Значение социальной сферы в жизни общества: Социальная сфера общества – характеристика, развитие и взаимодействие

Содержание

Социальная сфера жизни общества реферат по социологии

Российская Международная Академия туризма Реферат По социальной философии На тему “Социальная сфера общественной жизни” Выполнил: 1 Содержание 1. Философское понятие социальной cферы……………….3 1.1 Сущность социальной сферы………………………….…4 2 Социальная структура общества 2.1 Нация как социально-этническая общность. ………….…6 2.2 Национальные отношения, национальные конфликты…10 2.3. Класс как социальная общность…………………….…….14 2.4. Социальная страфитикация……………………………..17 2.5 Социальная мобильность…………………………………19 2.5.1 Горизонтальная социальная мобильность ……………..19 2.5.2 Вертикальная социальная мобильность ………………..19 2.6Динамика социальной стратификации в России………22 3. Список литературы……………………………………………25 2 Но развитие общества все с большей настойчивостью требует преодоления раздельного изучения отдельных общностей, требует интегрального анализа социальной жизни. На фоне возросших общественных и научных потребностей все острее ощущаются недостатки раздельного анализа социальных проблем, дефицит исследований, в которых социальная жизнь рассматривалась бы комплексно. По-видимому, своеобразным стержнем развернувшейся некоторое время назад дискуссии о социальной сфере был не столько вопрос о том, выделять или не выделять социальную жизнь как отдельную сферу, сколько обсуждение необходимости именно комплексного обобщающего анализа социальной жизни. 5 Нация как социально-этническая общность. В ряду общностей определенное место занимают этнические общности. Их число весьма велико — по некоторым подсчетам, современное человечество насчитывает две-три тысячи этносов. Они очень разнообразны по своим характеристикам. Одна из важнейших социально-этнических общностей — нация. Что она собой представляет? Как и любая другая общность, нация складывается на основе действия определенных общественных факторов. В их числе важную роль играют материально-производственные факторы. Здесь важно обратить внимание на то, что материально-производственная деятельность реализуется в каждом обществе в виде определенного материально-экономического механизма, все части которого связаны многообразными и сложными хозяйственными связями. Так, на определенном этапе — в конце феодализма и начале капитализма — в обществе сложилась единая система промышленных и сельскохозяйственных предприятий, других производственных подразделений, между которыми сформировались самые различные хозяйственные отношения. На базе этих связей сложились общий рынок, единая система валюты, транспортных коммуникаций, средств связи, налогов и т.д. Весь этот сложный хозяйственный механизм тысячами нитей связал миллионы людей, заставил их повседневно и постоянно общаться, вступать друг с другом в самые различные контакты. Это был как бы огромный материально- производственный мотор, который постоянно «перемешивал» все население определенного общества. И поскольку такие контакты по самым разным линиям постоянно связывали людей и повторялось это из поколения в поколение, то это и привело к образованию особой общности людей — нации. Одним из важнейших факторов складывания и функционирования нации вместе с тем и ее существенной чертой является территория. Нам представляется, что этот термин не совсем точно отражает ту реальность, которая имеется в виду. Более точно, на наш взгляд, говорить об определенном природно-территориальном комплексе, понимая под ним не только пространственно-географические границы среды обитания общности, но и всю совокупность природных условий, включая климат, особенности ландшафта, растительного и животного мира, характер почвы и многое другое. Этноинтегрирующая роль этого природно-территориального комплекса выражается во многих моментах. Во-первых, он предстает общей средой хозяйственной деятельности. Во-вторых, этот комплекс существенно определял быт людей, характер жилья, особенности пищи, одежды, весь образ повседневной жизни. В-третьих, природный комплекс был вместилищем пространственных коммуникаций — дорог, в качестве таковых 6 использовали также и реки. В-четвертых, природный комплекс с появлением государственных институтов, территориального деления общества приобрел черты государственных границ, он превращался в государственную территорию. Таким образом, природно-территориальный комплекс нации — это не столько географическое, естественно-биологическое и т.д. явление, сколько социальная характеристика этих природных факторов, социальное качество, которое они обретают в определенных социальных условиях. И именно в таком виде этот комплекс является и объективной предпосылкой, и реальной чертой нации. Кроме объективных факторов объединения нации, существуют и факторы субъективного порядка. Прежде всего это общий язык. Общая экономическая жизнь, общая территория, сталкивающая людей друг с другом, неизбежно заставляли вырабатывать у людей общий язык. Он в данном случае выступает как естественное порождение общности экономической жизни, общности территории. Национальная общность и складывается в определенном отношении как результат функционирования общего языка. Следующий фактор складывания нации — также субъективного плана — это общность психологического склада, духовной культуры, определенных традиций и т.д. На базе общей экономической жизни, территории, общего языка у людей, постоянно связанных друг с другом, складывается, вырабатывается некоторая общность социально-психологического облика, культурных традиций. И эта общность психологического облика, культуры, традиций также интегрирует, сплачивает людей. Много внимания уделяют исследователи — думается, это справедливо — анализу самосознания нации. Субъективно-сознательные факторы играют важную роль в консолидации национальной общности. «Национальную культуру, психологию, самосознание, — отмечал А.Ф. Дашдамиров, — следовало бы рассматривать в первую очередь не в качестве суммы признаков, отличающих один народ от другого, а как факторы, способствующие ее устойчивости, целостности национальной общности, отражающие и сопровождающие ее жизнедеятельность. Такой подход позволяет выявить саму сущность особенностей культуры, психологии и т.д. как интегральных духовных образований, связывающих членов данной национальной общности в целостное устойчивое объединение»1. Для более конкретного уяснения сущности национальной общности остановимся на некоторых сопоставлениях нации и класса. Нация как макросоциальная общность базируется на таких характеристиках, которые воплощают глубокие закономерности общественной жизни, складывающиеся и функционирующие в масштабе всего общественного организма. К числу этих характеристик следует прежде всего отнести определенные преобразования в материально- производственной жизни общества, степень развития классов, их отношений, социальное развитие пространства, занимаемого нацией, и некоторые другие преобразования. 7 те, которые определяют нацию как единство исторической судьбы. Сознание этого единства и есть национальное сознание» (Бердяев Н. Философия неравенства// Дон. 1991. №2. С. 171). «Национальная принадлежность — не врожденное человеческое свойство, но теперь оно воспринимается именно таковым», «нации создает человек, нации — это продукт человеческих убеждений, пристрастий и наклонностей. Обычная группа людей (скажем, жителей определенной территории, носителей определенного языка) становится нацией, если и когда члены этой группы твердо признают определенные общие права и обязанности по отношению друг к другу в силу объединяющего их членства» (Геллпер Э. Нация и национализм//Вопросы философии. 1989. № 7. С. 124). Национализм исторически выступает не только средством дезинтеграции традиционных обществ и их перехода в современное состояние, но и составной частью неравномерного процесса развития индустриальных государств. В рамках этих политических процессов разнятся как причины возникновения национализма, так и его цели, а также его роль в политическом развитии тех или иных стран. Так, в XIX в., по мере разложения империй и формирования политической карты мира, требования наций к власти переместились с культурных на политические цели, что привело к созданию самостоятельных национальных государств. В переходных процессах XX в. национальные движения в основном возникали в русле национально-освободительной борьбы угнетенных народов, многочисленные примеры которой дал опыт разрушения колониальной системы в середине нынешнего столетия, что также сопровождалось формированием ряда национальных государств. Помимо задач, связанных с обеспечением государственного строительства, национализм в данных условиях способствовал внутренней консолидации общества, мобилизации его населения на осуществление целей модернизации и даже психологической компенсации страданий, вызванных отсталостью страны и резкими внутриполитическими противоречиями (X. Винклер). Весьма типичной причиной, инициирующей национальные движения в переходных условиях, является и динамика развития отдельных национальных общностей в процессе изменения их масштаба и роли внутри конкретного государства. Например, «малые» нации перерастают в «большие», приобретая системообразующее для государства значение, что предполагает и соответствующее перераспределение прав и ресурсов власти. В политических же процессах развитых современных государств национализм в основном складывается в рамках урегулирования межнациональных конфликтов, например, на основе возникновения нарушении прав жителей определенной национальности или несправедливого распределения социальных благ между различными национальными группами. Существенной причиной возникновения» национальных движений является и стремление «малых» наций к 10 самостоятельности, базирующееся на преувеличении своей культурной и политической роли в обществе, что провоцирует сепаратизм и, как следствие, инициирует центробежные тенденции, ведет к дезинтеграции государства и общества, к нарастанию обособленности и изоляционизма отдельных групп населения. Помимо постоянного появления на политической карте современных государств новых национальных меньшинств, которые выступают со своими политическими требованиями, в качестве причин, провоцирующих возникновение национальных движений, могут выступать и влияние родственных зарубежных групп, борющихся за права соплеменников в других странах, и политика ирредентизма (сознательного объединения людей одной национальности в рамках единого государство), и противоречия между титульными и нетитульными нациями и т.п. Столь же распространенной причиной активизации национальных движений является и низкая эффективность государства, не способного к должному регулированию межгрупповых отношений. Например, в конце 80-х — начале 90-х гг. XX в. во многих странах Восточной Европы и республиках СССР всплеск национальных движений был вызван прежде всего резким ослаблением государственного контроля за межнациональными отношениями, а равно крайне низкой эффективностью его действий в социально-экономической сфере, сопровождавшейся резким падением уровня жизни населения. Одновременно активизации национализма способствовали и возросшие на волне перемен амбиции национальных элит, что также можно рассматривать в качестве относительно самостоятельной и весьма серьезной причины политической активности наций. Значение этой особой причины формирования национализма тем более велико, что деятельность элитарных кругов нередко придает ему радикальные и разрушающие государственность формы путем пропаганды идей исключительности своей нации, утверждения ее особой миссии в развитии страны, разжигания межнационального недоверия и розни. Нередко под национальными лозунгами скрывается и сознательная установка определенных элитарных группировок, в том числе поддерживаемых из-за рубежа, на дезинтеграцию государства и общества, на изменение государственных границ, нагнетание региональной и международной напряженности. Хорошей питательной средой для формирования политической поддержки такого рода разрушительных для государства целей становится и недостаточный уровень национального самосознания граждан, низкий уровень образования гуманитарной интеллигенции «малых» наций, массовое распространение в элитарных и не элитарных слоях межнациональных предрассудков, отсутствие у широких слоев населения склонности к компромиссам, терпимости к религиозным и иным характерным отличительным чертам жизни представителей другой национальности. 11 Наиболее важной объективной причиной возникновения национальных движений, формулировки их целей, придания им той или иной интенсивности и продолжительности являются разнообразные межнациональные (этнополитические) конфликты, которые не могут быть урегулированы за счет внутренних ресурсов сторон. Конфликты такого рода нередко опосредуют разнообразные противоречия и асимметричные отношения групп социально- экономического, территориального, демографического и иного характера, придавая им своеобразный оттенок и усложняя пути и методы выхода из конфликтных ситуаций. При этом национальные аспекты, как правило, способны играть роль детонатора различных социальных противоречий, придавая противоборству чрезвычайную стремительность и остроту. Более того, различные политические силы порой стремятся сознательно свести те или иные социальные групповые конфликты к национальным основаниям. В связи с этим в науке нередко высказываются мнения о том, что любые расхождения позиций или неравенство ресурсов у национальных (этнических) общностей неизбежно приводит к острым конфликтам. Однако практический опыт развития межнациональных отношений в ряде таких стран, как Швейцария, Голландия, Бельгия и некоторых других, показывает возможность установления взаимоуважительных и политически стабильных отношений между различными национальными, этническими и расовыми группами. Наиболее распространенными являются конфликты между национальными (этническими) группами в полиэтнических государствах, возникающие на основе различий во владении теми или иными социальными ресурсами, а также между национальным большинством и меньшинством. Как правило, причинами такого положения дел в не малой степени служат факторы естественно-исторического характера, заселенность определенных территорий, тесная связь отдельных групп с теми или иными видами хозяйственной деятельности, процессы ассимиляции и миграции отдельных наций, эволюция административно- территориальной организации государства, а также сокращение его реальных возможностей. Например, в результате формирования социально- экономической периферии в России (в частности, это относится к районам Крайнего Севера, испытывающим постоянные трудности в обеспечении ресурсами) материальное неравенство проживающих там граждан непосредственно предстает как национальное. Специфические конфликты возникают и в результате идентификации этнических меньшинств с родственной общностью, проживающей в соседних странах (например, у турок в Болгарии, венгров в Румынии, русских в Молдавии и т.д.). Примерно такие же противоречия возникают и вследствие формирования этнических анклавов, складывающихся в результате этнической эмиграции из соседних государств, а также воссоединения ранее раздробленных этносов и восстановления прав репрессированных народов. 12 производственно-экономические интересы и являются тем экономическим механизмом, который объединяет, сплачивает определенные группы людей — классы. Сами классы выступают как своеобразное закрепление, воплощение определенных интересов в жизнедеятельности общественных групп2. Совокупная деятельность общества по производству материально- духовных благ выступает объективной, материально-производственной основой народа как социальной общности. Спрашивается, является ли этот фактор социально-образующим фактором и для классов? По-видимому, ответ не может быть однозначным. Конечно, общая трудовая деятельность трудящихся классов, многообразные контакты, общие ценности, установки и т.д., которые складываются в ходе этой деятельности, объединяют людей в класс. В этом смысле исключать социально-интегрирующую роль этого фактора при характеристике классов, тем более в конкретных исторических условиях, нельзя. Вместе с тем при выделении класса как общности акцент делается не столько на совместной трудовой деятельности как таковой, сколько на общей роли в общественной организации определенной группы людей, что и выражается в одной из черт ленинского определения. Так что не трудовая деятельность как таковая, а именно специфическая роль, своеобразная функция в совокупной трудовой деятельности общества выступает специфическим признаком класса как социальной общности. В этой связи интересен и вопрос о территории как факторе класса как общности. Обычно эта проблема в литературе даже не ставится. Видимо, исходят при этом из посылки, что территория не разделяет классы, что на одной и той же территории, равно как и на совершенно разных территориях, существуют и функционируют как различные, так и одни и те же классы. Отсюда делается вывод, что территория не входит в число признаков класса. Соглашаясь с этим выводом в целом, мы бы хотели заметить, что вообще исключить проблему территорий из характеристики классов было бы неточностью. Это особо очевидно при конкретном анализе конкретных классов. Так, каждый класс существует, функционирует на определенной территории государства, например рабочий класс Италии, крестьяне Испании и т.д. Кроме того, есть специфические аспекты территориального размещения классов: крестьянство, например, связано с сельской местностью, индустриальные рабочие — в основном с городской средой обитания. Видимо, при определенных условиях имеет значение рассмотрение территориальной эволюции классов, например образование рабочего класса в бывших национальных окраинах СССР. Все это свидетельствует, что связь классов как общности с территорией имеет определенное содержание. Остается ответить на вопрос: можно ли выделять сознательно-духовные факторы классовой общности, можно ли эти факторы считать одним из признаков самой классовой общности? В общем виде на поставленный вопрос мы уже ответили, когда речь шла о факторах и признаках народа как общности. Мы считаем, что классовую общность не только можно, но и должно рассматривать и в плане сознательно-духовных характеристик. 15 В число признаков классов, на наш взгляд, включаются те субъективно- сознательные факторы, которые порождаются их непосредственным бытием и которые функционируют как непосредственная духовная форма осуществления этого бытия. Применительно к классам это означает, что к собственным признакам классов можно относить определенные социально- психологические характеристики данного класса, например чувство сопричастности представителям этого же класса, установки, выражающие отношение к другим классам, традиции, связанные с образом жизни данного класса, и т.п. Эти черты, если можно так выразиться, живут и функционируют в недрах самого класса как его общий, коллективный продукт, они никем специально не создаются, не отменяются, но выступают скрепами, соединительными нитями, связывающими группу людей в нечто целостное. Эти черты класса выступают формой его духовной ориентации в конкретных условиях бытия, и выступают как собственные признаки классовой общности, неотделимые от самой этой общности1. Вполне понятно, что классово-интегрирующая роль духовных факторов развертывается лишь на базе, основе, общности объективных экономических интересов как своеобразное дополнение, развитие интегрирующего действия этих интересов. Если же этих объективных основ общности нет, то никакие сознательные факторы ее сплотить, естественно, не могут. Как и другие социальные общности, классы, складываясь, обретают свою качественную определенность, свою внутреннюю границу, отделяющую их от других классов, других социальных групп. Качественная характеристика класса как социальной общности выражается во многих параметрах. Это и определенное развитие экономического интереса класса, и степень подчиненности всей жизнедеятельности членов данного класса этому общему интересу. Это и развитие образа жизни, общего для всех представителей класса, и социально- регулятивное воздействие этого образа жизни на весь спектр отношений индивидов данного класса к обществу, другим людям. Это и определенные черты социально-психологического облика данных людей, их установок, ценностных ориентации, нравственных принципов, предпочтений и т.д. Все это вместе взятое и выделяет класс как социальную общность, как бы очерчивает его рамки во всей совокупности народонаселения общества. Вполне понятно, что по мере складывания классов как социальных общностей, по мере их развития конструируется и своеобразная область общественных отношений — отношений классов. Собственно, в данном случае налицо определенное взаимодействие: по мере конструирования классов складываются отношения между ними и по мере складывания этих отношений развиваются как общности и сами классы. Спектр этих отношений исключительно широк — начиная от самых острых, непримиримых форм конфронтации, классовой борьбы в антагонистическом частнособственническом обществе и кончая союзом, содружеством классов, идущих по общей дороге созидания. 16 Социальная страфитикация Еще древний философ Платон размышлял над расслоением людей на богатых и бедных. Он считал, что государство представляет из себя как бы два государства. Одно составляют бедные, другое — богатые, и все они живут вместе, строя друг другу всяческие козни. Разнообразие отношений ролей, позиций приводят к различиям между людьми в каждом конкретном обществе. Проблема сводится к тому, чтобы каким — то образом упорядочить эти отношения между категориями людей, различающихся во многих аспектах. Что же такое неравенство? В самом общем виде неравенство означает, что люди живут в условиях, при которых они имеют неравный доступ к ограниченным ресурсам материального и духовного потребления. Для описания системы неравенства между группами людей в социологии широко применяют понятие “социальной стратификации”. При рассмотрении проблемы социального неравенства вполне оправдано исходить из теории социально — экономической неоднородности труда. Выполняя качественно неравные виды труда, в разной степени удовлетворяя общественные потребности, люди иногда оказываются, заняты экономически неоднородным трудом, ибо такие виды труда имеют разную оценку их общественной полезности. Именно социально — экономическая неоднородность труда не только следствие, но и причина присвоения одними людьми власти, собственности, престижа и отсутствия всех этих знаков продвинутости в общественной иерархии у других. Каждая из групп вырабатывает свои ценности и нормы и опираются на них, если они размещаются по иерархическому принципу, то они являются социальными слоями. В социальной стратификации имеет тенденцию наследование позиций. Действие принципа наследования позиций приводит к тому, что далеко не все 17 существующий более высокий пласт; создание такими индивидами новой группы и проникновение всей группы в более высокий пласт на уровень с уже существующими группами этого пласта. Соответственно и нисходящие течения так же имеют две формы: первая заключается в падении индивида с более высокой исходной группы, к которой он ранее принадлежал; другая форма проявляется в деградации социальной группы в целом, в понижении ее ранга на фоне других групп или разрушении ее социального единства. В первом случае падение напоминает нам человека, упавшего с корабля, во втором — погружение в воду самого судна со всеми пассажирами на борту или крушение корабля, когда он разбивается вдребезги. Социальная мобильность может быть двух видов: мобильность как добровольное перемещение или циркуляция индивидов в рамках социальной иерархии; и мобильность, диктуемая структурными изменениями (например индустриализацией и демографическими факторами). При урбанизации и индустриализации происходит количественный рост профессий и соответствующие изменения требований к квалификации и профессиональной подготовке. Как следствие индустриализации наблюдается относительный рост рабочей силы, занятости в категории “белых воротничков”, уменьшение абсолютной численности сельскохозяйственных рабочих. Степень индустриализации фактически коррелирует с уровнем мобильности, так как ведет к росту числа профессий высокого статуса и к падению занятости в профессиональных категориях низшего ранга. Следует отметить, что многие сравнительные исследования показали: под влиянием сил изменения в стратификационных системах. Прежде всего, возрастает социальная дифферентация. Передовая технология дает толчок возникновению большого числа новых профессий. Индустриализация приводит в большее соответствие профессионализм, подготовку и вознаграждение. Иными словами для индивидов и групп становится характерной тенденция к относительно устойчивым позициям в ранжированной стратификационной иерархии. В итоге усиливается социальная мобильность. Уровень мобильности возрастает в основном вследствие количественного роста профессий в середине стратификационной иерархии, т.е. за счет вынужденной мобильности, хотя активизируется и добровольная, так как большой вес приобретает ориентация на достижение. Столь же, если не в большей мере, влияет на уровень и характер мобильности система общественного устроения. Ученые давно обратили внимание на качественные различия в этом отношении между обществами открытого и закрытого типа. В открытом обществе нет формальных ограничений мобильности и почти отсутствуют ненормальные. Закрытое общество, жесткой структурой препятствующее увеличению мобильности, тем самым противостоит нестабильности. Социальную мобильность правильнее было бы назвать обратной стороной той же проблемы неравенства, ибо, как отмечал М. Бьютл, “социальное неравенство усиливается и узаконивается в процессе социальной мобильности, функцией которой является отвод в безопасные каналы и сдерживание недовольства. 20 В закрытом обществе мобильность вверх ограничена не только количественно, но и качественно, поэтому индивиды, достигшие верхов, но не получающие той доли социальных благ, на которую они рассчитывали, начинают рассматривать существующий порядок как помеху к достижению своих законных целей и стремятся к радикальным изменениям. Среди лиц, мобильность которых направлена вниз, в закрытом обществе часто оказываются те, кто по образованию и способностям более подготовлен к руководству, чем основная масса населения, — из них и формируются вожди революционного движения в тот период, когда противоречия общества приводят к конфликту в нем классов. В открытом обществе, где сохранилось мало барьеров, мешающих продвижению вверх, те, кто поднимаются вверх, имеют тенденцию отходить от политической ориентации класса, в который они перешли. Аналогично выглядит поведение тех, кто снижает свое положение. Таким образом, те, кто поднимаются в высшую страту, менее консервативны, чем постоянные члены высшей страты. С другой стороны, “сброшенные вниз” являются более левыми, чем стабильные члены низшей страты. Следовательно, движение в целом способствует стабильности и в то же время динамизму открытого общества. 21 Динамика социальной стратификации в России 9О-е годы ХХ века, по всей видимости, войдут в историю России как эпоха трех революций, или, возможно, трех стадий одной революции, жестко предопределяющих друг друга. Первая, политическая, завершилась в августе 1991 года; вторая, экономическая, дает первые ощутимые плоды. Однако параллельно с ней и обгоняя ее, будет набирать ход третья — социальная революция, которая станет реальностью очень скоро, но окончательно изменит облик России лишь на исходе тысячелетия. Подобная расстановка приоритетов вполне естественна: политика и экономика — это злободневные темы, а злобой дня сегодня является задача «накормить народ». Нет ничего очевиднее с точки зрения здравого смысла. Согласно уверениям некоторых политиков, правительство может достаточно быстро осуществить свои декларации: стабилизировать рынок, укрепить финансовую систему и сбалансировать госбюджет. Исполнится сон реформаторов: народ будет «накормлен» (то есть удовлетворит критический минимум своих потребностей), так и не восстав. Очевидно, однако, что за эту идиллию, по всей вероятности, стране придется расплачиваться долго и мучительно. Удары топора, которым строят светлое рыночное завтра, неминуемо чем-то отзовутся в нашей судьбе: будущее имеет обыкновение жестоко мстить за легковесность, с которой решаются проблемы настоящего. Самым ужасным результатом реформ будет сокрушительный удар по социальной структуре, унаследованной от советской эпохи. Эта структура оказалась настолько стабильной и ударопрочной, что выдержала падение «реального социализма». Падение властвующей элиты не привело к сколь либо серьезным социальным конфликтам или катастрофам (о чем предупреждали некоторые социологи) не в последнюю очередь и потому, что наиболее резкое расслоение осуществлялось в советском обществе именно по признаку обладания властью. Падение партократической элиты было сравнительно мягким, поскольку другие признаки, расслаивающие общество индустриального типа (доход, обладание собственностью, образование, профессия, социальный престиж и т.д.) в советском обществе не были значимыми в той степени, которая с неизбежностью обуславливает жестко конфликтные отношения социальных страт. 22

