Сша экономическое положение: Экономика США показала крупнейшее падение со времен Второй мировой войны

Содержание

Американская экономика сбавляет обороты – Газета Коммерсантъ № 198 (7160) от 29.10.2021

В третьем квартале темпы роста экономики США резко замедлились. Если бы экономика росла весь год такими же темпами, показатель составил бы всего 2% — против 6,7% во втором квартале и 6,3% в первом. В обычном годовом выражении рост составил 4,9% — против 12,2% в апреле—июне и 0,5% в январе—марте. По сравнению с уровнем до пандемии ВВП США увеличился на 1,4%.

Темпы прироста потребления замедлились до 1,6% с 12% по итогам второго квартала (по товарам длительного пользования, включая автомобили, из-за проблем с поставками потребление упало на 26,2%). Капвложения выросли на 1,8% против 9,2% кварталом ранее. Сокращение экспорта на 2,5% при росте импорта на 6,1% обусловило негативный вклад чистого экспорта в рост ВВП в минус 1,1 процентного пункта. Реальные доходы сократились на 5,6% в годовом исчислении (это объясняется прекращением выплат кризисных пособий).

Замедление роста ВВП в третьем квартале было неизбежно.

На фоне новой волны коронавируса в США резко снизились темпы найма кадров. Вместе с этим снизилась и безработица: с 5,9% до 4,8%. Это оказалось сюрпризом для рынка, так что ФРС приближает решение по сворачиванию программы количественного смягчения, отмечает главный макроэкономист УК «Ингосстрах-Инвестиции» Антон Прокудин. По его словам, возникла проблема найма сотрудников — свободных специалистов очень мало, и по числу опубликованных в США вакансий видно, что экономика и рынок труда перегреты и поэтому темпы роста замедляются.

В Capital Economics полагают, что сокращение негативного влияния недопоставок чипов и падение числа новых случаев заражения COVID-19 само по себе приведет к более высокому росту в четвертом квартале, хотя он также может оказаться лишь около 3%. В ING Bank считают слабый рост временным явлением и рассчитывают, что улучшение ситуации на рынке труда поддержит уровень доходов, а с учетом ожидаемого увеличения госрасходов (на инфраструктуру и соцрасходы) и открытия границ в следующем году рост экономики США может составить 4,5%.

В банке также ждут, что, несмотря на слабый рост, на предстоящем заседании ФРС 2–3 ноября будет объявлено о начале сворачивания программы выкупа активов, что позволит полностью прекратить ее к июню следующего года.

Татьяна Едовина

Экономика США столкнулась с новой угрозой: Госэкономика: Экономика: Lenta.ru

США столкнулись с ростом цен на энергоносители, что стало новой угрозой для экономики страны. По мнению экспертов, скачок стоимости сырья может привести к росту инфляции, снизить потребительские расходы и замедлить восстановление экономики, сообщает Fox Business.

В 2021 году цены на сырую нефть и природный газ достигли семилетнего максимума: нефть подорожала на 64 процента за год, а стоимость газа выросла примерно вдвое за последние шесть месяцев. Цена бензина выросла почти на доллар за год, до трех долларов за галлон (примерно 3,78 литра) в среднем по стране. Мазут подорожал на 68 процентов за год. Рост цен на энергоносители вызван растущим спросом, который восстанавливается от последствий пандемии коронавируса. Заводам приходится наращивать производство, для которого требуется энергия. Вместе с тем, поставки энергоносителей ограничены.

Материалы по теме:

Дефицит нефти происходит на фоне того, как страны-экспортеры увеличивают добычу сырья слишком медленно, а истощение накопленных запасов природного газа в хранилищах произошло из-за роста спроса на во время аномальных холодов в Техасе в феврале 2021 года, а также приостановки добычи сырья в Мексиканском заливе из-за урагана «Ида».

По оценкам аналитика финского банка Nordea Bank ABP Андреаса Стено Ларсена, рост ВВП в США в 2022 году составит 1,5 процента, по сравнению с предыдущим прогнозом в 3,5 процента. Ларсен считает, что в 2022 году цены на нефть и газ в США вырастут на 40 процентов.

С энергическим кризисом столкнулась и Европа, где цены на газ выросли более чем в три раза в 2021 году. На грани энергетической катастрофы оказалась покинувшая ЕС Великобритания. Подорожавший газ, слабая работа ветряных станций и прекращение подачи электричества из Франции поставили страну в кризисное положение. Азиатские страны также борются с дефицитом энергоносителей. Наступление кризиса предсказали Индии на фоне острой нехватки угля в стране. Вместе с тем, энергетический кризис угрожает замедлить экономический рост Китая.

Как кризисы распространяются по миру — ECONS.ONLINE

Пандемия коронавируса особенно ярко демонстрирует, насколько взаимосвязан мир, – болезнь распространилась по странам и континентам мгновенно. Такая глобальная взаимосвязанность – вопрос не только общественного здравоохранения: она имеет последствия и в случае острых экономических «заболеваний».

Экономическая взаимосвязанность, как через международную торговлю, так и через трансграничные финансовые потоки, стала быстро возрастать после Второй мировой войны. Глобальная торговля товарами и услугами за последние несколько десятилетий достигла 25% совокупного глобального ВВП. Рост торговли отражает как технологические достижения, так и политику правительств.

Например, развитие контейнерных перевозок позволило удешевить морскую и сухопутную логистику, а интернет предоставил возможность многократно расширить торговлю не только товарами, но и услугами. А подписание в 1947 г. Генерального соглашения по тарифам и торговле (GATT) и последующие раунды торговых переговоров в рамках пришедшей ему на смену Всемирной торговой организации (ВТО) привели к сокращению торговых ограничений. Масштаб финансовых потоков измерить сложнее, чем торговых, но имеющиеся данные свидетельствуют также о росте иностранных заимствований и кредитования в этот период. Трансграничное банковское кредитование Банк международных расчетов (BIS) оценивает в около 40% глобального ВВП.

Более тесные торговые связи и финансовая взаимосвязанность стран дают им преимущества. Расширение торговли увеличивает эффективность производства, делая возможной его специализацию и облегчая странам доступ к более крупным рынкам. Оно также увеличивает разнообразие и выбор товаров, доступных потребителям. Например, расположение и размер США делают страну относительно «закрытой» по отношению к остальному миру в сравнении с другими развитыми экономиками. Тем не менее порядка 20% всех потребительских расходов на товары в США – это расходы на товары иностранных производителей, а американские компании-производители отправляют на экспорт около половины всей своей продукции. Американские банки и финансовые институты имеют глобальное представительство, а заемщики в США, в особенности правительство (через продажу казначейских векселей и облигаций), выигрывают от доступа к мировому рынку капитала, который кредитует страну по ставкам более низким, чем те, которые преобладали бы, если бы заемщики вынуждены были опираться только на внутренние сбережения. Аналогичные преимущества даже ярче проявляются в странах, которые сталкиваются с еще более высоким иностранным присутствием в торговле и финансовой сфере.

Тем не менее рост международной торговли и финансовых потоков делает страны уязвимыми для экономических потрясений, происходящих за рубежом.

Например, скачок цен на нефть в 1973 г. означал, что США и другие страны – импортеры нефти, по сути, платили «налог» странам ОПЕК, что привело к рецессии и внесло вклад в высокую инфляцию 1970-х гг. Второй пример – финансовый кризис, который начался в Таиланде в июле 1997 г. и распространился на другие страны: проблемы внутреннего банковского сектора страны привели к уходу иностранных инвесторов, что запустило спираль обесценивания национальной валюты, рецессии и еще более сильного ослабления банковского сектора.

«Заразность» кризиса выражалась в том, что иностранные кредиторы начали изымать средства и из других экономик региона, которые, по их мнению, имели аналогичную уязвимость. Кризис сначала распространился на Восточную Азию, а затем на Россию, Бразилию и другие страны. В США изначальный эффект этих событий имел как отрицательные, так и положительные проявления. Отрицательный эффект проявился в прямых сбоях в торговле из-за снижения экспорта, так как страны, пораженные кризисом, сокращали закупки американских товаров. Но США выиграли от снижения инфляционного давления за счет более дешевого импорта, снижения цен на сырье и стоимости заимствований на фоне роста спроса на американские гособлигации. Тем не менее негативное влияние азиатского финансового кризиса на Россию и Бразилию в конечном счете привело к коллапсу в 1998 г. хедж-фонда Long Term Capital Management (LTCM), что было достаточно значимым событием, чтобы привлечь внимание Казначейства США и потребовать усилий Федерального резервного банка Нью-Йорка по сдерживанию потенциальной «финансовой инфекции».

Великая рецессия 2008 г. – третий пример – отличается от двух этих эпизодов тем, что она началась в США с краха американских финансовых рынков. Кризис распространился на другие страны и по торговому, и по финансовому каналу. Активы на балансах европейских и азиатских банков обесценились фактически в одночасье, поставив под угрозу платежеспособность банков и ограничив их возможность кредитовать свои экономики. Падение спроса на импорт со стороны американских потребителей и компаний из-за резкого падения их доходов, а также ограниченный доступ к торговому финансированию спровоцировали глобальный «великий торговый коллапс».

Рецессия, связанная с пандемией коронавируса, – глобальный кризис – ударила особенно сильно по развивающимся странам из-за сокращения финансовых потоков и временного снижения стоимости экспортируемых ими сырьевых товаров, получаемых извне денежных переводов и доходов от туризма. Все это в дополнение к прямым потерям из-за кризиса здравоохранения и связанных с ним локдаунов.

Экономические события в США оказывают непропорционально высокое влияние на остальной мир из-за доминирующей позиции страны в глобальной торговле и на финансовых рынках, а также из-за использования доллара США в качестве глобальной валюты. Примером может служить дефляционная политика США конца 1970-х гг. Тогда ФРС подняла ставки почти до 20%, уровень безработицы в стране превысил 7,5%, а инфляция почти достигла 15%.

Политика повышения ставок в итоге оказалась эффективной, поскольку привела к новой эре низкой инфляции. Но она также способствовала рецессии в США и глобальной рецессии – поскольку последствия жесткой денежно-кредитной политики США распространились через торговлю и финансовые рынки на другие страны. С одной стороны, компании, которые экспортировали в США, выигрывали от удорожания доллара, но выигрыш был нивелирован сокращением спроса на импорт: реальная стоимость американского импорта в 1980, 1981 и 1982 гг. оказалась ниже, чем в 1979 г. С финансовой стороны удорожание доллара создало проблемы для всех, чей долг был номинирован в долларах, в том числе для правительств многих развивающихся стран. Высокие ставки в США также спровоцировали отток капитала из развивающихся стран с высокой долговой нагрузкой. Последние два фактора внесли свой вклад в долговой кризис в Латинской Америке в 1982 г.

Но США находятся в уникальном положении с точки зрения предоставления помощи в период кризисов.

Долговой кризис 1980-х гг. в Латинской Америке в конечном итоге был решен с введением «плана Брейди» (по имени предложившего его министра финансов США Николаса Брейди. – Прим. «Эконс»), в соответствии с которым дефолтный долг был конвертирован в облигации, гарантированные США. Это восстановило способность стран брать займы за рубежом и подстегнуло активную глобальную торговлю суверенными облигациями. Аналогично действия председателя ФРС Алана Гринспена, министра финансов США Роберта Рубина и его заместителя по международным делам Лоуренса Саммерса, направленные на предотвращение международного экономического коллапса на фоне мексиканского кризиса 1994 г. и азиатского кризиса 1997 г., побудили журнал Time в 1999 г. поместить на обложку портреты Гринспена, Рубина и Саммерса с подписью «Комитет по спасению мира».

Во время глобального финансового кризиса 2008–2009 гг. ФРС предоставила иностранным центральным банкам своп-линии – долларовые кредиты, которые центробанки могли использовать для кредитования коммерческих банков в своих странах, чтобы смягчить дефицит долларовой ликвидности. Это было важно, потому что повсеместные потери по номинированным в долларах активам означали, что иностранные финансовые институты вынуждены были скупать доллары в момент, когда на рынке наблюдался дефицит валюты США, а многие центробанки не имели достаточных долларовых резервов, чтобы помочь национальным банкам. В начале 2009 г. ФРС предоставила зарубежным центробанкам почти $600 млрд. Аналогично, когда стало ясно, что коронавирус – это пандемия, которая потребует глобальных локдаунов, и на финансовых рынках началась паника, ФРС предоставила центробанкам других стран более $400 млрд в течение марта, апреля и мая 2020 г.

Термин «заражение» используется экономистами, чтобы описать, как в экономически взаимосвязанном мире экономическое положение стран оказывается под влиянием негативных событий, происходящих в одной крупной стране или регионе. Экономические события за пределами США также влияют на условия внутри США, в то время как размер американской экономики и центральная роль доллара в международных транзакциях означают, что экономические кризисы в США имеют огромные последствия для всего мира. Но США также могут помочь другим странам во время кризисов, как за счет прямых действий, так и участвуя в скоординированных действиях.

В конечном счете лучший способ для любой страны, включая США, справляться с экономическими потрясениями, произошедшими за ее пределами, – это иметь сильную экономику: то есть стабильную инфляцию, управляемый государственный долг, устойчивый экономический рост, надежные банки и финансовые институты. Страны, которые изначально находятся в более устойчивом экономическом положении, лучше справляются с кризисами, «пришедшими» из-за рубежа, – точно так же как человек с хорошим здоровьем лучше подготовлен к тому, чтобы пережить болезнь, чем имеющий хронические заболевания.

Оригинал статьи опубликован на портале Econofact. Перевод выполнен редакцией Econs.online.

Способна ли экономика Китая обогнать США

В 2021 году китайская экономика выросла на 8,1%, отчиталось в понедельник главное статистическое управление Китая. Значение превысило целевой показатель и стало максимальным за последние 10 лет. Ранее китайские власти прогнозировали рост ВВП страны «выше 6%».

«В прошлом году темпы роста экономики Китая были одними из самых высоких среди крупнейших экономик мира», — сообщил на пресс-конференции глава статистического ведомства Нин Цзичжэ.

Согласно опубликованному документу, объем экономики Китая за прошлый год превысил 114,36 трлн юаней (почти $18 трлн).

В 2020 году ВВП страны вырос на 2,2% (минимальный показатель за последние более чем 40 лет). В 2019 году ВВП КНР вырос на 6%. Рекордным был 2007 год — 14,2%.

Хорошие темпы демонстрируют данные по промышленности. Промпроизводство в стране выросло на 9,6%. Инвестиции в основной капитал увеличились за прошлый год на 4,9%. Это выше прогнозов экспертов. Госинвестиции выросли на 2,9%, частные — на 7%. Заметно выросло потребление и услуги.

Доход на душу населения в китайских городах составил 47 412 юаня ($7,5 тыс.) На селе — 18 931 юаней ($2,9 тыс. ). «На следующем этапе мы должны взять за основу идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой для новой эпохи, воплотить в жизнь дух съезда Компартии Китая», — резюмирует статуправление КНР.

Кто первый в мировом пантеоне

Успехи китайцев обострили проблему экономического соревнования между КНР и США. Эксперты спорят, какая из двух стран реально лидирует в мировом экономическом пантеоне и по каким показателям. Правда, официальных данных по ВВП США за прошлый год пока что не обнародовано. Но по последним оценкам МВФ, в 2021 году ВВП США увеличился на 6% (прежний прогноз был 7%). Банк Goldman Sachs и вовсе давал прогноз по США в пределах 5-6% ВВП.

Эксперт «БКС Мир инвестиций» Михаил Зельцер считает, что объемы ВВП двух стран вполне сравнимы.

«С учетом ожидаемой динамики ВВП по США и уже фактической по КНР, размер экономики Штатов на 2021 год почти $22 трлн при около $18 трлн у Поднебесной. В этом случае Китай проигрывает. Но темпы роста, что уже очевидно, выше у Китая», — говорит Зельцер.

Сейчас по большинству показателей США все-таки остаются ведущей мировой экономикой, а Китай располагается на почетном втором месте, указывает доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г.В. Плеханова Екатерина Новикова. «Такая расстановка сил складывается, например, из ВВП на душу населения, где показатель США превышает показатель Китая в шесть раз. Но по паритету покупательской способности Китай, наоборот, обогнал США уже несколько лет назад», — отмечает Новикова.

Доцент экономического факультета РУДН Марина Решетникова считает, что соревнование между экономиками США и Китая напоминает игру в догонялки с неопределенными правилами. «Китай все чаще называют второй по величине экономикой мира, предрекая ему переход на позиции лидера уже к 2028 году. Особый вклад в эти прогнозы вносят отчеты Главного статуправления КНР. Ловко манипулируя такими показателями, как рост ВВП и доходов населения, Пекин достаточно успешно формирует впечатление стремительного экономического роста», — иронизирует Решетникова.

«Экономика КНР могла бы показать еще более впечатляющий рост по итогам 2021 года, но китайское правительство поставило приоритетом решение накопившихся проблем в целом ряде секторов своей экономики, в том числе важнейших из них — строительство, high-tech», — подчеркивает управляющий партнер российско-китайской инвестиционно-консалтинговой компании «Кадерус Капитал» Андрей Акопян.

«Регуляторные шоки в Китае сейчас съедают часть экономического роста, но это в краткосрочном плане. Зато потом, в долгосрочном плане приумножат успех», — говорит Акопян.

Чьи перспективы лучше, эксперты затрудняются оценить. Охотнее говорят о том, у какого государства перспективы проблемнее.

Наследство Трампа

«США тоже восстанавливаются, но на фоне явного неблагополучия. Ранее администрация президента Трампа, включив для преодоления ковидного кризиса печатный станок, дала старт росту инфляционным показателям. Как ни странно, администрация действующего президента Байдена продолжает эту стратегию и планирует напечатать еще $1,7 трлн. А что делать c этим? Очевидно, что 2022 год будет нелегким для экономики мирового лидера», — считает Решетникова из РУДН.

А в Китае победные релизы его статуправления не очень сочетаются с протестными акциями представителей малого и среднего бизнеса, подавляемыми правоохранительными органами.

«Не вяжутся «успехи» и с падением фондовых рынков, обвалом на строительном и автомобильном рынках. Это происходит на фоне стремительного роста стоимости рабочей силы, что отчасти объясняет, почему китайцы стали активнее потреблять», — продолжает Решетникова.

Основная сложность для Пекина – рост внутреннего спроса, растущий уровень жизни, утверждает директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. «Потребление реализуется за счет кредитов, и китайская экономика уже одна из самых закредитованных в мире. Есть оценки, что она закредитована на 300% ВВП. Непрозрачность экономики и статистики не дает возможности в полной мере оценить эту проблему», — поясняет Солонников.

Он уверен, что перед Китаем стоит еще ряд вызовов. «У них нет полного, законченного технологического цикла ряда базовых отраслей. Научно-техническая часть промышленности КНР во многом основана на купленных лицензиях, патентах, на приобретении зарубежной высокотехнологичной продукции. Либо на украденных технологиях, на промышленном шпионаже», — говорит эксперт.

Еще один вызов для Китая – финансовый, добавляет Солонников.

«КНР, в отличие от США, не находится на вершине финансовой пирамиды, и долги Китая — это долги Китая. Страна не может трансформировать их в долги всего мира, как США. Америка имеет тут неограниченные возможности для манипуляций, а КНР не имеет», — говорит Солонников.

