорания на личность профессионала заключается в проявлении ряда функциональных закономерностей. Эти закономерности носят как общий “сквозной” характер, проявляющийся на всех уровнях организации личности, так и могут быть специфическими для определенных ее сфер» [там же].

    Нам представляется очень интересным тезис В. Е. Орла о сквозном характере влияния выгорания на личность, когнитивную, мотивационную сферу и т. д. Используя методологию психических состоя­ний и свойств, автор выдвигает «положение о выгорании как о дезадаптационном феномене, характеризующемся комплексом соответствующих функций»... «Психическое выгорание характеризуется рядом функций в процессе профессионального становления личности, противоположных по направлению традиционным функциям любого психического явления: антимотивационной, антикогнитивной и дерегулятивной. Антимотивационная функция выгорания заключается в дестимулировании субъекта на выполнение своей профессиональной деятельности и снижение уровня достижений в реализации профессиональных и социальных целей. Антикогнитивная функция выгорания проявляется в упрощении когнитивных структур личности, направленных на познание социальных объектов, сужении сферы профессионального опыта субъекта и формирование отрицательных оценочных суждений относительно его профессиональной компетентности и эффективности выполнения трудовых функций, а также относительно социального окружения. Дерегуляторная функция выгорания проявляется в разрушении системы профессиональной деятельности, что находит свое выражение в снижении профессиональной эффективности и низкой степени удовлетворения жизнью» [21, с. 498].

    Таким образом, определяя выгорание через «антисистему», основной функцией которой является «дерегуляция профессиональной деятельности» и «различных подсистем личности», автор, на наш взгляд, семантически придает «выгоранию» автономный статус, что иллюстрируется также его тезисом о необходимости определения статуса выгорания в общеметодологическом плане наряду с такими понятиями, как «деятельность», «психическое свойство», «психический процесс» [21]. Мы, в свою очередь, считаем, что в методологическом плане не совсем верно определять выгорание через «антисистему», не говоря о том, что является системой. Возможно, автор противопоставляет выгорание системе личности и системе профессиональной деятельности, в таком случае определение методологического статуса выгорания через «антисистему» представляется нам тупиковым. Тем не менее вывод В. Е. Орла, что выгорание проявляется в разных сферах личности (когнитивной, мотивационной, сфере отношения человека к работе), и существует связь между выгоранием и снижением и уплощением во всех этих сферах, представляется нам важным.

    Подытожив все рассмотренные нами подходы, можем сделать вывод, что несмотря на изученность синдрома выгорания в иностранной литературе и на представленность данной проблематики в отечественной психологии, вопрос о причинах выгорания и психологических механизмах, лежащих в основе данного синдрома, остается открытым. Специфичность и уникальность синдрома выгорания заключается в связанности симптомов эмоционального истощения, деперсонализации (цинизма) и редукции личных достижений. Также к выгоранию относят целый ряд симптомов, проявляющихся в когнитивной, мотивационной сферах личности, в поведении и физическом состоянии; общим для этих симптомов является их дезадаптивность.

    Нам представляется справедливым тезис В. Е. Орла о системном характере выгорания, что также подтверждается взглядами других русских исследователей. Но нецелесообразно определять выгорание как «антисистему», функциями которой, согласно В. Е. Орлу, являются дерегулятивная, демотивационная и декогнитивная. Определение «от противного» — выгорание как «антисистема» — ставит вопрос, что в данном случае является системой.

    В иностранных исследованиях красной нитью проходит идея возникновения выгорания в результате несовпадения идеалистических установок личности или установок личности с реалиями действительности. Следовательно, идеалистические установки становятся причиной физического и эмоционального истощения, циничного отношения к людям и низкой оценки себя как профессионала. Таким образом, при сведении выгорания к стрессу, когда встает вопрос о причинах возникновения, без погружения и обращения к ценностно-смысловой сфере личности не обойтись. Ведь даже исследователи, которые объясняют выгорание через теорию стресса, рано или поздно упираются в ее ограничения и начинают использовать объяснительный аппарат, выходящий за пределы теории стресса.

    А если вспомнить, кроме триады основных симптомов (эмоционального истощения, деперсонализации, редукции личных достижений), все многочисленные соматические симптомы, которые также связывают исследователи с выгоранием, то перед нами встает задача, сравнимая по сложности с построением единой общей психологии. В данном случае мы сравниваем построение теории для объяснения синдрома выгорания с построением общей психологии не случайно. Именно при попытках объяснения этого сложного феномена, где физиологические (или соматические, по В. Франклу) симптомы связаны в одном синдроме с психическими (нарушения восприятия, эмоциональной сферы, мышления) и духовными, возникают вопросы, до сих пор не решенные общей психологией. Таким образом, необходимо собрать из отдельных частей, которые могут быть объяснены с помощью разных психологических теорий, общую стройную систему координат изучения синдрома выгорания, а также определить методологический статус этого синдрома. Можно сказать, что мы используем в наших построениях димензионный метод В. Франкла, суть которого заключается в том, что объемная фигура, например цилиндр, дает различные проекции на разные плоскости, и для того чтобы увидеть эту фигуру объемно, необходимо построить общее пространство. То же самое справедливо и для научных теорий: чтобы увидеть многомерный объект, например смысл, необходимо построить общее пространство. В данном случае мы начнем с проблемы связи физиологического и духовного.

    Как уже было отмечено, синдром выгорания представляет собой целый симптомокомплекс, в котором физиологические симптомы необъяснимо связаны с «эрозией души».

    Выгорание — это своеобразное состояние упадка, дезорганизации на всех уровнях функционирования человека. Анализируя этот симптомокомплекс, хочется сказать: «В здоровом теле — здоровый дух!». А в случае выгорания вернее сказать: « В здоровом духе — здоровое тело». В любом случае при объяснении причин механизмов выгорания нерешенность в современной психологии старой, но нетривиальной психофизиологической проблемы встает особенно остро. Между тем в трудах выдающегося русского физиолога А. А. Ухтомского есть идеи, которые поз­воляют довольно близко подойти к пониманию механизмов выгорания, связи в одном комплексе физиологического и духовного.

    Идеи А. А. Ухтомского об энергийном человеке, функциональном органе и, если идти вслед за В. П. Зинченко, — о духовном организме, кажутся нам весьма актуальными. Ухтомским были намечены пути понимания одухотворенного тела и «овнешненного, объективированного духа» [8, с. 19].

    «С именем “органа” мы привыкли связывать представление о морфологически сложившемся, статически постоянном образовании. Это совершенно не обязательно. Органом может быть всякое временное сочетание сил, способное осуществить определенное достижение» [8, с. 20]. Как полагает В. П. Зинченко, функциональные органы, по Ухтомскому, обладают биодинамической, чувственной и эмоциональной тканью и рассматриваются как материал, из которого можно конструировать духовный организм как единицы анализа анатомии и физиологии духа. Природа функциональных органов, по утверждению Ухтомского, энергийна. Таким образом, В. П. Зинченко отмечает, что мы практически получаем «энергийную проекцию человека», которая мо­жет быть не менее интересна, чем «мозговой человечек» Пенфилда [8, с. 19].

    Ухтомский, будучи физиологом, подходит к проблеме духовного организма, к высшим уровням функционирования человека. Мы же, увидев в данной работе теоретические предпосылки объяснения связи физиологического и духовного, далее рассмотрим ценностно-смысловую сферу личности и проекцию синдрома выгорания на данную плоскость.

    Проблеме построения концепции смысла посвящена монография Д. А. Леонтьева «Психология смысла» [15], которая стала результатом его двадцатилетней работы над данной темой. Смысл, по мнению Д. А. Леонтьева, является перспективным понятием для построения единой общей психологии, психологии будущего. В своей монографии Д. А. Леонтьев собирает из кусочков мозаики общую картину смысловой реальности и приходит к выводу, что «за понятием смысла скрывается не конкретная психологическая структура, допускающая однозначную дефиницию, а сложная и многогранная смысловая реальность, принимающая различные формы и проявляющаяся в различных психологических эффектах» [15]. В. П. Зинченко для дефиниции этой сложной и многогранной системы считает наиболее подходящим язык метафор и говорит, вслед за Шпетом, о «кровеносной системе смысла» [9].

    В теоретических построениях Д. А. Леонтьева мы находим очень важные предпосылки для объяснения механизмов выгорания и его специфики. Д. А. Леонтьев выстраивает концепцию смысла в парадигме деятельностного подхода, начиная с описания разновидностей смысловых структур: личностный смысл, смысловая установка, мотив, смысловая диспозиция, смысловой конструкт и личностные ценности, и рассматривая их в системе функционирования смысловой регуляции жизнедеятельности.

    Эти шесть структур Д. А. Леонтьев относит к трем уровням организации: уровню непосредственно включенных в регуляцию процессов жизнедеятельности и психического отражения (личностный смысл и смысловая установка), уровню смыслообразующих структур, участие которых в регуляторных процессах опосредовано порождаемыми ими структурами первого уровня (мотив, смысловая диспозиция и смысловой конструкт), и, наконец, высшему уровню, к которому относится одна из разновидностей смысловых структур — личностные ценности, являющиеся неизменным и устойчивым в масштабе жизни субъекта источником смыслообразования, автономными по отношению к конкретным ситуациям взаимодействия субъекта с миром [15, с. 233]. Автор говорит, что выделение структурных составляющих — это лишь промежуточный этап, так как «характеристика системы в целом требует иных понятий, чем характеристика отдельных иерархических уровней» и обращается к понятию «динамической смысловой системы», которое было впервые использовано Л. С. Выготским. К нему же обращается А. Г. Асмолов в поисках адекватного пути анализа личности, критикуя убеждение, что «в каком­либо одном динамическом образовании личности, будь то влечение, диспозиция, установка, отношение, потребность или мотив, как в фокусе сконцентрированы свойства личности как целого» [1, с. 60].

    Д. А. Леонтьев определяет динамическую смысловую систему как «относительно устойчивую и автономную иерархически организованную систему, включающую в себя ряд разноуровневых смысловых структур и функционирующую как единое целое» [15, с. 235]. Автор различает два вида динамических смысловых систем: ДСС личности и ДСС деятельности.

    Далее Д. А. Леонтьев вводит понятие смысла жизни, которое «представляет собой концентрированную описательную характеристику наиболее стержневой и обобщенной динамической смысловой системы, ответственной за общую направленность жизни субъекта как целого» [15, с. 250]. Д. А. Леонтьев говорит о смысле жизни как о высшем смысле, противопоставляя его низкоуровневым смысловым механизмам, которые регулируют человеческую деятельность. Он выделяет три аспекта смысла жизни: субъективный образ цели, объективная направленность и эмоциональное переживание включенности и осмысленности. Выделяя данные аспекты смысла, Д. А. Леонтьев обращается к работам В. Франкла, которого он цитирует на протяжении всей книги, и отмечает, что хотя кажется, что смысл с точки зрения деятельностного подхода и теории Франкла — это совершенно разные понятия, это не так. Используя все тот же димензионный метод Франкла, Д. А. Леонтьев выстраивает общее пространство, в котором соединяет теоретические взгляды В. Франкла и подход деятельностной психологии.

    Теоретические взгляды Д. А. Леонтьева представляются нам важными для анализа такого сложного феномена, как синдром выгорания. Повторим тезис В. Е. Орла: «Психическое выгорание представляет собой своеобразную “антисистему”, включенную в разные системы функционирования личности и оказывающую отрицательное влияние на параметры профессионального развития и жизнедеятельности личности». Как уже было отмечено выше, автор не проясняет, что он имеет в виду под «антисистемой». На наш взгляд, в идеях В. Е. Орла, которые являются результатом его исследований, в том числе и эмпирических, проявляется как раз идея «динамической смысловой системы» Д. А. Леонтьева. Функцией динамической смысловой системы личности является регуляция как конкретной деятельности, так и всей жизнедеятельности субъекта. Главным для нас в понятии «динамическая смысловая система» является то, что она относится к разным уровням деятельности человека, а также к «жизненному миру» личности.

    Согласно теоретическим взглядам В. Е. Орла, функциями выгорания являются «демотивационная», «декогнитивная», «дерегуляторная». Это функции, противоположные смысловой системе. Итак, можно предположить, что это отражение динамического принципа регуляции смысловой сферы. Но если смысловая система, которая характерна для личности, приводит к таким последствиям, неизбежно встает вывод о характере самой смысловой системы личности. Согласно многим зарубежным авторам выгорание возникает при столкновении неадекватных и идеалистических установок с реалиями действительности. Таким образом, смысловая система, которая есть у личности, «загоняет» человека в синдром выгорания, потому что данная смысловая система неадекватна реалиям действительности. Повторим еще раз, что, согласно определению Д. А. Леонтьева, «смысловая сфера личности — это особым образом организованная совокупность смысловых образований (структур) и связей между ними, обеспечивающая смысловую организацию целостной жизнедеятельности субъекта во всех ее сферах» [15, с. 154].

    Венчающим и центральным в концепции смысла Д. А. Леонтьева является понятие смысла жизни, который Д. А. Леонтьев определяет как «концентрированную описательную характеристику наиболее стрежневой и обобщенной динамической смысловой системы, ответственной за общую направленность жизни субъекта как целого…» [15, с. 250].

    Смыслообразующую функцию, по Д. А. Леонтьеву, на высшем уровне выполняют личностные ценности. В отличие от потребностей, ценности — это «стабильное, вечное, не зависящее от внешних обстоятельств, абсолютное» [там же, с. 226]. Д. А. Леонтьев также ссылается на тезис В. Франкла о том, что потребности толкают нас, а ценности притягивают, утверждая, что «ценности переживаются как идеалы — конечные ориентиры желательного состояния дел» [там же].

    На наш взгляд, понимание ценностей Д. А. Леонтьевым и В. Франклом не равнозначно, хотя у обоих ценности имеют непосредственное отношение к смыслу. В теоретических представлениях Д. А. Леонтьева ценности выполняют смыслообразующую функцию. Согласно теории В. Франкла, через переживание ценностей личность реализует смыслы, они представляют собой «смысловые универсалии, кристаллизовавшиеся в результате обобщения типичных ситуаций, с которыми обществу или человечеству пришлось сталкиваться». Ценности представляют собой возможные пути, посредством которых человек может сделать свою жизнь осмысленной. Д. А. Леонтьев делает акцент на направляющем аспекте смысла, ценности в его теоретических представлениях — «конечные ориентиры желательного состояния дел» [там же], в то время как В. Франкл говорит о смысле каждой конкретной ситуации. Смысл априори содержится в каждой ситуации жизни, даже самой безвыходной, он единственный и истинный, человек должен его найти. В теории Д. А. Леонтьева истинность смысла жизни не выводится из теоретичес­ких построений его концепции. Смысл жизни, представляющий собой интегральную динамическую смысловую систему личности, которая отвечает за общую направленность жизни человека, может быть как истинным, так и ложным. Но в чем же тогда критерий истинности смысла жизни человека?

    Как уже было сказано выше, личностные ценности в концепции Д. А. Леонтьева являются смысло-образующими. Личностные же ценности, в свою очередь, представляют собой интериоризованные социальные. Для Франкла это не так. Его учение о ценностях — это аксиология немецкого философа, ученика Э. Гуссерля, Макса Шеллера [10]. По Шеллеру, ценности объективно присутствуют в мире, и человек рождается со способностью их воспринимать в здоровой (т. е. правильной с точки зрения его экзистенции) иерархии. Нарушение этой иерархии (по Шеллеру — «ordo amoris» — порядок любовей) есть результат травм и нездорового влияния со стороны социума. Таким образом, адекватное восприятие иерархии ценностей — внесоциально, оно не имеет межкультурных различий. Различаются лишь содержания, наполняющие высшие (внутренние) и инструментальные (практические) ценности [10]. Таким образом, согласно этой аксиологии, можно говорить об истинном смысле жизни человека, если он соответствует здоровым, правильным ценностям. Вопрос о том, какой смысл считать истинным и правильным для человека, является актуальным для нас и требует рассмотрения в более широком контексте, так как он напрямую связан с темой синдрома выгорания. Как было указано выше, синдром выгорания часто связывают с нереалистичностью жизненных установок, идеализмом и завышенными требованиями.

    Мы рассмотрели смысл жизни как обобщенную динамическую смысловую систему, отвечающую за направленность жизни человека, и поставили вопрос о критериях истинного смысла, который напрямую не выводится из теоретической концепции Д. А. Леонтьева. Возможно, использование слова «истинный» не совсем удачно в данном контексте. В нашем исследовании «истинный» жизненный смысл мы противопоставляем идеалистическим и приводящим к выгоранию установкам. Мы не претендуем на его определение в широком контексте. Истинный жизненный смысл для человека — это прежде всего тот смысл, который не «загоняет» его в синдром выгорания, не приводит к «эрозии души», по Маслак.

    В 1920­е гг. европейская философия и психология личности этим вопросом активно занимались, очевидно, не без влияния экзистенциальной философии. Введение в ту пору в обиход науки понятия «экзистенция» — хорошая жизнь — предполагало и критерии этой настоящей, полноценной жизни, и вслед за этим — критерии отклонений от нее. Тем более плодотворно было последнее направле­ние, чем больше в нем принимали участие психиатры и психотерапевты, т. е. ученые, занимающиеся патологическими феноменами личности, устойчивыми заблуждениями людей в отношении «правильного» и «хорошего» для своей собственной жизни. Вопросы истинных и ложных установок в отношении жизни были просто необходимы теориям личности того времени (З. Фрейд, А. Адлер и их ученики).

    А. Адлер, например, стремился создать теорию, которую можно было бы использовать в психотерапии. В учение А. Адлера входит концепция «фикционного финализма», представляющая интерес в контексте нашей проблематики. К данной концепции Адлер пришел, испытав на себе влияние выдающегося европейского философа Ханса Вайнингера. В своей книге «Философия возможного» Вайнингер развил идею, что на людей сильнее влияют их ожидания в отношении будущего, чем реальные и прошлые переживания. Он утверждал, что многие люди на протяжении всей жизни действуют так, как если бы идеи, которыми они руководствуются, были объек­тивно верными. В понимании Вайнингера, людей побуждает к определенному поведению не только то, что истинно, но и то, что является таковым по их мнению. Книга Вайнингера произвела на Адлера такое сильное впечатление, что он включил некоторые его концепции в свою теорию [36].

    А. Адлер делает вывод, что основные цели, определяющие направление нашей жизни, представляют собой фиктивные цели, так как их невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть путем соотнесения с реальностью. Некоторые люди, например, могут выстраивать свою жизнь, исходя из представления, что напряженная работа и чуть-чуть удачи помогают достичь почти всего. С точки зрения Адлера, это утверждение — просто фикция, потому что многие, кто напряженно работает, не получают ничего из того, что заслуживают. Когда фиктивная цель индивидуума известна, все последующие действия наполняются смыслом, и его «история жизни» приобретает дополнительное объяснение [36]. Адлер настаивал на том, что если подобные цели не выполняют функции ориентира в повседневной жизни, их следует или изменить, или отбросить. Фиктивные цели по Адлеру могут быть как полезными, так и опасными для лич­ности и для окружения. Теория Адлера имеет непосредственное отношение к психотерапевтической практике. В ходе психотерапии, согласно Адлеру, задачей психотерапевта является выяснение фиктивной цели человека, которая определяет направленность его жизни. И если эта цель невротическая и не приводит ни к чему хорошему, от нее необходимо отказаться.

    Таким образом, при анализе теории Адлера мы видим очень интересную и важную для нашего исследования и теоретических построений идею, которая заключается в том, что не каждый смысл является правильным.

    Данная идея была подхвачена и развита в работах Карен Хорни, ученицы Адлера. Центральной для теории Карен Хорни является тема невротического конфликта, в основе которого лежит базальная тревожность, корнями уходящая в детство. Согласно Хорни — для невротика характерна подмена своего настоящего реального Я идеализированным образом Я. Невротик как бы держит перед своим взором свой образ совершенства и бессознательно говорит себе: «Забудь о том, каким презренным созданием ты в действительности являешься, вот каким ты должен быть, и важно только то, что помогает тебе быть этим идеализированным Я». Невротик считает, что он «должен все вытерпеть, все понять, любить всех, всегда быть продуктивным». «Он должен быть олицетворением честности, великодушия, внимательности, справедливости, достоинства, храбрости, бескорыстия. Он должен быть совершенным любовником, мужем, учителем. Он должен знать, понимать и предвидеть все. Он должен быть всегда в состоянии моментально решить любую проблему, собственную или чужую» [33, с. 61]. «Любая малейшая неудача может повергнуть его в депрессию, так как она доказывает его ничтожность в целом, даже если причины неудачи ему не подвластны» [33, с. 232]. Таким образом, мы видим перед собой то, что Адлер назвал «фиктивными установками».

    Как уже было сказано выше, в случае невротика очень ярко виден разрыв между реальным Я и идеальным. По Хорни, реальное Я — это «изначальная сила, действующая в направлении индивидуального роста и самореализации». А так как у невротика наблюдается отчуждение от реального Я, доступ к этой силе закрыт. И работа с невротиком должна быть направлена как раз на то, чтобы открыть для него доступ к этой силе реального Я через разрушение его иллюзий. Неразрешенные внутренние конфликты приводят невротика к чувству безнадежности. «Безнадежность представляет собой конечный результат нерешенных конфликтов, и ее самым глубоким корнем является отчаяние когда-либо достичь внутренней цельности» [33, с. 36]. Безнадежные попытки «дотянуться» до соответствия своему идеализированному образу приводят к духовной смерти человека, отчуждению от себя.

    В своей работе «Невроз и развитие личности» К. Хорни пишет, что невротику необходимо личное возвеличивание, он не может не заключить, что что-то неправильно в окружающем его мире, и он заключает, что мир должен быть другим. Вместо того чтобы попытаться преодолеть свои иллюзии, человек предъявляет претензии к внешнему миру [34, с. 35].

    Таким образом, можно заметить, что описания невротика совпадают во многом с описаниями человека, который находится в группе риска выгорания. Те же завышенные требования к самому себе, та же чувствительность к малейшим неудачам, та же зависимость от одобрения окружающих людей. Картина синдрома выгорания с присущими ему эмоциональным истощением, деперсонализацией и редукцией личных достижений может быть интуитивно названа безнадежностью. К чувству безнадежности невротик приходит вследствие неразрешенных внутренних конфликтов. То есть мы видим, что нереалистичность жизненных установок и отчуждение от себя реального неминуемо приводит к безнадежности и «духовной смерти».

    В теории Юнга нахождение и реализация смысла жизни выступает как специфическая потребность и задача. Юнг также предостерегал от опасности отчуждения личности (self), утраты ее реальности, которая происходит, если человек ориентируется на навязанные извне социальные роли либо на выдуманный, внушенный себе смысл.

    В экзистенциальном анализе Альфрида Лэнгле, как и в теории Виктора Франкла, существует различение экзистенциального и «кажущегося» смыслов. Для экзистенциального смысла характерно то, что ведет к внутреннему исполнению. «Кажущийся смысл» уводит человека в пустоту. Экзистенциальный смысл реализуется через переживание ценного. Ценности, по Франклу, — это ценности творчества, переживания и отношения [31]. Жизнь, в которой реализуется экзистенциальный смысл, характеризуется экзистенциальной исполненностью. Экзистенция — это основное понятие экзистенциального анализа, которое обозначает «настоящую жизнь, полную глубоких чувств, реализованных начинаний, собственных решений, пусть даже ошибочных, в общем, трудную, конечно, но хорошую жизнь» [40]. Экзистенциальная исполненность понимается как возможность «(духовно и эмоционально) свободно и полно проживать свою жизнь, выйти на аутентичные установки и актуализировать личную ответственность по отношению к собственной жизни и миру» [41, с. 5].

    Под синдромом выгорания А. Лэнгле понимает затяжное состояние истощения, возникающее в деятельности. Истощение в данном случае — первый симптом, оно вначале касается только самочувствия, затем начинает влиять на переживания, а потом и на решения, позиции, установки и действия человека, т. е. отражается во всех трех измерениях человеческого бытия согласно димензиональной антропополической модели Франкла [32].

