Пример картеля: Картельный сговор на рынке: чем опасен и как его раскрыть

Содержание

Нефтяные ОПЕКуны: картель сохранил сделку о сокращении добычи в силе | Статьи

Решение стран ОПЕК+ продолжить исполнение сделки по сокращению добычи в полном объеме является наиболее оптимальным в условиях риска второй волны коронавируса, считают опрошенные «Известиями» эксперты. В ближайшее время аналитики прогнозируют нефтяные цены в диапазоне $40-45 за баррель Brent. Недостаточный спрос на энергоносители не позволит им подняться выше, но и сильного падения благодаря продолжающей действовать сделке нефтяного картеля ожидать не стоит.

Переговоры министров

19 октября министры стран ОПЕК+ провели онлайн-переговоры, чтобы обсудить будущее соглашения о сокращении нефтедобычи. Члены нефтяного картеля договорились продолжать исполнение сделки в полном объеме, сообщил министр энергетики Александр Новак в интервью телеканалу «Россия-24».

Соглашение о сокращении добычи нефти страны ОПЕК+ заключили в середине апреля. С 1 мая участники картеля снизили ее на 9,7 млн баррелей в сутки на три месяца в сравнении с октябрем 2018 года. С августа добычу немного нарастили. Она была ниже, чем в октябре 2018-го, уже на 7,7 млн баррелей в сутки до конца года. С начала 2021-го добыча нефти участниками соглашения по плану должна будет вырасти еще. Сокращение относительно 2018 года должно составить 5,8 млн баррелей до конца апреля 2022-го.

Министр энергетики РФ Александр Новак

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Еще на прошлой неделе, согласно публикации WSJ, Саудовская Аравия выступала за то, чтобы страны ОПЕК+ отказались от планируемого увеличения добычи нефти с января 2021 года, поскольку продолжающийся рост заболеваемости COVID-19 по всему миру сдерживает спрос, а наращивание добычи Ливией увеличит предложение. Впрочем, картель решил отложить дальнейшие решения до ноября, когда состоится следующее совещание картеля. Новая министерская встреча ОПЕК+ запланирована на 16–17 ноября.

— Была достигнута договоренность о том, чтобы продолжать исполнять соглашения в полном объеме, даны соответствующие рекомендации. Мы договорились встретиться в следующий раз уже в ноябре, через месяц, для того, чтобы подвести итоги за октябрь и оценить ситуацию, которая будет складываться в зимний период, — заявил Александр Новак.

В ходе заседания министерского комитета ОПЕК+ он подчеркнул, что, несмотря на общую стабильность рынка, существует еще много неопределенностей.

— Первоначальные ограничения однозначно снизили совокупный спрос на энергоресурсы, но после их ослабления восстановление запускалось неравномерно по сравнению с докризисным периодом. Сейчас этот процесс замедлился в связи со второй волной коронавируса, но не развернулся полностью, — заявил министр.

Коронавирус нанес колоссальный ущерб многим секторам экономики, в том числе и нефтяной сфере, подчеркнул чиновник. В 2020 году инвестиции в энергетическом секторе снизятся до 18–20%, отметил Александр Новак. По его словам, рынок остается крайне волатильным и непредсказуемым.

Решение ОПЕК+ станет одним из факторов стабилизации цен на нефть, отметил руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев. Но стоит учитывать не только его, считает эксперт.

Нефтяная качалка в Канаде

Фото: REUTERS/Todd Korol

— Оно закрепит цены до конца четвертого квартала текущего года цену на баррель нефти Brent в диапазоне $40–45. Но спрос на нефть остается слабым, а риски от второй волны пандемии коронавируса явно выраженными. Поставки нефти из Ливии — тоже негативный фактор, страна не участвует в соглашении, — отметил он.

Победа кандидата в президенты США Джо Байдена может привести к смягчению санкций в отношении Ирана и, как следствие, появлению на рынке персидской нефти, полагает аналитик. Это еще больше увеличит объемы черного золота на рынке и снизит цены.

Ранее ОПЕК прогнозировала, что спрос на нефть восстановится во втором квартале 2021 года. По нынешним оценкам картеля, это произойдет не раньше конца следующего года.

Новая волна

Из-за роста заболеваемости коронавирусом многие страны стали вводить новые ограничения, люди менее активно перемещаются, и падает спрос на энергоносители. Власти европейских государств вводят всё новые режимы ЧП, жесткие штрафы за нарушение самоизоляции и ограничивают работу развлекательных заведений.

Последствия второй волны коронавируса и ее влияния на мировой спрос тяжелы, поэтому страны договорились встретиться еще раз, считает заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.

— В текущих условиях, разумеется, никто границы открывать не будет. Спрос на нефтепродукты если и начнет расти, то очень умеренными темпами, — отметил он.

При этом изменения на нефтяном рынке в условиях новой вспышки заболеваемости трудно прогнозировать, добавил аналитик. Пример тому — заражение президента США Дональда Трампа коронавирусом. Новость сразу отразилась на нефтяных ценах — Brent упал по отношению к предыдущему дню почти на 4%. Отреагировал на новость о болезни Дональда Трампа и рынок акций. Индекс S&P 500 снизился на 60 пунктов (1,78%). Индекс электронной биржи Nasdaq упал на 238 пунктов (2,06%).

Природный резервуар углеводородов в Ираке

Фото: REUTERS/Essam Al Sudani

В этом контексте не было смысла в пересмотре действующего соглашения, отметила в разговоре с «Известиями» директор по консалтингу в сфере госрегулирования ТЭК Vygon Consulting Дарья Козлова.

— Текущая рыночная ситуация заметно отличается от марта-апреля прошлого года. Благодаря действиям ОПЕК на рынке сохраняется дефицит предложения, а ключевым риском является скорость возвращения запасов к докризисным уровням, — считает она.

Цены на нефть сейчас на комфортном для бюджета России уровне — выше $40 за баррель, отметила аналитик. Поэтому необходимо мониторить ситуацию с карантинными мерами в связи с ростом заболеваемости COVID-19. И уже в случае значительного ухудшения принимать решение на следующий год, полагает Дарья Козлова.

Принятие каких-либо мер сейчас чревато негативными последствиями. Эти действия могут быть или чрезмерными, или недостаточными в зависимости от дальнейшего развития событий, заключила эксперт.

КАРТЕЛЬ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

КАРТЕЛЬ - раз­но­вид­ность фор­маль­но­го или не­фор­маль­но­го со­гла­ше­ния ме­ж­ду до­го­ва­ри­ваю­щи­ми­ся сто­ро­на­ми.

Пер­во­на­чаль­но картелем на­зы­вал­ся письменный до­ку­мент, ко­то­рый пред­став­лял со­бой опи­са­ние тур­нир­ных и ду­эль­ных пра­вил или вы­зов на по­еди­нок. Позд­нее тер­мин «картель» стал ис­поль­зо­вать­ся в ди­пло­ма­тической прак­ти­ке для обо­зна­че­ния со­гла­ше­ний, не ну­ж­даю­щих­ся в ра­ти­фи­ка­ции. Ча­ще все­го картели под­пи­сы­ва­лись воюю­щи­ми сто­ро­на­ми с це­лью об­ме­на плен­ны­ми, за­клю­че­ния пе­ре­ми­рий и т. д.

