Социальный мобильность: Социальная мобильность — урок. Обществознание, 8 класс.

Содержание

Социальная мобильность сибирских первопоселенцев (Сибирь в XVII столетии – территория открытых возможностей)

Социальная мобильность сибирских первопоселенцев


(Сибирь в XVII столетии – территория открытых возможностей)

DOI: 10.17746/1563-0102.2018.46.3.129-137

А.А. Люцидарская, Н.А. Березиков
Институт археологии и этнографии СО РАН пр. Академика Лаврентьева, 17, Новосибирск, 630090, Россия

Статья посвящена недостаточно изученному явлению социальной мобильности в среде служилого населения Сибири XVII в. Используются теоретические разработки в области социологии труда, социальной стратификации, социального движения (мобильности). Показано, как развивалось конкретно-историческое изучение карьер служилых людей. На основе обширного фактического материала проанализированы механизмы социальной кооптации в служилое сословие из различных слоев общества (крестьян, промысловиков, «гулящих людей»), детально рассмотрены пути социального и карьерного движения в служилой среде, изменения статусов, социальные практики потери и восстановления позиций на лестнице служилых чинов.

В результате сделан вывод, что карьерный рост в среде служилого населения Сибири XVII в. являлся закономерной сменой статусов (позиций) на всех известных социологии уровнях социальной мобильности: горизонтальном, вертикальном, географическом, индивидуальном, групповом, межпоколенном и внутрипоколенном. В Сибири, где управление строилось в строгом соответствии с образцами Московского государства, движение по социальной лестнице было организовано почти исключительно в рамках институтов. Государственная служба обеспечивала наибольшие возможности для восходящей мобильности индивида, членов его семьи и потомков и определила то, что сибирский социум указанного времени, без сомнений, можно отнести к высокоподвижному типу обществ. Предпринята попытка вписать обширный материал по биографиям и карьерам служилых людей в общую картину социальной мобильности населения Сибири XVII в.

Ключевые слова: биография, Сибирь, служилые люди, социальный статус, социальная лестница.

Seventeenth Century Siberia as a Land of Opportunity:


Social Mobility Among the Russian Pioneers

A. A. Lyutsidarskaya and N.A. Berezikov
Institute of Archaeology and Ethnography, Siberian Branch, Russian Academy of Sciences, Pr. Akademika Lavrentieva 17, Novosibirsk, 630090, Russia

On the basis of individual biographies, we explore the social mobility patterns among the Russian colonists of Siberia (members of Russia’s service class) in the 1600, with reference to theories relating to sociology of labor and social stratification. We show how peasants, hunters, fishers, and declasses were co-opted into the service class and how their social status changed at all levels—horizontal, vertical, geographic, individual, group, inter-generational, and within-generational. Occupation, skills, and income were important factors affecting social mobility. For nearly all categories of migrants, the most common tendency was migration of entire families, though younger single migrants were more likely to move over longer distances. In Siberia, where social regulation norms copied those of the metropolis, upward social mobility occurred nearly exclusively within institutions.

Social service provided maximal opportunity for the individual’s promotion and for the current and future status of his relatives. This was an efficient mechanism securing high mobility in the Siberian society. By the early 1700s, mobility level decreased, downward mobility increased, and social system became more sustainable.

Keywords: Career, promotion, social status, social classes, biography, Siberia, service people.

Социальная мобильность: сущность и виды

Социальная мобильность – это возможность и сам факт перемещения человека или целой социальной группы между разными социальными позициями системы общественной стратификации. Данное понятие характеризует социум и его структуру в динамике. Теория этой проблемы была подробно разработана П.Сорокиным.

Виды социальной мобильности различают следующие. Прежде всего, выделяют индивидуальную и групповую мобильность. Первая характеризует перемещение одного человека, которое происходит независимо от других. В процессе перемещения между социальными группами, слоями, при смене статусов индивид использует такие способы мобильности, как изменение собственного образа жизни; сознательное развитие нового статусного (типичного для определенного уровня) поведения; изменение привычного социального окружения; брак с представителем другого (предпочтительнее более высокого) статусного слоя; получение образование.

Вторая – коллективное перемещение в связи с изменением социальной значимости всего класса людей, сословия и т.д. Оно может быть спровоцировано гражданскими войнами, иностранными интервенциями, созданием империй, свержением режимов. Подобное организованное групповое перемещение людей может также быть инициировано государством сверху. Оно может осуществляться с согласия людей или без него (комсомольские стройки в СССР, репатриация чеченцев и ингушей и т.д.) Поэтому социальная мобильность бывает как добровольной, так и недобровольной.

Противоположным типом организованной мобильность является структурная (вынужденная), при которой движение между социальными категориями происходит из-за изменений в профессиональной структуре (создание новых рабочих мест, появление новых отраслей экономики). Такие изменения происходят помимо воли людей. Сокращение, к примеру, экономических отраслей, а вместе с ним рабочих мест, вынуждает людей искать себе новое применение, изменяя свой привычный статус. Причины подобных изменений могут корениться в экономическом росте, технических революциях, политических преобразованиях, изменении уровня рождаемости.

Обменная (циркулярная или истинная) социальная мобильность обозначает взаимный обмен индивидами между слоями общества. Социальные перемещения, которые происходят в этом случае, обусловлены личными достижениями (неудачами) людей, появлением новых системных возможностей любого качества (образовательных, политических, юридических). Примером может служить перемещение жителей ближнего зарубежья России в ее крупные города с целью заработка.

Особое внимание нужно уделить таким основным видам перемещений людей в обществе, как горизонтальная и вертикальная социальная мобильность. Под вертикальным движением понимается переход людей из одного класса в другой, под горизонтальной – из одной общественной группы в другую с сохранением своего социального статуса. К примеру, смена работы на аналогичную по статусу называется трудовой горизонтальной мобильностью; места жительства на населенный пункт равнозначного статуса — горизонтальной миграцией.

При вертикальном перемещении люди изменяют свой социальный статус, повышая его (восходящая мобильность) или понижая (нисходящая). Примеры этих перемещений: повышение или понижение в должности. Главными каналами таких перемещений являются: церковь, семья, правительственные группы, школа, политические партии и организации, профессиональные организации.

Социальная мобильность также может быть межпоколенной (изменение статуса детей в сравнении с их родителями) и внутрипоколенной (изменение статуса человека на протяжении его жизни).

03.1. Социальная мобильность

Вы уже знакомились с понятиями «закрытое» и «открытое» общество.

Самый яркий пример закрытого типа социальной структуры – кастовая система. Человек рождался членом касты и поменять её не мог.

Но это не означает, что социальный статус индивида никак не изменялся в течение жизни. Он рос, становился совершеннолетним, создавал семью. То есть переходил из одной социальной группы в другую. Этот процесс и получил название «социальной мобильности» от латинского «mobilis» – подвижный.

Впервые этот термин ввёл в научный оборот работавший в США русский социолог Питирим Сорокин в тысяча девятьсот двадцать седьмом году.

Питирим Сорокин (1889–1968)

Он выделил два типа мобильности: горизонтальную и вертикальную.

Горизонтальная мобильность – переход из одной социальной группы в другую, который не приводит к изменению социального статуса. Если учитель обществознания переедет в другой город и устроится на работу в школу в той же должности, то он не выйдет за пределы своей основной страты.

Некоторые социологи считают, что подобные изменения социальной позиции, строго говоря, нельзя считать социальной мобильностью. Социальная структура общества иерархична: есть высшие слои, есть низшие. Если человек остаётся на прежней ступеньке социальной лестницы, то меняются его жизненные обстоятельства, а не его положение в обществе. В общем, это дискуссионный вопрос.

С вертикальной мобильностью всё более определённо. Легко догадаться, что речь идёт о такой смене социальной позиции, которая приводит к повышению или понижению социального статуса. В первом случае это будет восходящая вертикальная мобильность, во втором – нисходящая. Представим себе некого гражданина Х, который начал свою трудовую деятельность подсобным рабочим на стройке. Затем поступил в строительный колледж. Закончив его, стал работать мастером. Продолжал заочно учиться, обнаружил незаурядные организаторские способности, продвигался по карьерной лестнице и возглавил крупную строительную фирму. Но во время кризиса заказов стало гораздо меньше и фирма разорилась. Наш гражданин Х потерял работу и долго не мог найти другую, равноценную.

Решив, что работа по найму больше не для него, он начал оказывать услуги по ремонту квартир и офисов, затем основал небольшую компанию. Высокое качество работ и скрупулёзное выполнение условий договора привлекало клиентов и увеличивало прибыль фирмы.

Всё, что происходило с гражданином Х, – пример внутрипоколенной мобильности. Это изменения в его жизни, в его социальном статусе. Но мобильность бывает и межпоколенной. Скажем, если родители гражданина Х были наёмными промышленными рабочими, а он стал крупным менеджером, затем бизнесменом. Ну, или другая ситуация. Его папа – олигарх, владелец нефтяной корпорации, а сын – всего лишь менеджер и предприниматель средней руки.

Карьерный рост или падение – индивидуальная социальная мобильность. Бывает и групповая. Когда по каким-то причинам существенно меняется положение целого социального слоя. Этому могут способствовать социальные революции: «Кто был ничем, тот станет всем».

Или структурные изменения в системе общественного производства.

Ремесленники в средневековом обществе были не высшей, но достаточно уважаемой социальной группой: свободные граждане, работают на себя, образованы по тогдашним меркам. Чтобы стать членом ремесленного цеха, нужно было сильно постараться. Пройти ученичество, сделать «шедевр».

В индустриальном же обществе позиции ремесленного производства сильно пошатнулись.

Многие примеры социальной мобильности можно отнести к нескольким её типам. Так и в случае с ремесленниками. Это не только групповая, но ещё и

структурная мобильность. Она связана с объективными, независящими от воли и сознания людей изменениями в жизни общества. Ремесленники не выдерживали конкуренции с машинным производством, многие разорялись и вынуждены были работать по найму, становится пролетариями.

Также выделяют организованную социальную мобильность. Когда перемещения индивидов с одной социальной позиции на другую вызываются целенаправленной политикой государства. При этом оно может считаться или не считаться с волей людей. Вспомним два примера из советской истории. Массовые вербовка крестьян на стройки пятилеток, принудительная коллективизация и раскулачивание.

Итак, существуют различные типы социальной мобильности. Обществ, где переходов с одной социальной позиции на другую абсолютно нет, не существует. Другой вопрос, насколько легко каждый отдельный индивид может их осуществлять. Но об этом поговорим отдельно.

Индекс социальной мобильности 2021 — рейтинг колледжей по версии CollegeNET

Исключенные переменные

В отличие от других рейтингов, основанных на опросах репутации, SMI отклоняет в целом использование таких данных. Учет «мнений» колледжа преподавателей или администраторов о социальной или экономической мобильности будет только закрепляют предубеждения и стереотипы, собранные в ходе таких опросов. Наши усилия направлен на определение индекса «экономической мобильности» на независимой, подотчетной и количественной основе.