    Выгорание возникает, согласно Лэнгле, из-за недостатка истинного экзистенциального смысла выполняемой человеком деятельности. Для экзистенциального смысла характерно, что он ведет к переживанию чувства экзистенциальной исполненности. Это чувство может возникнуть и на фоне усталости (оно переживается, возможно, как «усталый, но довольный»). В противоположность осмысленной и исполненной жизни, жизнь, которая следует только кажущемуся смыслу (например, сосредоточенность на собственной карьере или ожидание социального признания и т. п.), в аспекте переживания уводит человека в пустоту. Такая жизнь лишает сил и способствует возникновению стресса. Вместо радости по поводу того, что было создано, в лучшем случае человек ощущает гордость по поводу самого факта его достижения, но гордость не может согреть. Даже отдых и расслабление не заменяют пустоты, в которую человек каждый день вновь и вновь себя загоняет [40].

    Реализуя истинный смысл, человек чувствует исполненность, даже если устает. В случае «кажущегося» смысла человек чувствует опустошение даже в состоянии расслабленности и отдыха. Поэтому синдром выгорания можно назвать расстройством актуального состояния, которое возникает из-за дефицита исполненности. Исполненность — это результат воплощения в жизнь ценностей, которые человек ощущает как его собственные (ценности Person, или «персональные ценности» как противоположность общим и прагматическим ценностям). Отдавая всего себя таким ценностям, человек тратит время и силы своей жизни, но не истощается, поскольку получает взамен нечто очень важное, что переживается им как равное тому, что вложено, или даже превосходящее это — он получает чувство исполненности [40].

    В случае синдрома выгорания человек не переживает персональных ценностей в своей деятельности, так как он, согласно Лэнгле, мотивирован не самим делом, которому служит, а побочными целями, такими, например, как карьерные устремления, зарплата или социальное принятие. При этом объекты осуществляемой им деятельности по-настоящему его не затрагивают. А. Лэнгле говорит, что даже готовность помочь людям, в том числе мотивированная религиозными или гуманитарными идеями, также может, по сути, закончиться кажущимся обращением. Если человек оказывает помощь не ради тех, кому он помогает, или если он не видит ценности задачи, которую решает, тогда люди и задачи для него, в принципе, могут быть заменяемыми.

    Выгорание связано с неправильной установкой человека, непониманием условий удающейся экзистенции. И, таким образом, неэкзистенциальный жизненный проект приводит к дефициту во всех трех измерениях: духовном, психическом и телесном. Выгорание начинается с отчуждения в работе. Преобладает ориентация на цель, а не на ценность. Готовность так много вкладывать в достижение цели выражает жизненную установку — от чего, как человек думает, что-то зависит в его жизни. При этом он, конечно, хочет, чтобы его жизнь стала ценной, достойной того, чтобы её проживать. Однако его жизненная установка не ориентируется на реальные данности мира и на действительные потребности исполняющей себя экзистенции, она как бы проходит мимо жизни. Она не ведет к переживанию содержаний, а лишь к достижению поставленных целей, которые, однако, из-за отсутствия внутренних отношений лишены жизни. Таким образом, собственная жизнь утрачивает жизненную ценность [40].

    Говоря о методах терапии синдрома выгорания, Лэнгле считает, что они должны начинаться с ситуативной разгрузки, и следует подумать о том, как помочь человеку, работающему в конкретных условиях конкретной организации или учреждения. К этому, в первую очередь, относятся меры, ориентированные на изменение поведения, целью которого будет делегирование и разделение ответственности, постановка реалистичных целей, исключение попадания в ситуацию цейтнота. Но экзистенциальный терапевт также будет работать с фундаментальными экзистенциальными мотивациями. Для того чтобы предотвратить выгорание, человеку необходимо задавать себе следующие вопросы: «Для чего я это делаю? Нравится ли мне то, что я делаю? Нравится ли мне только результат или также и процесс? Хочу ли я посвятить этому жизнь — то ли это, ради чего я живу? [40].

    В данной статье мы сделали попытку рассмотреть синдром выгорания, который в отечественной психологии изучается преимущественно психологией труда в контексте проблематики психологии личности. Рассматривая синдром выгорания как проблему психологии личности, мы получаем более глубокое понимание его причин и механизмов. Также мы строим общую систему координат, через которую смотрим на данный синдром во всей его сложности, динамике, связи психических, духовных и физиологических симптомов в рамках одного синдрома. Разделяя идеи Д. А. Леонтьева о динамической смысловой системе, мы убеждены в необходимости использования именно смысловой системы личности в качестве адекватной системы координат.

    Используя димензионный метод Франкла, мы рассмотрели синдром выгорания как нарушение ценностно-смысловой сферы с точки зрения различных теорией и научных парадигм: теоретических представлений о смысловой сфере личности Д. А. Леонтьева, являющихся развитием деятельностного подхода, методологии логотерапии Франкла и экзистенциального анализа А. Лэнгле, а также теоретических представлений о духовном организме А. А. Ухтомского. Мы, таким образом, увидели ту объемную фигуру, тот цилиндр, который приводит в пример Виктор Франкл: данные парадигмы не противоречат друг другу, а скорее обогащают в контексте понимания синдрома выгорания. В результате анализа мы приходим к выводу, что именно разрушение смыслов более высокого порядка (восходящих к «переживанию-проживанию» ценностей в соответствии с концепцией Франкла) ведет к разрушению практических смыслов инструментального уровня, т. е. разрушает профессиональную деятельность человека — то, что в отечественных исследованиях описывается как «выгорание-антисистема»[21]. Этот вывод обогащает многочисленные выводы зарубежных исследователей феномена выгорания, которые не делают такого заключения, сводя причины выгорания лишь к индивидуально-психологическим особенностям личности, социально-психологическим особенностям деятельности в рамках профессии и организационно-психологическим ошибкам в управлении той или иной органи­зационной структурой. Именно через анализ смысловой сферы личности мы смогли выйти на тему истинных (экзистенциальных) и ложных смыслов, найдя параллели в исследованиях данной тематики в теории А. Адлера (на основании «фикционного финализма» Х. Вайнингера), К. Хорни и К. Г. Юнга. Обратившись к критериям истинных (экзистен­циальных) смыслов, мы вновь возвратились к разработкам по данной тематике, которые сделаны в рамках экзистенциального анализа (Франкл, Лэнгле) и выделили, вслед за авторами, условия экзистенциально адекватных установок, приведя для этого концепцию экзистенциальных мотиваций А. Лэнгле. Данные предпосылки позволяют нам обозначить синдром эмоционального выгорания как проблему психологии личности и рассматривать его как нарушение ценностно-смысловой сферы личности.

    Рассмотрев разные точки зрения в отношении синдрома эмоционального выгорания, отметив его схожесть с проявлениями стресса, депрессии, но в то же время и его специфичность, можно задать себе вопрос, не является ли синдром, как говорят американцы, «старым вином в новой бутылке»? А может, выгорание — это просто красивая метафора? Именно эта метафора не только широко используется исследователями, но и прочно вошла в лексикон людей, в популярную психологию, является темой дискуссий в блогах профессионалов. Возможно, метафорический язык является самым подходящим для описания психических явлений. Этот характерный для нашего времени недуг, когда изначальное «горение» на работе переходит в тихое тление, кажется, невозможно описать точнее. В данном случае хочется согласиться с В. П. Зинченко, что «путь к живому понятию, понимаемому как своего рода интеллектуальная материя, лежит через живую метафору».

    Взаимосвязь синдрома эмоционального выгорания и жизнестойкости у работников поликлинических отделений

    %PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 4 0 R >> endobj 5 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • Взаимосвязь синдрома эмоционального выгорания и жизнестойкости у работников поликлинических отделений
  • Мальгин И. А.1.52018-03-27T07:05:322018-03-27T07:05:32 endstream endobj 6 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents [74 0 R 75 0 R 76 0 R] /Group > /Tabs /S /StructParents 0 /Annots [77 0 R] >> endobj 7 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 78 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 1 >> endobj 8 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 79 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 2 >> endobj 9 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 82 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 3 >> endobj 10 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 83 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 4 >> endobj 11 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 84 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 5 >> endobj 12 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 85 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 6 >> endobj 13 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 87 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 7 >> endobj 14 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 88 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 8 >> endobj 15 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 89 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 9 >> endobj 16 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 90 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 10 >> endobj 17 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 91 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 11 >> endobj 18 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 92 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 12 >> endobj 19 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 93 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 13 >> endobj 20 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 94 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 14 >> endobj 21 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 95 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 15 >> endobj 22 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 96 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 16 >> endobj 23 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 97 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 17 >> endobj 24 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 98 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 18 >> endobj 25 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 99 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 19 >> endobj 26 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 100 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 20 >> endobj 27 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 101 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 21 >> endobj 28 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 102 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 22 >> endobj 29 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 103 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 23 >> endobj 30 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 104 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 24 >> endobj 31 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 105 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 25 >> endobj 32 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 106 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 26 >> endobj 33 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 107 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 27 >> endobj 34 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 108 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 28 >> endobj 35 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 109 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 29 >> endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 110 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 30 >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 111 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 31 >> endobj 38 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 112 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 32 >> endobj 39 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 113 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 33 >> endobj 40 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 114 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 34 >> endobj 41 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 115 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 35 >> endobj 42 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 116 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 36 >> endobj 43 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 117 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 37 >> endobj 44 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 118 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 38 >> endobj 45 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 119 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 39 >> endobj 46 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 120 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 40 >> endobj 47 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 121 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 41 >> endobj 48 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 122 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 42 >> endobj 49 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 123 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 43 >> endobj 50 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 124 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 44 >> endobj 51 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 125 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 45 >> endobj 52 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 126 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 46 >> endobj 53 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 127 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 47 >> endobj 54 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 128 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 48 >> endobj 55 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 129 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 49 >> endobj 56 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 130 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 50 >> endobj 57 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 131 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 51 >> endobj 58 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 841.92 595.32] /Contents 132 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 52 >> endobj 59 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 841.92 595.32] /Contents 133 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 53 >> endobj 60 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 134 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 54 >> endobj 61 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 135 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 55 >> endobj 62 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 136 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 56 >> endobj 63 0 obj > endobj 64 0 obj > endobj 65 0 obj > endobj 66 0 obj > endobj 67 0 obj > endobj 68 0 obj > endobj 69 0 obj > endobj 70 0 obj > endobj 71 0 obj > endobj 72 0 obj > endobj 73 0 obj > stream x

    Профессиональное выгорание.Заключение.Используемая литература | Спортивные статьи

    Заключение

    Профессиональное «выгорание» представляет собой серьезную проблему на современном рын­ке труда. Растущие требования работодателей к спортивным тренерам и особое внимание к со­ответствию высоким профессиональным стан­дартам повышает уровень стресса на работе. Уме­ние распознавать причины профессионального «выгорания» и устранять их помогает спортив­ным тренерам сохранять положительный на­строй и любовь к выполняемой работе.

    Элис МакЛейн (Alice McLaine) — директор программы обучения спортсменов в Университете Уинтропа. Она имеет разнообразный опыт работы спортивным трене­ром, включая 10 лет деятельности в Государственном Университете Айовы.

    1. Meltzer L, Huckabay L. Critical care nurses’ percep­tions of futile care and its effect on burnout. Am J Crit Care. 2004;13:202-208.
    2. Cheek J, Bradley L, Parr G, Lan W. Using music thera­py to treat teacher burnout. J Ment Health Couns. 2003;25:204-217.
    3. Kelley B. A model of stress and burnout in collegiate coaches: effects of gender and time of season. Res Q Exerc Sport. 1994;65:48-58.
    4. McManus I, Winder B, Gordon D. The causal links between stress and burnout in a longitudinal study of UK doctors. Lancet. 2002;359:2089-2090.
    5. Gomez J, Michaelis R. An assessment of burnout in human service providers. J Rehabil. 1995;61:2326.
    6. Hendrix A, Acevedo E, Herbert E. An examination of stress and burnout in certified athletic trainers at Divisi on I-А universities. J Athl Train. 2000;35:139-144.
    7. Burnished or burnt out: the delights and dangers of working in health [Editorial]. Lancet. 1994;344:1583- 1584.
    8. Deckard G, Present R. Impact of role stress on physical therapists’ emotional and physical well-being. Phys Ther. 1989;69:713-718.
    9. Shahady E. Physician stress: how to avoid burnout. Consultant. 1993;33(6): 16-18.
    10. Strickland D. Balancing life’s choices — all dressed up and too many places to go. AORN J. 1998;68: 634-639.
    11. DeVente W, Olff M, VanAmsterdam J, Kamphuis J, Emmelkamp P. Physiological differences between burnout patients and healthy controls: blood pressure, heart rate, and cortisol responses. Occup Environ Med. 2003;60:54-61.
    12. Maslach C, Leiter MP. The Truth About Burnout: How Organizations Cause Personal Stress and What to Do About It. San Francisco, Calif: Jossey-Bass; 1997.

    Профилактика синдрома профессионального выгорания врачей » Медвестник

    Термин «эмоциональное выгорание» ввел в 1974 году американский психиатр X. Дж. Фрейденбергер для характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами в эмоционально нагруженной атмосфере при оказании профессиональной помощи.1  

    Часто профессиональное выгорание проявляется физической слабостью и снижением работоспособности. Эмоциональное истощение может быть единственным кардинальным симптомом выгорания. Наибольшему риску  подвергаются люди «помогающих» профессий, которые находятся под психологическим давлением со стороны факторов своей  работы, и те, которые имеют ограниченную поддержку. В этом отношении профессию медицинского работника можно считать одной из самых уязвимых.2–3

    Врач с синдромом профессионального выгорания уже сам может предъявлять жалобы на физическое, эмоциональное или мотивационное истощение. Симптоматика объективна: нарушения продуктивности в работе, быстрая усталость, бессонница, повышенная подверженность соматическим заболеваниям. В ряде случаев, осознавая проблему, врачи каким-то образом пытаются сами найти выход из создавшегося положения. Иногда они просто бегут от сложившейся ситуации, в частности может иметь место употребление алкоголя или других психоактивных средств с целью получить временное облегчение, что имеет тенденцию к развитию физиологической зависимости и даже суицидального поведения.4 Как показывают данные зарубежной статистики, число самоубийц среди врачей составляет от 28 до 40 на 100 тыс. человек. Особенно уязвимы врачи-женщины. Среди них число самоубийств в 4 раза больше, чем среди женщин в целом. Среди врачей-мужчин – в 2 раза. Естественно, что такое положение врача неудовлетворительно сказывается не только на нем самом, но и на пациенте, которого он лечит.1   

    Первое исследование по теме эмоционального выгорания опубликовано в 1976 году. Его автор, К. Маслач, определила «эмоциональное выгорание» как дезадаптированность к рабочему месту из-за большой рабочей нагрузки и неадекватных межличностных отношений. Это состояние характеризуется чрезмерной тратой психической энергии, психосоматической усталостью и эмоциональным истощением и, как следствие, повышенной раздражительностью, снижением самооценки, расстройством сна и иногда соматическими реакциями. В 1981 году К. Маслач уточнила свое описание, определив этот феномен как особое состояние, включающее чувство эмоционального истощения, изнеможения; симптомы дегуманизации, деперсонализации; негативное самовосприятие, а в профессиональном плане – снижение или утрату профессионализма.1  

    Синдром профессионального выгорания представлен в трех типах проявлений:5

    • Эмоциональное истощение – чувство эмоциональной опустошенности и усталости, вызванное собственной работой.
    • Деперсонализация – циничное, безразличное отношение к труду и объектам своего труда.
    • Редукция профессиональных достижений – возникновение чувства некомпетентности в своей профессиональной сфере, осознание неуспеха в ней.  

    Фрагментирующие, редукционистские, смещающие и отчуждающие ситуации приводят к оборонительному поведению, особенно к отрицанию, изоляции и сублимации, которые проявляются как избегание и подкрепляются образом героической персоны, пытающейся спасти другого от страданий, не жалея никаких усилий, тем самым жертвуя собственным здоровьем. Это приводит к отказу от жизни вне этой роли. Деперсонализация (обезличивание) посредством самоотречения (отраженная в пренебрежении к самообслуживанию), скрывающая дистресс при столкновении с напряженными ситуациями, трансформируется в героические импульсы, которые приводят работников к самоотречению, нанося значительный ущерб семейной и общественной жизни.6

    Выгорание можно приравнять к дистрессу (тревога, депрессия, враждебность, гнев) в его крайнем проявлении. Это уже третья стадия общего синдрома адаптации – стадия истощения. Выгорание – не просто результат стресса, а следствие неуправляемого стресса.

    К основным симптомам неуправляемого стресса относятся:2

    • Усталость, утомление, истощение после активной профессиональной деятельности.
    • Соматические проблемы (колебания артериального давления, головные боли, заболевания пищеварительной и сердечно-сосудистой систем, неврологические расстройства, бессонница и другие проявления психовегетативного синдрома).
    • Появление негативного отношения к пациентам (вместо имевшихся ранее позитивных взаимоотношений).
    • Отрицательная настроенность к выполняемой деятельности.
    • Агрессивные тенденции (гнев и раздражительность по отношению к коллегам и пациентам).
    • Негативное отношение к себе.
    • Тревожные состояния, пессимистическая настроенность, депрессия, ощущение бессмысленности происходящих событий, чувство вины.  

    В современной литературе выделяют до 100 симптомов, характеризующих профессиональное выгорание.7–8Физические и психологические симптомы достигают высшей точки при истощении. При этом имеющиеся нарушения сна, недостаточное количество часов отдыха, а также неправильное питание не дают возможность восстановиться. Усталость может иметь пагубные последствия для различных систем организма, что приводит к многочисленным изменениям функций, которые, в свою очередь, приводят к снижению производительности на работе, ряду психологических, семейных и социальных проблем.  

    Главной причиной синдрома профессионального выгорания считается психологическое, душевное переутомление. Когда требования (внутренние и внешние) длительное время преобладают над ресурсами (внутренними и внешними), у человека нарушается состояние равновесия, которое неизбежно приводит к этому синдрому.

    Проблема профессионального выгорания характерна не только для врачей, но и для среднего медперсонала. В исследовании, проведенном среди медсестер, было показано, что у 55,4% была склонность к синдрому выгорания, а также к проблемам со здоровьем, связанным с работой и эмоциональными жалобами.10

    При анализе социально-демографического профиля работников здравоохранения выявляются  некоторые факторы, которые могут быть связаны со стрессом, например, большинство женщин замужние и имеют детей (а некоторые разведены), что само по себе представляет двойную нагрузку на человека. Женщины вообще оказываются особенно склонны к проблемам, связанным с профессиональным стрессом. Среди других факторов также выделяют преодоление финансовых, физических или эмоциональных трудностей.11

    Эпидемиологическая ситуация нынешнего года показала, что в условиях пандемии коронавирусной инфекции медицинские работники оказались наиболее уязвимой категорией населения по риску развития профессионального выгорания из-за чрезмерной рабочей нагрузки, опасности физического истощения, формирования страха, эмоциональных расстройств и проблем со сном. Медицинские работники, занимающиеся прямой диагностикой, лечением и уходом за пациентами с COVID-19, имеют более высокий риск:12–13

    • депрессии (ОШ, 1,52; 95% ДИ, 1,11-2,09; Р = 0,01),
    • тревоги (ОШ 1,57; 95% ДИ 1,22-2,02; Р
    • бессонницы (ОШ 2,97; 95% ДИ 1,92-4,60; Р
    • дистресса (ОШ 1,60; 95% ДИ 1,25 -2,04; Р

    Один из путей контроля и преодоления стресса – это необходимость заботы о себе (самоуход), что помогает расслабиться и отдохнуть и, в конечном итоге, приводит к более высокой производительности труда. В медицинских учреждениях специалисты заботятся о пациентах, беспокоятся об их реабилитации, стремятся предотвратить проблемы со здоровьем своих пациентов и обеспечить их безопасность, но парадоксальным образом пренебрегают собой и собственным здоровьем.11 Пренебрежение к себе и собственному телу, к самоуходу, по-видимому, обусловлено нехваткой времени для организации правильного питания, физического и эстетического поведения, а также меньшим временем на себя из-за работы.14

    Считается общепринятым и нормальным, что медработники не позволяют себе выделять время и создавать условия, при которых возможно было бы за собой ухаживать. Это создает ситуацию отчуждения, которая воспринимается как абсолютно «естественная» и является якобы частью их профессионального выбора, она  восходит к историческим описаниям самоотречения. Все более требовательный и выборочный рынок труда, не имеющий тенденций к  улучшению условий работы или повышению заработной платы, также побуждает профессионала повысить свою самоотверженность и целеустремленность, что сокращает время для личной жизни и ухода за собой. Поэтому такие работники, как правило, находятся в некомфортном состоянии в результате неспособности выполнить возложенную на них работу: из-за ее чрезмерного объема и ограниченного временного отрезка. Когда человек начинает это осознавать, то у него возникает чувство раздражения и разочарования, что вынуждает его чувствовать себя стесненным внешними факторами и отдаляет  от  личных и профессиональных идеалов.15  

    К профессиональному выгоранию особенно склонны  люди, испытывающие постоянный внутриличностный конфликт в связи с работой. Чаще всего (как в России, так и за рубежом) это женщины, переживающие внутреннее противоречие между работой и семьей, а также «прессинг» в связи с необходимостью постоянно доказывать свои профессиональные возможности в условиях жесткой конкуренции с мужчинами.1  

    Таким образом, стресс у работников здравоохранения оказывает негативное влияние на их профессиональную деятельность. И в первую очередь это связано с ошибками при назначении терапии (в назначении лекарственных средств, их дозировках, способах введения). Контроль уровня стресса и напряжения у врачей необходимы не только для сохранения их собственного здоровья и благополучия, но и для обеспечения качества медицинской помощи и безопасности для пациента.2, 12–13

    В последние годы в разных странах мира остро стоит вопрос необходимости разработки системы поощрения медиков к принятию ими более здорового образа жизни. Это позволит защитить от стресса, вызванного требованиями работы в медицинских структурах.16

    Мы в свою очередь сформулировали несколько простых базовых правил, позволяющих снизить уровень стресса у врача, связанного с работой, и увеличить его стрессоустойчивость. Для профилактики и уменьшения риска профессионального выгорания врачу (медработнику) можно предложить

    «Десять шагов, чтобы оставаться здоровым»:

    1. Постарайтесь «дистанцировать» себя от занимаемой должности.
    2. Не драматизируйте события и не возводите свои деловые задачи в ранг мирового значения.
    3. Устраивайте свой досуг: ходите в кино, театры и на выставки, какими бы уставшими вы не были. Это дает возможность получения новой приятной информации, отвлечения от рабочей ситуации.
    4. Вечером старайтесь не решать рабочих проблем. Вечер – ваше время, которое вы можете потратить на себя и свою семью.
    5. Не пренебрегайте выходными днями в угоду работе.
    6. Больше общайтесь с людьми, которые не связаны с вами узами деловых отношений.
    7. Занимайтесь физкультурой, это поможет снять негативное напряжение.
    8. Пейте много воды и ешьте регулярно здоровую пищу, что обеспечит организм необходимыми нутриентами для восстановления.
    9. Дышите правильно, используйте регулярно методики аутотренинга: глубокое дыхание и релаксационные практики – способы, которые повысят вашу стрессоустойчивость.
    10. Всегда выделяйте время на полноценный сон. 

    Здоровья вам, дорогие коллеги! 