Наконец, у КНР есть геополитическая проблема. Китай активно наращивает свое присутствие в Европе. Но ЕС давно сильно зависит от США.

Африка не вернет долги

Китай участвует в развитии новых рынков, в том числе в Африке. «Но африканские страны радостно берут китайские кредиты, а потом просят их списать в силу своей неплатежеспособности. Они хорошо освоили этот прием еще во времена СССР. Так что вложения китайцев в некоторые развивающиеся экономики – это, возможно, вложения в никуда, что подрывает перспективы Пекина», — заключает Солонников.

В самом Китае к тому же набирает ускорение перенос производства (пока, правда, только предприятий легкой промышленности) в страны с дешевым трудом: во Вьетнам, в Индонезию, Индию, добавляет Решетникова из РУДН.

Существует еще одна проблема, формирующая важнейший риск для экономики Китая — демографический, обращает внимание Решетникова из РУДН.

«Политика «одна семья — один ребенок» и значительное падение рождаемости уже в обозримой перспективе, к началу 2030-х годов, не позволит китайской экономике реализовать демографический дивиденд. По-моему, вопрос, кто победит в гонке за мировое лидерство, остается открытым», — подытоживает доцент экономического факультета РУДН Решетникова.

Важно понимать, что для западной культуры центром экономического развития является сам человек, а для восточной культуры центром экономического развития является государство и его роль в мировой экономике, объясняет Новикова из РЭУ им. Плеханова. «Китай может показать еще более высокие экономические показатели по сравнению с другими странами, но скажется ли это положительно на самих китайцах — большой вопрос», — указывает Новикова.

Сравнивать экономические достижения не по ВВП, который ничего не говорит о качестве жизни, а по индексу счастья населения страны было бы эффективнее, согласен Акопян из «Кадерус Капитала». «Какой ценой и за счет чего и кого достигнут рост ВВП, кому на пользу он пошел. Вот что важно, и не только для США и Китая», — говорит Акопян.

Всемирный банк прогнозирует, что рост ВВП США за 2022 год составит 3,7%. Рост ВВП Китая — 5,1%.

Подарок из-за океана: как триллионы Байдена помогут мировой экономике | Статьи

Правительство США готовит очередной рекордный по своим масштабам план поддержки экономики. Его детали не до конца ясны, но речь идет о выделении $3 трлн на разные цели. Такое денежное вливание не может пройти бесследно. В ближайшей перспективе оно окажет благотворное влияние на экономику как США, так и других стран, включая Россию, — наша страна окажется в выигрыше через рост цен на нефть и другие эффекты. В долгосрочной перспективе столь щедрая раздача средств может привести к очень неприятным последствиям. Таковы выводы доклада рейтингового агентства «Эксперт РА». Подробности — в материале «Известий».

Американские власти в 2020–2021 годах влили в экономику невиданный ранее объем средств через бюджет и фискальную политику. Ради борьбы с предыдущими кризисами также выделялись немалые деньги, но по большей части вливания осуществлялись через снижение ставок и различные программы ФРС, получившие общее название «количественного смягчения». В 2008 году был принят план стимулирования экономики на $800 млрд (для того времени беспрецедентный по масштабам), но и он, по сравнению с нынешними суммами, кажется сущей мелочью.

В 2020 году было принято шесть антикризисных бюджетных программ. Часть из них была небольшой (меры, направленные на расширение тестирования, помощь возвращающимся из-за границы, оплачиваемые государством больничные и т. п.). А вот другие, такие как CARES Act и Response Relief Act, исчислялись в сотнях миллиардов и триллионах долларов, включая в себя такие неортодоксальные меры, как прямую выдачу гражданам физических денег. Общий объем программ составил $4 трлн, из которых к началу нового года 3 трлн были уже распространены.

В середине марта конгресс принял новый план размером $1,9 трлн, включающий в себя новые выдачи «вертолетных денег». И буквально тут же началась работа над самой большой в истории антикризисной программой, которая будет призвана, помимо всего прочего, вкладывать в американскую инфраструктуру и добавит к общему счету около $3 трлн. Таким образом, общая сумма дополнительных антикризисных расходов в США достигнет $8 трлн, и, возможно, это еще не конец.

Что это означает для американской и мировой экономики? Вброс такого колоссального объема средств не может пропасть бесследно (особенно если сопровождается еще и сверхмягкой монетарной политикой). Разумеется, это должно поддержать экономику на фоне одного из самых тяжелых спадов в истории. Но в том-то и дело, что объем выделенных сумм несопоставим с размером ВВП, «выпавшим» из-за кризиса. Будет потрачено около 30% ВВП, а разница между потенциальным объемом и реальным увеличением ВВП в результате вливания средств может составить $400–600 млрд.

Президент США Джо Байден держит полупроводник во время своего выступления перед подписанием указа об экономике, 24 февраля 2021 года

Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Doug Mills

В первую очередь это провоцирует риски ускорения инфляции, которая, исходя из нынешней структуры глобальной экономики, может быть «экспортирована» из США за рубеж. Тем более что, помимо колоссальных государственных расходов (в Америке, но не только), существуют и другие инфляционные факторы — например, дефицит компьютерных микрочипов или нехватка контейнеров (влияние этих обстоятельств, впрочем, ограничено по времени).

Вместе с тем аналитики «Эксперт РА» считают, что ситуация не настолько тревожная. Во-первых, проинфляционные факторы в последнем пакете помощи ослабели — в частности, повышение МРОТ до $15 в час было отложено на неопределенный срок. Часть антикризисного плана представляет собой межбюджетные трансферты, налоговые отсрочки и льготы. Наконец, многие выплаты приведут не к росту потребительских расходов, а к выплате долгов.

Инфляция в США вряд ли раскрутится еще и потому, что среди основных составляющих индекса потребительских цен подрасти могут только продовольствие и энергетические товары. Цены на жилье растут, но аренда дешевеет из-за широкого распространения удаленной работы. Коронавирус также привел к парадоксальной на первый взгляд дефляции в еще одном ключевом для измерения роста цен компоненте — медицинских услугах. Из-за карантина американцы откладывают посещение врачей, так что влитые в экономику деньги вряд ли смогут серьезно увеличить частные траты в этой сфере. В итоге только 20% индекса могут создавать инфляционное давление, считают в «Эксперт РА».

Правда, на продовольственную инфляцию влияние оказывается достаточно сильное. Сейчас она находится на уровнях, близких к максимальным за последние 15 лет. Однако как раз эта инфляция будет, скорее всего, «экспортирована» в страны, где при появлении лишних денег (в том числе и вырученных за счет роста экспорта в США и другие развитые страны), по словам главного экономиста агентства Антона Табаха, «тут же улучшается рацион». Поэтому эффект поступит через развивающиеся рынки.

Колоссальные бюджетные дефициты — это еще и накопление госдолга. «Если к началу кризиса он составлял 104–105% ВВП, то по результатам 2020 года он вырос до 133% ВВП. Фискальная политика правительства США уже долгое время не является контрциклической (при экономическом росте бюджет должен быть профицитным, при рецессии осуществляется поддержка государством экономики, что приводит к дефициту), что в среднесрочной перспективе ведет к постепенной потере финансовой устойчивости. Структурные особенности политической системы, при которых легко проходят снижения налогов, но достаточно сложно повышение налоговых поступлений без роста экономики и доходов населения, дополнительно стимулируют разрастание долга федерального правительства», — отмечается в докладе агентства.

Фото: Global Look Press/imago-images

По другой метрике, общие государственные долги США составляют 811% от ежегодных доходов бюджета. Это один из самых высоких показателей в истории. Почти все страны-банкроты накануне своих дефолтов в последние 50 лет имели меньшие показатели. Самый высокий был у Боливии, которая в 1979 году была должна 802% от своих бюджетных доходов в год. Разумеется, США, располагающие гигантским и очень ликвидным рынком облигаций, а также главной мировой резервной валютой, находятся в иной лиге. И тем не менее в долгосрочной перспективе такое накопление долгов может представлять опасность.

Расходы на обслуживание государственного долга бюджета США пока близки к отметке 10–15% от доходов бюджета при общепринятой нагрузке в 10%. «При долге в 140% от ВВП через пять лет процентная ставка по долгу должна держаться на уровне 1,2%, чтобы процентная нагрузка на бюджет не превышала 10-процентного порога. При этом рынок ожидает инфляцию на уровне более 2% в ближайшие десятилетия. Получается, что ФРС должна проводить политику с отрицательными реальными процентными ставками многие годы только ради поддержания устойчивости пирамиды госдолга», — отмечают аналитики «Эксперт РА».

Они ожидают, что ФРС при постоянном превышении инфляции уровня в 2% установит ставку хотя бы в 3% для борьбы с повышенной инфляцией сначала и с перегретым рынком труда в дальнейшем. В этом случае процентные расходы со временем вырастут до 26% от доходов бюджета, что поставит правительство США в сложное положение.

Экономические планы команды Байдена предусматривают серьезный рост расходов на «зеленую энергетику», тогда как добыча нефти будет дестимулирована. Пряник будет соседствовать с кнутом: на развитие возобновляемых «углеродно-нейтральных» источников предлагается выделить $400 млрд, но одновременно американская администрация будет осложнять жизнь нефтяникам (например, запретом добычи на федеральных землях). Это может заметно повысить себестоимость американской нефти — возможно, до уровней, когда ее добыча в нынешних объемах будет нерентабельной.

Фото: Global Look Press/imageBROKER/Jim West

По мнению аналитиков «Эксперт РА», с учетом фискального стимулирующего пакета и постепенного восстановления экономики на фоне вакцинации можно ожидать повышательного давления на цены на нефть и начала нефтяного суперцикла — долгосрочного роста стоимости углеводородов, подобного подъему 2000-х годов. С другой стороны, по словам президента Института энергетики и финансов Марселя Салихова, ограничения по добыче нефти в США и «зеленый курс» могут быть уравновешены сделкой с Ираном, после чего один из шести крупнейших производителей черного золота в мире вернется на мировой рынок. Впрочем, переговоры наверняка будут трудными и ожидать снятия санкций в ближайшее время не приходится, считает специалист. В любом случае этот аспект в планах администрации будет еще как минимум какое-то время играть на руку России, которая сможет пополнять бюджет при довольно высоких или по крайней мере удовлетворительных нефтяных ценах.

Несмотря на сравнительно скромный эффект беспрецедентных фискальных и монетарных мер в текущей обстановке, в более длительной перспективе такая политика несет огромные риски. По словам президента компании «Московские партнеры» профессора Высшей школы экономики Евгения Когана, рано или поздно инфляция всё равно вырвется из-под контроля, после чего власти будут вынуждены выкупать какие-то участки кривой доходности, то есть «печатать еще больше денег».

— Всё, что сейчас поддерживает рынки, — это огромная ликвидность. Рано или поздно ее придется сжимать. И чем позднее это будет сделано, тем сильнее будет удар по рынкам, — резюмировал Коган.

Америка стремительно выходит из кризиса. Трамп доволен, другие говорят: рано радуетесь

  • Алексей Калмыков
  • Би-би-си

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Карантин закончился, магазины открылись. Розница переживает небывалый бум (говорят оптимисты), но смотря с чем сравнивать (отвечают скептики) — продажи ниже докризисных и растут благодаря временной господдержке

Крупнейшая в мире американская экономика быстро оправляется от вызванного коронавирусом спада. Политики радуются: кризис закончился, не начавшись. Экономисты предупреждают: праздновать нечего, все очень шатко и если прервать денежную терапию раньше времени, шрамы не рассосутся целое поколение.

США уверенно опережают другие страны по числу смертей от Covid-19, а хаотичный ответ Дональда Трампа на крупнейший кризис его президентства уменьшает его шансы переизбраться на второй срок на ноябрьских президентских выборах. Белый дом спешит перевернуть печальную страницу и вернуться к избирательной кампании, основным козырем которой до пандемии и карантина была сильная экономика.

«Ваши доходы немного упали, но мы вернули все обратно. Фондовый рынок бьет рекорды. У нас феноменальная экономика, нас ждет прекрасный третий квартал. И если мы не наделаем глупостей 3 ноября (в день выборов), следующий год для нашей экономики будет лучшим в истории», — сказал Трамп группе сторонников, съехавшихся на выходных в Оклахому посмотреть на кумира.

Поводы для оптимизма у него есть. Обращения за пособием по безработице снижаются уже 11 недель подряд, розничные продажи взлетели в мае на невиданные 18%, разрешений на строительство жилья выписано аж на 14% больше, а промышленники впервые с февраля демонстрируют в опросах уверенность в будущем.

«У нас отличные шансы на то, что экономика восстановится так же стремительно, как она глохла, — сказал за неделю до митинга Трампа его главный экономический советник Ларри Кадлоу. — Я думаю, во втором полугодии нас ждет солидный рост ВВП процентов на 20, а безработица опустится ниже 10%».

«2021-й будет очередным годом солидного, очень солидного роста», — сказал Кадлоу.

Энтузиазм Белого дома не разделяет главный независимый оценщик экономической ситуации в стране — глава американского центробанка Джером Пауэлл.

«В последние дни некоторые индикаторы указывают на стабилизацию и даже частичное восстановление экономической активности, — сказал он сенаторам в середине июня. — В то же время выпуск товаров и услуг, равно как и занятость остаются на уровне значительно ниже докризисного, а по поводу сроков и масштабов восстановления существует серьезная неопределенность».

Конец щедрости

В той же статистике, которой хвалятся Трамп и Кадлоу, Пауэлл без труда нашел повод для тоски.

Пусть в мае рынок труда восстановился, прибавив 2,5 млн рабочих мест, а безработица сократилась до 13,3%, но ведь еще в феврале она была на рекордно низком уровне 3,5%. За время пандемии 45 млн американцев обратились за пособием.

Промышленное производство пусть и поднялось в мае, но лишь на 1,4%, и по данным центробанка, по-прежнему более чем на 15% ниже, чем в докризисном феврале.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Безработица в США подскочила до невиданных со времен Великой депрессии высот

Когда Трамп пришел в власти, он обещал добиться экономического роста «на 4%, а может и на 5% и даже на 6%» в год. В 2018 году он не дотянул до 3%, в 2019-м замедлился до 2,3%.

В текущем, по оценке центробанка, рост и вовсе сменится спадом — на 6,5%. Обрушение деловой активности в текущем втором квартале (за апрель — июнь) будет самым драматичным в современной истории США, предупредил Пауэлл.

«Пока население не поверит, что с вирусом покончено, полное восстановление маловероятно», — предупредил он конгрессменов.

Советник Трампа Кадлоу назвал прогноз главы ФРС «слишком угрюмым». И предложил рецепт оживления экономики: лишить безработных антикризисной надбавки к пособию, благодаря которой средние выплаты достигли 4 тысяч долларов в месяц.

«Такие деньги отбивают всю охоту возвращаться на работу. Мы людям платим, чтобы они не работали. Больше, чем они раньше получали в виде зарплаты, — сказал он. — На пару месяцев это может и полезно, но в конце июля надо положить этому конец».

Чтобы продлить надбавки, нужно утвердить новый пакет помощи в конгрессе, но сторонники Трампа из Республиканской партии пока блокируют одобренный демократами акт. США уже выделили из казны более 3 трлн, но этого недостаточно, уверены многие.

Пауэлл лично на этой неделе попросил сенаторов не экономить, а потом подписался под письмом 150 экономистов, среди которых есть и его предшественники на посту главы американского ЦБ. Они попросили законодателей усвоить урок финансового кризиса десятилетней давности и поскорее выделить еще денег на стимулирование экономики.

«Недостаточно решительный ответ конгрессменов в период Великой рецессии продлил излишние страдания и сдержал экономический рост. Конгресс не должен повторить эту ошибку», — говорится в письме.

Палата представителей, подконтрольная демократам, уже одобрила очередные 3 трлн долларов антикризисной помощи, однако сенат, в котором большинство у республиканцев, утверждать его отказался, ссылаясь на то, что экономика и без того уже восстанавливается.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Трамп на первом после карантина митинге хвалил себя за то, как он справился с пандемией, и обещал экономическое чудо в 2021 году

Спор возобновится в июле по окончании парламентских каникул, и какие-то деньги точно будут выделены, но скорее всего пакет будет скромнее.

«Тратьте как можно больше!»

Все будет зависеть от статистики — покажет ли она уверенное восстановление активности, сказал советник Трампа Кадлоу. Ждать не стоит, поспорил с ним глава ФРС Пауэлл: экономике нужен мощный стимулятор, чтобы быстро поправиться.

«Чем дольше затягивается спад, тем больше потенциальный долговременный урон от потери рабочих мест и разорения бизнеса. Продолжительные периоды безработицы неблагоприятно сказываются на квалификации работников и перспективах их трудоустройства», — сказал он.

Кроме того, кризис усиливает неравенство и расслоение в обществе, чреватое политическими потрясениями.

«Не все американцы в равной степени ощущают тяготы спада. Скачок безработицы в гораздо более существенной степени затронул наименее обеспеченные семьи, этнические меньшинства и женщин. Если кризис не будет быстро преодолен, разрыв в благосостоянии разных групп населения усугубится, и все усилия последнего рекордного периода восстановления после предыдущего кризиса будут сведены на нет», — сказал Пауэлл.

Он озвучил сложившийся за время нынешнего кризиса консенсус экономистов и международных финансовых организаций: решительная и масштабная денежная инъекция уменьшает вероятность затяжной болезни, которая оставит вечные шрамы на теле экономики и общества. Лучше потратить сейчас и вернуться к прежним темпам создания богатства, чем сэкономить и долго влачить жалкое существование.

Экономисты объясняют неожиданно овладевшую ими тягу к расточительству особенностью катаклизма: мир столкнулся с пандемией, нерукотворным кризисом.

Не то чтобы мы что-то делали сильно не так, а кризис выявил аномалии и теперь нужно устранить перекосы, прежде чем тратить деньги на восстановление. Ничего подобного: мировая экономическая машина работала относительно сносно, организм был здоров и рос, пусть и вяло, но его поразил вирус. И потому операции не требуется, достаточно искусственного дыхания, мощной дозы адреналина в виде антикризисных денежных вливаний — и все запустится с прежней силой.

«Сейчас главное — выйти из этого кризиса с минимальными шрамами. От МВФ такое редко услышишь, но мы говорим: тратьте, — сказала глава Международного валютного фонда Кристалина Георгиева. — Тратьте как можно больше!»

Ситуация как никогда располагает к этому: ставки кредитов находятся на нуле, как и инфляционные ожидания. Развитые страны могут брать деньги в долг бесплатно. И история подсказывает, что это надолго, что лишь ободряет сторонников масштабного стимулирования спроса и производства за счет бюджета.

В недавно опубликованной работе три экономиста оценили последствия прошлых пандемий и пришли к выводу, что в отличие от войн, от нашествия бактерий и вирусов мир восстанавливается десятилетиями, и последствия ощущаются в среднем около 40 лет.

В результате, как показал анализ предыдущих 15 эпизодов — от чумы до испанки, инфляция и соответственно ставки займов годами находятся в подавленном состоянии. У этого есть и приятная сторона: бесплатные деньги позволяют властям бесконечно наращивать госдолг, а стагнирующие цены обеспечивают опережающий рост реальных доходов населения.

Последствия Второй Мировой войны для экономики США

Иванова С.