Несмотря на широкую рекламу в качестве золотого стандарта инклюзивности, Pell Участие в грантах, по сути, является очень плохим показателем экономической активности университетского городка. разнообразие. Участие в гранте Пелла вводит в заблуждение как индикатор доступ, потому что гранты Пелла не всегда предоставляются студентам из неблагополучное семейное экономическое положение. Мы открыли новые горизонты в 2015 году SMI, раскрывая для каждого кампуса минимальный процент своего гранта Пелла. получатели, происходящие из семей, зарабатывающих более 48 000 долларов в год.То данные показывают, что во многих кампусах более половины получателей гранта Пелла из этого более богатого сегмента населения нашей страны. Далее, как сообщает Министерство образования США, вычеты и исключения в Pell Формула гранта теперь позволяет некоторым семьям, зарабатывающим более 100 000 долларов в год, получить награды Pell Grant. Данные показывают, что вопреки преобладающий нарратив, участие в гранте Пелла не следует рассматривать как единственный показатель приверженности колледжа доступу и инклюзивности.

(См. https://www.brookings.edu/research/the-pell-grant-proxy-a-ubiquitous-but-flawed-measure-of-low-income-student-enrollment/)
(См. https: //www.forbes.com/sites/prestoncooper2/2018/02/02/pell-grants-are-now-a-middle-class-benefit/#7b5f8fbf4a1f)

Чистая плата за обучение также исключается из расчета SMI. На первый взгляд кажется разумным включать в расчет SMI чистую стоимость обучения, а не брутто-плату за обучение (она же фиксированная цена). В конце концов, как только применяются скидки и помощь, «реальная стоимость» посещения колледжа существенно снижается по сравнению с «ценой этикетки».«Однако, в отличие от мер, направленных на отбраковку затрат/выгод посещения колледжа, SMI фокусируется на том, в какой степени учебные заведения способствуют социальной и экономической мобильности. тем самым они продвигаются вверх по экономической лестнице.Однако эта последовательность немедленно нарушается, если этих студентов с самого начала отталкивает либо высокая стоимость обучения, либо замысловатые процессы финансовой помощи, которые, только если тщательно им следовать, могут привести к более низким стоимость обучения. Ключевым фактором в этой последовательности, препятствующей поступлению в колледж малоимущих, является непрозрачность ценообразования. Независимо от того, насколько умело и терпеливо абитуриент ориентируется в лабиринте финансовой помощи, уровень институциональной помощи того или иного университета не может быть известен ему заранее. Университет должен сначала собрать предложения о поступлении в свой класс первокурсников, дождаться принятия этих предложений и, в зависимости от потребностей студентов, распределить доступное финансирование в виде пакетов вознаграждения.Чтобы понять подавляющий эффект этого замысловатого процесса, представьте, что произошло бы с продажами автомобилей, если бы на их ценниках были огромные, недоступные цифры, которые можно было бы уменьшить только в том случае, если бы потенциальные покупатели были готовы подать заявку на право покупки, заполнить больше форм, чтобы продемонстрируйте финансовую потребность, а затем месяцами ждите возможного принятия/отказа в качестве клиента. Продажи автомобилей резко упадут, поскольку потребители будут искать альтернативный транспорт в другом месте. Такое же ограничение доступа происходит сегодня в Соединенных Штатах, когда студенты и семьи из неблагополучных семей отказываются от посещения колледжей.Из-за этих мощных эффектов подавления, связанных с чистым обучением, мы считаем безответственным формулировать какую-либо меру экономической мобильности вокруг этих данных. Простой факт заключается в том, что для решения проблемы экономической мобильности в Соединенных Штатах необходимо обратить вспять стремительный рост платы за обучение.

«Исследование, опубликованное… Люком Бехаунеком, нынешним деканом колледжа Симпсона, и Энн Гансемер-Топф, адъюнкт-профессором Университета штата Айова… показало, что…. школы, которые больше всего увеличили свои ставки скидок за исследуемый период, не смогли привлечь больше учащихся с низким доходом или меньшинств, чем другие учебные заведения в выборке.«Студенты — малообеспеченное, недопредставленное меньшинство — по-прежнему обращают внимание на фиксированную цену», — сказал Гансемер-Топф. «Даже несмотря на то, что учреждения скажут: «Нет, нет, вы, вероятно, не заплатите это». (См. https://hechingerreport.org/university-of-chicago-projected-to-be-the-first-us-university-to-charge-100000-a-year/)

Данные об удержании, такие как первокурсник процент отсева является очень важным показателем вовлеченности студентов и, несомненно, свидетельствует о прогрессе в обучении и экономической мобильности. Но в конечном счете получение оплачиваемой работы свидетельствует об экономической мобильности.Таким образом, мы включили показатели удержания, включив показатели выпускников в SMI.

Такие переменные, как сокращение размера класса и более высокая заработная плата преподавателей (как предполагаемая мера «престижа»), если вообще имеют значение, то только потому, что они повышают стоимость и плату за обучение. Напрасное внимание к «улучшению» таких переменных уравновешивает доступ студентов. Одним из вопиющих примеров политического подхалимства по отношению к рейтингам периодических изданий является известный университет, предписывающий не набирать в классы больше 19 человек, несмотря на то, что количество студентов составляет 16 000 человек (19 — это предел для периодического издания с точки зрения доказательства размера «малого класса»). Мало того, что нет исследований, подтверждающих, что 19 студентов против 20 против 30 в условиях колледжа оказывают какое-либо влияние на результаты обучения, такие произвольные меры явно увеличивают затраты и ставят под угрозу доступность. Другим примером периодического подхалимства в отношении рейтингов является известное учреждение, которое требует от своих выпускников пожертвований минимум в размере 5 долларов, чтобы «доказать» широкую поддержку рейтингов. В заявлении утверждалось, что чем больше выпускников внесут свой вклад, тем выше будет «ценность» их степени.Никакие данные о такой самовозвеличивающей «политике» не имеют ничего общего с ответственностью и ролью университета в решении национальной проблемы экономической мобильности.

Студенческая «избирательность» — т.е. Результаты SAT/ACT при поступлении не имеют отношения к измерению социальной мобильности. На самом деле, поскольку баллы SAT/ACT коррелируют с высоким доходом семьи, может быть, что статистически высокие баллы вступительных тестов могут служить встречным показателем того, насколько школа эффективна в наборе и продвижении учащихся из малообеспеченных семей. (См. https://napavalleyregister.com/opinion/editorial/commentary-five-myths-about-meritocracy/article_ae49f5a6-9dc1-5835-8534-b1979c071fbc.html)

Другим аргументом против сосредоточения внимания на результатах SAT/ACT может быть что вклад колледжа в социальную и экономическую мобильность больше, когда именно колледж действительно несет ответственность за улучшение «способностей» учащегося, а не подготовительная школа абитуриента или курс подготовки к экзаменам. До тех пор, пока не будет широко распространена CLA (Collegiate Learning Assessment) или что-то подобное, данные об улучшении способностей во время учебы в колледже остаются недоступными.Поэтому мы исключаем любое использование результатов стандартизированных тестов.

Исключительная восходящая мобильность в США — это миф, как показывают международные исследования.

ЭНН-АРБОР, штат Мичиган. Белый дом или хотя бы особняк на холме.

Но на самом деле все обстоит иначе, считает исследователь из Мичиганского университета, изучающий неравенство между поколениями во всем мире.

«Особенно в Соединенных Штатах люди недооценивают степень, в которой ваша судьба связана с вашим прошлым», — говорит Фабиан Пфеффер, социолог из Института социальных исследований Университета Мексики (ISR). Пфеффер является организатором международной конференции по неравенству между поколениями, которая пройдет 13 и 14 сентября в Анн-Арборе.

«Исследования показывают, что это миф о том, что США — страна исключительной социальной мобильности».

Собственное исследование Пфеффера иллюстрирует этот момент на основе данных о двух поколениях семей в США.С. и сопоставление его выводов с аналогичными данными из Германии и Швеции. Данные по США взяты из панельного исследования ISR по динамике доходов, опроса национальной репрезентативной выборки, которая началась с 5000 американских семей в 1968 году.

Он обнаружил, что родительское богатство играет важную роль в том, будут ли дети двигаться вверх или вниз по социально-экономической лестнице во взрослом возрасте. И это родительское богатство имеет влияние, выходящее за рамки трех факторов, которые социологи и экономисты традиционно рассматривали в исследованиях социальной мобильности: образование родителей, доход и род занятий.

«Богатство выполняет не только покупательную функцию, позволяя семьям покупать дома в хороших районах и отправлять своих детей, например, в дорогие школы и колледжи, но также имеет страховую функцию, предлагая своего рода частную страховку, которая дает детям совершенно другой набор вариантов выбора, когда они входят во взрослый мир», — говорит Пфеффер.

«Несмотря на широко распространенное мнение, что США предоставляют исключительные возможности для восходящей мобильности, эти данные показывают, что богатство родителей играет важную роль в защите потомков от нисходящей мобильности и поддержании их восходящей мобильности в США.S. не меньше, чем в таких странах, как Германия и Швеция, где родительское богатство также служит частной страховкой, которую, похоже, не обеспечивают даже более щедрые европейские государственные программы и социальные службы».

В настоящее время Пфеффер расширяет число стран, которые он анализирует, а также изучает влияние богатства бабушек и дедушек.

Тем временем на конференции на следующей неделе в Анн-Арборе участники из университетов Сингапура, Швеции, Японии, Германии, Великобритании, Южной Африки и США.S. поделится своими текущими исследованиями различных аспектов межпоколенческого влияния на неравенство, от сроков рождения детей в зависимости от поколения до влияния бабушек и дедушек, дядей и тетей на уровень образования.

Для получения дополнительной информации об исследованиях Пфеффера см. http://www-personal.umich.edu/~fpfeffer/cv_en.html.

Чтобы прочитать рабочий документ по его исследованию, в соавторстве с Мартином Хеллстеном, «Режимы мобильности и родительское богатство: США, Германия и Швеция в сравнении», см. http://www.psc.isr.umich.edu/pubs/abs/7676.

Информацию о конференции «Неравенство между поколениями» см. на странице http://psidonline.isr. umich.edu/Publications/Workshops/Multigen2012_Agenda.pdf (PDF).

 

Контактное лицо: Дайан Суонброу, [email protected], (734) 647-9069

Исключительная восходящая мобильность в США — это миф, как показывают международные исследования

Новые данные о социальной мобильности в Германии

Маджед Додин, Себастьян Финдейзен, Лукас Хенкель, Доминик Сакс, Пауль Шюле 24 декабря 2021 г.

Согласно последним данным ОЭСР, социальная мобильность в Германии ниже, чем в большинстве других развитых стран (OECD 2018).Этот вывод возобновил дебаты среди немецкой общественности о равенстве возможностей и недостатках системы образования.

В то же время оценки ОЭСР, как и другие доступные данные о социальной мобильности в Германии, подвержены значительной неопределенности. Как и многие другие исследования, ОЭСР измеряет социальную мобильность на основе ассоциации доходов родителей и детей, используя данные Немецкой социально-экономической группы (GSOEP), основного панельного исследования домохозяйств в Германии.

Хотя GSOEP содержит обширную информацию об опрошенных лицах и позволяет связать детей с их родителями, его основным недостатком является небольшой размер выборки.Таким образом, статистические данные о мобильности, рассчитанные на основе данных GSOEP, чувствительны к небольшим вариациям критериев выборки, что приводит к широкому диапазону правдоподобных оценок (Schnitzlein 2016). Эта чувствительность отражается в том факте, что с использованием одних и тех же данных в нескольких исследованиях сообщается о значительно более высоких оценках мобильности доходов, чем в отчетах ОЭСР (Hufe et al. 2018).