     Литература

    1. Огнерубов Н.А. Синдром эмоционального выгорания у врачей// Вестник ТГУ. Т.18, вып.4, 2013, с. 1337–1341.
    2. Акарачкова Е.С. Хронический стресс и нарушение профессиональной адаптации // Журнал неврологии и психиатрии им. C.C. Корсакова. Т. 111, №5, 2011, с. 56–59.
    3. Stucky E.R., Dresselhaus T.R., Dollarhide A., Shively M. et al. Intern to Attending: Assessing Stress Among Physicians. Acad Med. 2009, Feb., 84 (2), p. 251–257.
    4. Feddock C.A., Hoellein A.R., Wilson J.F., Caudill T.S., Griffith C.H. Do pressure and fatigue influence resident job performance? Med Teach. 2007, Jun, ;29 (5), p. 495–497.
    5. Barros D.S., Tironi M.O.S., Sobrinho C.L.N., Neves F.S., Bitencourt A.G.V., Almeida A.M. Intensive care unit physicians: socio-demographic profile, working conditions and factors associated with burnout syndrome. Rev. Bras. Ter Intensiva. 2008, 20 (3), p. 235–240.
    6. Ignatt C. Nurses suffering psychical—a mythological vision. Revista Científica Integrada. 2012. Avaiable in: http://www.unaerp.br/rci/pt/edicao-atual
    7. Бойко В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и других. М.: Наука, 1996. 154 с.
    8. Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. 2-е изд. СПб.: Питер, 2008. 338 с.
    9. Барабанова М.В. Изучение психологического содержания синдрома выгорания // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. № 1, 1995, с. 54–67.
    10. Ribeiro V.F., Ferreira-Filho C., Valenti V.E., Ferreira M.A., Abu L.C., Carvalho T.D., et al. Prevalence of burnout syndrome in clinical nurses at a hospital of excellence. Int. Arch. Med. 2014,7, 22.
    11. Silva M.C.M., Gomes R.S. Occupational stress in health professionals: a study with portuguese doctor’s and nurse practitioners. Psychol Studies. 2009, 14 (3), p. 239–248.
    12. Lai J., Ma S., Wang Y.,Cai Z., Hu J. et al. Factors Associated With Mental Health Outcomes Among Health Care Workers Exposed to Coronavirus Disease 2019. JAMA Netw Open. 2020 Mar. 2, 3 (3), e203976. doi: 10.1001/jamanetworkopen.2020.3976.
    13. Xiao H., Zhang Y., Kong D., Li S., Yang N. The Effects of Social Support on Sleep Quality of Medical Staff Treating Patients with Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) in January and February 2020 in China. Med. Sci Monit. 2020 Mar. 5, 26, e923549. doi: 10.12659/MSM.923549.
    14. Baggio M.A., Formaggio F.M. Nursing professionals: understanding self-care. Rev Gaúcha de Enferm. 2007, 28 (2), 233.
    15. Oliveira L.C.B., Chaves-Maia E.M. The psychic wellbeing of health personnel working in public hospitals. Rev. Saude Publica. 2008, p. 405–413.
    16. Tsai Y.C., Liu C.H. Factors and symptoms associated with work stress and health-promoting lifestyles among hospital staff: a pilot study in Taiwan. BMC Health Serv Res. 2012, 12, 199.

    Качество медицинской помощи и выгорание медицинских работников: обзор описательной литературы

    Цель: Качество медицинской помощи и выгорание медицинских работников являются важными вопросами сами по себе, однако относительно немного исследований изучали и то, и другое. Цель данной статьи - изучить качество медицинской помощи и выгорание медицинских работников в больничных условиях.

    Дизайн / методология / подход: Этот документ представляет собой обзор литературы о качестве медицинской помощи и выгорании профессиональных медицинских работников в условиях больниц, опубликованный в рецензируемых журналах с января 2000 года по март 2013 года.Статьи были идентифицированы с помощью поиска в электронных базах данных PsychInfo, PubMed, Embase и CINNAHL. Всего было отобрано 30 работ, в которых измерялось и / или обсуждались как качество медицинской помощи, так и выгорание медицинских работников.

    Выводы: В документе дается представление об основных вопросах планирования кадровых ресурсов здравоохранения, в частности об уровне укомплектования персоналом и рабочей нагрузке, которые влияют на выгорание медицинских работников и качество медицинской помощи.Данные из обзорной литературы свидетельствуют о том, что медицинские работники сталкиваются с более тяжелыми и все более сложными рабочими нагрузками, даже если уровни укомплектования персоналом и / или соотношение пациентов и персонала остаются неизменными.

    Оригинальность / ценность: Обзор описательной литературы показывает, что низкие показатели удержания, высокая текучесть кадров, большая рабочая нагрузка, низкий уровень укомплектования персоналом и / или нехватка персонала способствуют созданию сложной рабочей среды для медицинских работников, в которой они могут испытывать трудности с предоставлением высококачественной помощи и которая может также способствуют выгоранию медицинских работников.Обзор показывает, что подобные проблемы, связанные с планированием кадров здравоохранения, влияют на выгорание медицинских работников и их способность оказывать качественную помощь. Обзор также показывает, что большинство опубликованных в период с 2000 по 2013 год статей, посвященных эмоциональному выгоранию медицинских работников и качеству медицинской помощи, были посвящены сестринскому делу.

    (PDF) Качество медицинской помощи и профессиональное выгорание медицинских работников: обзор описательной литературы

    Список литературы

    Абушайха, Л.и Сака-Хазбоун, Х. (2009), «Удовлетворенность работой и выгорание среди палестинских

    медсестер», Eastern Mediterranean Health Journal, Vol. 15 No. 1, pp. 190-197.

    Эйкен, Л.Х., Кларк, С., Слоан, Д.М. (2008), «Влияние больничной среды на смертность

    пациентов и исходы медсестер», Журнал сестринского дела, Том 38 № 5,

    стр. 223-229.

    Эйкен, Л.Х., Кларк, С.П. и Слоан, Д.М. (2002), «Укомплектование больницей, организация и качество обслуживания

    : межнациональные исследования», Nursing Outlook, Vol.50 No. 5, pp. 187-194.

    Эйкен, Л.Х., Слоан, Д.М., Кларк, С., Погосян, Л., Чо, Э., Ю, Л., Финлейсон, М., Канай-Пак, М.

    и Аунгсуроч, Ю. (2011 г. ), «Важность условий труда для исходов больниц в

    девяти странах», Международный журнал качества в здравоохранении, Vol. 23 No. 4, pp. 357-364.

    Aiken, LH, Sermeus, W., Van Den Heede, K., Sloane, DM, Busse, R., Mckee, M., Bruyneel, L.,

    Rafferty, AM, Griffiths, P., Moreno- Касбас, М.T., Tishelman, C., Scott, A., Brzostek, T.,

    Kinnunen, J., Schwendimann, R., Heinen, M., Zikos, D., Sjetne, IS, Smith, HLandKutney-Lee ,

    A. (2012), «Безопасность пациентов, удовлетворенность и качество стационарной помощи: перекрестные опросы

    медсестер и пациентов в 12 странах Европы и США», British Medical Journal,

    Vol. 344, стр. e.1717.

    Аттри, М. (2005), «Медсестринское агентство и управление: восприятие зарегистрированных медсестер», журнал

    Nursing Management, Vol.13 No. 5, pp. 387-396.

    Бегат, И., Эллефсен, Б. и Северинссон, Э. (2005), «Удовлетворенность медсестер своей рабочей средой

    и результаты клинического наблюдения медсестер на их опыте благополучия - a

    Норвежское исследование », Journal of Nursing Management, Vol. 13 No. 3, pp. 221-230.

    Берлянд, А., Натвиг, Г.К. и Гундерсен, Д. (2008), «Безопасность пациентов и стресс, связанный с работой: групповое исследование в фокусе

    », Сестринское дело в интенсивной и интенсивной терапии, Vol.24 No. 2, pp. 90-97.

    Berwick, D.M. (2009), «Измерение качества и производительности врачей: плывущий по течению озера

    Вобегон», Журнал Американской медицинской ассоциации, Vol. 302 No. 22, pp. 2485-2486.

    Биллетер-Копонен, С. и Фреден, Л. (2005), «Длительный стресс, выгорание и отношения между пациентом и медсестрой

    : качественное интервью, посвященное опыту медсестер», Scandanavian Journal of

    Caring Sciences, Vol. 19 No. 1, pp. 20-27.

    Бьюкен, Дж.и Seccombe, I. (2012), «Перенапряжение, нехватка ресурсов для медсестер Великобритании

    , обзор рынка 2012 г.», Королевский колледж медсестер, Лондон, доступно по адресу: www.rcn.org.uk

    (по состоянию на 1 апреля 2013 г.) .

    Chang, W.-Y., Ma, J.-C., Chiu, H.-T., Lin, K.-C. и Ли, П.-Х. (2009), «Удовлетворенность работой и

    восприятий качества ухода за пациентами, сотрудничества и командной работы в больницах неотложной помощи»,

    Journal of Advanced Nursing, Vol. 65 No. 9, pp. 1946-1955.

    Чо, С.-H., Джун, К.Дж., Ким, Ю.М., Чо, Ю.А., Ю, К.С., Юн, С.-К. и Сун, Ю. (2009), «Медсестра

    Персонал

    , качество сестринского ухода и результаты работы медсестры в отделениях интенсивной терапии», Журнал

    Clinical Nursing, Vol. 18 No. 12, pp. 1729-1737.

    Коллинз, К.Г. и Джойс П. (2008 г.), «Внимание к качеству здравоохранения в Ирландии», International Journal

    of Health Care Quality Assurance, Vol. 21 No. 2, pp. 219-228.

    Конри, М., Хамфрис, Н., Морган, К., Макгоуэн, Ю., Montgomery, A., Vedhara, K.,

    Panagopoulou, E. and McGee, H. (2012), «10-летний (2000-2010 гг.) Систематический обзор

    вмешательств для повышения качества помощи в больницах» , BMC Health Services Research,

    Vol. 12, стр. 275.

    Curson, J.A., Dell, M.E., Wilson, R.A., Bosworth, D.L. и Балдауф, Б. (2010), «Кто хорошо планирует персонал

    ? Краткое изложение оперативной проверки группы проверки кадров », International

    Journal of Health Care Quality Assurance, Vol.23 No. 1, pp. 110-119.

    Демарути, Э., Баккер, А.Б., Нахрейнер, Ф. и Шауфели, В. (2001), «Требования к работе - модель выгорания

    ресурсов», Журнал прикладной психологии, Vol. 86 No. 3, pp. 499-512.

    305

    Качество обслуживания

    (PDF) Выгорание рабочих мест: общий обзор литературы

    Люббаде: сокращение рабочих мест: общий обзор литературы

    Международный обзор менеджмента и маркетинга | Том 10 • Выпуск 3 • 2020 13

    ССЫЛКИ

    Ахола, К., Хаканен, Дж. (2007), Напряжение на работе, выгорание и депрессивные симптомы

    : проспективное исследование среди стоматологов. Aective Disorders,

    104 (1-3), 103-110.

    Ахола, К., Салминен, С., Топпинен-Таннер, С., Коскинен, А. (2013),

    Профессиональное выгорание и тяжелые травмы: восьмилетнее проспективное когортное исследование

    среди рабочих лесной промышленности Анн. . Профессиональный

    Здоровье, 55 (6), 450-457.

    Ахола, К., Вяэнянен, А., Коскинен, А., Коувонен, А., Широм, А.

    (2010), Выгорание как предиктор общей смертности среди

    промышленных рабочих: 10-летнее проспективное исследование связи регистров.

    Психосоматические исследования, 69 (1), 51-57.

    Аппелс, А., Схоутен, Э. (1991), выгорание как фактор риска для коронарного

    сердца. Поведенческая медицина, 17 (2), 53-259.

    Армон, Г. (2009), Прогнозируют ли выгорание и бессонница уровни

    изменений друг друга с течением времени независимо от модели поддержки управления спросом на работу

    (JDC-S)? Стресс и здоровье, 25 (4), 333-342.

    Армон, Г., Широм, А., Шапира, И., Меламед, С. (2008), О природе

    отношений выгорания и бессонницы: проспективное исследование занятых

    взрослых. Психосоматические исследования, 65 (1), 5-12.

    Awa, W.L., Plaumann, M., Walter, U. (2010), Burnout

    Профилактика

    : обзор программ вмешательства. Обучение пациентов

    и консультирование, 78 (2), 184-190.

    Баккер, А.Б., Демерути, Э., Де Бур, Э., Шауфели, В. (2003), Job

    потребности и рабочие ресурсы как предикторы продолжительности отсутствия и частоты

    .Профессиональное поведение, 62 (2), 341-356.

    Баккер, А.Б., Демерути, Э., Шауфели, В. (2002), Проверка

    инвентаризации выгорания Маслач - общее исследование: Интернет-исследование.

    Тревожный стресс и преодоление стресса, 15 (3), 245-260.

    Баккер, А.Б., Демерути, Э., Вербеке, В. (2004), Использование модели ресурсов

    для прогнозирования выгорания и производительности. Управление персоналом

    Управление ресурсами, 43 (1), 83-104.

    Баккер, А.Б., Ле Блан, П.М., Шауфели, В. (2005), Инфекционное выгорание

    среди медсестер интенсивной терапии. Продвинутая медсестра, 51 (3), 276-287.

    Баккер, А.Б., Шауфели, В.Б., Босвельд, В. (2001), Инфекционное выгорание

    Инфекция среди врачей общей практики. Социальная и клиническая

    Психология, 20 (1), 82-98.

    Beckstead, J.W. (2002), Подтверждающий факторный анализ инвентаризации выгорания Maslach

    среди медсестер Флориды. Медсестринское дело,

    39 (8), 785-792.

    Бьянки Р. (2018), Выгорание сильнее связано с невротизмом, чем

    - с факторами, связанными с работой. Психиатрические исследования, 270, 901-905.

    Бильге, Ф. (2006), Изучение выгорания ученых по отношению к работе

    удовлетворенность и другие факторы. Социальное поведение и личность: An

    International, 34 (9), 1151-1160.

    Борриц, М., Ругулис, Р., Кристенсен, К.Б., Вилладсен, Э., Кристенсен, Т.С.

    (2006), эмоциональное выгорание как предиктор отсутствия по болезни

    среди социальных работников: предполагаемые результаты трехлетнего наблюдения

    по результатам исследования PUMA.Профессиональные и экологические

    Медицина, 63 (3), 98-107.

    Bria, M., Spânu, F., Bban, A., Dumitraşcu, D.L. (2014), Маслачское выгорание

    инвентаризация Факторная валидность и неизменность общего обзора среди

    румынских специалистов здравоохранения. Исследование выгорания, 1 (3), 103-111.

    Берк, Р.Дж., Деска, Э. (1986), Корреляторы фаз психологического выгорания

    среди полицейских. Человеческие отношения, 39 (6), 787-501.

    Кордес, К.Л., Догерти, Т.W. (1993), Обзор и объединение

    исследований по профессиональному выгоранию. Академия управления обзором, 18 (4),

    621-656.

    Демерути, Э., Баккер, А. Б., Шауфели, В. Б. (2001), Требования к работе -

    ресурсная модель выгорания. Прикладная психология, 86 (3), 499-512.

    Демерути, Э., Баккер, А.Б., Вардаку, И., Кантас, А. (2003),

    конвергентная достоверность двух инструментов выгорания. Европейский журнал

    психологической оценки, 19 (1), 12-23.

    Демерути, Э., Мостерт, К., Баккер, А.Б. (2010), Burnout and work

    Engagement: тщательное исследование независимости обеих конструкций

    . Психология профессионального здоровья, 15 (3), 209-222.

    Данн, П.М., Арнец, Б.Б., Кристенсен, Дж. Ф., Гомер, Л. (2007), Встреча

    с императивом повышения благополучия врачей: оценка инновационной программы

    . Общая внутренняя медицина, 22 (11), 1544-1552.

    Энцманн, Д., Шауфели, У. Б., Янссен, П., Розман, А. (1998),

    Размерность и достоверность меры выгорания. Профессиональный

    и Oqani Tational Psychology, 71 (4), 331-351.

    Freudenberger, H.J. (1974), Sta выгорает. Социальные проблемы, 30 (1), 159-165.

    Фройденбергер, Х. Дж. (1977), Из опыта. Обучение и

    Development Journal, 31 (7), 26-28.

    Горпейд, Дж., Лакриц, Дж., Сингх, Г. (2007), Выгорание и личность:

    Доказательства академических кругов.Оценка карьеры, 15 (2), 240-256.

    González-Morales, M.G., Peiró, J.M., Rodríguez, I., Bliese, P.D.

    (2012), Беспокойство, преодоление стресса: воспринимаемое коллективное выгорание:

    Многоуровневое объяснение истощения. Тревожный стресс и преодоление стресса,

    25 (1), 43-61.

    Грегори, С.Т., Менсер, Т., Грегори, Б.Т. (2018), организационное вмешательство

    для снижения выгорания врачей. Управление здравоохранением

    From, 63 (5), 352-353.

    Гросси, Г., Томтен, Дж., Фандиньо-Лосада, А., Соарес, Дж. Дж. Ф., Сундин, О.

    (2009), Прогнозирует ли выгорание изменения в болевых ощущениях у

    женщин, живущих в Швеции? Продольное исследование. Стресс и здоровье

    Стресс, 25 (4), 297-311.

    Халбеслебен, Дж. Р. Б., Бакли, М. Р. (2004), Выгорание в организационной

    жизни. Менеджмент, 30 (6), 859-879.

    Халбеслебен, Дж. Р. Б., Демерути, Э. (2005), Конструктивная валидность альтернативной меры выгорания

    : Исследование английского перевода

    инвентаризации выгорания Ольденбурга.Работа и стресс, 19 (3), 208-220.

    Иваницкий Э.Ф., Шваб Р.Л. (1981), Перекрестное исследование

    инвентаризации выгорания Маслаха. Образовательно-психологическая

    Измерение, 41 (4), 1167-1174.

    Джексон, С.Е., Шваб, Р.Л., Шулер, Р.С. (1986), К

    пониманию феномена выгорания. Прикладная психология,

    71 (4), 630-640.

    Keijsers, G.J., Schaufeli, W.B., Le Blanc, P.M., Zwerts, C., Miranda, D.R.

    (1995), Производительность и выгорание в отделениях интенсивной терапии. Work Health

    и организации, 9 (4), 513-527.

    Китаока-Хигасигути, К., Накагава, Х., Морикава, Ю., Ишизаки, М.,

    Миура, К., Нарус, Ю., Кидо, Т. (2004), Построение срока действия

    Инвентаризация выгорания маслача-генеральное обследование. Стресс и здоровье,

    260 (5), 255-260.

    Кобаса, С.С. (1979), Стрессовые жизненные события, личность и здоровье:

    Исследование жизнестойкости.Личность и социальная психология,

    37 (1), 1-11.

    Кобаса, С.С., Мадди, С.Р., Кан, С. (1982), Выносливость и здоровье:

    Проспективное исследование. Личность и социальная психология, 42 (1),

    168-177.

    Langballe, E.M., Falkum, E., Innstrand, S.T., Aasland, O.G. (2006), Факторная валидность

    инвентаризации Маслачского выгорания - общее обследование

    в репрезентативных выборках восьми различных профессиональных групп.

    Оценка карьеры, 14 (3), 370-384.

    Le Blanc, P.M., Hox, J.J., Schaufeli, W.B., Peeters, M.C.W. (2007), Берегите

    ! Оценка групповой программы интервенции

    при эмоциональном выгорании для врачей-онкологов. Прикладная психология, 92 (1), 213-227.

    Le Blanc, P.M., Schaufeli, W.B. (2008), Вмешательства по эмоциональному выгоранию: обзор и иллюстрация

    . В: Halbesleben, J.R.B., редактор. Справочник

    по стрессу и выгоранию в здравоохранении. Нью-Йорк, США:

    Nova Science.p201-215.

    Leiter, M.P., Day, A., Oore, D.G., Laschinger, H.K.S. (2011), Влияние

    мер вежливости на социальное поведение сотрудников, стрессы и

    отношения. Прикладная психология, 96 (6), 1258-1274.

    Стресс, выгорание и преодоление стресса у медицинских работников: обзор литературы

    Ключевые слова

    синдром выгорания; Справляться; Специалисты в области здравоохранения; Профессиональный стресс; Стресс

    Введение

    Стресс - тема, на которую обращали внимание самые разные исследования.Известно, что первые исследования, относящиеся к начало 20-го, -е, -е годы, и это термин, который претерпевает эволюцию [1]. Считается, что адаптивная реакции на возбудителя стресса могут быть классифицированы как специфические или общие [2]. Постоянное нарастание страха давало начало к другому: профессиональный стресс, выгорание и преодоление трудностей. Работа в настоящее время является одним из основных средств выживания особей, поскольку именно этим занимает большую часть его времени [3].Это также благодаря работе, человек может достичь самореализации и установить межличностные отношения [3]. Несмотря на это, эволюция рынков труда повысила конкурентоспособность что отрицательно сказывается на экономическом давлении и требованиях которые сделаны для рабочих. Кроме того, преобразования, которые существуют в экономических, политических и социальных аффектах, аналогично здоровье этих [4]. Это может вызвать профессиональный стресс. Этот поражает лиц различных профессиональных сфер [1].В этом обзоре В статье разъясняется, как стресс влияет на различные профессиональные области, уделяя особое внимание специалистам в области здравоохранения. Она имеет отмечен рост количества секторов здравоохранения рабочие, пострадавшие от болезни на работе [5]. Работа в этой сфере может быть полезным, однако может стать довольно стрессовым из-за различных факторов, таких как, например, боль, смерть и болезни [6]. Что касается синдрома выгорания (также называемого родовым стресс хронический), это можно охарактеризовать как физическое и эмоциональное истощение работников [5] и состоит из трех отдельные фазы, одинаково влияющие на любые профессии и возраст группы [5].

    Методы

    Для разработки данной статьи был проведен обзор литературы. консультировались с такими базами данных, как B-on, Scielo и даже если прибегли к отбору книг из Политехнического института им. Библиотека Браганса.

    Всего было получено 48 статей, из которых 29 были отобраны из-за их информации, соответствующей включению критерии, правильно спланированные. Согласно этим критериям включения, были отобраны статьи, которые представили следующие дескрипторы: Синдром выгорания, Копинг, Медицинские работники, Профессиональные стресс, стресс, использовались также книги / статьи с ранжированием дат между 1987 и 2015 годами были приняты те, кто находился в португальский, английский и испанский.

    Во время исследования проявил некоторую осторожность, так как проверял даты статьи (поскольку в них была самая свежая информация) и гарантирована его надежность через базы данных упомянутый. Исследование было основано на таких ключевых словах, как: стресс, синдром выгорания, преодоление трудностей, профессиональный стресс.

    Результаты

    Напряжение

    Тела способны выжить в данной среде, поскольку они поддерживать баланс или гомеостаз, который постоянно нарушается внутренними или внешними факторами, также называемыми факторами стресса [2].Это легко заметить, что все события, которые индивидуальное совершенство как угрожающие или опасные, могут быть учтены, стрессовые факторы или стрессоры [2].

    Это проблема, которая становится все более актуальной и признано обществом [7]. По этой причине исследование подверглись доработкам, чтобы минимизировать последствия на благополучие человека [7].

    Развитие термина и история

    Известно, что новаторские исследования стресса (в области здравоохранения области) были выполнены примерно в 1930 году [1].Это было предмет исследования исследователей в области здравоохранения, поскольку существует реальная озабоченность по поводу последствий, которые могут сказываются на качестве жизни человека [1]. Слово ударение происходит от латинского и означает «ближе» [8]. Однако этот срок только из XVIII век стал использоваться для выражения скуки, страдания. и широко распространенные последствия тяжелой жизни [8]. Некоторые авторы описывают стресс как «общий адаптационный синдром» [1] и разделив его на 3 фазы: фаза тревоги, фаза сопротивления. и фаза выхлопа [9].Таким образом, стресс - это физиологическая реакция [8] и это результат действия агента, который может быть физическим, социальный или даже психологический, называемый агентом стрессора [8] и что считается вызывающим напряжение [9]. Однако, благодаря этому адаптационному синдрому, организм снова пытается найти гомеостаз утрачен [1]. Другие авторы определяют стресс как реакцию организма на возможные изменения (психофизиологические эффекты), уровень, который возникает, когда человек сталкивается с ситуации, которые негатив, сбивают с толку, возбуждают или даже оставляют счастлив [1].Таким образом, можно сделать вывод, что существует несколько настроек. для этого термина, что затрудняет поиск единого определения и окончательный [9]. Тем не менее, и хотя есть несколько будущих перспективы анализа срока, текущая оценка это то, что рассматривает стресс как состояние, возникающее в результате переходы человек / среда [10]. Таким образом, предмет подвержены этим переходам, вы почувствуете несоответствие между требования ситуации и особенности, которые у вас есть (биологический, психологический или социальный) для достижения управления ими [2,3,10].