На­чи­ная с конца XIX века картели ста­ли рас­смат­ри­вать пре­ж­де все­го как эко­но­мическое по­ня­тие. С точ­ки зре­ния эко­но­мической тео­рии картель - это раз­но­вид­ность мо­но­по­лии, а кар­те­ли­ро­ва­ние - фор­ма мо­но­поль­но­го по­ве­де­ния на рын­ке. Основная от­ли­чительная чер­та ры­ноч­но­го картеля - до­го­вор­ный ха­рак­тер его фор­ми­ро­ва­ния. Обыч­но картель со­сто­ит из груп­пы не­за­ви­си­мых друг от дру­га круп­ных эко­но­мических субъ­ек­тов (го­су­дарств, кор­по­ра­ций и т. п.), ко­то­рые об­ла­да­ют су­ще­ст­вен­ным влия­ни­ем на каком-либо рын­ке то­ва­ров или ус­луг. Уча­ст­ни­ки картеля со­гла­су­ют ме­ж­ду со­бой со­вме­ст­ные дей­ст­вия на рын­ке. До­го­во­рён­но­сти мо­гут вклю­чать в се­бя обя­за­тель­ст­ва под­дер­жи­вать за­вы­шен­ный уро­вень цен на про­да­вае­мую и за­ни­жен­ный - на по­ку­пае­мую про­дук­цию, со­блю­дать со­гла­со­ван­ные кво­ты на объ­ё­мы про­из­вод­ст­ва и сбы­та, не на­ру­шать гра­ни­цы тер­ри­то­ри­аль­но­го раз­де­ла рын­ков и др.

Картели соз­да­ва­лись пре­имущественно пу­тём за­клю­че­ния письменных со­гла­ше­ний. Од­на­ко с тех пор как за­ко­ны многих стран ста­ли ог­ра­ничи­вать и да­же пол­но­стью за­пре­щать мо­но­поль­ные дей­ст­вия, боль­шин­ст­во картелей пе­ре­шло к функ­цио­ни­ро­ва­нию на ос­но­ве не­фор­маль­ных уст­ных до­го­во­рён­но­стей (кар­тель­ных сго­во­ров).

Вве­де­ние за­ко­но­дательных за­пре­тов объ­яс­ня­ет­ся тем, что картель, рав­но как и другие ви­ды мо­но­по­лий, на­ру­ша­ют прин­ци­пы сво­бод­ной кон­ку­рен­ции, уве­ли­чи­ва­ют свои до­хо­ды за счёт вне­ры­ноч­но­го дав­ле­ния на других уча­ст­ни­ков рын­ка и, в ко­неч­ном счё­те, уси­ли­ва­ют струк­тур­ные дис­про­пор­ции в эко­но­ми­ке и за­мед­ля­ют её раз­ви­тие. Од­на­ко пол­но­цен­ное ан­ти­кар­тель­ное за­ко­но­да­тель­ст­во по­ка мож­но соз­да­вать толь­ко в пре­де­лах национальных го­су­дарств. На ме­ж­ду­народном уров­не пре­дот­вра­щать кар­тель­ные дей­ст­вия до сих пор край­не за­труд­ни­тель­но.

Многие го­ды наи­бо­лее из­вест­ным и влия­тель­ным ме­ж­ду­народным картелем яв­ля­ет­ся ОПЕК (OPEC) - Ор­га­ни­за­ция стран - экс­пор­тёров неф­ти. Этот картель, пе­рио­ди­че­ски со­гла­суя кво­ты на до­бы­чу и по­став­ки неф­ти, а так­же объ­яв­ляя же­ла­тель­ные для се­бя ко­ри­до­ры цен, ока­зы­ва­ет весь­ма зна­чительное воз­дей­ст­вие на конъ­юнк­ту­ру ми­ро­вых рын­ков уг­ле­во­до­род­но­го то­п­ли­ва. Яр­ко вы­ра­жен­ный картель су­ще­ст­ву­ет в на­ше вре­мя и на ми­ро­вом рын­ке ал­ма­зов, при­чём его об­ра­зу­ют все­го две кор­по­ра­ции - юж­ноаф­ри­кан­ская «De Beers» и рос­сий­ская АЛРОСА. Эти кор­по­ра­ции, кон­тро­ли­руя при­мер­но 85% рын­ка, ре­гу­ляр­но до­го­ва­ри­ва­ют­ся о кво­тах и це­нах сво­их про­даж.

В современной российской эко­но­ми­ке кар­тель­ные сго­во­ры так­же ста­ли до­воль­но рас­про­стра­нён­ным яв­ле­ни­ем (например, на про­тя­же­нии многих лет экс­пер­ты го­во­рят о кар­тель­ных дей­ст­ви­ях на национальном рын­ке ав­то­мо­биль­но­го то­п­ли­ва). Таким образом, за­да­ча ан­ти­кар­тель­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния ак­ту­аль­на и для на­шей стра­ны.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

«Это не Ирак, это Техас!» — стрельба на границе США и Мексики стала привычным делом — ИноТВ

Кризис на южной границе США — это не только наплыв иммигрантов, но и постоянные войны наркокартелей по ту сторону реки Рио-Гранде, поведал в интервью Fox News бывший техасский пограничник Джейсон Джонс. По вооружению и тактике наркокартели теперь сравнимы с международными террористическими организациями, подчёркивает Джонс, а США продолжают бороться с ними по старинке.

Как и вчера, с нами на прямой связи с южной границы Джейсон Джонс, бывший капитан техасского пограничного контроля. Большое спасибо, что нашли для нас время, Джейсон Джонс. Вчера вечером мы спрашивали вас о том, что у вас там видно и слышно в последнее время. Сегодня я задам тот же вопрос. Какая там обстановка?

ДЖЕЙСОН ДЖОНС, бывший капитан техасского пограничного контроля: Спасибо, что пригласили, Такер. Рад быть сегодня с вами. Этим утром мы были в Роме, штат Техас. Поясню для зрителей: Рома — это маленький городок между Ларедо и Мак-Алленом, штат Техас. Прямо посередине между ними. Сегодня в 7:40 утра мы сидели на высоком берегу, когда началась большая перестрелка. Напротив техасской Ромы находится маленький городок под названием Мигель-Алеман, который последние два года является полем битвы двух картелей. Картеля Гольфо, также известного как Картель Мексиканского залива, и Северо-восточного картеля, известного многим как Лос-Сетас. Эти два картеля воюют уже два года, и сегодня утром мы застали эту перестрелку…

Поразительно…

ДЖЕЙСОН ДЖОНС: … мы видим младенцев… (Звуки стрельбы.) Выстрелы. Перестрелка. Направь туда, чтобы им было слышно.

Да, вот здесь... (неразборчиво).

Это не Ирак, это Техас!

ДЖЕЙСОН ДЖОНС: Хорошо подмечено! Поэтому мы и говорим, что на нашей границе проблема гораздо глубже, чем просто иммиграция. Мне не хочется говорить «просто иммиграция», потому что это серьёзный вопрос. Но важно, чтобы американцы знали, что здесь происходит нечто гораздо большее, чем пересечение нашей границы.

Эти перестрелки происходят… Мы разговаривали с представителями Погранично-таможенной службы, с сотрудниками правоохранительных органов муниципалитета и штата. Они слышат такие перестрелки 2—4 раза в неделю. А в декабре мы приезжали с Ларой Логан и её командой и застали полуторачасовую перестрелку.

Такер, я хочу, чтобы вы знали: речь идёт о всевозможном оружии, о 40-миллиметровых гранатах, ленточных пулемётах 50 калибра, бронетехнике. Это масштабно. И это связано с масштабами развития картелей, с резкими скачками в их развитии. Но всё это происходит на нашей южной границе. И проблема там гораздо шире, чем просто иммиграция.

По-видимому, президент США направил дополнительные войска в Сирию, сопротивляется выводу американских военных из Афганистана. Видите ли вы американских военных у нас на границе, когда за рекой бушует война?