Эти проблемы усугубляются, если кого-то интересует, как изменяется социальная мобильность среди разных слоев населения, на региональном уровне или во времени.Как следствие, эмпирические данные о социальной мобильности в Германии скудны, и остаются существенные пробелы в знаниях.

В недавнем исследовании мы предлагаем и внедряем стратегию измерения социальной мобильности в Германии, которая позволяет нам охарактеризовать мобильность с более высоким уровнем детализации, чем это было возможно ранее (Dodin et al. 2021).

Хотя показатели социальной мобильности могут принимать различные формы, все они касаются вопроса о том, в какой степени детям разного социально-экономического положения предлагаются одинаковые экономические и социальные возможности.

В разных дисциплинах были предприняты попытки понять и описать эту связь, причем разные дисциплины подчеркивали разные результаты. В то время как ранние социологические исследования были сосредоточены на профессиональных переходах между поколениями, исследования в области образования изучали межпоколенческие корреляции в уровне образования. В экономике наиболее распространенными мерами социальной мобильности являются реализованные доходы детей и их родителей.

Используем промежуточный подход. В то время как мы сохраняем доход в качестве косвенного показателя происхождения родителей, мы измеряем возможности детей, учитывая их образовательные траектории.Этот выбор мотивирован системой раннего отслеживания среднего образования в Германии, которая распределяет детей по разным школьным направлениям в возрасте десяти лет и где только успешное завершение высшего уровня приводит к присуждению Abitur (примерно эквивалентно A- уровни). Только Abitur дает прямой доступ к университету, открывая полный спектр карьерных перспектив. Следовательно, получение Abitur связано со значительной надбавкой к заработной плате более чем на 40% и предсказывает широкий спектр других желательных неденежных результатов.По этим причинам мы рассматриваем квалификацию Abitur как убедительную меру возможностей в немецком контексте и характеризуем социальную мобильность с точки зрения вероятности получения Abitur для детей разного происхождения.

Аттестат Abitur можно получить примерно в возрасте 18 лет, когда большинство детей все еще живут вместе со своими родителями. Таким образом, наш подход к измерению позволяет оценить статистику мобильности с использованием данных переписи, когда дети могут быть связаны с их родителями, проживающими вместе с ними.Используя выборку из 526 000 детей, мы задаемся вопросом, как вероятность получить Abitur зависит от уровня доходов родителей, то есть относительного положения родителей в распределении национального дохода.

Рисунок 1 показывает эту зависимость в наших данных: условная вероятность получения Abitur хорошо аппроксимируется линейной функцией, а наклон соответствующей линейной подгонки оценивается в 0,52. Это означает, что ребенок, рожденный от родителей, находящихся на вершине распределения доходов, имеет примерно на 50 процентных пунктов больше шансов получить высшее образование с Abitur , чем ребенок, рожденный от родителей, находящихся в нижней части распределения.

Рисунок 1 Социальная мобильность на национальном уровне

Примечание : На этом рисунке показана доля детей в возрасте 17-21 лет с Abitur по процентильному рангу их родителей в распределении национального дохода. Сообщенный коэффициент наклона 0,0052 (SE 0,004) оценивается с помощью OLS с использованием базовых микроданных.

Мы называем этот параметр наклона градиентом родительского дохода. Этот градиент является мерой относительной социальной мобильности, поскольку он отражает разницу в вероятности получения Abitur между детьми из домохозяйств с высоким и низким доходом.

Мы документируем несколько новых фактов о социальной мобильности в Германии. Во-первых, мы показываем, что относительная мобильность, измеряемая градиентом дохода родителей, остается постоянной для когорт недавнего рождения. Это показано на рис. 2, на котором показан градиент для возрастных когорт 1980–1996 гг.

Рисунок 2 Градиент дохода родителей по когортам

Примечание : На этом рисунке показано изменение градиента дохода родителей по возрастным группам детей в возрасте 17–21 лет.

Мы считаем это заслуживающим внимания, так как эти возрастные когорты были затронуты Bildungsexpansion , крупномасштабным расширением среднего образования в Германии, которое, начиная с начала 1970-х годов, увеличило долю Abitur с примерно 20% до примерно 50 % для возрастных когорт с середины 1990-х гг. Это долгосрочное расширение было политическим ответом на публичные дебаты о социальной мобильности и возрастающей важности образования для экономического роста. Мы документально подтверждаем, что расширение Bildungsexpansion происходило равномерно по всему распределению доходов с почти одинаковым увеличением доли Abitur во всех квинтилях распределения доходов родителей, как показано на рисунке 3.

Рисунок 3 Abitur доля по когортному квинтилю

Примечание : На этом рисунке показана доля детей, родившихся в период с 1980 по 1996 год, которые получили Abitur по когорте рождения и квинтилю распределения доходов родителей.

Как следствие, разрыв между верхними и нижними слоями населения в вероятности получения Abitur , то есть в градиенте дохода родителей, оставался постоянным. Эти результаты показывают, что нецеленаправленное расширение высшего образования само по себе не обеспечивает более высоких перспектив относительной мобильности для детей из неблагополучных семей.В то же время мобильность увеличилась в абсолютном смысле, поскольку в нижней части распределения доходов родителей дети, родившиеся в 1996 году, с большей вероятностью получили Abitur , чем дети, родившиеся 15 годами ранее.

Во-вторых, мы представляем доказательства существенных географических различий в показателях мобильности по регионам Германии. Немецкие дебаты о социальной мобильности часто сосредотачиваются вокруг системы образования. Согласно конституционному праву ответственность за разработку и внедрение системы образования находится в ведении земель Германии, а не федерального правительства.Например, штаты различаются по продолжительности обучения в начальной школе, после которой все дети распределяются по разным направлениям, количеству направлений и важности рекомендаций учителей для выбора допускаемых направлений.

Если бы эти факторы были основными движущими силами различий в мобильности в Германии, можно было бы ожидать, что показатели мобильности различаются в первую очередь на уровне земель. Однако мы обнаруживаем, что относительная мобильность существенно различается даже внутри штатов, что позволяет предположить, что образовательная политика на уровне штатов не подходит для объяснения ярко выраженных различий между регионами. На рис. 4 представлена ​​тепловая карта относительной мобильности на уровне 258 местных рынков труда Германии, которые представляют собой совокупность округов на основе потоков добирающихся до работы. Синие области представляют собой области с высокой мобильностью (низкие градиенты), тогда как красные области указывают на высокий градиент. В то время как местные рынки труда на Востоке в среднем демонстрируют более низкую мобильность, кластеры высокой и низкой мобильности разбросаны по всей Германии и выходят за пределы государственных границ.

Рисунок 4 Региональные различия в социальной мобильности

Примечание : На этом рисунке показана тепловая карта градиента доходов родителей по местному рынку труда.Оценки основаны на данных о детях в возрасте от 17 до 21 года.

На некоторых сельских местных рынках труда градиент дохода родителей колеблется ниже 0,3, тогда как в наименее мобильных районах градиент превышает 0,8. В этих регионах ребенок, родившийся в верхней части распределения доходов, имеет на 80 процентных пунктов больше шансов получить Abitur, чем ребенок, родившийся в нижней части распределения.

Эти различия сохраняются даже между крупными немецкими городами. Например, разрыв между верхним и нижним уровнями вероятности получения Abitur примерно на 20 процентных пунктов больше в Бремене, чем в Гамбурге, двух городах на северо-западе Германии, расположенных примерно в 100 километрах друг от друга.

Чем объясняются эти региональные различия? Приводит ли взросление в Бремене к более низким перспективам мобильности для детей, родившихся там, чем для детей, родившихся в Гамбурге? Альтернативным объяснением различий в мобильности является систематическая сортировка домохозяйств по определенным регионам. Если, например, (i) уровень образования родителей различается в зависимости от района, поскольку домохозяйства распределяются по разным местным рынкам труда в зависимости от их образовательного статуса, и (ii) доход родителей и уровень образования коррелируют, географические различия в моделях мобильности возникнут, даже если мобильность не будет формироваться. по местным особенностям.Однако мы считаем, что сортировка вряд ли объясняет различия в региональной мобильности.

Таким образом, наши результаты показывают, что в Германии местные особенности важны для социальной мобильности, что согласуется с данными по США, обсуждаемыми в Chetty et al. (2018а, 2018б). Хотя наши данные не позволяют нам окончательно ответить, какие местные характеристики вызывают задокументированные региональные различия, мы надеемся, что будущая работа сможет опираться на наш анализ и пролить больше света на этот вопрос.

Ссылки

Четти Р., Хендрен Н., Джонс М. Р. и Портер С. Р. (2018a), «Раса и экономические возможности в Соединенных Штатах», VoxEU.org, 27 июня.

Четти Р., Фридман Дж., Хендрен Н., Джонс М. Р. и С. Р. Портер (2018b), «Атлас возможностей: картирование детских корней социальной мобильности», VoxEU.org, 6 ноября.

Додин, М., С. Финдайзен, Л. Хенкель, Д. Сакс и П. Шюле (2021 г.), «Социальная мобильность в Германии», Рабочий документ CEPR 16355.

Hufe, P, A Peichl and D Weishaar (2018), «Intergenerationelle Einkommensmobilität: Schlusslicht Deutschland?», ifo Schnelldienst 71(20): 20–28.

ОЭСР (2018 г.), Сломанный социальный лифт? Как продвигать социальную мобильность , Издательство ОЭСР, Париж.

Schnitzlein, D (2016), «Новый взгляд на межпоколенческую мобильность в Германии по сравнению с США», Review of Income and Wealth 62(4): 650–667.

против рейтинга социальной мобильности

«Заткнись о Гарварде». Это заголовок статьи Five Thirty-Eight 2016 года, осуждающей внимание СМИ к «элитным» колледжам. Нападки на Гарвард и другие сверхселективные колледжи распространились и донесли до сознания: сосредоточить внимание на очень небольшом количестве студентов, которые посещают самые избирательные учебные заведения страны, значит игнорировать подавляющее большинство высших учебных заведений.Это благотворное послание было получено, и результатом стал менее помешанный на престиже дискурс. Сегодня разговоры в колледжах все чаще сосредотачиваются на доступе, доступности, количестве выпускников и перспективах трудоустройства выпускников.

Развитие внимания СМИ помогло нашему сектору двигаться в правильном направлении. Когда-то при поступлении в колледж господствовали стандартизированные тесты; теперь растущий список учреждений стал необязательным для тестирования. Ориентированный на престиж рейтинг US News & World Report начал обращать внимание на задолженность выпускников.Филантропы обратили внимание на ранее «упускаемые из виду» общественные колледжи и интуиции, обслуживающие меньшинства.