Социальная сфера как экономическая категория и ее структура (Туишева М.Р.) / Вопросы инновационной экономики / № 1, 2012

 Скачать PDF | Загрузок: 102 | Цитирований: 17

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
№ 1 (11), Март 2012

Цитировать:
Туишева М.Р. Социальная сфера как экономическая категория и ее структура // Вопросы инновационной экономики. – 2012. – Том 2. – № 1. – С. 35-39.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=17712746
Цитирований: 17 по состоянию на 06.02.2021

Аннотация:
На сегодняшний день в условиях развития экономики страны возрастает роль социальной сферы, оказывающей прямое влияние на качество жизни населения и уровень экономического роста страны. Многие ученые экономисты, социологи и философы занимаются исследованием вопросов социальной сферы, и все же приходится с сожалением констатировать, что категория «социальная сфера» в науке однозначно не определена.

Ключевые слова: социальная политика, социальная сфера, социальные отношения, инфраструктура социальной сферы

Источники:

1. Андреев Ю.П. и др. Социальные институты: содержание, функции, структура. Изд-во Уральского университета, 1989.
2. Волков Ю.Е. Социальные отношения и социальная сфера // Социологические исследования. ‒ № 4. ‒ 2003. ‒ С. 40.
3. Гуляева Н.П. Лекции. Социальная сфера как объект управления и социальное развитие. ‒ Режим доступа: http://zhurnal.lib.ru/n/natalxja_p_g/.
4. Добрынин С.А. Человеческий капитал в транзитивной экономике: формирование, оценка, эффективность использования. – СПб.,1999. – С. 295.
5. Иванченко В.В. и др. Общая экономика: учебное пособие. Барнаул, 2001. ‒ Режим доступа: http://www.econ.asu.ru/old/k7/economics/index.html.
6. Осадчая Г.И. Социальная сфера: теория и методология социологического анализа. М.,1996. С. 75.
7. Острая Т.Б. Институциональные преобразования в социальной сфере как условие экономического развития России, дис. к.э.н. С. 11.

8. Социальная политика. ‒ Режим доступа: http://orags.narod.ru/manuals/html/sopol/sopol31.htm.
9. Янин А.Н. Социальная сфера в экономике Тюменской области. ‒ Режим доступа: http://www.zakon72.info/noframe/nic?d&nd=466201249&prevDoc=466201243.
10. http://orags.narod.ru/manuals/html/sopol/sopol31.htm

Страница обновлена: 22.09.2021 в 05:14:37

Социальная сфера — Официальный сайт администрации города Долгопрудный

Социальная сфера очень важна для жизни каждого человека. Именно она связана с удовлетворением насущных потребностей в жилье, пище, одежде, в получении образования и медицинского обслуживания, в культурном досуге, в занятиях физкультурой и спортом. Развитая социальная сфера города способна наполнить жизнь каждого его жителя комфортом, сделать ее радостной и гармоничной. И потому укрепление социальной сферы Долгопрудного является одной из приоритетных задач в работе администрации города.

Уже на протяжении многих лет бюджет города сохраняет социальную направленность, и доля расходов на финансирование образования, здравоохранения, социальной политики, культуры, спорта составляет более 70 %.

В городе уделяется большое внимание развитию здравоохранения: укреплению материально-технической базы, внедрению современных информационных систем и повышению стандартов оказания медицинской помощи.

17 февраля 2017 года после капитального ремонта открылось детское соматическое отделение долгопрудненской городской больницы. В ходе работ на объекте были отремонтированы фасад и кровля, проведены общестроительные, сантехнические и электромонтажные работы. Близится к завершению ремонт в родильном отделении.  Также планируется проведение капитальных ремонтов городской поликлиники №1, психоневрологического отделения и противотуберкулезного отделения.

В Долгопрудном создана одна из лучших образовательных систем среди городских округов Московской области. Услуги по общему образованию оказывают 16 общеобразовательных учреждений города, а по дошкольному образованию детей – 25 государственных учреждений. В феврале 2016 года состоялось открытие детского сада №15 в мкр. Хлебниково на 80 мест. В ноябре 2016 года в активно развивающемся микрорайоне «Новые Водники» открылся второй детский сад — № 20 «Ласточка» на 140 мест, потенциал которого позволяет принять 190 воспитанников.

На данный момент функционируют 9 частных детских садов по программе частно-государственного партнерства. Эти дошкольные учреждения также постепенно увеличивают прием детей до 3-х лет.

В городе продолжается строительство школ. В мкрн «Новые Водники» 1 сентября 2016 года открылась школа на 1275 мест. Решился вопрос с застройщиком школы на 900 мест в мкр. Центральный, вместе с Правительством региона найдены пути решения этой проблемы — заменена подрядная организация. В течение двух последующих лет в городе планируется строительство 4 новых школ.

Для ликвидации 2-й смены в 2014 году разработана и утверждена «Дорожная карта», которая ежегодно актуализируется. К 2020 году все дети города Долгопрудного будут обучаться в первую смену.

Работа в области реализации молодежной политики – важный раздел социальной сферы. Эта работа осуществляется в соответствии с программой «Молодое поколение Долгопрудного». Программа большое внимание уделяет организации и проведению мероприятий по формированию морально-нравственных ценностей, патриотизма и гражданской культуры молодежи; по формирования здорового образа жизни; созданию условий для включения молодежи в социально-экономическую жизнь общества, реализации молодежью общественно значимых инициатив, поддержке молодежных общественных объединений; реализации и развитию творческого потенциала молодежи.

Молодежь города принимает активное участие в патриотических мероприятиях. В рамках празднования Дня Победы активистами «Молодой Гвардии», проводятся такие акции, как: «Свет в окне», раздача Георгиевских ленточек, «Вахта памяти» и многие другие. Уже традиционно каждый год 22 июня проходит молодежная патриотическая акция «Мы Помним».

 

В апреле 2016 года прошли выборы в молодежный парламент. В его состав вошли 20 молодых людей, в возрасте от 16 до 30 лет. Основная цель парламента — повышение правовой культуры подрастающего поколения и вовлечение их в социально- политическую жизнь.

В течение всего года молодежь города активно участвовала в городских и областных семинарах, форумах и конференциях.

В городе действуют несколько учреждений, активно работающих с молодежью. Это МУ «Комплексный молодежный центр», различные клубы, студии по интересам. В клубе «Планета молодёжи» регулярно проводятся тематические вечера, выставки, фестивали, чемпионаты, конкурсы, кинопоказы, семинары и беседы.

В городе развивается волонтерское движение. Обладатели волонтерских книжек проявляют себя как инициативные, активные и целеустремленные молодые люди.

Большое внимание уделяется в городе работе с трудными подростками, привлечению их к участию в городских мероприятиях.

Ежегодно в городе открывается летний трудовой отряд, в нем трудные подростки получают возможность заработать и провести время культурно и с пользой.

Активно развивается в Долгопрудном физкультура и спорт.  Долгопрудный – спортивный город. По данным на 1 января этого года, спортом охвачено свыше 34,5 тысячи человек. В секциях ДЮСШ города и ФОК «Салют» занимаются 5707 человек.

Активно входит в жизнь наших горожан выполнение испытаний комплекса ГТО.

В 2016 году Долгопрудный участвовал в экспериментальном этапе по внедрению комплекса ГТО среди взрослого населения.

Наш город объявлен одной из тренировочных баз для подготовки футболистов к Чемпионату мира-2018.

На территории города проводятся Чемпионаты и Первенства России и Московской области по футболу, волейболу, гандболу. Наш город представляют 12 футбольных команд различного возраста.

Команды из Долгопрудного являются победителями и призерами Первенства и занимают ведущие позиции в Московской области.

В 2016 году на спортивных объектах ФОК «Салют» проведены такие значимые мероприятия как Спартакиада госслужащих Московской области, финал Первого Всероссийского фестиваля Дворового спорта.

В 2016 году при содействии Олимпийской чемпионки, депутата Государственной Думы РФ Ирины Родниной началась реализация проекта «Дворовый тренер», в рамках которого для юных долгопрудненцев в период школьных каникул на бесплатной основе 3 раза в неделю были организованы занятия по мини-футболу, стритболу и кинологическому спорту. Проводились междворовые турниры.

В 2016 год открыт физкультурно-оздоровительный комплекс «Водник» на ул. Московская, включающий в себя плавательный бассейн 25 м, детский бассейн, универсальный игровой зал, спортивные залы по видам спорта.

Государственная социальная помощь малоимущим семьям и малоимущим одиноко проживающим гражданам, которые попали в трудную жизненную ситуацию и имеют доход ниже величины прожиточного минимума, а также государственная социальная помощь многодетным семьям – являются важным разделом работы социальной службы города. Например, материальная помощь в виде денежных средств или в натуральной форме предоставляется малоимущим семьям и малоимущим одиноко проживающим гражданам, находящимся в трудной жизненной ситуации, нарушающей их жизнедеятельность, а также в случае имущественных потерь, вызванных чрезвычайными ситуациями.

Социальную помощь со стороны государства получают и родители, воспитывающие детей с ограниченными возможностями.

Охвачены социальной поддержкой и многодетные семьи города.  Законом Московской области «О мерах социальной поддержки семьи и детей» от 12.01.2006 №1/2006-ОЗ (в редакции законов Московской области) установлены понятие «многодетная семья» и меры ее социальной поддержки. Эти меры предусматривают выплату социальных  пособий — ежемесячного пособия на ребенка и единовременного пособия при рождении ребенка, государственный материнский капитал и региональный материнский капитал, частичную компенсацию оплаты коммунальных услуг многодетным семьям, обеспечение отдыха и оздоровления детей, бесплатное обеспечение лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения детей в возрасте до шести лет, право на бесплатное посещение музеев, выставок, парков культуры и отдыха один раз в месяц, бесплатный проезд, первоочередное выделение мест в муниципальные детские дошкольные учреждения и льготная оплата стоимости содержания ребенка и другие меры социальной поддержки.

Долгопрудный обладает развернутой сетью муниципальных учреждений и в сфере культуры. В городе осуществляют свою деятельность 8 муниципальных учреждений культуры:

— АУ «Долгопрудненский Дом культуры «Вперёд»;

— МБУ «Долгопрудненский культурно-досуговый центр «Полёт» с двумя филиалами: Домом культуры «Водник» и Домом культуры «Нефтяник»;

— АУ «Долгопрудненский культурный центр «Синтез»;

— МБУ «Долгопрудненский историко-художественный музей»;

— МБУ «Долгопрудненская централизованная библиотечная система»;

— АУ «Долгопрудненский театр «Город»;

— АОУ ДОД «Детская школа искусств»;

— АУ «Парк культуры и отдыха г. Долгопрудного».

Городская библиотечная система ведет активную работу с дошкольными учреждениями, школами и общественными организациями города по привлечению новых читателей к систематическому чтению. К концу 2016 года число постоянных читателей библиотек — более 28 тысяч человек.