ДЖЕЙСОН ДЖОНС: Да, и уже пора бы. Нам надо делать на этой арене гораздо больше. Картели — это не только американо-мексиканская проблема. Думаю, большинство людей рассматривают их именно так. Картели значительно изменились. Приведу пример. Картель Синалоа присутствует в 54 странах по всему миру. Картель Нового поколения Халиско теперь уже более чем в 48 странах. Так что эта проблема глобальная.

А мы продолжаем делать одно и то же, надеясь, что получим другой результат. Заводим уголовные дела против этих ребят, в то время как они развились по всему миру и начинают использовать армейское оружие и конспирацию, как делают мировые террористические организации. Вот почему мы призываем классифицировать их как иностранные террористические организации. Хочу подчеркнуть: это не значит, что мы пойдём войной против картелей…

Да.

ДЖЕЙСОН ДЖОНС: Но это значит, что мы будем использовать инструменты государственной силы, чтобы наконец сосредоточить на них внимание…

Да! И защитить нашу страну.

ДЖЕЙСОН ДЖОНС: Конечно.

Ведь перед этими картелями отступает вся мексиканская армия! Так что они явно хорошо оснащены. Джейсон, я признателен вам за ваш сегодняшний репортаж с границы. Спасибо!

Дата выхода в эфир 17 марта 2021 года.

Иллюзия конкуренции или теневые монополии на рынках Узбекистана – Газета.uz

Рост цен на товары в предпраздничные дни, в месяц Рамадан, а также в период таких сложных ситуаций, как пандемия, стал у нас нормой. Эксперты объясняют повышение цен различными экономическими факторами, такими как увеличение спроса, инфляция, сокращение объёмов производства и импорта и т. д. Однако причиной повышения цен не всегда является естественные экономические факторы.

Известно, что чем больше число конкурентов на рынке, тем интенсивнее ценовая конкуренция. Поэтому положительный итог конкуренции для потребителя — это низкие цены. На практике наличие нескольких конкурентов на рынке не всегда означает низкие цены.

Договориться легче, чем конкурировать

За исключением немногих, для большинства предпринимателей конкуренция — это неблагоприятный процесс. Чтобы удержать и усилить свою рыночную позицию в условиях конкуренции, предприниматель вынужден постоянно работать над собой: искать пути снижения себестоимости товара, внедрять ноу-хау и маркетинг, рекламировать. Грубо говоря, конкуренция для предпринимателя — это излишние расходы, упущенная выгода, головная боль и тяжёлый труд. Поэтому на практике большинство предпринимателей предпочитают сотрудничество вместо конкуренции.

Основной целью любого предпринимателя является максимизация прибыли, а для этого ему нужно продавать максимально дороже. Но повышать цену на товар в одностороннем порядке рискованно, так как предприниматель может просто потерять своих клиентов, которые перебегут к его конкурентам, у которых дешевле.

Но есть выход — можно договориться с конкурентами о повышении цены, так как повышение цены выгодно всем. Тем более, когда все одновременно повышают цену, то риски потери клиентов минимальны, так как прежняя ценовая разница между конкурентами сохраняется. Но прибыль, которую они будут получать от повышения цены, будет уже намного выше. Следовательно, когда предприниматели сотрудничают, у них доходы выше и стабильнее, чем в условиях конкуренции.

В литературе отказ от конкуренции и взаимное согласование цен между конкурентами называется картельное соглашение (сговор). Такое сотрудничество конкурентов по фиксации цены даёт им возможность действовать как «подпольная» монополия, так как сговорившись они могут в любое время поднимать цены, сокращать объёмы производства с целью создания искусственного дефицита, что характерно для монополии. Со стороны нам кажется, что на рынке функционирует несколько предпринимателей и есть конкуренция между ними, но на самом деле это может быть всего лишь иллюзия конкуренции.

Картели считаются самыми опасным правонарушением в сфере конкуренции, даже хуже, чем монополии, так как монополист действует открыто, а картели — тайно.

Картели — это разрушители рыночной экономики, рыночное лицемерие, преступление против потребителей. Кроме того, картели способны лишить потребителей пользы от проводимых реформ по сокращению монополий и развитию предпринимательства.

Недавнее резкое повышение цен на импортное подсолнечное масло сказалось и на повышении стоимости местного хлопкового масла, хотя хлопковое масло имеется в достаточных объёмах, чтобы полностью обеспечить потребности внутреннего рынка. Чтобы стабилизировать цены на растительное масло, правительство обнулило НДС на импорт растительного масла. Но несмотря на это, цены на растительное масло так и не снизились.

Только после возбуждения дела Антимонопольным комитетом в отношении 34 хлопковых кластеров «по признакам согласованного искусственного повышения стартовой цены» технических семян на бирже цены на технические семена хлопчатника подешевели на 31,2%, что привело к снижению биржевых цен и на хлопковое масло.

То есть, воспользовавшись ситуацией с повышением цен на подсолнечное масло, производители хлопкового масла заключили картельный сговор о повышении цены, и при необходимости они могут согласованно сокращать объёмы производства, создавая искусственный дефицит, чтобы поддерживать высокие цены на рынке.

Гипотетические примеры можно привести по другим рынкам. Например, демонополизация услуг по авиаперевозке с вхождением на рынок частной авиакомпании, которая будет создавать конкуренцию основному игроку, может не привести к ожидаемому снижению цен для потребителей, так как нельзя исключать возможность ценового сговора между этими двумя компаниями.

В автомобильной отрасли также нельзя быть уверенным, что увеличение числа производителей автомобилей приведёт к заметному снижению цен на авто, если производители будут заключать ценовые сговоры между собой.

Антикартельное законодательство и его исполнение

Картельные сговоры запрещены законодательством во многих странах, в некоторых странах картели считаются экономическим преступлением и уголовно наказуемы. Законом Узбекистана «О конкуренции» (статья 11) запрещаются согласованные действия и соглашения хозяйствующих субъектов, ограничивающие конкуренцию; за совершение картельных соглашений предусмотрена административная ответственность (статья 178 КоАО).

Практические исследования показывают, что на рынках, где есть картели, цены устанавливаются на 10−15% выше по сравнению с рынками, где их нет. Картели чаще встречаются на олигополистических рынках (рынки, где существуют от 2 до 5 конкурентов), потому что небольшое число предпринимателей облегчает заключение и сдерживание картелей.

Картельные сговоры часто встречаются в тендерах по государственным закупкам, где участники тендера могут договариваться о повышении цены или определять очерёдность победителя и резервного исполнителя, нанося значительный ущерб государственному бюджету. Согласно исследованиям, в результате сговоров на тендерах государству сами тендеры обходятся на 20−30% дороже.

Картельные сговоры весьма сложно выявлять и ещё сложнее их доказать, поскольку заключаются они тайно, зачастую в устной форме (по телефону, переписке, на встречах и мероприятиях), и зафиксированные, письменные картельные соглашения вряд ли могут заключаться, так как являются прямым доказательством (уликой) против участников картеля в случае его раскрытия.

Законодательство о конкуренции требует от антимонопольного органа предоставить прямые доказательства, подтверждающие факт заключения соглашения (сговора) между предпринимателями. Учитывая устную и тайную структуру картелей, доказать наличие факта сговора между предпринимателями и найти прямые доказательства очень сложно, порой просто невозможно на практике.

Есть ли картели на рынках Узбекистана?

Информация о количестве картельных сговоров на рынках страны отсутствует, но никто не исключает, что их у нас нет. Статистика Антимонопольного комитета такова, что за последние годы картельные соглашения почти не раскрывались. Для сравнения: в России в 2019 году было возбуждено 424 дела, из них 372 — по тендерным соглашениям, в Казахстане в 2018 году — по 56 картельным соглашениям.