Более целостный дискурс высших учебных заведений помог взрастить эти долгожданные изменения. И все же рефлекторная критика Гарварда не всегда продвигается вперед. Показательным примером является новый отчет Майкла Ицковица из левоцентристского аналитического центра Third Way. Ицковиц использует данные из федеральной базы данных College Scorecard, которую он помог создать, а также из других источников, чтобы ранжировать U. С. колледжей по рассчитанному показателю экономической мобильности. Результаты? Городской университет Нью-Йорка и системы штата Калифорния занимают высокие позиции. Гарвард нет. В статье New York Times провозглашалась ставшая уже знакомой мантра: «Путь к социальной справедливости в высшем учебном заведении не проходит через Гарвард».

Рейтинги «Третьего пути» являются частью недавней группы исследований, основанных на данных, о том, как мало самые избирательные колледжи страны делают для продвижения социальной справедливости — и как многого добиваются институты с широким доступом.Новые рейтинги основаны на отчетах экономиста Раджа Четти о мобильности, отчете Education Trust о расовой сегрегации в избранных колледжах, а также многочисленных аналитических и правозащитных отчетах, демонстрирующих, что самые престижные колледжи мало что делают для социальной справедливости. Даже классификация Карнеги планирует переосмыслить институциональную категоризацию, разработав новую категорию, отражающую социальную и экономическую мобильность. Сочетая разнообразие и социальную мобильность, классификация Карнеги надеется переориентировать Полярную звезду высшего образования с R1 на кампусы, которые обслуживают студентов и сообщества, маргинализированные обществом.

В этот момент вы можете спросить, в чем проблема с ранжированием колледжей по социальной мобильности? Прежде чем ответить на этот вопрос, я скажу вам, что я думаю хорошего об этих проектах. Мы абсолютно должны отмечать и вознаграждать кампусы, которые обучают и выпускают учащихся из семей с низким доходом, иммигрантов, студентов в первом поколении и тех, чья расовая и этническая идентичность маргинализируется нашим обществом. Государственная политика должна обеспечивать жизнеспособность и успех этих кампусов и обучающихся в них учащихся.Я нахожусь в замке до этого момента.

Но есть ли смысл ранжировать вузы по социальной мобильности? Ранжирование по такой метрике подразумевает, что одни колледжи вызывают социальную мобильность, потому что они хорошие, а другие воспроизводят неравенство, потому что они плохие. Эта история слишком банальна.

Каким образом колледж получает высокие оценки по социальной мобильности? Зачисляйте много учащихся из семей с низким и средним уровнем дохода, взимайте скромную плату за обучение и живите в районе с высокой экономической активностью. Кампусы с самым высоким рейтингом — это в основном общедоступные государственные учреждения, в которых обучается много студентов с недостаточным уровнем обслуживания.В топ-25 входят 10 кампусов Калифорнийского государственного университета и семь кампусов CUNY. Рейтинги «Третьего пути» также лучше признают работу учреждений, обслуживающих меньшинства, чем традиционные рейтинги. Семь из 100 лучших исторически являются колледжами и университетами для чернокожих.

Студенты, преподаватели и сотрудники этих центров возможностей заслуживают признания и, что немаловажно, большей поддержки. Так что здорово, что рейтинги подчеркивают их отличную работу. Но правда в том, что социальная мобильность может больше зависеть от того, что происходит за пределами кампуса, чем от того, что происходит в кампусе. Политическая экономия и экономическая география смешивают рейтинги, а факторы, не зависящие от отдельных институтов, определяют степень, в которой их превосходная работа приводит к восходящей социальной мобильности. Например, одно исследование показывает, что социальная мобильность коррелирует с экономическим неравенством. В регионах, где разрыв между богатыми и бедными огромен, а перспективы людей, не имеющих диплома, довольно туманны, окончание колледжа может иметь большое значение.

Кроме того, беглый взгляд на 50 лучших колледжей показывает, что высокомобильные учебные заведения сосредоточены вокруг крупнейших и столичных регионов страны.Экономическая активность в больших и разнообразных городах, таких как Нью-Йорк, Лос-Анджелес и Даллас, означает, что усилия учащихся, преподавателей и сотрудников в таких местах, как CUNY и штат Калифорния, могут принести отдачу в виде социальной мобильности. Признавая значение политической экономии и экономической географии, я не преуменьшаю вклад и тяжелую работу, проделанную в кампусах, которые занимают высокие места в индексе экономической мобильности Ицковица. Я, однако, признаю, что учреждения с широким доступом, расположенные ниже в списке, могут иметь меньшую мобильность из-за своего местоположения, а не из-за плохой работы учреждения.

Золотой Космос для Хроники

Колледжи, в которых обучается много учащихся с низким и средним доходом, как правило, преуспевают в социальной мобильности. В национальном масштабе около трети студентов имеют право на получение гранта Пелла, но в 10 лучших колледжах рейтинга «Третий путь» в среднем более 60 процентов имеют право на получение гранта Пелла. Однако обслуживание малообеспеченных студентов не гарантирует социальной мобильности. Из 15 учебных заведений Третьего пути, в которых обучается более 75 процентов студентов, имеющих право на участие в программе Pell, 13 имеют показатели экономической мобильности ниже среднего.Двенадцать из этих 13 являются учреждениями, обслуживающими меньшинства, и почти все они находятся в небольших городах или сельских общинах на юге. Рейтинги «Третьего пути», похоже, подразумевают, что эти учебные заведения плохо обслуживают своих студентов. Я нахожу этот намек неудобным. Хронические условия пренебрежения со стороны правительств штатов и благотворительности, наряду с концентрацией бедности и экономической стагнацией, вызванной сотнями лет расистской политики, кажутся более правдоподобными объяснениями, чем различия в организационной деятельности.Проблема с ранжированием в том, что оно предполагает нейтральность контекста, хотя на самом деле это совсем не так.

Это не означает, что индивидуальные решения и институциональная политика не имеют значения. Рейтинги «Третьего пути» предлагают новый взгляд на то, что мы уже знаем: самые богатые и самые престижные кампусы мало что делают для продвижения социальной справедливости через свои программы бакалавриата. Гарвардский университет занимает 847-е место. Уильямс — 353-е. Лучше, чем Гарвард, но все же не очень хорошо. С их огромным богатством и большим количеством квалифицированных претендентов эти места могли бы стать лучше, но они просто предпочли этого не делать. Это часть истории.

Невысокую социальную мобильность демонстрируют не только самые избирательные институты. Университет Фордхэма, моя альма-матер, занимает 838-е место. Он принимает около половины всех абитуриентов, расположен в Нью-Йорке и имеет римско-католическую иезуитскую миссию, которая якобы ставит во главу угла социальную справедливость. Почему Фордхэм не справляется лучше? Во-первых, Фордхэм сильно зависит от платы за обучение. Во-вторых, он преследует другие иезуитские институты на Восточном побережье, такие как Бостонский колледж и Джорджтаун, ради престижа.Звучит как моральное затруднение (социальная мобильность или престиж?), и во многих отношениях так оно и есть. Но это также сложнее, чем это.

В 2020 году состояние Фордхэма составляло около 713 миллионов долларов, но его соперники Бостонский колледж (2,6 миллиарда долларов) и Джорджтаунский колледж (1,9 миллиарда долларов) намного богаче. (Они также получают более высокие баллы в рейтинге «Третий путь».) Fordham, безусловно, обеспокоен разрывом в богатстве и известности между собой и теми сверстниками, к которым он стремится, что заставляет его чувствовать, что он не может позволить себе принять столько студентов с низким доходом. .

Обязательства, поддерживаемые лидерами, также могут иметь мало общего с результатами в рейтинге социальной мобильности. Пол Дж. Леблан, президент Университета Южного Нью-Гэмпшира, является новатором, открыто приверженным доступу к учащимся и ставящим их на первое место. Я доверяю убеждениям Леблана, однако его университет занимает 1185-е место по индексу экономической мобильности. Майкл Кроу из Университета штата Аризона также известен инновациями и стремлением к доступу. В отличие от SNHU, ASU показывает хорошие результаты, заняв 95-е место в рейтинге мобильности.У обоих есть значительный онлайн-зачисление, но ASU — это государственный университет, расположенный в огромном и экономически динамичном городе (Феникс), в то время как SNHU — это частный университет с ограниченным пожертвованием, расположенный в небольшом штате Новой Англии. Именно из-за подобных сложностей я не нахожу рейтинги Третьего Пути очень полезными.

Давайте будем тратить меньше времени на ранжирование колледжей по вещам, не зависящим от них, и больше времени на ответы на некоторые фундаментальные вопросы: почему высшее образование дает именно такие результаты? Каких результатов мы хотим и как мы можем их получить?

Отчет «Третий путь» вполне обоснованно предполагает, что «основная цель послесреднего образования должна состоять в том, чтобы стимулировать рост экономической мобильности. Дело в том, что у нас уже есть некоторые идеи, как этого добиться. Один из них заключается в том, чтобы больше инвестировать в расширение доступа к государственным колледжам. В недавнем отчете Ассоциации руководителей высших учебных заведений штатов разъясняются преимущества инвестирования в государственное высшее образование. Дополнительные расходы на 1000 долларов на каждого студента в государственных колледжах приведут к получению около 75 000 новых степеней бакалавра в течение двух лет, что значительно повысит экономическую мобильность. Эти инвестиции могут быть даже более важными в таких местах, как район Великих озер, где высшее образование может помочь стимулировать экономическое развитие в районах с меньшими возможностями мобильности.Задача состоит в том, чтобы направить деньги туда, где мы знаем, что это будет иметь значение, а не в том, чтобы делать тонкие различия в показателях институциональной мобильности.

Проблема усложняется, когда речь идет о частных некоммерческих колледжах. Я не думаю, что публичная порка хоть на йоту изменит поведение Гарварда; никто не делает. Вместо того, чтобы присваивать Гарварду паршивый ранг, мы должны рассмотреть некоторые инструменты политики, которые могут иметь рычаги воздействия, такие как связь возможности конкурировать за некоторые федеральные исследовательские гранты с набором большего количества студентов с низким доходом.Дальше все становится еще сложнее. Учащиеся небольших HBCU в южных сельских районах заслуживают лучших результатов. Когда чернокожие организовывали высшие учебные заведения после Гражданской войны, они обеспечивали себя тем, что страна отказывалась предоставить. Ситуация, с которой столкнулись эти колледжи и их студенты, — это провал правительства и общества США. Привлечение таких HBCU к ответственности через рейтинги за реальность, которую они испытывают, но не создают, кажется контрпродуктивным.

Рейтинги социальной мобильности побуждают нас обходить эти трудные вопросы и неудобные, сложные реалии нашей академической системы, сводя все к единому рейтингу. Вместо того, чтобы вести разговор о том, какие колледжи успешны, а какие нет, нам нужен более тонкий дискурс, отражающий социологические и политические реалии, а не целесообразные нарративы.

Важность социальной мобильности

Представлено Эми

Некоторые говорят, что в Соединенных Штатах бесклассовое общество, и что у нас больше свободы для восходящей мобильности, чем где-либо еще. С другой стороны, многие утверждают, что Соединенные Штаты на самом деле являются наиболее экономически стратифицированным обществом в развитом мире и что социальная мобильность практически отсутствует.Реальность, конечно, находится где-то посередине между этими крайностями.

Правда в том, что социальная мобильность в США не особенно высока. Здесь также высокий уровень как абсолютного, так и относительного неравенства доходов: хотя Соединенные Штаты представляют собой очень неоднородное общество, это также очень неравное общество. Социальная мобильность является важным фактором в создании динамичного общества и решающим фактором в создании здоровой экономики.

Экономическая мобильность

Существует несколько различных типов социальной мобильности.Экономическая мобильность относится к способности граждан двигаться вверх и вниз по экономической лестнице. Некоторые люди начинают с самых низких экономических классов и в конечном итоге оказываются в самых высоких экономических классах. Другие начинают с низших экономических классов и остаются в низших экономических классах. Третьи начинают с низших классов, а заканчивают в среднем классе или в верхнем среднем классе. Движение людей вверх и вниз по экономической лестнице является мерой экономической мобильности.Это также важный показатель общего состояния экономики.

Существует распространенное мнение, что Соединенные Штаты являются страной экономических возможностей и что в Соединенных Штатах самая высокая экономическая мобильность в мире. Данные, однако, говорят нам о том, что есть несколько европейских стран, в которых экономическая мобильность выше, чем в США. При изучении социальной мобильности в крупных развитых странах исследователи обнаружили, что Соединенные Штаты были связаны с Францией и Бельгией по второму самому низкому уровню социальной мобильности в развитом мире.

Соединенные Штаты не особенно мобильное общество. В Соединенных Штатах около половины людей из низшего экономического класса остаются в низшем экономическом классе на всю жизнь. Только 9% граждан США, рожденных в низшем классе, попадают в высший класс. Для сравнения, в Соединенном Королевстве около одной трети тех, кто родился в низшем экономическом классе, переходят в высший экономический класс.

Одним из крупнейших факторов социальной мобильности является образование. Исследования последовательно показывают, что уровень образования сильно коррелирует как с конечным доходом, так и с социальным классом, и что расширение доступа к образованию, особенно среди малоимущих, является мощным инструментом повышения мобильности.

Как личный анекдот, я вырос в Кукурузном поясе. Когда я был маленьким, мы с братом каждый день играли в старом сарае, а вечером приходили в дом, покрытые коричневой пылью. Я помню, как спорила с мамой о том, нужно ли мне купаться перед сном. В конце концов, моя семья перестроила сарай, поставила красивую фермерскую кухонную раковину, и мы с братом стали старше и ответственнее. Он уехал работать в Англию, а я переехал в Нью-Йорк, чтобы изучать политологию.Однако остальные члены моей семьи все еще в Индиане. Когда два лета назад я вернулся домой, было ясно, что наша жизнь стала совсем другой.

Являемся ли я и мой брат, переехавшие в большие города, чтобы получить высшее образование, исключением, подтверждающим правило? Не совсем. Мы не выросли в бедности. Мама работала здесь, в Нью-Йорке, несколько лет, прежде чем встретила папу. Причина, по которой мы с братом смогли учиться в хороших колледжах, заключалась именно в том, что у нас были на это экономические возможности.

Как мы можем улучшить социальную мобильность?

Отсутствие социальной мобильности явно становится все большей и большей проблемой, и решить ее непросто. Ее необходимо решать с помощью двухпартийных политических решений, рассчитанных на десятилетия.

Например, одним из лучших способов повышения социальной мобильности является повышение качества начального и среднего образования. Когда дети маленькие, у них развиваются социальные связи, и у них развивается чувство окружающего мира. Когда дети получают хорошее образование, когда их знакомят с разными людьми и когда им позволяют развить чувство собственных интересов, у них гораздо больше шансов продвинуться по социальной лестнице во взрослом возрасте.

Еще один способ повысить социальную мобильность — расширить доступность программ профессионального обучения. В Соединенных Штатах существует несколько программ профессионального обучения, но подавляющее большинство квалифицированных участников не принимаются в эти программы. Люди, которых принимают в эти программы, обычно являются людьми, которые уже работают в отраслях, для которых программы обучают людей. Это увековечивает цикл бедности и ограничивает возможности американцев из низшего класса.

Заключение

Социальная мобильность – важный фактор создания динамичного общества. Это также важный фактор в создании здоровой экономики. Соединенные Штаты, когда-то выступавшие за равные возможности и бесклассовость, больше не являются особо мобильным обществом. Социальную мобильность можно улучшить, но для глубоких структурных изменений в нашей экономике и обществе потребуется двухпартийная поддержка.

Ассоциация социальной мобильности с разницей в продолжительности жизни, связанной с доходом, в Соединенных Штатах: перекрестное исследование на уровне округов | Различия в здоровье | JAMA Внутренняя медицина

Ключевые моменты

Вопрос Может ли социальная мобильность, а именно различия в способности людей превзойти социально-экономический статус своих родителей, объяснить, почему разрыв в ожидаемой продолжительности жизни между богатыми и бедными людьми в Соединенных Штатах в одних местах больше, чем в других?

Находки В этом перекрестном экологическом исследовании 1559 округов США более высокая социальная мобильность была в значительной степени связана с более высокой ожидаемой продолжительностью жизни в возрасте 40 лет среди мужчин и женщин в квартиле с самым низким доходом и с меньшими различиями в ожидаемой продолжительности жизни между квартилями с самым низким и самым высоким доходом. .

Значение Более высокая социальная мобильность на уровне округов была связана с меньшим разрывом в продолжительности жизни на уровне округов между богатыми и бедными людьми в Соединенных Штатах.

Важность Несмотря на обширные исследования, причины увеличения разрыва в ожидаемой продолжительности жизни между богатыми и бедными людьми в Соединенных Штатах, известного как разрыв в продолжительности жизни , остаются неизвестными. Гипотеза этого исследования состоит в том, что социальная мобильность может играть важную роль в объяснении разрыва в продолжительности жизни.

Объектив Оценить, связана ли социальная мобильность с различиями в ожидаемой продолжительности жизни, связанными с доходом, в США.

Дизайн, настройка и участники В этом перекрестном экологическом исследовании использовались данные из 1559 округов США для оценки связи социальной мобильности со средней ожидаемой продолжительностью жизни в возрасте 40 лет в разбивке по полу и квартилю дохода среди взрослых мужчин и женщин за период с января 2000 г. по декабрь 2014 г. .Байесовские модели обобщенной линейной многоуровневой регрессии использовались для оценки связи с поправкой на ряд социально-экономических, демографических характеристик и характеристик системы здравоохранения.

Воздействие Социальная мобильность на уровне уезда, здесь представленная как связь уровня доходов лиц, родившихся в период с января 1980 г. по декабрь 1982 г. (на основе данных налогового учета, усредненных за период с января 2010 г. по декабрь 2012 г.) с уровнями доходов их родителей (усреднено за период с января 1996 г. по декабрь 2000 г.) с использованием места, где родитель впервые объявил ребенка иждивенцем в возрасте 15 лет, для определения округов.

Основные результаты и меры Основным результатом была ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 40 лет в разбивке по полу и квартилю дохода.

Результаты Выборка состояла из 1559 округов, в которых в 2000 г. проживало 93% населения США. Каждое увеличение социальной мобильности на 1 SD эквивалентно разнице между штатом с низкой мобильностью, таким как Алабама (занимает 49-е место по этому показателю), и штат с более высокой мобильностью, такой как Массачусетс (23-е место по этому показателю), был связан с 0.38-летнее (95% доверительный интервал [БДИ], 0,29–0,47) и 0,29 года (95% ДИ, 0,21–0,38) увеличение ожидаемой продолжительности жизни на уровне уездов среди мужчин и женщин, соответственно, в квартиле с самым низким доходом. Оценки ожидаемой продолжительности жизни среди жителей округа в квартиле с самым высоким доходом были меньше по величине и неустойчивы к ковариационной корректировке (мужчины: увеличение на 0,10 года [95% ДИ, от -0,02 до 0,22]; женщины: 0,08 года [95% ДИ, от -0,05 до 0,20] увеличение). Увеличение социальной мобильности во всех уездах до значения округа с самой высокой социальной мобильностью было связано с уменьшением разрыва в продолжительности жизни между самой высокой и самой низкой квартилями доходов на 1. 4 (БДИ 95%, 0,7–2,1) года для мужчин и 1,1 (БДИ 95%, 0,5–1,6) года для женщин в национальном масштабе, что составляет снижение на 20%.

Выводы и актуальность В этом поперечном исследовании более высокая социальная мобильность на уровне уездов была связана с меньшим разрывом на уровне уездов в ожидаемой продолжительности жизни по доходам. Эти результаты побуждают к дальнейшему изучению причинно-следственных связей между политикой, которая меняет социальную мобильность и результаты в отношении здоровья.

Тесная связь более высокого социально-экономического статуса с большей продолжительностью жизни является устойчивой чертой здоровья населения на протяжении более двух столетий. 1 ,2 В наиболее успешных округах США средняя продолжительность жизни на 20 лет выше, чем в округах с самыми низкими показателями. 3 Недавние исследования показали, что большая часть разрыва в продолжительности жизни (разница в ожидаемой продолжительности жизни между богатыми и бедными людьми) в разных округах обусловлена ​​различиями в ожидаемой продолжительности жизни среди беднейших жителей этих округов. 4 С 2001 года разница в ожидаемой продолжительности жизни в возрасте 40 лет между самой богатой и самой бедной квартилями распределения доходов выросла с 8.от 6 лет до 9,6 лет у мужчин и от 4,6 до 5,7 лет у женщин. 4 Эти различия в продолжительности жизни, основанные на доходах, значительны и составляют 25% оставшейся ожидаемой продолжительности жизни среди мужчин и 13% среди женщин. 4

Эти тенденции поднимают неотложный политический вопрос о том, какие вмешательства могут уменьшить разрыв в продолжительности жизни между людьми с высоким и низким доходом, проживающими в Соединенных Штатах. Недавние исследования показали, что ни доступ к медицинскому обслуживанию, ни социально-экономические факторы не объясняют наблюдаемого неравенства доходов в продолжительности жизни. 4 ,5 Неравенство доходов также не объясняет разрыв в продолжительности жизни. 4 Разработка мероприятий по сокращению разрыва в продолжительности жизни требует пересмотра его основных факторов.

Мы предположили, что социальная мобильность может играть важную роль в объяснении связанных с доходом различий в продолжительности жизни. Социальная мобильность отражает способность людей превзойти социально-экономический статус своих родителей. Оно отличается от неравенства доходов; районы с высоким уровнем неравенства доходов могут иметь разный уровень социальной мобильности. 6 -8 Исследования показали, что социальная мобильность в Соединенных Штатах сильно варьируется в зависимости от пространства, при этом некоторые регионы переписи населения США, такие как Северные равнины, обеспечивают высокие показатели мобильности, в то время как другие, в основном на юге, предоставляют мало . 9 Растущий объем литературы свидетельствует о том, что проживание в районах с низкой социальной мобильностью может нанести вред здоровью людей, уменьшая их представления о будущем благополучии и, следовательно, увеличивая стресс или снижая мотивацию к здоровому поведению. 10 -17 Последствия низкой социальной мобильности на местном уровне, вероятно, будут наиболее значительными для более бедных людей, для которых потенциал восходящей мобильности наиболее заметен. 6 ,8 ,18 ,19

Насколько нам известно, ни одно исследование не изучало связь социальной мобильности на уровне района с различиями в продолжительности жизни в зависимости от дохода. Большое количество литературы исследовало связь изменений социально-экономического статуса на индивидуальном уровне со здоровьем, 20 -23 , но эти ассоциации не обязательно отражают контекстуальные последствия проживания в районах с низкой мобильностью. 24 Несколько исследований, изучающих социальную мобильность на уровне района, были сосредоточены на связи с общим уровнем смертности. 10 ,11,17

Чтобы заполнить этот пробел в литературе, мы провели перекрестное обсервационное исследование с использованием данных на уровне округов для оценки связи социальной мобильности с ожидаемой продолжительностью жизни в возрасте 40 лет в Соединенных Штатах. Мы специально изучили, варьируется ли связь в зависимости от дохода, предположив, что связь будет наиболее сильной для лиц из квартиля с самым низким доходом и, следовательно, разрывы в ожидаемой продолжительности жизни, связанные с доходом, будут меньше в округах с более высокой мобильностью.

Источники данных и исследуемая группа

Мы использовали общедоступные данные на уровне округов из базы данных Проекта неравенства в отношении здоровья (HIPD; https://healthinequality.org/), созданной Chetty et al. 4 ,25 HIPD содержит оценки ожидаемой продолжительности жизни в возрасте 40 лет.Эти данные были получены из более чем 1 миллиарда налоговых записей, связанных с данными Администрации социального обеспечения США, и доступны для 1559 округов (представляющих 52% округов США и 93% населения США в 2000 г. ; сельские округа, как правило, исключались из-за малочисленности населения). размеры, которые ограничивали расчет продолжительности жизни). Для каждого округа база данных включает оценки ожидаемой продолжительности жизни для каждой группы населения, определяемой по полу и квартилю дохода за период с января 2000 года по декабрь 2014 года.В соответствии с политикой Университета Пенсильвании, обзор институционального наблюдательного совета не требовался, учитывая использование общедоступных, ранее существовавших сводных данных. Это исследование проводилось в соответствии с рекомендациями по отчетности в области обсервационных исследований в эпидемиологии (STROBE).

Основным интересующим исходом была ожидаемая продолжительность оставшейся жизни в возрасте 40 лет. Интерес представляла социальная мобильность, которая измерялась с использованием данных HIPD об относительной мобильности доходов. 19 Этот показатель, который широко используется в исследованиях причин и последствий социальной мобильности, 7 ,10 ,11,19 ,26 представляет собой связь уровня дохода ребенка с его распределение дохода когорты рождения во взрослом возрасте с рангом доходов родителей человека в их распределении доходов. Показатели социальной мобильности на уровне округов ранее были недоступны до работы Chetty et al., 19 , в которой использовались данные налогового учета для оценки связи между доходами лиц, родившихся с января 1980 г. по декабрь 1982 г. в возрасте около 30 лет (т. е. средний доход за период с января 2010 г. по декабрь 2012 г.) и доход их родителей в том же возрасте (т. е. средний доход за период с января 1996 г. по декабрь 2000 г.).Округа были назначены на основе места, где родитель заявил, что ребенок является иждивенцем в возрасте 15 лет. 19 Показатель социальной мобильности колебался от 0 до 1, причем большие значения соответствовали меньшей социальной мобильности (значение 1 соответствует полной зависимости доходов ребенка от доходов родителей). В Соединенных Штатах округ с самой высокой социальной мобильностью имел значение 0,07, а округ с самой низкой — 0,66. Чтобы облегчить интерпретацию, мы умножили этот показатель на -1, чтобы более высокие значения отражали большую мобильность.

Мы получили данные о ключевых ковариатах из HIPD, включая показатели неравенства доходов на уровне округов (коэффициент Джини) и средний доход домохозяйства. Эти показатели использовались для корректировки экономических характеристик, которые могут быть связаны с социальной мобильностью. 6 ,19 Мы также использовали данные HIPD по уровню безработицы (за 2000 г.), сегрегации по месту жительства по доходу (за 2000 г.), демографической информации (процент чернокожих и процент латиноамериканцев за 2000 г.), процент незастрахованных лиц ( на 2010 г.) и расходы на здравоохранение на душу населения (для программы Medicare на 2010 г.).Мы выбрали эти ковариаты, потому что они хорошо изучены в литературе по разрывам в продолжительности жизни. 4 , 27 , 28

Сначала мы использовали локальные полиномиальные регрессии для оценки нескорректированной связи социальной мобильности с ожидаемой продолжительностью жизни. Из-за хорошо известных различий в продолжительности жизни в зависимости от пола мы провели отдельные анализы для мужчин и женщин. Мы отдельно оценили эти регрессии по квартилям доходов, чтобы оценить, как связи различаются по распределению доходов, предположив, что связь между социальной мобильностью и долголетием была наибольшей для квартиля с самым низким доходом.

Затем мы подогнали серию поперечных байесовских обобщенных линейных иерархических/многоуровневых регрессионных моделей. 29 Байесовские многоуровневые модели идеально подходят для этого исследовательского вопроса из-за контекстуального характера воздействия, их гибкости, позволяющей учитывать зависимость ожидаемой продолжительности жизни в соответствующих более крупных географических районах (например, округа в данном штате подвержены воздействию аналогичных политических условий 30 ), а также их способность более точно прогнозировать результаты при альтернативных сценариях. 31

Сначала мы регрессировали ожидаемую продолжительность жизни (по полу и квартилю дохода) по показателю социальной мобильности, который мы стандартизировали, чтобы упростить интерпретацию коэффициентов регрессии. Сначала мы скорректировали зарегистрированный и стандартизированный средний доход домохозяйства, стандартизированный коэффициент Джини для неравенства доходов и зарегистрированную численность населения. Затем мы включили дополнительные экономические, демографические и переменные доступа и расходов на здравоохранение, чтобы оценить чувствительность предполагаемых ассоциаций к включению ковариат.Мы указали модели случайных эффектов для конкретных штатов во всех моделях, чтобы учесть связь результатов между округами внутри штатов и 95% достоверных интервалов (CrIs; интервал, в который попадет истинное значение параметра с вероятностью 95%). ) оценивались с использованием слабоинформативных априорных значений. 29 ,32

Включение ковариат приводит к компромиссу между адаптацией к вмешивающимся факторам и механизмами захвата, лежащими в основе причинно-следственной цепи, связывающей социальную мобильность с долголетием.В первом случае оценочные связи могут быть смещены из-за того, что не были включены ключевые смешанные переменные. Во втором случае включение ковариатов может привести к чрезмерной корректировке. 11 ,33 Мы попытались рассмотреть возможности, оценив чувствительность моделей к включению ключевых переменных, исключив из наших основных моделей меры, которые были определены в литературе как потенциальные последствия изменения социальной мобильности, такие как уровень образования или здоровье, 10 ,34 , которые также могут быть связаны с ожидаемой продолжительностью жизни.(Мы отмечаем, что некоторые потенциальные модераторы, такие как образование, также могут быть драйверами социальной мобильности. 18 ) Однако в дополнительном анализе мы сделали поправку на уровень образования (в частности, процент выпускников колледжей в округе), потому что оценка оставшейся связи между социальной мобильностью и здоровьем после поправки на образование может быть полезной для оценки основных механизмов.

Затем мы использовали коэффициенты из наших основных регрессионных моделей, чтобы предсказать изменение разрыва в ожидаемой продолжительности жизни для каждого округа, если социальная мобильность в этих округах вместо этого была на уровне округа с лучшими показателями по этому показателю. Мы использовали эти прогнозы для расчета изменения общенационального разрыва в ожидаемой продолжительности жизни между квартилями с самым высоким и самым низким доходом, связанного с этими крупномасштабными улучшениями в социальной мобильности.

Все анализы проводились с использованием R версии 3.5.1 (R Foundation; данные и код репликации доступны по адресу https://github.com/sdaza/income-mobility-le-gap). Анализ данных проводился с января 2018 года по сентябрь 2019 года.

Мы оценили чувствительность результатов к нескольким альтернативным спецификациям модели.Во-первых, мы использовали надежный метод регрессии для оценки чувствительности оценок к наблюдениям за выбросами. 35 ,36 Во-вторых, мы рассмотрели различные меры социальной мобильности. В частности, мы оценили модели, заменив нашу основную переменную социальной мобильности средним доходом лиц, рожденных от родителей, находящихся в самом низком квартиле распределения доходов (известный как абсолютная восходящая мобильность ; более высокие значения этого индекса отражают большую мобильность). Эти данные были рассчитаны Chetty et al. 19 и получены из HIPD.В-третьих, мы оценили чувствительность оценок к поправке на входящие и исходящие потоки на уровне уездов, чтобы учесть потенциальную погрешность, связанную с тем, что более здоровые люди предпочитают переезжать в районы с высокими возможностями.

Выборка исследования включала все 1559 округов, по которым данные о социальной мобильности были доступны в наборе данных HIPD. В таблице 1 приведены показатели ключевых характеристик для всех округов выборки, а также для округов, находящихся в самом низком и самом высоком квартилях показателя социальной мобильности.По сравнению с округами в самом высоком квартиле, округа в самом низком квартиле социальной мобильности имели меньшую среднюю (SD) численность населения (130832 [324502] жителей против 234028 [608657] жителей), более высокую долю чернокожих жителей (23,3% [16,3%] против 2,8% [6,3%]), и более низкая доля латиноамериканцев (3,7% [6,0%] против 10,1% [16,7%]). Округа в самом низком квартиле социальной мобильности также имели более низкие средние (SD) уровни дохода домохозяйства на душу населения (31 504 доллара [5071 доллар США] против 38 072 долларов [9300 долларов США]) и большее неравенство доходов (коэффициент Джини, 0.45 [0,07] против 0,38 [0,09]), а также более высокий процент незастрахованных лиц (19,0% [3,8%] против 15,6% [5,9%]) и более высокие уровни расходов на Medicare на душу населения (9947 долларов [1254 долларов] против 8524 долларов [1415 долларов США]. ]).

На рисунке показаны нескорректированные непараметрические ассоциации ожидаемой продолжительности жизни в возрасте 40 лет с показателем социальной мобильности в разбивке по квартилям доходов и полу. Долголетие как мужчин, так и женщин было положительно связано с относительной мобильностью доходов.Величина этой связи была наибольшей для мужчин и женщин в самом низком квартиле распределения доходов. Учитывая эту более сильную связь, визуальный осмотр показал, что разрыв в средней продолжительности жизни между квартилями с самым высоким и самым низким доходом уменьшился с большей социальной мобильностью на уровне округа. Нескорректированный разрыв в ожидаемой продолжительности жизни между квартилями самых бедных и самых богатых доходов был на 0,88 (БДИ 95%, 0,62-1,14) года больше для мужчин и на 0,25 (БДИ 95%, от -0,01 до 0,51) лет больше для женщин в округах с самым низким по сравнению с высшие квартили социальной мобильности.

В скорректированных моделях подтверждена связь социальной мобильности уездного уровня с продолжительностью жизни. В таблице 2 представлены оценки моделей, учитывающих доход округа, неравенство доходов и численность населения, а также моделей, включающих эти и дополнительные ковариаты (полные оценки, включающие все ковариаты, представлены в таблице 1 Приложения). В моделях с поправкой на средний доход, неравенство доходов и численность населения округа каждое увеличение показателя социальной мобильности на 1 SD эквивалентно разнице между штатом с низкой мобильностью, таким как Алабама, и штатом с более высокой мобильностью, таким как Алабама. Массачусетс — был связан с увеличением на 0.47 (95% CrI, 0,40-0,55) лет ожидаемой продолжительности жизни в возрасте 40 лет для мужчин в графствах в квартиле с самым низким доходом. В моделях, включающих дополнительные ковариаты, предполагаемое увеличение продолжительности жизни, связанное с тем же изменением социальной мобильности, составило 0,38 (95% CRI, 0,29-0,47) лет. Оценки для женщин из квартиля с самым низким доходом были меньше по величине; после поправки на средний доход, неравенство доходов и численность населения каждое увеличение социальной мобильности на уровне уезда на 1 SD было связано с 0.34-летний (95% БДИ, 0,26-0,41) прирост. После поправки на дополнительные ковариаты такое же увеличение 1-SD было связано с увеличением ожидаемой продолжительности жизни на 0,29 года (БДИ 95%, 0,21–0,38).

Предполагаемая связь социальной мобильности с ожидаемой продолжительностью жизни обычно снижалась с увеличением квартиля дохода. Для квартиля с самым высоким доходом каждое увеличение социальной мобильности на 1-SD было связано с увеличением ожидаемой продолжительности жизни в возрасте 40 лет на 0,22 (БДИ 95%, 0,12–0,32) года для женщин и на 0. 18 (95% CrI, 0,07–0,28) лет для мужчин в моделях с поправкой только на доход, неравенство доходов и численность населения. Оценки в моделях, включающих дополнительные ковариаты, были меньше и больше не были статистически значимыми (мужчины: изменение ожидаемой продолжительности жизни, 0,10 года; 95% ДИ, от -0,02 до 0,22; женщины: изменение ожидаемой продолжительности жизни, 0,08 года; 95% ДИ, от -0,05 до 0,22). 0,20).

Связь между социальной мобильностью и ожидаемой продолжительностью жизни была ослаблена после поправки на долю выпускников колледжей.Однако они оставались существенно и статистически значимыми для квартиля с самым низким доходом (таблица 3).

В таблице 4 представлены оценки прогнозируемого разрыва в ожидаемой продолжительности жизни в возрасте 40 лет между квартилями с самым высоким и самым низким доходом, связанные с увеличением социальной мобильности во всех округах до того же уровня, что и у округа с лучшими показателями. Для мужчин, основанных на моделях, включающих все ковариаты, прогнозируется, что разрывы в ожидаемой продолжительности жизни будут меньше на 1,4 года (фактический разрыв, 8. 5 лет; прогнозируемый разрыв 7,1 года; разница 1,4; 95% CrI разницы, 0,7-2,1), что представляет собой снижение на 16,4%. Для женщин прогнозировалось, что соответствующее снижение разрыва в ожидаемой продолжительности жизни будет на 1,1 года меньше (фактический разрыв — 5,5 года, прогнозируемый разрыв — 4,4 года, разница — 1,1, 95% ДИ разницы — 0,5-1,6), снижение на 20,0%. .

Результаты были сходными в моделях, учитывающих чрезмерное влияние потенциальных выбросов (таблица 2 в Приложении), а существенные результаты не изменились при использовании альтернативного показателя социальной мобильности (таблица 3 в Приложении).Оценки остались неизменными после поправки на коэффициенты въезда и выезда (таблица 4 в Приложении).

Насколько нам известно, это первое исследование, в котором оценивается связь социальной мобильности на уровне района с разрывом в продолжительности жизни, связанным с доходом. Мы обнаружили, что для людей с низким доходом, проживающих в Соединенных Штатах, более высокая социальная мобильность на уровне округов была связана с большей продолжительностью жизни и меньшим разрывом в продолжительности жизни между этими людьми и их более богатыми коллегами. Во всех уездах переход от низшего к высшему уровню социальной мобильности сопровождался сокращением разрыва в продолжительности жизни на 1,4 года у мужчин и на 1,1 года у женщин, что составляет примерно пятую часть разрыва в продолжительности жизни. Необходимо подчеркнуть три момента.

Во-первых, хотя дизайн исследования не позволяет делать причинно-следственные выводы, полученные результаты предполагают, что недавнее снижение социальной мобильности следует рассматривать как ключевой фактор увеличения разрыва в продолжительности жизни между людьми с высоким и низким доходом, проживающими в Соединенных Штатах.Причины этого увеличивающегося разрыва недостаточно хорошо выяснены, а эмпирические исследования исключают многие возможные объяснения, такие как уровень бедности, низкий уровень образования, уровень занятости, неравенство доходов, сегрегация и доступ к медицинскому обслуживанию. 4 ,28 ,37 И наоборот, результаты, если они действительно отражают причинно-следственную связь, предполагают, что социальная мобильность на уровне района может объяснить до 20% разрыва в продолжительности жизни, связанного с доходом.

Во-вторых, связь между социальной мобильностью и разрывом в продолжительности жизни также может быть важна для понимания новых тенденций в отношении здоровья в конкретных группах населения.Например, рост смертности от алкоголя, расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ/употребления психоактивных веществ, и самоубийств среди людей среднего возраста, живущих в Соединенных Штатах, привел к недавним и резким расхождениям в показателях здоровья, включая снижение ожидаемой продолжительности жизни в некоторых группах населения. 38 Эта тенденция была связана с нарастающим отчаянием из-за неудачных социально-экономических перспектив 15 ,39 -41 — объяснение, согласующееся с ролью падения социальной мобильности.Увеличение разрыва в состоянии здоровья также, по-видимому, связано с деиндустриализацией в некоторых географических регионах, а также с ростом числа заключенных. 27 ,40 ,42 ,43 И деиндустриализация, и тюремное заключение могли способствовать нисходящей социальной мобильности в Соединенных Штатах, особенно среди взрослых с низким доходом. 44 ,45 Таким образом, снижение социальной мобильности может дать более объединяющее объяснение, чем увеличение неравенства доходов, для различных тенденций плохого здоровья, таких как снижение ожидаемой продолжительности жизни и растущий разрыв в продолжительности жизни.

В-третьих, ассоциация социальной мобильности на уровне района с разрывом в продолжительности жизни предполагает, что политика поддержки социальной мобильности может иметь важные последствия для здоровья населения. Продолжаются исследования, выясняющие основные движущие силы социальной мобильности, что имеет решающее значение для разработки эффективной государственной политики, направленной на решение проблемы снижения мобильности. 18 ,19,45 Однако уже есть данные, связывающие политику, направленную на изменение социальной мобильности, с результатами в отношении здоровья.Например, у взрослых, рандомизированных для получения ваучеров на переезд в районы с более высоким доходом в рамках американской программы «Переезд к возможностям справедливого жилья», наблюдалось некоторое улучшение физического и психического здоровья. 46 Напротив, торговая политика, которая привела к сокращению экономических возможностей для производственных рабочих, была связана с ростом смертности от передозировки наркотиков, самоубийств и употребления алкоголя. 40 ,42

Доказательства в отношении вмешательств, направленных на более ранние этапы жизни, более развиты.Расширение программ общественного здравоохранения, направленных на детей, и вмешательств в раннем детстве для детей, рожденных в условиях бедности, может улучшить как когнитивные, так и некогнитивные навыки, что повысит перспективы карьерного роста и улучшит здоровье. 47 Примеры успешных программ, которые достигли обеих целей, включают Head Start, Carolina Abecedarian Project, 48 и программу Perry Preschool. 49 Другие вмешательства в раннем возрасте, такие как партнерство медсестры и семьи 50 и распространение программы Medicaid на детей младшего возраста, 51 -53 , также показали повышение социальной мобильности на протяжении всей жизни и улучшение состояния здоровья во взрослом возрасте.

Это исследование имеет несколько ограничений. Во-первых, несмотря на успехи в измерении социальной мобильности, данные на уровне уездов, которые мы использовали, были перекрестными. Таким образом, ассоциации, задокументированные в этом исследовании, не могут быть интерпретированы как причинно-следственные. Во-вторых, поскольку мы использовали агрегированные данные, результаты говорят только о средних показателях населения и могут быть подвержены потенциальному смещению из-за экологической ошибки. Кроме того, данные также были агрегированы по расовым/этническим группам, что не позволяет провести анализ того, как связь социальной мобильности и ожидаемой продолжительности жизни может варьироваться по этим измерениям.В-третьих, данные HIPD включали информацию только по столичным округам; возможно, что связь социальной мобильности с долголетием отличается в более сельской местности. В-четвертых, данные об ожидаемой продолжительности жизни, использованные в этом исследовании, были рассчитаны на основе налоговых отчетов, что потребовало экстраполяции коэффициентов смертности на старшие возрастные группы и поправку на расу/этническую принадлежность. 4 В-пятых, наш показатель социальной мобильности на уровне района является ретроспективным и отражает средние значения фактической или реализованной социальной мобильности на уровне уездов, то есть связь между доходами родителей и их детей для определенного набора когорт рождения. 8 Показатель может не полностью отражать социальную мобильность на уровне района для конкретных когорт, использованных для создания показателей ожидаемой продолжительности жизни, или для будущих когорт, поскольку силы, формирующие экономические возможности, могли измениться с течением времени.

Ограничения нашего анализа определяют направления будущих исследований. Исследования, в которых используются эксперименты или естественные эксперименты, чтобы сосредоточиться на последствиях политики или событий, которые меняют социальную мобильность на индивидуальном или региональном уровне на результаты в отношении здоровья, будут иметь решающее значение для оценки причинно-следственной связи. 40 ,41,46 ,54 -56 Будущие исследования должны также стремиться понять движущие силы этих ассоциаций. Например, связь социальной мобильности с долголетием, вероятно, отражает последствия сложных социальных, культурных и политических факторов, которые в первую очередь формируют социальную мобильность. 8 ,19 ,45 ,57 Понимание относительной важности этих факторов может иметь решающее значение для определения вмешательств, которые способствуют как экономической мобильности, так и здоровью.Точно так же изучение ключевых механизмов, лежащих в основе связи социальной мобильности со здоровьем, включая биологические процессы, такие как реакции на стресс и изменения экономических ожиданий 13 , также будет иметь важное значение для разработки эффективных вмешательств.

Мы обнаружили, что более высокая социальная мобильность на уровне округов была связана с меньшим разрывом в продолжительности жизни на уровне округов по доходам в Соединенных Штатах. Эти результаты побуждают к дальнейшему изучению причинно-следственных связей между политикой, которая меняет социальную мобильность и результаты в отношении здоровья.

Принято к публикации: 9 ноября 2019 г.

Опубликовано в Интернете: 21 января 2020 г. Лицензия CC-BY. © 2020 Венкатарамани А. и др. JAMA Терапия .

Автор, ответственный за переписку: Атендар Венкатарамани, доктор медицинских наук, кафедра медицинской этики и политики в области здравоохранения, Медицинская школа Перельмана, Пенсильванский университет, 423 Guardian Dr, 1129 Blockley Hall, Philadelphia, PA 19104 ([email protected]).

Вклад авторов: Д-р Венкатарамани и г-н Даза имели доступ ко всем данным, использованным в исследовании, и несут полную ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

Концепция и дизайн исследования: Все авторы.

Сбор, анализ или интерпретация данных: Все авторы.

Составление рукописи: Все авторы.

Критическая проверка рукописи на наличие важного интеллектуального содержания: Все авторы.

Статистический анализ: Венкатарамани, Даза.

Руководство исследованием: Венкатарамани, Эмануэль.

Раскрытие информации о конфликте интересов: Д-р Эмануэль сообщил о получении личных гонораров и нефинансовой поддержки на покрытие дорожных расходов от Tanner Health System, Mid-Atlantic Permanente Medical Group, Американского колледжа радиологии, Маркуса Эванса, Университета Лойолы в Чикаго, Онкологического общества Нью-Джерси , Good Shepherd Community Care, Remedy Partners, Medzel, Kaiser Permanente Virtual Medicine, Wallace H.Фонд Коултера, Институт озера Нона, Распределение, Leavitt Partners в Чикаго, Университет Пеппердин, Гурон, Американская ассоциация управления делами, Торговая палата Большой Филадельфии, Голубой крест и Голубой щит Миннесоты, Будущее без насилия, Детская больница Филадельфии, Больница штата Вашингтон Ассоциация, Ассоциация академических медицинских центров, Голубой крест и Голубой щит штата Массачусетс, Американская академия офтальмологии, Lumeris, Roivant Sciences, дистрибьюторы медицинских специальностей, Консорциум системы здравоохранения Университета Визиент, Центр исследований нейродегенеративных заболеваний, Университет штата Колорадо, Genentech, Совет Страховые агенты и брокеры, Фонд Грифолса, Планы медицинского страхования Америки, Академия лидерства Монтефиоре, Фонд Гринволл, Медицинская домашняя сеть, Ассоциация управления финансами здравоохранения, Экуменический центр – UT Health, Американская академия оптометрии, Национальная ассоциация госпиталей Privados, Национальный альянс Здравоохранение Коалиции покупателей, OptumLabs, Массачусетская ассоциация планов медицинского страхования, Ассоциация больниц округа Колумбия, Вашингтонский университет, UnitedHealth Group, Американское общество хирургии кисти, Ассоциация американских медицинских колледжей, Система здравоохранения Гейзингера, Национальный институт управления здравоохранением и Америка основные больницы; получение нефинансовой поддержки на покрытие дорожных расходов от Национальной бизнес-группы по здравоохранению, Консорциума университетов глобального здравоохранения, Саммита по сравнительному анализу расходов на здравоохранение штата Делавэр, RAND Corporation, Goldman Sachs и The Atlantic ; работа в качестве консультанта и получение путевых расходов от Всемирной организации здравоохранения; работа в качестве безвозмездного члена правления и получение транспортных расходов от VillageMD и Oncology Analytics; работа в консультативном совете и получение транспортных расходов от Центра здравоохранения Петерсона; а также быть венчурным партнером и получать нефинансовую поддержку на дорожные расходы от Oak HC / FT помимо представленной работы. Других раскрытий не поступало.

Дополнительные материалы: Альберто Паллони, доктор философии (факультет социологии, Университет Висконсин-Мэдисон), предоставил полезные комментарии и предложения. Доктор Паллони не получил компенсации за эту деятельность.

2.

Сурок М.  Отсутствие здоровья . Лондон, Соединенное Королевство: Блумсбери; 2015.

8.

Патнэм R.  Наши дети: американская мечта в кризисе .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Саймон и Шустер; 2015.

9.Финкельштейн А, Джи Ю, Махони Н, Скиннер J. Обязательная программа комплексной оплаты Medicare для замены суставов нижних конечностей и выписки в лечебное учреждение после неотложной помощи: промежуточный анализ первого года 5-летнего рандомизированного исследования.  ДЖАМА . 2018;320(9):892-900. doi:10.1001/jama.2018.12346PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Венкатарамани А.С., Бригель Р, О’Брайен Р, Чаттерджи П, Кавачи Я, Цай переменного тока.Экономические возможности, поведение в отношении здоровья и последствия для здоровья в США: поперечное исследование населения.  Ланцет общественного здравоохранения . 2016;1(1):e18-e25. doi: 10.1016/S2468-2667(16)30005-6PubMedGoogle ScholarCrossref 18.Chetty Р, Фридман Дж. Н., Саез Э, Тернер Н, Яган D. Табели успеваемости по мобильности: роль колледжей в межпоколенческой мобильности. https://www.nber.org/papers/w23618. Рабочий документ Национального бюро экономических исследований w23618.Опубликовано в июле 2017 г. По состоянию на 2 декабря 2019 г. 19.Chetty Р, Хендрен Н, Клайн П, Саез E. Где находится страна возможностей? География межпоколенческой мобильности в США. Q J Econ . 2014;129(4):1553-1623. doi:10.1093/qje/qju022Google ScholarCrossref 29.

Gelman А, Стерн Х, Карлион Джей, Дансон Д, Вехтари А, Рубин ДБ.  Байесовский анализ данных .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Чепмен и Холл/CRC; 2013.

32.Гельман А, Якулин А, Питтау МГ, Вс Y-S. Слабоинформативное априорное распределение по умолчанию для логистических и других регрессионных моделей.  Анн Appl Stat . 2008;2(4):1360-1383. doi: 10.1214/08-AOAS191 Google ScholarCrossref 35. Лян К-Ю, Зегер SL, Какиш B. Многомерный регрессионный анализ категорийных данных. JR Stat Soc B . 1992;54(1):3-40.Google Scholar36.Wang Х, Юэ YR, далеко Дж.Дж.  Байесовское регрессионное моделирование с помощью INLA . Бока-Ратон, Флорида: CRC Press; 2018. Дои: 10.1201/978135116576138.

Мерфи С.Л., Сюй Дж, Кочанек К, Ариас E.  Смертность в США, 2017 г. . Hyattsville, MD: Национальный центр статистики здравоохранения, Министерство здравоохранения и социальных служб США; 2018.

40.Пирс младший, Шотт ПК. Либерализация торговли и смертность: данные из округов США. https://www.nber.org/papers/w22849. Рабочий документ Национального бюро экономических исследований w22849. Опубликовано в ноябре 2016 г. По состоянию на 2 декабря 2019 г. 41. Венкатарамани. А.С., Баир ЭФ, О’Брайен Р.Л., Цай переменного тока. Связь между закрытием предприятий по сборке автомобилей и смертностью от передозировки опиоидами в США: анализ различий [опубликовано в Интернете 30 декабря 2019 г.].  JAMA Intern Med . doi:10.1001/jamainternmed.2019.5686Google Scholar43.Nosrati Э, Ясень М, Сурок М, Макки М, король ЛП. Новый взгляд на связь между доходом и ожидаемой продолжительностью жизни: деиндустриализация, лишение свободы и увеличивающийся разрыв в состоянии здоровья.  Int J Epidemiol . 2017;47(3):720-730. doi:10.1093/ije/dyx243PubMedGoogle ScholarCrossref 45.Chetty Р, Хендрен Н, Джонс МР, Портер СР. Раса и экономические возможности в Соединенных Штатах: межпоколенческая перспектива. https://www.nber.org/papers/w24441. Рабочий документ Национального бюро экономических исследований w24441. Опубликовано в марте 2018 г.Обновлено в июне 2019 г. По состоянию на 2 декабря 2019 г.50. Хекман Джей Джей, Голландия МЛ, Макино КК, Пинто R, Росалес-Руэда M. Анализ программы партнерства между медсестрой и семьей в Мемфисе. https://www.nber.org/papers/w23610. Рабочий документ Национального бюро экономических исследований w23610. Опубликовано в июле 2017 г. По состоянию на 2 декабря 2019 г. 51. Гудман-Бэкон. A. Долгосрочные последствия страхового покрытия детей: внедрение Medicaid, здоровье взрослых и результаты на рынке труда.https://www.nber.org/papers/w22899. Рабочий документ Национального бюро экономических исследований w22899. Опубликовано в декабре 2016 г. По состоянию на 2 декабря 2019 г. 54.Венкатарамани А.С., Шах SJ, О’Брайен Р, Кавати Я, Цай переменного тока. Последствия для здоровья иммиграционной программы США по отсрочке прибытия детей (DACA): квазиэкспериментальное исследование.  Ланцет общественного здравоохранения . 2017;2(4):e175-e181. doi: 10.1016/S2468-2667(17)30047-6PubMedGoogle ScholarCrossref 55.Венкатарамани А.С., Кук Э, О’Брайен Р.Л., Кавачи я, Джена АБ, Цай переменного тока. Запреты позитивных действий в колледжах, а также курение и употребление алкоголя среди недостаточно представленных подростков из числа меньшинств в Соединенных Штатах: исследование различий в различиях. PLoS Med . 2019;16(6):e1002821. doi:10.1371/journal.pmed.1002821PubMedGoogle Scholar57.

Мэсси D.  Категорически неравные: американская система стратификации . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа; 2007.

Социальная мобильность и образование | The Equality Trust

Социальная мобильность

Существует очень сильная связь между высоким уровнем неравенства доходов и низким уровнем социальной мобильности. Дети высокооплачиваемых людей с большей вероятностью будут высокооплачиваемыми, а дети низкооплачиваемых людей с большей вероятностью будут малообеспеченными. Ключевые результаты исследований включают:

  • Страны с более высоким уровнем неравенства доходов имеют более низкий уровень социальной мобильности [1] :

  • Исследования показывают, что связь между неравенством и отсутствием социальной мобильности существует на протяжении всей жизни человека. Более высокое неравенство связано с более низкой социальной мобильностью как у детей, так и у взрослых. Такие связи сильнее, чем связь между социальной мобильностью и бедностью [2] .
  • Критики этой взаимосвязи предполагают, что группы с большими различиями между ними всегда будут иметь более низкие показатели мобильности, будь то группы шахматистов с разным уровнем мастерства или люди в странах с разным уровнем неравенства [3] .Однако это все же предполагает, что большее неравенство означает более низкую социальную мобильность.

Исследования показывают, что связь между неравенством и отсутствием социальной мобильности существует на протяжении всей жизни человека.

Механизм

Образование часто рассматривается как сильный фактор социальной мобильности. Социальная мобильность может быть снижена в странах с более высоким уровнем неравенства, поскольку показатели образования в среднем ниже в странах с меньшим уровнем равенства, а образование повышает доходы в большей степени для тех, кто находится в нижней части спектра доходов, чем для тех, кто находится выше.

Образование

Исследования обнаружили корреляцию между низкими баллами по математике и чтению и неравенством между странами и между штатами США [4] , а также связь между более низкими средними баллами по естественным наукам, математике и чтению и неравенством [5] :

Критика и вопросы

Некоторым исследователям не удалось найти прямую связь между тем, насколько равноправна страна, и тем, насколько равномерно распределены баллы по грамотности в этой стране [6] .

Механизм

Связь между образовательными достижениями и высокими стремлениями является ключевым объяснением связи между низкими образовательными достижениями и неравенством. Дальнейшее объяснение предполагает, что низкий уровень доверия в неравных обществах приводит к низкому качеству социальных и семейных отношений, что, в свою очередь, вредит обучению [7] .


[1] (Корак, 2012 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.