 

Значение социальной сферы невозможно переоценить. Именно поэтому вопросам ее укрепления уделяется большое внимание в программах перспективного развития города Долгопрудный.

Повышение качества жизни граждан зависит от уровня удовлетворения актуальных для них потребностей, а также возможности граждан пользоваться системой социальных услуг.

В связи с этим в Московской области важным и актуальным остается участие граждан в оценке качества оказания услуг учреждениями и организациями социального обслуживания.

Какие определяющие цели для проведения такой оценки?

Во-первых, это улучшение информированности потребителей о качестве работы организаций, оказывающих услуги в определенной социальной сфере.

Во-вторых, осуществление диалога между организациями социального обслуживания и гражданами – потребителями услуг.

И, в-третьих, повышение качества оказания услуг населению в социальной сфере.

Независимая оценка качества оказания услуг организациями социального обслуживания проводится в Московской области с 2014 года.

В текущем году в сентябре и октябре гражданам Московской области предоставляется возможность оценить работу 76 организаций социального обслуживания.

Оценить работу организаций социального обслуживания предлагается по ряду критериев.

Оценка по критерию «Открытость и доступность информации об организации социального обслуживания» позволит выявить степень полноты, актуальности, удобства, доступности для восприятия посетителей тех информационных и справочных материалов, которые представлены на стендах, табло, сайте организации.

По критериям «Комфортность условий предоставления социальных услуг, в том числе время ожидания предоставления услуг» и «Доступность услуг для инвалидов» гражданам предлагается оценить наличие инфраструктуры и специальных технических устройств в организации, внешнее и внутреннее благоустройство, комфортность пребывания в организации, качество процесса приема посетителей, процедуру консультирования по телефону, сроки ожидания оказания услуг.

С помощью критерия «Доброжелательность, вежливость работников организации социального обслуживания» будет выявлено соответствие

вежливости и квалификации персонала, участвующего в процессе организации оказания услуг в организациях социального обслуживания, общественным ожиданиям.

По критерию «Удовлетворенность качеством условий оказания услуг» гражданам предлагается дать оценку общей удовлетворенности результатом предоставления услуги, качеством обслуживания.

Полученные результаты независимой оценки дадут возможность Правительству Московской области проанализировать сведения от получателей услуг о фактическом состоянии оказания услуг в сфере социального обслуживания и подготовить предложения по повышению качества работы организаций социального обслуживания.

Результаты независимой оценки публикуются на официальном сайте для размещения информации о государственных и муниципальных учреждениях в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» www.bus.gov.ru.

На этом сайте гражданам Московской области предлагается оставить отзыв о работе организаций социального обслуживания за предыдущие годы. Пошаговая инструкция о том, как оставить отзыв, здесь.

Минэкономразвития России сформирован реестр социально ориентированных некоммерческих организаций, которым планируется представление дополнительных мер поддержки в условиях распространения новой коронавирусной инфекции (далее — реестр, СО НКО) в соответствии с информацией, предоставленной, в том числе, Правительством Московской области (включая сведения от муниципальных образований Московской области).

Минэкономразвития России обновлен портал «Единая автоматизированная информационная система поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций» по адресу: http://www.nko.economy.gov.ru, на котором содержится вся актуальная информация для СО НКО, включая реестр (http://nko.economy.gov.ru/Public/NewsPage/Details.html?id=101), также по данному адресу размещена инструкция «Как воспользоваться предусмотренными мерами поддержки» для СО НКО, вошедших в реестр.

Кроме того, на официальном интернет-ресурсе для информирования предпринимателей по вопросам поддержки в период пандемии коронавируса (COVID-19) «Экономика без вируса» создан подраздел «НКО» по адресу: http://covid.economy.gov.ru/nko.

Подробнее с информацией о деятельности НКО можно ознакомится на официальном сайте Министерства социального развития Московской области в подразделе «Информация для НКО» раздела «Деятельность/ Взаимодействие с негосударственными организациями».

 

Мишонова Ксения Владимировна – Уполномоченный по правам ребенка в Московской области

Контактные данные:

— телефон для справок, консультаций и записи на прием: 8-498-602-32-07 ;

— e-mail: [email protected] ;

— сайт: detimo.mosreg.ru ;

— instagram: ksenia_mishonova ;

— единый детский телефон доверия: 8-800-2000-122 ;

— адрес для отправки корреспонденции: 143407, Московская область, г. Красногорск-7, бульвар Строителей, д.1.

 

Итоги социологического опроса населения об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов за 2019 год

Опека и попечительство

Социально ориентированные некоммерческие организации (СО НКО)

Наука на благо общества

Наука – мощнейший двигатель общественного прогресса. Она позволяет нам продлевать жизнь, следить за состоянием нашего здоровья и укреплять его, благодаря ей мы можем производить лекарства, чтобы лечить болезни и облегчать боль, она помогает нам обеспечить себя водой, удовлетворить базовые потребности, в том числе в пище, и добывать энергию. Наука также делает нашу жизнь интересней, предоставляя нам многочисленные средства для развлечения, включая спорт и музыку, и возможность пользоваться последними достижениями в сфере коммуникационных технологий. И, что не менее важно, она дает нам пищу для ума.

Наука помогает нам находить решения для проблем повседневной жизни и искать ответы на загадки Вселенной. Другими словами, она является одним из важнейших источников знаний. Она играет для благосостояния общества определенную роль и выполняет целый ряд функций: создание новых знаний, совершенствование образования и повышение качества жизни.

Наука должна отвечать потребностям общества и помогать ему справляться с глобальными проблемами. Всеобщее понимание роли наук и привлечение граждан к участию в научной жизни, в том числе посредством популяризации научных знаний, играют решающую роль в формировании знаний и умений, позволяющих людям делать осознанный выбор как в личном, так и в профессиональном плане. Правительства должны принимать решения в таких областях, как здравоохранение и сельское хозяйство, на основе достоверной научной информации, а парламенты должны учитывать последние научные достижения при принятии законодательных актов по всем вопросам, касающимся общества. Кроме того, национальным правительствам необходимо осознать научные стороны таких проблем современного общества, как изменения климата, состояние океана, сокращение биологического разнообразия и снабжение пресной водой.

Чтобы должным образом противостоять проблемам, стоящим на пути к устойчивому развитию, правительства и граждане должны понимать язык науки и быть грамотными с научной точки зрения. В свою очередь, ученым необходимо понимать трудности, с которыми сталкиваются политики, и стремиться повышать актуальность результатов своих исследований и их доступность для восприятия широкой публикой.

Проблемы современного общества выходят за традиционные границы отдельных дисциплин и охватывают весь жизненный цикл инноваций, от исследований до накопления знаний и их применения на практике. Наука, техника и инновации должны стать основой обеспечения более справедливого и устойчивого развития.

 

Общественная сфера Хабермаса — медиа исследования 101

Часть вторая: культура и контексты

мвенгенмейр

Определение публичной сферы, данное Хабермасом, является первым и основополагающим триггером для попыток классификации попыток формирования общественного мнения и легитимации государства и демократии в послевоенных западных обществах. Это широко признано в качестве стандартной работы, но также широко оспаривается, поскольку концепция публичной сферы постоянно развивается.Чтобы получить хорошее представление об общей критике и современных подходах к современному пониманию того, что и каким образом формируется общественное мнение, необходимо объяснить общие термины хабермасианской модели.

Публичная сфера рассматривается как область общественной жизни, в которой может формироваться общественное мнение. (Хабермас, 1991, 398) Если хотите, его можно рассматривать как питательную среду. Хабермас заявляет, что несколько аспектов жизненно важны для общественной сферы. В основном она открыта для всех граждан и формируется в каждом разговоре, в котором люди собираются вместе, чтобы сформировать публику.Гражданин играет роль частного лица, которое действует не от имени бизнеса или частных интересов, а как лицо, которое занимается вопросами, представляющими общий интерес, чтобы сформировать публичную сферу. За публичной сферой нет устрашающей силы, но ее граждане собираются и объединяются, чтобы свободно выражать свое мнение. Термин «политическая публичная сфера» вводится для публичных дискуссий на темы, связанные с государством и политической практикой. Хотя Хабермас рассматривает государственную власть как «общественную власть» (там же.398), который легитимизируется через общественность на выборах, государство и его силовые практики и полномочия не являются частью, а являются аналогом общественной сферы, в которой формируются мнения. Поэтому общественное мнение должно контролировать государство и его власть в повседневных дискуссиях, а также посредством официальных выборов. Публичная сфера является основным требованием для посредничества между государством и обществом и в идеальной ситуации позволяет демократический контроль над деятельностью государства. Чтобы обеспечить возможность обсуждений и формирования общественного мнения, записи о государственной деятельности и судебных исках должны быть общедоступными.

Хабермас относит формирование понятий публичной сферы и общественного мнения к 18 веку. До возникновения буржуазии и создания буржуазных публичных сфер понимание термина «публичное» было совершенно другим. До этого времени представительство власти через лорда называлось «публичным», имея в виду публичное представительство лордов. Это общественное представительство просто заявляло о своих полномочиях перед народом, а не перед людьми, которыми они управляли.Хотя основная концепция представительства через правительство или главу государства сохранилась, привязанность к аристократии со временем была отброшена. К концу 18-го века феодальная власть церкви и дворянства уменьшилась, открыв путь для подъема буржуазного общества в Европе. Вместе с этим изменилось и значение слова «общественность». «Public» больше не описывает представительный суд человека и его авторитет. Это стало означать узаконивающие правила институциональной системы, наделенной властными полномочиями.Граждане были теперь подчинены государству, образуя общественность. (Хабермас, 1991, 401)

Либеральная модель публичной сферы Хабермаса имеет нормативное значение. Это означает, что он описывает множество идеализированных проблем, указывая на то, какой в ​​идеале должна быть публичная сфера. Как такового, он фактически не существует в современных демократических государствах, которые являются промышленно развитыми, образованными как государство социального обеспечения и где массы людей должны формировать общественность. Это идеалистическая модель демократии, которая сформировалась в результате структурных изменений общества, завершившихся трансформацией понимания публичной сферы.Сам Хабермас должен был признать, что участие женщин и включение меньшинств не гарантируется его моделью, основанной на обстоятельствах буржуазного общества в начале 19 века. В следующем интервью Юрген Хабермас описывает наиболее важные результаты своих многолетних исследований, а также некоторые ограничения.

Habermas Interview загружено пользователем Youtube davidmeme

Хабермас и многие другие ученые работали над дальнейшим развитием и расширением понимания его теорий для современных обществ.Других теоретиков и их концепции публичной сферы и связанных с ней терминов, таких как общественное мнение, можно найти в других наших публикациях в категории СМИ и демократия.

Обсуждение

  1. Считается ли общественная сфера Хабермаса нормативной?
  2. Как вы думаете, Интернет меняет понимание публичной сферы, как описано выше?

Артикул

Habermas, J. (1991): «Общественная сфера» In Mukerji, C .; Шадсон, М. (Ред.): Переосмысление массовой культуры.Современные перспективы культурологии. Беркли / Лос-Анджелес: Калифорнийский университет Press. С. 398-404.

Что такое публичная сфера ?: Коммуникация в обществе

Что такое публичная сфера ?: Коммуникация в обществе

New Riff Distilling
24 Distillery Way
Newport, KY 41073

Возможна ли публичная сфера? Наша социальная и политическая жизнь отмечена глубокими разделениями: социальная ткань изнашивается. Экономическая и политическая поляризация на подъеме.Многие граждане чувствуют, что их голоса не слышны на аренах от правительства до рынка. Тем не менее, многие из наших общественных институтов зависят от пространства, в котором мы на равных собираемся для рассмотрения вопросов, касающихся общего блага. Интернет и смартфоны, кажется, предоставляют нам более быстрый и удобный доступ к общению. Но может ли это стать значимой публичной сферой?

В этом курсе мы будем исследовать эти вопросы, внимательно читая выдающегося немецкого философа и социального теоретика Юргена Хабермаса.Хабермас — один из наиболее уважаемых современных теоретиков общества и демократии как в Соединенных Штатах, так и в Европе. В своей классической книге « Структурная трансформация публичной сферы » Хабермас объединяет ресурсы философии, политической теории, истории, социологии и экономики, чтобы дать единый отчет о сложной эволюции публичной сферы. Студенты рассмотрят: Что такое публичная сфера? Как оно появилось? Почему он появился, когда и где? Каковы были его ограничения? И что мешает ему процветать сегодня? Мы также обсудим, что может означать обновление публичной сферы в мире, где публичное и частное больше не разделяются строго, где правила рынка, где мы воспринимаем политику только через связи с общественностью и где средства массовой информации гонятся за рейтингами.Читая Хабермаса в нашем современном контексте, мы исследуем возможность политики, свободной от господства и основанной на нашей общей человечности, и спросим, ​​как этот идеал остается актуальным в обществе 21 века.

Расписание курсов

Среда, 18 — 21:00
12 июля — 2 августа 2017 г.
4 недели

$ 25,00 $ 75,00

Frontiers | Герберт Спенсер, Социологическая теория и профессии

Введение

Недавние исследования Спенсера привели к значительному пониманию того, как заново интерпретировать его сложные идеи, что позволило увидеть их в более существенном и систематически связанном концептуальном контексте.В более ранней статье автор представил общий обзор того, чего достигли новые отчеты с точки зрения дополнительной теоретической согласованности с пониманием Спенсера. Настоящая статья имеет иную основную направленность — переоценку его существенной работы по профессиям и профессиональным учреждениям. Сильная сторона Спенсера была упущена из виду, что он внес нюансы в свое абстрактное социологическое мышление об аспектах социальной жизни с помощью повседневного наблюдения на микроуровне (как утверждает Тернер, 1985, гл.8). Спенсер особенно интересовался профессионалами и профессиональными учреждениями.

Однако для ясности необходимо еще раз очень кратко осветить некоторые из того, что было более подробно рассмотрено в предыдущей статье, главным образом в отношении того, что Спенсер имел в виду под «социальным организмом» и местом в обществах. спонтанное сотрудничество социальных индивидов, каждый из которых обладал чувством «социального самосознания». Само ощущение «социального самосознания» для Спенсера было вызвано механизмом изменений, возникающих в результате социальной и психологической адаптации к обстоятельствам и наследования приобретенных характеристик.Это вопросы, которые будут объяснены в первом основном разделе.

Интерес Спенсера к профессиям, должно быть, начался по крайней мере с тех лет, когда он был молодым человеком с 1837 по 1846 год, когда он на собственном опыте испытал профессиональные обязанности, связанные с совершенно новыми рубежами гражданского строительства: Ранний участник некоторых из первых железнодорожных схем в Англии, когда они были построены или спроектированы, он участвовал в зарождении революции в коммуникациях.Таким образом, основное внимание здесь уделяется переоценке того, что Спенсер говорит о профессиях, профессиональных учреждениях и работе в целом (поскольку это находится в его теоретических рамках), и того, как эти вклады имеют значение для определенных практических проблем и теоретических вопросов в понимание граней профессиональной жизни сегодня. Обсуждение касается, в частности, таких тем, как Спенсер и профессиональные интересы, его взгляды на «справедливость» и профессионалов, а также его комментарии о природе «работы» в общем смысле.Обсуждение также, оглядываясь назад, показывает, как его механизм индивидуальных и социальных изменений является одной из составляющих каскада идей, который сам связан с современной социальной наукой, сосредоточенной на сложности взаимодействия в целом и между пользователями услуг и профессионалами в частности. В фокусе внимания находятся «гибкие» и знающие агенты, ведущие переговоры через сложные ландшафты угроз и возможностей, а также то, как они взаимодействуют с профессионалами и другими лицами, реализующими политику социальной и государственной политики (в широком смысле), которые, конечно, тоже являются агентами, но теперь таковыми. чьи роли, возможно, совсем недавно изменились на более реактивный режим.Короче говоря, краткое, но актуальное и обновленное описание Спенсера как социального теоретика, имеющего дело с профессиями, которое составляет первую часть статьи, является предисловием к переосмыслению его взглядов на изменения в профессиях, основанных скорее на действиях новаторских агентов. чем овеществленные «функции» и «структуры» в социальной жизни, которые часто считались его основными заботами.

Ключевые аспекты поиска Спенсера

В предыдущих публикациях (2010, 2019) я обсуждал причины, по которым не очень полезно, в свою очередь, описывать Спенсера как социального дарвиниста, рассматривать его общую теорию развития изменений (которую он называл теорией эволюции и включая индивидуальную и социальную человеческую жизнь) как центральную роль в понимании того, как он интерпретировал существенные вопросы, такие как «профессиональные институты», и обвинять его в «атомарном индивидуализме».Привлечение внимания к другим функциям может быть более полезным. Настоящее обсуждение в значительной степени связано с аспектами социальной жизни в том, что он назвал «индустриальными» обществами, поскольку это были общества, на которых Спенсер в основном сосредоточился в своих трудах о профессиональной жизни. Спенсер противопоставлял «воинствующие» «промышленные» структуры. Воинствующие структуры ориентированы на агрессию с сильным централизованным и принудительным контролем над людьми в обществе. Промышленные структуры, однако, ориентированы на мир, поэтому «индустриальные общества» (общества, в которых преобладают промышленные структуры) были описаны как имеющие «спонтанно порожденный слабосвязанный тип социальной организации» (Dingwall and King, 1995, p.20, сейчас также перепечатано в Dingwall, 2016; см. также Dingwall, 2004, с. 8–9). В таких обществах социальный контроль «децентрализован», то есть средства контроля действуют на повседневном уровне и связаны с обменами между частными лицами в достижении частных или взаимосогласованных целей, а не с указанием направления из центра таких обменов. к коллективным целям. Таким образом, границы между целыми обществами и их средой, а также иерархии, установленные между их различными составляющими социальными элементами или группами, могут обладать пористым качеством.