Первой и Второй мировым войнам удалось ликвидировать любое экономическое соперничество или вызов американским корпорациям. Вторая мировая война помогла Соединенным Штатам оправиться от последствий Великой депрессии и захватить экономическое лидерство в мире на долгие годы. В то время, когда Европа и Азия были разорены войной, США, напротив, имели экономический рост. Индустриальная мощь США росла не по дням, а по часам, в то время как промышленный потенциал Европы и Азии был уничтожен союзниками во время Второй мировой войны, равно как союзниками и центральными державами в Первой мировой войне.

К концу Второй мировой войны США в буквальном смысле принадлежала половина глобальной экономики через предоставление займов, американские иностранные инвестиции и военные долги. Экономическая экспансия США и американский экспортный бум в беспрецедентных масштабах, которые имели место в период с 1910-1950 годов, все были связаны с евразийскими войнами. Кроме того, только США имели экономические ресурсы на восстановление экономики и промышленного потенциала Европы и Азии, которые они выдавали с определенными условиями. Эти условия включали благоприятный режим для американских корпораций, торговые преференции США и создание американских дочерних отделений.

В 1945 году начался «Пакс Американа» или Американский век. Большая часть даже той иностранной помощи, которая предоставлялась правительством США (с одобрения Конгресса) в целях содействия восстановлению европейских государств, направляясь обратно на частные банковские счета владельцев корпораций США, поскольку американские компании держали многие связанные с реконструкцией контракты. Война непосредственно питала индустриальную мощь Соединенных Штатов, одновременно ликвидируя других конкурентов, таких как японцы, которые являются одной из основных экономических угроз для американских рынков в Азии и Тихоокеанском регионе.

Кроме того, империи Великобритании, Франции и других западноевропейских стран были демонтированы не только потому, что все они деградировали в результате Второй мировой войны, но и во имя англо-американских экономических интересов. Империалистическая политика этих европейских государств обязывала колонии делать торговые преференции для них, что шло против политики открытых дверей, которая позволила бы американским корпорациям проникнуть в другие национальные экономики, особенно те, которые были опустошены в результате войны и тем самым идеально подходили для внедрения американских корпораций.

Несмотря на катастрофические последствия Второй мировой войны для всего мира, она стала благоприятным моментом для реконструкции и развития экономики Соединенных Штатов Америки.

 

 

 

 

Говоря об экономическом положении Соединенных Штатов перед Второй мировой войной, прежде всего необходимо сказать о Великой Депрессии, как важнейшей вехе в истории развития американской экономики.

Экономика США в 20-е годы ХХ века росла как на дрожжах. Первая мировая война обогатила Америку. Немецкая экономика, которая в начале 20-века догоняла по объемам американскую, была подорвана поражением страны в первом мировой войне. Страны-победители из числа промышленно развитых стран – Англия и Франция также понесли существенные потери из-за затяжной войны и были вынуждены потесниться на мировом рынке.

В 1929 году американская промышленность выпустила около 5 млн. автомобилей, а использовалось в самих США в тот же год около 26 миллионов автомобилей, и это при населении США в 1929 году в 122 миллиона жителей, т.е. автомобилем владел почти каждый пятый американец. Индекс Доу Джонса за семь лет вырос в три раза. Простой американец смотрел, как акции большинства американских компаний неудержимо росли. Небольшой спад сменялся уверенным ростом. Многие стремились заработать на этом росте и вкладывали свои сбережения в различные акции, брали кредиты на покупку акций. Активно скупалась земля, которую можно использовать для постройки жилья. 

 

 

 

 

Сборочный цех компании Паккард. Детройт. Фото 20-х годов 

 

Развязка наступила 24 октября 1929 года, когда акции американских компаний стали падать. Индекс Доу-Джонса упал с рекордных 381 пунктов в сентября 1929 года до 41 пункта в июне 1932 года. Кстати, уровень 381 пункта индекс Доу-Джонса снова достигнет только в 1958 году, спустя почти 30 лет. 

Историки и экономисты до сих пор спорят об истинных причинах кризиса. По одной из самых распространенных теорий кризис вызвала нехватка денежной массы. Доллар был привязан к золотому запасу страны, который рос недостаточно быстро и не успевал за быстрым ростом промышленности. Нехватка денежной массы вызвало дефляцию – падению цен на продукцию, и, как следствие, банкротство многих производственных предприятий. Роль денег из-за нехватки денежной массы стали служить различные расписки, векселя, что еще больше запутало банковскую систему страны. Марксисты указывают на главную причину кризиса – банальное перепроизводство. 

 

 

 

Крах Уолл-стрит. Фото 1929 г. 

 

 

После начала кризиса американское правительство попыталась принять меры (сейчас бы их назвали антикризисными), защищающие собственное промышленное производство. В 1930 году был принят закон Смута-Хола, который повышал таможенные пошлины на иностранные товары. Но данные протекционистские меры привели к обратному результату – пострадал американский экспорт, так как остальные страны стали вводить подобные ответные пошлины на американские товары. А многие американские компании, лишившись благодаря этому закону сильных зарубежных конкурентов, стали повышать цены на свою продукцию, что отрицательно сказалось на покупательной способности американского потребителя. 

В 1929 году министерство финансов США «закачало» в банковскую систему страны 150 млн. долларов. Результат, однако, оказался нулевым.

Сильно пострадало сельское хозяйство США. Небольшие фермерские хозяйства, часто бравшие кредиты под залог будущего урожая, пали жертвой кризиса первые. За четыре года разорилось почти 900 тысяч фермерских хозяйств. Молоко сливали в канавы, так как цена не него была настолько низка, что перевозка его на рынок не окупал даже бензина на перевозку. Более предприимчивые фермеры впрягали лошадей в автомобили, для того, чтобы хоть что-то заработать на продаже продуктов. Фермеры мрачно шутили, называя это транспортное средство – «телегой Гувера», в честь тогдашнего американского президента Герберта Губера. Но миллионы и миллионы фермеров разорились, а фермы, продававшиеся до кризиса за 100 и более тысяч долларов, после 1929 года выставлялись на продажу за скромные 3-7 тысяч долларов. Миллионы фермеров и фермерских рабочих пополнили огромную армию безработных. 

 

 

 

 

Фермеры перекрыли дорогу к рынку в Сиу Сити. Фото 30-х годов 

 

Тяжелый удар получило промышленное производство, которое в целом сократилось в два раза, а в некоторых отраслях и более. К примеру, производство автомобилей сократилось в пять раз. Реальная зарплата рабочих упала на 50-60%. Выживали более сильные, крупные корпорации, которые поглощали мелкие фирмы. Так, фирма «Студебеккер», известная многим по простым и надежным грузовикам, поставляющимся в годы войны в Советский союз по ленд-лизу, была поглощена компанией «Дженерал Моторс». 

Безработица в США в 1933 г., на пике Великой Депрессии, составила около 17 миллионов человек, а это был почти каждый четвертый трудоспособный американец. При такой безработице стоимость рабочей силы упала до минимума, любой безработный был согласен работать чуть ли не за еду. Это, конечно, было выгодно владельцам предприятий. Но с другой стороны, при таких минимальных зарплатах покупательная способность большинства американцев была также минимальна, что била по самой промышленности. 

 

 

 

Очередь безработных в США. Фото 30-х годов 

 

 

Именно поэтому одной из действенных мер «нового» курса нового президента США Франклина Рузвельта, который был избран в 1933 году, была организация трудовых лагерей для молодых людей возрастом от 18 до 25 лет. Они обеспечивались бесплатным питанием, одеждой и жильем и зарплатой в 1 доллар в день. В 1934 году литр молока стоил 11 центов, а буханка хлеба – 8 центов. Рабочие из трудовых лагерей рыли каналы, асфальтировали дороги, осушали болота.

Выбор возраста рабочих, которых забирали в такие лагеря, не случаен. Молодые, холостые рабочие были достаточно мобильны, им не требовались деньги на содержание семьи и именно они сбивали цену на рабочую силу, заставляя рабочих с семьями жить впроголодь. Фактически вырвав из рынка рабочей силы молодых рабочих, Рузвельт добился того, что средняя зарплата рабочих стала медленно увеличиваться. 

 

 

 

 

 

Работники трудового лагеря на прокладке дороги.  Фото 1933 г. 

 

 

От голода и болезней за 5-7 лет погибли тысячи американцев. В больших городах были различные религиозные и правительственные организации, которые снабжали нуждающихся бесплатной едой и одеждой. Количество самоубийств выросло также незначительно, на 5-7% по всей стране. В большей степени тот ужас падения для американца – современника Великой депрессии был вызван именно чрезвычайно высоким уровнем жизни, достигнутым к 1929 году. Более-менее США оправилось от последствий кризиса только к 1939 году, спустя 10 лет с начала Великой депрессии, т.е. к началу Второй мировой войны.

 

 

 

 

 

 

Разразившаяся в сентябре 1939 года в Европе Вторая мировая война стала началом военно-хозяйственной конъюнктуры США. До того, как Германия напала на Польшу, хозяйство США еще не оправилось от кризиса 1937-11939 гг.

Первые четыре года Второй мировой войны (осень 1939 – осень 1943) привели к непрерывному увеличению промышленного производства США. Промышленность выросла почти в 2,5 раза, что было следствием большого количества военных заказов.

В США стремительно проходил процесс замещения обычного рыночного хозяйства регулируемым рыночным хозяйством (с тенденцией увеличения жесткости регулирования). Набор органов по регулированию экономики в военных условиях включал (помимо органов по управлению собственно производством вооружений и военной техники):

1. Органы, контролировавшие производство, импорт и распределение дефицитного непродовольственного сырья и материалов, включая продукцию ТЭК и черные металлы.

2. Органы, контролировавшие производство, импорт и распределение продовольствия.

3. Органы, занимавшиеся нормированием потребления продовольственных и непродовольственных потребительских товаров (нормировалось, в частности, потребление бензина, автопокрышек, сахара, кофе).

4. Органы, контролировавшие цены (Конгрессом США  был введен в действие закон о жестком контроле над ценами).

5. Органы, контролировавшие мобилизацию, распределение и использование рабочей силы.

Война резко увеличила инвестиционные риски и, соответственно, понизила склонность частных инвесторов к инвестициям. В этой ситуации государство было вынуждено взять на себя функции стратегического инвестора во всех воюющих странах, включая США.

В США с 1940 г. по 1945 г. доля государства в капвложениях в обрабатывающую промышленность составила 2/3. Авиапромышленность была создана почти целиком на госсредства. Всего за счет государства было построено 3 тыс. промышленных предприятий. В результате примерно за 12 лет (1933-1944 гг.) производственный аппарат экономики США был радикально обновлен при очень значительном государственном участии и на основе разделения инвестиционных функций между государством и частным сектором.

 

 

 

В строительном ангаре компании Vultee Aircraft . Фото 40-х годов 

 

 

Приблизительно так же обстояло дело и в других воюющих странах. С той лишь разницей, что в годы войны в Германии и Японии (в меньшей степени во Франции, Англии и Италии) в результате бомбардировок и военных действий были уничтожены огромные массы частной производственной собственности. Что, в конечном счете, также способствовало росту значения экономической деятельности государства как во время войны, так и после войны.

В условиях Второй мировой войны США также как и в период Первой мировой войны прибегли к дефицитному финансированию бюджета. Дефицит бюджета США за 1941-1945 бюджетные годы составил 58,5% к расходам.

Вместе с тем, Вторая мировая война привела к очень серьезным изменениям в мировой валютно-денежной сфере. В ее конце около 70% мирового золотого запаса оказалось сосредоточено в США. После войны практически повсеместной нормой стало резкое превышение массы банкнот и монет в обращении по сравнению с золотовалютными резервами. В этих условиях либерализация валютного обращения для большинства стран была невозможна без крупных негативных экономических последствий. Отсюда — необходимость жесткого регулирования валютного обращения.

Экономика США в период реализации «Нового курса» и затем в период Второй мировой войны прошла ту фазу развития, которую экономики Западной Европы и Японии оказались вынуждены проходить в 1945-1965 г. В период «Нового курса» государство в США произвело огромные вложения в инфраструктуру, а сельское хозяйство превратило в регулируемую отрасль. В годы Второй мировой войны вся экономика США превратилась в регулируемое смешанное хозяйство. Машиностроение и ряд других отраслей обрабатывающей промышленности были в этот период созданы на базе государственных инвестиций практически заново. Для способности экономики США к эффективному функционированию в либерализованном режиме огромное значение имело то, что в годы «Нового курса» (и затем во время войны) система финансовых рынков была приведена в работоспособное состояние.

Американское государство, таким образом, за 1933-1945 гг. полностью отреставрировало всю рыночную систему и значительную часть производственного фундамента экономики. Частный сектор вновь приобрел способность финансировать капиталоемкие проекты. После этого стала экономически оправданной приватизация значительной части производственных активов, созданных государством в годы войны. В итоге степень либерализованности экономики США после завершения послевоенной перестройки экономики была весьма высокой. Но она, все же, была далеко не такой высокой, как в 1928 г. Теперь это было регулируемое хозяйство с заметным присутствием государства в сфере собственности, особенно инфраструктурного характера.

Даже в 1980 г. государству в США принадлежало около 25% электроэнергетики и железных дорог. В конце 1980-х годов, несмотря на весь рейгановский либерализм, бюджетные затраты на сельское хозяйство составляли около трети его конечных продаж. Американское же государство с 1945 г. по 2000 г. вложило в НИОКР средства, равные нескольким триллионам долларов. Оно же еще в 1930-е годы установило жесткую систему контроля над финансовыми рынками и кредитной системой.

К присутствующим в США элементам экономики развития, фундамент которой закладывался в период Второй мировой войны, следует добавить:

1. постепенную бюджетную делиберализацию экономики (практически непрерывный рост с конца 1940-х годов доли бюджетного перераспределения ВВП),

2. огромную роль частично финансируемых государством инновационных программ,

3. громадную систему госзаказа и госзакупок, выходящую далеко за рамки ВПК.

 

 

 

 

 

 

США — единственная страна мира, чья экономика вышла из Второй мировой войны значительно окрепшей. Более того, за годы войны национальный доход страны возрос в два раза. После войны на долю США приходилось 60% промышленной продукции, 2/3 золотого запаса и 1/3 экспорта капиталистического мира. 

Соединенные Штаты вышли из войны определенно усилившимися. Поэтому сразу после войны страна смогла быстро и успешно переориентировать свою экономику на выпуск мирной продукции. К середине 1947 г. этот переход был завершен. Основу его составили следующие факторы: 

• хорошая организация государственного управления, 

• программы реконверсии для солдат, возвратившихся с фронта, 

• быстрый рост частного потребления, 

• быстрое расширение инвестиций в запасы и оборудование, 

• развитие под воздействием правительственной политики экспорта благ и услуг.

 

 

 

На Манхэттэне. Фото 40-х годов 

 

Увеличился индекс валового национального продукта (ВНП) США. Технологическое превосходство и самая высокая производительность труда, обильные прибыли позволяли финансировать новые капиталовложения как внутри страны, так и за ее пределами. 

В послевоенной внешнеэкономической политике США особое место занимает Западная Европа. В своих связях с этим регионом США прошли за послевоенный период путь от патронирования до взаимоотношений относительного равенства.

На этом этапе США прилагали значительные усилия по социально-экономической стабилизации своих западноевропейских союзников. 5 июня 1947 г. в качестве «программы возрождения Европы» после Второй мировой войны был представлен план Маршалла, названный так по имени его разработчика — госсекретаря США Дж. Маршалла. Планом предусматривалось выделение на определенных условиях займов и кредитов. В плане Маршалла согласились участвовать 16 европейских стран. С апреля 1948 г. по февраль 1952 г. страны Западной Европы (Англия, Франция, Голландия, Испания, Западная Германия) получили 17 млрд. долл. по плану Маршалла. Одновременно с этим американский бизнес выгодно скупал западноевропейские предприятия. 

Для проведения в жизнь плана по укреплению позиций западноевропейского капитализма, утверждения в регионе американского влияния была создана специальная Организация Европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС), осуществлявшая контроль за распределением средств и условиями их использования. 

Определенное влияние на американскую экономику оказала война в Корее (1950—1953): увеличился объем промышленности, работающей на военные нужды, возросла занятость населения. В промышленность США было инвестировано до 30 млрд. долл., т. е. больше, чем за всю Вторую мировую войну. 

Несмотря на благоприятную экономическую конъюнктуру, война в Корее, принесшая США 54 тыс. погибших и 103 тыс. раненых, была непопулярна в стране. Это привело к поражению демократов на выборах 1952 г. 

 

 

 

 

Американские морские пехотинцы читают телеграмму о прекращении огня в Корее. Фото 1953 г. 

 

 

Республиканская администрация опиралась в экономике на монетаристскую политику. С помощью финансовых очагов регулирования удалось преодолеть экономический спад 1953— 1954 гг. и третью послевоенную рецессию 1957—1958 гг. 

В первые послевоенные десятилетия лидирующее положение США в мировом капиталистическом хозяйстве было бесспорно. Но экономический подъем Западной Европы и промышленный рывок Японии существенно изменили это положение. 

Во второй половине 50-х гг. на экономику США оказала большое влияние научно-техническая революция. Составляющими НТР стали автоматизация производства, использование ЭВМ, интенсификация и концентрация производства. Как следствие этого — ускоренное развитие производства и улучшение качества жизни, с одной стороны, рост безработицы, снижение темпов экономического роста. 

Новые задачи, стоящие перед государством, нашли отражение в программе «Новые рубежи» Дж. Кеннеди в начале 60-х гг. Программа была разработана группой неолиберальных экономистов. Они предусматривали последовательный курс на поддержание равновесия между предложением товаров и услуг и совокупным спросом с целью обеспечения непрерывного сбалансированного экономического роста при высоком уровне занятости и необходимости стабильности цен. В основе программы лежала кейнсианская идея дефицитного финансирования. В 1962—1963 гг. проводились мероприятия в области социальных программ. Были сделаны уступки представителям крупного бизнеса. 

В целом политика «Новые рубежи» дала положительные результаты. Индекс промышленного производства в 1964 г. превысил уровень 1961 г. на 20%. Доля США в валовом внутреннем продукте (ВВП) снизилась с 44% в 1960 г. до 27% в 1980 г., в промышленном производстве — с 35,4 до 32,9%. Заметно снизилась доля США в мировом капиталистическом экспорте: с 18 до 12% за этот же период. Большинство ведущих капиталистических стран, отстававших по уровню производительности труда от США в 1950 г. в два-пять раз, к началу 80-х годов уже почти полностью ликвидировали этот разрыв. 

 

 

Работницы фабрики Кэдберри. Фото 50-х годов 

 

 

Угроза лидирующей роли США в мировом капиталистическом хозяйстве способствовала принятию комплекса мер, направленных на изменение отраслевой структуры производства, перестройки промышленности в пользу наукоемких отраслей, увеличения расходов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), стимулирование научно-технического прогресса. 

В течение примерно 20 лет после Второй мировой войны (1948—1966) производительность труда в США увеличивалась довольно высокими темпами — в среднем на 3,2% в год. Однако в период 1966—1973 гг. эти темпы резко снизились. Далее в динамике производительности труда наступает наиболее неблагоприятный период (1973— 1981), после чего последовало некоторое оживление темпов роста производительности труда в 80-е годы. 

В январе 1981 г. президентом США стал Р. Рейган. Проводившаяся им экономическая политика, получившая название «рейганомика», явилась вариантом неоконсервативной политики, которая на протяжении 80—90-х годов применялась во всех развитых капиталистических странах. Она включала в себя: 

1. сокращение социальных программ и всех видов налогов, 

2. борьбу с инфляцией с помощью жесткой кредитно-денежной политики,

3. дерегулирование предпринимательской деятельности. 

