Предписание это нормативный или ненормативный акт: The page cannot be found

Содержание

К вопросу о неисполнимости предписания как ненормативного правового акта

В пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным является одновременно как его несоответствие закону, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившегося в суд.

Однако в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 N 2423/13 по делу N А53-19629/2012 (далее — Постановление), среди прочего, разбирается случай, когда неопределенность и неисполнимость оспариваемого предписания являются самостоятельным основанием для признания его недействительным.

В текущей судебной практике выводы, сделанные в этом постановлении, стали аксиоматичными при рассмотрении  дел о признании недействительными предписаний в связи с их неисполнимостью.

В связи с этим, судебная практика в этой категории дел – довольно устоявшаяся, поскольку до рассмотрения в Верховном Суде Российской Федерации такая категория дел практически не доходит.

************

Постановление Президиума ВАС РФ по делу N А53-19629/2012 рассматривает исполнимость предписания как наличие реальной возможности у лица, привлекаемого к ответственности, устранить в указанный срок выявленное нарушение, поскольку предписание исходит от государственного органа, обладающего властными полномочиями, носит обязательный характер и для его исполнения устанавливается срок, за нарушение которого наступает административная ответственность.

Между тем, арбитражные суды не всегда принимают аргумент о неисполнимости предписания как основание для признания его недействительным, так как критерий неисполнимости не относится к прямо указанным в законодательстве на то основаниям.

На практике доказать неисполнимость предписания сложно. Однако, некоторые процессуальные ориентиры судебная практика устанавливает:

        — предписание являет собой акт должностного лица, уполномоченного на проведение государственного надзора и контроля, содержащий властное волеизъявление, порождающее правовые последствия для организаций, а в случае нарушения им прав и законных интересов Общества подлежащее  признанию незаконным в силу его неисполнимости (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 26. 07.2017 N Ф10-2553/2017 по делу N А23-5975/2016, Постановление 18 ААС от 13 августа 2015 г. по делу № А07-26105/2014, Решение Арбитражного суда Московской области от 16 мая 2014 года по делу №А41-16867/14)

— ​каждое из указанных предписаний носит самостоятельный характер, так как они выданы по результатам самостоятельных проверок уполномоченного органа и содержат конкретный срок их исполнения​.  (Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда по делу № А51-17422/2017 от 14 ноября 2017 года, Постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2016 N 15АП-17394/2016 по делу N А53-23133/2016, Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2016 N 13АП-9772/2016 по делу N А21-616/2016).

— предписание не должно содержать неопределенности в действиях, видах работ и мероприятий, которые должен выполнить заявитель в целях исполнения данного пункта предписания (постановление 5 ААС от 21 декабря 2015 г. по делу № А51-15397/2015, Определение Верховного Суда РФ от 22. 05.2017 N 309-КГ17-4669 по делу N А07-6666/2016).

—   требования, изложенные в предписании не могут быть взаимоисключающими, должны быть реально исполнимы, предписание должно содержать конкретные указания, четкие формулировки относительно конкретных действий, которые необходимо совершить исполнителю в целях прекращения и устранения выявленного нарушения, содержащиеся в предписании формулировки должны исключать возможность двоякого толкования, изложение должно быть кратким, четким, ясным, последовательным, доступным для понимания всеми лицами ( делоN А23-5975/2016, расмотренное в Арбитражном суде Центрального округа в постановлении от 26.07.2017)

 Если же рассмотривать неисполнимость предписания вместе с общими условиями недействительности, предусмотренными ч. 4 ст. 200 АПК РФ, то таковыми признаются предписания, в том числе, которые:

  • не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту (согласно Постановлению предписание может вменять в обязанность совершение только тех действий, возможность совершения которых предусмотрена законом либо допустима с точки зрения законодательства и не должно возлагать обязательств, приводимых к нарушению законодательства).
  • нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, поскольку таковое влечет возникновение для заявителя обязанностей, неисполнение которых создает для юридического лица юридические последствия — наступление установленной законодательством РФ ответственности согласно ч. 4 ст. 200 АПК РФ.

         Таким образом, неопределенность и неисполнимость оспариваемого предписания может быть самостоятельным основанием для признания его недействительным, как не соответствующего Федеральному закону от 26.12.2008 N 294-ФЗ (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 16 июля 2015 г. по делу № А46-4267/2015).

 

Предписание ГЖИ. Что это такое, последствия, как реагировать!?

По смыслу статьи 17 Федерального закона № 294-ФЗ предписание как ненормативный правовой акт, содержащий обязательные для исполнения требования властно-распорядительного характера, выносится только в случае установления при проведении контролирующим органом соответствующей проверки нарушений законодательства в целях их устранения.

Требования, изложенные в предписании, не могут быть взаимоисключающими, должны быть реально исполнимы, предписание должно содержать конкретные указания, четкие формулировки относительно конкретных действий, которые необходимо совершить исполнителю в целях прекращения и устранения выявленного нарушения, содержащиеся в предписании формулировки должны исключать возможность двоякого толкования, изложение должно быть кратким, четким, ясным, последовательным, доступным для понимания всеми лицами.

Необходимость соответствия предписания перечисленным требованиям обусловлена предусмотренной административным законодательством ответственностью за неисполнение предписания.

Исполнимость предписания является важным требованием к данному виду ненормативного акта и одним из элементов законности предписания, поскольку предписание исходит от государственного органа, обладающего властными полномочиями, носит обязательный характер и для его исполнения устанавливается определенный срок, за нарушение которого наступает административная ответственность.
Предписание должно содержать четкую формулировку относительно конкретных действий, которые необходимо совершить заявителю, и которые должны быть направлены на прекращение и устранение выявленного нарушения. Содержащиеся в предписании формулировки должны исключать возможность двоякого толкования. Следовательно, ненормативный акт должностного лица, содержащий законные требования, должен быть реально исполнимым и содержать реальные условия для его исполнения.
Суд кассационной инстанции отмечает, что обязательным основанием для выдачи предписания является установление в ходе проверки и отражение в акте и предписании конкретного вида нарушения, обоснование необходимости применения определенных правил, которые указываются в виде ссылки на нормативный правовой акт.

Источник : ВК

Ненормативный правовой акт понятие \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Ненормативный правовой акт понятие (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Ненормативный правовой акт понятие Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 69 «Требование об уплате налога, сбора, страховых взносов» НК РФ
(Юридическая компания «TAXOLOGY»)Налоговый орган выставил требование (предписание) об устранении выявленных нарушений налогового законодательства, которым обязал общество уплатить налоги, сборы и страховые взносы. Суд установил, что ненормативный правовой акт, вынесенный инспекцией на основании подп. 8 п. 1 ст. 31 НК РФ, является не требованием об уплате налога (взноса) в смысле, придаваемом этому понятию ст. 69 НК РФ, а предписанием о необходимости исполнения обществом обязанности по уплате в бюджет обязательных платежей (без указания сумм), имеет ссылку на возможность применения за его неисполнение административной ответственности, установленной ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ. В связи с этим суд пришел к выводу, что требование выставлено с нарушением, поскольку является не предусмотренной законом формой реагирования при осуществлении налогового контроля.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Ненормативный правовой акт понятие Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Ненормативный правовой акт как предмет судебного разбирательства в арбитражном суде
(Гвоздев Ю.Г.)
(«Судья», 2019, N 10)Статья посвящена анализу понятия ненормативного правового акта как предмета судебного разбирательства в арбитражных судах. Автором приведен краткий обзор процессуальных особенностей рассмотрения арбитражными судами дел об оспаривании решений органов, наделенных публичными полномочиями, обозначены проблемные вопросы, связанные с раскрытием доказательств, реализацией процессуальных полномочий суда, а также содержатся предложения по совершенствованию процессуального законодательства.

Нормативные акты: Ненормативный правовой акт понятие Справочная информация: «Понятие и структура правовой информации»
(Материал подготовлен специалистами КонсультантПлюс)Ненормативные акты издаются в самых разных формах. Однако следует обратить внимание на следующее. По установившемуся положению, если акты изданы в виде законов, правил, инструкций, положений, то они являются нормативными. Тем не менее существуют исключения из этого правила. Так, в 1994 — 1996 гг. были приняты ненормативные акты в виде законов, регламентирующих материальное обеспечение и медицинское обслуживание отдельных семей погибших депутатов. Эти законы являются индивидуально — правовыми актами и не носят нормативного характера, так как они персонифицированы. Юридическая теория отрицательно относится к практике издания такого рода актов в виде законов.

Порядок обжалования нормативных правовых актов и иных решений | Министерство экономического развития Республики Крым

Порядок обжалования нормативных правовых актов

В соответствии со ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

В соответствии с частью 2 статьи 46 Конституции Российской Федерации решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Статья 11 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает общий порядок судебной защиты гражданских прав. Судебный порядок является преимущественной, но не единственной формой защиты прав. Пункт 2 данной статьи допускает также административный порядок защиты гражданских прав (обжалование действий и актов государственных органов в вышестоящий по отношению к ним орган исполнительной власти), который возможен лишь в случаях, предусмотренных законом.

Статьей 16 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Основаниями наступления гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, их должностными лицами, являются факты причинения вреда гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания акта, не соответствующего закону или иному правовому акту государственного органа или органа местного самоуправления.

В соответствии с подпунктом 17 пункта 1 статьи 64 Конституции Республики Крым Глава Республики Крым приостанавливает или отменяет действие постановлений и распоряжений Совета министров Республики Крым, актов органов исполнительной власти Республики Крым.

Жалоба на нормативно-правовые акты и иные решения, принятые Министерством экономического развития Республики Крым, подается министру Министерства экономического развития Республики Крым.

В случае отсутствия в установленный срок решения по жалобе или вынесения решения по жалобе, которое не удовлетворяет заявителя, жалоба может быть направлена Главе Республики Крым.

Заявитель имеет право обратиться с жалобой лично, а также направить обращения в любой форме, в том числе по информационным системам общего пользования.

Основанием для начала процедуры досудебного (внесудебного) обжалования является получение министром или Главой Республики Крым жалобы на бумажном носителе или в электронной форме.

Жалоба должна содержать:

а) наименование Министерства, реквизиты нормативно-правового акта или решения, которые обжалуются;

б) фамилию, имя, отчество, сведения о месте жительства заявителя — физического лица либо наименование, сведения о месте нахождения заявителя — юридического лица, а также номер (номера) контактного телефона, адрес (адреса) электронной почты (при наличии) и почтовый адрес, по которым должен быть направлен ответ заявителю;

в) сведения об обжалуемых решениях Министерства;

г) доводы, на основании которых заявитель не согласен с нормативно-правовыми актами или решениями Министерства.

Заявителем могут быть представлены любые документы, подтверждающие его доводы, изложенные в жалобе.

Жалоба подлежит рассмотрению министром в течение тридцати рабочих дней со дня ее регистрации.

Жалоба заявителя не рассматривается в следующих случаях:

отсутствия сведений об обжалуемом нормативном правовом акте или решении;

если предметом обращения, жалобы является решение, принятое в судебном порядке;

если текст письменного обращения не поддается прочтению;

если содержится вопрос, на который заявителю многократно давались письменные ответы по существу в связи с ранее направляемыми обращениями, и при этом в жалобе не приводятся новые доводы или обстоятельства.

По результатам рассмотрения жалобы министром принимается следующее решение:

а) об удовлетворении жалобы полностью или частично;

б) об отказе в удовлетворении жалобы.

При удовлетворении жалобы Министерство принимает исчерпывающие меры по устранению выявленных нарушений не позднее пяти рабочих дней со дня принятия решения.

В случае установления в ходе или по результатам рассмотрения жалобы признаков состава административного правонарушения или преступления должностное лицо, наделенное полномочиями по рассмотрению жалоб, незамедлительно направляет имеющиеся материалы в органы прокуратуры.

Не позднее дня, следующего за днем принятия решения, заявителю в письменной форме и по желанию заявителя в электронной форме направляется мотивированный ответ о результатах рассмотрения жалобы.

Глава Республики Крым вправе приостановить или отменить действие нормативно-правовых актов и решений Министерства экономического развития Республики Крым в случае выявления их несоответствия требованиям действующего законодательства.

В соответствии с требованиями ст. 4 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее — Кодекс) каждому заинтересованному лицу гарантируется право на обращение в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, в том числе в случае если, по мнению этого лица, созданы препятствия к осуществлению его прав, свобод и реализации законных интересов либо на него незаконно возложена какая-либо обязанность, а также право на обращение в суд в защиту прав других лиц или в защиту публичных интересов в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другими федеральными законами.

В соответствии со ст. 125 Кодекса административное исковое заявление подается в суд в письменной форме в разборчивом виде и подписывается с указанием даты внесения подписей административным истцом и (или) его представителем при наличии у последнего полномочий на подписание такого заявления и предъявление его в суд.

В соответствии со ст. 126 Кодекса, если иное не установлено настоящим Кодексом, к административному исковому заявлению прилагаются:

1) уведомления о вручении или иные документы, подтверждающие вручение другим лицам, участвующим в деле, направленных в соответствии с частью 7 статьи 125 настоящего Кодекса копий административного искового заявления и приложенных к нему документов, которые у них отсутствуют. В случае если другим лицам, участвующим в деле, копии административного искового заявления и приложенных к нему документов не были направлены, в суд представляются копии заявления и документов в количестве, соответствующем числу административных ответчиков и заинтересованных лиц, а при необходимости также копии для прокурора;

2) документ, подтверждающий уплату государственной пошлины в установленных порядке и размере либо право на получение льготы по уплате государственной пошлины, или ходатайство о предоставлении отсрочки, рассрочки, об уменьшении размера государственной пошлины с приложением документов, свидетельствующих о наличии оснований для этого;

3) документы, подтверждающие обстоятельства, на которых административный истец основывает свои требования, при условии, что административный истец по данной категории административных дел не освобожден от доказывания каких-либо из этих обстоятельств;

4) документ, подтверждающий наличие высшего юридического образования у гражданина, который является административным истцом и намерен лично вести административное дело, по которому настоящим Кодексом предусмотрено обязательное участие представителя;

5) доверенность или иные документы, удостоверяющие полномочия представителя административного истца, документ, подтверждающий наличие у представителя высшего юридического образования, если административное исковое заявление подано представителем;

6) документы, подтверждающие соблюдение административным истцом досудебного порядка урегулирования административных споров, если данный порядок установлен федеральным законом, или документы, содержащие сведения о жалобе, поданной в порядке подчиненности, и результатах ее рассмотрения, при условии, что такая жалоба подавалась;

7) иные документы в случаях, если их приложение предусмотрено положениями настоящего Кодекса, определяющими особенности производства по отдельным категориям административных дел.

Документы, прилагаемые к административному исковому заявлению, могут быть представлены в суд в электронной форме.

Подача административного искового заявления об оспаривании нормативного правового акта и о признании нормативного правового акта недействующим в суд не приостанавливает действие оспариваемого нормативного правового акта.

По результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается одно из следующих решений:

1) об удовлетворении заявленных требований полностью или в части, если оспариваемый нормативный правовой акт полностью или в части признается не соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, и недействующим полностью или в части со дня его принятия или с иной определенной судом даты;

2) об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Вступившее в законную силу решение суда по административному делу об оспаривании нормативного правового акта может быть обжаловано лицами, участвующими в деле, их представителями и иными лицами, права, свободы и законные интересы которых затрагиваются решением суда, в апелляционном или кассационном порядке.

Порядок обжалования ненормативных актов

Признаки ненормативного правового акта (решения) законодательно не установлены.

По поводу ненормативных правовых актов Верховный Суд РФ высказывался и при рассмотрении конкретных дел.

В Определении Верховного Суда РФ от 19.08.2019 N 307-ЭС19-4440 по делу № А56-104785/2018 под ненормативным правовым актом понимается правовой акт индивидуального характера, устанавливающий, изменяющий или отменяющий права и обязанности конкретных лиц. Такого рода акт властно-распорядительного характера должен содержать обязательные предписания, распоряжения, влияющие на их гражданские права и охраняемые законом интересы. Характерной особенностью ненормативного правового акта является содержание в нем обязательных предписаний (правил поведения), порождающих юридические последствия.

В Определении Верховного Суда РФ от 28.03.2019 N 302-ЭС19-3163 по делу №А19-18952/2018 под ненормативным правовым актом государственного органа понимается документ властно-распорядительного характера, вынесенный уполномоченным органом в отношении конкретного лица, содержащий обязательные предписания, распоряжения, нарушающие права и охраняемые законом интересы и влекущие неблагоприятные юридические последствия для этого лица.

В Определении Верховного Суда РФ от 03.08.2018 N 310-КГ18-8636 по делу № А14-9514/2017 указано: «Суды исходили из того, что спор о признании недействительным письма не подлежит рассмотрению в арбитражном суде, поскольку оспариваемое письмо не обладает признаками ненормативного правового акта: по своему содержанию оно не содержит властно-обязывающих предписаний в отношении заявителя, само по себе не влечет для него каких-либо правовых последствий, его исполнение не обеспечено мерами государственного принуждения, соответственно, данный акт не затрагивает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

Ненормативные правовые акты не подлежат оспариванию (обжалованию) в рамках гражданского процесса. Они оспариваются (обжалуются) в рамках административного (КАС РФ) или арбитражного (АПК РФ) процесса с учетом того, что соответствующие дела возникают из административных или иных публичных правоотношений и связаны с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий.

Данный подход согласуется с положениями ч. 1 ст. 22 ГПК РФ, ст. 17 КАС РФ и ст. 29 АПК РФ.

Вместе с тем, если для разрешения материально-правового спора необходимо оценить законность ненормативного правового акта, суд вправе сделать это в рамках гражданского судопроизводства.

В п. 37 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2019), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019, разъясняется, что действующий правопорядок не исключает возможность непосредственного обращения заинтересованного лица в суд с иском о возмещении вреда, причиненного публично-правовым образованием в сфере его властной деятельности. Тот факт, что ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действия (бездействие) государственного органа — незаконными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием). В названном случае суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда. Данная правовая позиция изложена в п. 4 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, утв. Президиумом ВАС РФ от 31.05.2011 N 145.

Порядок оспаривания (обжалования) ненормативных правовых актов в рамках административного судопроизводства регулируется гл. 22 КАС РФ.

В КАС РФ в качестве ненормативных правовых актов рассматриваются соответствующие решения органов государственной власти, местного самоуправления, иных органов и организаций, наделенных государственными или иными публичными полномочиями.

Из ч. 1 ст. 218 КАС РФ следует, что гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности. Гражданин, организация, иные лица могут обратиться непосредственно в суд или оспорить решения органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, в вышестоящие в порядке подчиненности орган, организацию, у вышестоящего в порядке подчиненности лица либо использовать иные внесудебные процедуры урегулирования споров.

В случае если это предусмотрено федеральным законом, общественное объединение вправе обратиться в суд с требованием об оспаривании решений, действий (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, если полагает, что нарушены или оспорены права, свободы и законные интересы всех членов этого общественного объединения, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности (ч. 2 ст. 218 КАС РФ).

В случае если федеральным законом установлено обязательное соблюдение досудебного порядка разрешения административных споров, обращение в суд возможно только после соблюдения этого порядка (ч. 3 ст. 218 КАС РФ).

Частью 4 ст. 218 КАС РФ предусмотрено, что с таким заявлением могут обратиться органы государственной власти, Уполномоченный по правам человека в РФ, уполномоченный по правам человека в субъекте РФ, Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка, уполномоченный по правам ребенка в субъекте РФ, иные органы, организации и лица, а также прокурор.

Заявление может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов. Пропущенный по уважительной причине срок подачи административного искового заявления может быть восстановлен судом (ч. 1, 7 ст. 219 КАС РФ).

Административные исковые заявления подаются в суд по правилам подсудности, установленным гл. 2 КАС РФ (ч. 5 ст. 218 КАС РФ).

Не подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном КАС РФ, административные исковые заявления о признании незаконными решений, действий (бездействия) органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, в случаях, если проверка законности таких решений, действий (бездействия) осуществляется в ином судебном порядке (ч. 6 ст. 218 КАС РФ).

В частности, оспариваемые по КАС РФ ненормативные правовые акты не должны затрагивать права и законные интересы заявителей в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В противном случае указанные акты оспариваются (обжалуются) в соответствии с гл. 24 АПК РФ.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 29 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела об оспаривании затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц.

Согласно ч. 1 ст. 34 АПК РФ дела, относящиеся к компетенции арбитражных судов, рассматриваются в первой инстанции арбитражными судами республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов, за исключением дел, отнесенных к подсудности Суда по интеллектуальным правам и арбитражных судов округов.

Согласно ч. 2 ст. 190 АПК РФ в случаях, если до обращения в арбитражный суд с требованиями об оспаривании ненормативных правовых актов о взыскании обязательных платежей и санкций стороны не использовали досудебное урегулирование спора, арбитражный суд вправе при согласии организации, индивидуального предпринимателя или гражданина в целях примирения сторон и уточнения фактических обстоятельств, снятия противоречий в позициях, в том числе путем проведения сверки взаимных расчетов, отложить судебное разбирательство, предложив сторонам использовать примирительную процедуру, в том числе с участием судебного примирителя.

Порядку рассмотрения дел об оспаривании ненормативных правовых актов государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, посвящена гл. 24 АПК РФ.

В ст. 198 АПК РФ указано, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагает на них какие-либо обязанности, создает иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. С таким заявлением также могут обратиться прокурор и органы, осуществляющие публичные полномочия.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (ч. 4 ст. 198 АПК РФ).

Требования к заявлению об оспаривании ненормативного правового акта содержатся в ст. 199 АПК РФ. Там же указано, какие документы должны быть приложены к заявлению.

Частью 2 ст. 182 АПК РФ предусмотрено, что подлежат немедленному исполнению в том числе решения арбитражного суда по делам об оспаривании ненормативных актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов.

В силу ч. 2 и 3 ст. 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным. Если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт соответствует закону или иному нормативному правовому акту и не нарушает права и законные интересы заявителя, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

Частью 2 ст. 227 КАС РФ предусмотрено, что по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании решения органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, судом принимается одно из следующих решений: об удовлетворении полностью или в части заявленных требований о признании оспариваемого решения незаконным, если суд признает его не соответствующим нормативным правовым актам и нарушающим права, свободы и законные интересы административного истца, и об обязанности административного ответчика устранить нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца либо об отказе в удовлетворении заявленных требований о признании оспариваемого решения незаконным.

 

Признаки ненормативного правового акта | Статьи

Ненормативный акт общего характера — разновидность правового акта, не содержащего норм права, представляющего собой одностороннее волевое властное действие государственного органа исполнительной власти или его должностного лица, обеспечивающее реализацию правовых норм в связи с конкретными обстоятельствами. Ненормативный акт общего характера вызывает возникновение, изменение или прекращение конкретных правоотношений, прав и обязанностей всех лиц, связанных с конкретными обстоятельствами.

Ненормативный акт общего характера иногда называют сокращенно как НАОХ.

Разъяснение

Ненормативный акт общего характера представляет собой результат реализации норм права.

Примеры НАОХ

Решение органа власти об амнистии

Приказ о проведении профилактических прививок

Решение налогового органа по результатам налоговой проверки

В учебнике «ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА», Под общей редакцией доктора юридических наук, профессора А.С. Пиголкина, Москва, Издательство МГТУ им. Н. Э. Баумана 1996, разъясняется:

«… от норм права следует отличать ненормативные акты общего характера. Они создают целую серию правоотношений, в их исполнении участвуют многие субъекты права, но они исчерпываются однократным исполнением (например, решение органа власти об амнистии, приказ о проведении профилактических прививок и т. п.).».

Статья 13 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) определяет, что ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

На сайте ФНС России разъясняется:

Исходя из общей теории государства и права под актом ненормативного характера подразумевается документ, составленный по установленным федеральным законодательством или ведомственными нормативными актами правилам и содержащий властное предписание государственных органов, органов местного самоуправления на совершение определенных юридически значимых действий, адресованное одному или нескольким субъектам (например, решение налогового органа о привлечении к ответственности).

В отличие от нормативного правового акта (документ, который содержит обязательные правила поведения для неограниченного круга лиц, рассчитанный на неоднократное применение) ненормативный правовой акт обязателен для исполнения только конкретными лицами, которые в нем указаны. Зачастую ненормативный правовой акт также называют правовым актом индивидуального характера.

Индивидуальный характер ненормативного акта обусловлен его правоприменительным свойством, то есть его действие направлено на конкретное лицо или группу лиц, акт принимается для урегулирования конкретного отношения.

Действие ненормативного акта исчерпывается его исполнением. В отличие от нормативных актов ненормативные акты не содержат правовых норм и не направлены на неоднократное применение.

Можно сформулировать следующие отличительные признаки ненормативного правового акта:

— ненормативные акты не устанавливают общих норм поведения, носят индивидуальный, определенный характер. Они принимаются во исполнение закона или иных норм права по организационно-распорядительным вопросам;

— властное предписание, содержащееся в ненормативном акте, направлено на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей определенных лиц;

— обязательность исполнения властного предписания – один из главных квалифицирующих признаков ненормативного правового акта;

— ненормативные акты принимаются государственными органами в инициативном порядке, поэтому носят односторонний характер;

— форма ненормативного акта, как правило, определяется соответствующим нормативным актом, но может быть и не определена. В силу этого форма ненормативного правового акта не является необходимым признаком при его квалификации.

Предметом разбирательства при оспаривании ненормативных актов являются конфликты, возникающие в связи с отношениями субординации, то есть власти и подчинения.

При этом, ненормативный правовой акт может быть оспорен не только лицом, которому он адресован, но и лицом, чьи права нарушены принятием этого акта, в случае, если, по мнению заявителя, такой ненормативный правовой акт незаконно возлагает какие-либо обязанности либо создает препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Советуем прочитать

Нормативный правовой акт — письменный официальный документ, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение или отмену правовых норм.

Норма права — это закрепленное в нормативном акте общеобязательное правило поведения, исполнение которого обеспечивается силой государства

Индивидуальный правовой акт — разновидность правового акта, не содержащего норм права, представляющего собой одностороннее волевое властное действие государственного органа исполнительной власти или его должностного лица, обеспечивающее реализацию правовых норм в связи с конкретным делом.

В конце июля Высший арбитражный суд не был скуп на разъяснения вопросов, возникающих в судебной практике при рассмотрении различных категорий дел. Судьи приняли целых пакет подобных разъяснений, в том числе по спорам о достоверности адреса юридического лица (см. «ЭЖ», 2013, № 32, с. 05) и взыскании убытков с руководителя организации (см. «ЭЖ», 2013, № 33, с. 05), а также масштабные разъяснения о применении положений части первой Налогового кодекса (см. в одном из ближайших номеров «БП»). Кроме того, Пленум рассказал, по каким критериям судам нужно идентифицировать нормативные акты и как разрешать дела о признании их недействующими.

Несколько дней ­назад на сайте ВАС РФ www.arbitr.ru был опубликован текст постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 58 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании нормативных правовых актов» (далее — постановление № 58). Проект этого постановления был обнародован еще в марте, однако в процессе доработки подвергся серьезным изменениям. Во многом они были обусловлены тем, что в нормы АПК РФ, как раз касающиеся рассмотрения арбитражными судами дел об оспаривании нормативных актов, были внесены изменения (Федеральный закон от 07.06.2013 № 126-ФЗ). А именно, была сужена подведомственность таких дел арбитражному суду путем указания на необходимость специальной оговорки в федеральном законе.

Понятие нормативного акта из теории закрепили в практике

АПК РФ закрепляет за арбит­ражными судами рассмотрение дел по заявлениям об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической дея­тельности, если рассмотрение таких дел в соответствии с федеральным законом отнесено к компетенции арбитражного суда (п. 1.1 ч. 1 ст. 29 АПК РФ). Однако в законодательстве нет понятия нормативного правового акта, это научная категория. В постановлении № 58 судьи решили закрепить его на уровне разъяснений; предложенное для использования судами определение этого термина хорошо знакомо юристам еще из курса теории государства и права. Так, по мнению Пленума ВАС РФ, под нормативным правовым актом следует понимать акты, принятые органом государственной власти, местного самоуправления, иным органом, должностным лицом, содержание которых составляют правовые нормы (правила поведения), рассчитанные на неоднократное применение и влекущие юридические последствия для неопределенного круга лиц, либо нормы, которыми вводятся в действие, изменяются или отменяются действующие правовые нормы. В том числе к нормативным актам относятся и акты, правовые нормы в которых содержатся не в основном тексте, а в приложении, утвержденном таким актом (п. 1 постановления № 58).

Стоит отметить, что проблема дефиниции нормативных актов отнюдь не выдуманная, зачастую этот вопрос становится главным при рассмотрении дела. И не раз правовые акты, которые по своему статусу к нормативным никак относиться не должны, ­суды признавали таковыми (решение ВАС РФ от 28.06.2012 № ­ВАС-4569/12 «Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим абзаца пятого письма Минфина России от 05. 09.2006 № 03-06-02-02/120»), а при наличии оснований признавали и недействующими (см., например, решение ВАС РФ от 29.11.2012 № ВАС-13840/12 «О признании не соответствующим НК РФ Письма Минфина России от 04.04.2012 № 03-03-10/34 «О замене письма ФНС России от 26.06.2012 № ЕД-4-3/[email protected]»»).

Решение об утверждении индивидуального тарифа на электроэнергию может оказаться нормативным

По сравнению с первоначальным текстом проекта в постановлении № 58 намного конкретнее изложены рекомендации судам по поводу отдельных видов правовых актов: относятся ли они к нормативным в принципе и относится ли их оспаривание к подведомственности государственного арбитража. В частности, акты органов влас­ти и иных органов, осуществляющих публичные полномочия, об утверждении проектов планировки и проектов межевания территории, об установлении границ зон с особыми условиями использования территории (охранных, защитных зон), о резервировании земель для государственных и муниципальных нужд Пленум ВАС РФ отнес к ненормативным правовым актам (п. 1.1 постановления № 58). Оспорить такие акты можно в порядке главы 24 АПК РФ, в то время как оспариванию нормативных актов посвящена глава 23 АПК РФ. Заметим, что в тексте проекта все перечисленные акты были отнесены к числу нормативных, хотя предложение об их ненормативном статусе тоже было изложено в качестве альтернативного варианта. Как видим, он и попал в официальные разъяснения для нижестоящих судов.

В процессе доработки проекта были заметно скорректированы и разъяснения, касающие­ся актов в сфере установления тарифов на электроэнергию. Изначально они ограничивались оговоркой о том, что решения уполномоченного органа государственной власти в области государственного регулирования тарифов на услуги по передаче электроэнергии, в том числе об утверждении индивидуальных тарифов, являются нормативными актами. Теперь же Пленум ВАС РФ расширил границы судебного усмотрения в данном вопросе. По общему правилу решения об утверждении тарифов для конкретного субъекта или объекта (или содержащие иные конкретизирующие признаки) судам следует рассматривать как ненормативные. Но если суд установит, что такие акты распространяются на неопределенный круг лиц, он может признать их нормативными (п. 1.2 постановления № 58). Соответственно, и процедура оспаривания такого акта будет иной.

Dura lex sed lex, в том числе при обжаловании нормативных актов

Как было сказано выше, некоторые новые положения в постановление № 58 были внесены из-за поправок в АПК РФ в части сужения подведомственности споров рассматриваемой категории арбитражным судам. Потому при решении вопроса о приеме поступившего заявления к производству суды будут тщательно проверять, есть ли соответствующее дозволение в законе или нет. Если выяснится, что такого федерального закона, который относил бы вопрос об оспаривании нормативного акта к подведомствености арбит­ражного суда, не имеется, то производство по делу подлежит прекращению. Правда, из этого правила есть исключение — ситуация, когда заявление об оспаривании данного нормативного акта уже подавалось в суд общей юрисдикции и не было рассмотрено им по существу со ссылкой на неподведомственность. По мнению Пленума ВАС РФ, данное разъяснение обеспечивает реализацию права на судебную защиту, гарантированного Конституцией России и Европейской конвенцией по правам человека.

Кроме того, при решении вопроса о подведомственности спора арбитражному суду большую роль играет и статус заявителя, так как закон может ставить подведомственность спора в зависимость от него.

В постановлении № 58 выделено три категории споров в зависимости от статуса субъекта, инициировавшего их.

Первая категория — дела об оспаривании нормативных актов, оспаривать которые в суд имеют право только определенные субъекты (п. 2.3 постановления № 58). В качестве примера приводится Федеральный закон от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в ПФР, ФСС РФ и ФФОМС», который предоставляет право оспаривания нормативных актов в соответствующей области организациям и индивидуальным предпринимателям (ч. 3 ст. 54 указанного закона).

Вторая категория — дела об оспаривании нормативных актов, которые вправе инициировать любое лицо, чьи права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности затрагиваются оспариваемым актом (пример — ч. 9 ст. 4 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в РФ»). Сюда же относятся и дела о признании недействующими нормативных актов, принятых органами местного самоуправления. Требование единое: заявитель должен указать, какие его права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности затрагиваются данным актом (п. 2.3, 2.4 постановления № 58).

Третья категория — дела, которые вправе инициировать любой субъект, в том числе и гражданин, не имеющий статуса индивидуального предпринимателя. Но на такую возможность обратиться в суд с заявлением о признании нормативного правового акта недействущим должно быть прямо указано в федеральном законе (п. 2.3 постановления № 58).

Суд может попросить заявителя уточнить ссылку на эталонный нормативный акт

Разъяснения, касающиеся иных вопросов (помимо подведомственности) в конечном тексте постановления остались без принципиальных изменений.

В заявлении о признании нормативного акта недействующим необходимо будет указать, какие конкретно права и законные интересы заявителя ущемляются или какие обязанности дополнительно налагаются на него оспариваемым актом. Также необходимо указать, на соответствие какому нормативному акту большей юридической силы суду следует проверить оспариваемый акт или его отдельные положения. При этом судья вправе предложить заявителю уточнить конкретные «эталонные» нормы акта, имеющего большую юридическую силу, которым оспариваемый акт противоречит (п. 3.1 постановления № 58). В проекте постановления на такую возможность не было указано.

Еще одно положение, появившееся только в окончательном тексте постановления, касается заявлений с требованиями о признании недействующим акта, в котором содержатся и нормативные, и ненормативные правовые нормы. В этом случае Пленум ВАС РФ разъяснил судам возможность выделения требования об оспаривании такого акта в части положений ненормативного характера в отдельное производство и рассмотрения его в порядке, преду­­смотренном главой 24 АПК РФ. Но делать это следует лишь в случае, когда раздельное рассмотрение требований будет соответствовать целям эффективного правосудия.

Порядок оспаривания нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, и иных решений, принятых органами государственной власти Ростовской области

Согласно части 2 статьи 46 Конституции Российской Федерации решения и действия (или бездействие) органов государственной власти могут быть обжалованы в суд.

В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации каждому заинтересованному лицу гарантируется право на обращение в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, в том числе в случае, если, по мнению этого лица, созданы препятствия к осуществлению его прав, свобод и реализации законных интересов либо на него незаконно возложена какая-либо обязанность, а также право на обращение в суд в защиту прав других лиц или в защиту публичных интересов в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другими федеральными законами.

Оспаривание нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения
законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений и действий
(бездействия) органов государственной власти Ростовской области
в порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства
Российской Федерации)

На основании положений статьи 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации Верховный Суд Российской Федерации, суды общей юрисдикции, в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, рассматривают и разрешают подведомственные им административные дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в том числе административные дела:

— об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части;

— об оспаривании актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами;

— об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов, органов военного управления, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих;

— об оспаривании решений, действий (бездействия) некоммерческих организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, в том числе саморегулируемых организаций.

Не подлежат рассмотрению в порядке, установленном настоящим Кодексом, дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральным законом к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, арбитражных судов или подлежащие рассмотрению в ином судебном (процессуальном) порядке в Верховном Суде Российской Федерации, судах общей юрисдикции.

Общие положения производства по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов, органов военного управления, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, некоммерческих организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, в том числе саморегулируемых организаций, предусмотрены главами 21 и 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

1. Оспаривание нормативных правовых актов
и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих
нормативными свойствами, органов государственной власти Ростовской области

Глава 21 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации устанавливает порядок производства по делам об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части и актов содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами.

Согласно пункту 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами» признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления, иным органом, уполномоченной организацией или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.

В соответствии с положениями Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании нормативного правового акта не действующим полностью или в части вправе обратиться лица, в отношении которых применен этот акт, а также лица, которые являются субъектами отношений, регулируемых оспариваемым нормативным правовым актом, если они полагают, что этим актом нарушены или нарушаются их права, свободы и законные интересы.

Общественное объединение вправе обратиться в суд с административным исковым заявлением о признании нормативного правового акта не действующим полностью или в части в защиту прав, свобод и законных интересов всех членов данного общественного объединения в случае, если это предусмотрено федеральным законом.

Административное исковое заявление о признании нормативного правового акта недействующим может быть подано в суд в течение всего срока действия этого нормативного правового акта.

При рассмотрении административных дел об оспаривании нормативных правовых актов в верховном суде республики, краевом, областном суде, суде города федерального значения, суде автономной области, суде автономного округа, апелляционном суде общей юрисдикции, кассационном суде общей юрисдикции, в Верховном Суде Российской Федерации граждане, участвующие в деле и не имеющие высшего юридического образования, ведут дела через представителей, отвечающих требованиям, предусмотренным статьей 55 настоящего Кодекса.

Форма и содержание административного искового заявления должны соответствовать требованиям, предусмотренным частью 1 статьи 125 и статьей 209 настоящего Кодекса.

По административному иску об оспаривании нормативного правового акта суд вправе принять меру предварительной защиты в виде запрета применения оспариваемого нормативного правового акта или его оспариваемых положений в отношении административного истца. Принятие иных мер предварительной защиты по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов не допускается.

Административные дела об оспаривании нормативных правовых актов рассматриваются судом в срок, не превышающий двух месяцев со дня подачи административного искового заявления, а Верховным Судом Российской Федерации в течение трех месяцев со дня его подачи.

Административное дело об оспаривании нормативного правового акта рассматривается с участием прокурора.

Лица, участвующие в деле об оспаривании нормативного правового акта, их представители, а также иные участники судебного разбирательства извещаются о времени и месте судебного заседания. Неявка в судебное заседание лица, обратившегося в суд, прокурора, который участвует в судебном разбирательстве в целях дачи заключения по административному делу, а также неявка представителей органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, уполномоченной организации или должностного лица, принявших оспариваемый нормативный правовой акт, не является препятствием к рассмотрению административного дела, если явка таких лиц не была признана судом обязательной.

При рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд проверяет законность положений нормативного правового акта, которые оспариваются. При проверке законности этих положений суд не связан основаниями и доводами, содержащимися в административном исковом заявлении о признании нормативного правового акта недействующим, и выясняет все обстоятельства, в полном объеме:

1) нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в интересах которых подано административное исковое заявление;

2) соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих:

а) полномочия органа, организации, должностного лица на принятие нормативных правовых актов;

б) форму и вид, в которых орган, организация, должностное лицо вправе принимать нормативные правовые акты;

в) процедуру принятия оспариваемого нормативного правового акта;

г) правила введения нормативных правовых актов в действие, в том числе порядок опубликования, государственной регистрации (если государственная регистрация данных нормативных правовых актов предусмотрена законодательством Российской Федерации) и вступления их в силу;

3) соответствие оспариваемого нормативного правового акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Обязанность доказывания обстоятельств, указанных в вышеуказанных пунктах, возлагается на орган, должностное лицо, принявшие оспариваемый нормативный правовой акт.

Отказ лица, обратившегося в суд, от своего требования, а также признание требования органом государственной власти, принявшими оспариваемый нормативный правовой акт, не влечет за собой обязанность суда прекратить производство по административному делу об оспаривании нормативного правового акта.

Утрата нормативным правовым актом силы или его отмена в период рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта не может служить основанием для прекращения производства по этому административному делу в случае, если при его рассмотрении установлены применение оспариваемого нормативного правового акта в отношении административного истца и нарушение его прав, свобод и законных интересов.

Соглашение о примирении сторон по административному делу об оспаривании нормативного правового акта не может быть утверждено.

Решение суда по административному делу об оспаривании нормативного правового акта принимается по правилам, установленным главой 15 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Решение суда по административному делу о признании нормативного правового акта не действующим полностью или в части вступает в законную силу по правилам, предусмотренным статьей 186 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Административные дела об оспаривании актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, рассматриваются и разрешаются судом в том же порядке, со следующими особенностями.

При рассмотрении административного дела об оспаривании акта, обладающего нормативными свойствами, суд выясняет:

1) нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в интересах которых подано административное исковое заявление;

2) обладает ли оспариваемый акт нормативными свойствами, позволяющими применить его неоднократно в качестве общеобязательного предписания в отношении неопределенного круга лиц;

3) соответствуют ли положения оспариваемого акта действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений.

Обязанность доказывания обстоятельств, указанных в пункте 3 настоящей статьи, возлагается на орган, организацию или должностное лицо, которые приняли акт, обладающий нормативными свойствами.

Согласно пункту 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами» существенными признаками, характеризующими акты, содержащие разъяснения законодательства и обладающие нормативными свойствами, являются: издание их органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами, уполномоченными организациями или должностными лицами, наличие в них результатов толкования норм права, которые используются в качестве общеобязательных в правоприменительной деятельности в отношении неопределенного круга лиц.

По результатам рассмотрения административного дела об оспаривании акта, обладающего нормативными свойствами, суд принимает одно из следующих решений:

1) об удовлетворении заявленных требований полностью или в части, если оспариваемый акт полностью или в части не соответствует действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений, устанавливает не предусмотренные разъясняемыми нормативными положениями общеобязательные правила, распространяющиеся на неопределенный круг лиц и рассчитанные на неоднократное применение, и о признании этого акта не действующим полностью или в части со дня его принятия или с иной определенной судом даты;

2) об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый акт полностью или в части не обладает нормативными свойствами и соответствует содержанию разъясняемых им нормативных положений.

Решения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы в апелляционном порядке в соответствии с правилами, установленными главой 34 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Вступившие в законную силу судебные акты, по данным делам, могут быть обжалованы в порядке, установленном главой 35 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, в суды кассационной инстанции – в Четвертый кассационный суд общей юрисдикции, а затем в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определения Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, вынесенные в кассационном порядке, могут быть пересмотрены в порядке надзора Президиумом Верховного Суда Российской Федерации по жалобам лиц, участвующих в деле, и других лиц, если их права, свободы и законные интересы нарушены этими судебными актами в порядке, предусмотренном главой 36 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

2. Оспаривание решений, действий (бездействия) Губернатора Ростовской
области, Правительства Ростовской области, его должностных лиц
(в порядке, предусмотренном главой 22 Кодекса административного
судопроизводства Российской Федерации)

Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного служащего и рассмотрение административного дела по предъявленному административному исковому заявлению осуществляется в соответствии с главой 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Согласно положениям статье 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями должностного лица, государственного служащего, если полагают, что:

— нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы;

— созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов;

— на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

Гражданин, организация, иные лица могут обратиться непосредственно в суд или оспорить решения, действия (бездействие) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, в вышестоящие в порядке подчиненности орган, организацию, у вышестоящего в порядке подчиненности лица либо использовать иные внесудебные процедуры урегулирования споров.

В случае, если это предусмотрено федеральным законом, общественное объединение вправе обратиться в суд с требованием об оспаривании решений, действий (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, если полагает, что нарушены или оспорены права, свободы и законные интересы всех членов этого общественного объединения, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

В случае, если федеральным законом установлено обязательное соблюдение досудебного порядка разрешения административных споров, обращение в суд возможно только после соблюдения этого порядка.

В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, органы государственной власти, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, уполномоченный по правам человека в субъекте Российской Федерации, Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, уполномоченный по правам ребенка в субъекте Российской Федерации, иные органы, организации и лица, а также прокурор в пределах своей компетенции могут обратиться в суд с административными исковыми заявлениями о признании незаконными решений, действий (бездействия) органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, в защиту прав, свобод и законных интересов иных лиц, если полагают, что оспариваемые решения, действия (бездействие) не соответствуют нормативному правовому акту, нарушают права, свободы и законные интересы граждан, организаций, иных лиц, создают препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

Административные исковые заявления подаются в суд по правилам подсудности, установленным главой 2 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации:

— к органу государственной власти, иному государственному органу, организации, наделенной отдельными государственными или иными публичными полномочиями, подается в суд по месту их нахождения, к должностному лицу, государственному служащему — по месту нахождения органа, в котором указанные лица исполняют свои обязанности.

— в случае, если место нахождения органа государственной власти, иного государственного органа, организации, наделенной отдельными государственными или иными публичными полномочиями, не совпадает с территорией, на которую распространяются их полномочия или на которой исполняет свои обязанности должностное лицо, государственный служащий, административное исковое заявление подается в суд того района, на территорию которого распространяются полномочия указанных органов, организации или на территории которого исполняет свои обязанности соответствующее должностное лицо, государственный служащий.

Не подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации, административные исковые заявления о признании незаконными решений, действий (бездействия) органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, в случаях, если проверка законности таких решений, действий (бездействия) осуществляется в ином судебном порядке.

В соответствии со статьей 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, если Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации или федеральным законом не установлено иное, административное исковое заявление об оспаривании бездействия органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа либо организации, наделенной отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего может быть подано в суд в течение срока, в рамках которого у указанных лиц сохраняется обязанность совершить соответствующее действие, а также в течение трех месяцев со дня, когда такая обязанность прекратилась.

Пропуск установленного срока обращения в суд не является основанием для отказа в принятии административного искового заявления к производству суда. Причины пропуска срока обращения в суд выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании.

Форма и содержание административного искового заявления должны соответствовать требованиям, предусмотренным частью 1 статьи 125 и статьей 220 настоящего Кодекса.

Согласно положениям статьи 223 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд в порядке, предусмотренном главой 7 настоящего Кодекса, вправе приостановить действие оспариваемого решения в части, относящейся к административному истцу, или приостановить совершение в отношении административного истца оспариваемого действия.

Судебное разбирательство по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, рассматриваются судом в течение одного месяца, а Верховным Судом Российской Федерации в течение двух месяцев со дня поступления административного искового заявления в суд.

Лица, участвующие в деле об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, их представители, а также иные участники судебного разбирательства извещаются о времени и месте судебного заседания. Неявка в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, не является препятствием к рассмотрению и разрешению административного дела, если суд не признал их явку обязательной.

Суд может признать необходимым опубликование решения суда по административному делу об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями.

Согласно нормам статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации решение суда по административному делу об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями принимается по правилам, установленным главой 15 настоящего Кодекса.

По результатам рассмотрения административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, судом принимается одно из следующих решений:

1) об удовлетворении полностью или в части заявленных требований о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) незаконными, если суд признает их не соответствующими нормативным правовым актам и нарушающими права, свободы и законные интересы административного истца, и об обязанности административного ответчика устранить нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца или препятствия к их осуществлению либо препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов лиц, в интересах которых было подано соответствующее административное исковое заявление;

2) об отказе в удовлетворении заявленных требований о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) незаконными.

Копии решения по административному делу об оспаривании решения, действия (бездействия) вручаются под расписку лицам, участвующим в деле, их представителям или направляются им в течение трех дней со дня принятия решения суда в окончательной форме.

В день вступления в законную силу решения суда, которым удовлетворены заявленные требования, или в день обращения данного решения к немедленному исполнению его копии направляются с использованием способов, позволяющих обеспечить скорейшую доставку таких копий, руководителям органа государственной власти, иного органа, организации, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, решения, действия (бездействие) которых были оспорены. Суд также может направить копии данного решения в вышестоящие в порядке подчиненности орган, организацию или вышестоящим в порядке подчиненности лицу, прокурору, другим лицам.

В случае признания решения, действия (бездействия) незаконными орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспоренное решение или совершившие оспоренное действие (бездействие), обязаны устранить допущенные нарушения или препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов административного истца либо прав, свобод и законных интересов лиц, в интересах которых было подано соответствующее административное исковое заявление, и восстановить данные права, свободы и законные интересы указанным судом способом в установленный им срок, а также сообщить об этом в течение одного месяца со дня вступления в законную силу решения по административному делу об оспаривании решения, действия (бездействия) в суд, гражданину, в организацию, иному лицу, в отношении которых соответственно допущены нарушения, созданы препятствия.

В случае указания в решении по административному делу об оспаривании решения, действия (бездействия) на необходимость его опубликования оно должно быть опубликовано в установленный судом срок в указанном судом печатном издании, а при отсутствии указания на такое издание в официальном печатном издании органа, организации, должностного лица.

Решения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы в апелляционном порядке в соответствии с правилами, установленными главой 34 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Вступившие в законную силу судебные акты, по данным делам, могут быть обжалованы в порядке, установленном главой 35 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, в суды кассационной инстанции – в Четвертый кассационный суд общей юрисдикции, а затем в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определения Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, вынесенные в кассационном порядке, могут быть пересмотрены в порядке надзора Президиумом Верховного Суда Российской Федерации по жалобам лиц, участвующих в деле, и других лиц, если их права, свободы и законные интересы нарушены этими судебными актами в порядке, предусмотренном главой 36 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

3. Оспаривание правовых актов, решений
и действий (бездействия) Правительства Ростовской области
(в порядке, предусмотренном главой 24 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации)

В соответствии со статьей 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе об оспаривании затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц.

Производство по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц возбуждается на основании заявления заинтересованного лица, обратившегося в арбитражный суд с требованием о признании недействительными ненормативных правовых актов или о признании незаконными решений и действий (бездействия) указанных органов и лиц.

Граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Прокурор, а также органы, осуществляющие публичные полномочия, вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если они полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы граждан, организаций, иных лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявления о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными рассматриваются в арбитражном суде, если их рассмотрение в соответствии с федеральным законом не отнесено к компетенции других судов.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Требования к заявлению о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными; порядок судебного разбирательства по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, иных органов, должностных лиц; правила принятия решения по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, иных органов и должностных лиц, а также требования, которым такое решение должно соответствовать установлены статьями 199-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, а также иные лица в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, вправе по данной категории спора обжаловать в порядке апелляционного производства решение арбитражного суда первой инстанции, не вступившее в законную силу, в порядке, установленном главой 34 Арбитражного кодекса Российской Федерации.

Вступившие в законную силу решение арбитражного суда первой инстанции, если такое решение было предметом рассмотрения в арбитражном суде апелляционной инстанции могут быть обжалованы в порядке кассационного производства полностью или в части, лицами, участвующими в деле, а также иными лицами в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, в соответствии с положениями главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

4. Куда подается административное исковое заявление
об оспаривание нормативного правового акта и акта, содержащего
разъяснения законодательства и обладающего нормативными свойствами

Дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, органов государственной власти субъектов Российской Федерации в качестве суда первой инстанции рассматривает Верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа.

Для оспаривания нормативных правовых актов, и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, изданных органами государственной власти Ростовской области, — Ростовский областной суд:

Ростовский областной суд
ул. Социалистическая, 164/35,
г. Ростов-на-Дону,
344021
http://oblsud.ros.sudrf.ru/

Дела об оспаривании затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, рассматриваются арбитражным судом.

Применительно к ненормативным правовым актам, решениям и действиям (бездействию) Правительства Ростовской области, его должностных лиц и Губернатора Ростовской области в Арбитражный суд Ростовской области:

Арбитражный суд Ростовской области
ул. Станиславского, 8 «А»,
г. Ростов-на-Дону,
344008
https://rostov.arbitr.ru/

Дела об оспаривании иных решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего подлежат рассмотрению в районных судах.

Порядок обжалования в судебном порядке нормативных, ненормативных правовых актов и иных решений, принятых Министерством здравоохранения Алтайского края

Порядок обжалования в судебном порядке нормативных, ненормативных правовых актов и иных решений, принятых Министерством здравоохранения Алтайского края

Обжалование нормативных и ненормативных правовых актов, иных решений Министерства здравоохранения Алтайского края в судебном порядке осуществляется в соответствии с Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации, а также Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – «АПК РФ»).

В соответствии с гл. 23 АПК РФ Граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными нормативных правовых актов органов, осуществляющих публичные полномочия, если полагают, что оспариваемый нормативный правовой акт  не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Форма заявления должна соответствовать нормам ст. 193 АПК РФ.

Дело об оспаривании нормативного правового акта рассматривается коллегиальным составом судей в срок, не превышающий трех месяцев со дня поступления заявления в суд, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и принятие решения по делу.

Подача заявления об оспаривании нормативных правовых актов в соответствии с КАС РФ.

С административным исковым заявлением о признании нормативного правового акта не действующим полностью или в части вправе обратиться лица, в отношении которых применен этот акт, а также лица, которые являются субъектами отношений, регулируемых оспариваемым нормативным правовым актом, если они полагают, что этим актом нарушены или нарушаются их права, свободы и законные интересы.

Административное исковое заявление о признании нормативного правового акта недействующим может быть подано в суд в течение всего срока действия этого нормативного правового акта.

Форма административного искового заявления должна соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 125 Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации. Кроме этого должны быть указаны сведения установленные ч. 2 ст. 209 указанного Кодекса, а также приложены документы, указанные в пунктах 1, 2, 4 и 5 части 1 статьи 126 Кодекса, документы, подтверждающие сведения, указанные в пункте 4 части 2 статьи 209 Кодекса, а также копия оспариваемого нормативного правового акта.

По административному иску об оспаривании нормативного правового акта суд вправе принять меру предварительной защиты в виде запрета применения оспариваемого нормативного правового акта или его оспариваемых положений в отношении административного истца. Принятие иных мер предварительной защиты по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов не допускается.

Административные дела об оспаривании нормативных правовых актов рассматриваются судом в срок, не превышающий двух месяцев со дня подачи административного искового заявления, а Верховным Судом Российской Федерации в течение трех месяцев со дня его подачи.

В случае признания судом нормативного правового акта не действующим полностью или в части этот акт или его отдельные положения не могут применяться с указанной судом даты. Также не могут применяться нормативные правовые акты, которые имеют меньшую юридическую силу и воспроизводят содержание нормативного правового акта, признанного не действующим полностью или в части, либо на нем основаны и из него вытекают.

Вступившее в законную силу решение суда по административному делу об оспаривании нормативного правового акта может быть обжаловано лицами, участвующими в деле, их представителями и иными лицами, права, свободы и законные интересы которых затрагиваются решением суда.

Подача заявления об оспаривании ненормативного правового акта, решения, действия (бездействия) органа государственной власти, должностного лица, государственного служащего.

Гражданин, организация вправе оспорить в суде ненормативный правовой акт,  решение, действие (бездействие) органа государственной власти, должностного лица, государственного служащего, если считают, что нарушены их права и свободы. Гражданин, организация, иные лица могут обратиться непосредственно в суд или оспорить решения, действия (бездействие) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, в вышестоящие в порядке подчиненности орган, организацию, у вышестоящего в порядке подчиненности лица либо использовать иные внесудебные процедуры урегулирования споров.

 Заявление должно быть подано в течение трех месяцев со дня, когда заявителю стало известно о нарушении его прав и свобод. При этом пропуск трехмесячного срока обращения в суд с заявлением не является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Граждане, организации и иные лица вправе обратиться с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия в соответствии с подсудностью установленной главой 2 АПК РФ и главой 2 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Заявления о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными рассматриваются в арбитражном суде, если их рассмотрение в соответствии с федеральным законом не отнесено к компетенции других судов.

Заявление о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными должно соответствовать требованиям, предусмотренным ст. 199 АПК РФ, 125 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Порядок совершения гражданами юридически значимых действий и типичные юридические ошибки при совершении таких действий. 

Основной формой взаимодействия граждан и Министерства здравоохранения Алтайского края, являются письменные и устные обращения граждан. Порядок указанного взаимодействия, в том числе совершения гражданами юридически значимых действий, определяется Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

Роль неявных теорий в JSTOR

Абстрактный

Текущее исследование исследует, что побуждает людей участвовать в нормативном, а не ненормативном действии. Предыдущие исследования показали, что разные эмоции приводят к разным типам действий. Мы утверждаем, что эти разные эмоции определяются более фундаментальной характеристикой, а именно неявными теориями о том, могут ли измениться группы и мир в целом. Мы предположили, что инкрементальные теории (убеждения в том, что группы/мир могут измениться) будут предсказывать нормативное действие, а теории сущностей (убеждения в том, что группы/мир не могут измениться), а также групповая идентификация будут предсказывать ненормативное действие.Мы провели пилотный проект в контексте протестов против правительственного плана по переселению бедуинских деревень в Израиль и основное исследование во время социальных протестов израильского среднего класса. Результаты выявили три различных пути к коллективным действиям. Во-первых, инкрементальные теории о мире предсказывали надежду, которая предсказывала нормативное действие. Во-вторых, инкрементальные теории о группах и групповой идентификации предсказывали гнев, который также предсказывал нормативные коллективные действия. Наконец, теории сущностей о группах предсказывали ненормативное коллективное действие через ненависть, но только для участников, которые были сильно отождествлены с группой.Таким образом, люди, которые верили в возможность изменений, поддерживали нормативное действие, тогда как те, кто считал, что изменение невозможно, поддерживали ненормативное действие.

Информация о журнале

Политическая психология — междисциплинарный журнал, посвященный анализу взаимосвязей между психологическими и политическими процессами. Эта область опирается на различные дисциплинарные источники, включая культурную и психологическую антропологию, когнитивную психологию, клиническую психологию, экономику, историю, международные отношения, философию, политологию, политическую теорию, психологию личности, социальную психологию и социологию.

Информация об издателе

Международное общество политической психологии (ISPP) является междисциплинарным организация, представляющая все области исследований, связанных с изучением отношения между политическими и психологическими процессами. Члены включают психологи, политологи, психиатры, историки, социологи, экономисты, антропологи, а также журналисты, государственные служащие и другие. Общество также является международным, в него входят представители всех регионов мир: Америка, Европа, Азия, Ближний Восток и Африка.

Нормативная теория – обзор

Контекстуализм и связанные с ним разработки

Скептицизм в отношении возможности нормативной теории в широком масштабе и растущие сомнения в возможности решения моральных проблем путем дедуктивного применения общих принципов породили множество подходов и способов концептуализации проблем в области прикладной этики. Один общий подход к принятию практических моральных решений, который в настоящее время набирает популярность, — это контекстуализм. По-разному развитый в современной философской литературе, контекстуализм имеет тенденцию в первую очередь критиковать устоявшиеся представления об этической теории, а не конструировать лучшие модели моральных рассуждений, но теперь акцент смещается в сторону последних. С точки зрения контекстуалистов нет необходимости стремиться к общепризнанной этической теории, поскольку существуют более реалистичные способы объяснения моральной рациональности и оправдания. Вместо традиционной модели моральных рассуждений и оправданий, ориентированной по существу «сверху вниз», контекстуализм принимает общую идею о том, что моральные проблемы должны решаться в рамках интерпретативных сложностей конкретных обстоятельств, путем обращения к соответствующим историческим и культурным традициям, со ссылкой на критические институциональные аспекты. и профессиональные нормы и добродетели, и опираясь в первую очередь на метод сравнительного анализа случаев.В соответствии с этим методом мы прокладываем путь к практическому решению посредством дискурсивной триангуляции от ясных и устоявшихся случаев к проблематичным.

Таким образом, моральные суждения временно оправдываются тем, что защищают себя от возражений и соперников. Понимаемое таким образом обоснование по существу является продолжением индуктивного процесса поиска наиболее разумного решения проблемы в рамках общих ценностей, которые считаются имеющими презумптивную достоверность, если только рациональные соображения не ставят их под сомнение.

С вопросами, касающимися полезности общей нормативной теории, тесно связан вопрос о том, как мы должны понимать предприятие нравственной жизни и действия. В то время как кантианцы и утилитаристы сосредотачиваются на следовании соответствующим правилам и принципам, все большее число философов в области прикладной этики утверждают, что мы должны сосредоточиться на приобретении добродетелей, подходящих для выполнения наших ролей в определенных культурных и институциональных условиях. Эта концепция согласуется с общей контекстуалистской ориентацией на отказ от дедуктивной модели морального размышления. Поскольку сторонники этики добродетели вообще интересуются этической теорией, это гораздо более эмпирически ориентированная теория, чем традиционно искали философы-моралисты. Такая теория стремится понять инструментальные эффекты различных способов концептуализации и оценки действий и характера в контексте социальных и институциональных ролей, которые играют люди. Однако, в отличие от контекстуализма, вместо того, чтобы сосредотачиваться непосредственно на структуре моральных рассуждений о правильном действии, этика добродетели склонна рассматривать правильное действие как косвенно определяемое рассмотрением того, какие действия вытекают из действия соответствующих добродетелей.

Как уже подчеркивалось, общий вопрос, который разделяет практиков прикладной этики, заключается в том, где мы должны искать стандарты обоснования моральных суждений. Для некоторых отказ от дедуктивной модели решения проблем в прикладной этике стимулировал возобновление интереса к процедурным аспектам группового морального обсуждения и принятия решений. Они стали гораздо серьезнее рассматривать вопрос о том, какими чертами должна обладать процедура принятия решения, чтобы ее выводы можно было считать морально оправданными.Мнение о том, что обоснованное моральное суждение должно в некотором смысле представлять собой свободный и информированный консенсус всех заинтересованных сторон, находит значительную поддержку. Центральная проблема состоит в том, чтобы получить более полное представление о природе предубеждений и искажений, влияющих на процедуры принятия решений в конкретных социальных и культурных контекстах, и, таким образом, прояснить условия, при которых мы можем быть уверены, что мы, по крайней мере, приблизились к такому консенсусу.

Ясно, что отказ от дедуктивной модели решения моральных проблем не влечет за собой отказ от всей моральной теории.Серьезная моральная реформа в социальной жизни зависит от обеспечения некоторой теоретической поддержки устоявшейся практики и институциональных механизмов. Следовательно, необходима этическая теория в форме, достаточной для этой цели. Это необходимо и во многих других отношениях. Например, какая-то теория необходима даже для того, чтобы подойти к проблеме морального статуса — что придает чему-то моральный статус, который сам по себе является объектом морального рассмотрения? И только этическая теория может осветить или разрешить такие вопросы, как, является ли различие между убийством и «позволением умереть» морально релевантным само по себе, или действительное или гипотетическое согласие при определенных идеальных условиях более важно для оправдания определенных видов социальных институтов и политики.Эти и бесчисленное множество подобных им вопросов являются просто теоретическими вопросами, которые естественно и неизбежно возникают при попытке добиться морального прогресса в сложном и меняющемся мире. Однако теории, занимающиеся подобными вопросами, не предлагают процедур решения моральных проблем. Скорее, они помогают нам расширить и углубить наше понимание сложного набора моральных понятий, в терминах которых мы интерпретируем наши проблемы и дилеммы, и таким образом указать путь к улучшению наших ценностей и социальных практик.

Наиболее релевантными и полезными теоретическими построениями в прикладной этике, вероятно, будут те, которые побуждаются информированным пониманием реальных конфликтов и трудностей практической жизни. Недавняя история вклада моральной философии в мир практики подтверждает это. Ответы на конкретные теоретические вопросы, возникающие в связи с такими проблемами, как аборты и эвтаназия, или сосредоточенные усилия в таких областях, как защита окружающей среды и права животных, внесли наиболее значительный вклад моральной философии в решение важных моральных проблем современности.Более того, лучшие работы такого рода по прикладной этике в настоящее время оказывают значительное влияние на некоторые из наиболее интересных работ по этической теории.

Одним из последствий поворота к контекстуализму и этике добродетели стало возобновление усилий по лучшему пониманию природы практических моральных рассуждений и регулирующих их норм. Этот вид исследования в настоящее время способствует своего рода перенаправленной метаэтике. Вместо того, чтобы концентрироваться на анализе основных этических понятий и значении моральных положений, основное внимание уделяется структуре фактических моральных рассуждений, включая сравнения с законом и наукой; об условиях правильной оценки нравственных предписаний и правил; и о пределах рациональной разрешимости в морали.Метаэтическая теория такого рода, которая могла бы в конечном счете стремиться к систематическому освещению того, каким абстрактным условиям должна соответствовать социальная мораль или ее части, чтобы быть разумной или оправданной, может быть очень ценной с философской точки зрения. Такого рода теория может, по крайней мере, служить, если не полностью удовлетворять мощное интеллектуальное стремление к упорядоченному, систематическому пониманию. И косвенно это может быть полезно и в практическом плане.

Квазинормативное неправовое право — Оксфордская стипендия

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ OXFORD SCHOLARSHIP ONLINE (oxford.Universitypressscholarship. com). (c) Copyright Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в OSO для личного использования. дата: 21 января 2022 г.

Глава:
(стр. 195) 8 Квазинормативное неправо
Источник:
The Interpretation of Acts and Rules in Public International Law
Автор(ы):

DOI: 10.1093/acprof:oso/9780199546220.003.0009

Эта глава представляет собой первое доктринальное рассмотрение квазинормативного неправа в системной перспективе. Настоящее исследование ограничивается анализом категорий квазинормативного неправа с точки зрения их способности к имитации права, то есть степени их нормативности. Рассматриваемые вопросы касаются свободы усмотрения, необходимости, пропорциональности, справедливости, «справедливого и равноправного обращения» и законных ожиданий. На примерах каждой из этих категорий рассматривается, откуда они берутся и насколько далеко простирается их актуальность.

Ключевые слова: свобода усмотрения, необходимость, соразмерность, беспристрастность, справедливое и равноправное обращение, законные ожидания

Oxford Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы. Однако общедоступные пользователи могут свободно осуществлять поиск по сайту и просматривать рефераты и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полнотекстовому содержимому.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому названию, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок см. Часто задаваемые вопросы , и если вы не можете найти ответ там, пожалуйста, связаться с нами .

Роль имплицитных теорий

Барлоу, Ф.К., Сибли, К.Г. и Хорнси, М.Дж. (2012). Отвержение как призыв к оружию: межрасовая враждебность и поддержка

политических действий как результат неприятия расы в группах большинства и меньшинства. British Journal of Social

Psychology, 51, 167–177.

Беккер, Дж. К., Тауш, Н., Спирс, Р., и Крист, О. (2011). Убежденные дис(с)иденты: участие в радикальном коллективном

действии способствует дезидентификации с более широкой группой, но усиливает политическую идентификацию.Личность и общество

Психологический бюллетень, 37, 1104–1116.

Карвер, К.С., и Хармон-Джонс, Э. (2009). Гнев — это аффект, связанный с подходом: доказательства и последствия. Психологический бюллетень

, 135, 183–204. doi:10.1037/a0013965

Кристенсен П.Н., Ротгербер Х., Вуд В. и Матц Д.К. (2004). Социальные нормы и релевантность идентичности:

мотивационный подход к нормативному поведению. Бюллетень личности и социальной психологии, 30 (10), 1295–1309.

Коэн-Чен, С., Крисп, Р. Дж., и Гальперин, Э. (2015). Вера в меняющийся мир вселяет надежду и способствует миру в

трудноразрешимых конфликтах. Бюллетень личности и социальной психологии, 41 (4), 498–512.

Коэн-Чен С., Гальперин Э., Крисп Р. Дж. и Гросс Дж. Дж. (2013). Надежда на Ближнем Востоке: податливые убеждения, надежда,

и готовность идти на компромисс ради мира. Социальная психология и наука о личности, 5, 67–75. doi:10.1177/

1948550613484499

Коэн-Чен, С., Гальперин, Э., Порат, Р., и Бар-Таль, Д. (2014). Различное влияние надежды и страха на обработку информации

в трудноразрешимом конфликте. Журнал социальной и политической психологии, 2, 11–30.

Коэн-Чен, С., Гальперин, Э., Сагуи, Т., и ван Зомерен, М. (2013). Убеждения о податливости аморальных групп

способствуют коллективным действиям. Социальная психология и наука о личности, 5, 203–201. doi:10.1177/

1948550613491292

Коэн-Чен, С., ван Зомерен, М., и Гальперин, Э. (в печати). Безнадежность(безнадежность) и коллективное(не)действие в трудноразрешимом межгрупповом

конфликте. В книге Эран Гальперин и Карен Шарвит (ред.), Понимание социальной психологии неразрешимых конфликтов:

конфликты: Израильско-палестинский случай и не только: дань уважения наследию Даниэля Бар-Тала. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк:

Спрингер.

Двек, К. С. (1999). Я-теории: их роль в мотивации, личности и развитии. Филадельфия, Пенсильвания: Taylor and

Francis/Psychology Press.

Двек, К.С., Чиу, К., и Хонг, Ю. (1995). Имплицитные теории и их роль в суждениях и реакциях: мир из

двух точек зрения. Психологическое исследование, 6, 267–285.

Фишер, А., и Роузман, И. Дж. (2007). Побей их или запрети: Характеристики и социальные функции гнева и презрения

. Журнал личности и социальной психологии, 93, 103–115.

Frijda, NH (1993). Место оценки в эмоциях. Познание и эмоции, 7, 357–387.

Гринуэй, К. Х., Цихока, А., Велен, Р., Ликки, Т., и Бранскомб, Н. Р. (2014). Чувство надежды вдохновляет на поддержку социальных изменений по номеру

. Политическая психология. doi:10.1111/pops.12225

Гальперин, Э. (2008), Групповая ненависть в неразрешимом конфликте в Израиле. Журнал разрешения конфликтов, 52, 713–

736.

Гальперин, Э. (2011 г.), Эмоциональные барьеры на пути к миру: Эмоции и общественное мнение израильских евреев о мирном процессе

на Ближнем Востоке.Мир и конфликт: Журнал психологии мира, 17, 22–45.

Гальперин, Э., Крисп, Р., Хусну, С., Двек, К., и Гросс, Дж. (2013). Содействие межгрупповым контактам путем изменения убеждений:

Групповая податливость, межгрупповая тревожность и контактная мотивация. Эмоция, 12, 1192–1195.

Гальперин, Э., Порат, Р., Тамир, М., и Гросс, Дж. Дж. (2013). Может ли регулирование эмоций изменить политические взгляды в трудноразрешимых

конфликтах? Из лаборатории в поле. Психологическая наука, 24, 106–111.3

Гальперин, Э., Рассел, А. Г., Двек, К. С., и Гросс, Дж. Дж. (2011). Гнев, ненависть и стремление к миру: Гнев может быть

конструктивным при отсутствии ненависти. Журнал разрешения конфликтов, 55, 274–291.

Гальперин, Э., Рассел, Г.А., Тшесневский, Х.К., Гросс, Дж.Дж., и Двек, С.К. (2011). Содействие мирному процессу путем изменения представлений о групповой гибкости. Наука, 333, 1767–1969.

Хейс, А. Ф. (2013). Введение в посредничество, модерацию и условный анализ процессов: подход на основе регрессии

.Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

Хейс, Британская Колумбия, и Макаллистер, И. (2005). Общественная поддержка политического насилия и военизированных формирований в Северной Ирландии

и Ирландской Республике. Терроризм и политическое насилие, 17, 599–617. doi:10.1080/

095465590944569

Келли, К., и Брейнлингер, С. (1995). Идентичность и несправедливость: изучение участия женщин в коллективных действиях. Журнал

общественной и прикладной социальной психологии, 5, 41–57.

Кландерманс, Б. (1997). Социальная психология протеста. Оксфорд, Великобритания: Basic Blackwell.

Лазарь, Р. С. (1991). Эмоции и адаптация. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Оксфорд Пресс.

Москаленко, С., и Макколи, К. (2009). Измерение политической мобилизации: различие между активизмом и радикализмом. Терроризм и политическое насилие, 21, 239–260. doi:10.1080/09546550

5508

16 Шуман и др.

Международное верховенство права и идея нормативной власти

Концептуальная проблема, которую ставит международное верховенство права, имеет сложный характер.Во-первых, он подвергает сомнению базовые предположения, на которые опирается большинство классических доктрин верховенства права (например, что верховенство права адресовано должностным лицам и, таким образом, подразумевает формальную иерархию, или что оно влечет за собой разделение государственных функций, или что оно в первую очередь гарантирует индивидуальную автономию). Далее, интернациональная итерация верховенства права предполагает универсальность этой концепции, однако, как было показано, прямая трансплантация ее внутреннего видения в международное право не кажется многообещающей стратегией.Таким образом, признать, что верховенство права может применяться на международном уровне, означает отказаться от традиционных образов этой идеи и попытаться раскрыть ее ядро, общее для всех ее возможных проявлений.

Чтобы размышлять о международном верховенстве закона, нам нужно абстрагироваться от его внутренней модели и попытаться ее реконструкцию или «реверс-инжиниринг». Реверс-инжиниринг требует деконструкции концептуальных слоев верховенства закона, возникших в результате внутреннего оспаривания этого идеала.Деконструкция основного значения верховенства права без увязки его прямо или косвенно с национальными теориями и практикой верховенства права в основном означает абстрагирование от его моральных и политических обоснований. Сноска 23 Однако, лишенное этих оправданий, верховенство права имеет, казалось бы, тривиальное содержание. Джозеф Раз предлагает, вероятно, наиболее прямолинейную формулировку трюизма, лежащего в основе верховенства закона, когда он утверждает, что «верховенство закона» означает буквально то, что оно говорит: верховенство закона.В самом широком смысле это означает, что люди должны подчиняться закону и подчиняться ему» (Раз 2009: 212). Это означает, что верховенство закона, принятое внутри страны или за рубежом, не имеет прямого морального посыла, как это иногда предполагается. Сноска 24

Эта основная формула верховенства закона может показаться слишком упрощенной. Ибо если верховенство права означает лишь признание нормативной силы закона и подчинение ему, то даже формальные требования законности представляются избыточным набором принципов.Тем не менее, что важно, говоря, что закон должен соблюдаться и люди должны им руководствоваться, мы также допускаем многие другие вещи, которые часто воспринимаются именно как требования верховенства закона. Для того, чтобы люди подчинялись закону, необходимо, чтобы ему можно было подчиняться. Сноска 25 Они должны, по крайней мере, знать, что это такое, как его идентифицировать и как извлечь его нормативное значение. Никто не может подчиняться нормам, о которых он не знает, или нормам, предписывающим невозможное, или нормам, изложенным на языке, который его субъекты не понимают.Это не означает, что такие нормы не могут существовать или не могут быть навязаны своим субъектам. Сноска 26 Однако правопорядок, состоящий только из таких норм, вероятно, не продержится долго, даже если он навязывается принудительно. Сноска 27 Другими словами, для того чтобы субъект права подчинялся нормам, эти нормы должны обладать качествами, создающими практические возможности для подчинения .

Таким образом, верховенство закона является заслугой правового порядка, который позволяет его субъектам соблюдать его. Сноска 28 Это достоинство, однако, может быть реализовано более чем одним способом. В зависимости от того, как действует правопорядок, какое у него нормативное требование, кому он адресован и т. д., меняется его содержание и структура. Верховенство права с этой точки зрения следует воспринимать как объединение двух точек зрения: одной точки зрения субъектов (снизу вверх), а другой точки зрения правового порядка как такового (сверху вниз). Таким образом, функция и ценность верховенства права заключается в том, что оно служит мостом между притязанием закона на власть над его субъектами и фактической материализацией этого притязания в их поведении.Таким образом, если мы признаем, что верховенство права относится к способности правового порядка порождать приемлемое и реализуемое требование власти, теория верховенства права становится неотъемлемой частью теории авторитета права. Это влечет за собой то, что наша попытка деконструкции верховенства права должна также включать установление того, что на самом деле представляет собой это требование и как оно может быть реализовано.

Международное право, как и любой другой правопорядок, претендует на авторитет в том смысле, что оно дает своим субъектам основания для действий, которым они должны подчиняться. Но что включает в себя эта претензия на власть? Почему важно убедиться, что это требование действительно может быть преобразовано в соответствие?

Полномочия — особый вид отношений между законом и его адресатами. Сноска 29 Что особенного в этом отношении, так это то, что авторитет влияет на практические рассуждения его субъектов. Сказать, что А имеет власть над Б, значит сказать, что А может адресовать В директивы, которым Б должен подчиняться. Сноска 30 Примеров таких отношений много: власть родителей над детьми, власть офицеров над солдатами, власть начальников над низшими в роте и, конечно, власть правительства над людьми.Во всех этих случаях лица, наделенные властью, могут предоставить подчиненным особые основания для действий.

Основания, Сноска 31 , в свою очередь, являются фактами, которые имеют значение для совершения определенного действия, или, выражаясь более сложными словами, «причина для действия есть соображение, которое делает его выбор понятным и имеет значение в его пользу». ‘(Раз 2006, стр. 1006). Причины могут быть простыми («я голоден, и это повод поесть»), а могут быть сложными и переплетаться с другими соображениями или представлениями («низкая предпринимательская активность — повод для правительства снизить налоговую нагрузку») .Причины отражают то, что должно быть сделано. Они могут иметь разный вес; одни причины могут перевешивать другие, и обычно ожидается, что действующий человек будет вести себя в соответствии с оптимальным соотношением причин, т.

Важной особенностью практического мышления является то, что причины существуют на двух уровнях, а значит, есть причины первого порядка и причины второго порядка. Причины второго порядка не конкурируют напрямую с причинами первого порядка, и если возникает конфликт между причинами первого и второго порядка, причину первого порядка следует вообще игнорировать и не взвешивать по ее достоинствам (Раз 1999, с. .39–45). Примером такой причины второго порядка является обещание. Обещания надо выполнять во что бы то ни стало. Таким образом, если я дал обещание помочь своему другу, я должен помочь ему, даже если это не то, что я должен делать по оптимальному балансу причин (у меня могут быть другие неотложные дела или мне не хочется помогать). его больше и др.). Причины второго порядка такого рода являются исключающими в том смысле, что даже если у меня есть другие причины, конкурирующие с моим обещанием, они должны быть исключены из моих соображений, т.е.е. Я не должен воздействовать на них.

Нормы Сноска 32 являются еще одним примером причин второго порядка. Субъекты должны поступать так, как предписывают нормы, даже если у них есть причины первого порядка для несоблюдения. Такие конкурирующие причины первого порядка исключаются и не должны приниматься во внимание, какими бы весомыми они ни были. Таким образом, нормы являются защищенными основаниями в том смысле, что они являются основаниями для действий, которые они предписывают, и в то же время они не могут быть должным образом опровергнуты исключенными причинами первого порядка. Например, сказать, что запрещение угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости любого государства является нормой , сноска 33 , означает сказать, что государства рассматривают или применение силы против другого государства) и причина бездействия по другим конкурирующим причинам (например, по причинам приобретения новых территорий или расширения политического влияния). Поэтому причины первого порядка, конкурирующие с запретом на угрозу силой или ее применение, не должны приниматься во внимание и не должны иметь никакого значения при рассмотрении государствами того, что следует делать.Этот пример также проясняет другую особенность норм как исключающие причины; они никогда не исключают всех конкурирующих причин (т. е. нормы никогда не бывают абсолютными основаниями). Сноска 34 Таким образом, государства могут применять силу в целях самообороны и с санкции Совета Безопасности ООН. Исключающая функция норм — это вопрос социальных практик, и по мере развития практик развиваются и нормы; например, можно сказать, что дискуссии о законности гуманитарной интервенции вращаются вокруг вопроса о том, могут ли определенные моральные причины (солидарность, гуманность и т. ) вообще исключаются общим запретом на применение силы. Сноска 35

В отличие от других видов власти, власть права, таким образом, является нормативной, поскольку претендует на предоставление своим субъектам особо охраняемых оснований — норм. Сноска 36 Таким образом, мы прошли полный круг. Сказать, что закону следует подчиняться, значит сказать, что причины, которые он предоставляет своим субъектам, воспринимаются ими как защищенные причины. Говоря словами Раза, «закон авторитетен, если его существование является основанием для принятия соответствующих действий и исключения противоречивых соображений» (Раз 2009, с.29). Это подтверждает наше первоначальное утверждение о том, что объяснение верховенства права зависит от используемой теории власти. Ибо если мы признаем, что существование закона имеет практическое значение для тех, к кому оно обращено, есть разумное ожидание, что требования закона должны удовлетворяться и восприниматься именно таким образом. Согласно этой схеме, верховенство права — это то, что фактически позволяет воспринимать основания, предлагаемые законом, как защищенные основания, т. е. как нормы. Верховенство права устраняет разрыв между претензией закона на нормативную власть и его признанием как такового субъектами права.Что характерно, однако, так это то, что разные типы правовых порядков претендуют на нормативную власть и закрепляют ее по-разному. Это становится особенно заметным, когда нормативный авторитет внутреннего права сравнивается с нормативным авторитетом международного права. Эти два вида нормативной власти нуждаются в более внимательном рассмотрении.

Способ обращения требования нормативного органа к субъектам влияет на условия, при которых это требование принимается, т. е. на конструкцию и содержание нормы права.Моя гипотеза состоит в том, что притязание права на авторитет может иметь две основные формы: опосредованную и неопосредованную, которые различаются тем, как притязание на авторитет адресовано субъектам. Сноска 37

Власть закона во внутригосударственном контексте часто является эвфемизмом власти государства, поскольку правительство штата обычно является единственной законной властью, которая имеет универсальное право претендовать на власть над всеми отношениями в обществе. Сноска 38 Таким образом, обычным способом описания авторитета внутреннего права является его отождествление с системой должностных лиц и соответствующей системой государственных институтов («органов власти»).Этот тип полномочий тесно связан с идеей «авторства» в том смысле, что в национальных правовых системах право обычно идентифицируется через институты, уполномоченные принимать и применять законы. В рамках внутренней правовой системы признание притязаний закона на нормативную власть означает признание полномочий должностных лиц, которые создают, толкуют, применяют и обеспечивают соблюдение закона. Таким образом, власть закона во внутренних правопорядках в основном осуществляется через институты и должностных лиц. Сноска 39 По этой причине я буду называть его «опосредованным авторитетом».

Однако в международной сфере притязания закона на власть обычно не поддерживаются институциональной структурой, подобной правительству в государствах, — это один из самых распространенных аргументов против международного верховенства права. Сноска 40 Международное право не всегда воплощает или представляет собой консолидированную или даже выраженную политическую власть (хотя и может). Конечно, многие части международного права опираются на институциональные структуры, такие как международные организации, но они не исчерпывают всей полноты норм международного права.Международное обычное право, а также значительное число международных договоров претендуют на нормативную власть, не отождествляясь, так или иначе, с какими-либо публичными институтами, которые их издают или применяют. По словам Марио Проста, 70–75% всех международных договоров являются двусторонними договорами (Prost 2012: 36), которые обычно не предусматривают какого-либо институционального посредничества. Несмотря на то, что последние пару десятилетий были отмечены бумом международных организаций, большая часть международного права претендует на авторитет без посредничества официальных лиц или официальных институтов. Сноска 41 По этой причине я буду называть авторитет международного права «непосредственным авторитетом».

Оба типа власти — опосредованная и неопосредованная — представляют собой нормативную власть. Авторитет международного права, как и авторитет внутригосударственного права, основан на его требованиях, которые оно аккумулирует и предоставляет своим субъектам защищенные основания для действий — нормы. Разница между этими двумя типами, однако, заключается в том, что авторитет внутреннего права в гораздо большей степени опосредован должностными лицами и государственными учреждениями, тогда как авторитет международного права, как правило, нет. Сноска 42 Таким образом, нормативность международного права, как правило, непосредственно создается и адресована его субъектам Сноска 43 , в то время как полномочия и нормативность внутреннего права в основном передаются через должностных лиц. Footnote 44 Терри Нардин также отмечает, что говорить о международном верховенстве права означает признать, что авторитет международного права может учитываться без ссылки на должностных лиц:

, мы должны предположить… что закон может быть эффективным без законодательства, судебного разбирательства и централизованного исполнения — что законы могут быть созданы, их значения в конкретных случаях определены авторитетно, а их соблюдение обеспечено другими способами (Нардин 2008, с.398).

Тот факт, что нормативный авторитет международного права в целом является непосредственным и его притязания адресованы непосредственно его субъектам, подразумевает, что условия, при которых это притязание приемлемо и реализуемо, отличаются от тех, которые уместны для опосредованной структуры авторитета. Таким образом, наша попытка обратного инжиниринга привела нас к представлению о правовом государстве как о наборе условий, при которых причины, адресованные законом своим субъектам, воспринимаются как защищаемые. Эти условия не универсальны и зависят от структуры власти, на которую претендует закон. Теперь мы должны исследовать, как это влияет на концепцию верховенства права применительно к международному праву.

Корпорации: Какова правильная нормативная линза для корпоративного права?

Теперь мы готовы ответить на главный вопрос: в чем смысл корпоративного права? Это просто для облегчения заключения контрактов? Если да, то как лучше всего это сделать? Если нет, то какие еще цели должно преследовать корпоративное право?

В этом контексте комментаторам нравится противопоставлять так называемые договорные и юридические взгляды на корпорацию.Как следует из названия, контрактная точка зрения делает упор на договорные аспекты корпорации, от составления первоначального устава до договоров о вознаграждении руководителей и отношений с клиентами. Напротив, взгляд на сущность подчеркивает важность (крупной) корпорации для жизни ее составляющих и не только. Комментаторы, как правило, связывают договорную точку зрения с аргументом в пользу договорной свободы, а точку зрения сущности — с аргументом в пользу более обязательных правил.

По правде говоря, это ложная дихотомия.Взгляды — это две стороны одной медали. Корпорация — это и один или несколько договоров (прежде всего устав) и юридическое лицо. Контракты могут регулироваться и часто регулируются — например, при криминализации картелей. И сам факт того, что корпоративное образование важно для людей, не обязательно означает, что мы считаем, что государство должно регулировать то, как люди его организуют.

Однако эти две точки зрения иллюстрируют разные обоснования  законодательства о корпорациях.Одно из обоснований заключается в устранении несовершенства договорных отношений даже между договаривающимися сторонами. Еще одно обоснование заключается в предотвращении внешних эффектов для недоговаривающихся сторон. Корпоративное право США имеет тенденцию преуменьшать значение последнего, возможно, потому, что его точка зрения была сужена доктриной внутренних дел и ограничивающим влиянием этой доктрины на регулирование посредством корпоративного права. Однако в неявном виде законодательство США, по-видимому, также опасается внешних эффектов, возникающих именно в результате регистрации. Если нет, то почему юридической фирме не разрешается организовываться как корпорация? Или, может быть, это должно быть разрешено? Мы ответим на такие вопросы через Citizens United .

Корпорация как договор

Как мы видели, корпоративное право США предоставляет очень широкую договорную свободу. Выберите свой штат. Выберите корпоративный устав (см. DGCL 102(b)(1) – прочтите!). Даже выберите свой тип сущности. Например, любой, кто не удовлетворен ограничениями DGCL 102(b)(7) на устранение корпоративных фидуциарных обязанностей, может вместо этого выбрать компанию с ограниченной ответственностью штата Делавэр, где «[фидуциарные] обязанности могут быть . . . исключено положениями соглашения ООО; при условии, что соглашение LLC не может отменять подразумеваемое договорное соглашение о добросовестности и добросовестности.§ 1101© Закона об ООО. Если этого все еще недостаточно, может помочь установленный законом траст штата Делавэр. См. Дел. Кодовое название 12, гл. 38.

Действительно, зачем вообще ограничивать допустимые уставные положения? Если мы полагаемся на заключение контрактов для получения правильного результата, зачем останавливаться на конкретных условиях? На самом деле, если закон является «продуктом», почему бы не разрешить частным поставщикам его поставлять? То есть, зачем требовать избрания какого-либо закона штата для инкорпорации? Частные поставщики могут лучше создавать и поддерживать формы частных контрактов, реестры и арбитраж — вместо, например, Делавэрского общего закона о корпорациях, государственного секретаря и канцелярии соответственно.Если контрактная модель верна, личные интересы людей гарантируют, что они выберут наиболее подходящий пакет. Чем больше вариантов, тем лучше.

Возможно, наличие такого количества вариантов сделает заключение контракта слишком сложным и запутанным? Это вряд ли может быть хорошим аргументом, потому что существующие варианты допускают много путаницы — например, предложение акций без права голоса и сложные структуры голосования. Многие финансовые контракты чрезвычайно сложны, намного сложнее, чем мы могли бы разумно ожидать от уставов — в настоящее время уставы государственных корпораций, как правило, короткие, в подавляющем большинстве шаблонные и демонстрируют очень мало вариаций.И сложность оценки срока чартера меркнет по сравнению со сложностью оценки бизнеса.

Конечно, человеческая склонность к ошибкам может подорвать договорную модель (однако будьте осторожны — она также подрывает веру в регулирование). Например, если доверчивые инвесторы неправильно оценивают условия устава, сообразительные учредители создадут плохие уставы. Это может послужить основанием для запрета определенных условий чартера. Но зачем останавливаться на достигнутом? Почему бы не запретить инвесторам вкладывать деньги в плохой бизнес? Другими словами, должно ли какое-либо агентство проверять «инвестиционную ценность» ценных бумаг, прежде чем они могут быть выпущены для широкой публики? Такой обзор существовал во многих государствах в течение длительного времени.

Пожалуй, лучший аргумент в пользу того, почему свобода хартии может не дать оптимальных результатов, даже если люди обычно заключают хорошие контракты, — долгая жизнь хартии. Разработчики не могут все предусмотреть, а корпорации могут существовать очень долго. Опять же, составители знают об этом, поэтому они могут предусмотреть в своем уставе любую гибкость, какую пожелают.

Корпорация как социальная сущность

Конечно, договорная точка зрения на корпорацию не является единственно возможной. Фактически, на протяжении большей части 20 века в США преобладала другая точка зрения.С. и др. Это был взгляд на корпорацию как на социальную сущность. Эта точка зрения видела гораздо большую роль императивного права в структурировании сущности и в регулировании взаимодействия сущности с миром. Например, в наиболее известном отчете о крупных корпорациях США в 20-м веке Адольфа Берле и Гардинера Минса «Современная корпорация и частная собственность» (1932; 1968) рассматривается рассредоточение (семейной) собственности и рост профессионального менеджмента до заключение (стр. 310-313):

«Наблюдается во всем мире.. . заключается в этом настойчивом требовании, чтобы власть в экономической организации подвергалась тем же испытаниям общественной пользы, которые, в свою очередь, применялись к власти, находящейся в другом месте. . . .

 

«По традиции корпорация «принадлежит» своим акционерам. . . и их единственный интерес должен быть признан объектом корпоративной деятельности. Следуя этой традиции и без учета изменившегося характера собственности, можно было бы применить в интересах пассивного собственника имущества [т.э., акционеры] учение о строгом праве собственности. . . . Если бы мы следовали этому курсу, большая часть американской промышленности вскоре могла бы управляться попечителями исключительно в интересах бездействующих и безответственных владельцев ценных бумаг. . . .

«Однако существует [другая] возможность. С одной стороны, владельцы пассивной собственности, отказавшись от контроля и ответственности за активную собственность, отказались от права на то, чтобы корпорация действовала исключительно в их интересах. . . В то же время контролирующие группы [т. е. менеджеры] путем расширения полномочий корпораций в своих собственных интересах нарушили преграды традиции, требующие, чтобы корпорация действовала исключительно в интересах владельцев пассивной собственности. . . . . В контрольных группах есть. . . расчистил путь для притязаний группы, гораздо более широкой, чем собственники или контроль. Они поставили общество в положение, требующее, чтобы современная корпорация служила не только владельцам или контролю, но и всему обществу.. . .

«В еще более широкой перспективе современная корпорация может рассматриваться не просто как одна из форм социальной организации, но потенциально (если еще не фактически) как господствующий институт современного мира. . . .

«Появление современных корпораций привело к концентрации экономической мощи, которая может на равных конкурировать с современным государством — экономическая мощь против политической власти, каждая из которых сильна в своей области. Государство стремится в некоторых аспектах регулировать корпорацию, в то время как корпорация, неуклонно становясь все более могущественной, прилагает все усилия, чтобы избежать такого регулирования.. . . В будущем экономический организм, типичным представителем которого является корпорация, может оказаться не только наравне с государством, но, возможно, даже вытеснив его в качестве господствующей формы социальной организации. Закон о корпорациях, соответственно, вполне может рассматриваться как потенциальный конституционный закон для нового экономического государства. . . . »

Лексикон по правовой теории: нормативная теория

Введение

Нормативная теория права занимается целями и обоснованиями права в целом и отдельных правовых норм.Предыдущие статьи в юридическом журнале рассматривали образцы трех великих традиций нормативной теории — консеквенциалистской, деонтологической и аретической (или добродетельной) точки зрения. Между этими тремя семействами теорий есть важные различия на очень общем и абстрактном уровне: например, деонтологи делают акцент на правильном и неправильном, в то время как консеквенциалисты делают акцент на хорошем или плохом положении дел. И есть различия между отдельными теориями внутри больших семейств: в рамках консеквенциализма, например, сторонники благосостояния делают акцент на удовлетворении предпочтений, тогда как гедонисты-утилиаристы делают акцент на удовольствии и боли.

Несмотря на эти разногласия, я думаю, справедливо будет сказать, что многие или большинство разумных взглядов на нормативную теорию сходятся в том, что то, что хорошо или плохо для отдельных людей, имеет моральное значение. Велфаристы считают, что людям лучше, если их предпочтения удовлетворены. Гедонистические утилитаристы считают, что человеку лучше, если он испытывает больше удовольствия и меньше боли. Аристотель считал, что люди процветают, если они живут жизнью социальной и рациональной деятельности, которая выражает человеческие достоинства или достоинства в условиях мира и процветания. Деонтолог, считающий, что автономия является центральной ценностью, может полагать, что людям лучше, если они автономны, и хуже, если они не автономны. Другими словами, широкий спектр моральных теорий соглашается с тем, что то, что хорошо для людей, имеет моральное значение.

В этой статье лексикона по теории права будут рассмотрены три взаимосвязанные концепции, связанные с благом для людей: благополучие , благополучие и счастье — и попутно мы рассмотрим некоторые связанные идеи, такие как удовольствие , удовлетворение , боль , процветание и эвдемония .Конечно, природа человеческого блага — это глубокая тема, которая обсуждалась философами, психологами, экономистами, теологами и другими на протяжении тысячелетий. Все великие моральные и политические философы, от Платона и Аристотеля через Гоббса, Юма, Канта, Бентама и Милля до современных деятелей, таких как Томас Скэнлон и Дерек Парфит, участвовали в дебатах о природе человеческого блага. Эта запись в Лексиконе правовой теории лишь коснется поверхности этих дебатов.Как всегда, Lexicon предназначен для студентов юридических факультетов, особенно для студентов первого курса, интересующихся теорией права.

Три концепции

Начнем с нескольких слов о каждой из трех концепций. Наша цель в этом разделе состоит не в том, чтобы дать каноническое определение, а в том, чтобы дать представление о том, как эти термины используются в нормативной теории права:

Благосостояние. Термин «благосостояние» сильно теоретизирован. Для современных ученых-юристов и экономистов благосостояние иногда выступает в качестве технического термина.Благосостояние человека есть функция его полезности, и большинство современных экономистов понимают полезность как функцию чьих-то предпочтений относительно положения дел. Если я предпочитаю мир, в котором я ем рожок мороженого после обеда, миру, в котором я воздерживаюсь, то рожок мороженого увеличивает мое благосостояние. Но термин «благосостояние» также используется в гораздо более широком смысле, в котором мое «благосостояние» является функцией того, что хорошо (и плохо) для меня. В этом смысле мое «благосостояние» может быть синонимом моего «благополучия», «процветания» или «счастья».»  Можно сказать, что существуют конкурирующие концепции общей концепции благосостояния.

Благосостояние. Термин «благосостояние» аналогичен термину «благополучие» в широком и нетехническом смысле.  В обычном языке мы часто ассоциируем «благополучие» со здоровьем — прежде всего физическим здоровьем, но также и психическим здоровьем. Философы используют этот термин для обозначения того, что неинструментально хорошо для кого-либо.

Счастье — в обычном языке термин «счастье» часто используется относятся к психическому состоянию.Можно думать о счастье как о чувстве удовольствия, довольства, удовлетворения или наслаждения. Но слово «счастье» употребляется и как перевод греческого слова «цветущий», и даже в обыденной речи употребление словосочетаний вроде «истинное счастье» предполагает, что можно испытывать не приятные чувства от мгновения к мгновению, а отсутствие» счастье. » Некоторые теоретики зарезервировали бы термин «счастье» за стабильным или устойчивым качеством, которое создается соответствующими чертами жизни человека. Таким образом, может случиться так, что «хорошо выполненная работа» может сделать вас «счастливым», но вкусный десерт может доставить вам только «удовольствие» или «наслаждение».»

Как видно из этого очень краткого введения этих трех понятий, они связаны с другими, такими как «удовольствие», «страдание», «предпочтение», «польза», «процветание», «наслаждение» и т. д. Но вместо определения каждого из этих понятий мы перейдем к более абстрактному уровню и обсудим три общих взгляда на природу человеческого благополучия (или благосостояния в широком смысле). Эти три вида предлагаются только в качестве иллюстраций. Я не собираюсь давать исчерпывающий каталог.

Три теории человеческого блага

Один из способов лучше разобраться с концепциями благосостояния, благополучия и счастья — изучить три конкретные теории блага для человека:

Гедонизм: Философский гедонизм (который может быть связан, а может и не быть связан с мнением о том, что хорошая человеческая жизнь достигается за счет большого количества секса, наркотиков и рок-н-ролла) — это мнение о том, что благо для человека — это удовольствие (или, в более общем смысле). позитивные или приятные психические состояния), а вредным для человека является боль (или негативные психические состояния).Гедонисты могут полагать, что удовольствие — это характерное состояние мозга, которое постоянно меняется, при этом сильное удовольствие, вызываемое опиатами или кокаином, находится на одном конце спектра, а боль похожа на сильную боль от выхода камня из почки на другом конце. Но некоторые гедонисты считают, что боли отличаются качественно. Джон Стюарт Милль, например, считал, что есть более высокие удовольствия (например, от прослушивания хорошей музыки или чтения великого романа) и более низкие удовольствия (например, от крепких напитков, наркотиков или видеоигр).Существуют глубокие вопросы о природе удовольствия и боли, но для наших целей давайте сильно упростим и предположим, что все гедонистические ценности (положительные или отрицательные) состоят из ментальных состояний (или состояний мозга, которые могут быть или не быть эквивалентными), которые являются переживаются как положительные или отрицательные.

Велфаризм: В юридической академии «велфаризм» тесно связан с нормативным правом и экономикой. (Но в других дисциплинах термины «благосостояние» и «велфаризм» имеют другие значения.) Конечно, экономисты расходятся во мнениях относительно природы благосостояния, но давайте оговорим (для простоты), что «благосостояние» в экономический смысл есть функция «полезности», а эта полезность для индивидуума есть функция порядковых предпочтений индивидуума в различных положениях дел.Если мои предпочтения удовлетворены, моя полезность и благосостояние возрастают. Если мир движется в направлении, которое я бы оценил ниже (и, следовательно, не предпочитаю), то мой уровень благосостояния падает. Мы могли бы назвать эту теорию «благосостояния» теорией «удовлетворения предпочтений».

Эвдемонизм: Третья точка зрения, которую я обрисую, основана на утверждении Аристотеля о том, что наивысшее достижимое человечеством благо есть «эвдемония», что я переведу как «процветание». Аристотель считал, что люди процветали, если они и преуспевали (жили в правильных обстоятельствах), и преуспевали (занимались полезной деятельностью): следовательно, Аристотель утверждал, что эвдемония состоит в том, чтобы преуспевать и преуспевать. Давайте отложим заботу о себе и сосредоточимся на том, чтобы поступать хорошо. Аристотель считал, что природа «преуспевать» зависит от человеческой природы. Люди разумные и социальные существа. Таким образом, процветающая человеческая жизнь состоит из рациональной и хорошо выполненной общественной деятельности. «Хорошо сделано» для Аристотеля означает «выражение человеческих достоинств или добродетелей». В целом, процветающая человеческая жизнь — это жизнь, основанная на рациональной и социальной деятельности, выражающей человеческие достоинства, и, следовательно, жизнь в условиях мира и процветания, достаточных для поддержки или обеспечения такой деятельности.

Давайте попробуем сделать это более конкретным, предложив примеры из трех разных жизней:

Жизнь в удовольствие: Первую жизнь проживает Бен, который получает огромное удовольствие от секса, наркотиков и рок-н-ролла. Бен делает все возможное, чтобы заработать достаточно денег, чтобы повеселиться. Он осторожен, чтобы не переусердствовать и не устроить вечеринку так сильно, чтобы испортить свою жизнь. Сообразительность Бена несколько притуплена, а его социальные взаимодействия могут быть немного поверхностными, но почти каждый день он получает массу удовольствия. Оказывается, в большинстве случаев все идет не так, как хотелось бы Бену: его любимые группы всегда распадаются, он не получает работу, которую хотел, его девушки изменяют ему.Но Боб не позволяет разочарованию мешать удовольствию — если что-то идет не так, он берет пиво, делает пару затяжек и озноб.

Жизнь, полная удовлетворения:  Вторую жизнь проживает Алиса, у которой много предпочтений относительно того, как все должно идти. Она хочет, чтобы ее дети получили хорошее образование и реализовали свой потенциал. Она хочет, чтобы ее город заботился о бездомных. Она хочет, чтобы исчезающие виды были сохранены. Она работает ради этих вещей, и в результате ее усилий ее дети преуспевают.По причинам, которые в значительной степени были вне ее контроля, ее город действительно заботится о бездомных, и многие вымирающие виды спасены. Дела идут так, как она хочет, но поскольку Алиса много беспокоится, ее удовлетворение редко превращается в удовольствие. Некоторые из друзей Алисы отмечают, что у нее был потенциал сделать больше в своей жизни, но, как оказалось, у нее есть то, что она хочет.

Жизнь достижений:  третью жизнь проживает Филиппа, которая растет в любящей и заботливой семье и получает прекрасное образование.В результате она становится взрослой, умной, мудрой, смелой, умеренной, добродушной, заботливой, ответственной: она действительно прекрасный человек, или, иначе говоря, добродетельная. Ей достаточно повезло и в жизненных обстоятельствах, поэтому у нее хорошие и стабильные отношения с партнером, много друзей и значимая работа архитектора. Она живет сбалансированной жизнью, с периодами напряженной и трудной работы, но также и с периодами развлечений. Многие ее предпочтения удовлетворяются, но многие нет.

Надеюсь, описание трех жизней не настолько упрощено, что становится нереальным. Дело в том, что три теории, которые мы описали, будут по-разному оценивать три жизни. По крайней мере, некоторые разновидности гедонизма будут считать жизнь Бена лучшей жизнью — это жизнь, приносящая удовольствие. В жизни Элис и Филиппы тоже может быть удовольствие, но не так много, как в жизни Бена. Работник благосостояния, одинаково учитывающий все предпочтения, мог бы рассматривать жизнь Алисы как жизнь, которая идет лучше всего: ее предпочтения удовлетворены.Хотя она не получает такого удовольствия, как Бен, она не предпочитает жизнь, полную удовольствий; точно так же она не хочет реализовать свой потенциал совершенства: ее устраивает более пассивная жизнь. Филиппа получает большую часть того, что она хочет, и испытывает свою долю удовольствий, но, как выясняется, ее жизнь хуже, чем жизнь Бена и Алисы, если оценивать по шкале либо удовольствие, либо удовлетворение предпочтений. Тем не менее эвдемонист или теоретик добродетели скажет, что жизнь Филиппы — лучшая жизнь.

Концептуальное пространство дебатов о природе блага для человека

Вещи вот-вот станут абстрактными, так что будьте осторожны. Следующий шаг, который мы предпримем, включает в себя определение различий между тремя теориями человеческого блага. Это не единственный способ нанести на карту концептуальное пространство, но он проливает свет на некоторые важные вопросы. Эта карта будет опираться на различие между субъективным (связанным с нашим разумом или внутренней жизнью) и объективным (связанным с миром, включая наши тела и наше окружение).Затем это различие будет применяться в двух измерениях: одно касается источника стандартов ценности, а другое касается вещей, которые могут соответствовать этим стандартам. Я предупреждал вас — это абстрактно, но потерпите меня.

Объективные и субъективные взгляды на источники стандартов человеческого добра: что является источником наших критериев благополучия, счастья, благосостояния или человеческого блага? Одна из возможностей заключается в том, что стандарты субъективны — они соотносятся с тем, что мы думаем или чувствуем.Другая возможность заключается в том, что стандарты объективны — они зависят от природы мира, а не от наших чувств или представлений о нем.

Объективный и субъективный взгляды на условия, к которым применяются стандарты человеческого блага: Когда у нас есть стандарт человеческого блага, нам нужно применить его к чему-то. Мы могли бы применить их к субъективным вещам — к нашим ментальным состояниям. Или мы могли бы применить их к объективным вещам — к состояниям мира.

ОК. Теперь мы можем охарактеризовать наши три теории ценности в свете двух измерений, в которых теория человеческой ценности может быть объективной или субъективной.

Под гедонисимом обычно понимается как субъективное понимание источников ценности, так и субъективное понимание того, к чему применяются эти стандарты. Наши ментальные состояния определяют, что для нас хорошо или плохо: это зависит от того, от чего мы получаем удовольствие и что заставляет нас чувствовать себя плохо. А наши психические состояния или субъективный опыт — это то, к чему применяются стандарты. Так что гедонизм субъективен в обоих смыслах.

Велфаризм основан на субъективном взгляде на то, что хорошо и что плохо для человека. Наши предпочтения (ментальные состояния) обеспечивают критерии или стандарты, по которым оцениваются полезность и благополучие. Но сторонники благосостояния объективны в отношении того, к чему применяются эти стандарты. Полезность есть функция предпочтения состояний мира. Моя полезность возрастает, если мир переходит в состояние, которое я предпочитаю.

Эвдемонизм, как я описал, является гибридной теорией на обоих уровнях. Основной стандарт процветающей жизни объективен — он выводится из описания человеческой природы и добродетелей.Но для любого конкретного человека процветающая жизнь также будет зависеть от его планов и целей, а также от того, что этот человек находит удовлетворением, вознаграждением и до некоторой степени удовольствием. Точно так же теория человеческого процветания, ориентированная на добродетель, рассматривает то, как человек живет (благополучно) и как он поступает (хорошо), как условия, к которым применяется теория. Так что условия частично объективны. Но человеческие добродетели связаны с субъективными состояниями. Преуспевать означает делать правильные действия по правильной причине.Процветающий человек имеет правильные предпочтения и получает удовольствие от правильных вещей: по этой причине условия, к которым применяются критерии человеческого блага, частично субъективны.

Другими словами, гедонизм — это субъективно-субъективный взгляд, велфаризм — субъективно-объективный взгляд, а эвдемонизм — гибридно-гибридный взгляд. Можно представить себе взгляды, которые могут быть объективно-объективными: например, если вы считаете, что благополучие обналичивается списком объективных благ, таких как здоровье, значимая работа и активная социальная жизнь, вы можете иметь мнение, что стандарты человеческого блага объективны и удовлетворяются объективными чертами конкретных человеческих жизней.

Спор о (или исследовании) природы благосостояния, благополучия и счастья

Какой из этих конкурирующих вариантов является лучшим? Конечно, природа человеческого блага была предметом философских дебатов и культурных споров на протяжении более двух тысячелетий. Так что никого не удивит, что Лексикон по теории права лишь поверхностно покажет аргументы, которые можно привести за и против различных концепций благосостояния, благополучия и счастья.

Начнем с методологии. Какие доводы можно привести за и против различных концепций человеческого блага? Это само по себе большая тема, но мы можем выделить три общие стратегии, используемые для продвижения наших мыслей по этой теме:

Рефлексивное равновесие: Одна из стратегий состоит в том, чтобы заняться проблемой напрямую, используя метод рефлективного равновесия. Мы можем начать с интуиции (наших нерефлексивных убеждений и мнений других) по рассматриваемой теме.Некоторые из этих убеждений будут общими и абстрактными (например, «счастье — это чувство»). И некоторые из этих убеждений будут весьма специфическими: серьезное заболевание связано с потерей самочувствия, даже если боль полностью устранена). Затем мы можем попытаться сформулировать теорию блага для людей (или благосостояния, благополучия или счастья), которая лучше всего соответствует этим интуитивным представлениям. Некоторые из наших интуиций, возможно, придется пересмотреть в свете экспериментальной теории, а некоторые аспекты теории, возможно, придется пересмотреть в свете непокорных интуиций.В конце концов, мы можем достичь рефлективного равновесия между убеждениями, ставшими хорошо продуманными суждениями, и нашей общей теорией.

Этическая теория и метаэтика. Существует второй метод, который мы могли бы использовать. Мы могли бы начать с нашего лучшего понимания метаэтики (на том, что мы могли бы считать высшим уровнем или «вершиной» нормативной теории). Затем мы могли бы перейти через этическую теорию к нашей концепции человеческого блага. Например, если мы примем интерналистский взгляд на моральную мотивацию (т.то есть то, что морально хорошо, обязательно обеспечивает мотивацию), то мы могли бы заключить, что наш взгляд на человеческое благо должен иметь определенную форму, если он должен играть эту мотивационную роль. Мы могли бы назвать это нисходящей стратегией: мы исходим из аксиом метаэтики, чтобы вывести постулаты и леммы нашей теории человеческого блага.

Мысленные эксперименты: Понятие мысленного эксперимента (или «гипотетического») знакомо всем теоретикам права. Одной из проблем метода рефлективного равновесия может быть тенденция различных представлений о человеческом благе к совпадению или сближению в отдельных случаях.Наши предпочтения и субъективный опыт счастья могут совпадать с элементами объективного благополучия, такими как здоровье. Чтобы разделить эти вещи, мы могли бы провести мысленные эксперименты, в которых нам пришлось бы оценивать случаи, когда наше субъективное счастье расходится с нашими предпочтениями или здоровьем.

Машина опыта

Роберт Нозик известен мысленным экспериментом, который можно использовать для проверки концепции благополучия на основе субъективного опыта.Предположим, у вас есть выбор между двумя жизнями. Один примерно эквивалентен вашей текущей жизни (или типичной человеческой жизни). Вы испытываете удовольствие и боль; некоторые из ваших предпочтений удовлетворены, а некоторые нет. Другая жизнь связана с тем, что вы подключены к машине опыта, которая напрямую вводит опыт в ваш мозг. Когда вы привязаны, вам дадут амнезию, чтобы вы забыли тот факт, что вы находитесь на машине опыта: вам будет казаться, что ваша текущая жизнь продолжается.Но ваша жизнь на машине опыта будет в высшей степени хороша с субъективной точки зрения. Вы почувствуете себя в высшей степени счастливым. Вы будете успешны, вас будут обожать друзья и партнеры, и все, что доставляет вам удовольствие (будь то успех в карьере или обувь Jimmy Choo), придет к вам. В этой жизни будет очень мало или совсем не будет боли, разочарования или разочарования. Наконец, машина опыта хорошо протестирована, и вы искренне убеждены, что она не причинит вам серьезного физического вреда. Какую жизнь вы бы выбрали?

Многие люди выбрали бы нормальную жизнь с реальным опытом и поверили бы, что их жизнь на машине опыта будет очень плохой, хотя казалось бы, что все идет хорошо. Если у вас есть такая реакция на мысленные эксперименты, то у вас есть основания полагать, что у вас есть метаэтические интуиции, которые несовместимы с гедонистически-субъективистской концепцией благополучия.

Конечно, этот мысленный эксперимент можно критиковать по-разному.Можно возразить, что на ваше отвращение к машине опыта неправильно влияет реакция на то, что пребывание на машине было бы «гадким» — тогда как (по гипотезе) это было бы не так. Или это могут быть случаи, когда вы не доверяете эффективности машины на дальних дистанциях. Эти вопросы следует тщательно обдумать, прежде чем мы придаем слишком большое значение результатам мысленного эксперимента.

Можно еще многое сказать об исследовании природы человеческого блага, и мое обсуждение методологии и одного мысленного эксперимента даже не касается поверхности.Тем не менее, я надеюсь, что дал вам представление о том, как вы могли бы начать думать и рассуждать на эту тему.

Почему человеческое благо имеет значение для теории права?

Я полагаю, что большинство читателей Lexicon понимают, что природа человеческого блага имеет важные последствия для правовой политики. Если бы взгляд на благосостояние с точки зрения удовлетворения предпочтений был правильным, то нормативное право и экономика могли бы обеспечить правильную методологию для нормативной правовой теории.Если бы гедонистический подход был верен, то нам следовало бы уделить пристальное внимание эмпирическим исследованиям субъективного счастья. Нормативная оценка правовой политики является одним из центральных направлений деятельности ученых-правоведов, и взгляды человека на благо человека, несомненно, играют большое значение в таких оценках. Конечно, некоторые нормативные теории (например, консеквенциализм) отводят человеческому благу решающую роль в оценке правовой политики, в то время как другие, например, деонтологические или основанные на правах теории, могут отводить человеческому благу менее решающую роль.

Можем ли мы заниматься нормативно-правовой теорией без концепции человеческого блага?

Учитывая сложность получения надежных выводов о природе человеческого блага, вы можете спросить: «Можем ли мы когда-нибудь прийти к уверенным выводам в прикладной нормативно-правовой теории?» Или, поставив вопрос иначе: «Если я не могу определиться с природой человеческого блага, могу ли я все же прийти к уверенным выводам о том, какие правовые нормы лучше других?» Один из ответов на этот вопрос может вызвать идею Ролза о перекрывающемся консенсусе.Может быть широкий спектр случаев, когда наиболее правдоподобные теории человеческого блага сходятся, и теоретики права могут сосредоточиться на этих случаях. Родственная стратегия может ссылаться на идею «общественных причин» и утверждать, что противоречивые концепции человеческого блага неуместны в качестве причин для государственной политики. Другая стратегия может включать своего рода так называемый «прагматизм». (Я использую пугающие кавычки, потому что у меня есть сомнения относительно использования этого термина, но пока эти сомнения можно отбросить.) То есть мы могли бы обратиться к теории человеческого блага, которая кажется наиболее подходящей или значимой для каждого контекста. Когда мы занимаемся налоговой политикой, мы можем использовать велфаристскую концепцию человеческого блага, но когда мы думаем о политике в области здравоохранения, мы можем сосредоточиться на объективных результатах для здоровья. Конечно, всегда есть возможность вообще отказаться от нормативной теории. Вы можете прийти к выводу, что ученые-правоведы могут только описывать существующую доктрину и предоставлять информацию о возможных последствиях изменения этой доктрины.

Заключение

Как обычно, Lexicon и слишком короткий, и слишком длинный. Слишком коротко, чтобы даже дать вам элементарное представление о проблемах, но слишком длинно для чтения за одну минуту. Тем не менее, я надеюсь, что дал вам инструменты, которые помогут вам определить вопросы о человеческом благе и осмысленно прочитать эту тему.

Связанные статьи в лексиконе

Другие ресурсы в Интернете

Библиография

  • Адлер, М., (2019) Измерение социального благосостояния: введение.
  • Бентам, Дж., (1789), Введение в принципы морали и законодательства .
  • Фельдман, Ф. (2004) Удовольствие и хорошая жизнь (Оксфорд: Clarendon Press).
  • Гриффин, Дж. (1986) Благополучие (Оксфорд: Clarendon Press).
  • Краут, Р. (2007) Что хорошо и почему: этика благополучия (Кембридж: издательство Гарвардского университета).
  • Милль, Дж.С., (1863), Утилитаризм .
  • Нозик Р. (1974), Анархия, государство и утопия (Оксфорд: Бэзил Блэквелл).
  • Нуссбаум, М. и А. Сен (ред.) (1993) Качество жизни , Оксфорд: Clarendon Press.
  • Скэнлон, Т. (1998) Чем мы обязаны друг другу? , Гарвард: Belknap Press.
  • Самнер, В. (1996) Благосостояние, счастье и этика (Оксфорд: Clarendon Press).

(Эта запись в Лексиконе теории права в последний раз редактировалась 5 июля 2020 года.)

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.