Эта статья начинается с раскрытия ключевого утверждения о том, что индустриальная форма общества Спенсера «спонтанно породила слабосвязанный тип социальной организации». Социологи до сих пор связывают идею социального организма со Спенсером. Хотя он использовал это выражение в 1843 году в своих Письмах, собранных как Правильная сфера управления и в Социальная статика (Спенсер, 1851), именно «Социальный организм» (Спенсер, 1860) прояснил, что это значит для его.Эссе позже часто использовалось Спенсером в качестве ориентира для разъяснения значения слова «общество». В то время огромное разнообразие форм биологических организмов, представленных в мире, включая «сложную индивидуальность», вызывало волну научного интереса, за которым последовал Спенсер. Главный вопрос заключался в том, как можно представить себе общество в этом напряженном контексте? В широком, но реальном смысле, у общества было , чтобы быть частью «природы» (в конце концов, это не было «сверхъестественным»).

Ни какое-либо конкретное общество или общества в целом не ассимилировались ни с одним известным индивидуальным организмом или набором организмов.В каждом издании своих Принципов социологии Спенсер заявлял, что «социальный организм несравним с каким-либо конкретным типом индивидуального организма, животного или растительного» (Spencer, 1876, стр. 613, в 3-м изд., Стр. Т. 1, 1893, с. 580). Существовало материальное отличие, присущее «социальному организму»: «в то время как в теле животного только особая ткань наделена чувством, в обществе все члены наделены чувством» (Spencer, 1860, с. 276). . Это было ключевой чертой социальной жизни в концепции Спенсера общества как организма, поскольку, если в отдельных телах, «благополучие всех других частей справедливо подчиняется благополучию нервной системы, чья приятная или болезненная деятельность составляет хорошо или плохо в жизни; в тел-политиках то же самое не выполняется.«В политическом теле — обществе — где все члены обладают сознанием, корпоративная жизнь« поэтому должна служить жизням частей »(Spencer, 1860, p. 276–277). Идея социального организма «сопровождалась трансцендентными различиями» по сравнению с индивидуальными организмами, поскольку общество было «совокупностью индивидов, распределенных на обширной территории» (Spencer, 1871, стр. 411). В процессе Спенсер понял, что его понимание социального организма полностью отличалось от целостной версии Конта (Spencer, 1904, p.II, 465).

Спенсер осознал, что участники были мобильными, или «локомотивами» (Пил, 1971, стр. 178). Социологов всегда интересовало, как понимать «структуру» общества, но, поскольку пренебрежение Спенсером широко распространено, неудивительно, что он был упущен из виду как предшественник в изложении старейшины-Васса о причинных силах структур в социальной жизни. По словам Элдер-Васс, механизмы, которые производят причинные силы со стороны некоторых социальных структур, не зависят «от пространственно-специфических физических отношений между их частями.Эти структуры являются тем, что Элдер-Васс описывает как «пространственно разрозненные» (Элдер-Васс, 2010, стр. 200). На самом деле, однако, спенсер уже хорошо понимал зачатки этой особенности, присущей «интерсекциональности»; его актуальность для социального анализа сегодня — тема, о которой мы поговорим позже.

По Спенсеру, «единицы» (индивиды) в обществе становятся предметом «действий и противодействия между сообществом и каждым его членом, так что любой из них влияет на другого по своей природе» (Spencer, 1893, p.11). Люди адаптируются друг к другу и к обществу с течением времени и к внешним условиям, а внесенные изменения, в свою очередь, приводят к дальнейшей адаптации, спиральной по своей природе. Приобретенные характеристики наследуются будущими поколениями, согласно его теории эволюции, тем самым формируя суть изменений, связанных с «социальной эволюцией». «Характер» (или «человеческая природа») не фиксирован, а видоизменяется по мере того, как он приспосабливается к окружающим условиям. Его первичный механизм органических и социальных изменений был додарвиновским и был сознательно выведен из идеи Жана-Батиста Ламарка о наследовании приобретенных характеристик или функционально произведенных изменений.Дарвин не исключил полностью этот механизм, но его доказательства того, что он называл «естественным отбором» для объяснения видовых изменений, что позже будет истолковано как успешное выживание генетических вариаций в экологической борьбе за существование, были процесс затмения после публикации в 1859 г. книги О происхождении видов . Хотя Спенсер действительно согласился на место естественного отбора Дарвина, однако в 1886 году он был вынужден написать в защиту сохраняющейся значимости его механизма, особенно в индивидуальной и социальной жизни: «Если мы признаем наследование функционально производимых изменений, мы обоснован вывод о том, что это наследование функционально произведенных изменений было не просто кооперирующим фактором в органической эволюции, но было кооперирующим фактором, без которого органическая эволюция, во всяком случае, в ее высших формах, никогда не смогла бы развиться. место »(Спенсер, 1886, стр.424).

На самом деле нет ничего удивительного в том, что, участвуя в обычной общественной жизни, мы продемонстрировали способность меняться, реагировать и действовать со знанием и новаторски, не в последнюю очередь через форму профессиональной деятельности, как будет обсуждаться позже. Если Спенсер ранее писал, что прогресс в социальной жизни «логически определен», как он это сделал в Social Statics (Spencer, 1851, стр. 64), то в соответствии с Принципами социологии он отказался от этой веры, как и пожелает быть показано в следующем разделе.Тем не менее, камнем преткновения было и в какой-то мере остается идея о том, что накопление этих изменений с биологической точки зрения должно быть унаследовано .

Согласно Спенсеру, общество растет благодаря экономическим и другим актам спонтанного сотрудничества общительных и социальных индивидов, которые сами демонстрируют то, что называется «социальным самосознанием ». (Spencer, 1859, p. 140–141; Spencer , 1873, стр. 291. См. Также Peel, 1971, стр. 217). В своей книге Принципы психологии Спенсер описывает обладание социальным самосознанием как осознание того, что благополучие каждого человека «связано с благополучием всех», что, в свою очередь, приводит к «росту чувств, которые находить удовлетворение в благополучии всех »(Спенсер, 1872, II, стр.609). В обществах, в которых преобладают «производственные» и, следовательно, мирные социальные отношения, основная задача самого сообщества через правительство — защищать равную свободу всех граждан, чтобы иметь возможность адаптироваться к обстоятельствам. По мере того, как общество объединяется посредством спонтанного сотрудничества и по мере появления разделения труда, оно начинает демонстрировать относительно стабильных функций и связанных структур. Функции и структуры изменчивы, , они податливы в соответствии с изменяющимся и разнообразным содержанием того, что на практике пытаются создать спонтанные кооперации индивидов.По сравнению с индивидуальным организмом, структуры и функции «социального организма, очевидно, гораздо менее специфичны, гораздо более изменяемы, гораздо больше зависят от условий, которые изменчивы и никогда не повторяются дважды» (Spencer, 1873, стр. 58).

К 1860 году фундамент концепции Спенсера о «социальном организме» породил сильный, переплетенный набор аргументов, не всегда признаваемых критиками тогда и сейчас. Общество — это организм, но с уникальными характеристиками.Это прочтение Спенсера «социального организма» проливает свет на связность его мысли о «социальном», а также на природу социологии (не существовало «правила», которое гласило бы, что организм должен рассматриваться как единая совокупность). Общества были «организмами», составной частью мира природы, но sui generis в своих единицах, структурах и функциях. По мнению Спенсера, люди и общества находят «способы сотрудничества друг с другом», которые они инициируют совместно, развивая «новые идеи и практики» (Dingwall and King, 1995, p.16), результат, который логически вытекает из фундаментальных и оригинальных черт его мысли.

«Профессиональные институты» в книге Спенсера

Принципы социологии

Акты спонтанного сотрудничества между социальными индивидами можно частично рассматривать как адаптивную реакцию на то, что они пережили как сложность или незнакомое явление в мире. С этой точки зрения Спенсер был в авангарде социолога, который столкнулся с проблемой понимания социальной жизни как вовлечения людей, которые разбирались в сложных ландшафтах и ​​договаривались о путях их преодоления, хотя, как оказалось, он в значительной степени не был признан как таковой.Несмотря на наблюдения, сделанные в предыдущем разделе, остается вероятность того, что по-прежнему будут высказаны сомнения относительно правомерности представления Спенсера таким образом или что рассматриваемые темы должны быть тесно связаны со Спенсером. Вероятным источником является влияние все еще широко распространенного мнения о том, что Спенсер окончательно связан с теорией эволюции в целом и социальной эволюции в частности, которая носит направленный и линейный характер. Ибо, если это правда, Спенсер мог бы не осознавать подразумеваемые современные социологические проблемы.Однако сам Спенсер разъяснил свою позицию. Сразу после того, как были написаны его наиболее подробные замечания о профессиях в его Принципах социологии , он продолжил в том же томе с убеждением отрицать, что предполагаемая позиция в отношении эволюции была той, которую он занимал. Об эволюции в целом и социальной эволюции в частности он заявил: «Эволюция не подразумевает скрытой тенденции к совершенствованию, действующей повсюду. Нет единой тенденции от низшего к высшему, а есть лишь случайное создание формы, которая в силу большей приспособленности к более сложным условиям становится способной к более продолжительной жизни и более разнообразному виду »(Spencer, 1896, p.599).

После напоминания, данная статья переходит к тому, чтобы показать, что внимание Спенсера к пониманию социальной жизни как вовлечения социальных людей, сталкивающихся с трудными и сложными ландшафтами, формирует его работу в отношении действий профессионалов и профессиональных организаций, в частности. В любом случае, стоит отметить, что это обсуждение также дает редкую возможность вернуться к хотя бы части существенных аспектов его социологии. В своем общем введении к профессиям Спенсер заметил, что сила современных профессионалов основана на наследии «хитрости, умения и знания природы вещей», которые дали «примитивному жрецу или знахарю влияние на его жизнь». ребята.«Такая предпринимательская сила, — говорит Спенсер, — дополняется теми достижениями и продуктами, которые превосходят возможности людей достичь или понять; и поэтому он находится под постоянным стимулом к ​​приобретению высшей культуры и умственных способностей, необходимых для тех видов деятельности, которые мы считаем профессиональными »(Spencer, 1896, p. 184).

Основные ссылки самого Спенсера на профессии, как уже отмечалось, встречаются в его главной социологической книге Принципы социологии , которая содержала знаменательное обсуждение «Профессиональных институтов» (в третьем томе 1896 года).Поскольку первый том впервые появился в 1876 году, а второй том — в 1882 году, «Профессиональные институты» опоздали в последовательности составных частей и позже в жизни самого Спенсера. Осталась только часть «Промышленные учреждения», завершившая третий и последний том. Предыдущими частями были «Данные» социологии (о раннем человеке), «Индукции» социологии (включая «общество» как единое целое), за которыми следовали «Внутренние институты» и «Церемониальные институты», которые, в свою очередь, вели к «Политическим институтам». Учреждения »и« Духовные институты », оба из которых, как утверждал Спенсер, были истоками профессий.

В «Профессиональных учреждениях» Спенсер обсудил развитие и секуляризацию профессий, а также отдельных профессий, имея дело с врачом и хирургом; Танцор и музыкант; Оратор и поэт; Актер и драматург; Биограф, историк и писатель; Ученый и философ; Судья и юрист; Учитель; Архитектор; Скульптор; и художник.

Профессии возникают благодаря тому, что со временем их дифференцируют от общего регулирования социальной жизни, которое поддерживается и управляется «политико-церковным» агентством:

Ни одна группа институтов не иллюстрирует с большей ясностью процесс социальной эволюции; и ни один из них не показывает более бесспорно, насколько социальная эволюция согласуется с законом эволюции в целом.Зародыши, из которых возникают профессиональные агентства, составляющие вначале часть регулирующего агентства, дифференцируются от него в то же время, что и друг от друга; и, в то время как по отдельности становясь более разнообразными за счет роста подразделений, по отдельности они становятся более связными внутри себя и более определенно разграниченными (1896, с. 311).

Концепция Спенсера функций профессиональных институтов согласуется с его общей концепцией взаимоотношений между обществом и его членами: поддержание жизни общества, «неодушевленного организма», рассматривается «только как средство для достижения конечной цели. — поддержание жизни его членов, которые являются разумными организмами »(Спенсер, 1896, стр.179).

Спенсер рассматривает общество не как «производство», а как рост, включая развитие профессий. Социальные устройства возникают не в результате изменений, «созерцаемых правителями» (Spencer, 1896, стр. 315), не намеренно, а в результате изменений, связанных с «непредсказуемой работой этого организованного человечества» (Spencer, 1896, стр. 317):

Люди настолько бессознательны в отношении жизни социального организма, что, хотя спонтанные действия его единиц, каждая из которых ищет средств к существованию, порождают потоки пищи, которые касаются их дверей каждый час — хотя вода для утренней ванны, свет для их комнат , пожары в их решетках, автобус или трамвай, который доставит их в город, бизнес, которым они занимаются (что стало возможным благодаря распределительной системе, в которой они участвуют), вечерний «Special», на который они смотрят, театр или концерт, на который они сейчас уезжают, а такси домой — все это результат непредсказуемой работы этого организованного человечества, они остаются слепыми.Хотя в результате своей жизнедеятельности капитал направляется туда, где он наиболее востребован, поставки товаров сбалансированы в каждой местности, а цены регулируются повсеместно — и все это без официального надзора; тем не менее, забывая о том, что эти процессы возникли в обществе без чьего-либо намерения, они не могут поверить, что общество будет улучшено естественными факторами. И поэтому, когда они видят, что зло следует излечить или добро, которое необходимо достичь, они просят юридического принуждения как единственно возможного средства (Spencer, 1896: 316-17).

Здесь есть отголосок экономиста Ричарда Уэйтли, которого Спенсер ранее часто цитировал, который написал то же самое в своих Вводных лекциях по политической экономии (Уэйтли, 1832) и описал экономический обмен как «каталлактику». По Спенсеру, правительства слепы к социальной жизни как к «каталлактике» (хотя это слово им не принято). С течением времени профессии стали настолько специализированными, что труд каждого человека, удовлетворяющий одни потребности других, удовлетворял свои собственные потребности работой сотен других.Таким образом, здесь повторяется «спонтанное сотрудничество» как краеугольный камень «социального организма», а значит, и самого общества, и подтекст профессиональной жизни.

Учитывая широту деятельности, охватываемой профессиональными учреждениями, можно выбрать только несколько примеров комментариев Спенсера. Он обычно иллюстрирует «дифференциацию» взросления внутри профессий (например, есть музыкальные исполнители, профессора и учителя музыки, обладатели экзаменов и ученых степеней по музыке; а также различие между многими местными музыкальными обществами и музыкальными обществами). колледжей, «со своими студентами, профессорско-преподавательским составом и директорами» (Spencer, 1896, стр.214). Он иллюстрирует «интеграцию» через «периодическую литературу», в случае музыки — журналы, «посвященные отчетам и критике концертов, опер, ораторий и служащие для … поддержания интереса учителей и исполнителей» (Спенсер, 1896, с. 214).

Обсуждая науку как профессию, Спенсер, естественно, вводит рост специализаций в таких предметных областях, как биология, но примечательно, что в философии он не упоминал «трения» между различными «школами» мысли.Спенсер занимал позицию, которая охватывала утилитаризм и ориентацию на социальные науки, в то время как к 1880-м годам в Британии преобладали идеалистические способы философского мышления о том, как открывать фундаментальные ценности и знания, которые ставили под сомнение эти самые события как предвестники бесчеловечного материализма. . В эти годы мы стали свидетелями острых разногласий по фундаментальным принципам между Спенсером и идеалистами, такими как Т. Г. Грин, Бернар Босанке, Генри Джонс, Дэвид Джордж Ричи (а также «новые либералы» в Либеральной партии).Ключевые различия заключались в том, как лучше всего провести социальную реформу, в обязанностях государства и в значении таких понятий, как «добро» и «позитивная свобода». Отличительная манера, в которой Спенсер очертил социальный организм и акцентировал внимание на сотрудничестве и «социальном самосознании», самосознании каждого гражданина «состояния совокупности граждан» (Пил, 1971, стр. 2017), имеет тенденцию к общению. быть отодвинутым на второй план или искаженным в пользу «общества», задуманного как целостный «моральный организм».«Для Ричи, например, личность Спенсера изображалась искаженно и преувеличенно,« как если бы он имел смысл и значение отдельно от своего окружения и помимо своих отношений с сообществом, членом которого он является »(Ritchie, 1885 , p. 646, также в Offer, 2000, Vol. 4, p. 106).

В профессиональных учреждениях Спенсер избегал любых замечаний о том, что эта тенденция к идеалистической философии равносильна возвращению к ортодоксальным взглядам, связанным с воинствующими и насильственными социальными отношениями.Возможно, он считал, что краткое описание профессий в целом не подходящее место для демонстрации личных философских расхождений, даже если они были глубокими.

Спенсер рассматривал профессиональную специализацию как адаптивную для людей и обществ. Это стимулировало их процветание и давало больше конкурентных преимуществ, потому что, как отметили Дингуолл и Кинг, «способ, которым он обеспечил большую гибкость, большее сотрудничество и больше возможностей для инноваций» (Dingwall and King, 1995, p.16). Спенсер больше подчеркивал творческую роль профессий, «чем большинство современных аналитиков» (Dingwall and King, 1995, p. 19). По мнению Эверетта Хьюза, Спенсер рассматривал «разработку» ролей профессий как «существенную черту цивилизованного общества» (Hughes, 1960, p. 54). Такие отчеты делают правильный вывод о том, что Спенсер понимал профессионалов в индустриальных обществах как участников рынка, признавая, что они повышают качество жизни, предлагая инновационные и существенные услуги.Эта точка зрения, как отмечают Дингуолл и Кинг, «является важным коррективом некоторого нигилизма социологии профессий в 1960-х и 1970-х годах, когда часто казалось, что профессии были просто … вспомогательными органами капиталистической власти» (Dingwall and King, 1995, с. 19).

Отношения между профессиями и государством всегда интересовали Спенсера. Этот аспект также понравился Дингуоллу и Кингу, которые пришли к выводу, что достоинством внимания Спенсера было открытие пути «к более убедительному анализу отношений между государством и профессиями» (Dingwall and King, 1995, p.21), по сравнению с Эбботтом (1988), который сосредоточился на отношениях между профессионалами (эти темы развиваются в последнем шестом разделе «Спенсер, профессионалы и их пользователи». Однако Дингуолл и Кинг вызывают доверие, когда описывают Спенсера как произносит «гимн laissez-faire » (Дингуолл и Кинг, 1995, стр. 22), игнорируя, таким образом, его опровержения применяемого к нему выражения, сделанного в ответе Т. Хаксли в «Специализированном управлении» Спенсера 1871 года. (Спенсер, 1871, стр.438) и цитируется здесь в 1893 г. в «Эволюционной этике» (Spencer, 1897, стр. 115).

Я не знаю, чтобы кто-то более решительно утверждал, что общество в его корпоративном качестве должно осуществлять строгий контроль над своими отдельными членами в той степени, в которой это необходимо для предотвращения посягательств друг на друга. Никто так часто и решительно не осуждал правительства за небрежность, с которой они выполняли свой долг. Это далеко не то, как утверждают некоторые, защита претензий сильных против слабых, это скорее настойчивое требование, чтобы слабые были защищены от сильных, чтобы они не перенесли большего зла, чем их относительная слабость. сам вовлекает.И никто не осудил так резко эту «жалкую невмешательство, которое спокойно наблюдает за тем, как люди губят себя, пытаясь с помощью закона добиться соблюдения своих справедливых требований ( Ethics , § 271)».

Защита свободы всех в социальных отношениях при условии, что никто не должен нарушать такую ​​же свободу другого, является надлежащей сферой государственного управления. Работа по обеспечению «справедливости» в этом смысле для Спенсера является ожиданием, возлагаемым на поведение профессионалов и профессиональных организаций (Mingardi, 2015).Эта либеральная концепция «справедливости», которую Спенсер последовательно придерживался как писатель по социальным вопросам, ограничивала роль правительства в мирных, «индустриальных» государствах защитой принципа равной свободы. Спенсеру следовало более систематически писать о формах власти в «индустриальной» социальной жизни, но он распознал их, и его осведомленность привела его к конкретному выводу о том, как следует проводить непосредственное взаимодействие между целым рядом профессий и гражданами. В дополнение к ответственности государства по защите личности гражданина «и наказанию за преступную агрессию против него» существует обязанность «отправлять гражданское правосудие в отношении гражданина бесплатно» (Spencer, 1891, p.660–61). Учитывая, что законодатели взимают с нас налоги, Спенсер риторически спрашивает, принимает ли правительство дело бедняка, чтобы защитить его «от агрессии его богатого соседа». В своей неспособности покрыть расходы на поддержание гражданского порядка она совершает грех бездействия. Правительство бросает заявителя «на милость солиситоров, поверенных, барристеров и целого легиона юристов» (Spencer, 1843, in Offer, 1994, стр. 3–57, стр. 51). В своей более поздней версии Принципов этики Спенсер возобновил жалобу.Государство может охранять граждан «от правонарушителей, классифицируемых как преступники», но если гражданин «лишен имущества», оно «игнорирует его жалобы и оставляет его либо на понесение убытков, либо на риск дальнейшего и, возможно, большие потери при ношении костюма и, возможно, апелляций »(Spencer, 1910, т. 2, с. 210). Если бы наказания были ясными и определенными с самого начала, большинство гражданских правонарушений «никогда бы не было совершено» (Spencer, 1910, т. 2, стр. 211).

Спенсер обнаружил серьезное препятствие на пути к предоставлению свободного доступа к здравым и практическим профессиональным советам и рекомендациям для обычных граждан в случае необходимости.Он понимал, что его концепция «справедливости», ключевого компонента условий, требуемых для ведения общественной жизни, требует максимальных возможностей для граждан, чтобы они могли быстро и бесплатно получить доступ к услугам «семьи». профессиональных навыков в области права, что позволяет в срочном порядке заменять случаи несправедливости правосудием.

Профессии и интересы

«Профессиональные учреждения» не исчерпывает того, что Спенсер сказал о профессиях.Будь то в его начале «Собственная сфера управления» (Спенсер, 1843) или более позднем « Человек против государства» (Спенсер, 1884, в предложении, 1994, стр. 61–175), повторяющейся целью были «заинтересованные лица». мотивы »со стороны« некоторых медиков »защищать« постановления для сохранения общественного здоровья »независимо от необходимости (Spencer, 1843, стр. 56). В Social Statics критика включала сравнение между медиками и духовенством: страх, что несанкционированные проповедники могут распространять ложные доктрины, «имеет аналог в страхе, что неуполномоченные практикующие могут дать вредные лекарства или советы … (t) здесь очевидно склонность медицинской профессии организовываться по образцу духовенства »(Spencer, 1851, p.375). В профессиональных учреждениях вновь появилась нервозность по поводу мессианских тенденций: «духовенство медицины преследует еретиков и тех, кто не имеет дипломов. Давно и продолжаются разоблачения нелицензированных практикующих, а также «контрпрактики», проводимой аптекарями… постоянная тенденция к более определенному выделению интегрированного профессионального сообщества »(Spencer, 1896, p. 199). Возможно, из самых лучших побуждений близорукие профессионалы желали обязательного законодательства, лишающего людей их свободы и поощряющего зависимость от государства, ценой замедления процесса социальной эволюции, с помощью которого люди (и по наследству их потомки) могут постепенно адаптироваться к своей жизни. обстоятельства.Противоядием от этого принудительного просветления было то, что Спенсер назвал «систематическим изучением естественных причинно-следственных связей, проявляемых среди людей, объединенных в социальную группу» (Спенсер, 1884, стр. 123. См. Также Спенсер, 1873, стр. 66–7, 81–2). .

Спенсер интерпретировал церковные учреждения как один из первоисточников более поздних, в основном светских профессионалов. В предыдущем разделе социологии обсуждались перспективы церквей и священников. Он интерпретировал религиозные верования и обычаи как общий долгосрочный упадок с будущим «церковных институтов», в котором церкви и священники переходят от догматического богословия к советам и советам в более тонких тонах.В развивающемся мире стандарты морали были относительными: «Идеи правильного и неправильного, которые теперь рассматриваются как применимые только к действиям определенного рода, будут рассматриваться как имеющие применение, равнозначное действиям любого рода. Будут решены все вопросы, касающиеся индивидуального и общественного благосостояния, и главная функция того, кто стоит на месте министра, будет заключаться не столько в том, чтобы подчеркивать уже принятые предписания, сколько в развитии человеческих суждений и чувств по отношению к ним. к тем более сложным вопросам поведения, которые возникают из-за постоянно возрастающей сложности социальной жизни »(Spencer, 1896, стр.157–58). В этом случае, конечно, личный интерес может указывать на присоединение к такой профессии, как социальная работа. Спенсер, похоже, не рассматривал ни одного случая упадка профессий или профессиональных институтов, помимо тех, которые связаны с религиозным наблюдением (недавнее исследование упадка профессии актуария см. В Collins et al., 2009).

Спенсер и более широкий мир труда

Аспекты работы и занятости, которые влияют на профессиональную деятельность, в частности профсоюзы, условия труда в целом и неоплачиваемая работа, привлекли внимание Спенсера.Его критические комментарии проистекают из его принципа равной свободы (справедливости). Профсоюзы могут прибегать к принуждению, чтобы требовать от своих членов повиновения и препятствовать сдельной работе (Spencer, 1910, ii, стр. 279–281; Offer, 2010), и от их имени забастовщики прибегали к насилию и, следовательно, к несправедливости по отношению к работодателям. (Спенсер, 1910, II, стр. 294–96). Однако справедливость — это также оружие на стороне профсоюзов. «Судя по их грубому и жестокому поведению в прошлом, — пишет Спенсер, — можно с достаточной уверенностью сказать, что работодатели теперь лишены возможности делать нечестные поступки, которые они бы делали иначе» (Spencer, 1896, p.542). Эти замечания, явно относящиеся к заработной плате и здоровью на работе, редко приписываются Спенсеру: Уилтшир, например, обвинил его в «закоренелой враждебности» к профсоюзам (Wiltshire, 1978, p. 141; 161).

В отношении некоторых общих условий работы Спенсер недвусмысленно осуждает (как заметил Пил, 1971, стр. 216). Развитие машинного оборудования на заводах «оказалось чрезвычайно пагубным» в психологическом и физическом отношении для здоровья рабочих (Spencer, 1896, стр. 515). Наемный рабочий комбината может служить примером бесплатного труда, но «эта свобода на практике представляет собой немногим больше, чем возможность обменять одно рабство на другое» …«Принуждение обстоятельств часто сказывается на нем тяжелее, чем принуждение господина к находящемуся в рабстве» (Спенсер, 1896, стр. 516. Опасения Спенсера по поводу наемного труда и несправедливости, а также его поддержка профсоюзного движения получают дальнейшее обсуждение. in Weinstein, 1998, p. 201–207).

Спенсер был хорошо осведомлен о том, что в обычном социальном взаимодействии наблюдается большая активность, демонстрирующая «чувство товарищества», которое было неотъемлемой частью социальной жизни, в отличие от точки зрения «атомарного индивидуализма», из которой, как отмечалось ранее, некоторые критики обвинили его:

Каждый всегда может продолжать способствовать благополучию других, отражая от них зло, которое они не могут видеть, и помогая их действиям способами, неизвестными им; или, наоборот, каждый может иметь как бы дополнительные глаза и уши в других людях, которые воспринимают для него то, что он сам не может воспринимать: таким образом совершенствуя свою жизнь во многих деталях, доводя до конца свои действия по окружающей среде (Спенсер , 1910, с.я, 254).

Более того, он запечатлел для своих читателей в некоторых симпатичных подробностях запутанную динамику «частной благотворительности» или неформальной заботы, возникающей, когда семьи или соседи берутся ухаживать или кормить больных или слабых членов семьи или знакомых. У частной благотворительности были моральные качества, которые делали ее предпочтительнее заявить о благотворительности, но он был обеспокоен непропорциональным бременем заботы, которое выполняли женщины, и ограниченными возможностями, которые последовали за ней (об этом аспекте Спенсера см. Offer, 1999).Комментарии Спенсера о неоплачиваемой работе вращаются вокруг «благотворительности» в Принципах этики . Милосердие — это альтруизм сверх требований «справедливости». Обеспокоенность Спенсера «милосердием» по сравнению с «справедливостью» и его требованиями здесь означала, что он продолжал традицию, знакомую из Теории моральных чувств Адама Смита.

Добровольность в форме добровольных организаций соответствовала идеям Спенсера о социальном развитии. Он приветствовал организованную, но спонтанную добровольную акцию («предусмотрительную милость»), которая возникла, когда обычные люди, получившие хирургические и медицинские знания, вмешались, чтобы оказать помощь больным до прибытия профессиональной помощи (Spencer, 1910, ii, п.361). Хискес (1983) прослеживает отношение Спенсера к идее социальных индивидов и его либеральной идее сообщества со времен его жизни, критикуя некоторые либертарианские источники, в том числе «Анархия, государство» Роберта Нозича и Утопия (1974), за игнорирование альтруистических взглядов и мотивов. людей в общественной жизни, которую Спенсер подробно описал. Кроме того, знакомство Спенсера с книгой История сотрудничества в Англии, 1875 года Дж. Дж. Холиок и Кооперативное движение в Великобритании 1891 года Беатрис Поттер сделало его дружелюбно настроенным к организованным кооперативным предприятиям в производстве: мы были свидетелями «зародыша». распространяющей организации »(1896, с.564).

Любое обсуждение Спенсера и более широкого мира труда должно рассмотреть хотя бы кратко ссылку Спенсера на «третий» тип общества, помимо его различия между «воинствующим» и индустриальным типами обществ. В первом и последующих изданиях первого тома Принципа социологии (Spencer, 1876) он предсказал, что, когда индустриальная форма получит более полное развитие, общества будут использовать результаты не только для материального роста, но и для продолжения « высшая деятельность ».На новый тип указывает «инверсия веры в то, что жизнь предназначена для работы, в веру в то, что работа предназначена для жизни» (Spencer, 1893, стр. 563). Ожидаемые изменения — это «умножение институтов и приспособлений для интеллектуальной и эстетической культуры» (Spencer, 1893, p. 563). В 1882 году третий тип стал темой его речи, произнесенной в Нью-Йорке, предупреждая аудиторию о бесплодии одержимости работой (Spencer, 1904; Shapin, 2007; Werth, 2009, ii, p. 387–409). Опять же, примечательно, что Спенсер нахмурился по поводу laissez-faire без границ.

Спенсер, профессионалы и их пользователи

Спенсер определил профессии по их роли или функциям в социальной жизни в своем собственном эволюционном нарративе (его отличительной, недарвиновской теории эволюции). Профессии обладали новаторской силой в общественной жизни: как только была достигнута «защита жизни, регулирование жизни и поддержание жизни», тогда профессии в целом способствовали «увеличению жизни» (Spencer, 1896, p. 181). Интересно, что в новом исследовании Трейси Адамс, изучающая профессиональное саморегулирование в Канаде, прямо указывает на важность Спенсера как аналитика профессий, подчеркивая его акцент на особой проницательности или «опыте» профессионалов, особенно в их «институциональных ролях». ”(Адамс, 2018, стр.29). Как отмечалось ранее, Спенсер выбрал профессии для их отточенного «знакомства с природой вещей» (Spencer, 1896, p. 184).

Некоторые важные моменты возникают в связи с его акцентом на идее адаптации к обстоятельствам отдельных людей и обществ. Как уже обсуждалось, ключевым механизмом изменения в органическом мире в целом для Спенсера является наследование приобретенных характеристик после адаптации к обстоятельствам и социальными индивидами в частности (и, таким образом, сообществам, которые они формируют).Дингуолл и Кинг отметили, что Спенсер «думает не просто о материальной или биологической среде, но о давлении отбора со стороны других людей или обществ» (Dingwall and King, 1995, стр. 16). Таким образом, создается сцена, в которой потенциальный динамизм , а также ненадежность характера интерфейса профессионального / обслуживающего пользователя становятся центральной темой.

Как указывалось ранее, Дингуолл и Кинг обсудили применение Эбботом экологической точки зрения к пониманию «процессов, посредством которых проводятся и перерисовываются границы между элементами в экологической системе», а также к последовательности развития профессий.В отличие от этого, утверждают они, Спенсер в качестве основного интереса имеет обмены «как между элементами системы, так и через границу, которая отделяет систему от ее среды» (Dingwall and King, 1995, стр. 21): недостаток методологического подхода Эбботта как против Спенсера было то, что это, казалось, исключало рост различных слоев отношений между государством и профессией.

Начиная с 1995 года и публикации Dingwall and King, работа Abbott по экологии была расширена в подходах, требующих коэволюции и комплексной адаптации, как описано и объяснено, например, в книге Room’s Complexity, Institutions and Public Policy: Agile Decision- Создание в турбулентном мире (комната, 2011).Другая недавняя работа, охватывающая типичную спенсеровскую тему профессионалов, изменений и сложности, была плодотворно исследована французским социологом Флораном Шампи (хотя в данном случае, насколько мне известно, без конкретной связи со Спенсером). Комментируя исследования профессионалов, он отмечает, что «профессионалы иногда сталкиваются с уровнем сложности, который вносит некоторую непреодолимую неопределенность в их работу. Невозможно с научной достоверностью знать, что следует делать и что именно будет результатом любого действия, когда оно будет завершено.Работа с людьми (например, в медицинской практике, социальной работе, обучении) является символом этого типа трудностей »(2018, стр. 1). Однако Чампи предполагает, что «теоретизирование сложности и ее влияния на профессиональную работу никогда не было приоритетом для социологии профессий». Он добавляет, что социология уделяет «мало внимания» тому, как профессионалам «удается выполнять свою работу, конкретным трудностям, с которыми они сталкиваются, или их неудовлетворенности результатами своей работы» (2018, с.1).

В этом контексте Room (2016), хотя и ссылается на более позднюю публикацию, чем было доступно Dingwall и King от Abbott (2001, гл. 5), намекает на менее ограниченную интерпретацию работы Abbott, чем они предполагали. Учитывая озабоченность данной статьи, идеи Рума, в частности, нуждаются в дальнейшем обсуждении. Чтобы быть ясным, профессии больше не находятся в ограниченной системе, а просто в борьбе друг с другом (если это когда-либо имело место) за возможности, в которых их члены могут заработать свои корки, но есть « открытый доступ »к информации для всех, что чревато дублированием для всех; новое «выживание наиболее приспособленных», если использовать собственные монеты Спенсера.В «неопределенных и туманных ландшафтах» (или средах) отношения с государством, которые имеют отношение к профессионалам, должны иметь такое же значение в «адаптивных прогулках», как и их отношения с другими активными агентами, включая отдельных лиц, семьи и сообщества. Все эти социальные субъекты, вероятно, будут стремиться к позиционному преимуществу (Room, 2016, p. 100–101). Основная предпосылка заключается в том, что мы живем в мире все более гибких и информированных агентов, принимающих решения [«королевы» в терминологии Ле Гранда (2006)], которые являются потенциальными пользователями или непользователями ряда услуг от политиков и профессионалов. .Лица, определяющие политику, и профессионалы, ставящие под угрозу любые традиционные допущения о монополии на профессиональную мудрость, должны «соревноваться» с этими агентами в том, что должно быть концептуализировано как сложный, неопределенный и неспокойный ландшафт, если их советы по-прежнему воспринимаются как звук. В зале обсуждалась группа населения, подверженная риску социальной изоляции и бедности в этом сценарии, с применением результатов исследования одиноких матерей, проведенного Милларом и Риджем (Ridge, 2007; Millar and Ridge, 2009).Домохозяйства, которые рискуют потерять некоторую социальную поддержку в результате реформ пособий, по словам Рум, «переплетают бриколаж своих ресурсов и взаимоотношений, чтобы противостоять давлению исключения» (Room, 2011, p. 258). Домовладелец, как «гибкий институциональный предприниматель», активно переделывает «сложную сеть формальных и неформальных социальных связей», включая любые заданные вакансии, в которые они вовлечены (Room, 2011, стр. 257). Роли, которые играют семья, друзья и соседи, входят в эту смесь, и, если работа доступна, возникает вопрос, будет ли она адекватно соответствовать потребностям детей в уходе за детьми.

В то же время можно ожидать, что социальные институты и связанные с ними профессионалы адаптируются к местности, с которой они недавно столкнулись. Риски, связанные с их решениями, могут создавать турбулентность, когда неравные расходы ложатся на наименее гибкие домохозяйства. Могущественные группы, иногда включающие профессионалов, могут вмешиваться, «чтобы гарантировать, насколько это возможно, защиту их интересов, консолидацию их позиций и смещение издержек неопределенности на других» и, таким образом, «захват будущего» (Room, 2016, p.194). Возможно, придется столкнуться с неявными гендерными предположениями об отдельных членах семьи и о том, как их доходы и расходы на самом деле влияют на семью, а не на индивидуальную жизнь, особенно во время кризиса (Walby, 2015 — в предыдущем разделе сделана соответствующая ссылка на Спенсер: в связи с этим). На самом деле существует обширная и весьма актуальная исследовательская литература по неформальному уходу и взаимодействию между членами семьи, которые неформально осуществляют уход, с одной стороны, и профессионалами и лицами, определяющими политику, которые разрабатывают поддержку по уходу в общине, с другой.

Обсуждение здесь предполагает, что, по-видимому, игнорировался логический континуум, который в значительной степени связывает действие механизма изменения Спенсера в социальной жизни, адаптацию социальных индивидов к обстоятельствам через спонтанное сотрудничество с недавней работой над «гибкостью». агентство, адаптивные прогулки, преодоление сложных ландшафтов и достижение «успешных» результатов. В интересах как истории социальной теории, так и рефлексивного развития недавнего теоретизирования в отношении профессионалов, политиков и пользователей услуг, механизм Спенсера и его собственные приложения к интерпретации профессиональной и социальной жизни, а также очевидное сходство между они и более поздние исследования предполагают родство, которое заслуживает более продолжительного изучения и признания в будущем.

Резюме и заключение

Эта статья началась с обзора некоторых недавних переосмыслений социологической работы Спенсера, которые существенно помогли восстановить его репутацию, прояснив ее центральные идеи, сделав акцент на его собственной интерпретации социального организма и идеи социального самосознания индивидов. Повествование объясняет общую структуру и теоретическую сплоченность социологической мысли Спенсера, а затем то, как он пришел к применению ее к профессионалам и работе в целом.Спенсер подчеркнул, что благодаря своей специализации, привилегированному «знакомству с природой вещей» и навыкам, а также «хитрости» профессионалы внесли в социальную жизнь больше гибкости, больше сотрудничества и больше возможностей для инноваций.

Затем он охватывает более подробное понимание Спенсером «профессиональных институтов» в его Принципах социологии , дополненное материалами из других источников. Хотя полезные идеи были отмечены в работе Дингуолла и Кинга (1995), их мнение о том, что Спенсер был некритическим сторонником принципа невмешательства , было оспорено.Обсуждались его особая озабоченность отношениями между государством и профессиями, либеральное толкование равной свободы или «справедливости» и его аргумент в пользу бесплатного отправления гражданского правосудия для гражданина; а также тема личного интереса и профессиональной жизни, которая сама по себе занимала Спенсер всю жизнь. Установленная церковь могла терять власть, но существовал устремленный порядок установления, «священство» медиков, собирающееся получить дополнительные полномочия от правительств и новую бюрократию для их реализации.Были затронуты аспекты более широкого мира занятости и труда в социологии Спенсера, включая несправедливость, представленную необоснованными условиями труда, справедливую критику со стороны профсоюзов, важность роли женщин в неоплачиваемом домашнем уходе и связанных с ними издержек, а также перспектива профессиональной жизни в будущем, постиндустриальном обществе.

Обсуждение Спенсера и взаимоотношений между профессионалами и пользователями подсказало, как можно обновить отчеты об экологическом подходе Спенсера к эволюции профессий.Ключевой частью механизма изменения социальной жизни Спенсера была адаптация социальных индивидов к обстоятельствам, и этот механизм действительно очень глубоко перекликается с некоторыми важными недавними работами, касающимися профессионалов, политиков и пользователей услуг, которые фокусируются на теоретических и практическая значимость навыков, связанных с идеями «гибкого» агентства и решения сложных «ландшафтов» и достижения «успешных» результатов.

В завершение будет полезно выделить только две из существенного круга тем концептуального и теоретического значения, в частности, которые занимали Спенсер, которые имеют особый резонанс в понимании профессиональной деятельности и повседневной общественной жизни сегодня.Первая тема — это центральная роль Спенсера в способности адаптироваться к обстоятельствам. Он становится потенциальным катализатором, который подводит нас к новым вопросам о природе соответствующих изменений в «социальном самосознании» граждан относительно состояния других граждан (возможно, включая изменения в балансе сил) во времена, когда меняются события а нюансы меняют опыт как агентов-пользователей (с их ожиданиями) и профессионалов / лиц, определяющих политику (с их ожиданиями), когда они рефлекторно взаимодействуют в сложных ситуациях.Другая тема, которую часто упускают из виду в дискуссиях о Спенсере, — это потребность в свободном доступе к администрации правосудия. Исправление несправедливости само по себе является потенциальным источником благосостояния, который иногда, кажется, недооценивается в исследованиях социальной и государственной политики. Это также важно, потому что эта свобода по-прежнему игнорируется, но является центральной темой нормативной стороны анализа социальной жизни Спенсера , в целом выходящей за рамки настоящего исследования.

Спенсер продемонстрировал интуитивное понимание первой темы в своих работах по эволюции в целом и по социологии и психологии в частности столетие и четверть назад, а вторая была радикальной кодой.Взятые вместе и с другими обсуждаемыми вопросами, они были ключевыми проблемами, возникающими в результате его работы с профессионалами и профессиональными учреждениями. Спенсер о профессиях и пользователях услуг заслуживает лучшей участи, чем забвение в подобных вопросах. Но, как заметил сам Спенсер, «мода — это сопровождение индустриального типа (общества) в отличие от воинствующего» (Spencer, 1891, p. 209).

Заявление о доступности данных

Все наборы данных, созданные для этого исследования, включены в статью / дополнительный материал.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

Конфликт интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Эбботт А. (1988). Система профессионалов: очерк разделения экспертного труда .Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Эбботт А. (2001). Время имеет значение: теория и метод . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Адамс, Т. (2018). Регулирующие профессии: появление профессионального саморегулирования в четырех провинциях Канады . Торонто, Онтарио: Университет Торонто Press.

Google Scholar

Бичено, Дж. Э. (1824). Исследование законов о бедных, главным образом с целью изучения их как схемы национальной благотворительности и выяснения их политической экономии, 2-е изд. .Лондон: Хантер.

Google Scholar

Берд, К. (1999). Миф о либеральном индивидуализме . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Чэмпи, Ф. (2012). La Sociologie des Professions. 2-е издание . Париж: Press Universitaires de France.

Google Scholar

Чампи, Ф. (2018). От редакции: сложность, рутина и рефлексивность в профессиональной деятельности. Проф. Проф. 8, 1–8. DOI: 10.7577 / стр. 2657

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кларк, Т. Н. (ред.). (1969). Габриэль Тард: о коммуникации и социальном влиянии, избранные статьи. Чикаго, Иллинойс: Чикагский университет.

Google Scholar

Коллинз Д., Дьюинг И. и Рассел П. (2009). Актуарий как павший герой: о реформе профессии. Работа Нанять. Soc. 23, 249–266. DOI: 10.1177 / 09500170057

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дингуолл, Р.(2016). Очерки профессий. Абингдон: Рутледж.

Google Scholar

Дингуолл Р. и Кинг М. (1995). Герберт Спенсер и профессии: новый взгляд на экологию труда. Sociol. Теория 13, 14–24. DOI: 10.2307 / 202002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дункан Д. (1908). Жизнь и письма Герберта Спенсера . Лондон: Метуэн.

Google Scholar

Дюркгейм, Э. (2013) в Правила социологического метода , ред.Льюкс (Бейзингсток: Пэлгрейв Макмиллан).

Google Scholar

Элдер-Васс, Д. (2010). Причинные силы социальной структуры: возникновение, структура и действие . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Гиссис, Б. С. (2005). Два издания принципов психологии Герберта Спенсера: 1855 и 1870/72 гг. Биологическая наследственность и культурная наследственность. Препринт 294 . Берлин: Институт Макса Планка Für Wissenschaftsgeschichte, 137–151.

Google Scholar

Ле Гран, Дж. (2006). Мотивация, агентство и государственная политика. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Лукес, С. (1969). «Индивидуализм и интеллектуалы» Дюркгейма. Полит. Stud. 17, 14–30. DOI: 10.1111 / j.1467-9248.1969.tb00622.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майер, Дж. М., и Тиммс, Н. (1970). Клиент говорит: впечатления рабочего класса от работы с делами. Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

Google Scholar

Макгауран, Ж.-П., и Оффер, Дж. (2017). Философия благотворительности и дебаты по английскому и ирландскому законам о бедных в 1830-х годах. Soc. Политика Adm. 51, 719–737. DOI: 10.1111 / spol.12191

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мелони, М. (2018). Политическая биология: в поисках нового эпистемологического пространства между СТС и биополитической теорией — ответ. Hist. Гм. Sci. 31, 131–142.DOI: 10.1177 / 0952695117729119f

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мелони М., Мюллер Р. (2018). Эпигенетическая наследственность между поколениями и социальная ответственность: перспективы социальных наук. Environ. Epigenet. 4, 1–10. DOI: 10.1093 / eep / dvy019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллар Дж. И Ридж Т. (2009). Отношения заботы: работающие матери-одиночки, их дети и устойчивость занятости. J. Soc. Политика 38, 103–121. DOI: 10.1017 / S0047279408002572

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маллен Т. (2010). «Целостный подход к административной юстиции» (гл. 16: 383-420) в книге «Административная юстиция в контексте », под ред. М. Адлера (Оксфорд: Hart Publishing).

Google Scholar

Предложение, J. (1994). Герберт Спенсер: Политические сочинения . Отредактировано с введением. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Предложение, J.(2000). Герберт Спенсер: критические оценки . Выпущено в четырех томах. Лондон; Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

Предложение, J. (2006). Интеллектуальная история британской социальной политики: идеализм против неидеализма . Бристоль: Policy Press.

Google Scholar

Предложение, J. (2010). Герберт Спенсер и социальная теория. Basingstoke; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан.

Google Scholar

Предложение, J.(2014). От «естественного отбора» к «выживанию наиболее приспособленных»: о значении переделки Дарвина Спенсером в 1860-х годах. J. Classical Sociol. 14, 156–177. DOI: 10.1177 / 1468795X13491646

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Предложение, J. (2015). Новое прочтение Спенсера «общества», «органицизма» и «спонтанного порядка». J. Classical Sociol. 15, 337–360. DOI: 10.1177 / 1468795X15572278

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Предложение, J.(2019). Социальная солидарность и Герберт Спенсер: не тот оксюморон, который можно было бы предположить. Фронт. Социол. 4, 1–11. DOI: 10.3389 / fsoc.2019.00001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пил, Дж. Д. Ю. (1971). Герберт Спенсер: эволюция социолога . Лондон: Хайнеманн.

Google Scholar

Ричи, Д. Г. (1885). Политическая философия мистера Спенсера. Время NS 2, 643–662. Перепечатано в Offer (2000) 4, 103–121.

Google Scholar

Комната, Г. (2011). Сложность, институты и государственная политика . Челтенхэм: Эдвард Элгар.

Google Scholar

Комната, Г. (2016). Гибкие актеры на сложных территориях: трансформирующий реализм и государственная политика . Лондон; Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

Смит, Г. Х. (1981). Теория причинности Герберта Спенсера. J. Libert. Stud. 5, 113–152. Перепечатано в Offer 2000, Vol.2: 384-415.

Google Scholar

Смит, Г. Х. (2013). Система Свободы. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Спенсер, Х. (1843). Правильная сфера управления: перепечатка серии писем, первоначально опубликованных в «Нонкомформистах». . Лондон: Бриттен. Перепечатано в предложении, 1994 г.

Google Scholar

Спенсер, Х. (ред.). (1857 г.). «Трансцендентальная физиология», в Essays, 1901, , Vol.1 (London: Williams and Norgate), 63–107 (впервые опубликовано как «Основные законы физиологии» в National Review, октябрь).

Google Scholar

Спенсер, Х. (1860). «Социальный организм», в Spencer H (ed.) Essays , 1901, vol. 1 (Лондон: Уильямс и Норгейт), 265–307 (впервые опубликовано в Вестминстерском обозрении, январь).

Google Scholar

Спенсер, Х. (1871). «Специализированное управление», в Spencer H (ed.) Essays , 1901, vol.3. Лондон: Уильямс и Норгейт, 401–444 (впервые опубликовано в «Fortnightly Review», декабрь).

Google Scholar

Спенсер, Х. (1872 г.). Принципы психологии , Vol. 2. Лондон: Уильямс и Норгейт.

Google Scholar

Спенсер, Х. (1873 г.). Исследование социологии . Лондон: Король.

Google Scholar

Спенсер, Х. (1876 г.). Принципы социологии . Лондон: Уильямс и Норгейт.

Google Scholar

Спенсер, Х. (1884). Человек против государства . Лондон: Уильямс и Норгейт. Перепечатано в предложении, 1994 г.

Google Scholar

Спенсер, Х. (Ред.). (1886). «Факторы органической эволюции», в Essays, 1901, vol. 1 , 389–466.

Google Scholar

Спенсер, Х. (1891). Принципы социологии, 2-е изд. , Vol. 2. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Appleton.

Google Scholar

Спенсер, Х.(1893 г.). Принципы социологии, 3-е изд. , Vol. 1. Лондон: Уильямс и Норгейт.

Google Scholar

Спенсер, Х. (1896 г.). Принципы социологии , Vol. 3. Лондон: Уильямс и Норгейт.

Google Scholar

Спенсер, Х. (1897). Различные фрагменты . Лондон: Уильямс и Норгейт.

Google Scholar

Спенсер, Х. (1901). Факты и комментарии . Лондон: Уильямс и Норгейт.

Google Scholar

Спенсер, Х. (1910). Принципы этики . 2 тт. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк; Лондон: Аплтон.

Google Scholar

Spencer, H. ed. (1859 г.). «Мораль торговли», в Essays, 1901 , Vol. 3 (Лондон: Уильямс и Норгейт), 113–151 (опубликовано в Вестминстерском обзоре, апрель).

Google Scholar

Тард, Г. (1898). « Социология », в Габриэль Тард: о коммуникации и социальном влиянии, Избранные статьи (1969) , изд. Т.Н. Кларк (Чикаго, Иллинойс: Чикагский университет).

Google Scholar

Тейлор, М. В. (2007). Философия Герберта Спенсера . Лондон: Continuum.

Google Scholar

Тернер Дж. (1985). Герберт Спенсер: новое признание . Беверли-Хиллз: Сейдж.

Google Scholar

Уэбб, Б. (1948). Наше партнерство. Лондон: Лонгманс, Грин.

Google Scholar

Вайнштейн, Д.(1998). Равная свобода и полезность: либеральный утилитаризм Герберта Спенсера. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Верт, Б. (2009). Банкет у Демонико. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

Google Scholar

Уэйтли Р. (1832 г.). Вводные лекции по политической экономии. Лондон: Fellowes.

Google Scholar

Уилтшир, Д. (1978). Социальная и политическая мысль Герберта Спенсера. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Изменили ли социальные сети общественную сферу? | автор: Альп Дженк Арслан

Афинская школа Facebook (переработанная по версии Рафаэля)

Социальные сети — это феномен, в котором все мы участвуем в их сверхэкспансионистской сетевой емкости. После интернет-революции, в то время как интеллектуалы думали, что не будет революции, которая повлияет на мировое общество, такое как Интернет, социальные сети перешли на другую фазу развития.Со всего мира, из всех слоев общества, люди начали участвовать в социальных сетях, и это создало новый тип сетевого общества.

Несмотря на влияние социальных сетей на нашу повседневную жизнь, в наших представлениях о надлежащем месте социальных сетей во всем контексте все еще существует большой пробел. Требуется поместить его в контекстную структуру, которая включает такие понятия, как публичная сфера и средства массовой информации . Поскольку наша основная тема — «способность социальных сетей решать проблемы публичной сферы и средств массовой информации», мы должны сосредоточиться на контекстном позиционировании и ограничить наш анализ этой точкой.

Кофейня как публичная сфера

Требуется определить концепции социальных сетей, СМИ и публичной сферы, чтобы понять ключевые слова, которые мы обсуждаем. Средства массовой информации — это обозначение сектора средств массовой информации, способного охватить большое количество людей (New World Encyclopedia, 2017). Очевидно, что традиционные средства массовой информации, такие как телевидение и радио, являются частью средств массовой информации. Но некоторые источники, такие как New World Encyclopedia, рассматривают Интернет и новые коммуникационные технологии как часть средств массовой информации.С другой стороны, социальные сети можно определить как компьютерные технологии, которые способствуют созданию и обмену информацией и идеями (Obar & Steven, 2015). Когда дело доходит до концепции публичной сферы, необходимо подчеркнуть, что эта концепция долгое время находилась в центре коммуникативных исследований и политических дискуссий. Широкое определение публичной сферы можно найти в литературе Хабермаса, поскольку она определяется как сфера социальной жизни, в которой может формироваться общественное мнение (Habermas et al., 1964). Он также описывается как область повседневной жизни, в которой люди собираются вместе и обсуждают повседневные проблемы.

После этой краткой концептуальной карты обсуждение преобразующей силы современных социальных сетей было бы более содержательным. Решили ли социальные сети проблемы и ограничения СМИ и общественной сферы? Это может быть одним из основных вопросов в коммуникативных исследованиях.

Как подчеркивает Фукс в своей статье, Интернет, социальные сети и общественная сфера обычно сочетаются с преобразующей силой новых технологий.Ученые, изучающие эту область, всегда склонны обсуждать проблему в соответствии с культурными, политическими и социальными аспектами, но игнорируют политико-экономический аспект. В своей статье Фукс задает резонный вопрос: кому принадлежат интернет-платформы? Кому принадлежат социальные сети? Если мы думаем о роли социальных сетей в современном мире, мы не можем игнорировать политико-экономическую часть истории (Fuchs, 2014).

Очевидно, что, когда платформы социальных сетей появились в самом начале, был огромный позитивный прогноз относительно будущего публичной сферы.Эффект социальных сетей рассматривался как ключевое решение проблем СМИ при авторитарных правительствах и крупных корпорациях. Это могло быть так, потому что платформы социальных сетей были в основном стартапами,
которых принадлежали обычным молодым людям, которые хотели изменить мир. С тех пор развитие не пошло так, как предполагалось. Платформы резко выросли, и они также резко коммерциализировали себя. Эта коммерциализация включала их подписчиков, которые были обычными людьми со всего мира.
При подходе к платформам социальных сетей сегодня кажется, что существует большой рекламный мир, который поглощает всех нас как свои основные части.

Средства массовой информации и классическое понимание публичной сферы были сильно ограничены. Органы СМИ находились под контролем политических и экономических субъектов, и собираемая информация систематически фильтровалась. Публичная сфера, в которой формировалось общественное мнение, постигла та же участь. Механизм контроля СМИ и обмена информацией создавал ограниченную публичную сферу.

После революции социальных сетей в Интернете эта реальность полностью изменилась. Люди стали отдельными источниками информации, и они стали частью безграничного сообщества обмена. Это разорвало цепи «древнего информационного порядка». Анализируя эту реальность, появляется четкая идея, что социальные сети изменили понимание средств массовой информации, что можно назвать предыдущим порядком. Однако после нескольких разработок в Интернете и платформах социальных сетей новый порядок также трансформировался в новую структуру, которая имеет новые алгоритмы.Это означало новый стиль фильтрации. У него может не быть ограничений, которые такие СМИ применяют к своей аудитории, однако это можно рассматривать как еще один способ создания ограничений. Подводя итог, можно сказать, что политико-экономические отношения, лежащие в основе платформ социальных сетей, не полностью отличаются от классических отношений в СМИ. Когда мы снова вернемся к Fuchs, мы увидим, что концепции надстройки, продвигаемые в социальных сетях, имеют свои сильные экономические движущие силы и действующих лиц.

Экспансионистский зомбифицирующий эффект социальных сетей

Другой аспект обсуждения — проблема эффективности роли социальных сетей в политических ситуациях.Многие утверждают, что социальные сети настолько мощны, чтобы вызвать изменения в политической сфере? Статья Ширки, опубликованная в журнале Foreign Affairs, показывает нам, что влияние социальных сетей нельзя обобщать (Shirky, 2011). В случае Филиппин и Молдовы социальные сети оказали большое влияние и привели к серьезным политическим изменениям. Однако есть дела в Иране, Белоруссии и Тайланде, которые имели серьезные последствия для диссидентов, которые использовали социальные сети и организовывали свои протесты с их помощью.Социальные сети могут внести изменения по сравнению со средствами массовой информации, но они по-прежнему являются частью традиционной системы, в то время как технологический и научный контроль государств и корпораций остается у власти.

В заключение, социальные сети привели к большим изменениям в отношениях между знаниями и властью и сломали старый стиль СМИ. Это включает в себя большое количество участников процесса, и общественная сфера должна быть проанализирована с учетом этой реальности. Однако политико-экономические субъекты и отношения адаптировались к новой эпохе, и такие проблемы, как и проблемы средств массовой информации, все еще возникают, даже если они трансформируются.

ЦИТАТЫ

  1. «СМИ». СМИ — Энциклопедия Нового Света, www.newworldencyclopedia.org/entry/Mass_media. По состоянию на 26 марта 2017 г.
  2. Fuchs, Christian. «Социальные сети и общественная сфера». tripleC: Коммуникация, капитализм и критика. Журнал открытого доступа для глобального устойчивого информационного общества 12.1 (2014): 57–101.
  3. Хабермас, Юрген, Сара Леннокс и Фрэнк Леннокс. «Публичная сфера: статья в энциклопедии (1964)». Новая немецкая критика 3 (1974): 49–55.
  4. Обар, Джонатан А. и Стивен С. Уайлдман. «Определение социальных сетей и проблема управления: введение в специальный выпуск». (2015): 745–750.
  5. Ширки, Глина. «Политическая сила социальных сетей: технологии, общественная сфера и политические изменения». Международные отношения (2011): 28–41.

Американское общество и индивидуализм

Создание хорошего общества

Клэр Андре и Мануэль Веласкес

В хорошем обществе , социолог Роберт Белла и его соавторы призывают американцев хорошенько взглянуть на себя.Столкнувшись с растущей бездомностью, растущей безработицей, разрушением автомагистралей и надвигающейся экологической катастрофы, наш ответ — апатия, разочарование, цинизм и уединение миры. Социальные проблемы, стоящие перед нами сегодня, авторы утверждают, во многом являются результатом неудач наших институтов, и наш ответ, в значительной степени результат нашей неспособности понять степень, в которой наша жизнь сформирована институциональными силами и степень, в которой мы, как демократическое общество, можем формировать эти силы к лучшему.

То, что мешает американцам «взять на себя ответственность», согласно авторам, наша давняя и неизменная приверженность «индивидуализму» — вера в то, что «хорошее общество» — это то, в котором люди оставляют за собой право самостоятельно добиваться своего личного удовлетворения других, образ мышления, подчеркивающий индивидуальные достижение и самореализация.

Как отмечают авторы, такое мышление о себе и наше общество можно проследить до восемнадцатого века нашей страны основатели века, в первую очередь Джон Локк: «учение Локка была одной из самых мощных идеологий, когда-либо изобретенных, если не самый мощный. Это обещало неслыханную степень индивидуального свобода, безграничная возможность побороться за материальное благополучие, и беспрецедентное ограничение произвольных полномочий правительства препятствовать индивидуальной инициативе.»Основатели нашей нации, однако предполагалось, что свобода людей добиваться своих собственные цели будут умерены «общественным духом» и заботой для общего блага, которое будет формировать наши социальные институты: «Локковский идеал автономной личности был в восемнадцатого века, встроенного в сложную моральную экологию, которая включала семью и церковь с одной стороны, а с другой энергичная общественная сфера, в которой экономическая инициатива была надеялся, росла с общественным духом… восемнадцатый век идея публики была … дискурсивным сообществом, способным мыслить об общественном благе ».

Именно это чувство общей цели и общественного духа имеет решающее значение для управления институтами в демократии, которая отсутствует в нашем обществе сегодня. Безжалостный индивидуализм, выраженный в первую очередь через рыночный менталитет, вторгся во всех сферах нашей жизни, подрывая эти институты, такие как семья или университет, которые традиционно функционировали как средоточие коллективных целей, истории и культуры.Этот недостаток общей цели и заботы об общем благе предвещает зло для людей, утверждающих, что они демократия. Пойманный в нашем частном стремления, мы позволяем работе наших основных институтов — экономика и правительство — идти «над нашими головами».

Один из способов резюмировать трудности, с которыми сталкиваются американцы в понимании фундаментальные корни их проблем в том, чтобы сказать, что они до сих пор сохраняют локковскую политическую культуру, подчеркивая индивидуальные свобода и стремление к личному богатству (американская мечта) в обществе с крайне нелокковской экономикой и правительством.У нас есть иллюзия, что мы можем контролировать свою судьбу, потому что индивидуальные экономические возможности действительно значительны, особенно если начинается с преимуществ среднего класса; и наша политическая жизнь формально бесплатно. Тем не менее мощные силы, влияющие на жизнь все мы не действуем в соответствии с нормой демократического согласия. В частности, частные правительства великих корпораций принимать решения на основе собственной выгоды, а не общественное благо.Федеральное правительство значительно увеличило его мощь, особенно в виде военно-промышленного сложные, почти неуязвимые для знаний граждан, тем более контроля по соображениям национальной обороны. Частный награды и формальные свободы скрыли от нас, насколько мы потеряли подлинный демократический контроль над обществом, жить в.

Авторы видят надежду в обновлении наших учреждений. таким образом, чтобы оживить и преобразовать нашу демократию. В культура людей, одержимых индивидуализмом, такая трансформация будет непростой. Прежде всего, мы будем должны сбросить наши индивидуалистические шоры и научиться «платить внимание «к тому, как мы зависим и коллективно отвечает за институты, которые формируют нашу общую жизнь.

Во-вторых, нам нужно будет найти или создать места в нашей жизни. где мы можем «практиковать» демократию — начиная с наших семей (обязанности равномерно распределены между родителями) и наши места работы (повышенное участие работников). Образовательные и религиозные институты, как носители наших нравственных идеалов, также сыграет жизненно важную роль в подготовке нас к активным и умным участие в общественной жизни.Наша большая политическая и экономическая институты могут быть перепроектированы таким образом, чтобы поощрять и воспитывать граждан участие. Больше решений о государственной политике и планировании, например, может быть отнесен к местным уровням, поощряя более широкие участие граждан и ответственность за политику правительства.

В основе этих предложений лежит вера в то, что по мере того, как мы начинаем участие в общественных проектах, наши перспективы и заботы будет расширяться.Сосредоточение внимания на себе и взгляде на общество как не связанных между собой автономных людей, мы выйдем за пределы себя и стали рассматривать себя как членов более крупного сообщество заботится не только о себе, но и о наших собратьях Американцы, народы других стран, будущие поколения и нечеловеческая жизнь. «Когда граждане задумываются о в целом, они находят, что их представления о своих интересах расширились, и их приверженность поиску общего блага усиливается.»

Результат: информированный и морально чувствительный общественный актив. в обсуждении и обсуждении вопросов, начиная от международных финансирование дневного ухода в рамках, предоставленных общим видение хорошего общества; и граждане, способные учредить реформы в наших экономических и политических институтах, чтобы они работать на общее благо всех народов.

Это возрождение демократии не считается идеалистическим проект, а как практическая необходимость. Авторы пишут, что нигде потребность не является более очевидной, чем в международной сфере, где проблемы выходят за рамки возможностей любой отдельной нации решать.

В нашей экономической жизни доминирует динамика огромного мира рынок, который не может контролироваться действием какого-либо одного национальное государство.Проблемы загрязнения окружающей среды выходят за рамки национальные границы. Распространение ядерного оружия угрожает безопасность всех. Огромное неравенство в мировом богатстве и власти приводят к постоянным конфликтам, которые ставят под угрозу экономическое здоровье и политическая безопасность во всем мире.

В мире возрастающей сложности и взаимозависимости мы не могу больше позволить себе «идти своей дорогой».»Скорее, нам нужно использовать наш потенциал для развития институтов, которые признают наша взаимосвязь, движущаяся к созданию «хороших общества «», где общим благом является стремление к добру в общем ».

Хорошее общество , Роберт Н. Белла, Ричард Мэдсен, Уильям Салливан, Энн Свидлер и Стивен М. Типтон (Нью-Йорк: Альфред А.Knopf, Inc., 1991).

Public Sphere — Communication — Oxford Bibliographies

Введение

«Публичная сфера» обычно понимается как социальное пространство, в котором выражаются различные мнения, обсуждаются общие проблемы и вырабатываются коллективные решения коммуникативно. Таким образом, публичная сфера является центральной ареной социальной коммуникации. В крупных обществах средства массовой информации, а в последнее время и сетевые онлайн-СМИ поддерживают и поддерживают общение в общественной сфере.Английский термин «публичная сфера» является переводом немецкого öffentlichkeit . Этот термин переводится в два связанных термина: «общественность» или совокупность выступающих и слушателей, присутствующих в публичной сфере, и «публичность» или состояние публичной видимости и пристального внимания общественности. В коммуникативных исследованиях концепция публичной сферы применялась как к политической, так и к культурной коммуникации. Этот термин имеет как описательную, так и нормативную коннотацию.Нормативные теории публичной сферы обычно определяют идеальные характеристики публичной коммуникации, а также условия, способствующие их реализации, и помогают критически оценить существующую коммуникацию. Самым выдающимся теоретиком нормативной базы публичной сферы является немецкий социальный теоретик Юрген Хабермас (родившийся в 1929 г.), чья работа вызвала длительные и противоречивые дискуссии в области коммуникативных исследований и не только.

Общие обзоры

Современные исследования публичной сферы были инициированы основополагающим исследованием немецкого социального теоретика Юргена Хабермаса The Structural Transformation of the Public Sphere (Habermas 1989), опубликованным на немецком языке в 1962 году и переведенным на английский с довольно большим опозданием. , в 1989 году.В этом томе Хабермас выдвинул свой теперь известный аргумент о предполагаемой кончине публичной сферы, когда она опустилась с уровня критического дискурса в 19 веке до просто утвердительной рекламы в 20 веке. Восприятие исследования в англоязычном мире отражено в книге Крейга Калхуна Habermas and the Public Sphere (Calhoun 1992), сборнике критических эссе ведущих авторов США и Великобритании. В конце этого тома, в его «Дальнейших размышлениях о публичной сфере», Хабермас предлагает далеко идущие пересмотры своего первоначального аргумента, признавая ряд своих критиков, сохраняя при этом свою критически-нормативную точку зрения на современную опосредованную коммуникацию. .Отредактированный сборник Neidhardt 1994 объединяет теоретические и эмпирические работы по опосредованной политической коммуникации и социальным движениям в общую исследовательскую структуру. Эта структура подробно описана в Gerhards and Neidhardt 1993. Gripsrud, et al. 2010 предлагает обширную коллекцию ключевых текстов по теории публичной сферы от эпохи Просвещения до начала 21 века. Butsch 2009 объединяет вклады ученых из США, Европы и Азии, которые исследуют, как СМИ структурируют общественные сферы и как люди используют различные медиа для участия в общественной сфере.Breese 2011 проводит различие между гражданскими публичными сферами, ориентированными на укрепление солидарности между гражданами в их повседневной жизни, и политическими публичными сферами, ориентированными на влияние на политические решения.

  • Бриз, Элизабет Б. 2011. Отображение разнообразия общественных сфер. Теория коммуникации 21.2: 130–149.

    DOI: 10.1111 / j.1468-2885.2011.01379.x

    Бриз выступает за отображение общественных сфер по двум континуумам: ориентированы ли они на гражданское общество или политическую систему и нацелены ли они на личное взаимодействие или символическое / опосредованное общение.

  • Бутш, Ричард, изд. 2009. Медиа и общественная сфера . Бейзингсток, Великобритания: Palgrave Macmillan.

    В материалах к этому сборнику исследуется роль массовых и сетевых сетевых СМИ в формировании и поддержании публичных сфер в различных странах и условиях, опираясь на концепции публичной сферы, которые по большей части выходят за рамки идеи рационально-критического дискурса. Впервые опубликовано в 2007 г.

  • Calhoun, Craig, ed. 1992 г. Хабермас и общественная сфера . Кембридж, Массачусетс: MIT.

    Сборник статей Сейлы Бенхабиб, Нэнси Фрейзер, Мойше Постоне, Николаса Гарнхема, Майкла Шадсона и многих других, а также реплика Юргена Хабермаса, этот том отражает англо-американское восприятие Хабермаса 1989 года после его позднего перевода на английский язык. .

  • Герхардс, Юрген и Фридхельм Нейдхардт. 1993. Strukturen und funktionen moderner öffentlichkeit. В Politische kommunikation: Grundlagen, Strukturen, prozesse .Под редакцией Вольфганга Р. Лангенбухера, 52–88. Вена: Браумюллер.

    Немецкие социологи Юрген Герхардс и Фридхельм Нейдхардт разрабатывают эмпирическую модель публичной коммуникации, которая выделяет три уровня публичной сферы (встречи в повседневной жизни, публичные собрания и протесты и политическая коммуникация в средствах массовой информации) и определяет ввод, пропускную способность, и выходные функции политической публичной сферы.

  • Gripsrud, Jostein, Hallvard Moe, Anders Molander и Graham Murdock, ред.2010. Идея публичной сферы: Читатель . Лэнхэм, Мэриленд: Lexington Books.

    Этот сборник ключевых текстов прослеживает историю теории публичной сферы от Канта, Гегеля и Джона Стюарта Милля до дебатов 20-го века, включая дискуссии Уолтера Липпмана и Джона Дьюи, Ханны Арендт, Юргена Хабермаса, Нэнси Фрейзер и Джона Ролза. , на текущие проблемы, затронутые, среди прочего, в работах Бернхарда Петерса, Джеймса Бохмана, Шанталь Муфф и Сейлы Бенхабиб. Полезно как для студентов, так и для исследователей.

  • Хабермас, Юрген. 1989. Структурная трансформация публичной сферы: исследование категории буржуазного общества . Кембридж, Массачусетс: MIT.

    В этом «фундаментальном исследовании» современных исследований публичной сферы Хабермас прослеживает корни теории публичной сферы в британской, французской и немецкой философии эпохи Просвещения и развивает критический аргумент о коммерциализации и «рефеодализации» публичных коммуникаций в начала 1960-х годов, которая все еще частично уходит корнями в критическую теорию Франкфуртской школы.Впервые опубликовано на немецком языке в 1962 году.

  • Neidhardt, Friedhelm, ed. 1994. Öffentlichkeit, öffentliche Meinung, soziale Bewegungen . Опладен, Германия: Westdeutscher Verlag.

    Этот сборник эссе знаменует собой поворотный момент в исследованиях публичной сферы, поскольку он сопоставляет теоретические достижения Юргена Хабермаса, а также его коллегу из немецкой социологии Никласа Лумана с эмпирическим вкладом в исследования политической коммуникации и социальных движений, открывая тем самым поиск новых маршрутов для эмпирического исследования публично-политической коммуникации в условиях медиа-общества.

к началу

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Как подписаться

Oxford Bibliographies Online доступен по подписке и постоянному доступу к учреждениям. Чтобы получить дополнительную информацию или связаться с торговым представителем Оксфорда, щелкните здесь.

Перейти к другим статьям:

Артикул

.

Вверх

  • Процессы аккультурации и коммуникация
  • Активист Медиа
  • Соблюдение режима лечения и общение
  • Подростковый возраст и СМИ
  • Рекламы, Политические передачи по телевидению
  • Реклама
  • Реклама, Дети и
  • Реклама, международная
  • Формирование повестки дня
  • Анненберг, Вальтер Х.
  • Прикладные методы исследования коммуникации
  • Аргументация
  • Последовательность отношения и поведения
  • Фрагментация аудитории
  • Исследования аудитории
  • Бахтин Михаил
  • Эффект победившего
  • Бодрийяр, Жан
  • Блокчейн и коммуникация
  • Бурдье, Пьер
  • Ценность бренда
  • Британский и ирландский журнал, История
  • Радиовещание, общественная служба
  • Захват, Медиа
  • Кастельс, Мануэль
  • Знаменитости и общественные деятели
  • Цензура
  • Гражданский долг
  • Движение за гражданские права и СМИ,
  • CNN
  • Ко-культурная теория и коммуникация
  • Кодексы и анализ культурного дискурса
  • Когнитивный диссонанс
  • Коллективная память, общение и
  • Комедийные новости
  • Коммуникационные опасения
  • Коммуникационные кампании
  • Коммуникация, определения и концепции
  • История общения
  • Закон о связи
  • Управление коммуникациями
  • Коммуникационные сети
  • Коммуникация, философия
  • Приложение к сообществу
  • Подход структуры сообщества
  • Компьютерное общение
  • Анализ содержания
  • Корпоративная социальная ответственность и коммуникация
  • Кризисная коммуникация
  • Критические и культурологические исследования
  • Кросс-инструменты и кросс-медиа эффекты
  • Выращивание
  • Культурные и творческие индустрии
  • Теории культурного империализма
  • Культурное картографирование
  • Культурные убеждения
  • Культурный плюрализм и коммуникация
  • Киберполитика
  • 3D Медиа
  • Смерть, смерть и общение
  • Дебаты, По телевидению
  • Обдумывание
  • Развивающее общение
  • Распространение инноваций
  • Цифровой разрыв
  • Цифровая близость
  • Цифровая грамотность
  • Дипломатия, Общественная
  • Распределенная работа, общение и
  • Документальное и коммуникационное
  • Электронная демократия / Электронное участие
  • Электронное Правительство
  • Модель вероятности проработки
  • Электронная молва (eWOM)
  • Встроенное покрытие
  • Развлечение
  • Развлечения-Образование
  • Экологическая коммуникация
  • Этнография общения
  • Эксперименты
  • Семейное общение
  • Федеральная комиссия связи
  • Исследования феминизма и квир-игр
  • Феминистская теория
  • Фокус группы
  • Исследования в области питания и общение
  • Свобода прессы
  • Контроль доступа
  • Гендер и СМИ
  • Global English
  • Глобальные СМИ, История
  • Глобальные медиа-организации
  • Глокализация
  • Гоффман, Ирвинг
  • Хабермас, Юрген
  • Привыкание и общение
  • Связь со здоровьем
  • Гегемония
  • Исследования герменевтических коммуникаций
  • Эвристика
  • Бездомность и общение
  • Приложения для встреч и знакомств
  • Эффект враждебных СМИ
  • Отождествление с медиа-персонажами
  • Идентичность, Культурный
  • Теория восстановления изображения
  • Неявное измерение
  • Управление впечатлениями
  • Индексирование
  • Инфографика
  • Информационные и коммуникационные технологии в целях развития
  • Управление информацией
  • Информационная перегрузка
  • Обработка информации
  • Информационно-развлекательная система
  • Иннис, Гарольд
  • Учебное общение
  • Интегрированные маркетинговые коммуникации
  • Интерактивность
  • Межкультурная столица
  • Межкультурная коммуникация
  • Межкультурная коммуникация, туризм и
  • Межкультурная коммуникация, Мировоззрение в
  • Посредничество в межкультурных конфликтах
  • Общение между поколениями
  • Межгрупповое общение
  • Международные коммуникации
  • Межличностное общение
  • Межличностное ЛГБТК-общение
  • Устный перевод / прием
  • Журналистика
  • Журналистика, Альтернатива
  • Журналистика и травмы
  • Журналистика, Гражданин
  • Журналистика, Гражданин, История
  • Этика журналистики
  • Журналистика, Устный перевод
  • Журналистика, Мир
  • Журналистика, Таблоид
  • Журналисты, Насилие против
  • Пробел в знаниях
  • Массовая коммуникация
  • Маклюэн, Маршалл
  • Медиа-активизм
  • Медиа-эстетика
  • СМИ и время
  • Медиа предвзятость
  • Конвергенция СМИ
  • Авторитет СМИ
  • Зависимость от СМИ
  • Медиа Экология
  • Экономика СМИ
  • Экономика СМИ, Теории
  • СМИ, образование
  • Медиа эффекты
  • Этика СМИ
  • СМИ События
  • Измерение воздействия на СМИ
  • СМИ, геи и лесбиянки в
  • Медиаграмотности
  • Медиа-логика
  • Медиа менеджмент
  • Медиа-политика и управление
  • Регулирование СМИ
  • СМИ, Соцсети
  • Социология СМИ
  • Теория медиа-систем
  • Мертон, Роберт К.
  • Характеристики сообщения и убеждение
  • Исследования мобильной связи
  • Muckraking
  • Мультимодальный дискурс-анализ, подходы к
  • Многонациональные организации, коммуникация и культура в
  • Мердок, Руперт
  • Повествование
  • Повествовательное взаимодействие
  • Повествовательное убеждение
  • Новости, Подделка
  • Новости обрамления
  • НПО, коммуникации и
  • Интернет-кампании
  • Открытый доступ
  • Организационные изменения и организационные изменения Communicat…
  • Организационная коммуникация
  • Организационная коммуникация, старение и
  • Парасоциальная теория в коммуникации
  • Участие, гражданское / политическое
  • Совместное исследование действий
  • Связь между пациентом и поставщиком медицинских услуг
  • Миростроительство и общение
  • Воспринимаемый реализм
  • Убеждение и социальное влияние
  • Убеждение, сопротивление
  • Фотожурналистика
  • Политическая реклама
  • Политическая коммуникация, нормативный анализ
  • Политическая экономика
  • Политические знания
  • Политический маркетинг
  • Политические скандалы
  • Политическая социализация
  • Опросы, мнения
  • Грунтовка
  • Размещение продукта
  • Пропаганда
  • Proxemics
  • Общественное мнение
  • Связи с общественностью
  • Общественная сфера
  • Квир-межкультурное общение
  • Квир-миграция и цифровые медиа
  • Радио Исследования
  • Реалити-шоу
  • Рамки обоснованных действий
  • Религия и СМИ
  • Отчетность, Расследование
  • Риторика и общение
  • Риторика, Религиозное
  • Риторика, Визуальный
  • Уведомление о рисках
  • Слухи и общение
  • Шрамм, Уилбур
  • Научное общение
  • Скриппс, Э.W.
  • Выборочная экспозиция
  • Семиотика
  • Создание смысла / создание смысла
  • Улица Сезам
  • Секс в СМИ
  • Общение в малых группах
  • Социальный капитал
  • Социальные перемены
  • Социальное познание
  • Социальное строительство
  • Теория социальной идентичности и коммуникация
  • Социальное взаимодействие
  • Социальные движения
  • Анализ социальных сетей
  • Социальный протест
  • Спортивное общение
  • Стереотипы
  • Стратегическая коммуникация
  • Наблюдение и общение
  • Символический интеракционизм в коммуникации
  • Таблоидизация
  • История / Политика в области телекоммуникаций
  • Телевидение
  • Телевидение, Кабельное
  • Текстовый анализ и коммуникация
  • Дети Третьей Культуры
  • Эффект от третьего лица
  • Time Warner
  • Трансгендерные медиа-исследования
  • Трансмедийное повествование
  • Двухступенчатый поток
  • Использование и вознаграждения
  • видео
  • Дефицит видео
  • Видеоигры и общение
  • Насилие в СМИ
  • Виртуальная реальность и общение
  • Визуальная связь
  • Сеть 2.0
  • Веб-архивирование
  • Webcare
  • Разоблачение
  • WikiLeaks
  • Молодежь и СМИ
  • Журналы и коммуникации

Вниз

Гражданское общество и основы демократического гражданства

Используя социолога и политолога Алексиса де Токвиля в качестве пробного камня для этой серии эссе по американскому гражданскому обществу, возникает соблазн подчеркнуть утверждения и замалчивать проблемы, которые он ставит перед нами.Но мы должны считаться со всем размахом его взглядов на гражданское общество, особенно с тем, что он считал его важной, хотя и косвенной, ролью в укреплении демократического гражданства.

Большинство из нас помнят, как уникальная способность американцев создавать то, что Токвиль называл общественными или гражданскими ассоциациями — предшественниками сегодняшних некоммерческих и добровольных организаций — произвела глубокое впечатление на француза, когда он посетил Соединенные Штаты в 1830-х годах. Как он отмечал в «Демократия в Америке» :

.
Гражданское общество 21 века Эта серия статей, представленная в партнерстве с Independent Sector, исследует важные проблемы гражданского общества в 21 веке: его происхождение и эволюцию, его границы и слепые пятна, его ценности и разнообразие, его препятствия и возможности.СЛЕДУЙТЕ ЭТОЙ СЕРИИ Вы будете получать оповещения по электронной почте о появлении нового контента в этой серии.

американцев всех возрастов, состояний и склонностей постоянно объединяются. … Проводить праздники, основывать семинарии, строить гостиницы, строить церкви, распространять книги, отправлять миссионеров в антиподы. По такому же принципу они открывают больницы, тюрьмы, школы. Наконец, если они хотят подчеркнуть истину или развить мнение, поддерживая отличный пример, они образуют ассоциацию.

Однако это хорошо известное наблюдение является лишь отправной точкой для оценки Токвиля.

Токвиль описал две роли, которые ассоциации играли в Соединенных Штатах. Первая заключалась в предоставлении средств для решения коллективных проблем: «В демократических странах все граждане независимы и слабы; Сами по себе они почти ничего не добьются, и никто из них не мог заставить своих товарищей помочь ему. Поэтому они впадают в состояние бессилия, если не научатся добровольно помогать друг другу.«Но объединив усилия в ассоциации, люди могут решить проблему коллективных действий. Эта первая роль сродни концепции некоммерческих организаций, преобладающей сегодня, которая подчеркивает важность их прямого вклада или влияния.

Вторая роль, которую Токвиль видел в ассоциациях, нам менее знакома; действительно, в каком-то смысле мы упустили его из виду. Эта роль была косвенной: отвлечение людей от их личных интересов, где они в противном случае оставались бы сосредоточенными и стремящимися, и позволяющее им быть частью чего-то большего, чем обстоятельства их собственного существования.При этом им неизменно приходилось тереть локти и учиться работать с другими людьми с разными интересами и точками зрения. Таким образом, участники ассоциаций стали лучшими сотрудниками, лидерами и гражданами. «Единственный способ обновления мнений и идей, расширения сердец и развития человеческого разума, — заметил Токвиль, — это взаимное влияние людей друг на друга».

Чтобы оценить важность, которую Токвиль придавал как прямой, так и косвенной роли ассоциаций, нам нужно вспомнить его реальные сомнения относительно того, может ли быть поддержана демократия в Соединенных Штатах.Страна была для него опасным политическим экспериментом из-за неустойчивого сочетания беспрецедентного равенства и отсутствия традиционных посреднических институтов. Токвиль опасался сценария, при котором огромная масса американцев, становясь все более изолированной в своих личных занятиях, откажется от любых претензий на то, чтобы быть гражданами, которых заботит благополучие своих собратьев и общественная жизнь, которую они разделяют. Вместо этого они подчинятся патерналистскому и деспотическому центральному правительству, которое будет править ими, как пастырь, «стадом робких и трудолюбивых животных».”

Токвиль считал, что ассоциации, действующие вне сферы правительства и экономической жизни — то, что мы теперь называем гражданским обществом, — были важным оплотом против любого зарождающегося демократического упадка и деспотизма. Прямая роль, которую эти ассоциации играли в решении проблем, означала, что ими можно было заниматься без необходимости вовлечения федерального правительства или правительства штата. Токвиль скептически относился к тому, что правительство выше уровня местного городка может многое сделать для решения проблем — национальное правительство было слишком далеко, и любые его действия были бы неосведомленными и жесткими, в то время как правительства штатов были слишком склонны поддаваться влиянию мелких забот. и неустойчивое большинство.Поселки и общественные объединения были средством, с помощью которого граждане, которые знали и доверяли друг другу, могли решать проблемы, а также расширять свои индивидуальные взгляды и развивать свои гражданские навыки.

Хотя хаотичный характер этих местных институтов может привести к некоторому беспорядку и случайным сбоям, Токвиль предостерег от действий правительства сверху вниз. «Какая политическая власть могла бы когда-либо заменить бесчисленные мелкие предприятия, которые американские граждане осуществляют ежедневно с помощью ассоциаций?» он спросил.«Чем больше [правительство] заменяет ассоциации, тем больше людей будет нуждаться в помощи правительства, поскольку они теряют идею ассоциации. Это бесконечный порочный круг причин и следствий ». Косвенный вклад ассоциаций — то, что расширил кругозор и возможности участвующих граждан — не менее важен, чем их прямое влияние в борьбе с этим циклом; действительно, первое было и остается необходимым дополнением ко второму.

Именно по этой причине Токвиль подчеркивал важность понимания вклада ассоциаций в демократию в Америке.«В демократических странах знание того, как создавать ассоциации, является основой всех знаний, поскольку от этого зависит успех всех остальных». Но как мы можем применить это убеждение? Как мы можем вновь обрести твердую хватку «мать всех знаний», чтобы использовать ее с большей пользой сегодня? Вот три шага, которые мы все можем сделать:

Во-первых, нам нужно сбросить баланс в том, как мы думаем и говорим о вкладе некоммерческих организаций. Увы, когда государственные учреждения и фонды, финансирующие некоммерческие организации, сосредоточились на определении и отслеживании своего прямого воздействия, внимание, которое мы уделяем косвенной роли некоммерческих организаций в укреплении демократического гражданства, исчезло.Некоммерческие организации — это гораздо больше, чем просто инструменты прямого воздействия. Безусловно, профессионализм, стратегические планы и показатели производительности — полезные вещи для их развития. Но также с волонтерами и отдельными донорами, членами правления с разными точками зрения и коалициями в масштабе всего сообщества. Некоммерческим организациям также полезно прислушиваться — действительно прислушиваться — к голосам людей, которых они поддерживают, и поощрять своих бенефициаров и давать им возможность высказывать свои голоса на общественной площади. Эти подходы могут привести к дилетантству, неопределенности, напряженности и конфликтам, но они также производят больше и лучших граждан для демократии.

Во-вторых, мы должны перестать предполагать, что если мы сможем просто масштабировать и тиражировать правильные высокоэффективные некоммерческие организации и / или кормить достаточно денег эффективными группами защиты интересов, мы сможем решить серьезные многогранные социальные проблемы. Эффективное решение проблем в государственных школах, насилия с применением огнестрельного оружия, изменения климата и подобных им проблем потребует гораздо более широких и более активных движений, созданных способными и целеустремленными людьми. Эти движения, в свою очередь, будут во многом полагаться на косвенный эффект некоммерческих организаций и добровольных ассоциаций для развития людей, желающих и способных участвовать в них.

Наконец, пока мы это делаем, мы могли бы также принять некоторые реплики от таких наблюдателей, как Юваль Левин, Хизер Геркен, Дэвид Брукс, а также Джеймс и Дебора Фэллоуз. С идеологически различных точек зрения, все они осознали необходимость и плодотворность экспериментов в наших лабораториях демократии на государственном и местном уровнях. Они наблюдают, как предприниматели из разных секторов объединяются в различных ассоциативных путях для решения проблем способами, которые больше не кажутся возможными в нашей поляризованной и истощенной национальной политике.Неудивительно, что некоммерческие и общественные лидеры служат катализаторами этого коллективного решения проблем. Они обновляют и переделывают диагноз и рецепты Токвиля — и не раньше времени!

Прочтите рассказы Дэниела Стида.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.