Сфера деятельности федерального правительства, особенно в социальной области, была сокращена — из 46 социальных программ 44 были отданы в ведение штатов. 

В 1986 г. был принят закон о подоходном налоге, предусматривающий сокращение подоходных налогов граждан с 50 до 28%, налога на прибыли с корпораций — с 46 до 34%. Принятие этого закона способствовало стимулированию инвестиционной активности. В стране проводилась глубокая структурная перестройка экономики, связанная с новым этапом НТР, наблюдался рост реального объема личного потребления и рост государственного долга другим странам. 

В 80-х годах позиции США в мировом капиталистическом хозяйстве вновь упрочились: в 1986 г. на долю США приходилось около 34% промышленного производства развитых капиталистических стран (по сравнению с 32% в 1970 г.) и 20% их внешнеторгового оборота (1970 г. — 18%). 

В конце 80-х гг. экономика США вступила в период резкого замедления темпов роста. Среди американских экспертов нет единого мнения о причинах снижения темпов роста производительности труда и отставания по этому показателю от Японии и стран Западной Европы. США уступают Японии и почти всем странам Западной Европы и по ВНП на душу населения. 

Острой экономической проблемой начала 90-х гг. стал дефицит государственного бюджета — 290 млрд. долл., растущий государственный долг — около 4 млрд. долл. 

Выход из сложившейся ситуации правительство президента США Б. Клинтона, заступившего на пост в ноябре 1992 г., увидело в умеренной по масштабам бюджетно-финансовой программе стимулирования экономического роста. 

План стабилизации экономики включал три программы: 

1. программу стимулирования экономики через увеличение числа рабочих мест, на которую предусматривалось 30 млрд. долл.; 

2. инвестиционную программу, которая предлагала льготное финансирование для частных инвесторов и целевые капиталовложения. На это выделялась 140 млрд. долл.; 

3. программу сокращения бюджетного дефицита. Для выполнения этой программы администрация Клинтона намечала одновременное сокращение правительственных расходов и повышение налогов. Программа правительства включала 150 конкретных предложений по бюджету на 1993 г. 

С целью привлечения капиталов в производственную сферу наряду с налоговой реформой резко поднимались в случае необходимости учетные ставки на банковский кредит. Это отразилось на движении капиталов в международном масштабе, стимулировало интенсивный приток в американскую экономику капиталов из многих стран мира, что позволило США финансировать модернизацию своей экономики во многом за «чужой счет». Американский экономист М. Фридмен, основатель монетаризма как направления в экономической теории, отмечал, что высокий курс доллара способствовал притоку капитала и позволил модернизировать производство в США. В итоге неоконсервативная стратегия в целом содействовала США в осуществлении структурной перестройки и технологическом перевооружении экономики в значительной степени при помощи иностранных капитальных вложений, однако во многом за счет резкого снижения конкурентоспособности продукции. Затем наступила следующая фаза кредитной политики — снижение процентных ставок. В результате удалось обеспечить модернизацию экономики страны и довольно устойчивые темпы экономического роста.

 

 

Автор: Иванова С.

 

 

 

 

Понравилась статья? Отправьте автору вознаграждение:

Быстрый рост экономики США вот-вот упрется в стену

Сотрудник Службы национальных парков заменяет флаг на монументе Вашингтона, который вновь открылся сегодня после шестимесячного закрытия из-за мер безопасности COVID-19, в Вашингтоне, США, июль 14, 2021.

Кевин Лемарк | Reuter

Ожидается, что во втором квартале экономика США продемонстрирует еще один стремительный всплеск роста, прежде чем начнет постепенно впитываться реальность.

Ожидается ускорение роста валового внутреннего продукта 9.2% за период с апреля по июнь, согласно опросу FactSet. Министерство торговли опубликует свою первую оценку ВВП за второй квартал в четверг.

В допандемическом мире это привело бы к самому быстрому росту в годовом исчислении со второго квартала 1983 года. Однако нынешние обстоятельства и порожденная ими чрезмерная политическая реакция делают этот показатель ВВП лишь третьим кварталом подряд, который находится на хорошем уровне. выше тенденции после Великой рецессии.

Однако скоро все изменится.

Экономика возвращается к нормальной жизни, открытая чековая книжка Конгресса вот-вот станет жестче, и миллионы американских рабочих, уволенных с работы, вернутся на свои рабочие места. Это означает постепенный возврат к среднему значению для экономики, более привыкшей к росту ближе к 2%, чем к гораздо более высоким уровням, к которым она вернулась во время открытия.

«Рост достиг пика, экономика немного замедлится во второй половине этого года, а затем гораздо более заметно в первой половине 2022 года, когда фискальная поддержка ослабнет», — сказал Марк Занди, главный экономист Moody’s Analytics.«Контуры роста будут в значительной степени определяться фискальной политикой в ​​течение следующих 18 месяцев. Просто попутный ветер дует менее сильно и может полностью прекратиться к этому времени в следующем году».

Это был долгий путь, но экономика очень близко подошла к своему допандемическому состоянию.

На самом деле, согласно бегущей шкале, которую ведет Джеффрис, общий объем производства составляет 98,6% от «нормального» уровня до того, как Covid-19 перевернул все с ног на голову. Фирма использует множество показателей для сравнения тогдашнего и настоящего времени и обнаруживает, что, хотя некоторые области, такие как занятость и авиаперевозки, отстают, розничная торговля и жилье помогли поднять общую активность чуть ниже уровня 2019 года, на уровне 98.6% по состоянию на 19 июля.

«Когда я смотрю на динамику доходов домохозяйств и балансы в целом, я вижу очень, очень позитивную ситуацию, очень хорошие фундаментальные показатели, и трудно быть пессимистичным в отношении перспектив», — сказала Анета Марковска. главный финансовый экономист Jefferies. (Фирма обновила свой трекер в понедельник и заявила, что рост впервые вернулся к 100% допандемического уровня.) по сравнению с уровнем 2019 года, по данным Федеральной резервной системы.В то же время платежи по долгам домохозяйств по сравнению с располагаемым личным доходом упали до 8,2%, что является рекордно низким показателем для 1980 года.

вырос из-за правительственных стимулирующих выплат, которые замедляются и в конечном итоге прекратятся.

Демография, сдерживающая рост

Поддерживать такие высокие темпы роста будет сложно в экономике, которая долгое время сдерживалась стареющим населением и низкой производительностью.Эти проблемы будут усугубляться сокращением политической поддержки, а также продолжающейся борьбой с Covid-19 и его разновидностями, хотя мало кто из экономистов ожидает массовых блокировок и падения активности, которое произошло в начале-середине 2020 года.

«Мы видим, что экономика уверенно растет выше тренда, хотя и более медленными темпами до 2023 года», — сказал Джозеф Брусуэлас, главный экономист консалтинговой фирмы RSM. «В отсутствие какой-либо политической поддержки, направленной на повышение производительности, мы в конечном итоге вернемся к тенденции, потому что мы мало что можем сделать с демографическими препятствиями, которые в конечном итоге вернут рост к долгосрочной тенденции.

Но есть и краткосрочные встречные ветры, которые должны умерить эти безвкусные показатели роста. Федеральная резервная система, готовы списать инфляцию как временную, поскольку рост цен на подержанные автомобили и грузовики составляет значительную часть, официальные лица, включая министра финансов Джанет Йеллен, предупредили, что рост цен, вероятно, продолжится, по крайней мере, в течение нескольких месяцев.

Цены на бензин на заправочной станции Royal Dutch Shell Plc в Сан-Франциско, Калифорния, США, в среду, 7 июля 2021 г.

Дэвид Пол Моррис | Блумберг | Getty Images

Инфляция в сочетании с ослаблением фискальной поддержки также послужит ограничением роста.

«Экономика сталкивается с ограничениями предложения, поскольку инвестиции в жилищное строительство, вероятно, являются тормозом, а изменение запасов остается отрицательным», — отмечает экономист Bank of America в США Александр Лин. «Заглядывая вперед, можно сказать, что это, вероятно, пик, и в ближайшие кварталы рост замедлится.

Capital Economics прогнозирует показатель ВВП ниже консенсуса на уровне 8% во втором квартале, а затем падение до 3,5% в следующем периоде.

подготовив почву для резкого замедления роста потребления и ВВП в третьем квартале», — написал Пол Эшворт, главный североамериканский экономист Capital Economics. горстка штатов, и чиновники здравоохранения обеспокоены тем, что США.С. может столкнуться с всплеском, подобным тому, который обрушился на некоторые страны Европы и Азии. Мало кто из экономистов ожидает новой волны блокировок или подобных ограничений в США, но давление из-за рубежа может ударить по внутреннему росту.

«Экспортные платформы, такие как Вьетнам, сейчас заблокированы», — сказал Брусуэлас. «Вьетнам становится все более важным звеном в глобальной цепочке поставок, поэтому мы внимательно следим за этим.В пятницу С. Йеллен заявила, что чрезвычайные меры, которые могут потребоваться США для продолжения выплаты своих долгов, могут привести к проблемам уже в октябре.

Станьте более разумным инвестором с CNBC Pro .
Получите подборку акций, звонки аналитиков, эксклюзивные интервью и доступ к CNBC TV.
Зарегистрируйтесь, чтобы начать бесплатную пробную версию сегодня.

Экономический прогноз США, 1 кв. 2022 г.: плавание на меньшей высоте

Посмотреть контактную информацию аналитика

Экономика США оживилась в четвертом квартале, поскольку уровень заражения COVID-19 снизился, а вакцинация продолжилась, что позволило большему количеству людей выходить на улицу и тратить деньги.Люди продемонстрировали готовность простить ритейлерам более высокие цены, поскольку они готовятся к давно назревшим визитам с семьей в этот праздничный сезон.

Но найти эти подарки на полках было нелегко, поскольку ограничения поставок были основным фактором, замедляющим крупнейшую экономику мира. Перебои с поставками привели к тому, что предприятия не смогли удовлетворить растущий спрос, что, по нашему мнению, означало сокращение роста в 2021 году более чем на 1,2 процентных пункта по сравнению с тем, что мы ожидали в июне. К счастью, даже с такой стрижкой ожидается, что рост в 2021 году достигнет 37-летнего максимума.В связи с этим мы пересмотрели наш прогноз роста реального ВВП на 2021 год на 20 базисных пунктов, до 5,5%, после падения на 1,0 процентных пункта до 5,7% в сентябре. Рост в 2022 году также снизится до 3,9% (4,1% в сентябре). Хотя сбои в цепочке поставок товаров и услуг, как ожидается, будут сказываться на росте в следующем году, есть признаки того, что некоторые факторы давления ослабли.

Несмотря на то, что дельта-вариант уменьшился, рост уровня заражения COVID-19 за рубежом усиливает опасения, что США.S. может перейти в новую волну зимнего сезона в закрытых помещениях. К счастью, эксперты по заболеваниям считают, что сегодняшняя вспышка может не вызвать серьезного кризиса со здоровьем, как в прошлом году, поскольку почти 58% населения полностью вакцинировано. Более того, экономика США адаптировалась к прошлым вспышкам, и, по словам председателя Федеральной резервной системы Джерома Пауэлла, «мы как бы научились с этим жить». В июне он отметил, что воздействие на экономический рост в США с каждой волной было менее серьезным, и кажется разумным предположить, что и на этот раз ничего не изменится.

S&P Global Ratings считает, что новый вариант омикрон является ярким напоминанием о том, что пандемия COVID-19 далека от завершения. Хотя Всемирная организация здравоохранения уже объявила вариант, вызывающий озабоченность, его трансмиссивность, тяжесть и эффективность существующих против него вакцин по-прежнему неясны. Ранние данные указывают на более быструю передачу инфекции, что привело к тому, что многие страны закрыли свои границы с Южной Африкой или вновь ввели ограничения на международные поездки.Мы ожидаем, что в ближайшие недели дополнительные доказательства и тесты покажут степень опасности, которую это представляет, что позволит нам сделать более обоснованную оценку кредитных рисков. Между тем, мы можем ожидать осторожной позиции на рынках, а также принятия правительствами краткосрочных мер сдерживания. Тем не менее, мы считаем, что это показывает, что в очередной раз необходимы более скоординированные и решительные усилия для вакцинации населения мира, чтобы предотвратить появление новых, более опасных вариантов.

Инфляция резко возросла в США в четвертом квартале 2021 года, при этом различные ценовые индикаторы достигли многолетнего максимума. Индекс потребительских цен (ИПЦ), вероятно, достигнет 5,9%, снизившись с 30-летнего максимума в 7,9% во втором квартале. Ожидается, что базовая инфляция достигнет 4,9% в первом квартале 2022 года, хотя и ниже своего 40-летнего максимума в 7,9% во втором квартале 2021 года. Предпочтительный индикатор инфляции ФРС, основной дефлятор личных потребительских расходов (PCE), также вырос до 4.0% в четвертом квартале, что вдвое превышает целевой показатель ФРС в 2,0%.

Мы ожидаем, что ценовое давление снизится в конце 2022 года, хотя мы не ожидаем, что базовая инфляция PCE достигнет среднего целевого показателя инфляции ФРС в 2,0% до конца 2023 года. впервые после пандемии на сентябрьском заседании, после чего последовали еще три повышения в 2023 году и еще два в 2024 году. Риск заключается в еще более жесткой политике ФРС.

Однако в протоколе ноябрьского заседания Федерального комитета по открытым рынкам (FOMC) подчеркивается «возрастающая неопределенность», при этом «многие участники» отмечают, что «повышенная инфляция может оказаться более устойчивой.Имея это в виду, мы теперь полагаем, что ФРС ускорит сокращение в первом квартале 2022 года до 25 миллиардов долларов в месяц, достигнув нуля на три месяца раньше, чем предполагалось. Это даст ФРС возможность поднять ставку по федеральным фондам еще раньше.

Обзор экономических прогнозов США от S&P Global
ноябрь 2021
2020 2021f 2022f 2023f 2024f
Ключевой индикатор
Реальный ВВП (изменение в % за год) (3. 4) 5,5 3,9 2,7 2.3
(прогноз на сентябрь) 5,7 4.1 2,5 2.2
Реальные потребительские расходы (изменение в % за год) (3.8) 8.0 3,8 2,5 2,5
Реальные инвестиции в оборудование (изменение в % за год) (8.3) 13.1 2.1 4.4 5.3
Инвестиции в нежилые строения (год изменения, %) (12.5) (7.9) 0,6 6.3 5.4
Реальные жилищные инвестиции (изменение в % за год) 6,8 8,6 (2.8) 0,6 2,6
Базовый индекс потребительских цен (изменение в % за год) 1,7 3.4 3,5 2,6 2.3
(прогноз на сентябрь) 3. 3 2,7 2,5 2,4
Уровень безработицы (%) 8.1 5.4 4.0 3,7 3.4
Начало строительства жилья (всего за год в млн.) 1.4 1,6 1,5 1.5 1,5
Продажи легковых автомобилей (годовой итог в млн.) 14,6 15.1 15.2 17,0 17.1
10-летние казначейские обязательства (%) 0,9 1,5 2.1 2,5 2,7
Диапазон целевых ставок политики Федерального резерва по федеральным фондам (на конец года, %) 0-0,25 0-0,25 0.25-0,50 1,00-1,25 1,5-1,75

В целом экономика США устойчива в краткосрочной перспективе, но нельзя игнорировать разногласия правительства по поводу предложений по инфраструктуре и угрозу закрытия правительства или, что более зловеще, кризис потолка долга.

Выход рабочей силы ограничивает рынок труда

Рынок труда США оживился в октябре, поскольку влияние дельта-варианта ослабло, и добавил 531 000 рабочих мест — максимальный показатель с июля и выше консенсус-прогноза.Уровень безработицы снизился до 4,6% с 4,8%.

Но уровень участия в рабочей силе, застрявший на уровне 61,6%, что является 45-летним минимумом и не намного лучше, чем пандемический 48-летний минимум 60,2, омрачает улучшение ситуации на рынке труда. С учетом всех людей, уволившихся с февраля 2020 года, уровень безработицы составляет 6,4%. По данным Бюро статистики труда, рабочая сила остается на 3 миллиона ниже уровня февраля 2020 года, при этом рост занятости в основном связан с потоками от безработицы к занятости, а не с прибылью от возвращения работников в состав рабочей силы.Поскольку увольнения рабочей силы составляют 64% из 4,5 миллионов человек, покинувших рабочую силу, эти огромные ограничения на рынке труда подрывают возможности бизнеса, что приводит к гораздо более низкой экономической активности, чем было бы в случае бесперебойной работы бизнеса.

Более важный вопрос заключается в том, вернутся ли те 3 миллиона человек, которые полностью покинули рынок труда после пандемии. Это зависит от того, какая часть падения является структурной, а какая временной. По нашим оценкам, около 42% из 3 миллионов человек, покинувших рынок труда с февраля 2020 г., являются постоянными, в основном связанными с выходом на пенсию, а 58% являются краткосрочными решениями об уходе с рынка, характерными для пандемии (см. У.S. Экономика в безвыходном положении»). Компонент, не связанный с возрастом, имеет больше шансов компенсировать часть дефицита. Менее боязливые работники вернутся в города — некоторые уже вернулись. Но несоответствие местоположения остается проблемой. На основе тенденций Google Данные, человек добирается до работы по-прежнему на 20% дольше, чем в 2019 году, до кризиса.

Когда люди, особенно молодые родители, в конце концов почувствуют, что вирус побежден, они, скорее всего, вернутся к работе. Рабочие в расцвете сил (25-54 года) составляют 1. 4 миллиона, или 45%, из 3 миллионов человек, вышедших из состава рабочей силы. Женщины составляют 68% из этих 1,4 миллиона. Озабоченность уходом за детьми и боязнь вируса за своих непривитых детей в возрасте до 5 лет, вероятно, являются основными факторами, удерживающими их от участия в рынке труда. Возвращение высокооплачиваемых работников является ключом к стабилизации рынка труда. Мы ожидаем, что многие из этих работников могут принять решение вернуться на работу, но не раньше, чем будут решены проблемы, связанные с пандемией. Пенсионеры составляют меньшую долю из 3 миллионов человек, вышедших из состава рабочей силы с февраля 2020 года, хотя их относительный уровень участия упал на целых 8.1 процентный пункт, что более чем в 5 раз больше, чем у работников в расцвете сил.

Среди тех, кто временно сидит в стороне, как скоро они вернутся, пока неизвестно. Большая рабочая сила означает более высокую производительность труда, что помогает определить путь экономического роста и инфляции в США, а также политические решения ФРС в 2022 году и далее. Но с меньшим количеством людей в рабочей силе, чем можно было бы ожидать, учитывая состояние экономики, рынок труда восстановился меньше, чем можно было бы предположить по уровню безработицы.

Некоторые из этих факторов должны улучшаться по мере того, как пандемия отступает, в то время как для устранения других может потребоваться больше времени. Соотношение занятости к населению увеличилось до 58,8%, в основном отражая рост занятости среди работников в самом расцвете сил и среди лиц в возрасте от 16 до 24 лет. Занятость в возрастной группе 55 лет и старше восстановилась в наименьшей степени, что отчасти отражает увеличение пенсионного возраста во время пандемии. В любом случае, возвращение на допандемический путь потребует повышения уровня участия в рабочей силе.

Готов потратить больше на праздничное настроение

Данные о потребительских расходах показывают, что люди готовы платить больше за счастливый праздничный сезон. Октябрьские розничные продажи выросли на 1,7% по сравнению с предыдущим месяцем после роста на 0,8% в сентябре, отражая устойчивый всплеск спроса со стороны домохозяйств, отчасти на фоне отступления пандемии в США, а также раннее начало праздничных покупок, чтобы захватить подарки до полки пусты.

Согласно данным Opportunity Insights Economic Tracker за неделю, закончившуюся 11 ноября.7, расходы по потребительским кредитам и дебетовым картам были на 28,2% выше уровня января 2020 года для домохозяйств с высокими доходами и на 32,1% для домохозяйств с низкими доходами, что указывает на еще один хороший месяц для розничных продаж и продаж продуктов питания, отчасти из-за более высоких цен. Но, с учетом инфляции, потребительские расходы в четвертом квартале по-прежнему выросли на 4,6%. Мы ожидаем, что реальные потребительские расходы за год увеличатся на 8,0%, что является рекордным процентным приростом, начиная с 1948 года. последние 10 лет.Потребители были разочарованы как сегодня, так и в будущем: текущие условия упали до 10-летнего минимума, а ожидания упали до восьмилетнего минимума. Более актуальные данные в режиме реального времени, основанные на отслеживании потребительского доверия Ipsos-Forbes Advisor, показывают признаки умеренного улучшения, прибавив еще 2,3 пункта до 57,7 за неделю, закончившуюся 18 ноября, хотя значительно ниже своего максимума 1 июля в 62,4, поскольку инфляционное давление и беспокойство о вирусе все еще влияет на настроение. Субиндекс занятости продолжил улучшаться, прибавив 3.8 баллов, в то время как компонент ожиданий Ipsos также вырос на неделе 18 ноября, хотя и гораздо более скромными темпами. Более высокие цены на кассе в значительной степени объясняют разочарование в обзоре Мичигана, когда индикатор инфляции за один год достиг 13-летнего максимума, а показатель инфляции за пять-десять лет близок к своему недавнему максимуму, наблюдавшемуся в сентябре.

Ослабление ограничений предложения

Наш прогноз снижения ВВП, если он верен, по-прежнему является самым высоким значением с 1984 года. А учитывая, что рост спроса, вызванный стимулами, опережает рост предложения, инфляция развивается с головокружительной скоростью.Однако есть признаки того, что инфляция начинает (немного) снижаться по мере того, как устраняются узкие места в поставках, более высокие цены ослабляют спрос, а эффекты базы начинают ослабевать.

Несмотря на то, что в цепочке поставок остаются узкие места, а показатели в режиме реального времени, которые мы регулярно отслеживаем, остаются на высоком уровне, в строительстве и производстве уже есть признаки улучшения. Цены на пиломатериалы 19 ноября составляют около 797 долларов за 1000 досковых футов, что на 53% ниже их максимума 7 мая в 1686 долларов за счет снижения спроса на жилье и пополнения запасов.Даже индекс цен на промышленные металлы CMCI на 5,4% ниже своего максимума 15 октября, хотя он остается на 47% выше среднего показателя за 2019 год, что подчеркивает, насколько ненормальными сегодня являются условия спроса и предложения. Индекс Балтийской биржи сухого сырья (BDI) также снизился на 55% по состоянию на 19 ноября 2021 г. с рекордно высокого уровня в октябре и приблизился к самому низкому уровню с начала пандемии. Признавая, что BDI может испытывать значительную волатильность, значительное падение действительно предполагает, что узкие места в глобальной транспортной сети устраняются.

На производственном фронте Тайваньский индекс менеджеров по закупкам в обрабатывающей промышленности упал до 50,3 в октябре с пикового значения 71,5 в апреле, что свидетельствует о том, что производственные мощности полупроводников улучшаются по сравнению с высоким мировым спросом. Индекс цен на промышленные металлы также колебался в районе 1535 пунктов в начале ноября, что все еще является высоким показателем, хотя и на 10% ниже краткосрочного пика середины октября. При этом все эти производственные показатели выше допандемических уровней и по-прежнему свидетельствуют о устойчивом инфляционном давлении.

Не такой уж и временный?

Мы по-прежнему ожидаем, что ценовое давление будет медленно ослабевать в 2022 г., но достигнет гибкого среднего целевого показателя инфляции ФРС только ко второму полугодию 2023 г. рабочая сила), а более жесткая денежно-кредитная политика, вероятно, сдержит медленный рост цен в конце 2022 года. Кроме того, отрицательная реальная заработная плата, сжимающая покупательную способность домохозяйств, также будет способствовать сдерживанию инфляции.Как только покупки облигаций достигнут нуля, мы ожидаем, что ФРС впервые повысит процентную ставку в сентябре 2022 года. Но чем дольше люди будут сидеть в стороне, давление рынка труда на заработную плату может заставить ФРС действовать быстрее, чем она ожидает в настоящее время.

Хотя в протоколе ноябрьского заседания FOMC указывалось, что участники «в целом» ожидают, что «уровень инфляции значительно снизится в 2022 году», они отметили «повышенную неопределенность» этой оценки, при этом «многие участники» указали на факторы, которые «могут предположить что повышенная инфляция может оказаться более устойчивой.С учетом сказанного, ФРС кажется более склонной к ускорению ужесточения раньше, чем ожидалось. После того, как ФРС сокращает закупки на 15 миллиардов долларов в месяц, она, похоже, склонна к ускорению сокращения, возможно, до 25 миллиардов долларов в месяц, достигнув нуля на три месяца раньше, чем ожидалось.

Федеральная резервная система также может быть вынуждена действовать быстро, чтобы сдержать рост инфляции в 2022 году. если рост цен не окажется «в значительной степени преходящим».«Еще более жесткая денежно-кредитная политика ФРС в конечном итоге смягчит показатели цен, но не без замедления экономического роста. Насколько резким будет замедление, зависит от масштаба инфляционной битвы, которую ФРС предстоит вести». ИПЦ, вероятно, достигнет 5,9%, во втором квартале он снизился по сравнению с 30-летним максимумом в 7,9%.Ожидается, что в следующем году инфляция ИПЦ снизится лишь незначительно, поскольку высокие цены сохранятся до 2022 года, а годовой показатель замедлится до 3.9%, что почти вдвое превышает средний целевой показатель инфляции ФРС в 2,0%. Хотя инфляция базового ИПЦ достигла 30-летнего максимума в годовом исчислении, динамика замедлилась, а трехмесячное скользящее среднее по-прежнему ниже своего 40-летнего максимума во втором квартале (см. диаграмму 2). Ожидается, что базовая инфляция достигнет 4,9% в первом квартале 2022 года, хотя и ниже своего 40-летнего максимума в 7,9% во втором квартале 2021 года.

При дальнейшем устранении узких мест предложения и ужесточении ФРС мы ожидаем, что инфляция замедлится до 2.6% в 2023 году. Базовый дефлятор PCE, который работает примерно на 25–30 базисных пунктов ниже, чем ИПЦ, замедлится примерно до 2,8% и 2,1% в 2022 и 2023 годах соответственно. Базовый дефлятор PCE не приблизится к целевому показателю ФРС в 2% до конца 2023 года.

В то время как все чувствуют боль от повышения цен, домохозяйства с низкими доходами страдают от более высоких цен больше, чем домохозяйства с более высокими доходами. Более высокие цены на бензин снижают покупательную способность домохозяйств в целом. Но при сравнении влияния более высоких цен на бензин на покупательную способность важно учитывать, что расходы на энергию в процентах от располагаемого дохода для домохозяйств с низким доходом примерно в 5 раз выше, чем для домохозяйств с высоким доходом.

Демографические данные показывают, что инфляция является более сдерживающим фактором для потребительских расходов, чем предполагают совокупные данные. Хотя избыточные сбережения за счет фискальной поддержки во время пандемии должны смягчить инфляционный шок, вопрос заключается в том, относятся ли потребители к этим сбережениям как к доходу или богатству. Исторические данные показывают, что потребители тратят около 70 центов на доллар избыточного дохода, но всего четыре цента на доллар избыточного богатства. Мы считаем, что при снижении реальных доходов существует риск того, что потребители будут проявлять осторожность и относиться к части своих избыточных сбережений как к богатству.Это хорошо для долгосрочного здоровья их балансов, но вызывает озабоченность в отношении краткосрочных перспектив роста.

Гораздо более жесткая, чем ожидалось, денежно-кредитная политика может также усугубить неравенство в доходах в 2022 году. В 2020 году ФРС указала, что расширит охват рынка труда, не ограничиваясь только национальным уровнем безработицы, который тесно связан с уровнем безработицы среди белых, до включить условия рынка труда для других демографических групп. Уровень безработицы среди чернокожих и испаноязычных американцев составляет 7.9% и 5,9% соответственно, что значительно выше национального показателя 4,6% и 4,0% для белых американцев, что говорит о том, что миссия ФРС не завершена. Но если высокая инфляция сохранится, ФРС может быть вынуждена отреагировать — и ужесточить денежно-кредитную политику — до того, как другие демографические группы, такие как чернокожие и латиноамериканцы, в полной мере ощутят преимущества здорового восстановления экономики в плане перспектив трудоустройства.

Финансовые условия улучшились во втором квартале до 10,5-летнего минимума

Своевременные меры государственной политики улучшили финансовые условия для США.S. нефинансовый частный сектор, согласно нашему индексу финансовой нестабильности. Общий индекс снизился до -2,12 во втором квартале (самый низкий показатель за 10,5 лет) с -1,53 в первом (см. график 3). Оба субиндекса для домохозяйств и фирм снизились одновременно. Улучшение финансового положения заемщиков, возможно, повысило доверие финансовых рынков, при этом индекс национального финансового состояния ФРБ Чикаго снизился в среднем до -0,71 во втором квартале с -0.63 в первом, что также остается ниже среднего исторического значения, равного нулю.

Тем не менее, уровень корпоративного долга высок, со значительным спекулятивным уровнем. В то время как платежи по облигациям в значительной степени просты в управлении, когда экономика находится в огне, а процентные ставки в настоящее время находятся на рекордно низком уровне, когда ставки растут, а экономика замедляется, многие предприятия могут петь другую мелодию.

Для домохозяйств снижение левериджа на фоне стабильного риска ликвидности и эффектов благосостояния привело к снижению индекса домохозяйств до -2.47 от -1,98. В частности, более низкий по сравнению с прошлым годом рост ставок списаний (стоимость кредитов и арендных договоров, исключенных из бухгалтерского учета) был основным фактором снижения левериджа, хотя коэффициент обслуживания долга и отношение долга к доходу росли быстрее, чем личные. доходы сократились, в то время как потребительский кредит вырос во втором квартале. Для компаний индекс также снизился до -1,77 во втором квартале с -1,32 в первом квартале, при этом риски ликвидности существенно снизились, а риски использования заемных средств увеличились. Сильные балансы домохозяйств и фирм подготовили почву для дальнейшего расширения США.С. эконом.

Пакеты государственной политики и инфраструктуры: что они означают?

В то время как проверки стимулов проходят через систему, несколько инфраструктурных пакетов разбрасываются по Капитолийскому холму. 15 ноября президент Байден подписал закон о двухпартийном инфраструктурном пакете на 1 триллион долларов (около 550 миллиардов долларов в виде новых фондов). Поскольку чернила еще не высохли, администрация надеется принять свой 10-летний план инфраструктуры «Восстановить лучше, чем было», чтобы еще больше укрепить Соединенные Штаты.С. экономики в последующие годы. В то время как демократические законодатели ведут переговоры о размере, а два сенатора от партии отказываются от ценника, мы подозреваем, что Build Back Better (BBB) ​​станет законом. Мы ожидаем, что план BBB будет одобрен с ценой около 8 трлн долларов, что составляет половину от 3,5 трлн долларов, первоначально предложенных президентом. Учитывая, что расходы BBB распределены на 10-летний период, в отличие от мер стимулирования COVID-19 в размере 5,5 трлн долларов, которые были распределены на 18 месяцев, инфляционное воздействие будет более скромным.В отличие от мер стимулирования COVID-19, которые были введены в действие, наблюдается некоторое движение к нейтральному по отношению к долгу плану инфраструктуры.

То, как финансируются проекты, влияет на общее долгосрочное воздействие на экономику (долговое финансирование, вероятно, окажет повышательное давление на процентные ставки в последующие годы, что отразится на затратах). Но инвестиции в инфраструктуру, если делать их с умом (имеется в виду отсутствие мостов в никуда), принесут пользу экономике. При этом Бюджетное управление Конгресса отмечает в своем отчете о физической инфраструктуре за август 2021 года, что финансирование дефицита смягчит положительное влияние инвестиций в инфраструктуру на экономику.

Недавно мы обновили наши прогнозы относительно влияния гипотетических инвестиций в инфраструктуру в размере 1 триллиона долларов на экономику США до 2030 года (см. «Как инвестиции в инфраструктуру США повысят рабочие места, производительность и экономику», 23 августа 2021 г.). Мы оцениваем мультипликатор в 1,4 раза, что означает, что инвестиции в инфраструктуру в размере 1 трлн долларов добавят 1,4 трлн долларов в экономику за время реализации проекта. Это предполагает, что узкие места в снабжении исчезнут, когда лопаты коснутся земли. Мы также обнаружили, что проект такого масштаба создаст к 2030 году 883 600 рабочих мест, многие из которых будут принадлежать среднему классу, а доход на душу населения составит 10.на 5% больше, чем в сценарии без инфраструктуры. Производительность частного сектора также будет увеличиваться примерно на 10 базисных пунктов за счет ежегодных инвестиций в инфраструктуру. Это повышение производительности, вероятно, повысит средний годовой рост ВВП до 2,1% с примерно 2,0% в течение проектного периода.

Отключение и потолок долга

Перед Конгрессом в течение следующего месяца стоят две грандиозные задачи: финансирование правительства США или приостановка работы правительства и повышение потолка госдолга.Если к 3 декабря не будет достигнуто соглашение о финансировании правительства, федеральное правительство будет закрыто до дальнейшего уведомления. Хуже того, министр финансов Джанет Йеллен предупредила, что чрезвычайные меры, направленные на недопущение превышения лимита долга, скорее всего, закончатся к 15 декабря. экономические выгоды, которые США получили от открытия, и добавить больше сложностей в систему, уже запутанную сбоями в цепочке поставок.По оценкам S&P Global Economics, приостановка работы правительства США может стоить росту в четвертом квартале примерно 1,8 миллиарда долларов (в годовом исчислении), или 0,11 процентного пункта, за каждую неделю закрытия правительства как по прямым, так и по косвенным затратам.

В то время как некоторые косвенные затраты (например, отмена поездок в закрытые национальные парки) могут быть возмещены после возобновления работы правительства, снижение производительности из-за прямых затрат (увольнение «второстепенных» государственных создано — и никогда не будет восстановлено.Тем не менее, уволенные государственные служащие обычно получают зарплату (из денег налогоплательщиков, если Конгресс решит впоследствии выплатить им компенсацию, как это было в прошлом). Закрытие не повлияет на номинальный ВВП и, наоборот, увеличит инфляцию в четвертом квартале. Сейчас, когда инфляция стремительно растет, у ФРС появится еще одна головная боль, с которой придется бороться.

Положительные и отрицательные сценарии

Каждый квартал S&P Global Economics прогнозирует два сценария в дополнение к базовому сценарию: один с более быстрым ростом, чем базовый, и один с более медленным (см. диаграмму 4).В этом отчете сценарии основаны на рисках для базового роста, связанных со сроками доступности вакцины для широкой общественности, силой и продолжительностью ограничений мощностей, а также объемом дополнительной финансовой поддержки.

Экономический прогноз S&P Global (базовый уровень)
ноябрь 2021
—2021— —2022— —Прогноз—
Q3 Q4 Q1 Q2 Q3 Q4 2016 2017 2018 2019 2020 2021 2022 2023 2024
(% изменения)
Реальный ВВП 2. 0 5.1 5.2 2,4 3.1 2,4 1,7 2.3 2,9 2.3 (3.4) 5,5 3,9 2,7 2.3
Компоненты ВВП (в реальном выражении)
Конечная реализация отечественного продукта 3.1 6.2 3,9 1.4 2.3 2.2 1,8 2,4 3.1 2,4 (3.0) 6,8 3,6 2,5 2.3
Потребительские расходы 1,6 4,8 3.4 2,9 3.4 2.1 2,5 2,4 2,9 2.2 (3.8) 8.0 3.8 2,5 2,5
Инвестиции в оборудование (3.2) 4,7 2,5 0,2 (0,1) 3,9 (1. 8) 2,8 6.4 3.3 (8.3) 13.1 2.1 4.4 5.3
Инвестиции в интеллектуальную собственность 12.2 8.1 6.1 2,7 2.1 2,6 8,8 5,7 8.1 7.2 2,8 10,4 6.2 1,5 (0,5)
Нежилое сооружение (7.2) 0,5 1,5 2.2 3.2 6,8 (4.3) 4.2 4.0 2.1 (12.5) (7.9) 0,6 6.3 5.4
Жилое строительство (7.7) (6.8) 2,4 (0,6) (1.6) (0,3) 6,6 4.0 (0,6) (0,9) 6,8 8,6 (2.8) 0,6 2,6
Федеральное правительствопокупки (4. 7) (6.1) 0,9 1,5 3.1 3.3 0,5 0,3 3.0 3,8 5.0 0,5 (1,0) 3.1 1,8
Государственная и местная власть. покупки 4.4 2,9 3.4 2,8 2,6 2,4 2.8 0,6 0,4 1.3 0,9 0,6 3.0 2,4 1,8
Экспорт товаров и услуг (2.5) 1.3 13,8 12,5 9,6 6.2 0,4 4.1 2,8 (0,1) (13.6) 3,6 7,6 6.2 3,7
Импорт товаров и услуг 6.1 6,6 2,9 2,9 3.3 4.3 1,5 4. 4 4.1 1.1 (8.9) 13,5 4.4 4,5 3,8
ИПЦ 5.3 5.9 5.6 4.2 3.1 2,6 1.3 2.1 2,4 1,8 1.2 4,5 3,9 2,4 2.1
Базовый ИПЦ 4.1 4,5 4,9 3,6 2,9 2,7 2.2 1,8 2.1 2.2 1,7 3.4 3,5 2.6 2.3
Удельные затраты на несельскохозяйственную рабочую силу 8.2 5.4 1,5 3.4 2,4 2,9 1.2 2,8 2.2 2,5 4,6 3.4 3,6 2,4 2.0
Тенденция производительности ($ на одного работника, 2009 г. $) (2.4) 1,7 1.6 (0,1) 1.1 0,6 (0,1) 1.0 1.3 1.1 3.0 2.3 0,8 1.0 1.0
(Уровни)
Уровень безработицы (%) 5.1 4,5 4.1 4.0 3,9 3,8 4,9 4.4 3,9 3,7 8.1 5.4 4.0 3,7 3.4
Занятость по заработной плате (млн.) 147,4 148,6 149,7 150,5 151,2 151,8 144,3 146,6 148,9 150,9 142,3 146,1 150,8 153.2 155,1
Ставка по федеральным фондам (%) 0,1 0,1 0,1 0,1 0,2 0,4 0,4 1. 0 1,8 2.2 0,4 0,1 0,2 0,7 1.3
Доходность 10-летних казначейских облигаций (%) 1.3 1,7 1,8 2.1 2.2 2,4 1,8 2.3 2,9 2.1 0,9 1,5 2.1 2,5 2,7
Ставка по ипотеке (30-летняя условная, %) 2,9 3.1 3.2 3.3 3.4 3.4 3,6 4.0 4,5 3,9 3.1 3.0 3.4 3,7 4.2
Ставка по трехмесячным казначейским векселям (%) 0,0 0,1 0,1 0,1 0,2 0,4 0,3 0,9 2.0 2.1 0,4 0,0 0,2 0,7 1. 4
Индекс S&P 500 4421.2 4 525,5 4 619,2 4666,9 4 709,1 4 766,8 2 092,4 2448,2 2744,7 2912,5 3 218,5 4 247,9 4690,5 4 899,3 5 065,8
Операционная прибыль S&P 500 (млрд. долл.) 2 248,8 2 399,0 2 383,8 2225.3 2 125,2 2 171,4 1 421,4 1 614,6 1 786,3 1892,6 1656,6 1997,9 2 226,4 2 210,8 2412,6
Текущий счет (млрд.$) (860.3) (872.0) (803.3) (759.3) (723.0) (709.1) (397.6) (361.7) (438.2) (472.1) (616.1) (812.8) (748.7) (728. 8) (754.0)
Обменный курс (индекс марта 1973 г. = 100) 105,0 106,5 106,4 107,0 107,3 ​​ 107,2 109,5 109,0 106,5 110,2 109.1 104,5 107.0 106,3 104,9
Сырая нефть ($/баррель, WTI) 70,6 75,4 72,0 65,2 58,7 54.2 43.2 50,9 64,8 57,0 39,3 67,5 62,5 51,4 50,0
Уровень экономии (%) 8,9 7,8 7.1 6,5 6.1 6.2 7,0 7.3 7,6 7,6 16,4 11,9 6,5 6.0 5,5
Начало строительства (млн. ) 1,6 1,6 1,6 1,6 1,5 1,5 1.2 1.2 1.2 1.3 1.4 1,6 1,5 1,5 1,5
Штучные продажи легковых автомобилей (млн.) 13,5 13,0 14.2 14,8 15,7 16,2 17,5 17,2 17,3 17.1 14,6 15.1 15.2 17,0 17.1
Профицит федерального бюджета (объединенный финансовый год, $млрд.) (531.7) (534.2) (445.5) (502.3) (160.1) (269.8) (585.6) (665.8) (779.0) (984.4) (3 131,9) (2772,2) (1 377,7) (1 376,5) (1485,7)
Верх

В нашем оптимистичном сценарии восстановление на сумму 1,9 триллиона долларов, вызванное стимулами, вместе с масштабным продвижением вакцины позволит США. С. достичь коллективного иммунитета несколько раньше, чем считалось ранее. Домохозяйства, жаждущие выйти и отпраздновать с друзьями и семьей, тратят свои сберегательные счета на развлечения, которыми они пренебрегали большую часть года. Расходы на праздники подскакивают, поскольку США стремятся сделать это давно назревшее празднование монументальным. Потребительские расходы вырастут до пика после Второй мировой войны в 8,3% в 2021 году и 4,9% в следующем году, что выше 8,0% и 3,8% соответственно в базовом сценарии.

Поскольку будущие экономические условия продолжают предполагать счастливые дни и большие доходы в магазине, предприятия с готовностью открывают свои банковские счета.Расходы на оборудование вырастут на 13,4% в этом году и на 4,0% в следующем году, при этом относительный прирост по сравнению с базовым уровнем увеличится в 2022 году по мере повышения уверенности. В оптимистичном сценарии экономика США восстановится на 5,8% в 2021 году и продолжит расти более высокими темпами на уровне 4,5% в 2022 году (по сравнению с 5,5% и 3,9% в нашем базовом сценарии соответственно).

Более высокие темпы роста также означают, что к середине 2022 года уровень безработицы упадет ниже 4%. Более того, уровень участия в рабочей силе продолжает расти, привлекая людей со стороны, поскольку опасения по поводу COVID-19 становятся умеренными по мере того, как все больше людей вакцинируются.Инфляция базового ИПЦ (фактическая и ожидаемая) начинает замедляться в середине следующего года, доказывая, что текущий шок предложения носит временный характер, и дает ФРС больше возможностей для ожидания, прежде чем она повысит учетную ставку. Позволив экономике работать дольше, ФРС впервые повышает учетную ставку в ходе этого восстановления в конце 2022 года (в соответствии с базовым уровнем).

Вероятность этого сценария составляет 15%.

Экономический прогноз S&P Global (с повышением)
ноябрь 2021 —Прогноз—
2018 2019 2020 2021 2022 2023 2024
(% изменения)
Реальный ВВП 2. 9 2.3 (3.4) 5,8 4,5 2,5 2.1
Компоненты ВВП (в реальном выражении)
Конечная реализация отечественного продукта 3.1 2,4 (3.0) 7,0 4,8 2,4 2.0
Потребительские расходы 2,9 2.2 (3.8) 8.3 4,9 2,6 2.2
Инвестиции в оборудование 6.4 3.3 (8.3) 13,4 4.0 3,7 4.4
Инвестиции в интеллектуальную собственность 8.1 7.2 2,8 10,7 7,6 1.1 (1.1)
Нежилое сооружение 4.0 2.1 (12.5) (7.5) 2,8 5. 4 4.4
Жилое строительство (0,6) (0,9) 6,8 9.4 (0,7) 0,4 1.4
Федеральное правительство покупки 3.0 3,8 5.0 0,5 (1,0) 3.1 1.8
Государственная и местная власть. покупки 0,4 1.3 0,9 0,6 3.0 2,4 1,8
Экспорт товаров и услуг 2,8 (0,1) (13.6) 4,7 7,0 6.4 4.4
Импорт товаров и услуг 4.1 1.1 (8.9) 13,6 8.2 5.9 4.0
ИПЦ 2,4 1,8 1.2 4.4 3,7 2.2 2.1
Базовый ИПЦ 2. 1 2.2 1,7 3.4 3.4 2.3 2.2
Удельные затраты на несельскохозяйственную рабочую силу 2.2 2,5 4,6 3.3 3.1 2,4 1,5
Тенденция производительности ($ на одного работника, 2009 г. $) 1.3 1.1 3.0 2,4 1.0 1.0 1,6
(Уровень)
Уровень безработицы (%) 3,9 3,7 8.1 5.5 4.2 3,7 3,8
Занятость по заработной плате (млн.) 148,9 150,9 142,3 146,2 151,4 154,4 156,2
Ставка по федеральным фондам (%) 1,8 2.2 0,4 0,1 0,2 0,8 1. 2
Доходность 10-летних казначейских облигаций (%) 2.9 2.1 0,9 1,5 2.1 2,5 2,6
Ставка по ипотеке (30-летняя условная, %) 4,5 3,9 3.1 2,9 3.4 3,7 4.1
Ставка по трехмесячным казначейским векселям (%) 2.0 2.1 0,4 0,0 0,2 0.8 1.2
Индекс S&P 500 2744,7 2912,5 3 218,5 4 264,1 4679,6 4 818,2 4963,2
Операционная прибыль S&P 500 (млрд. долл.) 1 786,3 1892,6 1656,6 2007,9 2 308,4 2 283,9 2 476,4
Текущий счет (бил.$) (438.2) (472. 1) (616.1) (822.1) (817.9) (833.0) (869.1)
Обменный курс (индекс марта 1973 г. = 100) 106,5 110,2 109.1 104,4 105,6 103,4 101.0
Сырая нефть ($/баррель, WTI) 64,8 57,0 39,3 69.4 63,0 53,6 52,6
Уровень экономии (%) 7,6 7,6 16,4 11,8 5,8 5.3 4,8
Начало строительства (млн.) 1.2 1.3 1.4 1,6 1,6 1,6 1,6
Единичные продажи легковых автомобилей (млн.) 17,3 17.1 14,6 16,2 17,0 17,2 17,0
Профицит федерального бюджета (за финансовый год, млрд. долл. США) (779.0) (984.4) (3 131,9) (2772,2) (1 358,1) (1 341,1) (1473,4)
Нижняя сторона

В нашем неблагоприятном сценарии экономика США продолжает страдать от постоянной нехватки рабочей силы и товаров.Экономический рост США замедлится до 5,4% в 2021 году и 2,8% в 2022 году. Хотя в нашем неблагоприятном сценарии экономика не испытывает рецессии, рост намного медленнее, чем 5,5% и 3,9% в этом и следующем году, соответственно, ожидаемые в нашем прогнозе. базовый уровень.

ФРС отстает от графика, теряя контроль над инфляцией и инфляционными ожиданиями. Инфляция цен на уровне 4% и более длится дольше, а рост реальных располагаемых доходов ослабевает, ограничивая рост реального спроса. В результате цены производителей становятся еще выше, и их труднее передать потребителям, что приводит к снижению прибыли корпораций, что вызывает откат S&P 500, который вызывает снижение эффекта богатства, ослабляя общий внутренний спрос. Рост ВВП составит 5,4% и 3,4% в 2021 и 2022 годах соответственно.

Признавая, что она неверно оценила динамику инфляции, ФРС должна повышать ставки раньше и быстрее, чем ожидается в настоящее время в нашем базовом сценарии, повышая ставки три раза в 2022 году. Секторы, чувствительные к процентным ставкам, немедленно замедляются, при этом инвестиции в жилищное строительство упадут на 5,4% в 2022 году. , удвоить снижение на 2,8% по сравнению с базовым уровнем. Инвестиции в жилье упадут еще на 1,1% в 2023 году, в то время как в базовом сценарии сектор восстановится на 0,6%.Нежилое строительство, все еще пострадавшее от ущерба коммерческой недвижимости, связанного с пандемией, падает на 8,0% и 2,0% в этом и следующем году соответственно, что намного больше, чем падение на 7,9% и рост на 0,6% в 2021 и 2022 годах.

Хотя В этом сценарии ФРС повышает ставки раньше (по сравнению с базовым сценарием), шок для экономики приводит к тому, что ФРС убирает ногу с лепестка без повышения ставки в следующем году. Повышение процентной ставки отстает от базового уровня на 0,3 процентных пункта в четвертом квартале 2023 года.Экономический спад заставляет ФРС один раз снижать ставки в 2024 году. Напротив, ФРС повышает ставки еще два раза в 2024 году в базовом сценарии. Инфляция остается высокой до второй половины 2023 года. Инфляция действительно начинает стабилизироваться, поскольку к середине 2024 года проблемы со стороны предложения, наконец, сглаживаются, но к тому времени спрос также упал настолько, что ФРС решает замедлить цикл повышения ставок.

В этом сценарии рост рабочих мест замедлится (по сравнению с базовым сценарием) к началу 2022 года, а уровень безработицы остановится на уровне 4.2% в 2022 году и 4,1% в 2023 году, достигнув своего допандемического минимума только где-то в 2024 году. квартал 2023 года. Государственный инфраструктурный пакет, рассчитанный на восемь лет, помогает, но он не предназначен для поддержки краткосрочного спроса (например, трансфертных платежей и увеличения пособий по безработице), поэтому общее циклическое расширение становится слабее, чем в базовом сценарии. .

Вероятность этого сценария составляет 25%.

Экономический прогноз S&P Global (ухудшение)
ноябрь 2021 —Прогноз—
2018 2019 2020 2021 2022 2023 2024
(% изменения)
Реальный ВВП 2,9 2.3 (3.4) 5.4 2.8 2,5 2,8
Компоненты ВВП (в реальном выражении)
Конечная реализация отечественного продукта 3.1 2,4 (3.0) 6,7 2,8 2.3 2,7
Потребительские расходы 2,9 2.2 (3.8) 7,9 3. 3 2,4 2,4
Инвестиции в оборудование 6.4 3.3 (8.3) 12,9 (0,1) 3,7 7.4
Инвестиции в интеллектуальную собственность 8.1 7.2 2,8 10,3 4,5 1.0 1.0
Нежилое сооружение 4.0 2.1 (12.5) (8.0) (2.0) 5.5 7,9
Жилое строительство (0,6) (0,9) 6,8 8,6 (5.4) (1.1) 1,9
Федеральное правительство покупки 3.0 3,8 5.0 0,5 (1,0) 3.1 1,8
Государственная и местная власть. покупки 0,4 1.3 0,9 0,6 3. 0 2,4 1,8
Экспорт товаров и услуг 2,8 (0,1) (13.6) 3,7 5.3 4,5 4.3
Импорт товаров и услуг 4.1 1.1 (8.9) 13,5 4.2 3.0 3.3
ИПЦ 2,4 1,8 1.2 4,5 4.2 2.1 2.2
Базовый ИПЦ 2.1 2.2 1,7 3.4 4.1 2.3 2.0
Несельскохозяйственные удельные затраты на оплату труда 2.2 2,5 4,6 3,6 4.8 2,6 1.1
Тенденция производительности ($ на одного работника, 2009 г. $) 1.3 1.1 3.0 2.2 (0,1) 1. 0 2.0
(Уровень)
Уровень безработицы (%) 3,9 3,7 8.1 5.4 4.2 4.1 3,7
Заработная плата (млн.) 148,9 150,9 142,3 146,2 150,7 152,8 153,9
Ставка по федеральным фондам (%) 1,8 2.2 0,4 0,1 0,6 0,6 0,4
Доходность 10-летних казначейских облигаций (%) 2,9 2.1 0,9 1,5 2.3 2,4 2.3
Ставка по ипотеке (30-летняя условная, %) 4,5 3,9 3.1 2,9 3,7 3,7 3,8
Ставка по трехмесячным казначейским векселям (%) 2. 0 2.1 0,4 0,0 0,6 0,6 0,5
Индекс S&P 500 2744.7 2912,5 3 218,5 4 255,0 4 216,9 4099,2 4 324,4
Операционная прибыль S&P 500 (млрд. долл.) 1 786,3 1892,6 1656,6 1 997,0 2 200,8 2 137,4 2495,8
Текущий счет (млрд.$) (438.2) (472.1) (616.1) (813.2) (694.5) (659.4) (696.3)
Обменный курс (индекс марта 1973 г. = 100) 106,5 110,2 109.1 104,5 106,5 103.1 100,0
Сырая нефть ($/баррель, WTI) 64,8 57,0 39,3 69,4 61,2 51. 2 53.0
Уровень экономии (%) 7,6 7,6 16,4 12,0 6,8 6,7 6.2
Начало строительства (млн.) 1.2 1.3 1.4 1,6 1,5 1.4 1,5
Штучные продажи легковых автомобилей (млн.) 17,3 17.1 14.6 15.2 14,5 16,0 17,3
Профицит федерального бюджета (за финансовый год, млрд. долл. США) (779.0) (984.4) (3 131,9) (2772,2) (1400,7) (1430,9) (1498,3)

Мнения, выраженные здесь, являются независимым мнением экономической группы S&P Global, которая независима от аналитиков S&P Global Ratings, но предоставляет им прогнозы и другую информацию.Приведенные здесь экономические взгляды могут быть включены в кредитные рейтинги S&P Global Ratings; однако кредитные рейтинги определяются и присваиваются рейтинговыми комитетами на основе аналитических суждений в соответствии с общедоступными методологиями S&P Global Ratings.

Этот отчет не является рейтинговым действием.

Никакой контент (включая рейтинги, кредитный анализ и данные, оценки, модели, программное обеспечение или другое приложение или его результаты) или любая его часть (Контент) не могут быть изменены, реконструированы, воспроизведены или распространены в любой форме любым средствами или храниться в базе данных или поисковой системе без предварительного письменного разрешения Standard & Poor’s Financial Services LLC или ее аффилированных лиц (совместно именуемых S&P).Контент не должен использоваться в каких-либо незаконных или несанкционированных целях. S&P и любые сторонние поставщики, а также их директора, должностные лица, акционеры, сотрудники или агенты (в совокупности Стороны S&P) не гарантируют точность, полноту, своевременность или доступность Контента. Стороны S&P не несут ответственности за какие-либо ошибки или упущения (по халатности или по иным причинам), независимо от причины, за результаты, полученные в результате использования Контента, а также за безопасность или обслуживание любых данных, введенных пользователем. Контент предоставляется на условиях «как есть». СТОРОНЫ S&P ОТКАЗЫВАЮТСЯ ОТ ЛЮБЫХ ЯВНЫХ ИЛИ ПОДРАЗУМЕВАЕМЫХ ГАРАНТИЙ, ВКЛЮЧАЯ, НО НЕ ОГРАНИЧИВАЯСЬ, ЛЮБЫЕ ГАРАНТИИ КОММЕРЧЕСКОЙ ПРИГОДНОСТИ ИЛИ ПРИГОДНОСТИ ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕННОЙ ЦЕЛИ ИЛИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, ОТСУТСТВИЯ ОШИБОК, ОШИБОК ИЛИ ДЕФЕКТОВ ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ, ТОГО, ЧТО СОДЕРЖАНИЕ БУДЕТ ФУНКЦИОНИРОВАНО ИЛИ БЕЗОПАСНО. СОДЕРЖАНИЕ МОЖЕТ РАБОТАТЬ С ЛЮБОЙ КОНФИГУРАЦИЕЙ ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИЛИ ОБОРУДОВАНИЯ. Ни при каких обстоятельствах Стороны S&P не несут ответственности перед какой-либо стороной за любые прямые, косвенные, случайные, показательные, компенсационные, штрафные, особые или косвенные убытки, затраты, расходы, судебные издержки или убытки (включая, помимо прочего, упущенный доход или упущенную выгоду). альтернативные издержки или убытки, вызванные небрежностью) в связи с любым использованием Контента, даже если ему было сообщено о возможности таких убытков.

Кредитный и иной анализ, включая рейтинги, и заявления в Контенте представляют собой мнения на дату их выражения, а не констатации фактов. Мнения, анализы и решения S&P о подтверждении рейтинга (описанные ниже) не являются рекомендацией покупать, держать или продавать какие-либо ценные бумаги или принимать какие-либо инвестиционные решения и не касаются пригодности какой-либо ценной бумаги. S&P не берет на себя никаких обязательств по обновлению Контента после публикации в любой форме или формате.На Контент нельзя полагаться и он не заменяет навыки, суждения и опыт пользователя, его руководства, сотрудников, консультантов и/или клиентов при принятии инвестиционных и других деловых решений. S&P не выступает в качестве доверенного лица или инвестиционного консультанта, за исключением случаев, когда они зарегистрированы в качестве таковых. Несмотря на то, что S&P получает информацию из источников, которые она считает надежными, S&P не проводит аудит и не берет на себя обязательств по должной осмотрительности или независимой проверке любой получаемой информации.Публикации, связанные с рейтингами, могут публиковаться по целому ряду причин, которые не обязательно зависят от действий рейтинговых комитетов, включая, помимо прочего, публикацию периодического обновления кредитного рейтинга и связанного с ним анализа.

В той мере, в какой регулирующие органы разрешают рейтинговому агентству признавать в одной юрисдикции рейтинг, присвоенный в другой юрисдикции, для определенных целей регулирования, S&P оставляет за собой право присвоить, отозвать или приостановить такое признание в любое время и по своему усмотрению.Стороны S&P отказываются от любых обязательств, вытекающих из уступки, отзыва или приостановления подтверждения, а также от любой ответственности за любой ущерб, предположительно понесенный в связи с этим.

S&P отделяет определенные виды деятельности своих бизнес-подразделений друг от друга, чтобы сохранить независимость и объективность их соответствующей деятельности. В результате некоторые бизнес-подразделения S&P могут располагать информацией, недоступной другим бизнес-подразделениям S&P.S&P установила политику и процедуры для обеспечения конфиденциальности определенной закрытой информации, полученной в связи с каждым аналитическим процессом.

S&P может получать компенсацию за свои рейтинги и определенный анализ, как правило, от эмитентов или андеррайтеров ценных бумаг или от должников. S&P оставляет за собой право распространять свои мнения и анализы. Публичные рейтинги и аналитические материалы S&P доступны на его веб-сайтах: www.spglobal.com/ratings (бесплатно) и www.ratingsdirect.com (подписка) и могут распространяться другими способами, в том числе через публикации S&P и сторонних распространителей. Дополнительную информацию о наших сборах за рейтинги можно найти на странице www.spglobal.com/usratingsfees.

Население, ВВП, безработица, инфляция, расходы

Скачать PDF
Краткие факты
  • Население:
  • ВВП (ППС):
    • 20 долларов.9 триллионов
    • -3,5% роста
    • 1,1% 5-летний совокупный годовой рост
    • 63 416 долларов на душу населения
  • Безработица:
  • Инфляция (ИПЦ):
  • Приток ПИИ:

Показатель экономической свободы США составляет 72 балла. 1, в результате чего его экономика заняла 25-е место среди самых свободных в индексе 2022 года. Соединенные Штаты занимают 3-е место среди 32 стран в Американском регионе, и их общий балл выше средних региональных и мировых показателей.

Экономика США, которая росла умеренно задолго до пандемии COVID-19, резко сократилась в 2020 году. Рост восстановился в 2021 году. Десятилетняя тенденция ослабления экономической свободы, ненадолго прерванная в 2019 году, продолжается. Пониженный из-за резкого снижения оценки финансового состояния США.S. зафиксировал общую потерю экономической свободы на 3,0 балла с 2017 года и упал из верхней половины в нижнюю половину категории «В основном свободный». Свобода бизнеса и верховенство закона сильны, но экономика раздавлена ​​безрассудным чрезмерным расходом правительства.

ВОЗДЕЙСТВИЕ COVID-19: По состоянию на 1 декабря 2021 г. 782 522 случая смерти были связаны с пандемией в Соединенных Штатах, а реакция правительства на кризис заняла 58-е место среди стран, включенных в этот индекс, с точки зрения жесткости. В 2020 году экономика сократилась на 3,5 процента.

Фон

Соединенные Штаты имеют одну из самых богатых и диверсифицированных экономик в мире, во главе которой стоит высокопроизводительный сектор услуг, передовое производство и исследования и разработки мирового класса. Пандемия 2020 года затормозила относительно уверенный экономический рост, который был стимулирован снижением налогов и облегчением нормативно-правовой нагрузки. К сожалению, неконтролируемые дефицитные расходы и беспрецедентно адаптивная денежно-кредитная политика не только продолжались, но и ускорились в 2020 и 2021 годах.Между тем расовая напряженность и острая политическая поляризация, усугубленные пандемией, усилились, особенно после президентских выборов 2020 года. С момента вступления в должность в 2021 году с узким контролем над обеими палатами Конгресса президент Джозеф Байден преследовал радикально-левую повестку дня, направленную на коренное преобразование как страны, так и экономики.

Верховенство закона

Права частной собственности, обеспеченные интересы и договоры защищены и обеспечиваются.Судебная власть независима и надежна, хотя процесс назначения судей становится все более политизированным. Тревожная и растущая тенденция к федеральному управлению со стороны безответственного административного государства, уполномоченного президентскими указами, подорвала доверие общества к верховенству закона. Общественное восприятие коррупции и недоверие к институтам растет в последние годы.

Государственный размер

Максимальная ставка налога на доходы физических лиц составляет 37 процентов, а максимальная ставка корпоративного налога — 21 процент.Общее налоговое бремя составляет 24,5 процента от общего внутреннего дохода. Государственные расходы составили 38,9 процента от общего объема производства (ВВП) за последние три года, а дефицит бюджета составил в среднем 9,0 процента ВВП. Государственный долг эквивалентен 127,1 процента ВВП.

Эффективность регулирования

В США высокий уровень свободы бизнеса, но правила различаются в зависимости от штата. Закон о снижении налогов и занятости от 2017 года стал значительным стимулом. Свобода труда в основном высока, но варьируется от местности к местности.Масштабные государственные заимствования и печатание денег усугубляют инфляцию, сохраняя большой дефицит и увеличивая государственный долг. .

Открытые рынки

Соединенные Штаты имеют 14 действующих преференциальных торговых соглашений с 20 странами. Средневзвешенная тарифная ставка составляет 2,4 процента, действует более 2300 нетарифных мер. В феврале 2020 года вступил в силу Закон о модернизации системы контроля за рисками иностранных инвестиций, расширивший полномочия Комитета по иностранным инвестициям в США.Финансовый сектор, один из самых развитых и конкурентоспособных в мире, продолжает оставаться устойчивым.

Что экономисты Уолл-стрит ожидают от экономики США в 2022 г.

Экономическая активность США возобновилась в 2021 г. после года, отмеченного блокировками и приказами о пребывании на месте, при этом восстановление было вызвано сочетанием денежно-кредитных и фискальных стимулов, а также твердые потребительские расходы.

Однако на этом фоне во второй половине этого года экономика особенно борется с ограничениями предложения и растущим ценовым давлением.Сохраняющиеся опасения по поводу вируса усугубились все еще повышенным спросом на инфляцию.

Но в следующем году это давление начнет ослабевать, по мнению ряда ведущих экономистов с Уолл-Стрит. Ряд экспертов уже представили свои прогнозы относительно того, чего ожидать в экономике США в следующем году, и большинство из них ожидают увидеть снижение инфляции наряду с несколько медленным ростом валового внутреннего продукта (ВВП).

Некоторые из этих прогнозов были предоставлены до того, как в конце ноября был обнаружен вариант Omicron, что вызвало волатильность на мировых рынках, поскольку инвесторы оценивали, в какой степени новая волна коронавируса может повлиять на экономическую активность и корпоративные доходы. Тем не менее, данные о риске для здоровья этого варианта все еще собираются и оцениваются.

Вот что некоторые крупные экономисты сказали о своих ожиданиях относительно экономики в следующем году.

Goldman Sachs: «Появление варианта Omicron увеличивает риски и неопределенность» для экономики Последняя угроза здоровью может привести к некоторым ограничениям и возродить поведение, связанное с пребыванием на месте, которое наблюдалось ранее во время пандемии.

Обновленный прогноз компании, сделанный 4 декабря, предполагает, что ВВП вырастет на 3,8% в годовом исчислении в 2022 г., или по сравнению с 4,2%, которые наблюдались ранее.

В этом году ВВП США вырос в реальном годовом исчислении на 6,4% в первом квартале, затем на 6,7% во втором и на 2,1% в третьем, исходя из последней оценки за квартал.

История продолжается

«Появление варианта Omicron увеличивает риски и неопределенность в отношении экономических перспектив США», — говорится в заметке экономистов во главе с Яном Хациусом. «Хотя многие вопросы остаются без ответа, мы теперь считаем, что наиболее вероятен умеренный негативный сценарий, при котором вирус распространяется быстрее, но иммунитет против тяжелой болезни лишь немного ослаблен».

Фирма видит три основных воздействия этих проблем с вирусом на экономическую деятельность.

«Во-первых, Omicron может замедлить восстановление экономики, но мы ожидаем лишь незначительного сокращения расходов на обслуживание, потому что внутренняя политика борьбы с вирусами и экономическая деятельность стали значительно менее чувствительными к распространению вируса», — сказали экономисты.

«Во-вторых, Омикрон может усугубить нехватку товаров, если распространение вируса в других странах потребует жестких ограничений. Это было серьезной проблемой во время волны Дельты, но с тех пор повышение уровня вакцинации у внешнеторговых партнеров должно ограничить масштабы серьезных перебоев в поставках. .»

«В-третьих, Omicron может отложить сроки для некоторых людей, которые чувствуют себя комфортно, возвращаясь на работу, и вызвать нехватку рабочих несколько дольше», — добавил он.

Что касается перспектив инфляции, экономисты охарактеризовали потенциальные эффекты Omicron как «неоднозначные».

«Снижение спроса на чувствительные к вирусу услуги, такие как поездки, может оказать дезинфляционное воздействие в ближайшем будущем, но предшествующие вирусные волны предполагают, что такое давление будет временным и обратится вспять по мере восстановления спроса», — написали они. «Напротив, далее сбои в цепочке поставок из-за Omicron или дальнейшие задержки в восстановлении предложения рабочей силы могут иметь несколько более продолжительный инфляционный эффект». Йоркская фондовая биржа на фоне пандемии коронавирусной болезни (COVID-19) в манхэттенском районе Нью-Йорка, штат Нью-Йорк, США.S., 16 апреля 2021 г. REUTERS/Carlo Allegri

Bank of America: следующий год будет годом «ребалансировки»

в следующем году все еще остается выше довирусных тенденций.

«В то время как 2021 год был историей избыточного спроса и нехватки предложения, мы думаем, что 2022 год будет периодом перебалансировки, хотя и лишь постепенно», — написал Мейер в заметке. «Это должно снять часть тепла с инфляции, но недостаточно быстро, в результате чего ФРС будет повышать ставки три раза, начиная с июня и продолжая ежеквартально.

Фирма ожидает, что реальный ВВП вырастет на 4% в следующем году. Bank of America также ожидает, что основные расходы на личное потребление — предпочтительный показатель инфляции Федеральной резервной системы — установится на уровне около 2,4% в годовом исчислении к четвертому кварталу следующего года. В последний раз Core PCE росла на 4,5% в третьем квартале этого года.

«Рассмотрите основные принципы: на балансах домашних хозяйств и корпораций много наличных денег, доступ к недорогим кредитам и мощный положительный эффект благосостояния», — сказал Мейер.«Данные указывают на устойчивый спрос на рабочую силу, учитывая увеличение количества вакансий, пополнение запасов после истощения, вызванного пандемией, и быстрые инвестиции в технологии и интеллектуальную собственность для поддержки роста производительности».

Однако она также отметила, что эти положительные тенденции экономического роста сдерживаются сохраняющимися ограничениями со стороны предложения, при этом количество вакансий остается близким к рекордно высокому уровню, а широкомасштабная инфляция снижает потребительские настроения.

«Мы думаем, что эти встречные потоки приведут к замедлению роста в 2022 году по сравнению с 2021 годом, но по-прежнему будут более чем в два раза превышать темпы трендового роста», — сказал Мейер.«Мы прогнозируем рост реального ВВП в 2022 году на уровне 4% с более сильным ростом в первой половине, чем во второй.

«С другой стороны, потребительские расходы останутся высокими, корпоративные инвестиции в оборудование (то есть капиталовложения) солидными, а интеллектуальная собственность — надежной», — сказала она. «Это компенсирует умеренную слабость инвестиций как в жилые, так и в нежилые объекты, а также усугубит бремя растущего дефицита торгового баланса.Кроме того, в 2023 году мы ожидаем роста реального ВВП на 2,2% — ближе к тренду».

 

Экономика следующего года будет отмечена улучшением участия в рабочей силе и ослаблением ограничений предложения, по мнению экономистов Wells Fargo во главе с Джеем Брайсоном. , инфляция, вероятно, все еще останется достаточно высокой, чтобы спровоцировать повышение ставок Федеральной резервной системой.

«Повсеместная нехватка рабочей силы, перегруженные цепочки поставок и растущее инфляционное давление стали неприятными признаками восстановления экономики после рецессии, вызванной пандемией», — написали экономисты фирмы в заметке. «Однако многие из этих встречных ветров являются побочными эффектами неожиданно сильного восстановления общего экономического роста за последние 18 месяцев. Одна из основных тем нашего ноябрьского прогноза заключается в том, что мы ожидаем, что эти ограничения постепенно ослабнут в течение следующего года. два года, что поможет обеспечить все еще высокие темпы экономического роста в этот период.

Фирма заявила, что прогнозирует реальный рост ВВП на 4,1% в 2022 году, а затем замедлится до 3,3% в 2023 году. Сотрудник по инвестициям Даррелл Кронк ранее на этой неделе заявил на саммите Reuters Investment Outlook, что экономический рост, вероятно, составит примерно 4% в следующем году.

Блокировки поставок должны быть устранены, а цепочки поставок должны функционировать «более или менее нормально в 2023 году». — добавили экономисты в своей заметке.Тем не менее, они считают, что по-прежнему мало свидетельств того, что инфляционное давление снизится в ближайшей перспективе, учитывая постоянно горячие данные по инфляции, поступающие даже через несколько месяцев после восстановления. Они ожидают, что индекс потребительских цен будет демонстрировать годовой рост на 5,2% в течение 2022 года, «прогноз, который в настоящее время находится на вершине консенсус-прогноза».

«Учитывая, что инфляция, вероятно, останется высокой, а рынок труда уверенно движется к восстановлению, мы теперь прогнозируем более ранний взлет ставки по федеральным фондам», — сказали они.«Мы ожидаем, что FOMC повысит целевой диапазон ставки по федеральным фондам на 25 базисных пунктов в третьем квартале 2022 года и еще на 25 базисных пунктов в четвертом квартале 2022 года. Мы ожидаем два дополнительных повышения ставок аналогичного масштаба в течение 2023 года».

Прогноз основан на заметке, опубликованной 12 ноября 2021 г.

Эмили Маккормик — репортер Yahoo Finance. Подпишитесь на нее в Твиттере

Восстановление экономики США после пандемии коронавируса и рецессии

Восстановление экономики США после пандемии коронавируса и рецессии — CNN Business

От вашей работы до вашего дома и ваших продуктов, Covid-19 нарушил почти все аспекты жизни.Эта информационная панель показывает, как экономика продолжает меняться, пока мы боремся с жизнью во время пандемии.

Регулярно проверяйте, как Америка восстанавливается и адаптируется к новым нормам.

Индекс возвращения к нормальной жизни

Экономика пандемии далека от нормальной. Таким образом, Moody’s Analytics и CNN Business объединились для создания собственного индекса возврата к нормальному состоянию, состоящего из 37 национальных и семи индикаторов на уровне штатов. Индекс колеблется от нуля, что означает отсутствие экономической активности, до 100%, что означает возвращение экономики к допандемическому уровню в марте 2020 года.

Экономика США работает на 89 % по сравнению с началом марта.

Новый коронавирус
случай за последние 7 дней 819 571

На 15% ниже, чем на предыдущей неделе, обновляется ежедневно

Количество штатов с улучшенным индексом с прошлой недели 9 февраля 2022 г.

1Южная Дакота99,3%

2Аризона96,8%

3Айдахо96,7%

4Монтана95,7%

5Невада95.6%

6%

6south Carolina95.3%

70002%

70002 8NEBRASKA94,6%

8NEBRASKA94.6%

9RHODE Остров 904,1%

10Wyoming94,0%

11 Запад 94,0%

11 Запад Виргині93.9%

12iowa93.8%

13utah93 .4%

14GEOROGIA93,3%

14GEOROGIA93,3%

%

15MISSISCIPHIPHI93,1%

160003,1%

160003

170002.9%

170002 180002.92.9%

19ALASKA92,8%

20WISCONSIN92,4%

21CONNECTICUT92. 3%

22Северная Дакота91.4%

23CANSAS91.3%

23CANSASAS91.3%

240002%

240002 25TENSEEE91.2%

26DELAWARE90.5%

26DELAWARE90.5%

2700020.599.6%

28’New Jersey89.5%

29MICHIGAN89.5%

30 Washington89.2 %

31California89.0%

32Minnesota88.9%

33New Meecio888.8%

34Texas88.6%

35New Hampshire888.3%

36Maryland88.3%

36Maryland88.3%

37Maine87,1%

38Oruegon87.0 %

39Пенсильвания86.9%

40ARKANSASAS86.8%

41hawai86.5%

41Hawai86.5%

42INGIANA86.3%

42INGIANA86.3%

43ohio86.0%

444VERMONT85,1%

440002 465,0%

460%

.7%

47Massachusetts84.0%

48Кентукки83,8%

49Иллинойс82,5%

50Нью-Йорк82,3%

Узнайте, как мы создали Индекс возврата к нормальному состоянию


Пожалуйста, включите JavaScript для лучшего использования.

Как поживает экономика США? 4 ключевые области, на которые стоит обратить внимание, поскольку вариант Delta сдерживает восстановление

Если У.С. хозяйство напоминало какой-нибудь предмет, скорее всего это был бы сломанный светофор.

Это связано с тем, что финансовая система добилась значительного прогресса в восстановлении после спада, вызванного пандемией коронавируса в марте 2020 года. Мало того, экономика США по своим размерам сегодня больше, чем до начала вспышки, и экономисты ожидают самых высоких темпов. роста за несколько десятилетий — ясный зеленый свет для финансовой системы.

Вопрос, однако, в том, как долго можно поддерживать такой темп.Международный валютный фонд в октябре понизил свои прогнозы глобального роста, сославшись на сбои в цепочке поставок, ослабление фискальных стимулов и угрозы со стороны варианта Delta. Это произошло почти через три недели после того, как ФРС тоже подняла желтый флаг, пересмотрев свои собственные прогнозы в сторону понижения.

Между тем, растут опасения, что инфляция может разгореться докрасна, поскольку американцы платят более высокие цены на все, начиная от авиабилетов и отелей и заканчивая арендной платой, жильем, продуктами и транспортными средствами.

США сильно повлияли на американцев.S. экономике, потому что это влияет на результаты их занятости и на то, сколько они платят за товары и услуги.

Вот четыре ключевых показателя, на которые стоит обратить внимание прямо сейчас, и на то, как они могут повлиять на ваш кошелек.

1. Рынок труда: работодатели демонстрируют рекордный спрос на найм, но недостаточно людей клюют на эту приманку

На первый взгляд, рынок труда должен быть на подъеме: в августе у работодателей было почти рекордное количество рабочих мест (10,1). миллионов), и тех, кто превосходил числом безработных (7,7 миллионов), согласно министерству труда. Уровень увольнений — доля работников, добровольно уволившихся со своих должностей, показатель, обычно рассматриваемый как признак экономической уверенности, — взлетел до новых высот в августе (2,9 процента).

Но взгляните на другие показатели, и история изменится. Безработица в сентябре по-прежнему оставалась на повышенном уровне (4,8 процента) по сравнению с периодом до вспышки, и в экономике по-прежнему отсутствует около 5 миллионов рабочих мест. Это после того, как пандемия выровняла рынок труда, стоив 22.3 миллиона рабочих мест, что привело к резкому росту безработицы до самого высокого уровня со времен Великой депрессии (14,8 процента).

Экономисты ссылаются на изменение приоритетов рабочих, что приводит к проблемам с поставками, а не к низкому спросу на рабочих. Страх перед вирусом может удерживать рабочих в стороне. Дистанционное обучение, школы с карантинными протоколами и ограничениями по уходу за детьми сказываются на перспективах трудоустройства американцев. Некоторые работники, возможно, вышли на пенсию, в то время как рост числа бизнес-образований в 2021 году предполагает, что другие могут заняться собственным бизнесом.Вариант «Дельта» также может вдохновить рабочих на то, чтобы остаться без работы. Работники, находящиеся в поиске работы, могут не обладать навыками, соответствующими имеющимся вакансиям.

Иллюстрацией этих факторов является сокращение трудовых ресурсов: сегодня на 3,1 миллиона человек работает меньше, чем в феврале 2020 года. Участие в рабочей силе в сентябре также сократилось на 183 000 человек.

Другой основной фактор: люди переоценивают то, что они хотят от работы. Отрасли, наиболее уязвимые для пандемии, имеют самые высокие показатели отказа от курения, начиная с общественного питания и жилья (6.8 процентов) — часть индустрии досуга и гостеприимства, в которой процент отказов составляет 6,4 процента, — в то время как розничная торговля (4,7 процента) сильно отстает.

«Это играет роль в переоценке, — говорит Рея Томас, старший экономист Wilmington Trust. «Риски выше с точки зрения заражения вирусом [в этих отраслях], и это одна из причин, по которой люди с такими навыками не всегда могут легко попасть в другие отрасли, создавая некоторые трения с точки зрения невозможности сопоставьте сотрудников с тем, где работодатели ищут дополнительную помощь.

Между тем, самый высокий процент вакансий приходится также на сферы отдыха и гостеприимства (16,4%), услуги по размещению и питанию (14,3%) и розничную торговлю (11,4%), что указывает на трудности с заменой уволившихся работников.

Опрос Bankrate, проведенный в августе, показал, что более половины (55 процентов) рабочей силы планируют искать новую работу в какой-то момент в течение следующих 12 месяцев, при этом работники отдают предпочтение гибкому графику работы, такому как удаленная работа или регулируемый рабочий день. а также более высокая заработная плата и гарантии занятости.

Компаниям уже приходится повышать зарплату работникам, в том числе розничным торговцам и ресторанам, таким как Target, McDonald’s, Under Armour и Chipotle. По данным Министерства труда, средний почасовой заработок в сентябре вырос на 4,6 процента по сравнению с прошлым годом.

2. Инфляция: цены растут повсеместно, и эксперты не уверены, когда этот темп уменьшится

Ни для кого не секрет, что в этом году потребители платят более высокие цены. Согласно отдельному опросу Bankrate, проведенному в августе, почти девять из десяти американцев (или 89 процентов) заявили, что заплатили больше за товары и услуги в этом году, а две трети (66 процентов) говорят, что это негативно сказалось на их финансах.Рост потребительских цен в годовом исчислении был на 13-летнем максимуме в течение шести месяцев подряд, увеличившись на 5,4 процента в сентябре.

Но примечательно то, откуда исходит инфляционное давление. Цены растут не только на такие вещи, как отели (24,1 процента за 12 месяцев), одежду (1,9 процента), питание в ресторанах (4,7 процента) или билеты на концерты и спортивные мероприятия (6,3 процента). быть более тесно связаны с возобновлением работы экономики. Американцам также приходится платить больше за мясо (16.7 процентов), бензин (41,8 процента), аренда (3,3 процента) и подержанные легковые и грузовые автомобили (21 процент).

Домашняя стоимость: цены стремительно растут как для владельцев, так и для арендаторов

Еще более высокочастотные измерения говорят о том же. Средняя арендная плата за однокомнатную квартиру выросла на 10,7% с марта 2020 года, согласно данным сайта по аренде квартир Zumper. Между тем, средняя цена продажи домов в США росла пять месяцев подряд и достигла нового рекорда во втором квартале 2021 года, увеличившись на 16.на 2 процента по сравнению с прошлым годом, по данным Бюро переписи населения.

Экономисты говорят, что как только цены на жилье растут, они, как правило, остаются такими же, и, учитывая, что жилье является самой большой статьей в бюджете большинства американцев, это может нанести ущерб кошелькам потребителей, если рост заработной платы не компенсирует это.

«Мы, безусловно, видим среду, в которой инфляция может превысить 3 процента до 2022 года», — говорит Джордан Джексон, стратег по глобальным рынкам в J.P. Morgan Asset Management. «Вероятно, давление на жилье и заработную плату станет основными факторами, которые заставят инфляцию стабилизироваться с более высокой скоростью.”

Это выдвигает на первый план главный вопрос, когда дело доходит до инфляции: как долго она продлится. Теоретически потребители будут работать со всем своим неудовлетворенным спросом и в конечном итоге потратят все дополнительные деньги, которые Конгресс присудил им через стимулирующие чеки и фискальные стимулы. Тем не менее, узкие места в цепочке поставок сохраняются дольше, чем ожидалось, поскольку случаи заражения вирусом продолжают закрывать заводы по всему миру, а нехватка рабочих снижает производство.

«Глобальная пробка товаров затрагивает грузовые суда, транспортные контейнеры, грузовики и железные дороги.Это приводит к росту цен», — говорит Марк Хэмрик, старший экономический аналитик Bankrate. «Похоже, что решение этих сложных пробок с поставками в ближайшее время не предвидится».

3. Что еще смотреть: экономический рост, потребительские расходы и неравенство

Не заблуждайтесь: 2021 год станет годом рекордного роста. Чиновники Федеральной резервной системы ожидают, что финансовая система вырастет на 5,9% в этом году. Это будет самый быстрый темп роста с 1984 года.Даже в 2022 году экономика настроена на опережающий тренд рост, который, согласно прогнозам ФРС, вырастет на 3,8% за год, что будет самым быстрым с 2004 года. до пандемии, несмотря на продолжающиеся проблемы на рынке труда, рост во втором квартале 2021 года составил 6,7% в годовом исчислении. Отчасти это произошло благодаря рекордному спросу. Расходы выросли на 12 процентов, поскольку потребители снова обедали, путешествовали и делали покупки благодаря вновь открывшимся предприятиям , вакцинациям и остаткам стимулирующих денег.Рекордные федеральные расходы также помогли поддержать рост в этом году, увеличившись в годовом исчислении на 4,2 процента в первом квартале 2021 года. поставив рост на 1,3 процента в квартал, с ослабевающим бюджетным стимулом, нехваткой производства и вариантом Delta. Чиновники ФРС уже понизили свои прогнозы на год до 5,9 процента с 7-процентного роста, сославшись на эти ограничения в протоколах своего сентябрьского заседания.

«Рост здесь, в США, в целом по-прежнему устойчивый, но Delta временно приостановила восстановление и замедлила темпы, которые в противном случае могли бы иметь место», — говорит Томас. «Даже без Delta можно было бы ожидать замедления темпов роста в следующем году. Ожидается, что в следующем году такого финансового увеличения не будет».

Несмотря на то, что экономика восстанавливается, восстановление ощущается неравномерно для некоторых наиболее уязвимых слоев населения страны. Безработица среди чернокожих почти в два раза выше, чем среди белых (7.9 процентов против 4,2 процента), а 6,3 процента испаноязычных рабочих не имеют работы. Между тем, согласно отчету ФРС о денежно-кредитной политике за май 2021 года, количество низкооплачиваемых рабочих мест во время пандемии сокращалось быстрее, чем должности со средним и высоким доходом, при этом занятость на самых низкооплачиваемых должностях была примерно на 20 процентов ниже допандемического уровня.

«Спад, связанный с пандемией, усугубил неравенство в доходах и богатстве, — говорит Хэмрик. «Даже при относительно быстром снижении общего уровня безработицы, который сейчас составляет менее 5 процентов, уровень безработицы среди чернокожих, выходцев из Латинской Америки и подростков остается повышенным.

4. ФРС: Чиновники готовятся отказаться от экстраординарного приспособления

Эта история о двух экономиках может еще больше усложнить работу ФРС, поскольку чиновники хотят избежать перегрева экономики, а также дать рынку труда достаточно времени бежать.

Чиновники, однако, считают, что пришло время отказаться от стимулов. Это будет состоять из двух частей — во-первых, за счет замедления покупки облигаций, а во-вторых, за счет повышения процентных ставок.

Замедление покупки активов ФРС — процесс, известный как свертывание — похоже, почти заблокирован, и официальные лица в протоколах их сентябрьского заседания считают, что свертывание может начаться где-то в середине ноября или середине декабря и закончиться к середине следующего года. .Похоже, что ФРС может сократить количество казначейских ценных бумаг, которые она покупает каждый месяц, на 10 миллиардов долларов и количество ипотечных ценных бумаг, которые она покупает каждый месяц, на 5 миллиардов долларов.

Это важно для потребителей, потому что покупка активов ФРС сдерживала рекордно низкие ставки по ипотечным кредитам. Безусловно, ФРС по-прежнему будет занимать стимулирующую позицию, просто не в такой степени, как в начале пандемии.

Когда дело доходит до повышения ставок, ФРС также становится менее терпеливой: официальные лица в сентябре разделились во мнениях относительно повышения ставок уже в 2022 году.Инвесторы уже готовятся к ним, и большинство участников рынка делают ставку как минимум на одно повышение ставок к сентябрю 2022 года, согласно FedWatch CME Group.

Что делать с вашими финансами

Более жесткие рынки труда могут побудить работодателей повысить заработную плату, но это хорошие новости только в том случае, если инфляция не опережает ваши повышения.

Если вы домовладелец, один из лучших способов высвободить немного денег, чтобы защитить свой кошелек от инфляции, — это рефинансировать ипотечный кредит.

Учитывая, что никто не может предвидеть будущее, важно по-прежнему сосредоточиться на защите своих финансов от рецессии. Это включает в себя приоритизацию сбережений и создание запаса наличных денег на случай, если вы неожиданно потеряете свой доход. Выплата долга и устранение некоторых дискреционных статей из вашего бюджета также может помочь высвободить передышку в вашем кошельке.

Сначала избавьтесь от дорогостоящих долгов и рассмотрите возможность использования консолидационных кредитов или карт для перевода баланса, чтобы не платить больше денег по вашим долгам, когда процентные ставки в конечном итоге вырастут.

«В некотором смысле план действий для отдельных лиц или потребителей на этом этапе восстановления остается прежним, — говорит Хэмрик. «Более высокие ставки при отсутствии неконтролируемой и продолжительной инфляции будут отражать более номинальную экономику. Другими словами, нормализация ставок должна быть желанным признаком того, что некоторые вещи возвращаются к норме или, по крайней мере, приближаются к ней».

Подробнее:

Восстановление экономики США замедляется. Не беспокойтесь.

По мере того, как бизнес-лидеры вступают в фазу падения, ряд негативных факторов омрачает их взгляды на экономику.Большой отскок от прошлогоднего спада иссяк, стимулы ослабевают, а множество более мягких экономических данных давит на настроения. Все это разворачивается на фоне пагубного варианта «Дельта», усиливая мрачное повествование.

Тем не менее, экономические перспективы на следующий год остаются привлекательными после того, как мы изучим причины текущего замедления. Чтобы понять почему, нам нужно взглянуть на природу восстановления, риски и возможности, связанные с передачей расширения потребителям, а также потенциальные способы завершения текущего цикла.

Что на самом деле вызывает текущее замедление

Политики и разработчики вакцин добились огромного скачка роста во всем мире, особенно в США, где было достигнуто массивное V-образное восстановление.

Но замедление заложено в любом V-образном восстановлении: чрезмерные темпы роста вытягивают активность из пропасти, но такой рост не может сохраняться, поскольку ежегодные сравнения постепенно проводятся с более сильными базисными периодами.

За некоторыми исключениями, мы ожидаем, что глобальный рост достигнет пика в этом году, а в следующем году последует его замедление.

Экономика сталкивается с дополнительными негативными сюрпризами, которые вызывают неопределенность и страх: уверенность потребителей заметно снизилась в последние недели, в то время как перспективы компаний также ухудшились, о чем свидетельствует падение PMI. Инфляция, хотя и замедлилась в последнее время, еще не вернулась к комфортному уровню, в то время как фирмы сталкиваются с узкими местами на рынках труда и товаров. Все это происходит на фоне варианта «Дельта», который несет в себе перспективу снижения эффективности вакцины, новых прорывных инфекций, повторных прививок и, возможно, новых раундов ограничений.

Усложняя ситуацию, все это разворачивается на том критическом этапе восстановления, когда костыли политической поддержки исчезают и частный сектор — прежде всего потребители — должен продвигать расширение вперед. Эта передача является неотъемлемой частью любого восстановления, но, учитывая необычный размер стимула и его отмену, замедление теперь происходит в окне высокого риска.

Если передача продукции потребителям будет успешной, мы прогнозируем, что рост в годовом исчислении замедлится с 7% в 2021 году до, возможно, 2%.9% в 2022 году. Однако то, что выглядит как жесткое замедление, на самом деле необходимо. (Экономика не должна слишком сильно перегреваться.) Кроме того, прогнозируемые 2,9% оставят экономику США по-прежнему комфортно работающей выше ее трендового роста около 2%, ниже которого расширение становится резко более уязвимым.

Пять причин, по которым потребители могут воспользоваться экономическим ростом

Понятно, что замедление, неожиданные встречные ветры и хитрая передача потребителям должны стимулировать негативные ожидания.Но встречные ветры, с которыми сейчас сталкиваются потребители, должны быть объединены с попутными ветрами и источниками силы, созданными домохозяйствами. Вот пять основных проблем и причины, по которым они преувеличены.

Во-первых, хотя экономические перспективы все еще широко приравниваются к пути варианта «Дельта», реальность такова, что экономика в значительной степени отделилась от вируса на раннем этапе. Это было не только функцией сильного стимула, но и приспособляемости. Домашние хозяйства и фирмы научились жить с вирусом, и этот опыт вряд ли будет отменен вариантом Delta.Например, даже когда во Флориде заболеваемость и госпитализации были самыми высокими, мы не наблюдали резкого спада экономической активности.

Во-вторых, в то время как фискальные стимулы для домохозяйств быстро ослабевают, рынок труда находится на подъеме. Примечательно, что, несмотря на исторические данные по безработице, стимул помог резкому росту личных доходов в 2020 году и в начале 2021 года. Теперь, когда появилось рекордное количество вакансий и многие фирмы изо всех сил пытаются их заполнить, домохозяйства имеют хорошие возможности заменить угасающие стимулы на занятость и более высокие темпы роста. заработной платы, гарантируя, что покупательная способность потребителей останется высокой.

В-третьих, хотя текущая инфляция подрывает рост заработной платы, она вряд ли продлится долго. Рост цен в США по-прежнему выглядит преходящим из-за особенностей жаркого открытия и узких мест с поставками, в то время как ограниченный рынок труда не сможет легко вернуться к вялым условиям. Перспективы жесткого цикла, обеспечивающего рост как заработной платы, так и производительности, остаются сильными.

В-четвертых, много внимания уделялось стремительному росту цен на жилье, подрывающему доверие и подрывающему бюджеты домохозяйств. Однако цены на жилье не совпадают со стоимостью жилья.С учетом рекордно низких условий финансирования индекс доступности жилья в целом соответствует допандемическим уровням и значительно более благоприятен, чем за десятилетия до мирового финансового кризиса.

Наконец, существует опасение, что непостоянный сектор домохозяйств в любой момент отступит, и сохраняющийся высокий уровень сбережений служит некоторым прикрытием для этой идеи. Но эта точка зрения игнорирует большие накопленные сбережения, особенно по отношению к уровню благосостояния домохозяйств, который и без того высок.Это говорит о том, что у домохозяйств есть возможность тратить и продолжать и без того сильное расширение.

Как заканчиваются циклы

В совокупности потребители находятся в сильной позиции, чтобы воспринять расширение. Вариант Delta может несколько сдвинуть временную шкалу, поскольку ожидания роста снизились в третьем квартале, но выросли в четвертом. Но менее убедительно то, что Delta меняет общую форму восстановления или уровень, на котором рост стабилизируется.

Тем не менее, все должно когда-то закончиться, и действительно, пост-ковидный цикл достигнет зрелости, подобной 2019 году, гораздо быстрее, чем любой предыдущий цикл, поскольку рынки труда ужесточаются, а рост замедляется.При этом вновь возникнет вопрос 2019 года: как долго может длиться цикл?

Традиционно при оценке риска цикла экзогенные шоки рассматриваются в последнюю очередь или вообще не рассматриваются, но Covid напомнил всем об их значимости. Такие события, как разрушительные вспышки на Солнце, войны между великими державами или системные кибератаки, возможны, но, как и пандемии, это события с низкой вероятностью и значительными последствиями. Базовое осознание риска не дает прививки и даже не гарантирует преимущества, за исключением признания того, что даже самое сильное расширение может быть остановлено шоком.

Следующими в списке рисков являются эндогенные дисбалансы, которые имеют тенденцию накапливаться медленно, но затем быстро исчезают. Они могут проявляться как в реальной экономике — представьте себе неустойчивый инвестиционный бум — так и в финансовой системе, которая после раскручивания обычно создает системные проблемы. Сегодняшние дисбалансы в реальной экономике не являются экстремальными, равно как и балансы частного сектора не указывают на напряженные финансы, хотя в каждом из них есть очаги активности, которые со временем могут перерасти в проблемные дисбалансы, и никогда нельзя полностью исключать неожиданности в финансовой системе.

Остаются ошибки политики. По нашему мнению, ошибки тех, кто отвечает за экономику, представляют собой самый большой риск для постковидного цикла. Разработчики денежно-кредитной политики, которые умело поддерживали домохозяйства, фирмы и финансовую систему во время пандемии, рискуют действовать слишком рано (ужесточая политику и убивая цикл) или слишком поздно (рискуя инфляционным режимом и оказываясь загнанными в угол, завершая цикл ужесточения). ) и/или с неправильной интенсивностью (создавая нежелательную волатильность).

Причина, по которой политики чаще, чем обычно, совершают ошибки, заключается в том, что их мир сегодня перевернулся.Как правило, ужесточение политики может происходить в умеренной степени по мере того, как расширение медленно устаревает, оставляя место для постепенных корректировок или корректировок курса.

Сегодня директивным органам приходится не только приспосабливаться к масштабным стимулам, но и делать это по мере того, как экономика замедляется до очень жестких условий, в то время как инфляция выше целевого уровня, но может быстро снижаться. Хотя у политиков есть заслуживающая доверия стратегия медленной корректировки, они сталкиваются со многими движущимися экономическими проблемами. Сложность создает реальный риск того, что они окажутся в неправильном положении и им придется рискнуть расширением, чтобы исправить положение корабля.

Как компании могут справиться со спадом

Для бизнес-лидеров, усваивающих макроландшафт, есть как практический урок, так и урок для размышлений.

По мере замедления роста экономическая активность, вероятно, установится на уровнях, превышающих допандемические ожидания, и именно на этом следует сосредоточить внимание. Это может быть сложной задачей, пока на рынках труда и продукции происходят сильные колебания, но трудности с наймом, а также рост цен, вероятно, уменьшатся в течение 2022 года.Рефлекторные тактические реакции на текущую ситуацию, такие как преждевременное повышение цен, чреватое потерей доли рынка, вряд ли окупятся.

На самом деле, более широкий урок, который предлагает Covid и его последствия, состоит в том, чтобы сопротивляться искушению погони за качающимся потоком данных. Covid — это бесконечный опыт рекордов: самое большое падение, самый большой стимул, самое быстрое восстановление, сильный рост цен — а теперь и потенциал самого сильного превышения за поколение.

Попытка следовать всем этим круговоротам и адаптироваться к ним редко была выигрышной стратегией с тех пор, как Covid сломался.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.