    Фазы напряжения

    Стресс можно разделить на три фазы: тревога, сопротивление и выхлоп [1,2,9]. Что касается стадии тревоги, то это бывает когда человек является источником стресса и, таким образом, нарушает баланс (внутренне) и будут проявлять такие симптомы, как повышенное потоотделение, пики тахикардии, одышки и гипертонии [1]. В основная функция этого этапа - объединить все функции тела, поскольку в конце концов это уже готово к встрече с агент стресса [2].Если фактор стресса очень силен, он также может вызвать смерть человека [2,9]. Уже второй этап фаза сопротивления, характеризуется как попытка восстановления дисбаланса, нанесенного на начальном этапе. Здесь может возникнуть, чрезмерная утомляемость, проблемы с памятью или даже сомнения в отношении его, за счет имеющейся энергии [1]. Стрессорный агент остается активным, однако больше не может быть достаточно сильным, чтобы иметь возможность вызвать смерть человека [2]. На этом этапе Агентство попытается адаптироваться к вызванному стрессу [2] и характеристике признаки первой фазы будут уменьшены или устранены [2,9].Если организм не может восстановить баланс, этот процесс может продолжают развиваться, достигая третьей фазы, фазы выхлопа вентиляция [1]. Стрессовый фактор постепенно ослабляет иммунная система в конечном итоге перегрузит запасы энергии [2,9]. Здесь симптомы фазы тревоги возвращаются, но теперь необратимы, и у человека будет высокая степень физическое нарушение, и может ли эта ситуация закончиться смертью [1,9]. Несмотря на три фазы, упомянутые выше, можно рассмотрел еще один этап.Это называется почти истощением. что, как видно из названия, нравится фаза выздоровления и вытяжная вентиляция. Здесь человеку не удается адаптировать или поддерживать большее количество факторов стресса и возможных заболеваний что Иран его ослабляет. Следовательно, производительность человек будет скомпрометирован [1].

    Причины стресса

    Факторы стресса меняются на протяжении жизни, но у человека может быть подвержен стрессовой ситуации анте в любое время [2]. Они могут быть считаются несколькими факторами стресса, такими как: окружающая среда факторы, психологические (самооценка или депрессия), социологические факторов (смерть или безработица), а еще физиологические [9].Источниками стресса считаются события, которые могут вызвать замешательство, взволновать человека или напугать [1]. Это стимулы может быть как внутренним, так и внешним по отношению к человеку [1]. Внутренний стимулы - это все те факторы, которые являются частью «внутренней части» человека, его взглядов на мир, их верований, их ценности, уязвимость, тревога и другие факторы [1]. Уже внешние относятся к событиям в жизни человека, таким как смерть, болезнь, профессиональный рост, безработица и проблемы взаимоотношений на рабочем месте [1].

    Последствия и симптомы стресса

    Высокий уровень стресса может негативно повлиять на физическое и эмоциональное благополучие людей. Это может вызвать проблемы социальной адаптации, семьи, профессии и здоровья [1]. Некоторые Симптомы стресса легко воспринимаются. Являются примерами это учащенное дыхание, потливость ладоней, тахикардия, головная боль и повышенная кислотность желудочного сока. Однако другие более тонкие и не так легко распознать, например, трудность в межличностные отношения и незаинтересованность в различных занятиях [1].Эмоциональный уровень, стресс может вызвать апатию, уныние, бешенство, раздражительность и беспокойство [1]. Помимо факторов упоминалось, что стресс лежит в основе некоторых патологий, таких как артериальная гипертензия, уменьшение десен, псориаз, волчанка, ожирение, рак, депрессия, психотические эпизоды, паника, среди другие болезни [1]. Что касается последствий, то социальный уровень вы можете проверить изоляцию человеческих контактов и межличностных конфликты. Уже на профессиональном уровне вы можете проверить, не загорелся ли продуктивность, проблемы во взаимоотношениях, задержки и низкая производительность [1].Психосоматические симптомы, такие как боли в животе и груди, головная боль, тошнота и усталость, кажется, встречаются чаще, чем психологические симптомы, такие как депрессия, тревога и раздражение [11,12].

    Профессиональный стресс

    Стресс все еще может присутствовать у профессионалов самых различные области и, следовательно, это берет название профессиональных стресс [1]. Оказывая негативное влияние на физическое и психическое благополучие профессионалов [13]. Некоторые авторы защищают это профессиональный стресс возникает, когда рабочие чувствуют, что их ресурсов слишком мало для удовлетворения возможных требований соответствующая трудовая деятельность [3].Профессиональный стресс также считается дискомфортным эмоциональным состоянием [1,3].

    Короче говоря, профессиональный стресс - это продукт взаимоотношений между человеком и окружающей средой [3]. Это вызвано набор агентов стрессоров, возникающих в сфере труда и что может быть истолковано как угроза целостности субъекта [14].

    Факторы, вызывающие профессиональный стресс

    Можно сказать, что понятие профессионального стресса является сложным, так как этот термин охватывает специфические факторы трудовой деятельности, но также факторы, связанные с индивидуумом [10].Стресс на работе может быть связанных с такими факторами, как рабочая среда, избыток или отсутствие этого и интерфейса семья / работа [8]. В отношении характер причин профессионального стресса, эти причины могут быть неотъемлемой частью работы, роли в организации, карьерного роста, родство на работе, структура и организационный климат [10]. В первом случае (внутренние причины) есть две группы факторов: физические условия работы (шум, температура, вентиляция и освещение) [2,10], которые относятся к вашей среде [9] И требования рабочих задач (посменная работа, работа в ночное время, работа перегрузка, подверженность рискам и опасностям и монотонность на работе) [10].Перегрузка работы возникает, когда требования, которые сделано так много, что он начинает чувствовать себя неспособным оперативно реагировать на всех [9,10]. Что касается бумаги в организации есть основные причины стресса: конфликт в функции, неоднозначность ролей, конфликты пределов и степени ответственность [9,10]. В этой последовательности применительно к конфликту в функции важно подчеркнуть, что все предметы те, кто сталкивается с такой ситуацией, получают мало удовлетворения на работе [2].Функциональный конфликт в основном относится к ситуациям, в которых работник считает, что то, что было запрошено, или не соответствует к определению своих задач, или что отличается от убеждений и значения [8,10]. С другой стороны, неоднозначность ролей связывает отсутствию ясности в отношении роли испытуемых в работе [8,10] и степени их ответственности [8]. На третьем точка, карьерный рост, недостаточное продвижение по службе, незащищенность или страх потерять работу часто являются причинами стресса [10].в Четвертый пункт: родство на работе становится причиной стрессовых факторов. например: несоответствующие отношения между работниками и их начальство или между коллегами [10]. Наконец, такие аспекты, как отсутствие чувства интеграции в организацию, политика организации и исключение принятия решений, обратитесь к структуре и организационному климату [10]. Несмотря на причины уже упомянуты, есть и другие рассмотренные, внеорганизационные [8,10], такие как, например: семейные кризисы, экзистенциальный кризис, социальные конфликты и финансовые трудности [10].Тот То есть, профессиональный стресс не следует оценивать изолированно от факторы, связанные с повседневной жизнью испытуемого [10]. Суммируя, в случаях профессионального стресса следует учитывать все аспекты уже упомянутые, в том числе те, которые относятся к личности в его необычности.

    Профессиональный стресс и пол

    Однако профессиональный стресс затрагивает как женщин, так и мужчин. в некоторых исследованиях пытались выяснить, являются ли факторы, вызывающие стресс, одинаково влияют на мужчин и женщин [3].Одно из первых исследований по влияние пола в ступенях реакции на стресс было Пол и стресс Барнета, Бинера и Баруха [3]. Стоуни и т. Д. al. утверждал, что мужской секс более энергично реагирует на факторов стресса, чем у женщин [15]. Но некоторые исследования показывают, что женщины имеют более низкое напряжение, повышение артериального давления в момент нервного истощения полет [15].

    Таким образом, существуют различия в отношении пола в ответ на стрессовый фактор времени и в этой роли в развитии болезни [1].Пол может определять реакцию на момент травмирующего стресса и, как следствие, для определения эффекта эта реакция на здоровье человека [15]. Роли сыграны различного пола имеют большое влияние на индуцирующие факторы стресс. У женщин, как правило, более изнурительная роль. на уровне семьи, потому что они играют разные роли, влекущие за собой много ответственности, например: забота о доме и детях, в параллельно с рынком труда [3,5,16]. Расход энергии на эти задачи может отвлекать часть энергии, которая была бы направлена к выполнению функций на рабочем месте, обеспечивая профессиональную отказ [3].Женщины, которые занимают центральное место в вашей жизни на работе, приобретают чувство вины перед своей семьей, то есть высокая забота и централизация в работе требует, чтобы во многих случаях они перестали передай свою семью [3]. Связь между использованием социальных стратегия поддержки и переменная женщина предполагает, что существует влияние культуры, которая способствует большей непринужденности женщины в борьбе со страданиями и рассказывать о своих чувствах. Так что женщина проявляет большую готовность делиться опытом, направленным при достижении социальной поддержки перед проблемами, которые появляются [3].

    Профессиональный стресс у медицинских работников

    Заботясь о ближнем, профессионалы в области здравоохранения иметь способность противостоять невзгодам, которые есть в этой его работе. Это также улучшает способность справляться с препятствиями. повседневной жизни [17]. Работа в медицинском отделении может стать довольно сложной. стрессовые и причиняют страдания, которым они подчиняются в эту среду [6]. Техники Закона о здоровье, в в соответствии со своей специализацией, в различных отраслях (для например, сестринское дело, реабилитация и лаборатории) [1].Эти техники подвержены раздражителям, которые считаются нервным бегством [1]. Таким образом, медицинские работники подвергаются чрезвычайному риску излечимости от профессиональный стресс [4,8]. Они должны ежедневно иметь дело с факторами такие как недостатки, смерть, перегрузка и контакт с страдание и боль, которые способствуют увеличению стресса, таким образом повышение вероятности профессионального стресса [4]. Это становится грязным поводом для беспокойства, поскольку упомянутые факторы может отрицательно изменить здоровье и благополучие медицинские работники, которые в конечном итоге жалуются на психологический и физический уровень [4].По обзору литературы, было обнаружено, что такие группы, как женщины, профессионалы, работают посменно и медсестры [18], те, которые представляют больше склонность к проблемам профессионального стресса. Вы также можете проверить что есть большая тенденция медсестер более новых, представьте этого типа задач [16,18,19]. Медсестры представили новее более высокая распространенность профессионального стресса, связанного с превышение работы, профессиональной карьеры и заработной платы [16,18,19]. Эти профессионалы также увеличили вероятность выгорания, профессиональная и обезличенная [19].

    Обстоятельства, вызывающие стресс в здравоохранении профессионалы

    Категории, наиболее часто упоминаемые как потенциальные, вызывающие стресс среди медицинских работников: занятость [20] (количество часов работы) [16,19,21,22,31], зарплата не соответствует с обязанностями, присущими выполнению функции [22]; структура и климат организации где работа [19,20]; отсутствие автономии [21,22], т.е. невмешательство в принятии решений и отсутствии общения между людьми [20], карьерный рост [20] (трудности продвижения [16] и угрозы безработицы [20], роль в организации [20] (ответственность перед людьми) и рабочие отношения с начальством [16], коллегами и подчиненные [20].Медсестры Second Heim преодолевают стрессовые условия даже более интенсивные, чем врачи [20]. Хотя медсестры постоянно заботятся о больных, что уже причина возникновения стрессогенератора, за которыми следуют конфликты в команде или рабочая перегрузка, незащищенность и отсутствие автономии [20]. Согласно медсестрам, источникам, которые обеспечивают более высокий профессиональный уровень стрессом являются: плохое физико-техническое состояние, нехватка материала ресурсы [6,22], технические и человеческие, чрезмерное количество пациентов на медсестру [21] И неспособность удовлетворить требования пациентов.Эти пять источников идентифицируются по убыванию порядка, то есть тех, которые представляют более высокую частоту наименее часто [12]. Участники более новые (до 30 лет) отражают отношение к более высокому стрессу, связанному с избытком работы, полученное вознаграждение за профессиональную карьеру. Таким образом медицинские работники более новые представляют наибольшие трудности при инициировании трудового проекта в сфере здравоохранения [16].

    Заболевания, которые больше всего влияют на здоровье профессионалы

    Болезни, вызванные стрессом, которые больше всего влияют на здоровье профессионалы связаны с мышечной системой - скелетной мышцы, потому что происходит перегрузка мышечного уровня, т.е.е. медицинский работник оказывает чрезмерное усилие на паравертебральные мышцы [20]. Самая большая причина заболеваемости у медицинских работников, в частности элементов, которые работа в экстренных службах, остеохондроз (пример опорно-двигательного аппарата). Этот вид патологии может вызвать трудовой невыход на работу. Эта травма может спровоцировать усиление стресса. среди медицинских работников [20]. Стресс присутствует в нескольких болезней, онтогенез выступает как фактор, способствующий, либо как срабатывания того же, можно упомянуть: артериальную гипертензию, ретракция десны, визуализация язвы, язвенный колит, рак, псориаз, волчанка, ожирение, депрессия, паника, психотические заболевания эпизоды, предменструальные нарушения напряжения, головная боль, герпес simplex, иммунологические заболевания и болезни органов дыхания [1].Таким образом, важно подчеркнуть, что стресс не является причиной болезней, но имеет отягчающее или провоцирующее действие того же [1].

    Синдром выгорания

    Выгорание было названо одной из областей негативного влияние на самочувствие, физический и умственный уровень, в медицинские работники [18]. Термин «выгорание» - это термин, который Английский язык - это результат соединения двух слов: сгореть и угаснуть. Этот термин переходит к значению, которое подразумевает сжечь что-либо. до истощения, т.е.е. пока он не будет израсходован по всей мощности в наличии [23]. Синдром выгорания можно охарактеризовать как самовосприятие эмоциональное истощение, отсутствие профессиональных успех личности и обезличивание [5,23].

    Этот синдром поражает людей любого возраста и относятся к любой профессиональной категории. Однако это расстройство, которое затрагивает в основном людей, чьи профессии связаны с межличностными отношениями. контакт [5]. Выгорание сопровождается симптомами, как физические и психические, возникающие из-за плохой адаптации может сопровождаться разочарованием по отношению к себе и работать [5].Этот синдром включает эмоциональное истощение, обезличивание и отсутствие профессиональных достижений / кадров отдельным работником [5,23,24]. Что касается эмоционального истощение, это считается основной точкой стресса, характеристика выгорания. Это в некоторой степени относится к физическому и умственный уровень и нехватка сил для достижения сегодняшнего дня задачи [5]. Обезличивание, в свою очередь, влияет на состояние в который человек становится более холодным, циничным и всегда с отрицательное отношение ко всем окружающим, становясь даже далекие от них [5].Наконец, отсутствие или сокращение профессиональных достижение, представляет собой отрицательное отношение человека к сам. Отражает заниженную самооценку, неудовлетворенность и чувство отказа по отношению к его работе [5]. Считается, что в наличие синдрома выгорания, люди больше не способных выполнять подвиги профессиональных функций, как эмоциональный уровень (истощение), представляющий как физиологический (сон расстройства) [25]. У этих профессионалов могут быть отклонения от его функции, поскольку симптоматика имеет тенденцию к ухудшению [25].

    Выгорание медицинских работников

    То же самое может произойти и со специалистами в области здравоохранения, когда для Например, они чувствуют необходимость увеличения семейного дохода [5]. в врачей они выбирают, в большинстве случаев, предоставляя уход на частном уровне или в больницах в дополнение к обслуживающему персоналу на базовом блоке. Однако это может увеличить семейный доход. порождает ситуации крайней усталости, в конечном итоге влияет на всех настоящая трудовая деятельность [5]. В случае медсестер они находятся под сильное эмоциональное вовлечение и, кроме того, к перегрузке работы, трудности общения и высокой нагрузка психологическая и аффективная.Все это может привести к состоянию истощение у профессиональных медсестер [24].

    Причины синдрома выгорания

    Дело в том, что разработка Burnout является многокомпонентной. (с участием индивидуальных и трудовых факторов) [5]. Эмоциональный истощение у женщин часто проявляется из-за объем двунаправленной работы, которая включает в себя уход за домом и результативность в профессиональной жизни [5]. У мужчин бывают случаи деперсонализации, потому что они подвержены давлению и требования со стороны общества в отношении выполнения определенные функции считаются мужскими [5].Эмоциональное истощение относится к чувству чрезмерного эмоционального стресса [26] и может быть физический или психический. Первоначально человек чувствует усталость и огромная трудность справляться с эмоциями других [26]. Эта трудность скрыта настолько, что часто становится очень сложно работать с больными. Ввиду этой трудности, профессионал может принять вид холодности и безразличие к пациенту [23]. Некоторые из них являются психологическими факторы, которые могут привести к возникновению эмоционального истощения.Эти факторы в основном связаны с концепцией работы, с чувством призвания, попытаться сохранить образ самого себя и поиск реализации социальных и личных уровень. Такое поведение имеет решающее значение для типа реакции. к стрессу и появлению синдрома профессионального выхлоп [24]. Вытяжная вентиляция на профессиональном уровне - это часто сопровождается другими симптомами, которые могут оказаться болезненными для человека. Первоначально у профессионала возникает ощущение потеря жизненных сил сочетается с чувством отчаявшихся рабочих.Затем устанавливает чувство безразличия, ведущее к скуке, а также к деконцентрации и дезориентации [24]. Иногда профессиональное истощение вызвано чувством не достижения со стороны профессионала, т. е. чувствует, что уже не компетентен в своих функциях и поэтому чувствует разочарование по поводу направления, которое когда-то приписывали профессия. С того момента, как профессионал приобретает ощущение того, что уже не на высоте предложений, это запускает autodesvalorizar вашу работу, называя виноватым [24].В последствия этого autodesvalorização могут привести к прогулам м с обоснованием или без, утечка в работу или изменение того же самого. У врачей наиболее частой реакцией является гиперактивность. Врач увеличивает доступность работы, но их эффективность снижается. Снижение профессионального потенциала, связано с чувством некомпетентности в исполнении своих функций, приводит к низкой личной реализации [24]. Этот фаза синдрома выгорания характеризуется оценкой отрицательная роль самого профессионала [26].

    Обезличивание проявляется в холодном отношении и безразличие к другим, ведущее к негативному отношению и неуместность и раздражительность [5,23,26]. Верят что эмоциональное истощение и возрастная переменная связаны, а также взаимосвязь возрастного фактора и обезличивание. У молодых людей более высокий индекс эмоциональное истощение и обезличивание [19]. Выгорание синдром у медицинских работников ассоциируется с низким уровнем безопасности того же [26], увеличивая экономическое бремя и снижение качества предоставляемых услуг [29].Здоровье профессионалы, выполняющие функции паллиативной помощи, очень восприимчив к чувствам и эмоциям различным, потенциально стрессовым, в той степени, в которой медицинские работники неизбежно страдают страданиями людей, оказывающих эту помощь [23]. В повторный контакт со смертью, по мнению различных авторов, факторов, обеспечивающих развитие синдрома выгорание, особенно когда механизмы выживания принятые неэффективны [23]. Стратегии выживания, вызывающие беспокойство когнитивные и поведенческие механизмы, которые используются человек, чтобы справиться с происшествиями, которые вызывают стресс [6,20].

    Профилактика синдрома выгорания

    Профилактика синдрома выгорания (или стресса) требует новое определение механизмов индивидуального и коллективного рабочих, поскольку иногда бывает необходимо пересмотреть определенные ценности и концепции [5]. Таким образом, профилактика требует терапевтические действия на социальном уровне, индивидуальном, групповом и организационный, но также требует воспитательных действий [5]. Это все еще чрезвычайно важно, чтобы при появлении этого синдрома, признаны теми, кто страдает от этого, и в этой последовательности, ищите помощи в лечении.Что касается различных учреждений, они должны принять опосредованные средства, необходимые для предотвращения истощение, как обновить рабочую среду и создать различные стратегии борьбы со стрессом [27].

    Симптомы синдрома выгорания

    Выгорание может сопровождаться симптомами и тревогой. чувства. Во-первых, могут возникнуть такие чувства, как потеря жизненных сил и безнадежность, пребывание после безразличия, скуки, цинизм, а также дезориентация и деконцентрация.Даже Таким образом, могут возникнуть противоположные ситуации, как в случае с испытуемыми. демонстрирующие всемогущество [24]. Что касается симптомов, их можно классифицировать как: физические симптомы (бессонница, отсутствие энергия, боль в спине, потеря аппетита, язва, мигрень и тошнота) и психологические симптомы (цинизм, раздражительность, отрицание неудачи, потеря чувства юмора, равнодушие, незащищенность, безразличие, нерешительность, снижение самооценки и потеря память) [24].

    Синдром выгорания и депрессии вроде бы одинаковы смысл, однако между ними есть различия.Хотя первый сможет претерпеть изменения и возглавить второй, субъект действительно депрессивное состояние представляет собой состояние чрезмерной слабости, которое влияет на все варианты его жизни. Вы будете чувствовать себя депрессивным человеком виноват во всем, что происходит, а человек с Burnout просто почувствуй ярость [24].

    Стратегии преодоления

    Термин «совладание» означает «справиться, столкнуться, преодолеть, справляться, реагировать или адаптироваться к неблагоприятным обстоятельствам [7]. Это термин возникший в середине 19 -го века.На этот раз это было считал этот термин синонимом защиты, однако от XX век начал признавать, что стратегии выживания для эмоциональная реакция на стрессовые ситуации [7].

    Когда люди, если они видят в стрессовой ситуации, пытаются смягчить его, используя для этого механизмы преодоления [2]. Эти частные лица, часто наблюдается несоответствие требований которым они представлены, и ресурсы, которые должны отвечать на эти требования. Таким образом, эти механизмы динамические процессы, которые помогают им управлять / сокращать это несоответствие [2].Обзор литературы позволяет также сказать, что копинг включает в себя набор поведенческих и когнитивных стратегий, используется, чтобы облегчить обстоятельства, нервотрепка на работе [6,28,29]. Это также позволяет сделать вывод о том, что типы совладания наиболее упоминаемыми являются: социальная поддержка (индивидуальные попытки найти поддержку, чтобы противостоять стрессовым ситуациям), устранение неполадок, саморегулирование, изгнание (ищите отстраненность ситуации нервный полет), конфронтация, позитив переоценка (физическое лицо реорганизует ситуацию, чтобы смягчить эмоциональный заряд проблем) и, наконец, принятие ответственность, когда субъект принимает на себя ответственность за ситуация в попытке ее разрешения [28].Стратегии адаптации к стрессу преследуют две основные цели: попытаться изменить дилемма, вызывающая стресс и контролирующая эмоциональную реакцию на это дилемма [2].

    Обсуждение

    Стресс рассматривается как фактор, который все больше влияет на индивиды нынешнего общества [7]. В основном влияет на людей то падение, ежедневно, на рынке труда самых разных сфер [1]. Это заменяется, таким образом, на профессиональный стресс. Это можно считать, что этот тип стресса, в общем, характеризуется продуктом взаимоотношений между человек и среда, в которой он находится [3].Симптомы профессионального стресса, присутствующие у каждого человека, будут связаны с различными факторами, которые идут от рабочего стола до отношения семья / работа [8].