Картельные сговоры являются головной болью даже в развитых странах с продвинутой рыночной экономикой, в которых начали появляться уже новые формы — цифровые картели.

Почему в Узбекистане не происходит раскрытия картелей, в чём проблема?

На это есть несколько причин:

  1. Отсутствие у антимонопольного органа дополнительных полномочий для выявления и доказывания сговоров. Для обнаружения прямых и косвенных доказательств в международной практике антимонопольные органы дополнительно наделены специальными следственными полномочиями (IT-криминалистика (forensics), допрос, внезапные проверки, негласное наблюдение и др.) и тесно сотрудничают с правоохранительными органами. Антимонопольные органы Узбекистана такими полномочиями пока не обладают.
  2. Низкие штрафные санкции за совершение картельных сговоров, которые не выполняет свою превентивную функцию. Максимальный размер административного штрафа за картельный сговор составляет 10-кратный размер базовой расчетной величины (БРВ), то есть 2,45 млн сумов. Представьте, что с помощью картельных сговоров недобросовестные предприниматели незаконно зарабатывают миллионы и миллиарды, а в случае раскрытия максимальный размер штрафа составляет всего-то 2,45 млн сумов. Кроме того, у нас отсутствует ответственность юридических лиц за картельные соглашения, штрафы налагаются только на их должностных лиц. Во многих странах предусмотрена ответственность юридических лиц и размер штрафа за картельный сговор составляет 5−10% от годового оборота компании за картельный период, поэтому штрафы исчисляются сотнями миллионов долларов. А в некоторых странах, например США, Германии, Японии, предусмотрена даже уголовная ответственность (вплоть до лишения свободы).

Следует отметить, что в международной практике самым эффективным механизмом по предупреждению и раскрытию картельных сговоров является программа освобождения (смягчения) наказания (leniency program).

Механизм работы данной программы простой: допустим, антимонопольный орган начинает проверку подозрительного синхронного повышения цен, и тогда один из участников картельного сговора, опасаясь раскрытия картеля, добровольно обратившись в антимонопольных орган, признаётся в совершении сговора и предоставляет необходимые доказательства. За признание и сотрудничество в раскрытии картеля данный участник картеля освобождается от наказания, а остальные участники несут полную ответственность.

Правовая основа для внедрения этой программы в Узбекистане была заложена в 2012 году в законе «О конкуренции» (часть 3 статьи 27), однако практического применения она так и не получила. На сайте антимонопольного органа даже есть специальный раздел «Cообщить о картеле», но до сих пор никто из участников картеля, по-видимому, не сообщил о своём сговоре.

Причина, почему данная программа у нас не работает, заключается в отсутствии стимула у участников картеля обращаться в антимонопольный орган, так как они уверены, что антимонопольный орган не способен доказать наличие сговора, ну а даже в случае выявления размер налагаемого штрафа мизерный.

Анализ и решения

Для улучшения состояния по выявлению картельных сговоров в стране предлагаю рассмотреть два альтернативных решений проблемы:

Решение 1. Наделение антимонопольного органа дополнительными полномочиями по выявлению и доказыванию картельных сговоров. Однако в настоящее время данное предложение, думаю, будет сложно реализовать, так как оно столкнётся со следующими проблемами:

а) могут посчитать, что усиление полномочий антимонопольного органа будет идти в разрез проводимой политике по созданию благоприятных условий для предпринимателей, хотя борьба с картелями нацелена на пресечение действий только недобросовестных предпринимателей;

б) из-за опасений случаев злоупотребления полномочиями со стороны сотрудников антимонопольных органов, что может навредить бизнес-среде, что действительно не исключается;

в) сопротивление бизнес-элиты, для которой картельные соглашения могут быть обыденным инструментом ведения бизнеса.

Решение 2. Если исходить из позиции, что усиление полномочий антимонопольного органа на данном этапе пока не является целесообразным, предлагаю хотя бы перенести бремя доказывания на предпринимателей, которые подозреваются в заключении картельных сговоров.

Согласно действующему законодательству, сейчас бремя доказывания наличия факта сговора лежит на антимонопольном органе, у которого нет соответствующих полномочий по сбору доказательств. Следовательно, когда на рынке происходит синхронное повышение цен, то отныне антимонопольный орган должен будет потребовать у предпринимателей доказать, что сомнительное параллельное повышение НЕ является результатом сговора, и представить обоснованные индивидуальные экономические причины повышения цен. В случае если антимонопольный орган или суд признают представленные предпринимателями экономические причины необоснованными, то повышение цены можно квалифицировать как картельный сговор.

Конечно, если единовременное повышение цены не является результатом сговора, то у предпринимателя не возникнут трудности с оправданием повышения цен. При этом если одновременное параллельное повышение цен является результатом внешних и не зависящих от воли предпринимателя факторов, одинаково влияющих на всех участников рынка (повышение налогов, рост цен на сырьевые товары и т. д.), то такое синхронное повышение не должно считаться сговором.

Кроме того, предлагаю применять правило per se для картельных соглашений. Это означает, что наличие самого факта совершения картельного сговора должно быть достаточным основанием для признания его незаконным. То есть суд не должен требовать доказывания наличия реального вреда конкуренции от картельных действий.

Допустим, предприниматели могут заранее сговориться о повышении цены через месяц, но антимонопольный орган оперативно раскрывает картельный сговор до наступления даты повышения цен. В таком случае, несмотря на то, что ранее согласованные цены ещё не получили практическое внедрение и фактически не успели навредить конкуренции и потребителям, сам факт заключения сговора должен быть достаточным основанием для привлечения к ответственности.

Опыт развивающихся стран показывает, что картели чаще всего встречаются в сфере продуктов питания (включая сельхозпродукцию), здравоохранения, транспорта, образования, на рынках строительных материалов и топлива. Например, международная практика по выявлению картелей показывает, что цементные картели существуют практически во всех странах.

Картели также широко распространены в сфере государственных закупок школьных принадлежностей и в частном медицинском секторе. Более того, торговые объединения являются одним из благоприятных мест для согласования и координации цен между предпринимателями. Также было замечено, что картельные сговоры часто заключаются в условиях кризисов и пандемий.

В заключение хочу отметить, что реформы по демонополизации и сокращению числа монополий не являются достаточными для формирования здоровой рыночной экономики и достижения благосостояния потребителей в стране, так как существует угроза картельных сговоров.

В данной статье рассмотрены только некоторые аспекты и виды картельных сговоров, помимо которых встречается множество других на практике, такие как молчаливый сговор (tacit collusion), вертикальные соглашения, сигнальные картели (price signaling) и др., выявление и доказывание которых требует особого регулятивного подхода. К тому же картельные сговоры существуют и на финансовых рынках. Следовательно, предлагаю разработать специальную национальную концепцию по борьбе с картелями, учитывая местные особенности и различные подходы по раскрытию ценовых сговоров на рынках Узбекистана.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Хусаин Раджапов является заведующим кафедрой «Бизнес и право» Ташкентского государственного юридического университета. Докторант факультета права Университета Кобе (Япония).

Картели и иные антиконкурентные соглашения: актуальные вопросы 2020

12 ноября в 11:00 VEGAS LEX приглашает вас на семинар, в рамках которого эксперты VEGAS LEX рассмотрят отдельные вопросы изменения антимонопольного и уголовного законодательства, применимого по делам о картелях, особенности работы внутриведомственной апелляции ФАС России по таким делам, а также существующие уголовно-правовые риски, возникающие при рассмотрении дел о картелях.

ТЕМЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ:


  • Совершенствование антикартельного законодательства: к чему готовиться?

  • Современные способы доказывания картелей.

  • Внутриведомственная апелляция по делам о картелях: эффективен ли механизм досудебного урегулирования картельных споров с территориальными органами ФАС России?

  • Уголовно-правовые риски по делам о картелях: ограничены ли правоохранительные органы только 178 УК РФ? Примеры дел.

ЭКСПЕРТЫ:


  • Анастасия Чередова, руководитель Группы специальных проектов VEGAS LEX

  • Алина Зайцева, юрист Коммерческой группы VEGAS LEX 

  • Тахир Щерба, юрист Группы специальных проектов VEGAS LEX

Онлайн-дискуссия пройдет на онлайн-платформе ZOOM. Участие в мероприятии бесплатное. Предварительная регистрация обязательна.

Если вы планируете принять участие в мероприятии, просим вас пройти регистрацию на данной странице. После этого вы получите письмо-подтверждение регистрации с инструкциями по участию.

Мероприятие закрыто для участия сотрудников юридических фирм и частнопрактикующих юристов.

12
ноября

2020

Картели и иные антиконкурентные соглашения: актуальные вопросы 2020

11:00 — 12:30, Онлайн-вебинар

ZOOM Conference

5 человек

(максимальное количество участников от одной компании)

Добавить в календарь

										

ФАС предложила создать реестр участников картелей — Российская газета

Проект изменений в уголовное и антимонопольное законодательство внесен на согласование в правительство РФ. По словам заместителя руководителя ФАС России Андрея Цариковского, он призван ужесточить ответственность за сговор участников закупок и заказчиков и обновить механизм противодействия картелям.

В прошлом году в этой сфере произошли серьезные перемены. Картели стали уходить от классических форм, когда люди лично договариваются между собой. Все перешло в область электронных взаимоотношений. Дошло до того, что переговоры ведут между собой уже не люди, а… боты.

"Доказываем сговор теперь другими способами, - отметил Андрей Цариковский. - Уходят в прошлое "разговоры в бане" и классические бумажки. На смену им пришла облачная переписка, которая быстро уничтожается. Все чаще мы сталкиваемся с тем, что картели заключаются формально без участия человека. Возникла сложность с квалификацией таких дел. Мне трудно представить себе суд над программным обеспечением, разработчиком, владельцем или тем, кто настраивал программу".

Правовые аспекты ведения бизнеса эксперты "РГ" разбирают в рубрике "Юрконсультация"

По его словам, для ФАС это стало серьезным вызовом. Однако служба справилась. Были разработаны алгоритмы, позволяющие раскрывать картели, не выходя из кабинета. В качестве примера Андрей Цариковский привел ситуацию в Дагестане.

На основании материалов антимонопольной службы республиканское СУ МВД возбудило уголовное дело по факту хищения бюджетных средств при проведении торгов на поставку медикаментов. Под подозрение попал бывший министр здравоохранения РД.

"Мы разработали алгоритм, позволяющий ретроспективно оценивать торги - возвращаться и смотреть, как именно они прошли, - пояснил начальник управления по борьбе с картелями ФАС России Андрей Тенишев. - Это помогает выявлять признаки сговора. Готовясь к поездке в Дагестан, мы тщательно все изучили и проанализировали. Не выходя из здания ФАС, узнали, кто и с кем договаривался. Затем отправились на место. Все оказалось так, как мы и предполагали".

Другой пример - Астрахань, где под подозрение попал министр дорожного строительства. Следственные органы завели дело о хищениях на основании материалов ФАС. Подобное дело рассматривается в Хакассии - там нарушения были вскрыты при закупках фармацевтических препаратов. В Самарской области картель проявил себя на торгах на право обслуживания сложной медтехники. Аналогичные признаки нарушений выявлены в Челябинске и Иркутске.

Подобных дел становится больше. За 2018 год их количество в целом по стране выросло почти на 50 процентов. Лидерами стали фармацевтический и строительный рынок. Показательно, что уличенные в сговоре компании все реже обжалуют постановления ФАС в судах. Если раньше туда обращался каждый девятый пойманный участник, то в минувшем году лишь 46 процентов уличенных решились на оспаривание.

Законопроект об ужесточении административной и уголовной ответственности, разработанный ФАС, уже внесен в правительство на согласование. Он призван устранить коллизии. Например, законодательством предусмотрена уголовная ответственность за сговор между собой двух хозяйствующих субъектов на торгах. Но нет такой же ответственности за их сговор с заказчиком, есть только административный штраф. Наказания предложено уравнять.

"Мы также предлагаем синхронизировать понятие "картель" в уголовном законодательстве и в законе о защите конкуренции, - продолжает Андрей Тенишев. - Сейчас это два разных определения".
Кроме того, предлагается уточнить понятие тайны связи. По мнению антимонопольной службы, таковой должны считаться переговоры людей, но не программного обеспечения и интернет-ботов.

Любой сигнал, проходящий через сим-карту, подпадает под защиту закона о связи. С переводом торгов на электронные площадки возник парадокс. Если участник выходит на нее со стационарного компьютера, то это не считается тайной связи. Но если он вышел на электронную площадку со смартфона или планшета, снабженного мобильным интернетом, то это уже тайна связи. А если на площадку выйдет бот, помогающий с кем-то договориться? Может ли быть у бота тайна? И таких вызовов цифровизация ставит все больше.

Еще одной важной законодательной новеллой может стать создание реестра участников картелей - по аналогии с реестром недобросовестных поставщиков. В последний включают тех, кто не исполнил условия госконтракта или уклонился от их исполнения. Они лишаются права участвовать в государственных закупках.

Участие в картеле - это более тяжкое нарушение с точки зрения общественной безопасности. Однако в отличие от недобросовестного поставщика, такому нарушителю достаточно просто заплатить штраф, и он снова может участвовать в торгах. Законопроектом предлагается ввести серьезное ограничение - попавшие в реестр участников картеля компании предлагается отлучать от участия в госзакупках на срок от двух до трех лет.

Почему ЕС успешно борется с картелями? Пример ценой в 3 млрд евро

Александр Фефелов, адвокат, руководитель практики антимонопольного и конкурентного права
Источник: «Европейская правда»

Ни для кого не секрет, что наличие конкуренции в рыночной экономике является залогом ее устойчивого функционирования.

Без добросовестной экономической конкуренции и систем ее защиты со стороны отдельных государств, государственных образований или союзов проблематично говорить о развитии экономики, ведущей, в свою очередь, к повышению благосостояния общества.

Великолепным примером того, как стоит защищать добросовестную конкуренцию, может служить решение Европейской комиссии, принятое 19 июля по результатам расследования картельного сговора ряда производителей грузовых автомобилей: MAN, Volvo/Renault, Daimler, Iveco и DAF.

Решение ЕК предусматривает гигантские, фактически рекордные штрафы, которые придется заплатить участникам картеля — почти 3 миллиарда евро.

Крупнейшие европейские производители грузовых автомобилей уличены в сговоре с целью фиксирования базовых цен на выпускаемый в Европе грузовой транспорт, сроков введения технологий, которые бы соответствовали европейским стандартам, касающихся выбросов вредных веществ в окружающую среду (т.е. перехода с Euro 3 на Euro 4) и фактическом переложении на потребителей расходов по переходу на Euro 4.

Согласно материалам Европейской комиссии, в картеле участвовали компании, которые производили 9 из 10 грузовых автомобилей средней и большой грузоподъемности, выпускаемых в Европе.

Как Еврокомиссии удалось доказать картельный сговор? И почему это не всегда получается сделать в Украине?

Для ответа на этот вопрос стоит подробнее рассмотреть последнее решение ЕК.

Основной правовой нормой, регулирующей правила конкуренции в отношении картелей в ЕС, является ст. 101(1) Договора о функционировании Европейского Союза.

Эта статья предусматривает запрет всех соглашений между субъектами хозяйствования, решений объединений и согласованных практик, которые могут повлиять на торговлю между странами-членами, целью или последствиями которых является препятствование, ограничение или искажение конкуренции на внутреннем рынке, включая те, что прямо или косвенно устанавливают цены на приобретение или продажу либо иные торговые условия, ограничивают или контролируют производство, рынки, техническое развитие или инвестиции.

В практике ЕС принята широкая интерпретация положений ст. 101, потому любые соглашения между конкурентами или потенциальными конкурентами, которые касаются фиксации цен, попадают в категорию тех, которые ограничивают конкуренцию.

Но и это не все. Хотя ЕС уже накопил богатый опыт борьбы с картельными соглашениями, а бизнес хорошо осведомлен о последствиях нарушения требований ст. 101, изжить такое негативное явление, как картель, невозможно без специального набора инструментов, имеющихся в распоряжении Еврокомиссии.

Хотя Комиссия обладает широкими полномочиями в отношении проведения расследований и инспекций, включая права требования предоставления документов, записей, информации, получения заявлений, свидетельств физических лиц, проведения обысков даже в частных помещениях и опечатывания деловых записей, все же процесс сбора доказательств наличия картеля является гораздо более обременительным, чем его обнаружение, так как действия участников картеля зачастую очень засекречены.

В связи с этим нормальной практикой является проведение сотрудниками антимонопольного ведомства так называемых необъявленных рейдов (визитов) в помещения предполагаемых участников картеля с целью сбора доказательств сговора, что и было предпринято в этом деле.

В то же время не менее важным инструментом борьбы с картелями является информация, полученная от самих участников картеля.

Благодаря программе Линенси (касающейся освобождения от штрафов и уменьшения штрафов в делах о картелях (Leniency Notice от 2006 г.), а также программе компромиссного уменьшения штрафов в делах о картелях в соответствии с уведомлением ЕК о проведении процедур урегулирования в делах о картелях (ЕС Settlement Notice от 2008 г.), штрафы, установленные Директивой ЕС о наложении штрафов от 2008 года, могут быть в определенных случаях значительно уменьшены, что в свою очередь стимулирует участников к сотрудничеству с Комиссией.

Правила Leniency Notice предусматривают полный иммунитет от штрафа для того участника картеля, который первым предоставил Комиссии информацию и свидетельства, дающие ей возможность провести инспекцию относительно наличия предполагаемого картельного сговора.

В итоге этой возможностью воспользовалась корпорация MAN — она получила полное освобождение от наказания, хотя потенциально ей грозил штраф в размере 1,2 млрд евро.

Еще одна норма, стимулирующая компании-нарушителей к сотрудничеству — даже если субъект хозяйствования не имеет права на получение полного иммунитета от наказания, он, в случае надлежащего сотрудничества с ЕК в ходе расследования и отказа от участия в картельном сговоре, все же может претендовать на значительное снижение штрафа — вплоть до 50% от его размера.

Такое послабление в принципе основывается на предпосылке, что защита публичных интересов (в деле обнаружения и запрета картелей) является более важной задачей, чем собственно наказание участника картеля.

По этой причине для Volvo/Renault штраф был снижен на 40%, для Daimler на 30%, а для Iveco на 10%.

Кроме того, в соответствии с программой Settlement, которая предполагает признание компанией ее участия в картеле (что позволяет значительно упростить и ускорить процедуру расследования), штрафы корпораций MAN, Volvo / Renault, Daimler и Iveco были снижены еще на 10%.

В то же время, потенциально это не все расходы, которые могут понести участники картеля. К ним в принципе также могут быть предъявлены и иски о возмещении ущерба в связи с участием в картеле.

Что важно для нас в этом примере успешного расследования картеля Европейской комиссией?

Первое: нужно понимать, что даже такие гиганты мировой промышленности могут участвовать в картелях и могут попадаться на таком участии.

Второе: даже в отношении очень крупных компаний, при всех имеющихся в их распоряжении ресурсах, расследование картельного сговора может быть доведено до конца и нарушение может быть доказано.

Третье: в современных условиях, когда многое фиксируется на электронных носителях, процесс доказывания нарушения упрощен и наказание в большинстве случаев неотвратимо.

И наконец, четвертое. Процесс расследования может быть значительно упрощен и сокращен при правильном, т.е. грамотном и деликатном, применении программы Линенси. Пока что программа не работает в Украине так же эффективно, как в ЕС.

В итоге Антимонопольному комитету Украины необходимо тщательнее, и возможно, дольше по времени проводить сбор доказательств в ходе расследования картельных сговоров.

В противном случае будет так, как в знаменитом деле по обвинению в картеле ряда деревообрабатывающих предприятий, когда эти компании практически избежали наказания.

И еще. Важно не гнаться за суммой потенциальных штрафов (как показателем эффективности работы АМКУ), а открывать дела и строить расследования таким образом, чтобы наличие сговора было доказано, а сам картель ликвидирован.

При этом суммы штрафов должны быть значительными, но в то же время такими, чтобы их применение (и оплата) не приводили как к уничтожению целой отрасли экономики, так и к банкротству отдельных предприятий, негативные последствия чего могут быть гораздо серьезнее, чем собственно картельный сговор.

Как показывает европейский опыт, целью расследований должно быть предотвращение этих явлений и, соответственно, развитие конкуренции.

Картель Теория олигополии

Картель Теория олигополии

Картель определяется как группа фирм, которые собираются вместе, чтобы принимать решения о выпуске продукции и ценах. Условия, порождающие олигополистический рынок, также способствуют формированию картеля; в частности, картели обычно возникают на рынках, где мало фирм, и каждая из них занимает значительную долю рынка. В США картели незаконны; однако на международном уровне ограничений на формирование картелей нет.Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК), пожалуй, самый известный пример международного картеля; Члены ОПЕК регулярно встречаются, чтобы решить, сколько нефти будет разрешено добывать каждому члену картеля.

Олигополистические фирмы присоединяются к картелю, чтобы увеличить свою рыночную власть, и участники работают вместе, чтобы совместно определить уровень выпуска, который будет производить каждый член, и / или цену, которую будет взимать каждый член. Работая вместе, члены картеля могут вести себя как монополисты.Например, если каждая фирма в олигополии продает недифференцированный продукт, такой как нефть, кривая спроса, с которой сталкивается каждая фирма, будет горизонтальной по рыночной цене. Если, однако, нефтедобывающие фирмы образуют картель, подобный ОПЕК, для определения своей добычи и цены, они совместно столкнутся с нисходящей кривой рыночного спроса, как и монополисты. Фактически, решение картеля о максимизации прибыли такое же, как и решение монополиста, как показывает Рис. Члены картеля выбирают свой совокупный выпуск на уровне, при котором их совокупный предельный доход равен их совокупным предельным издержкам.Цена картеля определяется кривой рыночного спроса на уровне выпуска, выбранном картелем. Прибыль картеля равна площади прямоугольной рамки, обозначенной на рисунке abcd . Обратите внимание, что картель, как и монополист, предпочтет производить меньше продукции и взимать более высокую цену, чем это было бы на совершенно конкурентном рынке.


Созданные картели трудно поддерживать. Проблема в том, что у членов картеля появится соблазн обмануть свое соглашение об ограничении производства.Производя больше продукции, чем он согласился производить, член картеля может увеличить свою долю прибыли картеля. Следовательно, у каждого члена картеля есть встроенный стимул к обману. Конечно, если все участники обманывают, картель перестанет получать монопольную прибыль, и у фирм больше не будет стимулов оставаться в картеле. Проблема обмана преследует картель ОПЕК, а также другие картели и, возможно, объясняет, почему существует так мало картелей.

Определение картеля

Что такое картель?

Картель - это организация, созданная на основе официального соглашения между группой производителей товаров или услуг о регулировании предложения с целью регулирования цен или манипулирования ими.Другими словами, картель - это совокупность независимых предприятий или стран, которые действуют вместе, как если бы они были единым производителем, и, таким образом, могут устанавливать цены на производимые ими товары и услуги, которые они оказывают, без конкуренции.

Ключевые выводы

  • Картель - это совокупность независимых предприятий или организаций, которые вступают в сговор с целью манипулирования ценами на продукт или услугу.
  • Картели являются конкурентами в одной отрасли и стремятся уменьшить эту конкуренцию, согласовывая цены друг с другом.
  • Тактика, используемая картелями, включает сокращение предложения, фиксацию цен, сговор на торгах и разделение рынка.
  • В большинстве регионов картели считаются незаконными и разжигают антиконкурентную практику.
  • Действия картелей наносят ущерб потребителям в первую очередь из-за повышения цен и отсутствия прозрачности.

Что такое картель

Картель в меньшей степени владеет отраслью, чем монополия - ситуация, когда отдельная группа или компания владеют всем или почти всем рынком данного продукта или услуги.Некоторые картели создаются для того, чтобы влиять на цены на товары и услуги, продаваемые на законных основаниях, в то время как другие существуют в незаконных отраслях, таких как торговля наркотиками. В Соединенных Штатах практически все картели, независимо от их вида деятельности, являются незаконными в силу американского антимонопольного законодательства.

Картели негативно влияют на потребителей, поскольку их существование приводит к повышению цен и ограничению предложения. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) сделала выявление картелей и судебное преследование за них одной из своих основных политических целей.При этом он определил четыре основные категории, которые определяют поведение картелей: установление цен, ограничения выпуска, рыночное распределение и сговор на торгах (подача сговора на торгах).

Недостатки картеля

Картели действуют во вред потребителю, поскольку их деятельность направлена ​​на повышение цены продукта или услуги по сравнению с рыночной ценой. Однако их поведение также оказывает негативное влияние и по другим причинам. Картели отталкивают новых участников рынка, выступая в качестве барьера для входа.Отсутствие конкуренции из-за соглашений о фиксированных ценах приводит к недостатку инноваций.

В соглашениях без сговора компании будут стремиться улучшить свое производство или продукцию, чтобы получить конкурентное преимущество. В картеле у этих компаний нет стимула делать это.

Крупнейший картель в мире

Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) - крупнейший картель в мире. Это группа из 13 нефтедобывающих стран, миссия которых состоит в координации и унификации нефтяной политики стран-членов и обеспечении стабилизации нефтяных рынков.Деятельность ОПЕК легальна, потому что ее защищают законы США о внешней торговле.

На фоне разногласий в середине 2000-х опасения по поводу ответных мер и потенциальных негативных последствий для бизнеса США привели к блокированию попытки Конгресса США наказать ОПЕК как незаконный картель. Несмотря на то, что большинство считает ОПЕК картелем, члены ОПЕК утверждали, что это вовсе не картель, а скорее международная организация с законной, постоянной и необходимой миссией.

Незаконная деятельность

Организации наркобизнеса, особенно в Южной Америке, часто называют «наркокартелями». Эти организации действительно соответствуют техническому определению картелей. Это слабо связанные группы, которые устанавливают между собой правила контроля цен и поставок товаров, а именно запрещенных наркотиков.

Самый известный пример этого - Медельинский картель, который возглавлял Пабло Эскобар в 1980-х годах до своей смерти в 1993 году.Картель, как известно, переправлял большие объемы кокаина в Соединенные Штаты и был известен своими жестокими методами.

Пример картеля

Картель - это соглашение между конкурирующими фирмами о сговоре с целью получения более высокой прибыли. Картели обычно возникают в олигополистической отрасли, где количество продавцов невелико, а продаваемые товары однородны. Члены картеля могут договориться по таким вопросам, как установление цен, общий объем производства в отрасли, доля рынка, распределение клиентов, распределение территорий, сговор на торгах, создание общих торговых агентств и раздел прибыли.

Теория игр предполагает, что картели по своей природе нестабильны, потому что поведение членов картеля представляет собой дилемму заключенного. Каждый член картеля мог бы получить более высокую прибыль, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, нарушив соглашение (производя большее количество или продавая по более низкой цене), чем он мог бы получить, соблюдая его. Однако, если картель рухнет из-за дезертирства, фирмы вернутся к конкуренции, прибыль упадет, и все будет хуже.

То, решат ли члены картеля обмануть соглашение, зависит от того, перевешивают ли краткосрочные выгоды от мошенничества долгосрочные потери от возможного распада картеля.Это также частично зависит от того, насколько трудно фирмам следить за соблюдением соглашения другими фирмами. Если наблюдение затруднено, члену, вероятно, сойдет с рук обман надолго; тогда члены с большей вероятностью будут обмануть, и картель станет более нестабильным.

Пожалуй, самый узнаваемый и эффективный картель - это ОПЕК, Организация стран-экспортеров нефти. В 1973 году члены ОПЕК сократили добычу нефти. Поскольку было известно, что у сырой нефти с Ближнего Востока мало заменителей, прибыли членов ОПЕК резко выросли.С 1973 по 1979 год цена на нефть выросла на 70 долларов за баррель, что было беспрецедентным показателем для того времени. Однако в середине 1980-х годов ОПЕК начала ослабевать. Открытие новых нефтяных месторождений на Аляске и в Канаде представило новые альтернативы ближневосточной нефти, что привело к падению цен и прибылей ОПЕК. Примерно в то же время члены ОПЕК также начали жульничать, пытаясь увеличить индивидуальную прибыль.

ОПЕК

В 1970-х годах члены ОПЕК успешно вступили в сговор, чтобы сократить мировую добычу нефти, что привело к увеличению прибыли для стран-членов.

Что такое картель? - Определение | Значение

Определение: Картель - это формальное или неформальное соглашение между рядом олигополистических фирм с целью использования и разделения рынка, обычно путем определения общих цен на их товары.

Что означает картель?

Какое определение для картеля? Фактически, картели - это форма совместной деятельности фирм в олигополистической отрасли с целью монопольного ценообразования, разделения рынка, навязывания единых продаж и т. Д.Картели считаются наихудшей формой рынка, потому что здесь нет эффекта масштаба, как в случае монополии, и политическая защита конкуренции является слабой. Кроме того, входные барьеры высоки из-за высоких затрат. Другие характеристики картеля включают:

Однородные продукты и стоимость: Картель легче создать, когда продукты однородны и их стоимость не отличается существенно. Например, компания с низкими издержками производства установит относительно низкую цену для большего количества продукта, тогда как компания с более высокими затратами установит более высокую цену для меньшего количества продукта.

Спрос на товар: Большие и непредсказуемые колебания спроса затрудняют достижение картельного соглашения.

Конкуренция между фирмами: фирмы, которые стремятся создать картель, не должны быть очень конкурентоспособными.

Давайте посмотрим на пример.

Пример

Компания A и компания B - две идентичные компании в отрасли. Если бы фирмы были сборщиками цен (в случае совершенной конкуренции), они бы произвели 3 единицы по цене 6000 долларов.Создав картель, обе компании продают в общей сложности 4 единицы по цене 9000 долларов и получают монопольную прибыль. Компания A продает 2 единицы, а компания B продает 2 единицы, и их общая прибыль составляет 3000 долларов.

Компания А разрывает сделку и производит 3 единицы вместо 2 единиц. В этом случае обе компании производят 5 единиц по цене 7500 долларов. Компания А, сорвавшая сделку, имеет прибыль в размере 4500 долларов, что выше, чем монопольная прибыль в размере 3000 долларов, в то время как компания Б понимает убыток в размере 1000 долларов.

Наиболее вероятный сценарий состоит в том, что компания B также произведет 3 единицы, так что две фирмы достигнут нового равновесия в совершенной конкуренции.

Краткое определение

Определение картелей: Картель означает, что ряд компаний вступают в сговор, чтобы контролировать предложение и цены на товар, в котором они совместно владеют большей частью рыночной доли на этом рынке.


Картели: соглашения об установлении цен | Экономика онлайн

Картели

Картель - это группа производителей, которые работают вместе для защиты своих интересов.Картели создаются, когда несколько крупных производителей решают сотрудничать в отношении аспектов своего рынка. После образования картели могут устанавливать цены для членов, чтобы избежать ценовой конкуренции. В этом случае картели также называются ценовыми кольцами . Они также могут ограничивать выпуск продукции на рынок, например, с помощью квот ОПЕК и добычи нефти, и устанавливать правила, регулирующие другие аспекты поведения членов. Как и предсказывается в теории игр, установление правил особенно важно на олигополистических рынках.Картели привлекают производителей тем, что они устанавливают правила, которым следуют участники, тем самым снижая риски, которые существовали бы без картеля.

К негативным последствиям для потребителей относятся:

  1. Более высокие цены - члены картеля могут повышать цены вместе, что снижает эластичность спроса для любого отдельного члена.
  2. Отсутствие прозрачности - участники могут согласиться скрыть цены или утаить информацию, такую ​​как скрытые комиссии при транзакциях по кредитным картам.
  3. Ограниченная добыча - члены могут согласиться ограничить добычу на рынке, как в случае с ОПЕК и ее нефтяными квотами.
  4. Разделение рынка - участники картеля могут коллективно договориться о разделении рынка на регионы или территории и не конкурировать на территории друг друга.

Когда картели наиболее могущественны?

Они наиболее сильны, когда существуют высокие барьеры для входа на рынок или в отрасль, и когда все члены могут «контролироваться» доминирующим членом.

Картельное поведение

Некоторые фирмы могут действовать так, как будто существует картель, и вести себя аналогично картелю, даже если нет официального картеля, и это может стать предметом расследования регулирующих органов.

См. Также: Комплексные монополии

Пример

Картель светодиодного электронного оборудования Siemens

В январе 2007 года Европейская комиссия наложила рекордный штраф в размере 500 миллионов фунтов стерлингов на 11 европейских фирм по производству энергетического оборудования, возглавляемых немецкой фирмой Siemens.Комиссия утверждала, что «Сименс» вместе с 10 другими фирмами «разделили» европейский рынок энергетического оборудования в период с 1988 по 2004 год. Рынок был разделен по географическому принципу и с помощью системы квот.

Один из членов картеля, швейцарская компания ABB, избежала штрафа, потому что была «разоблачителем» и предоставила Комиссии важные доказательства.

См. Также:

Модельные агентства виновны в установлении цен

CMA запускает кампанию «Остановить картели»

Определение картеля Merriam-Webster

автомобиль · тел. | \ kär-ˈtel \

1 : письменное соглашение между воюющими странами

2 : комбинация независимых коммерческих или промышленных предприятий, призванная ограничивать конкуренцию или фиксировать цены. незаконные наркокартели

3 : сочетание политических групп для общих действий

Картель против олигополии - разница и сравнение

В экономике олигополия - это рыночная структура, где в отрасли доминирует небольшое количество продавцов (олигополистов).Доминирующие продавцы, поскольку их так мало, вероятно, будут знать о действиях других. Решения одной фирмы влияют на решения других фирм.

Картель - это особый случай олигополии, когда конкурирующие фирмы в отрасли вступают в сговор, чтобы заключить явные формальные соглашения об установлении цен и объемов производства. Теоретически картель может быть сформирован в любой отрасли, но это практически возможно только в олигополии, где имеется небольшое количество фирм.Картели обычно запрещены антимонопольным законодательством.

Таблица сравнения

Различия - Сходства -

Сравнительная таблица картеля и олигополии
Картель Олигополия
Значение Явное официальное соглашение между фирмами отрасли о фиксировании цены и количества продукции. Экономическое состояние рынка, при котором на одном рынке присутствует множество продавцов. Небольшое количество крупных фирм, доминирующих в отрасли.
Цены Необычно высокие. Цены устанавливаются участниками картеля. Умеренные / справедливые цены из-за конкуренции на рынке. Но намного выше совершенной конкуренции (при большом количестве покупателей и продавцов)
Характеристики В отрасли доминирует небольшое количество фирм.Цены и объемы производства фиксированы. Продукт недифференцированный. В отрасли доминирует небольшое количество фирм. Эти фирмы конкурируют друг с другом на основе дифференциации продукции, цены, обслуживания клиентов и т. Д.
Барьеры для входа Барьеры для входа очень высоки, так как в отрасль трудно войти из-за эффекта масштаба. Барьеры для входа очень высоки, так как войти в отрасль сложно из-за эффекта масштаба.
Источники энергии Возможность создания рынка благодаря явному соглашению между доминирующими игроками в отрасли. Способность к созданию рынка благодаря очень небольшому количеству фирм в отрасли. Таким образом, каждая фирма может значительно влиять на рынок, устанавливая цену или количество продукции.
Примеры ОПЕК, лизиновый картель, Федеральный резерв Страховые компании, операторы беспроводной связи, пиво (Anheuser-Busch и MillerCoors), средства массовой информации (телевещание, книгоиздание, фильмы) и т. Д.

Примеры

ОПЕК - картель нефтедобывающих стран. Мюррей Ротбард рассматривал федеральный резерв как государственный картель частных банков. В Соединенных Штатах телекоммуникации и услуги широкополосного доступа являются олигополистическими отраслями. Медицинское страхование - еще один пример олигополии, потому что в каждом штате очень мало страховщиков.

Характеристики продукции

Картели более стабильны, если отрасль имеет дело с сырьевыми товарами, а не с дифференцированными продуктами, потому что легче установить цены и объемы производства.В таких ситуациях, если произойдет какое-либо изменение в рыночной доле одного члена картеля, этот член немедленно узнает, что это потенциально связано с повышением или снижением цен другим участником.

В олигополии продукты могут быть однородными или дифференцированными. Олигополии могут устанавливать цены (они обладают рыночной силой), но они также конкурируют с другими фирмами в отрасли на основе дифференциации продуктов.

Значение теории игр

С точки зрения теории игр, картель похож на дилемму заключенного.Всем членам картеля будет лучше, если они будут придерживаться согласованных цен и объемов производства. Но для каждого отдельного члена выгодно обманывать, увеличивая производство или снижая цену (тем самым продавая больше продукта). Вот почему картели очень трудно поддерживать на практике, и зачастую они недолговечны.

Теория олигополии также широко использует теорию игр. Олигополистические модели включают:

  • Дуополия Штакельберга: на рынке есть лидер, фирма, которая в первую очередь принимает меры e.г. определение уровня производства. Как только лидер рынка взял на себя это обязательство, последователи в отрасли принимают свои решения.
  • Дуополия Курно: нет дифференциации продуктов, но фирмы не вступают в сговор. Каждая фирма имеет влияние на цены, и они осуществляют это, выбирая количество, в котором будет производить продукт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *