Максимальный срок административного ареста: КоАП РФ Статья 27.5. Сроки административного задержания / КонсультантПлюс

Содержание

КоАП РФ Статья 27.5. Сроки административного задержания / КонсультантПлюс

КоАП РФ Статья 27.5. Сроки административного задержания

1. Срок административного задержания не должен превышать три часа, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3 настоящей статьи.

2. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, посягающем на установленный режим Государственной границы Российской Федерации и порядок пребывания на территории Российской Федерации, об административном правонарушении, совершенном во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации, или о нарушении таможенных правил, в случае необходимости для установления личности или для выяснения обстоятельств административного правонарушения может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

3. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации, может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

(в ред. Федерального закона от 17.04.2017 N 78-ФЗ)

4. Срок административного задержания лица исчисляется с момента его доставления в соответствии со статьей 27.2 настоящего Кодекса. Срок административного задержания лица, находящегося в состоянии опьянения, исчисляется с момента его вытрезвления. При этом общий срок времени вытрезвления лица, находящегося в состоянии опьянения, с момента его доставления в соответствии со статьей 27.2 настоящего Кодекса и административного задержания такого лица на основании части 2 или 3 настоящей статьи не может превышать 48 часов.

(часть 4 в ред. Федерального закона от 29.12.2017 N 456-ФЗ)

Открыть полный текст документа

Ст. 27.5 КОАП РФ. Сроки административного задержания

1. Срок административного задержания не должен превышать три часа, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3 настоящей статьи.

2. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, посягающем на установленный режим Государственной границы Российской Федерации и порядок пребывания на территории Российской Федерации, об административном правонарушении, совершенном во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации, или о нарушении таможенных правил, в случае необходимости для установления личности или для выяснения обстоятельств административного правонарушения может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

3. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации, может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

4. Срок административного задержания лица исчисляется с момента его доставления в соответствии со статьей 27. 2 настоящего Кодекса. Срок административного задержания лица, находящегося в состоянии опьянения, исчисляется с момента его вытрезвления. При этом общий срок времени вытрезвления лица, находящегося в состоянии опьянения, с момента его доставления в соответствии со статьей 27.2 настоящего Кодекса и административного задержания такого лица на основании части 2 или 3 настоящей статьи не может превышать 48 часов.

См. все связанные документы >>>

Комментируемой ст. 27.5 КоАП РФ установлены сроки административного задержания.

1 — 3. Комментируемая статья определяет общий (3 часа) и специальный (48 часов) срок административного задержания. Максимальный срок задержания основывается на ст. 22 Конституции РФ, согласно которой до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года «О правовом положении иностранных граждан в СССР» в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура» отмечено, что по смыслу упомянутой статьи Конституции РФ установленный ею порядок применения соответствующих мер принуждения распространяется и на административное задержание.

Специальный срок административного задержания применяется в следующих случаях:

— в случае необходимости для установления личности или для выяснения обстоятельств административного правонарушения;

— в случае возбуждения производства по делу:

1) об административном правонарушении, посягающем на установленный режим Государственной границы Российской Федерации и порядок пребывания на территории Российской Федерации;

2) административном правонарушении, совершенном во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации;

3) нарушении таможенных правил;

4) административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации.

Применительно к последнему основанию имеет место правовая неопределенность. В соответствии с ч. 2 ст. 3.9 КоАП РФ административный арест не может применяться к определенным категориям лиц (беременные женщины; женщины, имеющие детей в возрасте до четырнадцати лет; лица, не достигшие возраста восемнадцати лет, и др.). Административное выдворение за пределы Российской Федерации применяется только к иностранным гражданам и лицам без гражданства. Возникает вопрос: если, например, возбуждено производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест в отношении лица, к которому этот арест не может быть применен, может ли такое лицо быть задержано на срок до 48 часов? То же можно сказать и о возбуждении дела об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административное выдворение за пределы Российской Федерации в отношении гражданина Российской Федерации.

Надо сказать, что этот вопрос был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.

ПРИМЕР.

В своем заявлении гражданка С.В. Ветлицкая оспаривала конституционность ч. 3 ст. 27.5 КоАП РФ, согласно которой лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест, может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

Как следует из представленных материалов, 26 февраля 2014 года в отношении С.В. Ветлицкой, имеющей ребенка 2008 года рождения, должностным лицом Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Курску с целью пресечения административного правонарушения и рассмотрения соответствующего дела была применена мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.27 «Мелкое хищение» КоАП РФ, в виде административного задержания на срок до 48 часов.

Определением мирового судьи судебного участка N 8 судебного района Центрального округа города Курска от 27 февраля 2014 года протокол об административном правонарушении, составленный по факту указанного деяния, возвращен должностному лицу Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Курску, а 27 мая 2014 года данным должностным лицом производство по делу было прекращено в связи с истечением срока привлечения С.В. Ветлицкой к административной ответственности.

Решением Ленинского районного суда города Курска от 27 июня 2014 года требование С.В. Ветлицкой о признании ее административного задержания незаконным было удовлетворено, однако Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Курского областного суда от 24 сентября 2014 года это судебное решение отменено и в удовлетворении требований заявительницы отказано. Как указал суд, неоднократное составление в отношении С.В. Ветлицкой протоколов об административном правонарушении (шесть протоколов), предусмотренном ст.

7.27 КоАП РФ, и наличие в санкции данной нормы наказания в виде административного ареста указывают на законность ее задержания для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения постановления по делу об административном правонарушении. Суд также отметил, что вопрос об определении конкретного вида наказания заявительницы подлежит разрешению мировым судьей, а не должностным лицом на стадии составления протокола и применения мер обеспечения производства по делу. В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации ей также было отказано.

По мнению заявительницы, оспариваемое законоположение ввиду своей неопределенности не исключает возможность административного задержания на срок до 48 часов женщин, имеющих детей в возрасте до 14 лет, что противоречит ч. 1 ст. 22 Конституции Российской Федерации.

В данном случае Конституционный Суд Российской Федерации указал, что сама по себе возможность назначения административного ареста еще не является достаточным основанием для применения административного задержания на срок свыше трех часов. При этом, по мнению суда, должностные лица, уполномоченные осуществлять административное задержание, должны учитывать, что КоАП РФ запрещает применять административный арест к беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, лицам, не достигшим возраста восемнадцати лет, инвалидам I и II группы, военнослужащим, гражданам, призванным на военные сборы, а также к имеющим специальные звания сотрудникам Следственного комитета Российской Федерации, органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов (ч. 2 ст. 3.9 КоАП РФ в редакции, действовавшей в рассматриваемый период).

Соответственно, при наличии достоверных сведений о том, что лицо, в отношении которого осуществляется производство по делу об административном правонарушении, влекущем административный арест, относится к той или иной из указанных категорий граждан, уполномоченные должностные лица должны исходить из того, что в случае применения к этому лицу административного задержания его срок не должен превышать трех часов.

На этой основе Конституционный Суд определил, что оспариваемая заявительницей ч. 3 ст. 27.5 КоАП РФ, рассматриваемая в системе действующего правового регулирования и с учетом приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте (Определение Конституционного Суда РФ от 08.12.2015 N 2738-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ветлицкой Светланы Васильевны на нарушение ее конституционных прав ч. 3 ст. 27.5 КоАП РФ»).

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации фактически позволил законодателю сохранить в комментируемой части имеющую место неопределенность, в то же время косвенно рекомендовав правоприменителям не допускать административного задержания лиц, указанных в ч. 2 ст. 3.9 КоАП РФ, на срок более 3 часов.

Согласно позиции того же Конституционного Суда Российской Федерации административное задержание на срок не более 48 часов может применяться лишь в случае, если имеются достаточные основания считать его необходимым и соразмерным для обеспечения производства по конкретному делу об административном правонарушении, за совершение которого может быть назначено наказание в виде административного ареста, а последующее прекращение производства по делу об административном правонарушении в связи с отсутствием события административного правонарушения или отсутствием состава административного правонарушения не может служить основанием для отказа в обжаловании незаконного применения административного задержания как принудительной меры обеспечения производства по данному делу (п. 1 резолютивной части Постановления Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 N 9-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова»).

4. В отличие от уголовно-процессуального законодательства, которое оперирует понятием «момент фактического задержания», срок административного задержания лица исчисляется по общему правилу с момента его доставления. Таким образом, общие сроки фактического ограничения свободы лица, задержанного в административном порядке, могут превышать установленные ч. 1 комментируемой статьи.

Для лица, находящегося в состоянии опьянения, сроки административного задержания исчисляются со времени его вытрезвления. С учетом того что понятие «вытрезвление» является не юридической, а медицинской категорией и к тому же основанной на усмотрении должностных лиц, осуществляющих задержание, такая формулировка закона до принятия Федерального закона от 29. 12.2017 N 456-ФЗ создавала почву для злоупотреблений при определении момента вытрезвления.

В связи с этим комментируемая часть в редакции, действовавшей до 09.01.2018, была Постановлением Конституционного Суда РФ от 17.11.2016 N 25-П «По делу о проверке конституционности части 4 статьи 27.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой гражданина Е.С. Сизикова» признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 1), 19 (части 1 и 2) и 22 (часть 2), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования производства по делам об административных правонарушениях, влекущих в качестве одной из мер административного наказания административный арест, оно допускает ограничение свободы такого лица до судебного решения на срок более 48 часов. Поскольку с момента принятия данного Постановления изменения в нее внесены не были, в правоприменительной практике следует исходить из того, что срок административного задержания, исчисляемый с момента вытрезвления, не должен без судебного решения превышать 48 часов.

Вместе с тем надо отметить, что Верховный Суд РФ, пересматривая дело того же гражданина Е.С. Сизикова с учетом вышеупомянутого Постановления Конституционного Суда Российской Федерации, в своем Постановлении от 07.07.2017 N 5-АД17-25 указал, что, с одной стороны, «срок административного задержания Сизикова Е.С. со времени его доставления в орган внутренних дел до принятия решения суда о назначении ему административного наказания в виде административного ареста составил более 48 часов, что не соответствует требованиям части 2 статьи 22 Конституции Российской Федерации и части 3 статьи 27.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», а с другой — «данное нарушение, допущенное при применении к Сизикову Е.С. соответствующей меры обеспечения производства по делу, фактически не повлекло необоснованного и произвольного ограничения свободы указанного лица. Срок административного задержания зачтен в срок административного ареста не с момента вытрезвления указанного лица, а с момента его доставления в орган внутренних дел и не превысил 12 суток — размер назначенного Сизикову Е. С. постановлением судьи районного суда административного наказания».

На этой основе Верховный Суд Российской Федерации сделал вывод, что «указанное нарушение не влияет на правильные выводы судебных инстанций о виновности Сизикова Е.С. в совершении вмененного административного правонарушения и квалификацию его действий, не служит безусловным основанием для отмены по существу правильно принятых по делу судебных актов, а является основанием для обращения Сизикова Е.С. за защитой и восстановлением своих прав в ином порядке».

Таким образом, Верховным Судом Российской Федерации, по сути, было дано свое понимание Постановления Конституционного Суда РФ от 17.11.2016 N 25-П, в рамках которого он обозначил, что превышение срока административного задержания без судебного решения 48 часов, безусловно, является нарушением и не соответствует Конституции Российской Федерации, однако такое нарушение не влияет на общую оценку действий правоприменительных органов при условии, что не нарушены сроки административного ареста.

Данный подход видится достаточно спорным, и он в очередной раз подтвердил необходимость закрепления в КоАП РФ максимального срока задержания лица, находящегося в состоянии опьянения, в соответствии со ст. 22 Конституции Российской Федерации. Это было сделано Федеральным законом от 29.12.2017 N 456-ФЗ «О внесении изменения в статью 27.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Статья 263. Сроки административного задержания Раздел IV. Производство по делам об административных правонарушениях (ст. 245–297-10) Кодекс Украины об административных правонарушениях | Нормативная база Украины

Административное задержание лица, совершившего административное правонарушение, может длиться не более трех часов.

Лица, которые незаконно пересекли или предприняли попытку незаконно пересечь государственную границу Украины, нарушили порядок въезда на временно оккупированную территорию Украины или в район проведения антитеррористической операции либо выезда из них, нарушили пограничный режим, режим в пунктах пропуска через государственную границу Украины или режимные правила в контрольных пунктах въезда-выезда, правила использования объектов животного мира в пределах пограничной полосы и контролируемого пограничного района, в территориальном море, внутренних водах и исключительной (морской) экономической зоне Украины, совершили злостное неповиновение законному распоряжению или требованию военнослужащего либо работника Государственной пограничной службы Украины или члена общественного формирования по охране общественного порядка и государственной границы, а также иностранцы и лица без гражданства, которые не выполнили решение о запрете въезда в Украину, нарушили правила пребывания в Украине или транзитного проезда через территорию Украины, могут быть задержаны на срок до трех часов для составления протокола, а в необходимых случаях для установления личности и/или выяснения обстоятельств правонарушения — до трех суток.

Лица, которые нарушили правила оборота наркотических средств и психотропных веществ, могут быть задержаны на срок до трех часов для составления протокола, а в необходимых случаях для установления личности, проведения медицинского осмотра, выяснения обстоятельств приобретения изъятых наркотических средств и психотропных веществ и их исследования — до трех суток с уведомлением об этом письменно прокурора в течение двадцати четырех часов с момента задержания.

В России предложили сократить максимальный срок обязательных работ

https://ria.ru/20200529/1572196614.html

В России предложили сократить максимальный срок обязательных работ

В России предложили сократить максимальный срок обязательных работ — РИА Новости, 29.05.2020

В России предложили сократить максимальный срок обязательных работ

Предельный срок назначения обязательных работ в проекте нового Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) сокращается до 60 часов взамен 200, сообщается РИА Новости, 29. 05.2020

2020-05-29T18:47

2020-05-29T18:47

2020-05-29T18:47

общество

министерство юстиции рф (минюст россии)

кодекс об административных правонарушениях (коап)

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155513/91/1555139185_0:316:3077:2047_1920x0_80_0_0_d84917b817edd37f8fced9a41923d0f4.jpg

МОСКВА, 29 мая — РИА Новости. Предельный срок назначения обязательных работ в проекте нового Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) сокращается до 60 часов взамен 200, сообщается на сайте Минюста РФ.»В проекте нового КоАП предусмотрено сокращение предельных сроков административного наказания в виде обязательных работ — с 200 до 60 часов», — говорится в сообщении.Кроме того, расширен перечень лиц, которым предлагается не назначать административный арест и обязательные работы. Среди них родители или опекуны, воспитывающие детей до 14 лет, детей-инвалидов; лица, ухаживающие за инвалидом I и II групп или за ребенком-инвалидом; а также дети-инвалиды. Административный арест не будет применяться к лицам, имеющим заболевание, которое есть в перечне препятствующих отбыванию административного ареста.

https://ria.ru/20200529/1572196446.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155513/91/1555139185_348:0:3077:2047_1920x0_80_0_0_0442f848f7d2618546eed809a1699905.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, министерство юстиции рф (минюст россии), кодекс об административных правонарушениях (коап)

МОСКВА, 29 мая — РИА Новости. Предельный срок назначения обязательных работ в проекте нового Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) сокращается до 60 часов взамен 200, сообщается на сайте Минюста РФ.

«В проекте нового КоАП предусмотрено сокращение предельных сроков административного наказания в виде обязательных работ — с 200 до 60 часов», — говорится в сообщении.

Кроме того, расширен перечень лиц, которым предлагается не назначать административный арест и обязательные работы. Среди них родители или опекуны, воспитывающие детей до 14 лет, детей-инвалидов; лица, ухаживающие за инвалидом I и II групп или за ребенком-инвалидом; а также дети-инвалиды.

Административный арест не будет применяться к лицам, имеющим заболевание, которое есть в перечне препятствующих отбыванию административного ареста.

29 мая 2020, 18:42

Минюст убрал увеличенные штрафы из проекта нового КоАП

Административное задержание и его сроки

Административное задержание: особенности процесса

Сразу стоит отметить, процесс под названием административное задержание четко прописан в статье 260 украинского Кодекса. Подобное задержание чаще всего осуществляется для того, чтобы:

  • прекратить административное правонарушение;
  • исчерпать остальные меры воздействия;
  • установить личность;
  • гарантировать своевременное и правильное рассмотрение дел и мер, касающихся правонарушений административного типа.

Вообще, проводить задержание человека, который совершил правонарушение административного характера, может не каждый орган, а лишь тот, который уполномочен на данный процесс законом Украины. Речь идет об:

  1. Органах внутренних дел. Они начинают действовать, если было замечено мелкое хулиганство, насильственные ситуации в семье, нарушение процесса организации выступлений и тому подобного.
  2. Органах пограничной службы. Подобные структуры могут задержать лиц, замеченных в незаконном пересечении или противоправной попытке незаконного пересечения украинской границы. Также у них есть право на задержание тех людей, которые препятствуют пограничному режиму в пунктах пропуска через линию границы государства.
  3. Старших на месте расположения объекта, находящегося под охраной. Служащие могут совершать процесс задержания, если было предпринято посягательство на охраняемый объект.
  4. Органах СБУ Украины. Данные структуры следят за тем, чтобы лица не противоречили законодательству о государственной тайне и не осуществляли незаконный доступ к информации секретного характера. В ином случае они начнут задержание.

Таким образом, административное задержание в Украине может быть осуществлено вышеописанными органами. Те, кто не обладают подобным правом, не могут без специального разрешения осуществлять задержание.

Административное задержание в Украине: главные нюансы его сроков

Известно, что сроки административного задержания не могут превышать трех часов. Иногда органы сталкиваются с исключительными случаями, в связи с которыми государственные органы могут установить больший срок.

Максимальным сроком задержания является трое суток (72 часа). Такие меры возлагаются на правонарушителей, дабы установить их личность либо подробнее определить обстоятельства правонарушения, провести медицинский осмотр, выяснить обстоятельства приобретения дурманящих веществ либо психотропных средств и так далее. А вот срок административного ареста составляет до пятнадцати суток. Если были нарушены требования режима чрезвычайного положения, то он может увеличиться вплоть до тридцати суток.

Более подробно о вышеописанных задержаниях и их сроках можно прочесть в соответствующем разделе юридического портала «Протокол».

Количество административно-арестованных во Владивостоке снизилось на треть

За четыре месяца в городской спецприёмник для административно-арестованных попали 260 человек. Чаще всего сюда отправляют за оставление места ДТП, отказ от медосвидетельствования и езду без прав. В МВД отмечают, что задержанных стало на 31% меньше, и связывают это с тем, что суды в это время были закрыты из-за угрозы распространения COVID-19.

Напомним, во Владивостоке собираются строить новый спецприёмник для административно-арестованных, рассчитанный на 50 мест. Он будет находиться в районе Зари. Как объяснили в УМВД по Приморскому краю, спецприёмник необходим из-за роста в последние годы более чем на 40% количества административных арестов.

Так, по данным портала правовой информации, в России ужесточили ответственность за нарушение ПДД, включая оставление места аварии (ст. 12.27), с 2019 года – за повторное мелкое хулиганство (ст. 20.1), с 2018 года – за мелкое хищение (ст. 7.27). В краевом УМВД напомнили также, что из-за декриминализации Уголовного кодекса в 2016 году была введена статья 6.1.1 КоАП РФ (побои). Эти категории правонарушителей пополнили список тех, кого помещают под арест.

Сейчас действующий спецприёмник находится на Военном Шоссе, 24. Он рассчитан на 28 задержанных. За четыре месяца в нём побывали 260 человек, говорится в ответе УМВД России по Приморскому краю на запрос VL.ru. Для сравнения, в прошлом году административно-арестованных было 378. Снижение почти на 31% «обусловлено проводимыми на территории Приморского края мероприятиями по предупреждению распространения COVID-19, из-за чего суды некоторое время были закрыты». Решение об административном аресте может принять только судья.

Во Владивостоке чаще всего арестовывают за оставление места ДТП (ст. 12.27). За это в спецприёмнике с начала года побывали 83 человека. 58 водителей оказались в учреждении после отказа от медосвидетельствования (ст. 12.26), а 25 – ездили без прав (ст. 12.7). 24 были арестованы за мелкое хулиганство (ст. 20.1). 21 – за употребление наркотиков (ст. 6.9). 15 попали сюда за несоблюдение административных ограничений (ст. 19.24). 10 – за мелкое хищение (ст. 7.27). 9 – за незаконный оборот наркотиков (ст. 6.8). За пьяную езду в спецприёмнике оказались 6 человек (ст. 12.8). Ещё 4 – за неподчинение требованиям полиции (ст. 19.3). 3 – за уклонение от административного наказания (ст. 20.25). Один был арестован за побои (ст. 6.1.1), ещё один – за появление в общественном месте в состоянии опьянения (ст. 20.21).

По закону максимальный срок административного ареста – 15 суток. До 30 суток можно получить за правонарушение в период объявленного чрезвычайного положения, за нарушение порядка организации митинга или за нарушения в области законодательства о наркотических средствах.

Отметим, что в спецприёмник не могут поместить беременных и женщин, имеющих детей до 14 лет, несовершеннолетних, инвалидов, военнослужащих, призывников, сотрудников правоохранительных органов, пожарных и таможенников.

Усилена ответственность за нарушение законодательства о публичных мероприятиях

Усилена ответственность за нарушение законодательства о публичных мероприятиях

 

Закон дополнил УК РФ статьей 212.1, согласно которой за неоднократное нарушение порядка организации и проведения публичных мероприятий будет грозить до 5 лет лишения свободы. При этом нарушение порядка организации или проведения публичных мероприятий будет считаться неоднократным, если лицо ранее привлекалось к ответственности по статье 20.2 КоАП РФ более двух раз в течение 180 дней.

Одновременно поправками в КоАП РФ предусматривается, в частности, следующее: максимальный срок административного ареста за нарушение порядка организации и проведения публичных мероприятий увеличен с 15 до 30 суток; в санкциях частей 2 — 4 и 6 статьи 20. 2 предусмотрено наказание в виде ареста; введена ответственность за участие в несанкционированных публичных мероприятиях, повлекших создание помех движению пешеходов и т.д., с наказанием в виде штрафа, обязательных работ или ареста на срок до 15 суток; введена ответственность за повторное совершение правонарушений, предусмотренных частями 1 — 6.1 статьи 20.2, с наказанием в виде штрафа, обязательных работ или ареста на срок до 30 суток; введена ответственность за организацию массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан на территориях, прилегающих к опасным производственным объектам, на путепроводах и т.д., с наказанием в виде штрафа, обязательных работ или ареста на срок до 20 суток.

Изменениями в Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» участникам публичных мероприятий запрещено, в частности, иметь при себе боеприпасы, колющие и режущие предметы, ядовитые, отравляющие и едко пахнущие вещества, горючие материалы и вещества, самодельные задымляющие предметы и т. д.

Установлено, что основанием для деятельности журналиста на публичном мероприятии является редакционное удостоверение или иной документ, подтверждающий личность и полномочия журналиста. Кроме того, журналист должен иметь ясно видимый отличительный знак представителя СМИ.

Закон вступает в силу со дня официального опубликования.

 

 

 

Административный арест | Аддамир

ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ЗАДЕРЖАНИИ

июль 2017 

Административное задержание — это процедура, которая позволяет израильским военным удерживать заключенных на неопределенный срок на основании секретной информации без предъявления им обвинений и без предоставления им возможности предстать перед судом . Хотя административное задержание используется почти исключительно для задержания палестинцев на оккупированной палестинской территории (ОПТ), которая включает Западный берег, Восточный Иерусалим и сектор Газа, израильские граждане и иностранные граждане также могут удерживаться Израилем в качестве административно задержанных (с годами только 9 израильских поселенцев были задержаны в административном порядке). Израиль использует три отдельных закона для содержания под стражей без суда:

  • Статья 285 Военного приказа 1651, который является частью военного законодательства, действующего на Западном берегу;

  • Закон об интернировании незаконных комбатантов (Закон о незаконных комбатантах), который применяется против жителей сектора Газа с 2005 года;

  • Закон о чрезвычайных полномочиях (содержание под стражей), который распространяется на граждан Израиля.

С начала израильской оккупации в 1967 году израильские силы арестовали более 800 000 палестинцев, что составляет почти 20% всего палестинского населения на оккупированных палестинских территориях.Поскольку большинство этих задержанных составляют мужчины, около 40% палестинцев мужского пола на оккупированных территориях были арестованы. Палестинцы подвергались административным задержаниям с начала израильской оккупации в 1967 году и до этого времени, в соответствии с британским мандатом. Частота применения административного задержания колебалась на протяжении всего периода израильской оккупации и неуклонно росла с момента начала второй интифады в сентябре 2000 г.

Накануне второй интифады Израиль задержал 12 палестинцев в административном порядке.Всего два года спустя, в конце 2002 — начале 2003 года, в административном задержании находилось более тысячи палестинцев. В период с 2005 по 2007 год среднемесячное число палестинских задержанных в административном порядке, удерживаемых Израилем, оставалось стабильным и составляло примерно 765 человек. С тех пор, когда ситуация на местах стабилизировалась, а насилие снизилось, количество задержанных в административном порядке с каждым годом, как правило, уменьшалось. По состоянию на июль 2017 года по меньшей мере 449 палестинцев содержались под стражей без предъявления обвинений или суда, девять из которых являются членами Законодательного совета Палестины.

ВЫДАЧА ПОСТАНОВЛЕНИЯ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ЗАДЕРЖАНИИ

Издание ордера на административное задержание входит в компетенцию израильского военного командующего в этом районе, а также в компетенцию израильского министра безопасности задержанных в Иерусалиме. Израильское законодательство предоставляет военному командиру право вносить любые изменения в военные приказы, касающиеся административного задержания по военной необходимости, без учета каких-либо международных стандартов, касающихся прав задержанных.Истоки израильских военных законов, касающихся постановлений об административном задержании, можно проследить до Закона об обязательном чрезвычайном положении 1945 года. Израильское военное командование основывает свое решение на секретной информации, к которой не может получить доступ ни задержанный, ни его адвокат, чтобы для сохранения целостности источников этой информации. Верховный суд Израиля в нескольких случаях заявил, что ни задержанный, ни его адвокат не могут получить доступ к доказательствам без учета права задержанного на справедливое судебное разбирательство, что представляет собой нарушение права задержанных в административном порядке знать причину его арест.Эти процедуры представляют собой нарушение статьи 9(2) Международного пакта о гражданских и политических правах, в которой признается право арестованного лица «быть информированным во время ареста о причинах своего ареста и должно быть незамедлительно сообщать о любых обвинениях против него». Эти процедуры также являются нарушением статьи 9 (1) той же конвенции, в которой утверждается, что «никто не может быть подвергнут произвольному аресту или задержанию», и говорится, что «никто не может быть лишен свободы, кроме как на таких основаниях и в в порядке, установленном законодательством.

палестинцам регулярно предъявляются обвинения в израильских военных судах, которые не гарантируют им право на справедливое судебное разбирательство и не соблюдают правовые и международные стандарты, сохраняющие их право на равенство перед законом и гарантии справедливого судебного разбирательства. Поскольку административное задержание осуществляется без судебного разбирательства, рассмотрение дел об административном задержании осуществляется судом судебного надзора перед военным судьей, а не комитетом. В прошлом Суд приглашал делегата от разведки при изучении каждого файла, чтобы подробно ознакомиться с секретными уликами.Однако эта процедура была изменена во время повторной оккупации израильскими оккупационными силами городов на Западном берегу в 2002 году. В настоящее время решение о том, приглашать делегата разведки или нет, принимает судья, а это означает, что в большинстве случаев , судья принимает решение только путем ознакомления с кратким изложением доказательств, без ознакомления со всем содержанием секретного материала, без обсуждения его с делегатом от разведки и без проверки достоверности сведений.

Пересмотр постановлений об административном задержании проводится в рамках закрытых слушаний , что не позволяет присутствовать общественности или членам семьи задержанного. В зал суда допускаются только задержанный, его адвокат, судья, военный прокурор, а в некоторых случаях и представитель органов внутренних дел, что является отказом в праве задержанного на публичное судебное разбирательство. Статья 14(1) МКЗП гарантирует: «Все лица равны перед судами и трибуналами.При рассмотрении любого уголовного обвинения против него или его прав и обязанностей в судебном процессе каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Пресса и публика могут быть не допущены на все судебное разбирательство или его часть по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или в той мере, в какой это строго необходимо. по мнению суда, при особых обстоятельствах, когда публичность нарушила бы интересы правосудия; но любое судебное решение, вынесенное по уголовному делу или судебному иску, должно быть обнародовано, за исключением случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют иного или разбирательство касается супружеских споров или опеки над детьми.

Большинство мужчин, задержанных в административном порядке, в настоящее время содержатся в Офере, Негеве и Мегиддо, а женщины, задержанные в административном порядке, содержатся в тюрьме Ха-Шарон. Верховный суд Израиля разрешил властям издавать распоряжения об административном задержании без указания места содержания под стражей, несмотря на то, что согласно израильским военным приказам и Закону о чрезвычайном положении 1979 года, задержанные в административном порядке должны помещаться в отдельные отделения для содержания под стражей. Решение Верховного суда от декабря 2002 года было принято для того, чтобы облегчить задержание палестинцев и для помещения задержанных в административном порядке в любой центр содержания под стражей без обязательства содержать их в частных центрах, таких как тюрьма Негев.

Самый продолжительный срок административного задержания длился восемь лет, когда задержанный палестинец содержался под стражей в течение этого периода времени без предъявления обвинения или справедливого судебного разбирательства. В прошлом, если ордер на административное задержание выносился на срок шесть месяцев, этот ордер должен был дважды пересматриваться военным судьей в течение этого периода, и существовало право обжаловать решение, вынесенное судьей. Однако с апреля 2002 года приказ пересматривается только один раз с правом обжалования.

Задержанный предстает перед судьей в течение восьми дней с момента вынесения постановления об административном задержании, в то время как по израильскому законодательству это должно произойти в течение 48 часов. Этот срок входит в компетенцию военачальника, а значит, он может вносить любые коррективы в срок, когда захочет, как это произошло в апреле 2002 года, когда срок был продлен на 18 дней. Примечательно, что и военный судья, и прокурор служат в израильской армии, работают в одном и том же юридическом подразделении израильской армии и назначаются одной и той же иерархией. Ряд израильских прокуроров работали и в настоящее время работают судьями в судах, где выносятся ордера на административное задержание.

палестинца, желающие посетить своих родственников, содержащихся в израильских тюрьмах, должны получить разрешение от израильских служб безопасности. Разрешение представляет собой разрешение на въезд в оккупирующее государство, которое не позволяет гражданам Западного берега и сектора Газа въезжать в оккупирующее государство без получения специального разрешения. Незаконная передача заключенных израильской оккупацией дала оккупирующему государству право определять, кто получает разрешение на въезд в эти районы, а кто нет. Учитывая постоянное закрытие палестинских территорий, оккупация лишила тысячи палестинских семей возможности посещать и общаться со своими детьми, находящимися под стражей.Хотя задержанный в административном порядке имеет право на два свидания с семьей в соответствии с израильским законодательством, многим задержанным в административном порядке запрещены свидания с семьей, и они подлежат тем же мерам контроля, которые израильские власти ввели в 1996 году в отношении свиданий с семьями палестинских заключенных. в израильских тюрьмах. Судья разрешает свидания с семьей только членам семьи, включая отцов, матерей, мужей, жен, дедушек, бабушек, сыновей, дочерей, сестер и братьев.Посещения, как правило, разрешены только членам семьи в возрасте до 16 лет и старше  64 лет.  

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ЗАДЕРЖАНИЕ В СООТВЕТСТВИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОМ

Хотя международный закон о правах человека  в некоторых случаях допускает административное задержание в чрезвычайных ситуациях, власти обязаны соблюдать основные правила задержания, включая справедливое судебное разбирательство, на котором задержанный может оспорить причины своего задержания. Кроме того, для применения такого задержания должно существовать чрезвычайное положение, которое угрожает жизни нации, а задержание может быть назначено только в индивидуальном порядке в каждом конкретном случае без какой-либо дискриминации.(Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 9).

Административное задержание — это самая крайняя мера, которую международное гуманитарное право разрешает применять оккупационной державе против жителей оккупированной территории. Таким образом, государствам не разрешается использовать его в опрометчивой манере. Наоборот, административное задержание может применяться к покровительствуемым лицам на оккупированной территории только по «императивным соображениям безопасности» (Четвертая Женевская конвенция, ст. 78). Израильские власти утверждают, что в соответствии со статьей 78 Четвертой Женевской конвенции о защите гражданских лиц во время войны (1949 г.) оккупирующая держава имеет право задерживать лиц, находящихся под ее властью, в порядке административного задержания. В статье 78 говорится, что «если оккупирующая держава сочтет необходимым, по императивным соображениям безопасности, принять меры безопасности в отношении покровительствуемых лиц, она может в лучшем случае подвергнуть их определенному месту жительства или интернированию». Таким образом, способы административного задержания, осуществляемые оккупационными властями, по форме и содержанию отличаются от предусмотренных Женевской конвенцией. Условия и процедуры, используемые оккупационными властями при административном задержании, нарушают международные конвенции и другие международные стандарты в отношении права на справедливое судебное разбирательство.

На практике Израиль регулярно применяет административное задержание в нарушение строгих параметров, установленных международным правом. Показательно, что Израиль утверждал, что находится в постоянном чрезвычайном положении, достаточном для того, чтобы оправдать применение административного задержания с момента его введения в 1948 году. для предотвращения будущих угроз.Например, в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступления, регулярно выдаются постановления об административном задержании после безрезультатного уголовного расследования или неполучения признательных показаний на допросе.

Понятно, что Женевская конвенция говорит об административном задержании только в чрезвычайных ситуациях и как о неизбежной необходимости, и что возможность наложения домашнего ареста, по возможности, должна быть приоритетной, поскольку она менее вредна для личности. Однако практика административного задержания на оккупированной территории показывает, что израильский военный приказ об административном задержании основывается не только на неотложных случаях или обстоятельствах.Нынешнее количество административных задержанных показывает, что оккупация применяет эту политику против многих палестинцев и использует ее как форму коллективного наказания. В первые годы интифады количество административных задержанных увеличилось до 8000 задержанных, и оккупация продолжала использовать эту политику даже после подписания соглашений в Осло с Палестинской администрацией, куда были помещены десятки палестинцев, жителей Зоны А. в административном аресте на срок более двух лет.

На практике израильский режим административного задержания также нарушает множество других международных стандартов. Например, административно задержанные с Западного берега депортируются с оккупированной территории и интернируются внутри Израиля, что является прямым нарушением запретов Четвертой Женевской конвенции (статьи 49 и 76). Кроме того, задержанным в административном порядке часто отказывают в регулярных свиданиях с родственниками в соответствии со стандартами международного права, и Израиль регулярно не отделяет задержанных в административном порядке от обычных заключенных, как того требует закон.Более того, в случае задержанных детей Израиль регулярно не принимает во внимание наилучшие интересы ребенка, как того требует международное право.

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ЗАДЕРЖАНИЕ НА ЗАПАДНОМ БЕРЕГУ: ВОЕННЫЙ ПРИКАЗ 1651

На оккупированном палестинском Западном берегу израильская армия уполномочена издавать приказы об административном задержании палестинских гражданских лиц на основании статьи 285  Военного приказа 1651 . Эта статья дает военным командирам право задерживать человека на срок до шести месяцев с возможностью продления, если у них есть «разумные основания полагать, что безопасность местности или общественная безопасность требуют задержания».Не дается определение понятия «безопасность территории» или «общественная безопасность». В день истечения срока или непосредственно перед ним ордер на задержание часто продлевается; нет четкого ограничения на максимальный срок административного задержания лица, что оставляет возможность для бессрочного законного задержания.

Постановления об административном задержании издаются либо во время ареста, либо позднее и часто основываются на «секретной информации», собранной Агентством безопасности Израиля (в соответствии со второй поправкой к постановлению об административном задержании (поправка №2) 1988 г. (№ 1254 на Западном берегу и № 966 в секторе Газа), что в основном и определяет «риск» заключенного. В подавляющем большинстве случаев административного задержания ни задержанный, ни его адвокат никогда не информируются о причинах задержания и не имеют доступа к «секретной информации».

Задержанный палестинец, в отношении которого вынесен ордер на административное задержание, должен предстать перед военным судом на закрытом слушании в течение восьми дней после его или ее ареста, при этом единоличный военный судья может оставить в силе, сократить или отменить ордер на задержание.Однако в большинстве случаев приказы об административном задержании подтверждаются на те же сроки, что и запрошенные военным командиром. Хотя задержанный может обжаловать решение в судебном порядке, на практике подавляющее большинство апелляций отклоняется. Для сравнения, административное задержание в соответствии с внутренним законодательством Израиля требует, чтобы задержанный предстал перед судьей в течение 48 часов, а приказы могут быть отданы только на срок до трех месяцев.

На практике палестинцев могут содержать под стражей месяцами, если не годами, в соответствии с административными приказами о задержании, при этом им никогда не сообщают о причинах или продолжительности их задержания. Задержанных обычно уведомляют о продлении срока их содержания под стражей в день истечения срока действия прежнего постановления. В соответствии с существующими процедурами административного задержания у палестинцев нет эффективных средств для обжалования своего административного задержания.

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ЗАДЕРЖАНИЕ В СЕКТОРЕ ГАЗА: НЕЗАКОННЫЙ БОЕВОЙ ЗАКОН

В секторе Газа Израиль использует Закон о незаконных комбатантах, чтобы удерживать палестинцев на неограниченный период времени без эффективного судебного надзора.Закон был одобрен израильским Кнессетом в 2002 году, чтобы позволить государству продолжать удерживать ливанских задержанных в качестве «разменной монеты» после того, как Верховный суд Израиля признал эту практику незаконной. Хотя в 2004 году все задержанные ливанцы были освобождены, закон не был отменен. Вместо этого, начиная с 2005 года, после одностороннего «ухода» Израиля из сектора Газа и сопутствующего этому прекращения применения там израильских военных приказов, он стал использоваться для задержания жителей сектора.

Закон определяет «незаконного комбатанта» как «лицо, которое прямо или косвенно участвовало во враждебных действиях против Государства Израиль или является членом сил, совершающих враждебные действия против Государства Израиль», и которое не имеет права статус военнопленного по международному гуманитарному праву.

Закон о незаконных комбатантах допускает широкое и быстрое задержание без суда большого числа иностранных граждан и палестинцев, проживающих в секторе Газа. На сегодняшний день закон был использован для задержания 54 человек, в том числе 15 граждан Ливана и 39 жителей Газы, большинство из которых были задержаны во время военных действий Израиля против Газы зимой 2008-2009 гг. под кодовым названием «Операция «Литой свинец»» и с тех пор были освобождены. По состоянию на апрель 2012 года в соответствии с этим законом Израиль удерживал 1 территорию Газы.

Задержанные по закону могут содержаться под стражей в течение 96 часов до вынесения постановления о постоянном задержании или до семи дней, если правительство заявляет о «наличии широкомасштабных боевых действий». Судебный пересмотр приказа на закрытом слушании должен состояться в течение 14 дней с момента его вынесения; в случае одобрения задержанный должен предстать перед судьей раз в шесть месяцев. Если суд установит, что его освобождение не нанесет ущерба государственной безопасности, судья отменяет постановление.

На практике Закон о незаконных комбатантах предусматривает меньше мер защиты для задержанных, чем даже те немногие, которые предоставляются в соответствии с административными постановлениями о задержании на Западном берегу. Например, судебный контроль проводится реже; законность задержания не требует наличия чрезвычайного положения; и задержание «осуществляется на основании приказа начальника штаба или офицера в звании генерал-майора». Кроме того, закон устанавливает две тревожные презумпции, которые перекладывают бремя доказывания на задержанного: во-первых, освобождение лица, идентифицированного как «незаконный комбатант», нанесет ущерб национальной безопасности, если не будет доказано обратное; во-вторых, организация, к которой принадлежит задержанный, ведет боевые действия, если министр обороны Израиля принял такое решение, если не доказано иное. Эта практика явно нарушает право обвиняемого на презумпцию невиновности в любом уголовном процессе и приводит к системе бессрочного содержания под стражей, оправдываемой простыми домыслами и в значительной степени направленной против задержанного.

ПОЛОЖЕНИЕ АДДАМИРА ПО АДМИНИСТРАТИВНОМУ ЗАДЕРЖАНИЮ

  • Правительство Израиля должно освободить всех административных задержанных;
  • Тем временем административно задержанным должны быть предоставлены их права в соответствии с международным правом;
  • Правительство Израиля должно немедленно прекратить применение Закона о лишении свободы незаконных комбатантов и принять меры по его отмене;
  • Государства-члены ЕС должны поднимать дела об административных задержаниях перед правительством Израиля в рамках политического диалога между ЕС и Израилем.

 

 

Управление задержаниями | ДВС