    Специалисты, предъявившие симптомы стресса, большинство находится на стадии сопротивления. Это промежуточный стадия в процессе стресса и характеризуется затруднением с памятью, повышенной физической утомляемостью и эмоционально-эмоциональной большая уязвимость к развитию заболеваний [17]. Профессионалы с большим опытом работы имеют более низкий уровень стресса, потому что вероятно, уже разработанные стратегии выживания, которые позволяют им чтобы лучше справляться с ситуациями, вызывающими стресс [21].Особенно у медсестер увеличение нагрузки связано с количество обслуживаемых специалистов, либо из-за нехватки медсестры, благодаря инновациям в новых технологиях или субстанциях, которые увеличивают объем работы, не группируя больше профессиональный [21]. Механизмы или стратегии выживания имеют возникла впоследствии, чтобы попытаться облегчить эти ситуации стресса и всего, что это означает для здоровья человека [2,7]. Возможности профессионалов в управлении новыми оборудование или протоколы и профессиональная автономия способствовать большему удовлетворению на рабочем месте и последовательно снижать уровень стресса [21].Досуг важен посредник стресса может повысить удовлетворение психологического потребности профессионалов, способствующие их благополучию как физическое и психическое [21]. Следуя эволюции стресса, появились новые термины, например, синдром выгорания. Для этого синдрома характерно эмоциональное истощение, отсутствие профессиональный успех и обезличивание [5,23], и может повлиять на лица любых профессиональных категорий и возрастных групп [5]. Тем не менее, синдром выгорания чаще встречается среди молодые рабочие, особенно те, которые еще не достигли возраст от 30 лет, а стаж почти нулевой.В этих случаев, молодые сталкиваются с реальностями, которые не совпадают их ожидания становятся неуверенными. Синдром выгорания часто стимулируется чрезмерной мотивацией или ожиданиями, которые эти молодые люди вносят вклад в ваше будущее, поскольку они не могут быть достигнут [5]. Беспокойство считалось предиктором большого значение синдрома выгорания, затрагивающее все его аспекты кроме личной реализации работой [29]. Таким образом люди с высоким уровнем тревожности более уязвимы к профессиональный стресс и выгорание [19,21].Еще один предсказатель Выгорание - это поддержка главенства. Поддержка и поддержка головы были связаны с выгоранием в нескольких исследованиях. Это указывает на то, что медсестры, находящиеся в браке, оказали больше поддержки. их головы, показали уровень выгорания Нидерланды. Таким образом, это становится важным поддерживать между руководителями и подчиненными для повышения компетентности, самооценки и реализации профессионал [21]. Медицинские работники, которые еще не представленное выгорание указывает на низкий уровень обезличивания по сравнению с профессионалами, которые проявили выгорание, уровень деперсонализации которых был высоким [23].Хотя доля медицинских работников с выгоранием невысока, высокий уровень деперсонализации может поставить под угрозу то, как эти профессионалы выполняют свои функции, тем самым ставя под угрозу забота о пациентах. Неправильно идентифицированное отношение соответствует поведению холодность, равнодушие и цинизм. Деперсонализацию можно выделить как источник неэтического поведения со стороны настоящие профессионалы. Эти результаты вызывают особую тревогу, потому что медицинские работники играют преобладающую роль в жизни это может повлиять на пациентов и, в любом случае, на их лечение [23].

    Выводы

    В данной обзорной статье был сделан вывод, что термин стресс, проглотил с течением времени, и это феномен, вызывающий недомогание, между людьми, которые настоящее время. Все люди уже пережили стрессовые ситуации, однако, именно управлять ими - дело каждого из них.

    Стресс может возникнуть из-за нескольких факторов, которые могут исходить от индивидуальные и личные факторы, вплоть до факторов, связанных с работой. В в последнем случае может возникнуть значительный профессиональный стресс.Это характеризуется как эмоциональное недомогание в результате родов осложнения. В этой последовательности, когда испытуемый представляет три такие характеристики, как эмоциональное истощение, обезличивание и отсутствие профессиональных достижений, сталкиваются с ситуация синдрома выгорания. Стресс включает также несоответствие требований данной ситуации и ресурсы, которые есть у каждого человека, чтобы отреагировать на эти требования. Следовательно, возникают механизмы совладания. Эти помочь, таким образом, устранить эти несоответствия, чтобы уменьшить стресс и все связанные с ним последствия.

    Принимая во внимание, что медицинские работники напрямую контактируют с больных и их страданий, необходимо, чтобы они качество жизни, чтобы обеспечить хорошие условия как в больнице или общине для этого предоставляется хороший уход. Таким образом, это важно, чтобы медицинские работники поддерживали хорошее физическое состояние. состояние и хороший контроль над нервными факторами полет, который влечет за собой, чтобы положительно повлиять на его производительность. Постоянная оценка специалистов в области психического здоровья может способствовать разработке стратегий ухода за на предотвращение и минимизацию возникновения ситуации, вызывающие стресс.

    Список литературы
    1. MalagrisLEN, Fiorito ACC (2015) Оценка уровня стресса техников из сферы здравоохранения.Studies Psych 23: 391-398.
    2. Matos AS, Jacome JC (1998) Стресс. Psycho Anal 4: 691-698.
    3. AngelicaSM, BignottoMM, LippMEN (2015) Стресс и качество жизни: влияние некоторых личных переменных 20: 73-81.
    4. Rui A, Esteves, Gomes A (2014) Стресс, когнитивная оценка и адаптация к работе в классе медсестер4: 27-35.
    5. Trindade LL, Lautert L (2010) Синдром выгорания среди работников Стратегии здоровья семьи.Ред. Esc Enferm 44: 274-279.
    6. FilhoAM, AraujoTM (2015) Профессиональный стресс и психическое здоровье профессионалов медицинского центра Аракажу. ThedeleteEduc Health 13: 177-199.
    7. Pocinho M, CapeloMR (2009) Уязвимость к стрессу, стратегии выживания и самоэффективность среди португальских учителей 35: 351-367.
    8. Бенджамин SJ (1990) Стресс. Ground Editora, Франция.
    9. Джерролд С.Г. (2002) Управление стрессом. 6-е изд. Маноле, Румыния.
    10. HespanholAB, Porto SN (2005) профессиональный стресс.Пересмотренные португальцы психосоматики 55: 153-162.
    11. Леппанен Р.А. и Олкинуора М.А. (1986) Психологический стресс, испытываемый медицинским персоналом. Scand J Work Environ Health 13: 1-8.
    12. Mcintyre MT, Mcintire SE (1999) Реакции на стресс и ресурсы для преодоления трудностей у медсестер. Психологический анализ 3: 513-527.
    13. Леандро Р., Руи Г.А., Мария С. (2010) Профессиональный стресс у медицинских работников: сравнительное исследование 7: 1494-1508.
    14. Канова К.Р., PortoJB (2010) Влияние организационных ценностей на профессиональный стресс: исследование с учителями средней школы.Hum Soci Manage 11: 4-31.
    15. Джейн О., Спонсорство С, Андерсен Ф (2004) Психология здоровья 2dedtn, Португалия.
    16. Мария CMS, Gomes ARS, (2009) Профессиональный стресс у медицинских работников: сравнительное исследование врачей и медсестер. Stud Psycho 14: 239-248.
    17. Oliveira D, Morocco MG, Cardoso, Lucia C (2011) Стресс и педагогическая работа в области здравоохранения. Stud Psych38: 135-141.
    18. GomesARS, Фернандо Дж., Сусана С. (2008) Профессиональный стресс у медицинских работников: исследование с участием португальских практикующих врачей и медсестер.Психология: Theory Resea 25: 307-318.
    19. Santos AFO, Cardoso CL (2010) Специалисты в области психического здоровья: проявление стресса и выгорания. Исследования Psych37: 67-74.
    20. Серра, Ваз A (2011) Стресс в повседневной жизни, 3-е место, национальный дистрибьютор книг, Lda, Коимбра, Диналивро.
    21. Pires DEP, Bertoncini JH, Trindade LL, Matos E, Azambuja E, et al. (2012) Технологические инновации и рабочая нагрузка медицинских работников: взаимосвязь неоднозначная. 33: 157-68.
    22. Ferreira, Sà© rgioD (2015) Измерение степени удовлетворенности медицинских работников: приложение в Группе медицинских центров Feira-Arouca.Rev Port Public Health, 33: 188–198.
    23. Pereira, Martins S (2014) выгорание у врачей и медсестер: количественное исследование Amulticenter в отделениях паллиативной помощи в Португалии. MagazNursi Ссылка 3: 55-64.
    24. Мишель Д. (2006) Вытяжная вентиляция (синдром выгорания) Рита Роша, 1-е изд., Португалия.
    25. SilveiraSLM, Camara SC, Armazarray MR (2014) предикторы синдрома выгорания в профессионалах базового здравоохранения в Порту. Психология, общество и здоровье 3: 120-130.
    26. Хименес М., Бернардо (2002) Оценка эмоционального выгорания учителей.Сравнение инструментов: CBP-R И MBI-ED. Психология в исследовании7: 211-941.
    27. Bentacur A, Guzmán C, Lema C, Perez C, Pizarro MC, et al. (2012) Синдром выгорания у медицинских работников 3: 184-192.
    28. Lima CP (2015) факторы стресса и стратегии выживания, используемые медсестрами, работающими в больницах Intern j currmicrobioapplisci 4: 157-163
    29. Reis ALLPP, Fernandes SRP, Gomes AF (2010) Стресс и психосоциальные факторы. pschscieproff 30: 712-725.

    Лучшие книги о выгорании

    Что такое выгорание и что его вызывает?

    Выгорание, вероятно, так же старо, как сама работа, и в самом простом его определении просто сводится к истощению от переутомления.Но дело обстоит глубже, потому что выгорание - это еще и состояние перегрузки нервной системы. Впервые он был обозначен как таковой в 1974 году немецко-американским клиническим психологом по имени Герберт Фройденбергер.

    Фройденбергер заметил ряд специфических особенностей, связанных с обращенными к нему пациентами, которые связаны не только с физическим и умственным истощением, но и с состоянием иннервации. Чувство, которое может вызвать переутомление, - это гораздо больше, чем просто усталость; это вызывает тревогу, которая помещает больного в довольно адское место между отключением и пробуждением.Полное бодрствование невозможно, потому что нервная система и тело перегружены. Но ни то, ни другое не является состоянием покоя, потому что есть ощущение, что больной всегда позади себя. Всегда в погоне за следующей задачей. Постоянное ощущение, что они сделали недостаточно, что, в свою очередь, вызывает склонность к цинизму и безразличию, часто ассоциируемым с этим заболеванием.

    Burnout имеет какое-то отношение к чувству фундаментальной неполноценности перед задачами, которые ставит перед нами жизнь. Не только рабочие задачи, но и задачи взаимоотношений, личного управления, всего на самом деле - все, что нужно для жизни и выживания в этом мире.

    Вы психоаналитик, а также профессор теории литературы. Насколько распространены симптомы выгорания среди ваших клиентов?

    Я практикую в той или иной форме уже около 15 лет. И мне кажется, что тревога по поводу работы, кажется, занимает более заметное место в умах людей в консультационной комнате. Не только из-за переутомления наемного труда, но и из-за переутомления всей жизни. Теперь, поскольку размер выборки настолько мал и, возможно, настолько специфичен в демографическом плане, трудно делать обобщения на основе одной клинической практики.Но это было очень поразительно.

    Особенность культурных феноменов с психоаналитической точки зрения состоит в том, что они затрагивают многие сознательные, но неосознаваемые уязвимости, те личные места, поцарапанные и задетые социальными сообщениями. Одно больное место, я думаю, - это предположение, что мы, возможно, делаем недостаточно - и что может быть недостаточно .

    Получайте еженедельный информационный бюллетень Five Books

    Социальные сети - это социальный эксперимент, культурный эксперимент, последствия которого столь неопределенны во многих отношениях.Одно из них, безусловно, заключается в том, что это вызывает постоянное состояние конкурентной тревожности и зависти: ощущение, что у другого человека всегда было немного больше разницы, чем у вас.

    Мне кажется, что даже в самых безобидных проявлениях, один из способов работы социальных сетей заключается в том, что их наиболее успешные практики или присутствие в Интернете достигают успеха не столько из-за того, что они делают или чего достигают, сколько из-за того, что они делают. способность проецировать успех в мир и вызывать такую ​​тревогу.

    Думаю, согласен. В вашей книге «Не работает: почему мы должны остановить » описываются удовольствия и творческие преимущества отказа от социальных и связанных с работой требований. Но, как вы упомянули ранее, наша культура осуждает праздность. Как вы думаете, почему это так?

    Я думаю, что наша культура все больше и больше определяет нашу человечность с точки зрения ее видимых и поддающихся проверке проявлений, свидетельств того, что мы делаем. Но как насчет тех аспектов нас, которые нельзя проверить извне, скажем, с помощью изображений или какой-либо другой формы публичного показа? То измерение человеческого существа, которое нельзя измерить ни лайками, ни другим показателем объективных социальных достижений.

    По определению, бездельничая, мы не проецируем свои достижения на мир, и поэтому, с определенной точки зрения, это по своей сути трата времени. Пришло время показать что-то миру. Чем больше мы движемся к культуре экстернализации, выворачивания себя наизнанку и демонстрации свидетельств, тем больше обесценивается нечто вроде частного «я», культивируемого в праздности.

    Руссо восхвалял праздность, но пояснил, что тип праздности, который он любил, был «не безделием, который остается со скрещенными руками в полном бездействии и не думает больше, чем действует.Вместо этого он проводил время, гуляя, читая, приступая к проектам и быстро оставляя их, действуя по прихоти, «в общем, размышляя весь день без порядка и без последовательности» - и это само по себе было плодотворным занятием. Это привело его к новым проектам и непредвиденным прорывам. Должны ли мы все уделять время неуправляемой деятельности?

    Я стараюсь избегать слова «должен», но я определенно думаю, что это то, от чего каждый мог бы получить больше.

    То, что вы часто обнаруживаете, - это определенный тип личности, который говорит: «Послушайте, работа - это то, что меня объединяет.Активность - вот что меня объединяет. Если я позволю себе уйти. . ... Есть некое почти апокалиптическое предчувствие того, как все может развалиться, если они позволят себе просто остановиться на мгновение.

    Существует путаница между «ничего не делать» и «ничего не делать». «Ничего не делать, - сказал Оскар Уайльд, - это самое трудное дело в мире». Ничего не делать - на самом деле чисто негативное определение, в котором все, что вы обозначаете, - это отсутствие определенной активности, которую можно измерить или увидеть.В то время как ничего не делает, имеет отношение к развитию состояния ума, в котором новые возможности могут войти в разум и мир. И это, я думаю, то, что в нем такого ценного.

    Есть что-то в компульсивной активности - Шопенгауэр подчеркивает это, когда говорит о привычке, - которая отличается от лени, о которой я говорю. Я думаю, люди так привязываются к привычке, потому что она убеждает нас в том, что все останется по-прежнему. Что ничего не произойдет, чтобы нарушить условия, в которых мы живем в этом мире.

    « Ничего не делать на самом деле является чисто негативным определением, тогда как ничего не делать имеет отношение к развитию состояния ума, в котором новые возможности могут войти в разум»

    До определенного момента это вполне человечно и понятно. Но я думаю, что это становится бесчеловечным и бесчеловечным, когда он действительно полностью исключает возможность пациента в тишине ждать того, что должно произойти, или даже не наступить. Потому что можно удивиться также, слушая тишину или опустошив свой ум от слишком большого количества содержания.

    В своей книге я упоминаю историю, которая мне очень нравится, ее цитирует Секст Эмпирик, более поздний греческий философ, формализовавший и систематизировавший скептицизм. У него есть история о художнике Апеллесе, который отчаянно пытался нарисовать пену, льющуюся изо рта лошади. Каждая попытка заставляла его отчаяться и кричать от разочарования, и в итоге он швырнул губку на холст. А когда губка упала на холст, точно нужный эффект создавался у пасти лошади.

    Момент эврики.

    Это прекрасная история - история об идее, которую мы можем заранее дать для вдохновения. Что все, что мы достигаем, связано с сознательным, контролируемым намерением. Речь идет о том, чтобы допустить возможность быть удивленным, незнанием в какой-то момент, что именно даст вам то, что вы ищете.

    Давайте обсудим вашу первую выбранную книгу, Алена Эренберга «Усталость от самого себя: диагностика истории депрессии в современную эпоху» .Что заставило вас выбрать этот текст?

    Это наиболее систематическое лечение депрессивных последствий выгорания. Это дает нам очень подробную и богатую картину его клинической симптоматики. Но что более интересно, я думаю, это дает нам психосоциальное понимание социальных условий возможности выгорания.

    Это книга, которая очень сочувствует психоаналитическому мышлению, но также бросает ему вызов. Психоаналитик должен иметь возможность подвергнуть сомнению его собственную парадигму, особенно с учетом того, что я сказал о привычке, привычном мышлении и застывании из-за компульсивной активности.

    Одна из интересных вещей, которые он делает, - это то, что он говорит: «Послушайте, у Фрейда и психоанализа есть определенное объяснение того, почему люди начинают чувствовать себя плохо и неадекватно о себе». это суперэго, которое связано с лицензией, с тем, что нам разрешено и что нам запрещено делать. Если мы делаем что-то, чего не должны делать, тогда появляется Суперэго и упрекает нас; это принижает нас и заставляет чувствовать себя плохими людьми.

    «Позитивное мышление должно расширять возможности.Но на самом деле это настраивает нас против идеала самих себя, перед лицом которого мы всегда чувствуем себя неадекватными »

    Эренберг говорит: «Это действительно то место, где мы находимся?» Впервые он был опубликован в 1998 году. Итак, он входит в момент, когда он действительно обнаруживает сдвиг, вероятно, начиная с 1960-х и 1970-х годов, когда использовался другой язык. захват. В начале тетралоги Кролик Джона Апдайка, начале Кролик, Бег (1996), есть момент, когда маленький мальчик смотрит The Mickey Mouse Club по телевизору, и Апдайк сосредотачивается на языке, который появляется. через Disney Corporation: «Все разные! Вы должны быть самим собой с лучшей стороны! Все возможно, если хочешь! "

    Этот язык возможности, говорит Эренберг, фактически вытесняет язык допустимости.Он говорит: «Возможность важнее допустимости» - под этим он подразумевает не «да, ты должен сделать это», что является принципом суперэго, а «да, ты можешь». Это девиз менее известного, более раннего понятие у Фрейда, эго-идеал. Идея о том, что «вы можете» - это совсем другой вид преследования, чем «вы должны». Это простой, но очень оригинальный и многообещающий тезис, потому что он объясняет, как широко распространенный язык позитивного мышления может вызвать чувство преследования, а не оптимизм.

    Позитивное мышление всегда убеждает нас в том, что мы можем быть больше, что мы можем делать больше, что мы можем достигать и достигать большего.Предполагается, что это воодушевляет. Предполагается, что это заставляет нас очень хорошо относиться к нашим собственным способностям. Но на самом деле это настраивает нас против идеала самих себя, перед лицом которого мы всегда чувствуем себя неадекватными и которому всегда не дотягиваем.

    Да. Упрек происходит из-за ощущения, что человек не раскрывает весь свой потенциал, не гонится за мечтой до последней степени.

    Право. И это скорее структурный, чем случайный характер. Вот что в нем такого интересного.Не то чтобы я упустил цель идеала, и в следующий раз, возможно, я ее добьюсь. Он встроен в то, как этот идеал работает в нас: мы, , всегда, , его не достигаем. Если бы мы этого не сделали, он не смог бы выполнять свою работу, и это должно побуждать нас всегда идти на шаг впереди.

    Вот почему такие метафоры, как колесо хомяка или миф о Сизифе, так популярны: потому что мы не предназначены для достижения конечной точки. У нас просто конечная точка болтается перед нами, как постоянно удаляющаяся морковка.

    Вкратце: эта книга представляет собой исследование истории депрессии. Есть ли разница между выгоранием и депрессией?

    Да, в том смысле, что депрессия - это гораздо более широкое определение. В истории психиатрии, психотерапии, психологии и психического здоровья вообще депрессия известна своей эластичностью. Он объединяет множество различных симптомов и состояний различной степени остроты или хронического характера.

    Одна из проблем, я думаю, это его эластичность.Он становится настолько обобщенным и может охватывать очень много различных клинических проявлений. В тяжелой клинической депрессии больной находится в кататоническом состоянии, настолько ослаблен, что буквально не может встать с постели, мир давит на него буквально депрессивной тяжестью, из которой невозможно сбежать. В каком-то смысле трудно определить, какое это имеет отношение к обычной депрессии, которая является частью обычной невротической жизни всех нас.

    Что полезно в таком термине, как выгорание, так это то, что он, безусловно, говорит о различных типах депрессии, но связывает его как с конкретными симптомами, так и с конкретными условиями, культурными и личными.Итак, тот, кто «выгорел», чувствует, что его преследуют одновременно стандарты, которые он устанавливает для себя, и стандарты, которым следуют внутренние авторитетные фигуры. Когда мы пытаемся достичь этого идеала, мы обычно сознательно или бессознательно имеем в виду определенные фигуры: наших родителей, наших учителей, а также более фантастические фигуры, такие как знаменитости, люди, которые занимают важное место в нашем сознании.

    Интервью Five Books стоит дорого. Если вам нравится это интервью, поддержите нас, пожертвовав небольшую сумму.

    Я думаю, что при выгорании возникает ощущение нервных колебаний между гиперманиакальной готовностью делать слишком много и остановкой в ​​другом направлении. Часто, я думаю, одна из лучших инкапсуляций чувствительности - это Ожидание Годо «Поехали, да, пошли». [Они не двигаются] ». В некотором смысле это то, что эмоциональное выгорание всегда говорит: «Сейчас пора уходить, пора уходить», но они не двигаются. Эта неспособность оставаться неподвижным, как это ни парадоксально сочетается с неспособностью выйти из затруднительного положения, - вот что определяет выгорание как особый гибрид тревоги и депрессии.

    Чего вы не испытываете при выгорании точно так же, как при классической депрессии, так это чувства фаталистического смирения. Они не могут заставить себя сдаться. Но в то же время они тоже не могут заставить себя попробовать. Для меня это действительно чистилище.

    Совершенно верно. Давайте обсудим вашу вторую книгу, Хикикомори: Отрочество без конца . Это перевод бестселлера по популярной психологии 1998 года на японском языке.

    Это очень ясный клинический отчет о скрытом социальном феномене, который автор Сайто Тамаки, психоаналитически симпатичный психиатр, первым в Японии назвал хикикомори , буквально «социальная изоляция». молодые люди 18–35 лет, в конце 80-х годов прошлого века, родители которых пришли к нему и сказали: «Мой ребенок не выйдет из их комнаты. Они полностью отдалились от мира, они сдались. Они все едят в своей комнате и выходят только на перерывы в туалет.’

    Тамаки раскрыл это не как локальное городское явление, а как эпидемию. Действительно, государственное статистическое управление Японии оценило после исследования Тамаки и очень широко распространенной отчетности, что в Японии может быть до 700 000 случаев хикикомори . Тамаки сказал, что приближается к миллиону.

    Хочется спросить: а что такого в Японии? Потому что это кажется весьма специфичным в культурном отношении. Он предположил, что одна из причин, по которой это могло быть более заметным в Японии, заключается в том, что существует запечатанная культура семейной чести и стыда, и, возможно, более строгий императив скрыть потенциальный позор от общественного взгляда.Отчасти тоже для защиты ребенка. Чтобы добиться всеобщего признания, понадобился такой человек, как Тамаки.

    «Они находятся в состоянии приостановки между концом детства и точкой входа во взрослую жизнь, к которой они не могут приблизиться»

    Но затем это было задокументировано и в Корее, и он также предполагает, что есть аналоги в западных обществах: эквивалентное население в англоязычных странах, особенно среди «нетов», то есть тех, кто не имеет образования, работы или профессиональной подготовки.Они могут быть не такими замкнутыми, но они так же бесцельны. Они находятся в состоянии приостановки между концом детства и точкой входа во взрослую жизнь, к которой они, кажется, не могут приблизиться.

    Это, на мой взгляд, действительно интересно применительно к выгоранию. Для меня это укрепляет представление о выгорании как о недомогании несоответствия и чувстве неудачи. Эти дети в некотором роде настолько обременены перспективой не реализовать, не реализовать потенциал, переданный им в системе образования, в системе занятости, их семьей.Они так обеспокоены выполнением роли, закрепленной за ними в их будущем, что они закрылись.

    Они выгорели не столько в результате того, что они сделали, сколько в результате бремени ожидания, которое они усвоили. Это также часть того, что отличает простое истощение, которое мы все чувствуем, и выгорание. Выгорание имеет какое-то отношение к тому, что вас обременяют набор самовыраженных (или навязанных извне, но сильно усвоенных) ожиданий.

    В своей книге вы обсуждаете Эмили Дикинсон и то, как ее замкнутость сыграла важную роль в ее творческом процессе. Где грань между личным выбором и тем, когда его следует патологизировать?

    Отличный вопрос. Вероятно, это требует патологий, когда ломка становится отчаянной последней мерой: средством бегства, а не принятым выбором.

    Одно из замечаний Тамаки, которое стоит повторить, заключается в том, что хикикомори никогда не бывают счастливыми.Вы никогда не встретите случая - по крайней мере, в его книге, - где один из этих подростков или взрослых в возрасте от двадцати лет сказал бы: «вы знаете, я сижу в своей комнате, играю и слушаю». к радио и обедать самостоятельно, и мне это вроде как нравится ». Никто из них так не говорит. Все они пойманы в этом адском не-месте и чувствуют себя пустыми от чего-либо, кроме какой-то приглушенной тревоги. И каждый день усугубляет затруднительное положение, потому что это еще один день, когда им не удается найти выход из тупика.

    Что делает Дикинсон, так это то, что ей доступны различные выходы из собственной комнаты. Наиболее очевидным является брак в разные моменты ее жизни, хотя биографы подозревают, что некоторые из эпистолярных любовников, которым она пишет, на самом деле являются воображаемыми, а не настоящими. Может быть, какие-то составные фигуры. В любом случае, она не публикует эти письма, и мы действительно не знаем, кто эти фигуры, которым она пишет любовные письма, но, тем не менее, у нее есть реальные возможности для того, чтобы за ней ухаживали.Иметь, по-видимому, более обширную жизнь в виде жены и матери. Она явно отвергает эти возможности.

    «Она говорит, что« нет »для нее самое страстное слово в языке»

    В моем биографическом эссе о Дикинсоне я говорю о гораздо более старом мужчине, Отисе Лорде, который отчаянно хочет жениться на ней, и она поддерживает с ним эту очень страстную переписку. Она говорит о том, как сильно любит его, но отчасти она говорит о любви как о форме отречения: «Нет, я не разделю твою постель.Она говорит, что «нет» - для нее самое страстное слово в языке. Потому что это в каком-то смысле то, что поддерживает страсть; если вы на самом деле не доведете его до совершенства, то он всегда - и это относится к самой идее творчества у Дикинсона, это творчество - сохранение творческих возможностей. Как только вы выбираете путь, как только вы выбираете мужа, вы в некотором смысле отказываетесь от творческих возможностей любви.

    Так что то, что похоже на уход в свою комнату, чтобы вычеркнуть стихи, - это способ сохранить бесконечность ее собственного разума.У Дикинсона есть своего рода богатство воображения, которое отсутствует при патологической отмене.

    Перейдем к книге Анны Катарины Шаффнер, Истощение: история . Мне это показалось очень интересным, потому что это началось в классической античности. Я считал истощение - или, в частности, выгорание - современным явлением, связанным с культурой круглосуточной доступности. Я ошибаюсь?

    Ну, я думаю, она бы так сказала.Одна из вещей, которые она пытается сделать в своей книге, - это увести нас от своего рода презентизма, который говорит, что это беспрецедентные проблемы, с которыми мы никогда раньше не сталкивались. Я думаю, что она права в этом, и она указывает на те моменты в нашем древнем и современном прошлом, когда переутомление и чрезмерное возбуждение занимали не менее важное место в публичном разговоре.

    С другой стороны, я бы, вероятно, немного поспорил с ней, потому что всегда нужно приводить аргументы о специфике конкретного состояния или о том, почему это становится такой актуальной проблемой в определенный момент истории.Но в целом я согласен с тем, что беспокойство и тревога по поводу нашей уязвимости перед истощением и усталостью восходит к истории письма, самой истории человеческих наблюдений.

    Экклезиаст - одно из величайших заявлений об усталости самого себя: «Тщеславие, все суета». Это ощущение экзистенциального недуга, того, что все возможности мира уже исчерпаны, что нечего делать, что мы снова считаем очень постмодернистским. Но у него очень почтенная родословная.

    Итак, если вас интересует генеалогия нашего нынешнего недуга, то книга Шаффнера действительно интересна. Это интересно еще и потому, что она напоминает нам о том, насколько разнообразно явление истощения. Что он имеет отношение к физическому, ментальному и социальному. . . Это проявляется на очень многих разных уровнях жизни, от очень личных до очень публичных.

    Ваша следующая книга посвящена очень современным проблемам.Это Non-Stop Inertia Айвора Саутвуда. Он описывает современных людей как «перформативных рабочих, лиц, ищущих работу на полную ставку, участников социальных сетей и граждан-потребителей».

    Да. Я включил это в список, потому что считаю, что это одно из самых содержательных и убедительных описаний политической экономии инерции. Под этим я подразумеваю эти новые трудовые практики, в которых корпорации и государство объединяются, чтобы установить новую практику труда и новый набор отношений к нашему собственному труду, при котором недостаточно думать о работе с точки зрения финансовой необходимости.Недостаточно того, что мы ответственно ищем работу; наше реальное отношение к нему контролируется.

    В мире, который Саутвуд описывает на собственном опыте, дело не только в том, что вы записываете, на какие вакансии вы подали заявку в тот день. Центры занятости просят вас вести дневник из двух или трех положительных вещей, которые вы сделали на этой неделе, чтобы найти работу. Он связывает это с ростом своего рода позитивно мыслящей управленческой культуры, которая требует, чтобы работа выполнялась не только эффективно, пунктуально и компетентно, но и с энтузиазмом.

    «Саутвуд действительно анатомирует новую культуру рабочего места, которая связывает ненадежность поиска работы и сохранения работы с этой культурой принудительного позитивного мышления»

    Примерно год назад был показан документальный фильм BBC о кол-центре в Великобритании, в котором менеджер колл-центра заставляет весь персонал петь. Все это часть удовольствия и азарта работы. Итак, все они поют "Mr Brightside" The Killers. Он ведет песню и кричит: «Давай! Вложите в него немного! », И все это звучит как немного веселья, солнечного света и облегчения на рабочем месте с высокими требованиями.Но затем он признается, что примерно через 20 минут он уволил пару человек за то, что они не пели.

    Southwood действительно анатомирует новую культуру рабочего места, которая связывает ненадежность поиска работы и сохранения работы с этой культурой принудительного позитивного мышления и действий. Это то, что он описывает как безостановочную инерцию, потому что вы чувствуете, что никогда действительно никуда не денетесь. Условия, в которых мы находим и сохраняем работу, самоустраняются во многих отношениях, но, тем не менее, вы должны продолжать работать в таком темпе, чтобы ваш энтузиазм был заметен.

    Итак, это и очень забавный, и очень пугающий личный рассказ, а также политическая анатомия нестабильного состояния работы. Опять же, это говорит о том, почему выгорание может занимать особое диагностическое место среди различных форм депрессии, от которых мы страдаем в наши дни.

    Возможно, мы сможем перейти к вашему окончательному выбору, « против природы » Дж. К. Хьюисмана. Ранее вы сказали, что «трудно выбрать один из множества великих литературных портретов эмоционального выгорания», но в конце концов остановились на этой культовой классике.

    Да. Это роман конца XIX века, и то, что он драматизирует, на самом деле является великим предшественником эмоционального выгорания, неврастении. Неврастения означает перегрузку нервной системы; это был термин, придуманный американским психологом Джорджем Бирдом. Он видел индустриальную культуру, городскую культуру и возникновение общества, которые многие социологи отмечали как беспрецедентные с точки зрения ежедневной нагрузки стимулов, которые они накладывают на разум и тело. Борода написал книгу под названием Neurasthenia, , а также книгу с чудесным названием American Nervousness.

    Немецкий социолог Георг Зиммель указал, что средний человек, живущий в городе, видит за день больше людей, чем их бабушка и дедушка видели за всю жизнь. Теперь, конечно, те из нас, кто живет в городах, воспринимают этот уровень стимулов как должное; в некотором смысле мы могли бы сказать, что на эволюционном уровне наши организмы выросли или эволюционировали, чтобы выдержать эту ежедневную бомбардировку. И все же это произошло за очень короткий промежуток времени: вероятно, организм не успевает за темпами технологических изменений.Это также было тезисом известной поп-социологической книги 1970-х годов Элвина Тоффлера Future Shock , которая постулировала идею о том, что человеческий организм не может идти в ногу с эволюцией культуры и общества.

    Книга, которую я выбрал, « против природы», «» во многих смыслах истерически забавна. Это о томном эстете по имени Жан де Эссент, который уединяется на своей семейной вилле в Фонтенелле, недалеко от Парижа. В романе блестяще изображены все парадоксы и муки того, что мы теперь называем эмоциональным выгоранием - возможно, точнее, чем в любой документальной трактовке.

    Получайте еженедельный информационный бюллетень Five Books

    Итак, дез Эссент вёл эту нервно перегруженную жизнь. Правда, не от переутомления, а от избытка. Он прожил жизнь в сексуальном и наркотическом разврате, и есть все основания полагать, что он прибыл на эту виллу психически больным. Конечно сгорел. Он пытается придумывать различные схемы, чтобы успокоиться, обрести душевный покой, и каждая из них более хулиганская, чем предыдущая.

    Он вызывает в воображении такие странные хобби, как инкрустирование своей черепахи драгоценными камнями.Ну, конечно, его черепаха умирает. И он выращивает эти очень редкие, красивые тепличные орхидеи. Опять же, они одновременно чудовищны и неустойчивы. И все время он придумывает эти личные схемы, чтобы занять свой ум таким образом, чтобы, наконец, позволить ему достичь квазимонашеского равновесия, которого он так отчаянно желает. Собираясь туда добраться, он обнаруживает, что что-то происходит, чтобы вывести его из состояния покоя, вызвать кошмары, нервозность и дискомфорт. То, что он делает, чтобы восстановить свой покой, в конечном итоге нарушает его еще больше.

    На самом деле речь идет об основном затруднительном положении, связанном с выгоранием, о движении между стазисом и иннервацией. Желание отменить все желания, которые. никогда не может быть реализовано. Нам никогда не удастся по-настоящему достичь точки, когда мы наконец освободимся от этих преследующих чувств.

    В Not Working вы обсуждаете рассказ Мелвилла «Бартлби, писатель», рассказ о клерке, который отказывается выполнять все задания со словами: «Я бы предпочел не делать этого». Это путь вперед?

    Может быть! Это прекрасная формулировка: «Я бы предпочел не делать этого.”

    Это один из самых написанных рассказов в истории литературы. Причина, по которой он настолько разрушительна, заключается в том, что он выводит нас из бинарной системы подчинения и отказа. Потому что он не отказывает , верно? Бартлби не так говорит. Если Бартлби сказал: «Я отказываюсь копировать», то это часть устоявшегося языка конфликта на рабочем месте. Ответом на это может быть: «Ну, вы уволены».

    Фраза «Я бы предпочел не делать этого» состоит в том, что кажется - используя фразу Ролана Барта - «сбить с толку парадигму.Другими словами, ввести способ общения, форму языка, не имеющую прецедентов. Что вы делаете с тем, кто говорит: «Я бы предпочел не делать этого»?

    В этом есть пассивность, отказ играть в игру, что замечает рассказчик (наниматель Бартлби). Он говорит что-то вроде: «Нет ничего более раздражающего, чем пассивное сопротивление». Что ж, при активном сопротивлении вы знаете, на чем стоите. Вы можете принять равную и противоположную реакцию. Но пассивное сопротивление, кажется, исчерпывает все возможности ответа, и это то, что делает Бартлби.С Бартлби не вернется.

    С точки зрения того, является ли это для нас путем вперед, возможно, если мы собираемся найти выход из затруднительного положения, нам понадобится достоверная картина того, что именно. Для меня это связано с суммированием системы. Ощущение, что он блокирует - и вы видите это на примере hikikomori - все точки выхода. Кажется, будто все пространство для дыхания и паузы исчезает

    Одна из вещей, которую делает формула «Я бы предпочел не делать», - это культивирование небольшого пространства, психического и физического, в которое никто не может проникнуть.Сказание «Я бы предпочел не делать этого» создает вокруг вас неприкосновенное пространство, и хотя Бартлби заканчивается батетической трагедией, сама история, формула, я думаю, дают нам некоторое представление, некоторое представление о том, что значит сказать «нет». , чтобы создать нерушимый кордон вокруг нашей личной, творческой жизни.

    Five Books стремится обновлять свои рекомендации по книгам и интервью. Если вы участвуете в интервью и хотите обновить свой выбор книг (или даже то, что вы о них говорите), напишите нам по адресу editor @ fivebooks.com

    выгорание и удовлетворенность работой и карьерой в профессии помощника врача: обзор литературы

    Элисон К. Эссари, Кари С. Бернард, Бетти Коплан, Ричард Ден, Дж. Гленн Фористер, Ноэль Э. Смит и Вирджиния Л. Валентин

    3 декабря 2018 г. | Документ для обсуждения

    РЕФЕРАТ | Хотя многое известно о распространенности выгорания среди врачей и медсестер, мало что известно о выгорании в профессии помощника врача (ПА).Примерно 50 процентов врачей и 35 процентов медсестер сообщают о симптомах выгорания. Выгорание связано с увеличением расходов на здравоохранение, врачебными ошибками и плохими исходами для пациентов. Профессия ПА возникла в 1960-х годах в ответ на нехватку рабочей силы в сельских и недостаточно обслуживаемых общинах. Эта профессия превратилась из профессии, предназначенной для оказания первичной медико-санитарной помощи, в профессию, которая может быть адаптирована к широким потребностям персонала. В настоящее время ПА работают почти во всех медицинских специальностях, в том числе в тех, врачи которых сообщают о высоких показателях эмоционального выгорания.Авторы считают, что это первая статья, в которой исследуется литература, конкретно относящаяся к эмоциональному выгоранию, карьере и удовлетворенности работой.

    Введение

    Выгорание у медицинских работников, впервые описанное в 1974 г., обычно определяется эмоциональным истощением, деперсонализацией и низким чувством собственного достоинства [1,2,3]. Выгорание распространено среди многих медицинских работников, включая врачей, медсестер, стоматологов, фармацевтов и фельдшеров [2].Факторы, способствующие распространенности эмоционального выгорания, включают нагрузку на систему здравоохранения США, вызванную повышенным спросом на медицинские услуги из-за расширения доступа к медицинской помощи; повышенные нагрузки; и административное бремя, связанное с внедрением электронных медицинских карт [3,4,5, 6 ]. Симптомы выгорания врача связаны с риском для безопасного, качественного и эффективного медицинского обслуживания [ 6 , 7,8]. В 2014 году 54 процента отобранных врачей сообщили по крайней мере об одном симптоме выгорания, а в 2011 году 35 процентов медсестер сообщили о симптомах выгорания [3,5,9].Уровни эмоционального выгорания среди стоматологов, фармацевтов и других медицинских работников тщательно не изучались, но на основании отдельных данных предполагается, что они по крайней мере сопоставимы с показателями врачей и медсестер.

    Короткая продолжительность обучения и специальная гибкость, присущие профессии ПА, делают ее привлекательной как профессии. Тем не менее, небольшие исследования показывают, что уровень выгорания среди ПА может быть таким же, как среди врачей, от 34 до 64 процентов [10,11].Хотя выгорание может иметь негативное влияние на работу и удовлетворенность карьерой [12], доступная литература предполагает, что ПА поддерживают очень высокий уровень удовлетворенности работой и карьерой [11]. Однако до настоящего времени мало исследований было посвящено исключительно эмоциональному выгоранию и удовлетворенности карьерой и работой.

    Фон

    Профессия PA была создана в середине 1960-х годов для решения проблемы нехватки медицинских кадров и плохого распределения врачей по Соединенным Штатам.Архитекторы новой профессии предусмотрели процесс, в котором бывшие военнослужащие обучались работать в тесном контакте с врачами для оказания рентабельной первичной медицинской помощи в сообществах, испытывающих нехватку врачей [11,13,14]. ПА проходят обучение по модели оказания первичной медицинской помощи и работают совместно в группах врач-терапевт [15]. Средняя продолжительность образовательной программы PA составляет 26 месяцев. Первый год включает дидактическое образование по фундаментальным медицинским наукам и клинической медицине, за которым следует второй год клинической ротации в области семейной медицины, внутренней медицины, психиатрии, неотложной медицины, общей хирургии, акушерства и гинекологии и педиатрии.Ротации могут быть выполнены в различных условиях, включая амбулаторные и амбулаторные клиники, стационары и отделения неотложной помощи, а также в сельских и городских общинах с недостаточным уровнем обслуживания [15]. После успешного завершения обучения PA по аккредитованной программе выпускники имеют право сдать национальный сертификационный экзамен помощника врача, проводимый Национальной комиссией по сертификации помощников врача (NCCPA), чтобы подать заявку на государственную лицензию [15]. Первоначально созданная как «помощник врача» с узким кругом практических занятий, эта профессия со временем приобрела юридическую практику и полномочия по назначению лекарств во всех 50 штатах.

    В ответ на смену поколений, экономические требования и сдвиги в социальных нормах и гендерных ролях, профессия ПА претерпела четыре основных тенденции за последние три десятилетия [16]: рост рабочей силы, увеличение доли женщин в профессии, снижение в возрасте вступления в карьеру и перехода к практике по специальности.

    Первые три PA окончили Университет Дьюка в 1967 году, и сейчас профессия PA выпускает около 8000 студентов ежегодно по 236 аккредитованным программам [17,18].В 2017 году в штате насчитывалось более 123 000 сотрудников [19,20]. ПА в настоящее время составляют примерно 10 процентов от общей численности персонала помощника врача / практикующей медсестры (НП) / ПА [20,21,22]. В своем «Статистическом профиле сертифицированных помощников врача» за 2018 год NCCPA сообщает, что большинство (20 процентов) сертифицированных врачей практикуют семейную и общую медицину, за ней следуют неотложная медицина (13 процентов) и ортопедическая хирургия (11 процентов) [20 ]. PA сообщают, что в среднем они работают 40 часов в неделю и имеют среднюю годовую зарплату в размере 105 000 долларов США [20].Большинство (65%) не имеют дежурных обязанностей [20].

    Отражая увеличение числа женщин в высших учебных заведениях и на рынке труда [16], доля женщин в профессии ПА также неуклонно увеличивалась с 31 процента в 1981 году [23] до 68 процентов рабочей силы в 2018 году [20]. . Точно так же возраст вступления снизился за последние 20 лет. В 1984 году 43 процента первокурсников на момент поступления были старше 27 лет по сравнению с 39 процентами в 2005 году [24,25].Это также может отражать сдвиг демографии профессии от ветеранов к новым кадрам медицинских работников [16].

    PA уникальны среди поставщиков медицинских услуг тем, что они могут и часто меняют специальность в течение своей карьеры. Половина ПА хотя бы раз меняют специальность в течение своей карьеры; 8,3% сменили специальность в 2014 году [26,27]. Мобильность по специальности - привлекательная черта профессии, поскольку она устраняет необходимость выбора профессией на протяжении всей жизни в начале карьеры и дает возможность реагировать на тенденции спроса на рабочую силу и изменения образа жизни.Основываясь на анализе данных национальной переписи населения, Хукер, Коули и Лайнвебер предполагают, что более высокие зарплаты по медицинским специальностям и увеличивающееся количество возможностей трудоустройства в медицине могут стимулировать карьерную мобильность в профессии ПА [26].

    Опросы новопричисленных студентов PA показывают, что они выбирают профессию по разным причинам, включая более короткое время обучения, чем требуется для образования врача, что приводит к меньшей задолженности студентов по окончании учебы [28]. Данные о долговой нагрузке обсуждались в другом месте.В семейной медицине средняя долговая нагрузка для женщин-терапевтов составляет 100 000 долларов по сравнению с 175 000 долларов для врачей-женщин [29]. Студенты PA также часто ссылаются на возможность мобильности по специальности на протяжении всей своей карьеры и на ожидание здорового баланса между работой и личной жизнью [30].

    Профессия PA соответствует принципам тройной цели по улучшению и оптимизации системы здравоохранения США. Профессия была создана для увеличения доступа к медицинской помощи, снижения общей стоимости лечения и улучшения здоровья населения [31].Последующая четвертая цель, «получение удовольствия от работы», направлена ​​на растущую частоту и распространенность эмоционального выгорания среди клиницистов в сфере здравоохранения [7]. В то время как вклад ПА в коллективный уход может способствовать повышению профессионального благополучия среди медицинских работников, относительно мало известно о выгорании ПА и опыте работы и личной жизни. Дирбай и его коллеги представили сводку доступных надежных инструментов измерения для оценки выгорания, карьерного роста и удовлетворенности работой [32].

    Поиск литературы

    Методы

    Систематический обзор, проведенный в 2017 году, статей, опубликованных в период с 2000 по 2016 год о психологических состояниях ПА и НП, связанных с работой (e.g., удовлетворение работой, выгорание, текучесть кадров) оценили девять статей, содержащих анализ PA [4]. Чтобы найти дополнительную и более свежую литературу для этого обзора, с библиотекарем медицинских наук были проведены консультации для разработки воспроизводимой стратегии поиска, которая была предпринята 10 августа 2018 г. в PubMed (Medline), CINAHL и PsychINFO. Строки поиска включали термин MeSH (PubMed) и точный основной предметный заголовок (CINAHL и PsychINFO) «помощники врача» и варианты термина «помощник врача» (например, «помощник врача»).g., «помощник врача», «поставщик передовой практики»). Эти термины были объединены с несколькими терминами, отражающими опыт работы. Термины, связанные с опытом, включали те, которые использовались в обзоре 2017 года (например, «удовлетворенность работой», «удовлетворенность карьерой», «удовлетворенность работой», «выгорание», «текучесть кадров», «намерение остаться», «намерение уйти» и «Стресс»), а также «устойчивость», «удержание» и «благополучие».

    Чтобы сосредоточить внимание на статьях, отражающих текущую клиническую среду для ПА, поиск был ограничен статьями, опубликованными на английском языке в 2000 году или позже.Первоначальный поиск по трем базам данных дал 246 статей. Статьи, выбранные для обзора, были ограничены клинически практикующими ПА, и в них описывались оригинальные исследования, связанные с опытом работы и личной жизни в Соединенных Штатах. После исключения дубликатов было выявлено 20 соответствующих исследовательских статей, в том числе 13, не прошедших оценку в обзоре 2017 года. Чтобы убедиться, что все соответствующие статьи были обнаружены, были проанализированы списки литературы для первых 20 выбранных статей, и при поддержке библиотекаря медицинских наук в PubMed было построено пять дополнительных поисков с использованием комбинаций терминов, предназначенных для выявления статей, которые могли быть пропустил, e.g., «клиницист» И «выгорание» И «вмешательство». В результате этой стратегии была опубликована 231 статья, а после исключения дубликатов - 16 дополнительных релевантных статей. После проведения первоначальных поисков была обнаружена еще одна соответствующая статья, опубликованная в сентябре 2018 года. В результате поиска найдено 37 статей.

    Из этих статей 13 были посвящены исключительно ОО; из них четыре оцененных ОТ в сельской местности (см. Приложение A ). Среди всех исследований, описанных в статьях, 10 были посвящены учреждениям первичной медико-санитарной помощи, два - экстренной медицине и два - хосписам и паллиативной помощи.Другие изучаемые специальности включали онкологию, радиологию, ортопедию и сердечно-сосудистую хирургию. Большинство исследований носило описательный характер; однако в трех статьях о клиницистах первичного звена (включая врачей, паспортов и НП) оценивались меры по устранению эмоционального выгорания или удовлетворенности работой. Один из них изучал влияние перехода практики к медицинскому дому, ориентированному на пациента (PCMH) [33]. Аспекты трудового и жизненного опыта, которые были исследованы, значительно различались в разных статьях. В 18 статьях основное внимание уделялось выгоранию, а более половины были посвящены другим аспектам баланса между работой и личной жизнью, включая карьеру и / или удовлетворенность работой.В этих 18 статьях использовались различные инструменты для измерения опыта работы и личной жизни. В двенадцати из этих 18 статей, в которых оценивалось выгорание, использовалась версия Опросника выгорания Маслаха (MBI), что сделало его наиболее часто используемым инструментом измерения.

    Приведенный ниже обзор литературы организован по 1) симптомам выгорания, а «выгорание» определяется как эмоциональное истощение (ЭЭ), деперсонализация (ДП) и снижение чувства собственного достоинства; и 2) «удовлетворенность карьерой» и «удовлетворенность работой», определяемые соответственно как удовлетворенность выбором карьеры и удовлетворенность ожиданиями от работы и вознаграждением, которое она обеспечивает (e.ж., условия труда, присмотр, льготы, гарантия занятости). При коллективном упоминании врачей, НП и ПА используется термин «клиницист».

    Выгорание

    Литература, посвященная эмоциональному выгоранию, в основном ограничивается сельскими районами и специальностями. Тем не менее, одно национальное исследование, в котором оценивался опыт работы и жизни, включая выгорание, счастье и связанный с работой стресс, состояло из ответов 7 857 PA из разных специальностей и мест [34].Результаты этого национального опроса показали, что 21,4 процента ПА чувствовали некоторую степень цинизма, а 10,4 процента сообщили, что испытывают невысокое чувство собственного достоинства. По сравнению с ПА-мужчинами, более высокий процент ПА-женщин уволились с работы из-за стресса (25,6% против 32,2%). В целом более 75% опрошенных ПА сообщили, что чувствуют себя счастливыми на работе [34].

    В исследовании сельских PA Бенсон и его коллеги обнаружили, что 64 процента PA испытывали от умеренных до высоких уровней как EE, так и DP, как измерено с помощью суб-баллов MBI; 46 процентов сообщили о низкой или средней оценке личных достижений [10].Белл, Дэвисон и Сефчик обнаружили схожие показатели умеренного или высокого ЭЭ (59 процентов) и ДП (66 процентов) среди ПА [36]. Те, кто сообщал о симптомах выгорания, с большей вероятностью сообщали о том, что планируют оставить неотложную медицинскую помощь в течение одного года. Респонденты, идентифицировавшие себя как женщины, чаще сообщали о симптомах выгорания. Сообщения о симптомах выгорания также были положительно связаны с сообщениями о неудовлетворенности наблюдающими врачами (СП), бессоннице и регулярном употреблении алкоголя и табака [35].Исследование ПА в онкологии показало, что 35% испытали хотя бы один симптом выгорания по данным MBI. К положительно связанным факторам относятся отсутствие чувства ценности со стороны СП, отсутствие профессионального поощрения и непризнание своего вклада [36]. Однако, несмотря на распространенность эмоционального выгорания, большинство онкологических ПА сообщили об очень высоком уровне удовлетворенности работой и карьерой (89 процентов и 86 процентов соответственно) [36].

    Kamal et al. и Kavalieratos et al.оценили выгорание среди врачей хосписов и паллиативной помощи [37,38]. Kamal et al. обнаружили, что 66 процентов врачей-нефизиков (НП, ПА, медсестры, социальные работники и капелланы) испытали по крайней мере один симптом выгорания по данным MBI, по сравнению с 60 процентами врачей [37]. Kamal et al. также отметили корреляцию между более выраженными симптомами выгорания и ЛП старше 50 лет [37]. Кавальератос и др. провели фокус-группы врачей хосписов и паллиативной помощи, чтобы определить общие источники выгорания и способы их устранения [38].Обе статьи отметили положительное влияние командных отношений сотрудничества на профессиональные отношения и перспективы [37,38]. Исследование фокус-группы, проведенное Спинелли и его коллегами, подтвердило эти выводы, указав на препятствия для совместной работы и непризнание проделанной работы как на факторы, способствовавшие выгоранию среди врачей первичной медико-санитарной помощи [39].

    Военные врачи-клиницисты служат в уникальных и стрессовых условиях и имеют более высокий уровень эмоционального выгорания, чем гражданские медицинские работники [11,40].Уолтерс, Мэтьюз и Дейли обнаружили положительную корреляцию между самооценкой показателей EE и DP и накопленными днями отпуска (например, отсутствие отпуска) среди врачей действующей армии [40]. Варнер и Футч обнаружили средний и высокий уровень выгорания среди врачей семейной медицины военно-воздушных сил (59 процентов EE, 34 процента DP), в то время как 95 процентов сообщили о среднем или высоком уровне профессиональной удовлетворенности. Интересно, что пожилой возраст (более 44 лет) был связан с более низким уровнем выгорания [11].

    Whitebird et al.оценили выгорание и удовлетворенность карьерой среди врачей первичной медико-санитарной помощи во многих штатах [12]. Тридцать один процент сообщили о симптомах выгорания, используя критерий исследования трудовой жизни врача (PWS), состоящий из одного пункта. Выгорание положительно коррелировало с количеством лет практики и отрицательно коррелировало с удовлетворенностью карьерой и комфортом в управлении сложными заболеваниями. У ПА и НП более высокий уровень удовлетворенности карьерой (95 процентов) по сравнению с врачами (82 процента). Кроме того, более низкая удовлетворенность карьерой была связана с недостаточными ресурсами для ведения пациентов со сложными клиническими состояниями [12].Используя перекрестные данные исследования устойчивости, приспособляемости и благополучия практикующих врачей [41], Ваддимба и его коллеги оценили выгорание среди сельских врачей в интегрированной системе здравоохранения в Нью-Йорке. Как и в случае с Whitebird et al., Исследователи обнаружили, что почти треть врачей сообщали о симптомах выгорания, используя критерий PWS по одному пункту. Факторы риска выгорания включали работу в небольших клиниках, меньшую толерантность к стрессу, более частое недовольство практикой и неудовлетворенные потребности в отношениях [41].

    Линцер и его коллеги также использовали PWS для оценки выгорания врачей в учреждениях первичной медико-санитарной помощи. В их исследовании, включающем различные вмешательства, направленные на улучшение условий труда, выгорание с большей вероятностью улучшилось с помощью вмешательств по улучшению рабочего процесса и качества, тогда как удовлетворенность клиницистов с большей вероятностью улучшилась с помощью коммуникативных вмешательств [42]. В исследовании выгорания врачей до и после внедрения PCMH в клиниках крупной некоммерческой интегрированной системы здравоохранения Reid et al.обнаружили, что ПА и врачи имели сходные показатели высокого ЭЭ на исходном уровне [33]. После внедрения EE значительно улучшился среди PA и врачей в PCMH; только 14,2% сообщили о высоком ЭЭ по сравнению с 35,2% врачей в клиниках, которые не внедрили PCMH. Авторы считают, что это открытие может быть связано с более благоприятной и совместной рабочей средой в PCMH. Meredith et al. оценили выгорание среди клиницистов первичного звена во время преобразования PCMH в учреждениях, находящихся в ведении Департамента по делам ветеранов, и обнаружили, что 53 процента клиницистов испытывали высокий уровень ЭЭ на ранних этапах трансформации [43].Факторы, связанные с более низким ЭЭ, включали более высокую эффективность изменений и участие в принятии решений на основе участия.

    Карьера и удовлетворенность работой

    ЛаБарбера провела общенациональное исследование PA в 2003 году (N = 1137), которое показало, что подавляющее большинство из них удовлетворены своим выбором карьеры, а также своей нынешней работой (92 процента и 82 процента соответственно) [44]. Хотя мужчины были немного больше удовлетворены своей карьерой и выбором специальности, чем женщины, женщины с большей вероятностью рекомендовали другим профессию ПА [45].Помощь другим и командная работа были среди факторов, которые, по мнению ПА, способствовали их удовлетворению, в то время как общее непонимание роли ПА (неоднозначность ролей) приводило к неудовлетворенности. В небольшом исследовании 2013 года, в котором участвовала случайная национальная выборка ПА (N = 182), Бискарди и его коллеги обнаружили, что ПА в равной степени удовлетворены своей карьерой; 64% полностью согласны с тем, что они удовлетворены своей карьерой в ПА, и 80% считают, что они могут совмещать личную и профессиональную жизнь [46].

    Небольшие исследования ООПТ в сельской местности подтверждают эти выводы. Нельсон и Хукер выполнили оценку смешанными методами 31 PA и NP, работающих в сельских отделениях неотложной помощи Вашингтона, и обнаружили, что все 16 PA были либо «удовлетворены», либо «очень довольны» карьерой PA [47]. Точно так же Патман, Конрад и Хукер обнаружили высокий уровень удовлетворенности работой (74 процента) среди ПА в Национальном корпусе службы здравоохранения (NHSC) [48]. Примечательно, что 93% считают, что они выполняют важную работу в своей практике, и менее трети сообщили, что работа посягает на личное время [48].Генри и Хукер провели углубленный качественный анализ восьми ПА, работающих в сельских клиниках Техаса, чтобы оценить факторы, связанные с удержанием в отдаленных районах [49]. Они обнаружили, что удержание (рассматриваемое как показатель удовлетворенности) было тесно связано с уверенностью в клинических способностях и причастностью к сообществу [49]. Исследование Филиповой об удовлетворенности 414 сельских ООПТ подтверждает эти выводы. Среди факторов, связанных с общей удовлетворенностью работой, включая автономию и удовлетворенность своим лечащим врачом, удовлетворенность сообществом была наиболее значимым предиктором [50].

    В исследованиях, в которых ПА сравнивали с другими клиницистами, ПА обычно сообщали о более благоприятном отношении к своей профессии. Как и Уайтберд и др., Фриборн, Хукер и Поуп в своем исследовании врачей первичной медико-санитарной помощи обнаружили, что более высокая доля ПА и НП были удовлетворены своей карьерой по сравнению с врачами (93 процента против 82 процентов) [12,51 ]. Исследование сельских врачей, проведенное Ваддимбой, показало, что статус ПА или НП имеет умеренную положительную связь с удовлетворением работой [52].Среди NHSC PA и NP, которые исследовали Патман, Конрад и Хукер, более высокая доля PA, чем NP, была удовлетворена своей практикой (72 процента против 63 процентов) [48]. Наконец, Шеннон и Меренштейн обследовали врачей и ортопедов и обнаружили, что они с большей вероятностью рекомендуют свою профессию другим [53].

    Факторы, уникальные для профессии PA

    Объем практики, динамика команды и карьерная гибкость

    Несколько профессиональных факторов, уникальных для профессии ПА, вероятно, способствуют развитию карьеры и удовлетворенности работой, а также симптомам выгорания.PA обучаются в контексте широкой учебной программы первичной медико-санитарной помощи, но, как отмечалось выше, в соответствии с законодательством штата о практике PA им предоставляется возможность перемещаться между специальностями без дополнительного обучения или сертификации [15]. Относительная молодость профессии ПА и ограниченный акцент на исследованиях как компоненте образования ПА требуют дальнейшей оценки потенциального влияния карьерной мобильности на карьеру и удовлетворенность работой и выгорание.

    Объем практики PA в первую очередь определяется объемом практики лечащего врача, законодательством штата и потребностями сообщества [15].Также со сферой практики ПА связано понимание врача и уверенность в его возможностях [15]. Навыки куратора [38] и лидерства [8,36,53-58] коррелировали со снижением симптомов выгорания и повышением удовлетворенности от работы среди ПА и врачей. Вовлечение ЛП в решения, связанные с работой, и признание ценности их полного спектра клинического вклада коррелировали с повышением удовлетворенности работой [4,57], уменьшением симптомов выгорания [36] и снижением отсева [7,56,59,60] .Влияние объема практики, командной динамики и карьерной гибкости на симптомы выгорания, а также карьеру и удовлетворенность работой требует дальнейшей оценки.

    Настройка практики и выгорание среди PA

    По данным Национальной комиссии по сертификации помощников врача, в 2017 году 26,7% сертифицированных врачей практикуют в учреждениях первичной медико-санитарной помощи, включая семейную медицину и общую практику, общую внутреннюю медицину и общую педиатрию [20].Исследования, сфокусированные специально на эмоциональном выгорании [10,11], и литература по клиническому эмоциональному выгоранию в целом [9,55] показывают высокий уровень эмоционального выгорания среди врачей первичной медико-санитарной помощи. По мере того, как практика ПА становится все более специализированной, ПА вошли в области с высоким уровнем эмоционального выгорания, такие как неотложная медицина (где 59% ПА сообщили о симптомах ЭЭ [20,35]) и онкология (где 30% ПА сообщили о симптомах ЭЭ [20,36]. ]). В обоих случаях более выраженные симптомы выгорания коррелировали с низким уровнем удовлетворенности наблюдением врача.Кроме того, в областях, где ожидается нехватка врачей, таких как первичная медико-санитарная помощь, ортопедия и онкология, PA все чаще рассматриваются как часть решения проблемы кадровых ресурсов здравоохранения и со временем могут стать еще более подверженными выгоранию [36,53,54]. В 2017 году 10,8% ПА работали в области ортопедии, и онкология была третьей по распространенности специальностью внутренней медицины, в которой практикуют ПА [20].

    Потенциальные факторы защиты

    Стоит отметить, что некоторые аспекты профессии PA могут служить защитой от выгорания.Во-первых, ПА обучаются медицинской практике в составе бригады здравоохранения, и было показано, что такая бригадная практика способствует созданию среды, которая снижает симптомы выгорания в первичной медико-санитарной помощи [61, 62, 63]. Помимо демонстрации положительного влияния сильной командной культуры, исследование врачей первичной медико-санитарной помощи показало, что те, кто работал в команде, в которой они регулярно работали с одним и тем же фельдшером, испытывали меньшее эмоциональное истощение, чем врачи, не работающие в команде [62 ]. Обучение также может служить защитной мерой для практикующих в клинике ПА.ООПТ, в профессиональные обязанности которых входило преподавание, сообщали о меньшем количестве симптомов выгорания, чем те, в чьи обязанности не входил такой элемент [35]. Наконец, растущая роль ПА в здравоохранении может укреплять и мотивировать, тем самым помогая противодействовать выгоранию [4]. Все эти защитные факторы потенциально могут служить в качестве ресурсов, которые могут служить защитой от профессиональных проблем, присущих только ООПТ, и развития профессионального выгорания.

    PA Факультет и академическая среда

    Forister и Blessing обнаружили статистически значимые более низкие средние уровни выгорания среди преподавателей PA по сравнению с их коллегами из медицинского образования [64].Небольшие исследования подтверждают сообщения о высоком уровне удовлетворенности работой [65,66] и низком намерении уйти [67] среди преподавателей PA. Возраст преподавателей PA положительно коррелирует с удовлетворенностью работой [66] и обратно коррелирует с намерением уйти из академической среды [67]. Хотя преподавание определено как защитный фактор среди ПА [35], тщательное изучение национальных данных позволяет предположить, что необходимы новые исследования для оценки степени выгорания и удовлетворенности работой среди преподавателей ПА.В то время как большинство преподавателей определяют баланс между работой и личной жизнью в качестве основной причины для поступления в академические круги [68], данные национального опроса показывают, что 44% рассматривали возможность ухода из академических кругов на другую должность, и только 58% снова выберут тот же путь карьеры [68], к опасениям по поводу удержания квалифицированной академической рабочей силы. Кроме того, 14 процентов профессорско-преподавательского состава ПА сообщили о клинической работе вне рамок своей академической должности («в свободное время»), при этом две наиболее распространенные специальности были определены как семейная и общая медицина (29 процентов) и неотложная медицина (18 процентов) [68 ].В 53% программ ПА сообщили об уходе по крайней мере одного преподавателя в 2016-17 учебном году [17].

    Пробелы в исследованиях

    Необходимы дополнительные исследования с использованием последовательной и строгой методологии для изучения опыта работы и личной жизни ПА и их влияния на систему оказания медицинской помощи и ухода за пациентами. В частности, авторы выделяют следующие приоритетные направления исследований:

    1. Продолжительность обучения и выгорание. Оцените продолжительность обучения профессиональному выгоранию, включая влияние долга и баланса между работой и личной жизнью, разрешенного профессией [16]. Хотя скудная литература неоднозначна относительно возраста [11,37] и лет на практике [12] как факторов риска для симптомов выгорания, время на практике может предрасполагать ПА к выгоранию, учитывая относительно молодой возраст начала клинической практики по сравнению с другими. клиницисты.
    2. Карьерная гибкость и выгорание. Хотя экономический (заработная плата) и рыночный спрос (возможности трудоустройства), по-видимому, являются основными движущими силами карьерной мобильности в профессии, тот факт, что ПА могут изменять рабочие условия, может облегчить аспекты выгорания, позволяя перейти в новую среду и поддержать удовлетворение карьерой.Возможность сменить специальность может частично объяснить высокую удовлетворенность ЛП карьерой, даже когда удовлетворенность работой низкая или сильное выгорание - явление, наблюдаемое среди онкологических ПА [36]. То, как эти характеристики взаимодействуют с принципами коллективной помощи, может потребовать дальнейшей оценки.
    3. Настройка практики и ее влияние на выгорание . Хотя ПА могут менять специальность, Хукер, Коули и Лайнвебер обнаружили, что половина всех ПА оставались на своей первой специальности на протяжении всей своей карьеры [26].Это открытие требует дополнительных исследований, учитывая, что может быть повышенный риск выгорания среди врачей в сельской местности [10] и в учреждениях первичной медико-санитарной помощи [11,12,40,42,61]. Положительное (вовлеченность) и отрицательное (выгорание) влияние на занятость ЛП по специальностям и в условиях практики может помочь в найме и удержании ЛП в областях с нехваткой врачей.
    4. Командная культура и выгорание. Командная практика лежит в основе профессии ПА и является ключевым компонентом современного медицинского обслуживания.Культура профессии ПА, или «скрытая учебная программа» обучения ПА, делает упор на командную работу и сотрудничество [15]. Работа в команде, или «командная культура», связана с удовлетворением работой и карьерой [42,44] и более низкими симптомами выгорания [61,62]. Дальнейшая оценка командной культуры в организациях и в группе врач-терапевт с использованием проверенных инструментов и строгой методологии послужит обеим профессиям в продвижении ухода, ориентированного на пациента.
    5. Влияние ролевой неоднозначности и ролевого эмоционального труда на выгорание. Неопределенность ролей может привести к конфликту [60] и эмоциональному труду, связанному с ролями [69], которые коррелируют с выгоранием и намерением уйти в сестринское дело [60]. Было бы полезно оценить, влияет ли неоднозначность ролей на профессиональное благополучие ПА. Также было бы полезно получить более глубокое понимание взаимосвязи между неопределенностью ролей, командной культурой и выгоранием в профессии PA.
    6. Разнообразие и вовлеченность в профессию PA. Одно перекрестное исследование показало, что ПА, которые идентифицировали себя как афроамериканцы, коренные американцы и латиноамериканцы / латиноамериканцы, могут быть менее удовлетворены профессией ПА [50].Хотя результаты этого небольшого исследования не подлежат обобщению, оно напоминает о том, что профессия ПА не отличается разнообразием [20]. Восемьдесят семь процентов сертифицированных PA являются белыми [20], и профессия пережила 10-летний спад разнообразия профессий, несмотря на рост профессии [70]. Оценка факторов, которые способствуют разнообразию в профессии, и факторов, которые способствуют удовлетворению среди ОТ, которые идентифицируют себя как расовые или этнические меньшинства, необходима для поддержки и развития репрезентативной рабочей силы.

    Заключение

    Хотя немногие статьи посвящены исключительно опыту работы и жизни PA, существующие данные демонстрируют несколько фундаментальных тем, которые можно экстраполировать на опыт PA. ПА, работающие по специальностям с высоким уровнем эмоционального выгорания, таким как неотложная медицина, первичная медико-санитарная помощь, хосписы и паллиативная помощь, а также онкология, по-видимому, развивают эмоциональное выгорание на уровнях, аналогичных их коллегам-врачам [10,11,35,36,40]. Однако некоторые исследования показывают, что удовлетворенность работой и карьерой остается высокой [11,36].Адаптируемый характер роли ПА поддается смене специальности, что может служить буфером против долгосрочных эффектов выгорания [34]. Однако в этой профессии отсутствуют строгие, продольные и надежные исследования факторов, способствующих выгоранию. Очевидно, что предстоит проделать большую работу для поддержки пациентов и сообществ, нуждающихся в высококачественной, безопасной и доступной коллективной помощи. Выгорание ПА, как и выгорание среди других медицинских работников, в конечном итоге наносит ущерб системе здравоохранения и уходу за пациентами.Обнаружение идей, которые предотвращают выгорание и способствуют вовлечению, будет полезно не только для медицинских бригад, но и для здоровья общества в целом.

    ПРИЛОЖЕНИЕ А


    Присоединяйтесь к разговору!

    Напишите в Твиттере! Новое от @theNAMedicine: выгорание и удовлетворенность работой и карьерой в профессии помощника врача: обзор литературы: https: // doi.org / 10.31478 / 201812b #NAMPerspectives #ClinicianWellBeing

    Напишите в Твиттере! Помощники врача - важная часть медицинских бригад, но мало исследований было проведено, чтобы понять, как наилучшим образом поддержать их благополучие и удовлетворенность карьерой: https://doi.org/10.31478/201812b #NAMPerspectives #ClinicianWellBeing

    Напишите в Твиттере! Больше людей начинают заниматься профессией помощника врача, чем когда-либо прежде, но мало что известно о выгорании ПА и его факторах, способствующих благополучию.Вот что мы знаем: https://doi.org/10.31478/201812b #NAMPerspectives #ClinicianWellBeing

    .

    Напишите в Твиттере! Всесторонний обзор литературы выявляет некоторые тенденции к выгоранию и благополучию среди фельдшеров, но необходимы дополнительные исследования: https://doi.org/10.31478/201812b #NAMPerspectives #ClinicianWellBeing

    Загрузите рисунки ниже и поделитесь ими в социальных сетях!

    Список литературы

    ПРИМЕЧАНИЕ. Этот список ссылок был обновлен 4 февраля 2021 г., чтобы отразить отзыв ссылки № 6, Panagioti et al., 2018. Места, где эта ссылка цитировалась в документе, были зачеркнуты. Эта ссылка не оказала существенного влияния на разработку данной статьи или содержащихся в ней выводов.

    1. Heinemann, L. V., and T. Heinemann. 2017. Исследование эмоционального выгорания: появление и научное исследование оспариваемого диагноза. Sage Open 7 (1): 1-12. https://doi.org/10.1177/2158244017697154
    2. Zellar, K. L., P. L. Perrewe и W. A. ​​Hochwarter. 2000. выгорание в здравоохранении: роль пяти факторов личности. Журнал прикладной социальной психологии 30 (8): 1570-1598. https://doi.org/10.1111/j.1559-1816.2000.tb02456.x
    3. Шанафельт, Т. Д., С. Бун, Л. Тан, Н. Дирбай, В. Сотил, Д. Сатель, К. П. Уэст, Дж. Слоан и М. Р. Орескович. 2012. Выгорание и удовлетворение балансом между работой и личной жизнью среди американских врачей по сравнению с населением США в целом. Архив внутренней медицины 172 (18): 1377-1385. https://doi.org/10.1001/archinternmed.2012.3199
    4. Хофф Т., С. Карабетта и Г.Э. Коллинсон. 2017. Удовлетворенность, выгорание и текучесть кадров среди практикующих медсестер и фельдшеров: обзор эмпирической литературы. Медицинские исследования и обзор. https://doi.org/10.1177/1077558717730157.
    5. МакХью, М. Д., А. Кутни-Ли, Дж. П. Чимиотти, Д. М. Слоан и Л. Х. Эйкен. 2011. Широко распространенные неудовлетворенность работой медсестер, выгорание и разочарование по поводу пособий для здоровья сигнализируют о проблемах для ухода за пациентами. Департамент здравоохранения 30: 202-210. https: // doi.org / 10.1377 / hlthaff.2010.0100
    6. Панагиоти, М., К. Герати, Дж. Джонсон, Чжоу, Э. Панагопулу, К. Чу-Грэм, Д. Петерс, А. Ходкинсон, Р. Райли и А. Эсмаил. 2018. Связь между выгоранием врачей и безопасностью, профессионализмом и удовлетворенностью пациентов: систематический обзор и метаанализ. JAMA Internal Medicine 178 (10): 1317-1330. https://doi.org/10.1001/jamainternmed.2018.3713
    7. Bodenheimer, T. и C. Sinsky. 2014. От тройной к четвертой цели: уход за пациентом требует заботы поставщика. Анналы семейной медицины 12 (6): 573-576. https://doi.org/10.1370/afm.1713
    8. Шанафельт, Т. Д., Г. Горриндж, Р. Менакер, К. А. Сторц, Д. Ривз и С. Дж. Бускерк. 2015. Влияние организационного руководства на выгорание и удовлетворенность врачей. Mayo Clinic Proceedings 90 (4): 432. https://doi.org/10.1016/j.mayocp.2015.01.012
    9. Шанафельт, Т. Д., О. Хасан, Л. Н. Дирбай, К. Сински, Д. Сатель, Дж. Слоан и К. П. Уэст. 2015. Изменения в степени эмоционального выгорания и удовлетворенности балансом между работой и личной жизнью у врачей и всего работающего населения США в период с 2011 по 2014 годы. Mayo Clinic Proceedings 90 (12): 1600-1613. https://doi.org/10.1016/j.mayocp.2015.08.023
    10. Бенсон, М. А., Т. Петерсон, Л. Салазар, В. Моррис, Р. Холл, Б. Хоулетт и П. Фелпс. 2016. Выгорание у сельских фельдшеров. Журнал Ассоциации врачей-ассистентов по образованию 27 (2): 81-83. https://doi.org/10.1097/JPA.0000000000000069
    11. Varner, D. F., and B. K. Foutch. 2014. Симптомы депрессии и выгорания среди поставщиков семейной медицины ВВС. Журнал Американской академии помощников врача 27 (5): 42-46.https://doi.org/10.1097/01.JAA.0000446373.63790.c9
    12. Уайтберд, Р. Р., Л. И. Сольберг, А. Л. Крейн, Р. К. Россом, А. Бек, К. Нили, М. Дрескин и К. Дж. Коулман. 2017. Выгорание клиницистов и удовлетворение ресурсами в уходе за сложными пациентами. Психиатрия больницы общего профиля 44 (1): 91-95. https://doi.org/10.1016/j.genhosppsych.2016.03.004
    13. Хадсон, К. Л. 1961. Расширение профессиональных медицинских услуг непрофессиональным персоналом. JAMA 176 (10): 839-841.https://doi.org/10.1001/jama.1961.03040230005002
    14. Джонс, П. Э. и Дж. Ф. Коули. 1994. Фельдшеры и реформа системы здравоохранения. JAMA 271 (16): 1266-1272. https://doi.org/10.1001/jama.1994.03510400052031
    15. PA сфера деятельности. 2018. Александрия, Вирджиния: Американская академия помощников врачей. Доступно по адресу: https://www.aapa.org/wp-content/uploads/2017/01/Issue-brief_Scope-of-Practice_0117-1.pdf (по состоянию на 3 сентября 2018 г.).
    16. Кертис, Л.Г., Л. Доббс и К. А. Хильдебрандт. 2017. Женщины-ассистенты - где мы сегодня? Журнал Американской академии помощников врача 30 (9): 44-48. https://doi.org/10.1097/01.jaa.0000522137.14188.90
    17. Цифрами: Программный отчет 31: Данные программного исследования 2016 года. Вашингтон, округ Колумбия: Ассоциация помощников врача по образованию . Доступно по адресу: https://paeaonline.org/wp-content/uploads/2017/06/Program-Survey-31_V4_Updated-June-2017.pdf (по состоянию на 3 августа 2018 г.).
    18. Аккредитованные программы . 2018. Johns Creek, GA: Комиссия по аккредитации по образованию для помощника врача. Доступно по адресу: http://www.arc-pa.org/accreditation/accredited-programs (по состоянию на 2 августа 2018 г.).
    19. Коули Дж. Ф. 1994. Помощники врачей в сфере здравоохранения. JAMA 271 (16): 1266-1272. https://doi.org/10.1001/jama.1994.03510400052031
    20. Статистический профиль сертифицированных помощников врача за 2017 год: годовой отчет Национальной комиссии по сертификации помощников врача. Джонс-Крик, Джорджия: Национальная комиссия по сертификации помощников врача . Доступно по адресу: http://prodcmsstoragesa.blob.core.windows.net/uploads/files/2017StatisticalProfileofCertifiedPhysicianAssistants%206.27.pdf (по состоянию на 31 августа 2018 г.).
    21. Количество практикующих медсестер достигло нового рекорда . 2018. Остин, Техас: Американская ассоциация практикующих медсестер. Доступно по адресу: https://www.aanp.org/press-room/press-releases/173-press-room/2018-press-releases/2190-number-of-nurse-practitioners-hits-new-record-high (по состоянию на 3 августа 2018 г.).
    22. Профессионально активные врачи . 2018. Окленд, Калифорния: Фонд семьи Генри Дж. Кайзера. Доступно по адресу: https://www.kff.org/other/state-indicator/total-active-physICAL/?currentTimeframe=0&selectedRows=%7B%22states%22:%7B%22all%22:%7B%7D%7D ,% 22wrapups% 22:% 7B% 22united-States% 22:% 7B% 7D% 7D% 7D & sortModel =% 7B% 22colId% 22:% 22Location% 22,% 22sort% 22:% 22asc% 22% 7D (по состоянию на август 3, 2018).
    23. Картер Р. Д. и Д. Р. Оливер. 1983. Анализ заработной платы клинически активных фельдшеров. Помощник врача 7 (7): 14-16, 19, 23-24.
    24. Первый годовой отчет о программах обучения помощников врача в США, 1984-85 . 1985. Под редакцией Д. Оливер, Дж. Бейкер и У. Донахью. Вашингтон, округ Колумбия: Ассоциация программ помощников врача.
    25. Двадцать второй годовой отчет об образовательных программах помощников врача в США, 2005-2006 гг. . 2006. Под редакцией А. Саймона и М. Линка. Вашингтон, округ Колумбия: Ассоциация помощников врача по образованию.
    26. Хукер Р. С., Дж. Ф. Коули и У. Лейнвебер. 2010. Карьерная гибкость помощников врача и потенциал для увеличения количества первичной медико-санитарной помощи. Департамент здравоохранения 29 (5): 880-886. https://doi.org/10.1377/hlthaff.2009.0884
    27. Смит, Н. 2017. Карьерная гибкость в рамках профессии PA . Центр новостей AAPA. Доступно по адресу: https://www.aapa.org/news-central/2017/07/career-flexibility-within-pa-profession (по состоянию на 31 августа 2018 г.).
    28. По номерам: Абитуриенты 2015 .2016. Вашингтон, округ Колумбия: Ассоциация помощников врача по образованию. Доступно по адресу: https://paeaonline.org/wp-content/uploads/2016/12/2015-matriculating-student-survey.pdf (по состоянию на 2 августа 2018 г.).
    29. Эссари, А. К., Б. Х. Коплан, Дж. Ф. Коули, С. Шнеллер и Р. Л. Осфельдт. 2016. Женщины, семейная медицина и выбор карьеры: анализ альтернативных издержек. Журнал Американской академии помощников врачей 29 (9): 44-48. https://doi.org/10.1097/01.JAA.00004.02814.bc
    30. Хукер Р.С., С. П. Роби, Дж. М. Кумбс и Дж. Ф. Коули. 2013. Меняющаяся профессия помощника врача: гендерный сдвиг. Журнал Американской академии помощников врача 26 (9): 36-44. https://doi.org/10.1097/01.jaa.0000433914.54617.a0
    31. Бервик Д. М., Т. В. Нолан и Дж. Уиттингтон. 2008. Тройная цель: уход, здоровье и стоимость. Департамент здравоохранения 27 (3): 759-769. https://doi.org/10.1377/hlthaff.27.3.759
    32. Дирбай, Л. Н., Д. Мейерс, Дж. Рипп, Н. Далал, С.Б. Берд и С. Сен. 2018. Прагматический подход организаций к измерению благополучия работников здравоохранения. NAM Perspectives. Документ для обсуждения, Национальная медицинская академия, Вашингтон, округ Колумбия. https://doi.org/10.31478/201810b
    33. Рид Р. Дж., П. А. Фишман, О. Ю., Т. Р. Росс, Дж. Т. Туфано, М. П. Соман и Э. Б. Ларсон. 2009. Демонстрация медицинского дома, ориентированного на пациента: проспективная, квазиэкспериментальная оценка до и после. Американский журнал управляемой помощи 15 (9): e71-e87.Доступно по адресу: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/19728768/ (по состоянию на 2 сентября 2020 г.).
    34. Коплан, Б., Т. Макколл, Н. Смит, В. Геллерт и А. Эссари. 2018. Выгорание, удовлетворенность работой и уровень стресса ПА. Журнал Американской академии помощников врача 31 (9): 42-46. https://doi.org/10.1097/01.JAA.0000544305.38577.84
    35. Белл, Р. Б., М. Дэвисон и Д. Сефчик. 2002. Первое обследование: Измерение эмоционального выгорания у фельдшеров скорой медицинской помощи. Журнал Американской академии помощников врача 15 (3): 40-55.Доступно по адресу: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/11949543/ (по состоянию на 2 сентября 2020 г.).
    36. Tetzlaff, E. D., H. M. Hylton, L. Demora, K. Ruth, and Y.-N. Вонг. 2018. Национальное исследование выгорания и удовлетворенности карьерой среди фельдшеров онкологии: последствия для коллективной помощи. Практический онкологический журнал 14 (1): e11-e22. https://doi.org/10.1200/JOP.2017.025544
    37. Камаль, А. Х., Дж. Х. Булл, С. П. Вольф, М. Свец, Т. Д. Шанафельт, К. Аст, Д. Кавальератос, К.Т. Синклер и А. П. Абернети. 2016. Распространенность и предикторы выгорания среди клиницистов хосписов и паллиативной помощи в США. Journal of Pain Symptom Management 51 (4): 690-696. https://doi.org/10.1016/j.jpainsymman.2015.10.020
    38. Кавальератос Д., Д. Сиконолфи, Дж. Булл, Р. М. Арнольд, К. М. Свец и А. Х. Камаль. 2016. «Это похоже на сердечную недостаточность. Это хроническое заболевание. . . и это убьет вас »: качественный анализ эмоционального выгорания среди клиницистов хосписов и паллиативной помощи. Журнал управления болевыми симптомами 53 (5): 901-910.e1. https://doi.org/10.1016/j.jpainsymman.2016.12.337
    39. Уолтерс, Т. А., Э. П. Мэтьюз и Дж. И. Дейли. 2014. Выгорание в армейских медработниках. Военная медицина 179 (9): 1006-1012. https://doi.org/10.7205/MILMED-D-14-00058
    40. Спинелли, В. М., Фернстром, К. М., Бритт, Х. и Пратт, Р., 2016 г. «Видеть пациента - это радость»: анализ с помощью фокус-группы выгорания среди поставщиков амбулаторных услуг. Семейная медицина 48 (4): 273-277.
    41. Waddimba, A.C., M.A. Nieves, M. Scribani, N. Krupa, P. Jenkins, and J. May. 2015. Предикторы выгорания среди врачей и практикующих врачей в центре Нью-Йорка. Журнал администрации больницы 4 (6): 21-30. Доступно по адресу: http://www.sciedu.ca/journal/index.php/jha/article/download/7332/4555 (по состоянию на 2 сентября 2020 г.).
    42. Линцер М., С. Поплау, Э. Гроссман, Варки, С. Йель, Э. Уильямс, Л. Хикс, Р. Л. Браун, Дж. Уоллок, Д. Конхорст и М.Барбуш. 2015. Кластерное рандомизированное исследование вмешательств по улучшению условий труда и выгорания врачей в первичной медико-санитарной помощи: результаты исследования «Здоровое рабочее место» (HWP). Журнал общей внутренней медицины 30 (8): 1105-1111. https://doi.org/10.1007/s11606-015-3235-4
    43. Мередит, Л. С., Н. С. Хакбарт, Дж. Дарлинг, Х. П. Родригес, С. Е. Стокдейл, К. М. Кордаско, Э. М. Яно и Л. В. Рубинштейн. 2015. Эмоциональное истощение в первичной медико-санитарной помощи во время ранней реализации преобразования медицинского дома VA. Медицинское обслуживание 53 (3): 253-260. https://doi.org/10.1097/MLR.0000000000000303
    44. ЛаБарбера, Д. М. 2004. Удовлетворенность профессией помощника врача. Журнал Американской академии помощников врача 17 (10): 34-36, 38, 40, 51. Доступно по адресу: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/15532322/ (по состоянию на 2 сентября 2020 г.) ).
    45. ЛаБарбера, Д. М. 2010. Гендерные различия в профессиональной удовлетворенности фельдшеров. Журнал Американской академии помощников врача 23 (10): 33-34, 36-39.https://doi.org/10.1097/01720610-201010000-00007.
    46. Бискарди, К. А., Дж. Митчелл, С. Симпкинс и З. Г. Пинто. 2013. Характеристики практики и выбор образа жизни мужчин и женщин-помощников врача и их отношение к удовлетворенности карьерой. Журнал Allied Health 42 (3): 157-162. Доступно по адресу: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/24013246/ (по состоянию на 2 сентября 2020 г.).
    47. Нельсон С. и Р. С. Хукер. 2016. Помощники врачей и практикующие медсестры в сельских отделениях неотложной помощи Вашингтона. Журнал медицинского образования 27 (2): 56-62. https://doi.org/10.1097/jpa.0000000000000074
    48. Патман Д., Т. Конрад и Р. Хукер. 2014. Фельдшеры и практикующие медсестры в Национальной службе здравоохранения. Журнал Американской академии помощников врача 27 (12): 35-43. https://doi.org/10.1097/01.jaa.0000456575.09015.24
    49. Генри, Л. Р. и Р. С. Хукер. 2007 г. Удержание фельдшеров в сельских поликлиниках. Журнал сельского здравоохранения 23 (3): 207-214. https://doi.org/10.1111/j.1748-0361.2007.00092.x
    50. Филипова А.А. 2014. Факторы, влияющие на удовлетворенность сельских фельдшеров . Журнал Allied Health 43 (1): 22-31. Доступно по адресу: https://europepmc.org/article/med/24598896 (по состоянию на 2 сентября 2020 г.).
    51. Фриборн, Д. К., Р. С. Хукер и К. Р. Поуп. 2002. Удовлетворенность и благополучие поставщиков первичной медико-санитарной помощи управляемой помощью. Оценка и медицинские профессии 25 (2): 239-254.https://doi.org/10.1177/01678702025002008
    52. Waddimba, A.C., M. Scribani, N. Krupa, J. J. May и P. Jenkins. 2016. Частота удовлетворения и неудовлетворенности практикой среди сельских врачей, работающих в группах, и практикующих врачей, не являющихся врачами. BMC Health Services Research 16 (1): 613. https://doi.org/10.1186/s12913-016-1777-8
    53. Шеннон, К. М., и Д. Дж. Меренштейн. 2017. Оценка образа жизни врачей и ортопедов. Журнал Американской академии помощников врача 30 (1): 38-41.https://doi.org/10.1097/01.jaa.0000508212.42460.3a
    54. Коплан Б., Н. Смит и Дж. Ф. Коули. 2017. ПА в первичной медико-санитарной помощи: Текущее состояние и последствия для персонала. Журнал Американской ассоциации помощников врачей 30 (9): 35-42. https://doi.org/10.1097/01.JAA.0000522136.76069.15
    55. Дирбай, Л. Н., Т. Д. Шанафельт, К. А. Сински, П. Ф. Чиприано, Дж. Бхатт, А. Оммайя, К. П. Вест и Д. Мейерс. 2017. Выгорание среди профессионалов здравоохранения: призыв изучить и устранить эту недооцененную угрозу для безопасной и высококачественной помощи. NAM Perspectives. Документ для обсуждения, Национальная медицинская академия, Вашингтон, округ Колумбия. https://doi.org/10.31478/201707b
    56. Браун, С. Д., М. Дж. Госке и К. М. Джонсон. 2009. Помимо злоупотребления психоактивными веществами: стресс, выгорание и депрессия как причины нарушений у врача и деструктивного поведения. Журнал Американского колледжа радиологии 6 (7): 479-485. https://doi.org/10.1016/j.jacr.2008.11.029
    57. Р. С. Хукер, Л. Куйлман и К. М. Эверетт. 2015. Удовлетворенность работой помощника врача: повествовательный обзор эмпирических исследований. Журнал обучения помощников врача 26 (4): 176-186. https://doi.org/10.1097/JPA.0000000000000047
    58. Уэст, К. П., Л. Н. Дирбай и Т. Д. Шанафельт. 2018. Психологическое выгорание: факторы, последствия и решения. Журнал внутренней медицины 283 (6): 516-529. https://doi.org/10.1111/joim.12752
    59. Т. Бартрам, Г. Казимир, Н. Джуркович, С. Г. Леггат и П. Стэнтон. 2012. Влияют ли воспринимаемые системы высокоэффективной работы на взаимосвязь между эмоциональным трудом, выгоранием и намерением уйти? Исследование австралийских медсестер. Журнал усовершенствованного медсестринского дела 68 (7): 1567-1578. https://doi.org/10.1111/j.1365-2648.2012.05968.x
    60. Moran, B. 2014. Вас увидит фельдшер. The New York Times, 1 августа. Доступно по адресу: https://www.nytimes.com/2014/08/03/education/edlife/the-physician-assistant-will-see-you.html (по состоянию на 2 сентября. , 2020).
    61. Нокс, М., Р. Уиллард-Грейс, Б. Хуанг и К. Грумбах. 2018. Инвентаризация выгорания Maslach и самоопределяемая мера выгорания по отдельности дает разные оценки выгорания для клиницистов и персонала. Журнал общей внутренней медицины 33 (8): 1344-1351. https://doi.org/10.1007/s11606-018-4507-6
    62. Уиллард-Грейс, Р., Д. Хесслер, Э. Роджерс, К. Дубе, Т. Боденхаймер и К. Грумбах. 2014. Структура и культура команды связаны с меньшим выгоранием в первичной медико-санитарной помощи. Журнал Американского совета семейной медицины 27 (2): 229-238. https://doi.org/10.3122/jabfm.2014.02.130215
    63. Боденхаймер Т. и Р. Уиллард-Грейс. 2016. Teamlets в первичной медико-санитарной помощи: повышение качества обслуживания пациентов и врачей. Журнал Американского совета семейной медицины 29 (1): 135-138. https://doi.org/10.3122/jabfm.2016.01.150176
    64. Фористер, Дж. Г. и Д. Блессинг. 2007. Профессиональное выгорание: исследование фельдшеров-преподавателей. Журнал обучения помощников врача 18 (4): 10-15. Доступно по адресу: https://journals.lww.com/jpae/Abstract/2007/18040/Professional_Burnout__A_Study_of_Physician.3.aspx (по состоянию на 2 сентября 2020 г.).
    65. Graeff, E.C., J.S Leafman, L. Wallace, and G.Стюарт. 2014. Уровни удовлетворенности работой помощников врача в США. Журнал обучения помощников врача 25 (2): 15-20. https://doi.org/10.1097/01367895-201425020-00004
    66. Boeve, W. D. 2007. Национальное исследование факторов удовлетворенности работой среди преподавателей в системе образования помощников врача. Магистерские и докторские диссертации, 60. Доступно по адресу: http://commons.emich.edu/theses/60 (по состоянию на 24 октября 2018 г.).
    67. Coniglio, D., and D. Akroyd.2015. Факторы, предсказывающие намерение фельдшера покинуть факультет. Журнал медицинского образования 26 (3): 113-122. https://doi.org/10.1097/jpa.0000000000000031
    68. По номерам: Отчет факультета. Данные опроса преподавателей и директоров, проведенного в 2017 г., . 2018. Вашингтон, округ Колумбия: Ассоциация помощников врача по образованию. Доступно по адресу: https://paeaonline.org/wp-content/uploads/2018/04/FacultyDirectors3_20180418.pdf (по состоянию на 24 октября 2018 г.).
    69. Гранди, А., С. К. Фу, М. Грот и Р. Э. Гудвин. 2012. Свободно быть собой и мной: атмосфера подлинности снимает выгорание от эмоционального труда. Журнал профессиональной психологии здоровья 17 (1): 1-14. https://doi.org/10.1037/a0025102
    70. Coplan, B., T. G. Bautista, and R. W. Dehn. 2018. Характеристики программ PA и разнообразие профессий. Журнал Американской академии помощников врача 31 (3): 38-46. https://doi.org/10.1097/01.JAA.0000530295.15656.51

    Как выгорание влияет на продуктивность врача? Систематический обзор литературы | BMC Health Services Research

    Описание включения и исключения

    Электронный поиск литературы привел к выявлению 870 уникальных ссылок (рис. 1).Из них 102 записи, содержащие комментарии, были исключены. На основании обзора заголовка было сброшено 610 ссылок. После рецензирования были исключены еще 130 цитирований; осталось 28 статей для полнотекстового обзора. После полнотекстового обзора осталось 5 статей, и их списки литературы были просмотрены вручную на предмет соответствующих исследований. В процессе ручного поиска статей не обнаружено. Причины исключения из полнотекстового обзора: (1) в исследование не входило по крайней мере 50% врачей (n = 2 статьи), (2) не исследовалась взаимосвязь между выгоранием и продуктивностью (n = 21 статья). и (3) получить не удалось (n = 2 статьи).

    Рисунок 1

    Блок-схема результатов поиска литературы и включений / исключений.

    Пять исследований были проведены в США, Китае, Гонконге, Нидерландах, а также в 12 европейских странах: Болгарии, Хорватии, Франции, Греции, Венгрии, Италии, Мальте, Польше, Испании, Швеции, Турции и Великобритании. .

    Оценка качества

    На основании оценки качества четыре из пяти исследований были классифицированы как хорошие, а одно - как отличные (дополнительный файл 2, дополнительный файл 3).Выявленные ограничения включали низкую частоту ответов (<50%) (n = 3 исследования), вмешивающиеся факторы, которые не контролировались (n = 2 исследования) и использование перекрестных данных (n = 5 исследований).

    Обзор исследований

    Выгорание

    Таблица 1 включает краткое изложение исследований. В 4 из 5 исследований выгорание измерялось с помощью Maslach Burnout Inventory-HSS (MBI) [12]. MBI измеряет три измерения выгорания. Это эмоциональное истощение (EE), деперсонализация (DP) и личное достижение (PA).В одном исследовании использовалась мера, разработанная Pines et al. [20].

    Таблица 1 Резюме статей

    Скорость выгорания в исследуемых выборках была разной. Ruitenburg et al. [21] наблюдали уровень выгорания в 6% в своей выборке голландских врачей больниц. В отличие от этого, Soler и его коллеги [22] наблюдали, что 43% из их выборки семейных врачей из 12 европейских стран имели высокий EE, 35% имели высокий DP и 39% имели низкий PA. Siu et al.[14] отметили, что 31% из их гонконгской выборки врачей государственных больниц испытали выгорание. В своей выборке госпиталистов из США Hoff et al. [23] сообщили, что выгорали 13% респондентов.

    Показатели производительности

    Результаты производительности, о которых сообщалось в статьях, включали количество дней отпуска по болезни, намерение продолжить практику, намерение сменить работу и трудоспособность (Таблица 2). Во всех исследованиях сообщалось о существенной отрицательной взаимосвязи между тремя измерениями выгорания и используемыми показателями производительности.

    Таблица 2 Результаты производительности
    Отпуск по болезни

    В литературе приводятся противоречивые результаты относительно использования дней отпуска по болезни. Одно исследование, основанное на ответах семейных врачей из 12 европейских стран, показало, что все три аспекта эмоционального выгорания в значительной степени связаны с более частым использованием дней отпуска по болезни [22]. Солер и его коллеги [22] обнаружили, что те, кто имел хотя бы один отпуск по болезни в течение года, имели значительно более высокие шансы сообщать о высоком EE, DP или низком PA.Напротив, Siu et al. [14] сообщили об отсутствии статистически значимых различий в среднем количестве дней отпуска по болезни в прошлом году для врачей государственных больниц с высокими показателями выгорания и без них.

    Намерение сменить работу

    Исследования также показали, что высокие показатели выгорания в значительной степени связаны с намерением оставить текущую должность. Например, исследование Soler et al. [22] 12 из европейских стран также показало, что те, кто утвердительно ответил на вопрос: «Задумывались ли вы серьезно о смене работы хотя бы раз за последние месяцы?» имели значительно больше шансов сообщить о высоком EE, DP или низком PA.

    В своем исследовании Чжан и его коллеги [24] также обнаружили значительную взаимосвязь между выгоранием и намерением искать другую работу. Их опрос врачей, практикующих в одной из трех больниц в провинции Хубэй в Китае, показал, что существует значительная корреляция между высоким EE, DP и низким PA и намерением искать другую работу.

    Намерение продолжить медицинскую практику

    Также есть признаки того, что выгорание в значительной степени связано с намерением бросить текущую специальность.Это может быть проблематично в системах, в которых не хватает врачей или врачей определенных специальностей.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *